04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [06.2014] Double shot


[06.2014] Double shot

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sa.uploads.ru/MAd1y.jpg

Время действия: июнь 2014
Место действия: Карибское море, о. Кюрасао
Участники: Natalia Romanova, Steven Rogers
Краткое описание: после скандала, вызванного обнародованием архивов ГИДРы, и слушания в Совете Национальной Безопасности, Черная Вдова вынуждена на некоторое время покинуть Штаты. Куда она отправится? Разумеется, на райские острова, набив чемоданы компьютерной техникой вместо разноцветных бикини: информация в интернете - вещь непостоянная, так что полезно будет и самой немного покопаться в данных, которые она столь смело предоставила на суд широкой общественности. Стив едет в отпуск. По официальной версии - на Аляску.
Никто из них не настолько наивен для этой работы, чтобы всерьез верить, будто в ближайшую неделю объектом изучения останутся только файлы.

Отредактировано Steven Rogers (31-07-2016 14:58)

+2

2

Прогнившая насквозь структура ЩИТа приводила в ужас, Наталья догадывалась, что такое может случиться, но не предполагала, что так скоро и таким образом. После последнего заседания, где ей одной пришлось отдуваться за всех, не только за сотрудников ЩИТа, но и за Мстителей в том числе, Романова предпочла залечь на самое дно, уехать подальше не только от вездесущих агентов, но и от простых людей. Именно поэтому на подставное имя были забронированы билеты пока в один конец до острова Кюрасао, до райского уголка, где было легко затеряться, среди минимума посетителей, но с максимумом свободы. Ну, а в данный момент Романова собирала вещи. Два чемодана: один полностью забит одеждой, разными женскими штучками, чтобы не вызывать подозрений; а второй чемодан – с документами, зашифрованными тетрадями, двумя ноутбуками и прочими гаджетами, которые Наташа одолжила не только у ЩИТа, но и у Тони, по его доброте душевной. Таша закрыла чемодан, отправившись к небольшому сейфу. Из него она извлекла несколько пачек купюр номиналом по 100 евро, карточки и паспорт, заранее подготовленный. Кинув все это в небольшую сумку, Романова вызвала такси, и принялась ждать. В ее руках была еще одна папка, в ней копии документов, которые удалось собрать, предварительно передав Стивену. Документы по Зимнему Солдату. Джеймсу Барнсу.  История, которую Наташа рассказала Роджерсу про Одессу, была правдой, кроме некоторых моментов. Рассказывать Стиву о том, что Наташа на самом деле знает Джеймса Барнса лично, и даже ближе, чем кто бы мог подумать, Романова не хотела и не собиралась. Это была исключительно ее тайна, скрытая в самых потаенных глубинах, и вытаскивать оттуда Вдова это не хотела, но пришлось.

Проведя ладонью по лбу, Наташа пыталась снять с себя стресс, унять начинающуюся головную боль, но это было достаточно проблематично. Смска на телефоне возвестила о том, что такси подъехало. Поправив прическу, которая теперь представляла собой удлиненное каре с прямой челкой угольно-черного цвета, Наташа нацепила на нос очки-авиаторы, и справляясь со всем количеством вещей, поспешила вниз, оставив записку для своей горничной о том, чтобы она забрала Наташиного кота к себе. Если говорить откровенно, то Романова ненавидела подобные ситуации. Да, возможно, у нее прекрасно получалось сидеть в подполье и получать информацию, но все же, когда ты находишься близко к источникам работать гораздо проще. Но и отдохнуть Таше было необходимо, количество накопившегося материала, который стоило разобрать, было запредельным. Тем более, что оставаться в Нью-Йорке, да и на любом другом материке было вообще опасно. Стив отправился на Аляску, что он там забыл, Романова не стала уточнять, может, потянуло во льды, так сказать, мозг прочистить, свежим воздухом подышать. Сама Вдова предпочла теплый климат, желательно поближе к воде, чтобы можно было загореть, отдохнуть и насладиться гордым одиночеством. Впрочем, для этого у нее впереди было много часов. Багаж был сдан, а сама Наташа удобно расположилась в бизнес-классе на борту самолета следующего до Арубы. Оттуда после семичасовой пересадки Наташа попадала на остров Кюрасао, можно было бы воспользоваться услугами водных перевозок, но Таша предпочла доиграть легенду до конца.

На остров она отправлялась, как туристка, которую по легенде бросил нерадивый жених прямо у алтаря, сбежав к своему шаферу. Занятная история, которая повеселила даже Наташу. Глядя на нее было сложно предположить, как такое случилось. Даже под маской она отличалась подтянутой фигурой с грацией балериной, которая никуда не могла деться, ласковой улыбкой и большими карими глазами (линзы творят чудеса). Так вот легенда гласила, что поняв, что надо сбежать куда-нибудь, девица ткнула пальцем в небо, попав на остров с таким чудесным названием, прямо, как ее любимый ликер. Сама Романова вовсю флиртовала с крупными и не очень бизнесменами, щедро поившими ее дорогим шампанским. В общем, дорога до райского местечка была более, чем не напряжной и легкой. И даже та самая пересадка не доставила хлопот. В перерыве между своими играми Вдова сидела в ноутбуке, где внимательно изучала отсортированную информацию. Первой частью были материалы о главе – Александре Пирсе, его связях с иностранными структурами и в частности, его деятельность в рамках программы ГИДРы. Все это было любопытно, хотя бы потому, что информации о Зимнем Солдате здесь было гораздо больше, чем в свое время Нат передала Стиву. Захлопнув крышку ноута, рыжая убрала его в сумку, снова потерев лоб. Скоро эта головная боль, которая убиралась только сильными обезболивающими, доконает ее.

Baoase Luxury Resort стал отличным выбором для Вдовы, которая планировала провести время с пользой не только для дела, но и для тела. Роскошная отдельная вилла на три спальни с прекрасным видом и отдельным бассейном, где Нат мог побеспокоить только персонал, и то по ее желанию, отвечала всем запросам уставшей русской. Скинув все вещи, вытащив из чемодана легкое белоснежное полупрозрачное платье в пол, Наташа стянула с головы шляпу, позволяя волосам рассыпаться по плечам. Здесь можно было спокойно оставаться собой. После душа Романова переоделась, и захватив с собой только телефон, вышла на общую территорию пляжа. В руках Романова держала босоножки на плоской подошве, а сама босиком ступала по белоснежному песку, направляясь в сторону бара на открытом воздухе. Для позднего вечера здесь было довольно много людей, несколько парочек расселись за столиками поближе к морю, предаваясь романтичному настроению, две компании по пять человек шумно переговаривались, потягивая разноцветные коктейли, а вот барная стойка была занята всего тремя представителями мужского пола. Рыжая направилась именно туда, на ходу обуваясь.

- Добрый вечер, будьте добры «Кровавую Мэри», - Наташа улыбнулась бармену, и развернулась на стуле, закидывая ногу на ногу. Платье приподнялось, обнажая стройные ноги, белый подол струился вниз, колыхаясь под легкими порывами теплого ветра. Обнаженных плеч касался влажный воздух, покрывая кожу легчайшими каплями влаги. Романова с довольной улыбкой смотрела вперед, вслушиваясь в людской гомон, перекрывающий шум моря. Она сначала даже не заметила, не услышала и не поняла. Его шаги были мягкими, по-кошачьи плавные движения для такой массивной фигуры были необычны для окружающих, но привычными для нее. Ната сидела, прикрыв глаза, наслаждаясь ароматами, витавшими в воздухе.

- Как ты узнал, куда я отправилась? – Ее голос был едва различим в общем потоке радостных возгласов, тихих шепотов. Но все тот же тон без капли удивления или разочарования. Ровный и мягкий, ласкающий любой слух, кроме его. Со Стивеном их могло что-то связать, но оба быстро отстранились от этой идеи. И, да, это был он. Резко выделяющийся на фоне многочисленных туристов, в непривычной одежде, с едва различимой улыбкой на чувственных, непозволительно красивых для мужчины, губах.

+3

3

- Я за тобой следил, прости. – Роджерс улыбнулся без всякого раскаяния за совершенное действие, но лишь за видимость, могущую создаться у бесстрастного наблюдателя.  Скорее, он просто был всегда внимателен.  И процентов на шестьдесят склонялся к тому, что его слежка давно раскрыта, но все равно немножко гордился военными навыками, как оказалось, не полностью оставшимися проживать на дне океана.
Хотя некоторый прогресс был налицо, капитан все же не совсем пока освоился в новом компьютерном веке и по старинке полагался на человеческий фактор. К его удивлению, этот подход  даже прибавил немного в эффективности с тех пор как утратил популярность. Многие люди куда старательнее теперь пеклись о сохранности своих персональных данных, паролей и кодов авторизации в интернете, чем о том, чтобы задернуть шторы вечером или понизить голос во время разговора или быть сдержанными в словах. Впрочем, к мисс Романоф это вряд ли относилось. Иногда Роджерсу казалось, что все, что он случайно услышал от нее, было подготовлено не менее тщательно, чем прочувствованная речь политика на предвыборных дебатах. Иногда ему становилось совестно за свои подозрения. Где-то в глубине души, как в детстве, он все еще верил, что красота не может быть неискренней. Скорее всего поэтому русский проект «Черная вдова», о котором он немного знал от Фьюри, казался ему не только антигуманным, но и аморальным в отвлеченно-академическом смысле этого слова, извращающим что-то основополагающее. Вероятно, философия была его способом справляться с несправедливостью, уже свершившейся, а потому не допускающей сопротивления. 
- Но,  смотри, в этом есть своя положительная сторона. Эй, приятель! - Стив дождался, пока бармен повернется к нему в ожидании заказа, - У вас ведь есть мороженое? Хорошо. Тогда.. большую порцию, шоколадное с мятой, в пропорции два к одному, с шоколадным сиропом, и - после недолгого раздумья, - еще с малиновым сиропом. Обращаясь уже к Наташе:  малиновый сироп стоит риска. На самом деле, я от Старка услышал про «суперкрутой и суперкомпактный  комп с управляющим ИИ, заточенный на контекстный поиск и обработку больших массивов», с которым он как раз недавно расстался (и все еще скучает), потому что «не умеет отказать женщине», – в общем-то, Тони сказал, «женщине, которую побаивается», но Стив решил не уточнять. – Пеппер ни о чем таком не слышала, так что я быстро догадался, кому могло понадобиться оборудование и, в связи с последними обстоятельствами, очевидно, зачем. И вот, я здесь только за тем, чтобы угостить тебя мороженым и исчезнуть, - Стив снова улыбнулся и подвинул к Наташе принесенную барменом вазочку с мороженым в знак запуска программы по разоружению,  – если только в твоем деле две головы не лучше одной.
Снова подул ласковый ветерок: солнце село пару часов назад, и легкомысленная земля быстро остыла, стало бы даже холодно в пляжной одежде, но море продолжало дышать теплом. В баре играла музыка,

музыка

[audio]http://pleer.com/tracks/6142032obrG[/audio]

и Стив заметил, что как минимум двое из троих сидящих за барной стойкой мужчин заглядываются на его собеседницу. «Это потому, что она красива», - поразило его внезапное озарение. Нет, конечно, он это знал. Но видеть и знать – не одно и то же, да? Возможно, устаревшие представления о женственности застили ему глаза прежде, или обычная для шпионки одежда, в которой не случалось ничего прозрачного (конечно, ведь в основном это была боевая форма), или сам факт того, что они товарищи (но они не солдаты), - однако чем бы ни была вызвана эта пелена, теперь она безвозвратно упала.
- Надеюсь, я ничему не помешал, - тут же спохватился Роджерс, которому вспомнился и их не такой уж давний разговор в машине. То, что сказала Наташа о способах не оставаться в одиночестве.
Агент Романофф все также непонятно смотрела на него, легкомысленно покачивая то и дело обнажавшейся под платьем ногой. Кожа была белой и гладкой, совсем еще без следа загара, под коленной чашечкой от движения появлялись и исчезали две ямочки.
- Ладно. Вообще-то я хотел попросить тебя о помощи, - измучившись с хождениями вокруг да около, наконец сознался Стивен. -  Я думаю, что из материалов ГИДРы мы можем почерпнуть больше сведений, чем у нас есть сейчас. Не только, но в том числе и о... , - он понизил голос, - ты знаешь, о чем. События, даты и места, упомянутые вскользь, если сопоставить их с широко известными фактами ближайшей истории, могут дать много подсказок. Но моя беда в том, что широко известные факты тоже пришлось бы гуглить, - он пожал плечами, выражая готовность гуглить целый день и желание пойти более приятным путем, - Так что.. что скажешь?

Отредактировано Steven Rogers (11-09-2016 22:33)

+2

4

[AVA]https://67.media.tumblr.com/59986c0dbfaf735c9fa503a29675ca0e/tumblr_oclhtypiqK1sgv18jo10_250.gif[/AVA]

Губы Вдовы коснулись края высокого бокала с коктейлем, а сами губы растянулись в довольной улыбке, что быстро спряталась. Она была удивлена увидеть его здесь, но не настолько, чтобы открыто показывать свои эмоции. Это было нечто очень странное, о чем сама Наташа предпочитала не говорить вслух, давно уже давшая зарок на то, чтобы закрыть некоторые отсеки своего сердца и души.
- О, Стив, - Наташа ухмыльнулась, взмахнув рукой, отчего серебристые браслеты звонко зазвенели, привлекая внимание к тонким запястьям и длинным пальцам, с аккуратным белым маникюром. Вдова была расслабленна, тот факт, что сюда прибыл сам Стив, еще ничего не значил. Он пока ничего толком не сказал, а значит, можно было не выдавать всех секретов сразу, в конце концов, она ведь ясно дала всем понять, что ей придется залечь на дно на больший срок, чем все остальные. Правительство обеих ее любимых стран не горело желанием возвращать назад своевольную шпионку, не желающую сливать данные и секреты, предпочитающая работать саму на себя. – Я не могу тебя простить за такой ужасный поступок! – Наташа укоризненно покачала, а затем чуть слышно рассмеялась. Она спиной чувствовала обжигающие взгляды всех собравшихся мужчин, но почти не обращала на это внимание. К сожалению, или к счастью, за столько лет жизни, русская шпионка научилась отличать восхищение от голого желания; восторг от тупого недотраха; чувства от желания обладать самой красивой. И в связи с этим никто не привлекал бедную рыжую, что в последнее время даже не хотела смотреть на кого бы то ни было. Нат перекинула волосы на одну сторону, чуть взбивая их ладонью для объема, наслаждаясь при этом резки порывом ветра, мягко обласкавшим обнаженные участки тела.

- Ты заставляешь меня идти против принципов, Роджерс, - едва слышно произнесла шпионка, поворачиваясь лицом к бармену, и полубоком к Стиву, который уже аккуратно подталкивал к ней креманку с восхитительно подтаявшим мороженным, где был добавлен пикантный сироп. – Я за это мороженое родину продать могу,- Нат положила в рот первый кусочек замороженного молока с сиропом, облизываясь, как кошка. Ресницы затрепетали, крылья носа в волнении повторили их маневр, продолжая вдыхать сладкий аромат шоколада. Это было почти также прекрасно, как, возможно, секс или поцелуи, но только слаще и проблем меньше. – Ненавижу тебя, Стив, - пробормотала Наташа, все также сидя с закрытыми глазами, и поглощая восхитительный продукт, достойный самих богов. – Старк не умеет молчать, когда дело касается женщин. Вот сволочь, я же просила его никому не говорить, а особенно тебе, - Наташа повернулась к Стиву, держа в руках вазочку, и уже подъедая мятное мороженое, водя кусочком по остаткам сиропа. – Просто не хотела подвергать тебя еще большим проблемам и возможным неприятностям. Путь рядом со мной гораздо опаснее, чем ты думаешь, Стив, - Наташа облизнула ложку, и поставила вазочку на стол. В баре музыка сменилась,

Музыка

[audio]http://pleer.com/tracks/5970542wEJp[/audio]

вызвав у Наташи смутную и легкую улыбку на губах, и заставляя едва заметно покачиваться в такт воздушному ритму. Несколько парочек вышли на небольшой танцпол, плавно двигаясь; кто-то предпочел утопать в еще не успевшем остыть песке босыми ногами, прижимаясь к любимому, а Романова задумчиво перебирала пальцами подол юбки, забыв о том, что еще пара сантиметров и ее нижнее белье, или его отсутствие, станет достоянием общественности. – Ты прав,  я бы не отказалась от твоей помощи. Но взамен, не мог бы ты сделать вид, что ухаживаешь за мной? Это избавило бы меня от необходимости бить лица и связываться с охраной, - Вдова поднялась со стула, но при этом подозвала бармену, что-то прошептав ему на ухо, и протянув несколько купюр. В ответ, он протянул ей непочатую бутылку белого рома, два бокала и бутылку тоника, который Наташа торжественно вручила Стиву.

- Пойдем отсюда, теперь тебе придется играть роль моего воздыхателя, с которым я только что познакомилась, - Наташа довольно ухмыльнулась, наблюдая за реакцией Стива, ему было вовсе необязательно показывать свои эмоции, Наташа и так о них догадывалась, ибо в свое время она не единожды ставила этого красивого и сильного мужчину в неловкую ситуацию, ни капли об этом не сожалея.
Прежде, чем продолжить разговор, Наташа вместе со Стивом спустились с помоста, медленно двигаясь в сторону пенной полоски моря, что сейчас неспешно облизывало песок, лениво и мягко касаясь поверхности. Вдова не романтики ради,а для безопасности покинула бар. Роджерсу пока не обязательно было знать, что Наташа приехала сюда не только ради одиночества и дна, а вовсе даже наоборот. Они уселись прямо на песок, Наташа вытянула ноги, наливая в пустой стакан чистый и прохладный ром, и даже не подумав о том, чтобы его разбавить. Она облизнула губы, вглядываясь в даль, и думая о том, с чего начать.

- Ты точно уверен в том, что хочешь это сделать, Стив? – рыжая повернулась к мужчине, расправляя платье на песке; вновь перекидывая волосы на одну сторону, и стараясь не смотреть в лицо Капитану. – Он не тот человек, которым был. Я уже говорила тебе, что я с ним встречалась, - Нат закусила губу, подавляя порыв, рассказать всю правду об их взаимоотношениях с Баки, - и это не человек. Он – машина, запрограммированная ГИДРОй для исполнения кровавых заданий. Я не хочу, чтобы ты разочаровался в нем. В своем друге, -  «в моей бывшей любви», - но я не могу отказать тебе, особенно, когда ты лично приезжаешь за столько километров, покупаешь мне мороженое, и смотришь щенячьими глазами, - Романофф вновь рассмеялась, запрокинув голову назад, и рассматривая темное, звездное небо, столь отличное от привычного неба Нью-Йорка. – Знаешь, я люблю ром. Он не дает мне возможности, конечно, окончательно напиться. Но позволяет вспомнить некоторые моменты из прошлого, когда я еще могла чувствовать эту эйфорию от алкогольного опьянения. Эта ни с чем несравнимая легкость, сменяющаяся тяжелыми последствиями. Ты уже прочитал обо мне информацию, что выдала ГИДРа, или не успел? Я запустила почти сразу алгоритм, позволивший скрыть любую информацию, где хотя бы частично упоминалось мое имя или одно из прозвищ, псевдонимов и позывных. Но мало ли… Так вот, когда я попала  в Комнату, то почти сразу подверглась испытание сывороткой. Вот именно поэтому я стала, как ты. Только у тебя твои качества вышли на уровень – справедливость; честность; доброта. А у меня… Лучше тебе не знать, - Наташа махом выпила ром, чуть поморщившись. Его чуть сладковатый вкус напоминал о Кубе и Карибах, где Наташа предпочитала проводить большую часть своего отдыха, особенно, когда надо было залечь на дно. А на Кубе, так и вовсе, у нее была своя квартира и много друзей.
- Ты ночуешь у меня в апартаментах. На случай, если за нами приглядывают, - Нат поднялась с песка, отряхивая платье и опираясь на ладонь Стива. – Я сделаю все, что в моих силах, Стив. Обещаю тебе.

+2

5

Стив вытянулся на песке, закинув руки за голову, с удовольствием расправив плечи. Глядя снизу вверх на Вдову, он мог видеть только ее темный силуэт на фоне неба и мерцающих огней бара, медленно сменяющих свои цвета в отдалении.
Синий. Возможно, ему не хотелось уходить так скоро от музыки, танцев, напоминающих просто топтание на песке в слишком тесных объятиях. Он вовсе не рассчитывал оказаться в центре операции под прикрытием, которая, по всей видимости, здесь разворачивается. Интересно, Романофф отдыхает когда-нибудь? Наверное, да, - думает Стив, согласно кивает и без лишних расспросов идет за женщиной в сторону пляжа, невзначай бросая взгляды по сторонам. Лица посетителей бара, их расположение за столиками начинают иметь значение.
- Он не машина. Ты же видела Золу, это псих, но повернутый на идее сверхчеловека. Они работали с доктором Эрскиным в одном университете в Австрии, еще в начале двадцатого века, в одной области исследований, и даже состояли в переписке какое-то время, пока окончательно не разошлись во взглядах. Одно письмо в музее лежит. Зола скорее видел себя гениальным… преобразователем человеческого материала, чем техником, - Стив непроизвольно кривит губы в темноте. Жги, здесь нечего больше спасать. - К тому же, захоти ты создать машину для убийства, стала бы ты вообще придавать ей человеческие черты? Думаю, нет, ему ценна была личность, по крайней мере, некоторые качества, навыки, способность воспринимать реальность и реагировать на нее определенным образом. Он экспериментировал на пленных не только потому, что не мог раздобыть другой материал, а потому что ему нужен был готовый солдат, как основа для.. чтобы он там ни делал. Так что, я правда думаю, что если что-то уцелело, то достаточно. А если нет, то..., - Стив помолчал, не желая называть имен, - кто-то должен прекратить это. Мы были знакомы лет с десяти, а дружили, наверное, с тринадцати, - он понял, что слишком разговорился и надо закругляться, опустив промежуточные звенья цепи, - как я могу остаться в стороне? 
Зеленый. Море набегает на берег, медленно, настойчиво, неуклонно тащит камушки и ракушки, пластиковый пакет, не разлагающийся веками, мелкое крошево какой-то травы со дна, редкие осколки цветных стекол с гладкими боками, растворенную соль, выворачивает наизнанку свои недра, обтесанные веками непрекращающихся усилий.
- Ты просто кладезь скрытых талантов, Романофф, - Стив прикрыл глаза. Он не собирался тут засыпать, просто моргал. Очень-очень медленно. – Что еще? Матросские частушки? Семнадцать человек на сундук мертвеца и деревянная нога? – с ногами все было в порядке, он видел. Разрез на платье такой высокий.  – Я не читал, только факты о проектах, без подробностей. Что-то знаешь, все некогда было, потом подумал – зачем глаза портить? Потом ткнул не туда, история в браузере потерлась, и ссылка запропастилась куда-то, я такой неуклюжий временами, - а было бы неплохо и правда остаться так, дождаться рассвета.
Желтый.  Он не мешает Наташе расправляться с бутылкой рома, только смотрит на уходящую вверх линию руки, которой она опирается на песок. Ее волосы, подсвеченные сзади софитом, приобретают ярко-лимонный оттенок, а лицо скрывается в тени, когда она наклоняется немного вперед, над ним, только глаза блестят. Стив расстегивает пуговицу на воротнике легкой рубашки, которая зачем-то начинает его душить. Состояние такое, будто во сне или в бассейне, полном шампанского. Или во сне и в бассейне сразу, и говорить откровенно легко, хотя он и помнит, что не нужно. 
- Насчет доброты ты заблуждаешься. Мне совершенно негде спать, все номера были заняты. А ты говоришь, в апартаментах. Это по-доброму. Но у нас тут ворох работы, да? - Роджерс рывком поднимается с остывшего песка и подает руку даме, как учила мать, и они возвращаются по берегу обратно, обходя построенные кем-то за день песчаные замки и глубокие, окружающие их, рвы. Когда они идут по дорожке, выложенной гладко обтесанным камнем, вглубь территории комплекса, на которой их легко могут видеть, Роджерс без напоминаний обнимает «новую знакомую», прижимая ее к своему боку, - по легенде они стали немного ближе после прогулки по пустынному пляжу, -  и позволяет своей руке съехать чуть ниже ее талии, - еще вежливо, но вполне определенно. 
- Прости, - говорит он шепотом, и получает в ответ игривое хихиканье. Остается только гадать, насколько допустимы между ними вольности, потому что по поведению Вдовы понять это невозможно. Как всегда на десять шагов впереди в притворстве, она неожиданно кажется Стиву маленькой и хрупкой, и даже податливой, хотя ему точно известно, что это не так. Да он бы сам поверил, что они парочка влюбленных, обжимающихся на пути к большему, если бы не чувствовал размеренный, совершенно спокойный ритм ее дыхания и сердцебиения. Уже очень давно он не был с кем-то так близко, чтобы чувствовать, как сердце стучит.
Когда они доходят до небольшой виллы, занимаемой Наташей, Роджерс уже сам не свой от неуместного волнения. Он рад (или нет) наконец расцепиться и отправиться на поиски свободного дивана или раскладушки, но какая там раскладушка -  в апартаментах целых две свободных спальни. Он падает на застеленную кровать, не включая света, и накрывает лицо предплечьем. Простыни сладко пахнут какими-то цветами. Или это пахнут сами тропические цветы за открытым  окном, огромные и яркие.
- Дорогой, иди сюда, - томно и немного капризно зовет Наташа из соседней комнаты, и сладкий дурман этой ночи наконец отпускает Роджерса. Окно открыто, - наверняка Романов заметила что-то, пока он здесь приходил в себя. Он понятия не имеет, что говорят герои-любовники в такой момент, и сыт по горло самодеятельностью, так что просто молча выходит в гостиную, стараясь не выдать в движениях настороженности. Наташа налетает на него якобы в порыве страсти, отчетливо подталкивая вправо. Кэп понимает намек и сам теснит ее в том же направлении, они наталкиваются на стену, «случайно» зацепив выключатель, в комнате загорается приглушенный свет, и они видят женщину, устроившуюся в мягком кресле в углу. Наташа за его плечом приглушенно вскрикивает, будто незнакомка в пурпурном костюме, из материала, отчетливо напоминающего (господибоже) латекс, и белой полумаске, закрывающей верхнюю часть лица, - это самое жуткое происшествие в ее жизни.
- Что вы здесь делаете? – выдает Стив голосом разгневанного завсегдатая островных курортов, которому в виски недоложили льда. Он не может видеть Романоф, но придушенный полувсхлип, который она издает, вполне тянет на попытку скрыть смех.
- Я всего лишь обязана напомнить фрау Штауффенберг, - фрау Штауффенберг это, видимо, Наташа, - что первый вечер благотворительного аукциона прошел сегодня, и что Совет будет крайне раздосадован, если гости, зарезервировавшие места в первой ложе участников, станут пренебрегать своими привилегиями.
Женщина встала. Угловатые очертания ее фигуры вкупе с резким голосом и отсутствием всякой мимики на видимой части лица, превращали любезные слова в угрозу.
- Я.. я поняла, - пробормотала Наташа, изображая испуг.
- В таком случае, желаю вам приятного вечера, - женщина посмотрела на него невыразительно, но еще минут десять назад он все равно полыхнул бы от стыда. А теперь ничего, только взглядом проводил, - благословенное отрезвляющее воздействие злодейской интриги.
- Фрау Шт..о?.. – спросил он, когда они наконец остались в доме одни.

Отредактировано Steven Rogers (25-07-2017 09:36)

+2

6

Наташа всегда смотрела на Капитана другими глазами, нежели на других. Если говорить откровенно, то в свое время Вдова была в него влюблена, как молоденькая девчонка, когда ему удалось спасти ее в юном возрасте. Тогда казалось, что сильнее и смелее человека просто не существует. Но время шло, менялась девочка, забывающая о своих прежних качествах, таких, как доброта, доверие, честность. А Капитан не менялся. Когда прошло время, он не смог ее вспомнить, да Наташа и не стремилась, просто чувствовала неприятные ощущения, когда была вынуждена скрывать от Стива какие-то подробности по просьбе Ника Фьюри. Но ощущения, кроющиеся внутри нее было сложно игнорировать, хотя и необходимо.
Его горячая ладонь буквально обжигала спину, спускаясь все ниже и ниже. И если бы не это дурацкое «Прости», то Наташа смогла бы вжиться в роль очарованной красотки еще больше. Но в ответ она послала лишь ухмылку, в очередной раз, скрывая свои мысли, предпочитая держать в узде и под контролем все, что могло бы выдать хотя бы часть ее истинных эмоций. Она легко контролирует свое дыхание и сердцебиение, которое пропускает пару ударов, когда тепло, исходящее от Роджерса распространяется и по ее телу, проникая под полупрозрачную ткань струящегося белого платья. Как давно она не чувствовала простого спокойствия, как давно не отдыхала, и не делала то, что действительно. Даже здесь, в этом райском уголке, ее преследовала необходимость продумывать постоянно каждый свой ход, невозможно было выдохнуть, остановиться и прервать бешеную гонку от себя, и от других. Романова открыла коттедж своим ключом, пропуская Стива вперед. Она не пошла за ним, не стала рассказывать, что и где – просто не могла и не хотела. Этот вечер частично выбил ее из колеи, а показывать этого Наташа не хотела совсем.
Устало потирая переносицу, шпионка стояла у себя в комнате, когда на ее телефоне запилинговал сигнал о вторжении в особняк, поняв, что здесь что-то не чисто, Нат в чем была – в белом полупрозрачном кружевном белье, - вышла из комнаты, позвав Капитана.
- Дорогой, иди сюда, - не говорит, тянет. Каждую гласную, как умеет – сексуально и с хрипотцой в тоне. Ни капли акцента, ни капли лжи. Честное желание сквозит в каждой букве, произнесенной этим сладострастным ртом. Он появляется из темноты, а Нат уже тянет его футболку наверх, прижимаясь к обнаженному торсу, совершенно бесстыдно ловя губами губы. Оттягивает нижнюю белыми зубами, руками обвивает за шею, чувствуя, как сильные руки скользят по ее бокам, переходя на талию, и прижимают к себе. Оба отчетливо знают свои роли, Стив не так умело, как она, не так профессионально играет в страсть и любовь, для него это непривычно, но вполне достойно. Но она – тройная дрянь, - как любит говаривать Старк. Роджерс прижимает ее к стене, Наташе же удается включить свет, тут же приглушенно ойкнув, и закрывая рот ладонью. В кресле напротив них сидит та самая дама, с которой они переписывались около двух недель, и пару раз виделись, правда еще не здесь, а в Нью-Йорке, где Наташа обговаривала детали возможного участия в аукционе. Романова умело прячет взгляд, да и сама прячется за спиной Стива, где всегда надежно и уютно, и никто не сможет обидеть, хотя она и сама не позволит. Тот гневно вопрошает у мадам, что она тут делает, шпионка лишь старается сдержать рвущийся наружу смех, маскируя его ужасом и кашлем.

- А что? Мне всегда нравилась эта фамилия, - невозмутимо ответила рыжая, когда дверь за стервой закрылась, и они остались вдвоем. Наташа посмотрела на свой телефон, фиксируя местность вокруг апартаментов, и внутри домика. Все чисто, никаких знаков того, что кто-то еще, кроме них двоих тут присутствует. – Твои вещи уже здесь, как ни странно, - Таша стоит посреди комнаты, не обращая на Стива никакого внимания, поглощенная изучением информации, которая пришла ей на телефон буквально пару минут назад. – Ты хочешь моих объяснений и подробного изложения ситуации, я правильно понимаю? – Женщина подняла взгляд на Роджерса, который стоял, прислонившись к дверному косяку, и взгляд его голубых глаз был непроницаем. И внезапно Вдове стало даже немного неловко за свой внешний вид, она не позволяла себе подобного на их совместных заданиях. Всегда затянутая в костюм, который может и был откровенным, но надежно скрывал каждый сантиметр кожи, покрытой шрамами и отметинами. Над белой полоской кружевных трусиков-шортиков виднелся тот самый шрам от выстрела Солдата; под левой лопаткой были сразу три шрама, оставленные сумасшедшей женщиной по имени Лена Белова – Вдова второго сорта. И таких вот мелочей, пунктов на карте ее жизни было немало. Наташа поспешно спрятала взгляд, скрываясь в своей спальне, натягивая на себя короткие шорты и футболку, как это ни странно с щитом Кэпа. Когда она вернулась в общую гостиную, Стив сидел уже там, в руках Романова держала лэптоп, один из тех, который взяла у Тони.

- Это то, что я хочу получить на аукционе, - Наташа повернула лэтопу к Стиву, устраиваясь в кресле напротив. На мониторе виднелась красная потрепанная тетрадь с черной звездой на обложке. – Помимо того, что здесь описаны некоторые процедуры, которые проводила ГИДРа в девяностые, здесь спрятано то, что может сослужить нам очень плохую службу, если попадет не в те руки, и если в этих руки попадет и наш с тобой объект – Джеймс Барнс. Это код, который в его голове активирует режим Зимнего Солдата. Сейчас Баки находится в подвешенном состоянии, не знает, куда идти и что делать, не совсем понимает себя. И его ищут. Ищут все, кому не лень. В том числе и ГИДРа, которая хочет вернуть своего главного бойца назад в строй, - Наташа провела ладонью по лицу. Будто стараясь стереть следы усталости. – Но и это еще не все. Туда, куда мы направляемся, есть кое-что и обо мне. Это находится в закрытом доступе, вряд ли будет выставлено для всех. Несколько лет назад я узнала, что в КГБ надо был поставлен эксперимент, когда КГБ и Красная Комната развалилась, все разработки были выкуплены ГИДРой, в том числе и информация об этом эксперименте. Есть большая вероятность, что я гораздо страшнее, чем Зимний. Он все же спал какое-то время, а я была в постоянно состоянии тренировок на протяжении почти семидесяти лет. Если кому-то придет в голову устроить диверсию, свергнуть правительство, то… Я стану идеальным вариантом для этого. А я не хочу больше быть чей-то пешкой, - Романова устало откинулась на спинку кресла, водя ладонями по лицу. Как это странно, даже если она будет откровенной, проявит свою слабость и эмоции, Стив будет думать, что это игра, просчитанные ходы. Но даже Наташе иногда становилось страшно и больно от того, как все может повернуться на самом деле.
- Завтра вечером состоится аукцион, где будет выставлен первый лот. Имей в виду… Это, ммм, - Нат немного замялась, стараясь подобрать правильные слова о том, на что похожи подобные аукционы, - специфичное мероприятие. И тебе стоит быть готовым абсолютно ко всему. И свою мораль убрать очень далеко, иначе ты сойдешь с ума. Или же я могу пойти одна. Но не думаю, что ты отпустишь меня, - шпионка поднялась из кресла. – Я пойду немного посплю, и советую тебе все же эту ночь провести в моей спальне и кровати. Не бойся, приставать не буду, я не в твоем вкусе, я знаю, - рыжая выла из спальни, оставив Стива наедине со своей усмешкой и открытыми документами в ноутбуке. Завтра будет сложный день.

Весь день прошел, как по накатанной. Они вместе позавтракали, при этом вели себя, как парочка, которая провела бурную и очень страстную ночь – Наташа льнула к сильному и высокому Стиву, глядя на него снизу-вверх, вся такая хрупкая, невинная с глубоким взглядом и томным голосом. Он едва улыбался, подливая ей кофе. А в промежутках они обсуждали план сегодняшнего вечера, что после официальной части, они останутся, и попробуют хотя бы выкрасть тетрадь, если не получится выкупить. У них было сразу несколько планов на возможные развития событий, просчитанные и продуманные, но ведь всегда есть что-то, что может это сломать, верно?
Длинное черное платье в пол, полное отсутствие белья под ним – лишь на бедре кобура, в которой скрывается острый стилет. На тонких запястьях красуется парочка изящных браслетов, полых, гладких и таких же черных, как и цвет выбранного платья. У него разрез до середины бедра и откровенный вырез на груди, что доходит до самого пупка, демонстрируя волнующую красоту пышных форм русской шпионке. Ткань струится по ногам, обхватывая периодически стройные щиколотки. Наташа была вооружена и очень опасна – ее красота сгубила ни одного наивного мужчину. Но сейчас она выходила из комнаты, стремительная, с рыжими кудрями, раскиданными по плечам, и сдувая прядь со лба, осматривала Стива, довольно улыбаясь.
- Кажется, мне придется отбивать тебя от разгоряченных фрау. Надеюсь, в суде меня оправдают, ты неприлично хорош, Стив, - Таша вышла из дома, держа Роджерса под руку. Они сели в автомобиль, который прислали за ними пять минут назад, и мышеловка тут же захлопнулась, напомнив звук закрывающихся автомобильных дверей.

+2

7

На борту хэликериера, в первый день их знакомства, в тот день, который Стив считал первым, агент Романов показалась ему похожей на Пэгги – старомодной прической и яркой помадой, сочетанием женственности и статуса оперативного агента, благородной твердостью, по воле общества облеченной в мягкие манеры. Позже капитан понял, что то была маска, одна из многих, надетая специально для него или для кого-то другого – какая разница, если первое впечатление не изменить. Еще позже он понял, что видит Пэгги во многих женщинах потому, что ищет ее, а не потому, что есть сходство. Последнее открытие пришлось на излет субботнего вечера в шумном пабе, куда Стив, принуждая себя к социализации, забрел через несколько месяцев после разморозки. А еще точнее, у стены в узком переулке, на который выходила дверь черного хода этого самого паба. С тех пор не много воды утекло, хотя снег и подтаял. Тем не менее, легкость, с которой Наташа умела преодолевать границы личного пространства, все равно казалось Роджерсу фантастической, из разряда сверхспособностей, и неизменно на некоторый срок лишала его почвы под ногами.
- У меня нет вещей, только рюкзак, - произносит Стив на автомате, скользнув взглядом по средних размеров чемодану, закрытому смехотворно маленьким железным замочком. Его рюкзак был забыт под бдительным присмотром бармена, а мысли витают далеко от обсуждаемого.
- Может кто-то перепутал? Завтра скажем портье. - Прямо сейчас Роджерс слишком занят, чтобы беспокоиться о судьбе чемодана. Он пытается не рассматривать при свете то, что успел узнать наощупь в темноте. Конечно, он не пялится. Может только чуть-чуть. У его вины есть смягчающие обстоятельства!
Кажется, он все еще ощущает влагу на своих губах.
- Точно, как раз всего этого я и хочу. Объяснений. Изложения. На аукцион.
Наташа отворачивается и без слов уходит в комнату. Несколько коротких секунд Стив может наблюдать удивительную при ходьбе неподвижность ее спины, словно ландшафт неизвестной планеты в иллюминаторе: две симметричные песчаные дюны лопаток, гладкую впадину позвоночника, хребет, безупречно скрытый в берегах продольных мышц, словно русло высохшей реки, три белых шрама слева – следы техногенных катастроф. Тепло, мягкость и твердость бедер Стив все еще фантомно ощущает собственными ладонями - и когда только успел руки распустить.
Смущаться отчего-то не приходит в голову. Может оттого что поздновато – его заинтересованность должно быть очевидна даже тумбочке в коридоре, что говорить о профессиональной наблюдательности Черной Вдовы. Они два взрослых человека и могли бы подумать об открывающихся перспективах и о том, чтобы не одеваться прямо сейчас... но шпионка возвращается в комнату, и на ней футболка, а на футболке звезда в круге. Это должно означать, что его разрешение глазеть отозвано. Вернись в строй, капитан.
Роджерс возвращается, и внимательно, как над планом победы, склоняется над экраном ноутбука.
- Мы тоже его ищем, - отвечает он, не только Наташе, но и собственным сомнениям, ставит флажок на карте империи ГИДРы, - и мы прямо здесь. Давай достанем эту тетрадь, раз она представляет такую угрозу.
Судя по реакции женщины, она не ожидала больших радостей от успеха намечающейся операции, хотя он и был предпочтительнее неудачи.
- Извини, не могу этого обещать, - Стив улыбается покаянно, радуясь смене темы. – Так уж я воспитан.
Шпионка не поддерживает шутку, она выглядит действительно уставшей, и возможно, пойти спать – лучшее решение за сегодняшний день. Стив еще какое-то время пролистывает файлы, и когда его память переполняется отвратительными подробностями практической стороны философии порядка, закрывает ноутбук и несет его с собой в спальню. Там он долго ворочается в наташиной кровати, терзаясь совсем не романтическими переживаниями. Через пару часов он все же сдается и встает, бродит по дому, смотрит в темное окно и наконец засыпает в гостевой спальне, чтобы погрузиться в беспокойные сны о людях-роботах с подгружаемым из сети моральным кодексом, детищем индийских хакеров, о хаосе безвластия, порожденного ими, и, как всегда, о бесконечной беготне по заледеневшим крышам несущихся над пропастью поездов.

На следующее утро они практически не разговаривали на отвлеченные темы, сосредоточившись на подготовке операции, но изображать влюбленную парочку почему-то от этого было только легче. Костюм пришлось заказать у портье, и он был доставлен так быстро, и подошел по размеру так точно, словно это было в порядке вещей. Стив попытался замедленно воспроизвести пластику атлета, вырубающего противника подвернувшейся под руку табуреткой, и руки поднялись, а рукава не разошлись по швам. Это обнадеживало.
Наташа была вооружена как минимум игривым взглядом и стальным каблуком.
- Вряд ли хотя бы одна разгоряченная фрау составит тебе конкуренцию в разрушительности, - улыбнулся Стив, еще не подозревая, сколько истины в его словах.
Поездка продолжалась не дольше получаса. Они покинули территорию отеля, прокатились с ветерком вдоль побережья, затем свернули вглубь острова и через семь с четвертью минут (Стив считал) въехали в подземный туннель. В сильно затемненных боковых окнах лимузина закат над морем сменился на тусклые отражения их собственных лиц, мигающие в свете быстро пролетавших навстречу фонарей. От водителя и лобового стекла отделяла перегородка, тоже тонированная до практически полной непроницаемости. На несколько минут машина остановилась, раздались приглушенные голоса на незнакомом языке – вероятно, водитель должен был пройти проверку документов. Немалые предосторожности для светского мероприятия. Лимузин снова тронулся, и он насчитал еще два довольно резких поворота, одну длинную значительно уходящую вниз дугу и одну смену дорожного покрытия.
Когда водитель услужливо распахнул снаружи пассажирскую дверь, Стив на полсекунды почти ослеп. Они оказались у парадного входа подземного дворца, - назвать это помещение бункером язык не поворачивался даже мысленно. Судя по вкусу сухого и прохладного кондиционированного воздуха, напрочь лишенному и морской соли и цветочного меда, естественная вентиляция здесь не была предусмотрена, как и естественное освещение. Последнее, однако, с лихвой компенсировалось множеством неоновых светильников, круглых разноцветных шаров, развешанных ярусами и мерцающих лент, обвивающих стеклобетонные колонны и своды.
Черная (ну, разумеется) ковровая дорожка привела в зал аукциона. В центре его возвышался круглый помост, на котором, однако, не было ни стола, ни какой-либо другой поверхности, пригодной для того, чтобы положить тетрадь. Вокруг помоста располагались порядка тридцати старинного вида кресел с черной (ну, разумеется) бархатной обивкой и деревянными подлокотниками в виде голов мифических чудовищ.
Мероприятие явно еще не началось, и гости прохаживались по залу, поодиночке и парами, неумолимо тяготея к столикам с наполненными бокалами. Мимо двоих мстителей, сумевших затеряться в рядах серых кардиналов, неторопливо проплыла официантка, одетая в такой же костюм, что и вчерашняя их гостья, только маска на ней была черной (ну, разумеется). Стив стянул с подноса, удерживаемого ею на одной руке, две исполинского вида креветки, - себе и даме.
- Что ж, ты была права – на корпоративный банкет для честных налогоплательщиков не похоже, - оценил обстановку Роджерс, с самым беспечным видом предлагая Наташе креветку.

Отредактировано Steven Rogers (14-01-2017 22:51)

+2

8

Ей не спалось. Сначала она вырубилась, как только подушки коснулись рыжие волосы, но спустя буквально час, Наташа резко проснулась от того, как прогнулись пружины матраса под весом Стивена. Шпионка не сбила дыхания, не шевельнулась, но она отчетливо слышала, ощущала, как крутится по постели Капитан, не в силах уснуть. Ему было неуютно, некомфортно, но Наташа не смела, и повернуться к нему. Хотя, чего ей стоило просто развернуться, вальяжно закинуть одну ногу сверху, а ладонью пригвоздить Солдата, непривыкшего к мягким перинам, к кровати. Но какая-то странная робость не давала этого сделать вечно дерзкой шпионке, именно поэтому, она на пару со Стивом, который и понятия об этом не имел, пролежала без сна, уткнувшись носом в подушку, и стараясь держать дыхание.
Но сейчас Наташа была просто до отвратительного бодра и прекрасна, на ее губах застыла вежливая улыбка избалованной фрау, с большим кошельком, большим новым парнем с большим…в общем, все здесь говорило о больших размерах. Романова протянула руку, мягко переплетая свои пальцы с пальцами Стива, ощущая тепло его сухой ладони, и нервная дрожь, которая до этого слегка била шпионку, тут же улеглась. Она не единожды отправлялась на задания и пострашнее, посложнее, но всегда выходила победительницей из подобных передряг. Так отчего же сейчас ей было страшно, или это все последствия последних событий, которые буквально выбивали почву из-под ее ног. Роджерс бросил на нее быстрый взгляд, разобрать который, даже рыжая была не в состоянии, она лишь резко убрала руку, отворачиваясь к окну, в котором ничего не было видно. Им предпочли ограничить обзор, чтобы никто и ничего не запомнил, но Наташа, как и Капитан, считала повороты, минуты, сколько потратилось для того, чтобы добраться до места назначения. В ее голове вырисовывалась карта с местоположением каждой точки. Водитель сделал музыку погромче, когда понял, что его гости слишком тихи, и от этого Наташа чуть поморщилась, понимая, что ее только что лишили одной из возможностей. Впрочем, женщина искренне надеялась, что ей не придется в ночи вместе со Стивом покидать странное заведение, хотя, конечно, кто знает. Нат в очередной раз приложилась накрашенными губами к тонкому хрусталю высокого бокала, в котором пенилось шампанское, и сделала небольшой глоток. Напиток скатился по языку, отдаваясь тысячью пузырьками по нёбу. Романова не пьянела, но это хотя бы помогло убрать сухость, которая возникала во рту из-за чрезмерной нервозности. Рыжая подняла взгляд на Стива – плотно сжатая челюсть, прямой и уверенный взгляд, лишь пальцы легко барабанят по кожаной обивке сидения, на котором они расположились вдвоем.

Наташа не в первый раз оказывалась на подобного рода мероприятий. По долгу службы ей частенько приходилось посещать самые разнообразные вечера, что не блистали чопорностью или наличием моральных принципов, но ощущение того, что сегодня здесь все будет гораздо страшнее, отчего-то не покидало рыжую. Что-то отдалено похожее на страх прошлось по обнаженной линии декольте шпионки, отдаваясь гулким стуком сердца. Взяв себя в руки рыжая с очаровательной улыбкой, поправляя маску на лице, вместе со Стивом прошла в основное помещение, мельком подмечая любые детали, которые могли бы им помочь. На входе стояли два охранника в смокингах, под которыми угадывалась кобура с огнестрельным оружием, в самом зале Наташа пока не заметила ничего странного, разве что только официантки выглядели несколько неоднозначно. Почти все присутствующие были в масках, которые скрывали их лица, позволяя беспрепятственно обсуждать любые темы. Те, кто были знакомы между собой, узнавали друг друга по голосам, и как поняла Таша, таких тут было не мало. На помосте, что подсвечивался россыпью небольших напольных светильников, на данный момент было пусто, но Романова догадывалась, что как только все рассядутся по местам, то именно там будет происходить все действие.
- А что ты еще хотел от научной элиты ГИДРы? – Едва слышно произнесла женщина, закидывая креветку полностью в рот и совсем не эстетично ее пережевывая. – Черт, а это, действительно вкусно, - пробормотала шпионка, подхватывая Стива под локоток, и направляя в сторону кресел. Прямого приказа рассаживаться еще не было, гости еще только прибывали, но стоять Наташа не видела никакого смысла. Обнаружив места с табличкой, где красовалась ее выдуманная фамилия, Нат присела, закинув ногу на ногу. По ее ногам тут же промчался не один плотоядный взгляд, полностью проигнорированный шпионкой. Тут и без нее хватало красивых женщин, вот только веяло от них скорее полной доступностью, и что-то подсказывало Романовой, что они здесь в качестве эскорта и для дальнейших развлечений.
- У меня ощущение, что мы в комнате без дверей, - проговорила Наташа, склонившись к Стиву, и положив ему ладонь на плечо. Пальцами женщина играла с лацканами пиджака, продолжая источать очаровательные улыбки. – Во всяком случае, если мы в бункере, а, похоже, что именно так, бежать придется только через ту дверь, в которую мы вошли. Либо мы сделаем все очень тихо, и спокойно выйдем, - почему-то последний вариант казался рыжей одним из самых невозможных. В конце концов, когда она спокойно покидала место действия? Да, почти никогда.

- Дамы и господа! – На помост вышла та самая дама, которая вчера без спроса ворвалась в дом к Наташе, дабы почтить личным присутствием. На ней сегодня был надет красный комбинезон из плотного латекса, на лице красовалась ажурная красная маска, а белые волосы собраны в высокий хвост. – Рада приветствовать Вас на нашем ежегодном аукционе, где мы представляем последние технические новинки от всеми вам известной компании, а также наши инновации и открытия. Впрочем, не все из них могут быть представлены общественности, а вот для личного пользования – вполне. Официальная часть начинается прямо сейчас, поэтому прошу – займите ваши места.
Гости рассаживались по местам с тихим гомоном, а Натали с весьма недовольным видом убрала свою руку с плеча Стива, тут же ощутив прохладу, которая прошлась по всему телу. Вот всегда так со Стивом, когда рядом Капитан Америка, даже самая сильная женщина чувствует себя слабой. Наташа выдохнула, подхватывая с подноса проходящей мимо официантки еще один бокал, и почти залпом осушила его. А дама все не уходила со сцены.
- Итак, давайте начнем, первый лот…

Романова внимательно следила за всем, что происходило на помосте, но пока что не было ничего, что могло бы заинтересовать русскую шпионку. Как бы ГИДРа ни пыталась, большая часть их технологий была ей известна из источников, что скрыты от посторонних глаз. Натали же интересовало то, что не является разработкой века современного, ей нужны были, скажем, так, артефакты, которые достались ГИДРе по наследству от Красной Комнаты. А они обязательно должны были здесь появиться, иначе просто не могло быть. Она готова была перекупить их, если понадобится, но украсть было бы проще. Но их все не было, и Натали начинала уже злиться – неужели их планам не суждено сбыться и вся работа проделана напрасно? Женщина повернулась к Стиву, склонившись к его уху, и чуть слышно проговорила:
- Если до конца вечера ничего не будет представлено, то мы уходим.

И тут на сцену вывели несколько человек. Их изможденный, но внешне опрятный и чистый вид, говорил о том, что люди некоторое время провели либо в заточении, либо над ними точно ставили какие-то эксперименты. Взгляд Романовой почти безучастно прошелся по трем девушкам и двум юношам, чей взгляд был устремлен в пол. Они были покорны и спокойны, никаких лишних движений, отстраненный вид, полное безразличие к происходящему.
- Позвольте представить Вам то, о чем вы все когда-то слышали, но не верили. Это наше открытие то, чем мы безумно гордимся. К сожалению, данные образцы имеют дефекты, и работа продолжается в наших лабораториях, но мы не могли дольше ждать, - по залу прошелся ропот возбужденных голосов, а Наташа вместе со Стивом замерли на место, нервно сглатывая. Таша отчетливо видела вместо одной из девушек – себя. Универсальный солдат, с невероятной выносливостью, увеличенной силой и продолжительностью силы. Неужели ГИДРе все же удалось заполучить сыворотку суперсолдата, неужели в прошлый раз она не смогла уничтожить все возможные записи и образцы своей крови, которые позволили бы вновь воспроизвести то, что делало ее уникальной?.. Или ГИДРа заполучила то, что в свое время сделало Стива тем, кто он сейчас?.. В глазах рыжей промелькнул священный ужас – этого нельзя было допустить. Вся краска мигом слетела с лица Романовой, она нервно выдохнула, против воли крепко сжав ладонь Роджерса. Какой бы сильной она ни была, но воспоминания о том, чего ей стоила эта сыворотка, мигом скрутили желудок, заморозив все внутренности.
- Позвольте, я проведу демонстрацию. Образец номер 21, выйдите вперед! – Девушка с тусклыми белыми волосами, собранными в хвост, и в белоснежном костюме, вышла вперед. Она плавно подняла руки, создавая на своей ладони крохотный торнадо. А затем также покорно шагнула назад, позволив торнадо зависнуть в воздухе. Публика шокировано замерла. – Представленные образцы никогда не имели способностей, даже предрасположенности к ним. Нам удалось путем сложных манипуляций и благодаря исследованиям изменить саму ДНК, тем самым добиться вот такого эффекта, - женщина лучезарно улыбалась, из-под маски ее глаза блестели алчным и хищным блеском. Наталья крепко сжала зубы, стараясь не ринуться на сцену прямо сейчас, с целью уничтожить данные образцы, тем самым положив конец их мучениям. Она прекрасно понимала, какие на самом деле муки испытывают подопытные. Это было видно по едва заметной дрожи в пальцах, по тусклому виду их внешности, и по тому, как быстро увели девушку под руки со сцены – они теряли свои силы слишком быстро.
- Мы готовы продать оставшиеся четыре образца для ваших исследований…

+4

9

- Научная элита, так это теперь называется?
Стив несколько раз бывал на светских благотворительных мероприятиях, куда его время от времени приглашали улыбаться и жать нескудеющие руки дающих. Однако все они ни в какое сравнение не шли с этим аукционом. Не по роскоши, а по уровню чрезмерности.. всего. Наташа в ее откровенном платье, едва не выбившем из Роджерса дух еще пару часов назад, и точно свалившем бы с ног кого-то столь же впечатлительного и не улучшенного сывороткой, смотрелась здесь абсолютно уместно. Она привлекала внимание, и это совершенно не привлекало внимания и не вызывало вопросов, – идеальная маскировка.
Они уселись на свои места, - фрау в кресло с табличкой, а ее спутник в безымянное справа, между ней и верзилой в лиловом смокинге. Два места слева от Вдовы остались пустовать, что не помешало ближайшему с этой стороны соседу, явно не озаботившемуся привести свою подружку, пожирать ее глазами. С самодовольной ухмылочкой (знай Бруклин) Роджерс придвинул кресло ближе, чтобы положить левую руку Наташе на оголившееся колено. "Зритель" через два кресла не скис. Наверное, он был псих.
- Похоже на то, - в зале не было ни портьер, ни массивных предметов мебели, которыми можно было бы прикрыть потайную дверь. «Или бежать будут от нас», - у Стива был третий вариант, но озвучивать он его благоразумно не стал, памятуя о просьбе убрать мораль далеко, отклоненной, но не позабытой.
Когда ведущая поднялась на помост (она вошла через единственную видимую дверь, что подтверждало их догадки), и все расселись по своим местам, гомон утих, сменившись натянутой тишиной ожидания. Казалось, будто Наташа нервничает – на коже ее груди вдоль линии острого выреза платья проступили мурашки, хотя возможно, в зале просто было прохладно.
- Итак, давайте начнем, первый лот – экспансивные боеприпасы нового поколения. Как известно, пули дум-дум и различные их модернизации, обладающие восхитительной эффективностью, к сожалению запрещены к использованию солдатами регулярных армий. Мы предлагаем вашему вниманию патроны, изготовленные из новых полимеров, обладающих свойством супер-упругости. Neprosrannih poka, - строгость в лице «красной женщины» сменилась извращенной игривостью, когда она произнесла что-то, что Стив не смог разобрать, и это выглядело у нее так же неестественно и жутко как и все остальное. Но несколько человек в зале засмеялись: видимо, шутка была внутренней.
Производитель гарантирует сохранность тайны состава материала в течение трех лет. Прошу уважаемых гостей обратить внимание на демонстрацию.
Договорив, она спустилась по ступеням помоста, тут же въехавшего в пол так,  что кресла образовали разомкнутый круг, словно на собрании анонимной группы. Четверо техников в рабочих комбинезона и длинных, до середины плеча, перчатках из грубой кожи вкатили в зал устройство, похожее на виселицу: на крюке, свисающем с перекладины между двумя столбами, была подвешена обезглавленная, судя по всему свиная, туша. Свежая. Кровь стекала в поддон, распространяя знакомый железный запах. Один из охранников покинули свой пост у двери, достал из поясной кобуры небольшой револьвер и, повернувшись спиной к зрителям, сделал несколько выстрелов по подвешенному куску мяса, после чего техники ловко разделали тушу, чтобы продемонстрировать последствия «ранения». Последствия были впечатляющими:  внутренности животного напоминали пусть не фарш, но были изрядно покромсаны, одна пуля явно попала в хребет, но вместо того чтобы честно в нем застрять, расколола несколько позвонков в мелкие осколки.
- Прошу обратить внимание, что особым свойством материала является не только его мягкость, позволяющая снарядам сильно сплющиваться после удара, но и восстановление формы после полного погашения кинетической энергии, - женщина обошла переговаривающихся зрителей, держа в руках лоток с тремя извлеченными из тела пулями, имевшими обычную для снарядов в жесткой оболочке форму. В тишине было слышно, как скрипит алый латекс, собираясь в складки на ее бедрах при ходьбе. – Таким образом, наши патроны убивают трех зайцев за раз: наносят серьезные повреждения костям и мягким органам, гарантированно останавливая наступление, в 80% случаев остаются в теле, что обеспечивает отвлечение сил  противника на транспортировку и эвакуацию раненых, оставляют стандартное входное отверстие и при извлечении из тела ничем не отличаются от допускаемых международными соглашениями снарядов. Всех зайцев, какие есть, - она улыбнулась кокетливо, словно отказываясь от случайного предложения кавалера «проводить», и стерла маленькую красную каплю, попавшую ей на щеку. В комнате, заполненной запахом крови, это выглядело – да, да, жутко.
- Пожалуйста, делайте ваши ставки.
Предлагать дважды не пришлось. Уже через несколько минут пожилой мужчина в маске с седыми волосами и превосходной военной выправкой стал счастливым обладателем солидного контракта на поставку бесчеловечно эффективных боеприпасов.
Стив вспомнил, что надо дышать. Ужас, отразившийся на его лице, как нельзя лучше поддерживал легенду – он тут в качестве сопровождающего и скорее всего не доживет до конца недели. «Виселицу» увезли, охранники вернулись на свои посты, помост выехал на место.
- Не помешало бы узнать, кого он представляет, - сказал Стив Наташе на ухо, приобняв ее за плечи. - Ставлю на цивилизованные страны, террористам нет нужды соблюдать гаагскую конвенцию.
- Лот номер два… - вечеринка только начиналась.
К тому моменту, когда количество предлагаемых изобретений перевалило за десяток, капитана уже отчетливо мутило. Он знал, что машина войны не останавливается ни на секунду, - но он определенно прожил бы без всех этих демонстраций, являвшихся, разумеется, лишь верхушкой айсберга. Интересно, знал ли ЩИТ о таких аукционах? Присылал ли своих представителей? Что покупал?
Стив выпустил из пальцев округлости сфинксов на ручках своего кресла, в которые он неосознанно вцепился, как вцепляются в поручни кресла в мертвых петлях русских горок, и усилием воли принудил себя сосредоточиться на происходящем в зале. В конце концов, они пришли сюда с конкретной целью, и все еще не знают места расположения даже демонстрационных образцов. В конце концов, отвратительные подробности о сделках и технологиях, которые он неминуемо запомнит, могут пригодиться им позднее.
- Если до конца вечера ничего не будет представлено, то мы уходим. - Теплое дыхание женщины  у него над ухом внезапно оказалось целительным эликсиром. Напомнило, что все происходящее не нормально.
- Ты что, не развлекаешься? - он сделал попытку пошутить, но, как оказалось преждевременно, ибо паровоз замедлил ход лишь затем, чтобы подняться в гору, заходя на новый вираж аттракциона.
Когда на сцене появились люди, своей безучастностью людей вовсе не напоминающие, Стив почувствовал, как его желудок подпрыгнул к горлу. Будь он проклят, если не узнал этот пустой взгляд. «Какого черта», - подумал он, закипая. Похоже, лимит парализующего удивления на сегодня был исчерпан. - «Какого черта, им это сходит с рук, словно господу богу?». Судя по тому, как Наташа вцепилась в его руку, как она напряглась, едва заметно подаваясь вперед, они достигли предела одновременно.
- Мы готовы продать оставшиеся четыре образца для ваших исследований. Стартовая цена – пять миллионов долларов.
- Пять с половиной, - подняла руку миниатюрная блондинка в первом ряду. Роджерс подозревал, что она подставной агент, призванный поднимать ставки, - она вмешивалась несколько раз в самом начале торгов, всегда добавляя понемногу. Он не мог видеть ее лица, а только обнаженную до середины мягкую спину в вырезе платья. На уровне седьмого позвонка, слева, была крупная родинка.
- Шесть!
- Шесть с половиной.
- Восемь!
- Десять! - последнее слово было сказано тем самым седым генералом, что ранее разжился партией снарядов. Ведущая торгов снова улыбнулась своей зубастой улыбкой, - надо полагать, это была настоящая стартовая сумма.
- Десять миллионов долларов от полковника Мориарти, - сказала она. – Раз!
В зале висела тишина, должно быть, гости прикидывали ценность полуживых образцов и находили ее сравнительно низкой. Кому захочется копаться в исследованиях, если через пару лет можно украсть или перекупить готовую технологию? Очевидно, человеку, настолько известному в этих кругах, что ему простительно назвать вместо имени очевидный псевдоним.
- Десять миллионов, два.
Стив попытался оценить вероятность того, что им удастся упустить этих людей сейчас и найти и освободить их позже. Он уже знал, что вероятность нулевая, но честно пытался обдумать все возможности, прежде чем совершить поступок, за который Наташа назовет его идиотом. Один из тех, за которые он ей и нравится немного, может быть.
- Одиннадцать, - откашлялся Роджерс. Рука Вдовы вздрогнула, словно женщине пришлось подавить желание приложить ладонь к лицу. Или к его лицу. Старик с военной выправкой оглянулся со своего места.
- Пятнадцать, - сказал он.
- Пятнадцать миллионов и пять тысяч, - пользуясь безнаказанностью, поддразнил Стив. (Труден только первый шаг, как поется в одной песне, которой он пока не слышал). Наташа наконец отмерла, и с томным видом облокотилась на его плечо, шепча в ухо отнюдь не игривые нежности, как могло показаться со стороны.
- Двадцать миллионов, - генерал повысил голос.
- Двадцать и пять тысяч, - ну и что, здесь были не учебные стрельбы.
- Двадцать пять.
- Двадцать пять и пять тысяч.
- Пятьдесят! – "Мориарти" сделал последнюю попытку.
- Пятьдесят и тысяча, - Стив явно задирался в рамках плана, ему не нравились пожилые благообразные генералы, покупающие живых людей как образцы для экспериментов.
- Пятьдесят миллионов и одна тысяча долларов, продано фрау Штауффенберг! - провозгласила женщина в красном. – Вы сможете забрать свое приобретение по завершению аукциона после подтверждения финансовых обязательств, - стандартное утверждение сделки.
Людей, предлагаемых в качестве товара, увели с помоста. Стив почувствовал себя лучше, хотя явно было, что они только впутались дальше некуда и пока никому не помогли.
- И последний лот на сегодня: часть военного архива, принадлежавшего Департаменту Х, СССР.  – Поверхность стола, стоявшего на возвышении в центре зала, не была видна –  столешницу закрывал небольшой, в десяток сантиметров бордюр, но теперь, когда на ней появился прозрачный пластиковый кейс, внутри которого ясно просматривались несколько потрепанных тетрадей в жестких обложках, стало заметно, что небольшие предметы появляются на нем, выезжая снизу. То есть, что в самом столе или под ним расположено хранилище. - Датируется 40-50 годами прошлого века. Своего рода антиквариат. Начальная цена двести тысяч долларов.
Начались торги. «Вот оно», - Стив положил тяжелую ладонь сверху на Наташину руку, молчаливо призывая ее не спешить, не совершать ничего, выдающего их, потому что даже сумей они выкрасть тетрадь прямо сейчас и выбраться из бункера, что станет с теми людьми, безучастно ждущими своей участи где-то на складе?

план помещения, для намечающихся боевых действий )

http://s4.uploads.ru/dCvVU.jpg

Отредактировано Steven Rogers (06-03-2017 22:22)

+3

10

[AVA]https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/b5/ca/d6/b5cad6ab8e79c51ac9f75abb894b5edf.jpg[/AVA]

Ей около 14 лет, хрупкая с виду, рыжие волосы облепляют бледное лицо, где ярче всего выделяются губы и голубые глаза, блестящие даже в темноте. Таша слизывает с нижней губы каплю крови. Она в лапах у «Руки», но не просто так, тут она на своем одном из первых заданий. Штрукер повелся на молодое тело, прослышал где-то, что из школы Тараса после его убийства, сбежала одна из самых способных, забрал себе, привез сюда, где Натали снова и снова училась, под постоянным контролем. Вот только силы убывали, уже ничего не помогало, а до цели было еще далеко. Наташа почти отключается, когда пытается снова бежать, но ее ловят. Крепкие и сильные руки, мягко подхватывают вконец исхудавшее тело, прижимают к груди, вынося из темного здания. Романова почти ничего не понимает, прижимается ухом к ткани, слышит мерное биение сердца ее спасителя, и поднимает взгляд. В ответ она ловит взгляд похожих голубых глаз, вот только чистоты в них гораздо больше. Рот мужчины расползается в улыбке, губы шепчут какие-то ободряющие слова, а Таша, по-детски, обвивает его за шею, будто пытается спрятаться. Иногда она совсем не хочет быть той, кем ее учили, кем она стала. Иногда ей просто необходимо спасение. Вот только Романова знает, что его не будет. Даже от этого мужчины.


- Твою мать, Роджерс, какого хера ты творишь? – Она шипит ему на ухо, от напряжения буквально пересев на коленки, и едва сдерживая порыв заткнуть ему рот ладонью, а если это не поможет, то снова поцелуем. Да, чем угодно, лишь бы он прекратил так себя вести. Ведь Наташа прекрасно понимает одну простую вещь, люди сюда ехали именно за этими лотами, не за тем, что надо ей, а вот за эти образцами. Ученые буквально трясущимися руками жаждали добыть необходимое им, что могло бы помочь в дальнейших разработках, но нет. Их перекупили они – никому неизвестные личности, которые сейчас себя не хило так поставили под удар.
- Стив, умоляю, прекрати. Мы не сможем спасти всех, - Романова и впрямь умоляет, сжимая свою ладонь на его бедре, до синяков, уж она-то точно это знает. Но Роджерс неумолим, он повышает ставки, совершенно не раздумывая ни о чем, ему плевать, как они будут уходить, его не интересует, что на самом деле, их двоих вряд ли выпустят просто так. За ними приставят охрану, будут отслеживать каждый шаг, а затем еще и лоты, возможно прикажут демонстрировать каждый месяц, интересуясь тем, как идут эксперименты. Таша нервно выдыхает, но знает, что это выглядит, как вздох безразличия и откровенной скуки.

Она откидывается на спинку стула, скользит ладонью по плечу Стива, стряхивая с него пылинки, и посылает очаровательную улыбку из-под маски в сторону Краснокожей Леди, которая несколько удивлена исходом, но явно заинтригована происходящим. Конечно, Романова, не миллиардер, как Мистер Старк, но в случае необходимости, может засунуть свою руку в чей-то чужой карман, чтобы обеспечить им обоим, Стиву и себе спокойный уход из этой цитадели зла и порока. Во всяком случае, она пока еще на это немного рассчитывает, но что-то ей подсказывает, кажется, это называется интуиция в совокупности с опытом, что очень зря. Ленивым жестом Таша берет с подноса бокал с шампанским, чуть пригубляя его, чтобы немного смочить пересохшие губы:
- Поздравляю с прекрасным приобретением, моя любовь, - мурлычет с легким акцентом, целует Стива в щеку, и возвращает свой взгляд на сцену, где в этот же момент выезжают лоты, от которых сердце Вдовы пропускает пару ударов. Она знает, что находится в одной из этих тетрадей. Она знает, что находится в двух других. Но они ее не интересуют, да простит ее за это, один их общий знакомый со Стивом, если будет возможность, разумеется Наташа перекупит все, что только ей удастся, но сейчас она хочет спасти свою шкуру, зная, что будет, если этого не сделать. И тогда мало кто сможет остановить Настоящую Черную Вдову, агента Красный Октябрь.

Она подается вперед, сверкая голубыми глазами из-под черной ажурной маски, проводит языком по красным губам, втягивая затхлый воздух, в котором смешались ароматы человеческих тел, пороха и духов, и едва ли не срывается с места, как хищник, что почуял долгожданную раненную добычу. Но Вдову выводят из транса одним единственным прикосновением. Те самые сильные руки, что однажды спасли жизнь маленькому, но уже далеко не невинному ребенку, руки, что столько раз прикрывали от любой беды и опасности, не только потому что так велит долг, а еще потому что она – подруга, и Романова сдается. Она откидывается на спинку стула, расслабленно выдыхает, допивает в два глотка шампанское, буквально швыряет пустой бокал в официантку, и тут же повышает ставку, она получит эти тетради любым возможным способом:
- Двести пятьдесят, - ее голос четок, едва заметный акцент придает ему пикантности.
- Триста, - невозмутимый тон визави мог бы испугать кого угодно, Таша угадывает в нем русское произношение, и от этого становится еще более зловещей.
- Триста пятьдесят.
- Пятьсот, - мужчина, судя по всему лет сорока пяти, с легкой проседью в темных волосах, гладко выбрит, статен, с явно военной выправкой, но уже давно не на службе. Он посылает Наташе лучезарную улыбку. В ответ Наташа проводит пальцами по браслету, нажимая заветную кнопочку «S.O.S», и человек, которого давно считали погибшим получает этот сигнал, сидя у себя в самолете. Он придет к ней на помощь, минуя законы, потому что в это вкрадчивое S.O.S. вплетается ласковое «Со мной Стивен».
- Шестьсот, - снова мурлычет, подсчитывая в уме, сколько у них есть времени, чтобы это все протянуть, чтобы вытащить этих калек отсюда, выбраться самим, а заодно и не сдохнуть.
- Миллион, раз фрау так желает, - мужчина салютует ей, а рыжая чувствует, как дрогнули пальцы. Она вновь подается вперед, двинув плечами, вздергивает левую бровь и буквально рычит, при этом продолжая улыбаться:
- Полтора миллиона, - Таша неумолима, она не сдастся просто так, в этих тетрадях ее жизнь, ее смерть. И она будет за них бороться до последнего. Вот только… Ладонь Роджерса замирает у нее на спине, и Наташа ощущает, какая она холодная в сравнении с ее горящей кожей, и тут же успокаивается. Она хотела играть более-менее честным путем, но это вовсе не обязательно, когда у тебя есть прекрасная возможность сыграть на том, что ты умеешь лучше всего.
- Три миллиона, - Ната возвращается на исходную позицию, льнет к Стиву, и шепчет ему на ухо:
- Кажется у меня есть план. Но ты же помнишь, что никакой морали?.. Придется еще немного потерпеть, мой дорогой, - Романова вскидывает ладонь, тут же опуская ее. Она сдает этот лот. Пока что. – Я готова сдаться этому милому мужчине, но я надеюсь, что он удовлетворит женское любопытство, - лукавая полуулыбка, еще одна кнопка на браслете, и феромоны распространяются по всему помещению, достигают носа мужчины, и Нат буквально видит, как расширяются его зрачки.
- Три миллиона, продано господину Вайсу. Вы сможете забрать свое приобретение по завершению аукциона после подтверждения финансовых обязательств, - мадам в латексе победоносно улыбается, стучит игриво молоточком по стойке, и продолжает свою речь. – А теперь, уважаемые гости, то, что вы все так любите – отдыхайте и развлекайтесь, к Вашим услугам все только самое лучшее.

Двое мужчин подходят к стеклянной тумбе, открывают ее, аккуратно, в перчатках, достают тетради и складывают их в новый кейс, который относят в сторону. Наташа все это время следит за их передвижениями.
- Сейчас я уйду. Вон к тому милому мужчине. Через тридцать минут на улице будет ждать самолет, который заберет наших с тобой несчастных. Поэтому за несчастные полчаса, дорогой Стивен, мы должны совершить невозможное – выбраться отсюда, вытащить все необходимое нам, и выжить, - Романова оставляет на щеке Стива поцелуй, поднимается со своего места, и идет через весь зал, покачивая бедрами, заставляя платье виться вокруг ее тонких щиколоток, как покорного пса. И недолго думая приземляется на коленки мистера Вайса, обхватывая его лицо своими тонкими пальцами, и касаясь губами губ в долгом и протяжном поцелуе, вызывая у мужчины стойкое желание забраться ей под юбку прямо здесь.
- Мистер Вайс, у вас приятный акцент, вы из России?..
- Как вы угадали, фрау? – Он шепчет, уже опьяненный тем, что сделала Таша. Действие феромонов ограниченно, но этого достаточно, чтобы получить желаемое.
- У меня музыкальный слух. Может быть мы с Вами пройдем для оформления скорой сделки, и я смогу спать спокойно, может быть даже с Вами?..
- А как же Ваш спутник?
- О, не обращайте внимания на него, он не против моих маленьких…или не очень, развлечений, - Романова поворачивает голову в сторону Роджерса, который, видимо, все-таки против. Хотя с чего бы вдруг? Вайс приобнимает ее за талию, и поднимается, хотя ему явно не хочется выпускать русскую из своих объятий. Вместе они подходят к распределителю аукциона, и пока Вайс оформляет документы, что занимает от силы минут пять, Таша осматривается вокруг.

Как она и думала, действие феромонов, которые не причиняют никаких неудобств Стивену, для остальных, как афродизиак. Роскошные полуголые красотки заполняют зал, появляясь то тут, то там, готовые на все, просто ради одного взгляда. Дамы сливаются в страстных поцелуях, пока их кавалеры жадно наблюдают за движениями горячих языков, нервно елозя на бархатных диванчиках, что теперь заменили стулья. Вайс выдергивает Нат из состояния транса, показывая, что заполучил чемоданчик с необходимыми ей тетрадями, а она ведет пальцем по воротнику его смокинга, и вновь целует, обвивая рукой за шею, и посылая мощный электрический разряд в шею, отчего мужчина моментально теряет сознание. Но их никто не видит, даже не подозревает, что сейчас произошло. Продолжая касаться губами губ, создавая видимость объятий, Наташа опускается вместе с мужчиной на диванчик, что скрыт за неплотными полупрозрачными шторами. В этот же момент ее свободная рука обхватывает рукоять чемоданчика, намертво впиваясь в нее. Когда в месте, таком, как это, творится что-то наподобие оргии, а ее главный ведущий занята крупными генералами, типа Мориарти, стоя у него между ног на коленях, то мало кто может обратить внимание на тихую, как мышка, шпионку, что выскальзывает из-за штор, и стремительно, лавируя между телами, направляется к тому, к кому у самой Романовой давно стало размытым понятие «друг».
- Свои лоты я достала, теперь мы будем доставать твои, Роджерс, - она все еще злится, что он совершил такую глупость. Если бы не эти люди, то они бы уже сейчас могли уходить коридорами, тоннелями, как угодно, но уходить. А теперь придется тащить мертвый груз, перенаправлять его к Коулсону, а самим добираться до номера, чтобы забрать компьютеры и всю информацию о себе.

+3

11

Он сидел на столе, так, чтобы тусклый луч солнца, падающий из окна, попадал на расстегнутый ворот его рубашки и на руки матери, на иглу, быстро снующую в ее бледных пальцах и на белую бельевую пуговицу, которую Сара поспешно пришивала на место потерявшейся. Нужно было торопиться им обоим – матери на утреннюю смену в госпитале, а Стиву – в издательство. Он должен был забрать еще пахнущие типографской краской газеты и успеть продать их до половины девятого утра разбредающимся по своим офисам клеркам, иначе придется целый день слоняться с ними по улицам.
- Не вертись, - на лице Сары красовался свежий, багрово-фиолетовый кровоподтек. Две недели назад, когда Стиву исполнилось десять, отец сказал, что устроился на работу в лавку – подвозить и разгружать ящики с овощами. Что «станет человеком», и с первой зарплаты принесет им запоздавший подарок – самых настоящих апельсинов. Удивительно было не то, что он продержался на этой работе меньше месяца. И не то, что из подарков были только тумаки, доставшиеся в основном матери, успевшей затолкнуть Стива в кладовку в самом начале ссоры. А то, что отец пил уже третий год, а Стив по-прежнему каждый раз ему верил.
- Я уже не маленький, это я должен защищать тебя, а не наоборот, - сказал он матери, как раз закончившей с починкой пуговицы и звонко чмокнувшей его в щеку.
- Прости дружок, но тут уж кто первый успел.

— Что ты видишь во взоре моем,
В этом бледно-мерцающем взоре? —
Я в нем вижу глубокое море
С потонувшим большим кораблем. (с)

- …поэтому за несчастные полчаса, дорогой Стивен, мы должны совершить невозможное – выбраться отсюда, вытащить все необходимое нам, и выжить.
Когда Наташа только уступает в споре, капитан уже даже немного сочувствует несчастному, чья голова покачнулась на плечах, а он и не заметил за кружением. А кто бы заметил? Когда женщина, припечатав Роджерса к месту поцелуем и сроком в полчаса, стремительно поднимается и пересекает зал (смотри но не пялься) что-то неуловимо меняется, словно легкое волнение незаметно переходит в умеренное, оборудование сбоит, бортвооружение теряет фокус, 4 балла, кэп, топи форштевень.
Капитан верит в командную работу, на основании мраморной пирамиды его убеждений алмазным резцом и капслоком высечено – доверяй напарнице, раз взялся с ней работать, - но выглядит он вполне подходяще случаю. Именно напряженная растерянность с долей гнева должна отражаться на лице у мужчины, которого только что оставила своенравная красавица. Он оглядывается по сторонам, чтобы прикинуть собственные возможности, и больше не может охарактеризовать атмосферу в помещении как жуткую, но деловую. Кажется, изменилось освещение. Определенно заиграла музыка, тягучая и сладкая, как сироп. В зале появились новые лица: женщины, да и мужчины, в откровенных костюмах и с откровенными манерами, и может от недостатка кислорода движения гостей замедлились, а взгляды заблестели.
Недавний соперник в гляделки и сосед по ряду кресел проводил «фрау Штауффенберг» расфокусировавшимся вдруг взглядом и теперь смотрел на Роджерса с нескрываемым злорадством. Впрочем, смотрел он недолго,  - «все только самое лучшее», анонсированное хозяйкой праздника, настигло и его, сразу вдвоем.
Откровенные манеры хлынули в зал стремительнее, чем Гольфстрим к берегам Флориды, критически и незаметно подогревая холодные расчеты. Оргия, не значившаяся в качестве пункта официальной программы мероприятия, тем не менее, казалось, не стала ни для кого сюрпризом.
Стив снова оглянулся на Наташу, тянущую несчастного Вайса как упрямого коня за удила. Вопреки собственному имени, этот господин оказался не таким уж мудрецом, легко поддавшись коварству соблазнительницы, и отчего-то снова стало его жаль.
- Вы правы, восхитительный закат за окном… ой, что это я, здесь же нет окон.
От неожиданности Роджерс буквально подскочил с места.
- Не стоит, - подошедшая женщина надавила ему на плечо, призывая садиться, видимо, приняв движение  за  реликтовый жест вежливости. Она конечно уловила направление его взгляда. – Ваша фрау переменчива.. может, мне повезло?
- Простите, мэм, - в попытке уйти от нежеланного прикосновения Роджерс попытался сдвинуть ее ладонь, переместившуюся с плеча на узел галстука-бабочки,  а получилось – взял за руку.
- Наверное, я не в вашем вкусе, - слова звучали как печальное согласие с отказом, но вовсе им не являлись. Вообще-то, Стив только сейчас заметил – яркие губы, темные волосы, бойкий нрав – все точно, как ему нравилось. В попытке принять это вновь открывшееся обстоятельство, он даже пропустил момент, когда девушка ловко оказалась у него на коленях, и тяжесть полных бедер, ничтожная для тела солдата, оказалась сокрушительной для его сердца. Просто удивительно, насколько полностью она была в его вкусе.
- Нет, скорее это я однолюб, - девушка рассмеялась, как будто над удачной шуткой, стала ерзать, и всплеснула руками и отклонилась, опасно съезжая в сторону. Стив удержал ее за талию, чтобы предотвратить падение, и тем самым окончательно проиграл свою битву за приличное расстояние.
- Воот так, - прозвучало поощрением неловкости. – Однолюб? Ни разу не слышала. Что это? Надеюсь это не больно? - сказала она с притворным сочувствием, оказавшись с Роджерсом нос к носу. Что за черт, даже духи ее были ровно такими, как ему нравилось, - горьковатый немного, тяжелый запах, никакой «цветочной свежести».
Запах и заставил его очнуться. К стыду своему кэп осознал, что отвлекшись на это противостояние, он полностью упустил из виду Вдову. Ни ее, ни Вайса больше не было видно в зале, зато было видно, как двух покинувший свой пост охранников сменили двое свежих.
Что влажное и горячее коснулось его уха, и еще раз.
- Стой, стой, - Стив попытался отодвинуть от себя девушку, но получилось, что только обнял двумя руками. Она вздохнула в притворной досаде, явно собираясь покинуть свое место и оставить начатое занятие. Второе было весьма уместно, а вот первое лишило бы Роджерса удачного наблюдательного пункта.
-  Нет, то есть.. не спеши, – осматривать зал из-за ее плеча было удобно, да и уйти,  волочась за красоткой, и случайно свернуть не туда, - тоже план. Главное, не забывать, что есть какой-то план. – Как тебя зовут?
- Норма,  – к охранникам у входа тем временем подошло подкрепление. Номера три и четыре, сменившие своих предшественников буквально только что, уже не выглядели такими суровыми и боеспособными ребятами. Номера пять и шесть, оценив обстановку, переглянулись, и номер шесть заговорил, по-дурацки прижимая пальцами наушник рации, который, теперь очевидно, у него был. Теперь очевидно, что был и центр, принимавший его сообщения.
- А я Стив. – почти сразу он почувствовал, что по залу потянуло потоком теплого воздуха. Определить источник было не так просто – электрические огни свечей в вычурных канделябрах не могли дрогнуть, платьев, пригодных к колыханию под ветерком на дамах в зале насчитывалось одно-два, разницы температур не ощущалось. Стив поднял глаза и успел заметить темные полосы, исчезающие на поверхности потолка, казавшегося монолитным камнем.
- И я должен сначала закончить одно дело, - он безапелляционно поднялся со своего места вместе с девушкой, поставил ее на землю, и как раз вовремя: рядом материализовалась Наташа, сосредоточенная, раздраженная, и никаких нежностей.
- Свои лоты я достала, теперь мы будем доставать твои, Роджерс.
- Да, самое время, пойдем достанем их всех, - согласился Стив, обнял шпионку за плечи, отметив появившийся в ее руках кейс. – Познакомься, дорогая, это Норма. Норма здесь работает, - увлекая обеих по направлению к распорядителю аукциона, Стив повернулся к Наташе и заговорил тихо и быстро.
- Вот там, - он размашисто повел рукой, изображая не вполне трезвый жест, - панель в стене, за ней, скорее всего воздуховод, довольно большой. Проверь, пока я устрою шум.
Они подошли к пустующей стойке администратор, и Роджерс церемонно позвонил в крохотный для его руки звонок, такой же, как бывает на стойке ночного портье.
- Камер не видно, так что, похоже, звездами приключенческого жанра нам сегодня не стать. А так хотелось. Ничего не делай, - сказал он Норме. Она казалась ему умной девушкой. Черная Вдова в напутствиях не нуждалась.
Распорядитель аукциона появился на своем месте, встрепанный, в покосившейся маске и явно наспех застегнутом фраке.
- Я хочу, - громко и пьяно растягивая слова, завел Стив речь самодовольного клиента, - показать моей девушке, - напоказ прижал к себе слабо пискнувшую Норму, - кое-что волшебное, такое, пшшшшш…!, - смазанным жестом, но вполне убедительно он изобразил ураган, на своей ладони.
Распорядитель посмотрел на него так, как и смотрят в подобных ситуациях люди, привыкшие работать с богатыми клиентами - неуловимо снисходительно.
- Отличная идея, сэр, покупка фрау Штауффенберг может быть доставлена к месту транспортировки к четырем часам завтрашнего дня, в случае полной безналичной оплаты сегодня, – мужчина вопросительно посмотрел на Наташу, и Стив тоже посмотрел, не только вжившись в роль, но и просто из любопытства. Он знал, что она подыграет, и наблюдать за этим было всегда захватывающе, а сегодня у него буквально лучшее место в первом ряду.
- Но этт срочно! Понимаешь… - он склонился через стойку, притянул распорядителя за грудки к себе и что-то принялся путано объяснять ему, взывая к мужской солидарности. – Очн срочно, - еще раз повторил он. Надо ж видть что покупаешь…
От входа к ним уже двигались охранники.
- Фрау тоже хочет посмотреть, она такааая, никакой морали, понимаешь?.... – надо было поторапливаться со спектаклем, и, когда "ревнивая фрау", одарив его гневным выговором, развернулась уйти, Роджерс потянулся, чтобы грубо схватить ее за руку, «промахнулся», зато дал подоспевшим стражам законности на этом празднике беззакония повод для потасовки.
- Эй, приятель, поспокойнее.. –, - охраннику номер три из второй смены явно повезло сегодня в любви, и на волне благодушия он попытался уладить дело миром. Стив не дал ему перехватить себя под руку, он развернулся, и номер три случайно перелетел через стойку, сбив распорядителя. Раздался звон стекла, вокруг них стали собираться любопытные: жестокость, сладострастие, скандал и снова жестокость – никто не мог бы обвинить научную элиту ГИДРы в однообразности интересов.
Бросок, вероятно, получился слишком уверенным и выдал навык, так что номера пять и шесть подошли к делу обстоятельно – один сбил Роджерса с ног подвернувшимся под руку низким столиком для напитков, а второй насел сверху, пытаясь заломить руки за спину. Какое-то время Стив побарахтался для колорита, но потом сбросил обоих, расшвыряв в толпу зевак. С разных сторон послышались возгласы: одобрительные от зрителей, и недовольные, от тех, кого задело.
- Детка! – воскликнул Роджерс, поднимаясь с пола и отряхивая свой дорогой костюм, - здесь одни грубияны.. ты где? – он поискал взглядом Норму и не нашел, похоже, она действительно была умной девушкой и поспешила исчезнуть. Наташу он тоже не заметил, но имело смысл еще на какое-то время продлить спектакль, чтобы наверняка.
К счастью, в зале появился целый небольшой отряд. Нападать с оружием на гостя в толпе людей они, конечно, не стали бы, но все же выглядели куда серьезней своих предшественников.
- Прошу вас покинуть зал, сэр, – сказал, судя по деловому костюму без галстука, командир. Стив всплеснул руками в жесте «ну и дела» и поплелся сквозь расступающуюся перед ним толпу, конвоируемый с двух сторон. Дойдя примерно до середины зала, они остановились на бывшем помосте, пол под ними отъехал вниз, и вместе с группой захвата Роджерс оказался в маленьком помещении под залом аукциона. Сверху раздались приглушенные перекрытиями аплодисменты. Вечеринка должна была продолжаться.
Стало понятно, что приличия кончились, и, отвечая его догадкам, командир сдернул с него бэйдж, прикрепленный к лацкану фрака, достал из кармана портативный сканер и снял штрих-код с обратной стороны.
- В расход, - грустно, когда с обратной стороны твоего бэйджа значится "В расход".
Бойцы подняли оружие, ждать стало нечего. Прикрывшись подвернувшимся под руку противником, Роджерс пережил первый залп, и не дал сделать второго – в небольшом помещении, окруженный группой людей, вооруженных спец-патронами, застревающими в мягких тканях в 80 процентах случаев, он был почти в такой же безопасности, как под собственным одеялом.
- Доложите ситуацию, - сказала рация, когда шум короткой потасовки стих.
- Порядок, - ответил Стив, прикрыв рукавом рот, чтобы голос звучал приглушенно. – Что со связью?
- Помехи, на нулевом уровне чего ты хочешь?
- Точно, - один из его неудачливых противников слабо зашевелился и Стив аккуратно приложил его об пол, чтобы полежал еще немного. – Личность этого идиота удалось установить?
- Работаем.
- Ясно, отключаюсь, - рация замолчала. Вряд ли ему удалось выиграть больше десяти минут.
Триумфальное появление из-под пола в верхнем зале было бы крайне сложно объяснить собравшимся, а единственная видимая боковая дверь здесь походила на герметично задраенную трюмную переборку и, похоже, не предназначалась к открыванию человеком с этой стороны. Как назло, использовать в качестве тарана было совершенно нечего, кроме собственного плеча. Роджерс приложился раз и другой, - переборка дрогнула и заскрипела, прямо как его кости. Других вариантов все еще не было, так что кэп взял разбег побольше, и, приготовился к удару пожестче, когда переборка неожиданно и гостеприимно раздраилась, и он, споткнувшись о порог, ввалился в соседнее помещение, по инерции протащился метр-два по полу, чтобы затормозить о бронированное стекло капсулы.  Мутант, лежащий в капсуле повернул голову и посмотрел на него блеклыми рыбьими глазами. Не вынеся подобного равнодушия, Роджерс перевернулся на спину, чтобы встретиться совсем с другим взглядом, насмешливым, острым и зеленоватым. Все еще достаточно гневно, Романова возвышалась над ним на все свои пять с небольшим футов без каблуков. Над ее головой, на потолке склада виднелись два люка, один из которых был открыт.
- А говорят, нечего ждать помощи свыше. Наглая ложь, - сказал Стив.

иллюстрация

http://s4.uploads.ru/4YVE9.jpg

примечание

* В моих романтических фантазиях Норма - это мадам Гидра на задании, но откуда бы нам об этом знать? )

Отредактировано Steven Rogers (24-07-2017 18:48)

+4

12

   ГИДРА – организация и культ, столь старый и амбициозный, что не осталось в мире ни одной области человеческой деятельности, в которую бы не закрался едкий дым всепоглощающего мирового уродства. Уродства, которое ГИДРА бы не пыталась приручить, словно дикое животное, оплести длинным щупальцем власти, взвинтиться внутрь острой болью, впиться сладкими губами любовницы, и насытиться им.

   Янтарный виски в квадратном грубом стакане в скудном освещении кажется матовым и прозрачным. Она делает глоток и поджимает пухлые губы. На вкус как гнилые яблоки. Ее собеседник напротив, доволен выбором напитков. Он высок, в меру умен, богат. Он говорит на четырех языках, наделен властью и имеет неисчерпаемый источник самоуверенности. Он представителен. Но ты то, что ты ешь.

   Одно из свойств  мирового уродства - оно представительно, оно внушает доверие. ГИДРА доверилась легкости, которую дарила ей эта пища и слилась с ним, подобно клеткам, химерам, подобно двум близнецам в утробе матери, так что не различишь теперь, где кончается один и начинается другой. ГИДРА и декаданс человечества отныне вместе.  И в горе и в радости. Пока смерть не разлучит нас.

- Ваше внимание к моему скромному празднику очень льстит нам, Мадам – он останавливается, чтобы улыбнуться игриво, словно рассказал секрет – Клейн, но я не думал, что вы и в правду приедете.  

   Впрочем, Головы ГИДРЫ не были так снисходительны и пылки к своим братьям и сестрам. Не то, чтобы желали друг другу смерти, но не стали бы спасать, да и грызня за сферы влияния – обычное дело.

- Но как вы видите, я здесь. – Она обводит свободной рукой зал – и я получаю удовольствие. Быть может, когда-нибудь мы с вами сможем объединить наши усилия. Собственная СтаркЭКСПО. Только представьте.

- Не размениваемся на мелочи, а?

- Никогда. – Торжественно произнесла Гадюка, поднимая бокал. "Хайль ГИДРА" шепчут они беззвучно, глядя друг другу в глаза.

   Все это, конечно же, не отменяет того факта, что она приехала в сопровождении четырех охранников из рядов своей маленькой армии и Агента Кэролайн – прирожденного дипломата.  Еще это не отменяет факта, что вечеринка ужасна. Праздник, на котором мужчины ведут себя как русские олигархи, а женщины как шлюхи, причем настолько, что, чтобы переплюнуть или отпугнуть эскорт, нужно быть почти экстравагантной в поведении.

   Отходя подальше от кресел,  Гадюка лёгким движения руки проверила, надёжно ли сидят дротики. Если разоружать присутствующих, то половина всех кинжалов будет вынута из-под юбок милых дам. Особенно тех, что почти раздеты. И ее в любом случае интересуют люди, а не лоты.

   Продавать заглохнувшую разработку десятилетней давности, выдавая её за "слегка сырую": она не считает мерзким, а вот  покупать такое почему-то - да.

   Надежды, что змеиная корона вновь всплывает на черном рынке, с каждым годом таяла.  Ожидания, что лоты не оправдают себя, только подкреплялись действительностью.

   «То есть, вы два года назад вытащили из клеток в Аргентине, пока база, которая вы даже не знаете, кому принадлежала, горела, эти сосуды для выживания генов и так как никакой сопроводительное информации об этих девочках из пробирок у вас нет, вы торгуете детьми на рынке как "свежевыращенными " мутантами. Стервятники. Да тут ни одной особи с высоким интеллектом. И вам тоже содержание этого бракованного товара обходится слишком дорого.»
Полковник веселит окружающих, и Гадюка скользит взглядом по заинтересованным, но не страстным взглядам из-под масок. Пока кто-то не вступает за этот товар в  торги. Гадюка замечает.

   Едва аукцион заканчивается, Гадюка видит, как несколько «девочек» нацелились на покупателя мутантов.

- Не расходимся. – Говорит она охране. Если он настоящее лицо той клиники Аргентины, то сотрудничество сможет оказаться плодотворным. И обращаясь к Маркусу, что стоит ближе всех - Скажи потом Кэролайн, что она молодец. Блондинка с первого ряда ни разу не повернулась к ней, вела ставки на первых порах, изображала холодный интерес, молодец девочка.

   Немного косметики и твоё лицо такое же, как и у остальных здесь женщин. Ни индивидуальности, ни запоминающихся чёрт. Высокие скулы, правильный овал лица, вздёрнутые уголки глаз. Ходячая pin up girl с налетом современности. К тому же, Если у тебя декольте и красные губы, и ты говоришь то, что они хотят слышать, ты – невидимка.  Что уж говорить о магии масок.

– Ваша фрау переменчива.. может, мне повезло?

   Разительная разница между спутницей и ней самой заставило женскую гордость всколыхнуться. Рыжие кудри, кровью растекающиеся по плечам. Открытое, доброе лицо. На ее фоне Гадюка выглядит надменной и скользкой. Шутка природы - почти полное отсутствие красного пигмента в волосах делало их на солнце почти зелёными. А исправленные хирургически клыки корежили прикус, заставляли надувать и без того пухлые губы. Но ее появление рядом с этим мужчиной заставило парочку из девочек-эскорта сменить траекторию и убежать в другую сторону на своих каблучках.
Он тоже стремился подорваться и убежать, но чтобы остановить гадюку, уже сделавшую бросок, нужно стараться сильнее. Не отрывая руки от его плеча, она сделала шаг, обходя подлокотник кресла, чтобы провести бедром по его предплечью, отвлечь, заставить его смотреть, как она плавно поворачивается, будто танцует, как мягко очерчивает полукруг ее нога вслед ее движению, в такт музыке, как она стекает на его колени слитным, хищным движением. Она сидит слишком близко, чтобы не заметить, что при нем  нет оружия: ни кобуры, ни ножа, лишь голые мускулы. Но эти мускулы.

   Это восхищение практически перебило вкус разочарования. Он определенно не был идейным вдохновителем проекта, откуда привезли этих девчонок. Зато он был веселым. Одной лишь фразой заставить ее рассмеяться. «Однолюб», слово, будто выплывшее из прошлого века. Где вообще он такое откопал. Она улыбается и с почти материнской нежностью проводит рукой по его рукаву: от локтя до лацкана пиджака. Может быть, этот скучный вечер будет не так уж плох.

   За спиной её визави  полковник добирался до бокалов шампанского, а Кэролайн нерешительно замерла и бросила взгляд на Гадюку. Норма наклонилась чуть вперед, изобразила пальцами ходьбу по плечу блондина и игриво прикусила хрящик на ухе тупыми передними зубами. Жаль лишь, что ее начали тут же останавливать.

- Норма. - Голос её, низкий и звонкий, такой не подходящий под безликое скучное имя Норма Клейн, выдуманное для задания, зато идеальный, чтобы мягко прорычать имя так близко к чужому волевому подбородку, обхватывая шею.  С восторгом замечая, как смыкаются ладони на ее талии.

   А потом вернулась рыжая. - Свои лоты я достала, теперь мы будем доставать твои, Роджерс, - И Норме пришлось, не теряя улыбки и достоинства, тащиться за ними. 

   Он был просто ужасен. Его аляповатая уловка, пьяный взгляд, нелепость. Этот невероятный «Стив» за двадцать минут знакомства стать самым очаровательным знакомым Гадюки за всю ее жизнь. Она смотрела на него, на администратора, оторванного от сразу двух красоток, судя по цвету помады и расплывалась в самой искренней улыбке, которую от нее только видели свет, тьма и мертвецы. "Жаль, что придется уйти."

   Выскользнув назад в зал, она легко и медленно прошла через зал, и юркнула за дверь кухни. Один из поварят бросил кухонный нож и огурцы, снял фартук и достал из-под стола пистолет. Гадюка кивнула на дверь в следующие служебные помещения, и он направился первым. В этот момент еще один ее охранник появился на кухне.

- Кэролайн?

- Она уедет  другим путем. - Крюк через комнату с вещами официантов и служебными помещениями должен был быть быстрым, но он таким не был.   

- Уже уходите, а, Мадам? – Акцент и раздражающая безалаберность.  Проигнорировать хозяина нельзя, даже если очень хочется.

- Борис - она закатывает глаза и поворачивается -  вы же знаете, я ношу другое имя. И да, у меня появились дела поважнее. – Достаточно резко отвечает Норма.

   Борис краснеет, бледнеет и снова краснеет. - Вы не Гадюка, вы крыса. И вы бежите. ОТ чего? – шипит он.

- Как пожелаете, - вставила она, зная, что сейчас ей будут напоминать про случай в Клубе Адского Пламени, будь он неладен.

- Или может, вы решили снова сорвать аукцион мутантов? Этот пьяный балбес, на котором вы висли. Кто он? Снова Люди Икс? Или может быть ваш любимчик из ГИДРЫ? Вам не забрать у меня этот бизнес, Гадюка! Ни одна баба не будет мной помыкать. Никогда.

   Иногда Гадюка просто не может держать язык за зубами. – О, блондин? Нет, что вы. Это всего лишь Стив Роджерс.

  "Стивен Гранд Роджерс. 6`2 фута роста. Вес 240 фунтов, Характер нордический. Не женат. Особых примет нет. Блондин. Подробная информация по объекту может быть получена по протоколу HSC22 при обращении к серверу. "
Ах да, еще одна деталь. Невозможные голубые глаза. Этого никто в голову не вбивал и именно это кажется ужасным упущением. Впрочем это не меняет того факта, что в этом здании находится кто-то, кто слишком похож на Капитана Америка.

   Догадка, пришедшая в голову ей, резко поражает, как пулеметная очередь свои цели, протискиваясь в голову каждому прошедшему подготовку Агенту и Главе.

Она упускает одну вероятность развития событий и по закону Мерфи случается именно она. Борис поступает умно. Он целится в нее.  - Вы не уйдете отсюда. - Охрана и Агенты Бориса целятся друг в друга, но не движутся.

[AVA]http://se.uploads.ru/jYX92.jpg[/AVA]

Отредактировано Ophelia Sarkissian (28-04-2017 19:55)

+2

13

Наташа ревнивая, хотя умело это прячет под маской безразличия, засовывая поглубже собственные эмоции, не реагируя внешне ни на что. Она лишь растягивает полные губы в очаровательной улыбке брюнетке, которая уже поелозила на коленях Стива, измарала его в своих тяжелых духах, и пожалуй, даже оставила пару следов от своей кроваво-красной помады. Романова чуть склоняет голову набок, смеется, да так искренне, что зубы сводит от злости:
- О, я не успела отойти на пять минут, дорогой, как ты уже нашел для нас компанию? Нора, верно? О, простите, Норма! У меня беда с именами, никогда не могу запомнить их с первого раза, - она ведет себя, как обычная женщина, которую слегка задели тем, что посмели променять на другую, даже на пять минут. И совсем неважно, что буквально десять минут назад, она сама обжималась с очередным мужиком, в конце концов, ей было необходимо забрать собственные документы, которые после Наталья собиралась сжечь в праведном огне, а заодно попрыгать сверху, еще подлить бензина и устроить отличное барбекю на заднем дворе фермы Бартона, там как раз есть, где разгуляться для всех Мстителей.

Они идут вперед, Стив обнимает Романову, и вместе с тем обнимает вторую девушку, которая кажется Наталье сильно подозрительной. На этой вечеринке нет левых людей: или ГИДРа, или подставные личности, никак иначе. Вдова вообще никогда никому не верит, если не знакома лично, впрочем, даже личное знакомство не сильно ей помогает в вопросах доверия. Они добираются до стойки администратора, Наташа поглаживает рукав пиджака Стива, льнет к нему всем телом, ее ресницы трепещут, а голубые глаза с зеленоватым отблеском, полны желание увидеть свои игрушки немедленно.
- Отличная идея, сэр, покупка фрау Штауффенберг может быть доставлена к месту транспортировки к четырем часам завтрашнего дня, в случае полной безналичной оплаты сегодня…
Пытаясь перебить Стива, Наталья склоняется вперед, ближе к администратору, и мурлычет низким тоном:
- Понимаете, мой спутник, несколько перебрал, и пытаясь произвести впечатление на очередную пустую красотку, хочет показать ей то, что принадлежит мне. Я девушка не жадная, и ничего против не…О, Боже, Стив! – Наталья закатывает глаза, делая шаг назад, и поджимая губы. Глаза уже мечут молнии, в них играет адское пламя всепоглощающей ревности, то, что надо для ситуации. – Думаю, что тебе будет комфортно добираться до дома на своих двоих, ну или на двоих этой… - Наташа резко разворачивается на каблуках, разрезы платья демонстрируют белизну ног, остроту шпилек на ногах, и женщина уходит стремительно вперед, оставляя Капитана в гордом одиночестве сражаться с теми, кто уже поспешил на верный нокаут от мистера Я люблю брюнеток.

Наташа пользуется замешательством и дракой, ловко лавируя между посетителями, разнеженными от феромонов, едва ли не сходящих от этого с ума. Их полуобнаженные тела, ритмичная музыка, бьющая по ушам – все это ни капли не сбивает рыжую со своего дела, она уверенно движется к стене, на которую указывал Стив, и которую она сама уже давно приметила. Наталья скидывает обувь, держа в руках одну из туфель, извлекая из тонкого каблука острое лезвие, с помощью  которого легко вскрывает дверь воздухоотвода, вверх устремляется небольшая лесенка, места хватает для человека среднего телосложения, Наталья же значительно меньше. Тяжело вздыхая, Вдова закрывает за собой дверь, поднимает подол платья, обвязывая его вокруг талии, и повесив набок туфли, начинает забираться по лестнице вверх, где идут многочисленные пересечения труб. Но для той, кто уже далеко не в первый раз ползает по сомнительным конструкциям в гордом одиночестве, пока другие развлекаются, Наталья достаточно быстро добирается до первого перекрестка, она активирует браслет, которым сканирует стенки воздухоотвода, и вскоре получает голограмму, что демонстрирует возможные выходы. Как ни странно, схема довольно проста, видимо, строили наспех, не стали заморачиваться сильно с системой безопасности, уповая на то, что вряд ли кто-то из высокопоставленных гостей захочет ползать по пыльным трубам в платье от Ульяны Сергеенко, стоимостью, как маленький дворец в Уэльсе.

Вдова фырчит, пригибается, когда слышит внезапный гул голосов, жаль, что у нее нет наушника, без него она чувствует себя немного голой, но брать с собой на это задание его было нельзя, могли заметить, они и так подняли слишком много шума. Браслет загорается слабым голубоватым светом, а это значит, что Коулсон уже почти на месте, ему осталось совсем немного, самолет зависнет над территорией в режиме стелса, и вряд ли его смогут заметить с земли, особенно эти остолопы. Таша добирается до стены, которая кажется глухой и непроходимой, но так лишь кажется, виднеется две тончайших полоски света, таких же тонких, как юмор Беннера, когда он в настроении. Слава Богу, что его юмор Романова понимает прекрасно. Наталья упирается плечом в стенку, ощущая, как та поддается давлению, а затем практически вываливается в темное помещение, но Романову спасает от позорно падения два фактора: браслеты, что помогают зацепиться за стену, и природная ловкость. Рыжая мягко опускается на пол, расправляя платье, и поправляя волосы, а затем оглядывается в полной темноте, натыкаясь на что-то большое. Девушка проводит ладонью по поверхности, отмечая про себя его холод и гладкость – капсулы с мутантами. Браслет вновь загорается, но уже достаточно ярко, чтобы позволить найти выключатель в этом помещении.

Лампы дневного света слабо потрескивают, прежде чем разгореться. Наташа осматривает капсулы, подсчитывает количество мутантов, которых здесь держат, а затем связывается с Коулсоном:
- Наташа, рад тебя слышать, - его голос родной, и Романова невольно улыбается.
- Привет, Коулсон, у нас тут груз. Готовы будете принять? Готовность пять минут, открывайте верхние люки, уберите охрану. Стив устроил переполох снизу, так что сверху сейчас относительно свободно. Мы в помещении, где нас достать не так легко. И скиньте веревку, некоторым будет сложно поднять самостоятельно, - Наталья отключает связь. А затем слышит приглушенный стук, доносящий из одной из стенок, не раздумывая Вдова проходит к ней, и резко открывает. Оттуда вываливается тело, распластавшись на полу, а Наталья уже встает над Стивом, выгибая бровь, и ухмыляясь:
- А кто сказал, что я спустилась свыше? Может я поднялась со дна, - она подает руку Роджерсу и помогает ему встать. Затем, не выдержав отряхивает его спину от пыли, быстро проверяет лицо на предмет сильных повреждений, и удовлетворившись беглым осмотром, окидывает взглядом склад.

- Надеюсь, что твою новую девушку мне не придется спасать? С меня достаточно игр в Чип и Дейла этой ночью, - едва слышно бормочет рыжая, открывая каждую капсулу, помогая мутантам выбраться из своих камер, примерно тем же самым занимается Роджерс. – Коулсон уже ждет снаружи, они прибыли, команда зачищает территорию вокруг бункера, - женщина подходит к одному из люку, виднеющемся в вышине крыши, и оттуда выглядывает личиком миловидной брюнетки, которая увидев Романову замирает на месте, с открытым ртом, а Наталья деловито интересуется:
- Все готово?
- Да, агент Романофф, мы готовы принять пленных, - девушка исчезает, а уже в следующее мгновение спускает вниз плотную веревку. Заключенные, постепенно приходя в себя, подходят к Наташе и Стиву, которые стоят возле лестницы, страхуя тех, кто может передвигаться самостоятельно. Когда последний мутант скрывается из вида, Таша даже не оборачивается к Стиву, поднимаясь по лестнице, ловко ухватываясь за тонкие перекладины, а затем выбираясь на поверхность, где уже занимается рассвет. Рядом стоит джет ЩИТа, а Коулсон широко улыбается рыжей. Не в пример ей он выглядит свежим, аккуратным и, как всегда, в неизменном костюме с иголочки, даже больно смотреть.
- Выглядишь отвратительно довольным, - Романова не раздумывая обнимает Фила, тот отвечает тем же. – Всех погрузили? Доставьте их на базу, проведите обследование. Нам необходимо отсюда уходить, как можно быстрее. Я вернусь к себе в номер, у меня есть незаконченные дела.
- Тогда могу предоставить тебе наш автомобиль, Макс, отдай агенту Романофф джип, потом заберем.
- Спасибо, агент Коулсон, - Наташа замечает, как подбирается Коулсон, разворачивается в пол оборота и смотрит на Роджерса, который появляется из проема люка.
- А я думала, что ты сегодня играешь в рыцаря, - рыжая хмыкает, оставляя мужчин вдвое, и направляется к машине, крепко сжимая в руке заветный чемоданчик, который теперь не выпустит ни за что.

+2

14

Стив старательно пропускает мимо ушей все язвительные комментарии, в которых Вдова и не думает себе отказать. Видит Бог, это не слишком легко, и непонятно, отчего она так взъелась, но в одном кэп уверен твердо – стоит ему сказать хоть слово на опасную тему, и Наташа сразу раскусит его, поймет, насколько он увлекся, и как мало ему хватило, - и тогда уж точно не оставит его в покое. Хвала целительной потасовке со службой безопасности, встряхнувшей его достаточно, чтобы вернуть к традиционной расстановке приоритетов: сначала спасение мутантов, потом красный блокнот, потом мир во всем мире, потом личное.
Спасение мутантов. Спасение мутантов представляло определенные затруднения в виду явного отстутствия заинтересованности у последних. Они поднимались, стоило потянуть за руку, и оставались стоять на месте, стоило перестать тянуть. Они не отвечали на вопросы: не слышали их, не понимали, или не воспринимали своих спасателей в качестве авторизованного источника команд. Светловолосая девушка, обрзец 21, послушно встала там, где поставил ее Стив, - и упала, стоило ему отойти на два шага. Тело подводило ее – она барахталась на полу, без видимого осознания пытаясь встать, напоминая криво ползущее на полуоборванных лапках насекомое.
По ее виду нельзя было предположить, что она испытывает какие-либо затруднения или неприятные ощущения, или приятные. Никто из ее товарищей по несчастью не пошевелился, - возможно, для них ничего необычного не происходило. Стив вернулся, поднял ее с пола и положил назад, на жесткую пластиковую подложку в капсуле, понимая, что он не в силах просто перевязать ее веревкой вокруг пояса и позволить поднять как неживой груз. Он мог бы поднять ее на спине, но вряд ли она способна была удержаться за него в процессе, или хотя бы осознать для чего это нужно. Роджерс ищущим взглядом осмотрел комнату, задержался на пару секунд на Наташе, прикидывая, насколько прочна ткань ее платья. Скорее всего достаточно прочна, пусть выглядит такой тонкой и легкой, что непонятно, есть ли на Романовой под этим платьем что-нибдь, и если да, то как оно туда поместилось?.. Мысли его явно ошиблись поворотом, и Стив в смущении отвел взгляд. Одежда пленников даже не рассматривалась, ткань его собственного костюма казалась слишком скользкой для надежного узла, и в результате пришлось пожертвовать рубашкой. Порвав ее на лоскуты (и зачем-то натянув пиджак обратно на голое тело) он обвязал руки девушки за запястья, перекинул их через свою шею и ухватился за веревку, последним покидая слегка ограбленный ими склад.
Путь наверх оказался долгим – около ста метров до передышки, открытого горизонтального туннеля в толще земли, в центре которого пролегало гладкое однополосное шоссе. Скорее всего, это была дорога, по которой шофер привез их на вечеринку. Стиву пришлось преодолеть еще около двадцати метров, прежде чем его волос коснулся морской ветерок, а глаз – тусклый свет зарождающегося рассвета. Так, должно быть, чувствовал себя маленький хоббит, хлебнувший свежего воздуха, поднявшись над кронами деревьев древнего, отравленного злыми чарами леса, - эту книгу Роджерс прочитал за время перелета до Кюрасао. Так чувствует себя солдат, когда в конце февраля над грязью и сыростью окопа повеет неуловимым запахом новой весны.
На поверхности земли разливался серо-синий утренний сумрак. Местность вокруг представляла собой песчаную равнину, такую плоскую, что со всех сторон на горизонте виднелся океан: еще скрытый тьмой на западе и  подсвеченный желтым и розовым отблеском солнца вот-вот готового показаться над горизонтом на востоке. В нескольких метрах от откинутых крышек люка черной птицей замер джет ЩИТа. Его двигатели выключены, но дополнительные винты продолжают работать на холостом ходу, на случай необходимости срочного вертикального взлета. Веревка, по которой они поднялись, дрогнула и вползла под топливный бак самолета, затягиваемая подъемным механизмом, словно огромная змея, угнездившаяся в ожидании своего часа.
Сухая фигура человека, идущего к ним навстречу, кажется Стиву знакомой, но разглядеть его лицо в утренней дымке и песчаной завесе, поднимаемой винтами, не удается.
- Тогда могу предоставить тебе наш автомобиль, Макс, отдай агенту Романофф джип, потом заберем, - говорит мужчина, и голос тоже знаком, - его мертвое тело Роджерс видел собственными глазами... через стекло технического отсека.
Наташа не выглдяит нисколько удивленной, и наверное, Стив не имеет права на горькое чувство, которое поднимается в его груди. Так Фьюри поступал с информацией. Она и не должна была ему ничего рассказывать, они едва успели познакомиться с Коулсоном и друг с друг другом тогда. Но позднее.. она знала, как чувствует себя кэп в связи с этой случайной, первой после его повторной мобилизации, смертью. Знала же? Или "Я только притворяюсь, что все знаю"?
- Агент Коулсон, - говорит Стив, удерживая лицо кирпичом. Он неторопливо снимает свою бессознательную ношу и с рук на руки передает ее одному из агентов, прилетевших вместе с Филлипом. Откуда они взялись, если ЩИТ уничтожен? Только потом он протягивает руку и получает крепкое но вежливое рукопожатие, такое, как и помнит. - Мы оплакивали вашу смерть.
Стив не успевает особенно поговорить с Коулсоном, потому что Наташа не собирается его ждать, а скорее – пытается избавиться от его общества. Тем не менее, теперь, когда люди, которым угрожала непосредственная опасность, спасены, первым приоритетом снова становится блокнот. Он догоняет шпионку уже у джипа, перехватывает ручку и распахивает перед ней водительскую дверь, немного резче, чем следует.
- Это рисковано, мы наверняка уже раскрыты, - и главное, - Что ты собираешься с ним делать? Мне нужно увидеть эти записи.

http://sf.uploads.ru/E186B.jpg

Эпилог.

9 июня 2014 05:52
Тонкая полоска солнечного диска показывается над горизонтом, когда машина выбирается на шоссе. Стивен опускает руку в карман пиджака, в котором выглядит теперь как жертва кораблекрушения, и натыкается на острый угол плотного бумажного прямоугольника, которого там не должно быть. Он отворачивается от окна, закрывает глаза, но отпечаток восхода еще несколько секунд сохраняется на сетчатке его глаз.

2014-9-6 06:17
От: Этот Алкаш
Сообщение: «Это была лучшая разработка за всю прошлую неделю. Никакой шаурмы не хватит, чтобы утолить мою печаль.»

06:52
Командир пожарного расчета, прибывшего  в Боэз Ресорт из Сен-Мишель, только разводит руками над дымящимися руинами, беззаботно отмечая, что соблюдение норм безопасности при планировании территории отеля позволило ограничить ущерб от взрыва всего лишь двумя постройками. Его смена заканчивается через восемь минут, и чужие миллионы долларов, полученные или утраченные, никак не способны омрачить его настроение.

07:15
Джет ЩИТа осуществляет аварийную посадку на узком плато в южной оконечности Скалистых гор, вспугнув едва пристроившуюся на послеобеденный сон пуму. Конечно, в свободном плавании есть своя доля романтики, но и винтики в сложном механизме государственной машине не лишены привилегий, - у них-то топливо не заканчивается за двести километров от аэродрома.
Трое из пятерых мутантов на борту уже мертвы. Диагноз – отравление.

10 июня 2014 21:05
Из будки наверное последнего в Вашингтоне телефона-автомата Стив набирает телефонный номер, значившийся на карточке под именем Норма Клейн. Из трубки доносятся только длинные гудки.

Отредактировано Steven Rogers (28-07-2017 18:00)

+3


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [06.2014] Double shot


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC