04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » Lannister always pays their debts


Lannister always pays their debts

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[NIC]Jon Snow [/NIC]
[STA]Winter is almost upon us.[/STA]
[AVA]http://66.media.tumblr.com/04848132e9980ced9eb2e2b64304381a/tumblr_od61ulYrzO1uhpdrfo1_r1_500.gif[/AVA]

http://67.media.tumblr.com/18dcff78fd429eb45cabbed5b50e7dd9/tumblr_o17u4wxdJ61r7cmcvo2_250.gif http://67.media.tumblr.com/e279b5d419f13ada002f1b50e01937d8/tumblr_oe6d44bAAR1u19i09o1_250.gif

Время действия: 298 год после В.Э.
Место действия: Семь Королевств
Участники: Cersei Lannister ⊗ Jon Snow
Краткое описание:

Когда твой мир рушится у тебя на глазах, ничего не остается кроме как отомстить всем и каждому за свои страдания. Серсея стала свидетелем того, как ее любимый брат погиб от рук жалкого бастарда, Джона Сноу. Бедный мальчик, он даже не подозревает, какая судьба его теперь ждет, ведь Серсея ни перед чем не остановится в желании взять жизнь за жизнь.  Всем известно : Ланнистеры всегда платят свои долги.

+2

2

"Я не спасла тебя, не справилась. Единственное время, когда меня не оказалось рядом и вот чем все закончилось. Не спасла точно так же, как не смогла уберечь нашего сына. Я лишь держала его на руках, смотрела, как он задыхается, как стекленеют его глаза. И сейчас ситуация повторилась. Боги явно не на моей стороне. Почему? Чем я заслужила их немилость?"
Серсея Ланнистер сидела в своей спальне, невидящим взглядом глядя на багрово-красное вино, что плескалось в ее бокале каждый раз, когда она наклоняла его в сторону. Оно было густым и терпким, словно кровь. Женщина вновь и вновь мыслями возвращалась к событиям недельной давности, когда на ее глазах был убит любимый человек, единственный, кто принимал ее такой, какая она есть, единственный, с кем она была счастлива. Джейме, ее Джейме, больше, чем брат, любовник, отец ее детей и тот, кому она посвятила всю себя. И что теперь? И его отняли. Судьба лишила ее всего, что было ей дорого.
Серсея оторвала взгляд от бокала, поднимая его к темно-серым небесам, затянутым непроглядными тучами. Такое же небо было и тогда. Женщине казалось, что все произошло настолько быстро, что даже будь она рядом, она бы не успела прикрыть его своим телом. В той смертельной схватке недалеко от Винтерфела сошлись Джон Сноу, единственный оставшийся в живых из сыновей Старков, и Джейме Ланистер, человек, чья армия должна была захватить север. Серсея была полностью уверена в успехе мероприятия, до тех пор, пока тело ее брата не было пронзено мечом. В ушах вновь эхом раздался ее собственный дикий крик, разнесшийся по округе. Слезы заливали лицо, заставляя щуриться, а картинку размываться. Мир в одночасье потерял все краски, превратившись в серое унылое ничто.
Стиснув зубы и поджав губы так, что они превратились в тонкую белую линию, Серсея со всей силы швырнула бокал о противоположную стену, глядя, как он разбивается на сотни мелких острых осколков, осыпая прозрачным стеклом пол. На белоснежном ковре образовалось багровое пятно с мелкими каплями рядом. Все это было так похоже на то, что произойдет в скором будущем. Женщина представила, как эти осколки впиваются в тело ненавистного ей Джона Сноу, а пятно от вина на ковре это его кровь, что рекой потечет, как только она доберется до этого ублюдка. Вот тогда она сможет отомстить всей его семье, всему северу за то, что разрушили ее счастье, за то, что отняли дорогих людей.
Серсея не хотела признавать, но в чем-то они с Джоном были похожи. Хотя бы в том, что оба остались одни, без семьи. Арья, Бран и Рикон пропали без следа и их поиски не увенчались успехом, Робб Старк, самопровозглашенный король севера, был убит на "красной свадьбе" вместе со своей глупой женой-простолюдинкой, а Сансу Серсея до смерти запытала в своих подземельях. Ее губы невольно расплылись в хищной улыбке, как только женщина вспомнила эти полные боли и жалости глаза молодой рыжеволосой девушки. Та сначала падала ниц, умоляла отпустить, затем сыпала проклятиями и бранными словами, но все это были лишь пустые звуки. Вновь и вновь юный голос наполнял криками помещения под замком, пока девчонка наконец не охрипла и не испустила дух. Дааа, Серсея с радостью расскажет молодому Джону, как живьем сдирала с юной барышни кожу, как всаживала ей клинок в руки и ноги, как дырявила плоть, пока кровь густой лужей не скопилась у ее ног. Сноу пожалеет, что встал у нее на пути.
- Госпожа, - раздалось у самой двери. Серсея медленно перевела немигающий взгляд на говорившего. На пороге стоял невысокий статный мужчина примерно сорока пяти лет. Один из командиров дворцовой стражи. Человек, который уже не раз доказывал свою преданность дому Ланнистеров.
- Все готово, - он коротко кивнул головой. - Вы уверены, что хотите пойти на такой риск? - в его голосе слышались нотки беспокойства, что заставило женщину грустно ухмыльнуться. Она поднялась с места, оправила складки красно-золотого платья и перевела взгляд на огромного мужчину, что стоял за дверью. Его лицо было спрятано под забралом шлема, которое он, кажется, никогда не поднимал.
- Я уже спускаюсь.
Мужчина ушел. Серсея проводила его взглядом, горделиво приподняв голову.
- Ланнистеры всегда платят свои долги, - полушепотом произнесла она и вышла из покоев, направляясь вниз, где ее уже ждала лошадь.
***
Следующие несколько дней Серсея Ланнистер, сопровождаемая лишь Григором Клиганом, монументальным человеком, хотя о правдивости последнего утверждения еще можно было бы поспорить, провела в дороге. Ее план был до предельности прост. Заставить Джона Сноу покинуть Винтерфел и отправиться на переговоры. Именно поэтому ворон в дом Старков был направлен заранее. В коротком письме, выведенном витиеватым женским почерком, было написано, что они, Ланнистеры и Старки, потеряли слишком многое в войне, которая даже не является их собственной. Так почему бы не вспомнить о настоящей угрозе, надвигающейся с двух сторон. Она упомянула, как тех, кто живет за стеной и именуются "Белые ходоки", так и Дейнерис Таргариен, что все еще жаждет подчинить себе все семь королевств. Не Бог весь что, но должно сработать. В любом случае неважно, купится ли Джон на эти строчки или посчитает полнейшим бредом обезумевшей от горя женщины, но он явится на эту встречу, Серсея была в этом уверена.
И вот, стоя там, на вершине холма и глядя сверху вниз на долину, где располагался Винтерфел с его каменными башнями и крепкими стенами, она ждала. Ждала, когда ворота откроются и покажется один единственный всадник. Без разницы, с армией ли, с отрядом ли. Конь переминался с ноги на ногу, всхрапывая и ударяя копытом о черную землю, некогда пропитанную литрами чужой крови. Рядом так же невозмутимо и неподвижно, находился сир Клиган, чьей задачей было охранять хозяйку даже ценой собственной жизни. Но ведь можно обойтись и без жертв.
[NIC]Cersei Lannister[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/serseya.1475943617.jpg[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/t/jKYsG.gif
[/SGN]

Отредактировано Kitty Pryde (08-10-2016 19:20)

+1

3

[NIC]Jon Snow [/NIC]
[STA]Winter is almost upon us.[/STA]
[AVA]http://38.media.tumblr.com/48d28c1d484999c03bc40043e5791aad/tumblr_n55wfsqL6V1r9fp64o6_250.gif[/AVA]

Север помнит – помнит предательство, обман и войну пяти Королей; Север помнит, как Ланнистеры разрушили мирную жизнь, спокойное течение времени в этом крае, они внесли смуту, рассорили вассалов и настроили дружественные земли друг против друга. Север по-прежнему считает – и не безосновательно -  что смерть Роберта Баратеона была состряпана руками его белокурой жены, которая не прочь была утешиться в объятиях своего брата. Все началось именно в тот день, когда Ланнистеры с их пшеничными волосами и высоко поднятыми подбородками пересекли черту, попадая во владения Старков – Джон помнит тот день, когда всех детей хранителя севера, и его в том числе остригли, обрили, нарядили в чистые платья. Он стоял во втором ряду, (ведь он бастард) но даже отсюда ему были видны эти лица – столь не похожие на те, что были на севере : утомленные солнцем, величественные, с натянутыми улыбками и высокомерными взглядами. Их богато расшитые одежды, с дорогими воротниками, украшенные драгоценными камнями мечи и сложные прически, все это выглядело так неуместно и вычурно на фоне закованных в плотные темных тонов теплые одежды Старков.
С тех пор, Джон падал и поднимался чуть больше чем тысячу раз, его путь был длинным и тернистым. Жизнь не была с ним нежна, впрочем он знал на что шел, и Черному замку в итоге пришлось принять Джона Сноу. Он был в плену у одичалых, грелся с ними у костра и был рядом с одной из их женщин; он прошел путь от стюарда до Лорда командующего, он убивал белых ходоков, объединил ночной дозор и одичалых перед лицом общей угрозы и даже был мертв. Но все это не сравнимо с тем, что было, когда он отбил Винтерфелл у Болтона и на север вновь пришли Ланнистеры собственной персоной.
После смерти, Джону ничего не оставалось, как снять свой плащ – его дозор был окончен, его ждали черные от копоти и белые от снега стены его единственного дома, который был захвачен предателем. Человек чести не мог оставить при жизни свой пост, но когда братья ночного дозора подло закололи его, в конечном счете это оказалось почти что услугой. Душа Джона давно рвалась за пределы Черного замка – его брата погубили Ланнистеры, отца обезглавил сумасшедший Джоффри, он потерял из виду двух своих братьев и любимую сестру и даже самая стойкая из всех – Санса, была навсегда потеряна. Запоздалое письмо от Робба Старка, где он узаконил Джона Сноу как Старка и сделал наследником короны Севера, в случае своей смерти (как предусмотрительно), жгло Джону руки, словно горячие угли. Раздираемый сомнениями и тревогами Джон собрал небольшой отряд одичалых, обещая им землю и кров, отправляясь искать поддержки у Северян. Он разослал несколько писем, подписываясь именем последнего Старка, и получил определенную поддержку, чтобы выступить против Болтона. Слух о том, что Рамси Болтон, Ланнистеропровозглашенный хранитель Севера погиб от рук Джона Старка разлетелся по семи королевствам очень быстро, так что Ланнистеры не могли позволить этому событию укрепиться в умах жителей Вестероса.
Джейме Ланнистер, что до сего момента удерживал ров Кейтелин, отправился вглубь на север, а Серсея и часть королевской армии, с поддержкой Тиреллов, пустились прямиком из королевской гавани вслед за ним. Цареубийца хоть и был надменным рыцарем и грязным подонком, но честь для него играла несколько большую роль, нежели чем для остальных членов его семейства. Он разбил свой отряд на том же месте, где, совсем недавно был разбит отряд Джона, так что новоявленный Старк мог наблюдать за тем, как Джейме гарцует. Несколькими днями позже, его войско было пополнено.
- Джон, мы не выстоим. – Тормунд беспокойно теребил свою рыжую бороду, прекрасно зная, что его люди еще не успели оправиться от прошлой бойни, а рыцари долины, которые несколько дней тому назад покинули Винтерфелл, едва ли вернутся так скоро, да и станут ли лорды подвергать себя такой опасности как открытое противостояние королевской власти? Ланисстеры же не станут ждать подкрепления Сноу, так что Джон, взяв с собой Тормунда, выехал на переговоры.
- Во избежание лишнего кровопролития, я предлагаю решить этот вопрос поединком. Ты и я, Джейми Ланнистер.
- С чего я стану драться с того, Сноу? Нашего войска достаточно, чтобы подавить ваше маленькое восстание.
- Ты так в этом уверен? Рамси Болтон говорил точно также, а в итоге в Винтерфелле сижу я. Если конечно тебя не беспокоит, что бастард может победить тебя на глазах у твоей сестры.
Джон знал, что его слова будут услышаны не только Джейми, но и всеми, кто внимательно прислушивался и передавал друг другу этот разговор – сопровождающими Ланнистеров, не столь верными, как северяни. Самолюбие и гордость Джейме были задеты, а помимо прочего и честь его сестры. Если он откажется, то из цареубийцы прослывёт трусом. Джон развернулся, покидая нейтральную зону встречи, позволяя решать Ланнистеру в одиночестве. Джона била внутренняя дрожь, ведь если цареубийца откажется, то всем им грозит очень тяжелая схватка. Джон встречался с одичалыми, с белыми ходоками и людьми Болтонов, но все это было с приличными промежутками, за время которых он мог отдохнуть и набраться сил. После встречи с Рамси у него все еще болело плечо и к тому же, он заметно хромал.

Джон ставил три к семи, что Джейме откажется, но тот факт, что он задел его гордость напоследок уже грело душу. Когда же Сноу-Старк получил согласие от оруженосца Ланнистера, то перечитал бумагу несколько раз. Рассмеявшись, он хлопнул по столу, через чур шустро вскакивая, так что его плечо и нога явственно заболели, заставляя его присесть обратно. Рыжеволосый Тормунд молчавший все это время, покачал головой. Всем известно, что Джон великолепный мечник и бесстрашный боец, но сейчас он был ранен, а Джейме Ланнистер хоть и был лишен два года назад своей руки, сейчас был полон сил и все так же превосходно техничен. Знал ли когда-то бастард из Винтерфелла, что бросит вызов цареубийце за весь север?
Они встретились в беспощадном поединке насмерть, в котором Джон забыл о своей боли и отдался полностью этому звуку скрещенных мечей, запаху гари и искрам, что летели во все стороны, он нырнул в это чувство балансировки над пропастью, пустился в смертельное путешествие над бездной. Джейме был закован в свою золотую броню, Джон же в простую, но не сковывающую движений кольчугу, позволяющую ему быть быстрее и ловчее Джейме, уступая лишь в силе удара. Цареубийца вкладывал в каждый свой удар силу руки, силу и тяжесть брони и ярость оскорбленного любовника; Джон бился за свой дом, подобно лютоволку скалясь на более опасного и мощного хищника, показывая свои острые зубы льву и не желая отступать ни на шаг. Казалось, что они равны и этому поединку не будет конца, каждый удар был выверен, каждый шаг был зеркальным отражением другого, это был неуловимый простому глазу и безжалостный танец двух профессионалов, всполохи мечей и лязг металла, нескрываемые крики боли и ярости, пот струившийся ручьем и бесконечное, неподъёмное желание жить, захлестнувшее каждого из них с головой. Именно сейчас они были так близки к смерти и новому рождению. Джейме оступается, делает выпад, а Джон, отскакивая, наносит ответный удар в самое незащищённое место между пластинами, смертельным ударом протыкает насквозь Ланнистера, который откинулся от неожиданно стремительной боли назад. В его широко раскрытых глазах застыло удивление, непонимание и сомнение, словно он хотел оспорить эту смерть. Дикий крик Серсеи Ланнистер мгновенно отрезвил Джона, который так и застыл с мечом в руках. Рывком он отнял меч, позволяя телу безвольно осесть на землю.
Абсолютное безмолвие повисло над полем боя, который помнил звон мечей и ожесточенные крики. Джон делает несколько шагов назад, не до конца понимая, что он убил Джейме Ланнистера, он отнял его жизнь навсегда. Раньше он никого не убивал один на один, не считая белых ходоков, чья человечность подвергается совершенному сомнению.
- Полагаю, мы разобрались. Я даю вам день, чтобы покинуть мои владения. – он забрался на своего коня, с трудом и усилием удерживая спину прямо, отправился в замок. Джон знал, что без Джейме вряд ли кто-то возьмется за штурм замка.

Прошел месяц с того момента, как Джон убил брата Серсеи, но он все еще не смирился с этим странным чувством, обосновавшимся в его душе. Джон был совершенно один, и хотя весь север принял его как своего короля, как Старка, он не чувствовал абсолютно ничего похожего на удовлетворение или спокойствие. Судьба его двоих братьев и сестры была неизвестна, и это чувство совершенного незнания и невозможности узнать с каждым днем тревожило Джона все больше и больше. Он чувствовал свою вину за эту неизвестность, свою отвесность за их жизнь, ведь пока он не знал, что они мертвы – был шанс, что они живы. Ворон от Серсеи пришел рано утром, и Джон долго раздумывал над тем, стоит ли открывать его.
Она хотела с ним встретиться, и в ее словах было столько пронзительной ненависти и ядовитой правды, что Сноу не смог отбросить эту мольбу до наступления следующего дня, когда она должна была появиться. И появилась.
- Долгая зима наступила… – задумчиво бросил Джон, накидывая на себя плащ Старков с вышитым фамильным гербом. Он был уверен, что Серсея не верит, по крайней мере, в половину того, что она написала ему в письме, но на ее беду, все сказанное было правдой. Ворота отворяются и появляется Джон, его волосы убраны в тугой хвост брови сурово сведены, а на щеках уже далеко не юношеская щетина. Его сопровождает здоровяк Тормунд, который как всегда воздерживается от лишних комментариев, по другую сторону от Джона был призрак, ступая нога в ногу с конем и позволяя обойти себя лишь на пол корпуса. Взбираясь на заснеженный холм, Джон останавливается поодаль от Королевы, придерживая рукой поводья и покоя ведущую руку на мече. Джон ей не доверял.
- Прими мои соболезнования. – ее губы едва уловимо дергаются, словно она желает рассмеяться в лицо Джону, но королева молчит. – Ты не веришь и в половину написанного, но в твоих словах больше правды, чем ты думаешь. Я видел. – она отмахивается его слов, но Джон продолжает говорить, не позволяя ей перебить себя или не дать закончить.
- Мы должны остановить кровопролитие между нашими домами, нам больше уже нечего терять, мы абсолютно одни. Ты погубила мою семью, я забрал твоего брата. Мы квиты. – губы Джона дрогнули, когда он вспомнил о том, скольких потерял по вине дома Ланнистер, и в его голове проскальзывает шальная мысль, что она даже не успеет ничего сделать, если он сейчас одним резким движением отрубит ей голову. Гора за ее спиной, верно прочитал вспышку в глазах Джона, делая грузный шаг вперед. Сноу не пошевелился, замирая статуей на ветру.

[SGN]http://24.media.tumblr.com/59002b341bacddce182a1e994abf4584/tumblr_mj3mp5u6zR1qcqa3io9_r1_500.gif[/SGN]

+3

4

Серсея молча слушала все, что говорил Джон. Несмотря на то, что внешне она была невозмутима, а тонкие губы лишь изредка трогала саркастичная ухмылка, в душе у нее бушевал ураган. Всепожирающий огонь распалял душу, сжигал изнутри, заставлял терпеть невыносимую боль и улыбаться в ответ. Женщине не терпелось дождаться мгновения, когда весь этот спектакль закончится, когда Джон Сноу увидит, как ее солдаты живьем сдирают кожу с его подданных, когда услышит душещипательные рассказы о том, как страдала его любимая сестра, когда почувствует всю ту боль утраты, что не передать словами.
Она невольно покачала головой. Светлые волосы водопадом рассыпались по плечам. Сильный порыв северного ветра отбросил их назад за спину, открывая всю красоту светлой кожи на шее. Серсея была самой красивой женщиной во всех семи королевствах и она это знала.
- Глупый мальчик, - одними губами прошептала она. Издав тяжелый вздох, каким обычно сопровождает длинную нотацию мать, глядя на любимую разбитую вазу у осколков которой стоит ее отпрыск, женщина перевела взгляд голубых глаз за спину мужчине, на горячо любимый им замок. Винтерфелл серыми стенами возвышался посреди белоснежного поля. Снег покрыл тонким покровом всю округу не далее как вчера и еще не успел полностью растаять, приоткрывая поистине неземную красоту этого края.
Серсея бесстрашно заставила коня сделать шаг вперед, приблизиться к ненавистному ей человеку. И хотя сир Клиган позади сдавленно замычал, таким образом высказывая недовольства на действия своей госпожи, сам ближе не приближался. Для женщины в данный момент не существовало никого и ничего кроме Джона Сноу. Месть о скорой расправе с этим наглецом грела ей душу, несмотря на пронизывающий холод, что ледяными пальцами пробирался под теплые одежды и касался обнаженной кожи.
Женщина вновь перевела взгляд на мужчину, изучая его небритое лицо, хмурый взгляд и темные волосы. Он был полной противоположностью Джейме. На секунду Серсея задумалась, а каков этот юнец в постели? Много ли умеет, хорошо ли двигается. Она представила его руки на своих бедрах, его поцелуи, обжигающие тонкую кожу на ее шее, как он пальцами убирает ее светлые волосы за спину и стягивает их в хвост. А может он любит по жестче?
Джейме был прекрасным любовником и никто не мог с ним сравниться в этом искусстве. Насколько искусен Джон?
Серсея расплылась в хищной улыбке, чуть горделиво приподняв голову.
- Да, пожалуй ты прав, мы квиты. Мы оба слишком многое потеряли, и больше нам нечего терять, - произнесла она с легкой хрипотцой в голосе. Серсея стянула перчатку с правой руки и протянула тыльной стороной к верху ладонь Джону. - Пора заключить перемирие, ведь нас ждут куда более серьезные испытания нежели ничего не значащий обмен любезностями. Нам надо готовиться к чему-то худшему. Нам обоим.
***
Несмотря на то, что задание было весьма и весьма тяжелым, сделать так, чтобы все прошло максимально тихо, отряд, посланный Серсеей на Винтерфел с тыла, справлялся как нельзя лучше. Тела солдат, охранявших замок с внутренней стороны, пронзенные мечами в самое сердце, падали как подкошенные. Их сердца переставали биться, а кровь, вытекающая из тел, окропляла белоснежный покров, оставляя отвратительные красные пятна. Не смотря на то, что солнце еще не успело спрятаться за горизонт и своими последними лучами освещало отвратительную картину настоящего кровавого побоища, сумерки медленно надвигались на Винтерфелл, пряча под темным покровом сюрприз, устроенный безжалостной светловолосой королевой для, пожалуй, уже единственного человека, которого она ненавидела пуще жизни.
Выбив стекла в замке, отряд скрестил свои клинки с защитниками Винтерфела. Служанки, издавая истошные вопли, бросались бежать куда глаза глядят, но всюду напарывались на воинов с острыми клинками и в следующее мгновение их глаза стекленели, а тела безжизненным мешком валились на пол. Каменные плиты были скользкими от крови. Все действо медленно, но уверенно шло к концу. В замке наступила гнетущая тишина, лишь несколько дворовых псов и вороны, что гнездились на крыше, нарушали покой и умиротворение, что разом навалилось на мертвых обитателей внутри серых стен. Некоторых пришлось взять в плен, чтобы показательно казнить позже. Всего пленников было не более двадцати человек. Всех их, словно стаю дворовых псов, согнали в одну клетку дожидаться своей печальной участи.
Командир отряда, поднявшись по каменным ступеням на широкую стену, зажег факел и высоко поднял над головой. Маленький яркий огонек был хорошо виден в темноте стремительно приближающейся ночи.
***
Когда в темном небе заалела одна единственная точка, Серсея молниеносно метнула на нее взгляд, а после отвела коня назад, за спину сира Клигана. На ее губах играла усмешка. Григор без слов понял свою хозяйку и, достав из-за пазухи витиеватый рог, с силой дунул в него. Из другого конца полилась громкая протяжная мелодия. Ждать долго не пришлось. Из-за холма в нескольких десятках метров от проходивших переговоров, показалось небольшое войско численностью примерно в пару сотен человек. Часть держала в руках луки, другая восседала на конях.
Серсея отступила еще на шаг, победоносно улыбаясь.
- Здесь слишком холодно. Мы могли бы продолжить наши переговоры в более уютном месте, Джон Сноу? Например в вашем замке, - чуть приподняв бровь, произнесла женщина.
Зря парнишка думает, что она способна лишь мастерски плести интриги и убивать ударом ножом в спину. Многое изменилось с тех пор, как она заняла трон. Женщина овладела искусством ведения боя и теперь всегда носила под платьем небольшой кинжал. Сейчас на ее поясе, скрытый от посторонних глаз, висел облегченный одноручный меч и если молодому волку все же придет в голову напасть, она сможет за себя постоять. По крайней мере до того, как ее воны не наделают в нем несколько дырок.
[NIC]Cersei Lannister[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/serseya.1475943617.jpg[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/t/jKYsG.gif
[/SGN]

Отредактировано Kitty Pryde (21-10-2016 08:11)

+1

5

[NIC]Jon Snow [/NIC]
[STA]Winter is almost upon us.[/STA]
[AVA]http://38.media.tumblr.com/48d28c1d484999c03bc40043e5791aad/tumblr_n55wfsqL6V1r9fp64o6_250.gif[/AVA]
Весь Вестерос и все королевства знали, что Ланнистеры – всегда платят свои долги. Эта присказка стала символом их дома, опережая «Услышь наш рев!» на многие километры. Каждый представитель высокого дома, каждый простой дворовый мальчишка, повар или служанка знали, что из себя представляют носители знамени льва. Искусство интриговать, врать, лукавить и предавать впитывалось каждым новым поколением с молоком матери, оно передавалось на генном уровне, преподавалось на Утесе Кастерли наряду с грамотой и правилами хорошего тона.
«Никогда не доверяй Ланнистерам, Джон» - однажды сказал ему его отец, памятуя о предательстве Джейме. И Джон не доверял. Северный ветер раздувал выбившиеся пряди волос молодого хранителя Севера, который неотрывно смотрел на Серсею. Они никогда не встречались так близко, он никогда не видел ее лицо так четко : тонкие брови, поджатые в сомнительной форме губы, и румяные от холода щеки. Не смотря на то, что Серсея была южанкой, ее лицо было холодным и острым, лишь в ее глазах горело всепожирающее пламя, безумное и непокорное, как дикий огонь. Пока он говорил, женщина неотрывно смотрела на Сноу. Она крепко держала своего коня, и ее рука ни дрогнула ни разу, хотя Джон позволили себе напомнить, какие потери понесли оба дома. Тормунд и Призрак были на несколько шагов позади Джона, зеркальным отражением Клигана.
- Это правда. Долгая зима наступила. А вместе с ней и те, кто несут за собой смерть всем живым. – то, что южане считали скаками, для северян было жестокой правдой. Джон и сам когда-то в этом не верил.
Представительница дома Ланнистер протянула ему свою руку, выказывая не свойственное ей уважение, демонстрируя тонкую и нежную на вид ладонь. Длинные пальцы, без излишеств унизанные несколькими изящными кольцами, подчеркивали, холеные, королевские, не видевшие работы руки. Джону было неловко пожимать ее, своей мозолистой и грубой рукой, в которой ручка Серсеи утонула в мгновение. Его лицо по-прежнему выражало обеспокоенное недоверие. Письмо, которое Серсея прислала ему, итак больше всего было похоже на приманку, а когда она так легко согласилась с его словами, в душе Джона зашевелился червячок сомнения с большей силой.  Новоиспеченный Старк лишь на одно мгновение допускал возможность того, что женщина действительно понимает, какая серьезная угроза грозит им с Севера. На поясе висел меч из Валирийской стали, которым он убил уже ни одного ходока, приятно оттягивая пояс, и бесперебойно напоминал о том, к чему нужно готовиться. Джон не позволял себе больше терять это оружие, выходить из комнаты или замка без него, и чуть ли не спал с ним в обнимку, прикрепляя за изголовье кровати так, чтобы иметь возможность сразу же извлечь его. Бывший Лорд-командующий стал подозрительным после предательства собственных братьев, он смотрел на каждого взглядом, пронизывающим до нутра, выискивая червоточину.
В глазах Серсеи Ланнистер непреодолимый лед, но они пожали друг другу руки. Стоило бы сделать это на глазах у свидетелей, но если женщина действительно намерена заключить мир, они еще успеют перейти к этим протокольным формальностям. Она отводит своего коня, пропуская вперед своего молчаливого стража, чей рев оглушает всю округу. Сноу хмурится, он не понимает, к чему такие манипуляции. Тормунд оглядывается вместе с ним и они оба одновременно видят небольшой отряд. Ее охрана, проскальзывает в голове у молодого мужчины, но он не понимает, к чему такие действия, ведь она сама пригласила его на эту встречу, неужели ждала, что он нападет? Затем, до него медленно доходят слова Серсеи. Звучащая скорее как безвыходная констатация факта просьба, была выстроена так, что не предполагала отказа. Она приглашала Джона в его замок, а этот отряд намеривался их проводить.
- Конечно. – кивает головой Джон, разворачивая коня. Густая зимняя ночь уже окутала их плечи, так что редко горящие огни замка и пустые черные окна привлекли его внимание. Джон помедлил, внимательно вглядываясь в замок. Его смущал яркий факел, который он не приказывал зажигать, смущала «армия» Серсеи и смущало чувство обманутой наивности, которые он испытывал так остро. Женщина поравнялась с ним и подарила невероятно ослепительную улыбку, полную заговорщицкого торжества. Он склонил голову, поравнявшись с ней на спуске. Их спутники были позади, безмолвно следуя за своими главами.

Чем ближе Джон к замку, тем тревожнее ему становиться. Они не разговаривали, женщина периодически бросала на него свой взгляд и выглядела абсолютной хозяйкой ситуации. Словно он был ее пленником, которого она вела под конвоем в тюрьму. Подозрения усилились еще больше, когда никто не вышел встречать его из замка, а тьма, проглядывающаяся в окнах, стала совершенно уже подозрительной и нереальной. Было ощущение, что весь замок вымер за то время, что Сноу отсутствовал в нем. Дверь заранее отворилась, но страх не держал в руках факела, так что Джон не мог видеть вышитого на его платье льва. Впрочем, ему и не нужно было этого, сомнения достигли своей окончательной точки. Джону некуда было бежать – с одной стороны Серсея, впереди замок, а сзади отряд ее верных воинов. Позади Тормунд едва слышно пробубнил нечто схожее с тем, что думал и сам Сноу, но слова он использовал более грубые. Призрак догнал своего хозяина доверчиво заглядывая в глаза и бывший страж ночного дозора прочитал в этом взгляде мольбу, предупреждение и вопрос. Он кивнул ему едва уловимо, словно бы его качнуло, и лютоволк отстал на шаг, затем на два, а после и вовсе свернул с дороги, потерявшись из виду.
- Мой волк голоден. – ответил негромко Джон, когда Серсея вопросительно на него взглянула. Голос мужчины был совершенно спокоен. Он уже понял, что находится в ловушке. – Я отправил его поохотиться. – невзначай продолжил Старк, въезжая во двор замка. Они остановились напротив вооруженного отряда. Площадь была замечательно освещена, так что Джон смог увидеть то, что они устроили на его территории. Невинные жертвы мести Серсеи Ланнистер лежали насквозь проткнутые, обезглавленные, мертвые.  Черные вороны расселись по верхам башен, внимательно оценивая ситуацию. 
- Вы должны сжечь трупы, иначе они придут за вами. – произнес Джон, удерживая внутреннюю дрожь. В его глазах застыла боль, но никакого страха. Его коня взяли под узды, и под прицелом десятка лучников, Сноу и Тормунд оказались на земле. Джон не проронил больше ни слова, когда его вели в камеру. С него сняли кольчугу, забрали меч и провели мимо тех, кто остался в живых, демонстративно показывая им их Короля и хранителя. Раненные, избитые, они находились в плачевном состоянии, но никто из них не кричал и не плакал, никто из не осудил Джона, никто не бросил в него камня. Они пережили Грейджоев и Болтонов, самое меньшее, что с ними могут сделать Ланнистеры – убить. Тормунда заперли с остальными пленными, а Джона затолкали в отельную камеру, захлопывая дверь перед самым его носом. Лишенный кольчуги и верхней одежды, Джон чувствовал холод и голод, находясь на нижних уровнях на сырой земле. Он не позволили себе думать или скорбеть о погибших. Не позволил вине захлестнуть его до самого края, и затуманить его разум. Он не имел право сейчас на это, он обязан был видеть ситуацию трезво. Джон был жив, и в камере были те, за чью жизнь еще можно было побороться.
Сноу неотрывно смотрел в стену, он молчал и ждал появления Серсеи, он ждал, что же она скажет ему теперь, как будет улыбаться – так же фальшиво, также натянуто лживо? Или теперь он наконец увидеть истинный оскал львицы?

[SGN]http://24.media.tumblr.com/59002b341bacddce182a1e994abf4584/tumblr_mj3mp5u6zR1qcqa3io9_r1_500.gif[/SGN]

+2

6

Все происходит слишком спокойно, без лишних слов, резких движений. Так, как и должно было быть. Войдя в Винтерфелл, Серсея беспристрастно глядит на горы трупов, что в неестественных позах лежат то тут, то там. Их душа давно на небесах, их кровь давно пропитала белый покров земли, впитываясь в самое основание, их отрубленные головы послужат напоминанием последнему из Старков, что верить Ланнистерам нельзя. Они предадут, вонзят нож в спину, вырвут сердца голыми руками. Ланнистеры львы и готовы идти по головам к своей цели, как в прямом так и переносном смысле. Серсея осталась одна из некогда славного рода с красно-золотыми цветами на гербе. И пусть завтра она умрет от холода, голода или ранений, не совместимых с жизнью, сегодня она царица, она хозяйка положения и она докажет, какой страшной может быть львиная месть. За любимых, за родных, за тех, кто незаслуженно погиб, в страшных муках.
Ни этот патлатый мужлан, сопровождавший Джона, ни сам Джон, не пытаются сопротивляться. Понимают, что силы неравны. Но не смотря на то, что оба оказались в камерах, Серсея не забыла о лютоволке, что в данный момент бродит на свободе. Женщине известна невероятная сила и упорство этих зверей. Они настолько преданны своим хозяевам, что готовы биться на смерть и разорвать глотку любому, кто причинит им вред. Именно поэтому, оказавшись на главной площади одна, не считая сира Клигана и нескольких солдат, бродящих по окрестностям, Серсея подозвала начальника отряда, что как раз и захватил Винтерфелл благодаря тайной вылазке. Женщина спешилась, на ходу поправляя богатый меховой воротник зимнего пальто.
- Найдите лютоволка и заприте. Хотя впрочем можете и убить, мне все равно. Но я должна увидеть голову и принесите мне его шкуру, - ледяным голосом отдала приказ молодая львица, чуть свысока глядя на мужчину. Тот коротко кивнул и отправился к своим солдатам. Подозвав другого воина, что был одет в крепкую железную кольчугу, она отдала еще один приказ.
- Возьми несколько крепких воинов и закуйте Джона Сноу в цепи. Я хочу, чтобы холодный металл сжимал ему запястья и лодыжки, чтобы он был изможден и обессилен, поэтому вы можете делать, что хотите, но чтобы он был в сознании к тому моменту, когда я приду. Тебе все ясно?
Мужчина коротко кивнул и удалился. А Серсея, издав горький вздох, понуро осмотрела окрестности. Она хорошо помнила тот раз, когда они явились вместе с ее бывшим мужем Робертом Баратеоном в этот промозглый замок. Несмотря на лето, здесь было холодно и неуютно. Простые люди для которых даже самая старая ночная сорочка Серсеи показалась бы шикарным выходным платьем. Не то, что в Королевской Гавани. Это место полыхало жаром и богатством. Светлый камень, высокие дома, порт, в котором всегда было много богато украшенных кораблей. Королевская Гавань была самым красивым городом во всем Вестеросе. Не чета этому убогому и захолустному местечку.
В конце концов женщина направилась в одну из спален, чтобы отдохнуть с дороги, лишь пару раз искоса глянув на сира Клигана, что угрюмой тенью следовал за ней по пятам, не отступая ни на шаг.
***
Горячее вино разгоняло кровь, еще теплая вода освежала светлое лицо, богатая одежда сидела на идеальной фигуре, как влитая. В дверь постучались и, получив разрешение, на пороге показался тот самый молодой воин.
- Все готово, госпожа, - коротко отрапортовал он. Серсея наклонила голову и расплылась в улыбке.
Она встала с места, оправив складки одежды, и, накинув на плечи меховое манто, направилась следом за солдатом. Он долго вел ее по коридорам Винтерфелла, спускаясь все ниже и ниже, пока наконец не остановился около одной из закрытых дверей. Распахнув ее, мужчина пропустил женщину вперед.
- Подождите за дверью, господа, - коротко произнесла она и захлопнула дверь, закрыв ее на засов. Медленно повернувшись, молодая львица критическим взглядом осмотрела помещение. В камине потрескивал огонь, медленно пожирая языками пламени поленья, справа от камина на низком деревянном столике лежали инструменты, большая часть из них предназначались для кузнецов, а на самом краю красовалась пузатая бутылка с красным вином и красивый узорчатый бокал. Серсея улыбнулась, предвкушая веселье. Она перевела хитрый, искрящийся весельем, взгляд на Джона Сноу. Выглядел парень неважно. Его руки и ноги были плотно скованы короткими цепями, так что невозможно было даже шелохнуться. Белая рубашка с глубоким вырезом была заляпана кровью, медленно вытекающей из разбитой губы.
- Хммм... бедняжка Джон, - наигранно произнесла Серсея, подходя ближе и проводя тонкими пальцами по щеке парня, чувствуя кожей грубую щетину. - Последний из Старков, брошенный всеми, такой же, как и я. Она наклонила голову чуть вбок. - Я ведь тоже последняя из Ланнистеров. Все оставили меня, лишили того, чтобы мне так дорого.
Серсея отвернулась от Сноу, направившись к столику. В ее ладонь легла тяжелая сталь острого ножа. Ручка была холодной, но быстро согревалась от тепла женской ладони. Львица вновь вернулась к Джону, аккуратно протягивая руку и потянув на себя ткань рубашки. Ножом она разрезала ткань до самого низа, разделив ее на две половины, нарочито медленно совершая этот вроде бы просто ритуал, просто чтобы насладиться тихим треском. Серсея провела ладонью по оголенной груди Джона, скользя пальчиками по каждому шраму, что остался на его молодом теле. Ее холодные прикосновения заставляли его вздрагивать.
- Ты знаешь, я хочу открыть тебе одну тайну, - спокойным голосом начала говорить Серсея, кладя нож на место и сжимая пальцы вокруг железного прута, который предназначался для углей в камине. Она направила его конец в огонь, положив на одно из поленьев и невидящим взором глядя, как тот медленно накаляется, приобретая ярко-красный цвет. - Твоя милая рыжеволосая сестра, Санса Старк, совершенно случайно попала ко мне в Королевскую Гавань. Я хотела позаботиться о бедной девочке, невзирая на то, что она убила моего сына. Женщина вытащила кочергу и направилась к Джону.
- Но девчонка отказалась сотрудничать и тогда я бросила ее в самую сырую темницу. Еще шаг по направлению к парню. - Сначала я отрезала ей волосы и сожгла прямо у нее на глазах. В воздух взмыла раскаленная сталь, остановившись около лица Сноу. - Я хотела сначала снять с нее скальп, но подумала, что девочка может умереть от болевого шока, а я еще недостаточно с ней поиграла. Серсея сделала шаг назад. - А потом я взяла длинный нож и вонзила в ее тело, вот сюда. Женщина приложила огненную сталь к телу Джона, сбоку, чуть ниже ребер и стала медленно надавливать. Воздух тут же наполнился запахом горелой плоти и шипением. Громкие крики были ей, словно музыка, которую она готова была слушать снова и снова. - Я давила медленно, глядя, как кровь вытекает из ее юного тела. Слушала, как она хрипло кричит, извивается от боли, как умоляет убить ее быстро.
Серсея давила на прут до тех пор, пока он не вышел с другой стороны тела. Кровь струйкой вытекала из его тела, оставляя  после себя красную дорожку, уходящую под черную ткань брюк.
- Я просто хочу, чтобы ты знал, она умирала долго, в мучениях и проклятиях. Именно так же, как умрешь и ты, жалкий бастард, - прошипела женщина, глядя прямо в глаза Джону.
[NIC]Cersei Lannister[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/serseya.1475943617.jpg[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/t/jKYsG.gif
[/SGN]

Отредактировано Kitty Pryde (27-10-2016 10:19)

0

7

[NIC]Jon Snow [/NIC]
[STA]Winter is almost upon us.[/STA]
[AVA]http://38.media.tumblr.com/48d28c1d484999c03bc40043e5791aad/tumblr_n55wfsqL6V1r9fp64o6_250.gif[/AVA]
Джон оказался пленником по вине собственной наивной доверчивости и умело выстроенных слов. Серсея Ланнистер в последний раз сыграла на его чести и на страхе быть повергнутым Белыми ходоками. Она как истинная дочь юга и не думала, в самом деле, верить в написанное.  Женщина была ослеплена яростью, согласна была даже умереть во имя собственной мести. Джон, вновь ставший Сноу, сполна получил за свою доверчивость. Солдаты, бросившие его в камеру и лишившие доспехов, в скором времени вернулись. Мужчины обыскали Джона, камеру, и, не сумев найти ничего, в чем его можно было обвинить, выволокли на улицу.
Перед глазами северян, бывшего лорда-командующего заковали в цепи, заливая руки и ноги ледяной водой, чтобы раскаленный металл застыл мгновенно, а Сноу получил некоторую степень обморожения конечностей. Северяне были заперты в тесной клетке на улице, но толпой им не было так мерзло, как Джону. Они жались друг к другу, вытягивая шею, в надежде увидеть, как их король выхватит меч, предпримет попытку бегства или хотя бы вселит в них крупицу надежды. Джон был непреклонен, он терпел все выпавшее на его долю с торжественной покорностью. Надежда тот самый несгибаемый огонек, что горел в его душе. Она все еще оставалась.

Последнего из Старков о ком хоть что-то известно, повели в подвальные помещения, в глубь замка. Оставшиеся на улице пленники были вынуждены бороться с поднявшейся метелью и вьюгой, кутаться в то, в чем их выдернули на улицу и надеяться, что совесть Серсеи не окончательно уснула и она прикажет хотя бы прикрыть пленников от ветра. Сноу прекрасно знал, что будет дальше: физическая расправа, но не такая, чтобы он умер или отключился. Ему хорошенько пересчитают кости, отобьют часть органов и оставят висеть на стене. После Болтонов в замке все еще остались деревянные кресты, к которым те приковывали своих пленников, но солдаты Ланнистеров не стали прибегать к методу бывших хранителей Севера.
Сначала Джона хорошего прополоскали в ведре с ледяной водой, раз за разом макая его в воду и удерживая чуть меньше, чем для того, чтобы он потерял сознание. Стражники держали его за волосы упрямо тыкая северянина в воду и посмеиваясь. Они рассчитывали разговорить его, может быть заставить его упрашивать остановиться. Джон, конечно же, не доставил им такой радости. Жадно глотая воздух в перерывах, Джон запоминал их лица, запоминал их профили, чтобы отомстить. Он отомстит, даже если придется вернуться для этого с того света. Водные процедуры быстро наскучили мужчинам, которые оттащили Джона к стене, разводя его руки в стороны и закрепляя в специально отведенных пазах. Они по очереди рассматривали Старка, крутя его лицо из стороны в сторону. Отпуская грязные шуточки, что будет жаль уродовать такого красавчика, они по очереди тренировались в ударах. Били они все равно никудышно, в поединке он уложил бы их даже без меча, но результатов достигли. Под глазом расцветал фингал, из носа и губы сочилась кровь. Он был оглушен на одну ухо и потерял какую-либо чувствительно пальцев. Несколько раз мужчины прошлись по торсу Джона, но он был для них слишком крепок. Оценив результат своей работы, они отступили. Им нужно было не просто избить Джона, им нужно было сломить его дух. Но сделать этого так и не удалось. Не проронив ни слова, Старк лишь сверлил их своими черными глазами, морщась порой от боли. Вариантов было не много, Серсея едва ли дала бы распоряжение убить его. Разве могла львица лишить себя такой сладости? Джон проводил их ехидной усмешкой, сплевывая на пол сгусток крови. Солдаты перед уходом зажгли камин, принесли дубовый стол и стул. Кувшин с красным вином и несколько звякающих коробок, предположительно из кузницы.

Сколько Джон так провисел нельзя сказать однозначно. Но его руки и ноги затекли, зато конечности приобрели от распространившегося тепла, некоторую чувствительность. Волосы подсохли, уже более не морозя кожу стекающими холодными  капельками, а раны начали зудеть по-крупному. Серсея может быть и думала, что если не уморит его пытками, то его прикончит воспаление легких или бронхит, но ошибалась. Бастард Старка был живучий и стойкий. Она пришла в сказочно красивом платье, с причудливо убранными в сложную прическу волосами и искрящимся взглядом. Пожалуй, такой настоящей Джон не видел Серсию никогда. На ее губах сияла искренняя, счастливая улыбка, а руки мечтательно держались за бокал с вином. Она пригубила его, рассматривая своего пленника, который встретил женщину равнодушным взглядом. Не было смысла говорить ей что-то, не было нужды объяснять, как она ошибается. Он – Джон, последнее, что сдерживает семь королевств от пучины смертоносного безумия, в которое погрузится Вестерос, если Север перестанет удерживать Белых ходоков. Зима за маленькими круглыми окошками пела свою беспощадную песню, но даже этого было не достаточно, чтобы женщина остановилась.
Женщина приблизилась к нему, хватаясь за подбородок.  Взглянула в глаза, выискивая там что-то одной ей понятное. Она ждала раскаяния? Сожаления? Может быть, мольбу? Джон хотел плюнуть ей в лицо, рассмеяться своими кровавыми деснами, растянуть губы в ядовитой усмешке белого волка.
- Убьешь меня, а? – прохрипел Джон ей в лицо. – Убей. Тебе не станет от этого легче. Ты даже окажешь мне услугу, Серсея. Я уже побывал на том свете. То, что ждет меня тут гораздо хуже. То, что ждет всех тут. – его смех прокатился по залу, превращаясь через секунду в продолжительный кашель. Она словно бы даже и не слушала его, медленно разрезая рубашку, дотрагиваясь до него своими холеными пальчиками. Дочь юга была холоднее льда, несмотря на то, чтобы должна была хранить тепло солнца внутри себя. По телу Джона пробежались мурашки.
Он не хотел слушать ее, не хотел знать, что она говорит ему. Санса считалась пропавшей, считалась в бегах. Джон согласен был поверить в любую версию, лишь не в ту, где говорилась, что Ланнистеры давно заморили ее. После смерти Робба не было никаких сомнений, что Санса больше не в безопасности, но она всегда была сильной девочкой и Джон надеялся, что она найдет выход. Жизнь за жизнь, только Старков легко слишком много на одного Ланнистера. Отец, Робб, Кейлелин, Санса.. против Джоффри и Джейме. Джон взвыл не от того, что она поджарила его ниже ребер. Не от того, что безжалостно выжигала на нем раскаленной кочергой, нет. Ему было неудержимо больно от осознания того, что он потерял еще одну нить. Еще одну крошечную крупицу надежды. Санса.. Сжав зубы, Сноу заскрипел ими так, что даже Серсея могла бы услышать этот скрип. На ее лице появилась улыбка.

Где-то заснеженном лесу группа лучников пробиралась сквозь непроглядную зимнюю бурю. Где-то там, боролась со стихией группа, посланная Серсеей, с гербом льва на груди, в поисках одного единственного лютоволка. Призрак следовал за ними вот уже около получаса, выискивая подходящий момент, чтобы прикончить их. Волк ясно прочитал в глазах своего хозяина приказ. Прыжок со спины, оттащил в кусты и перегрыз глотку. Вырвал зубами лук в прыжке и пригвоздил лапами к занесенному снегом камню, ломая хребет. Призрак разобрался со всем отрядом в считанные секунды, добираясь, наконец, до сира Давоса. Около часа волк бежал без остановки, сквозь снежную бурю и заросший лес. Он умирал от жажды, но когда они встретились с доверенным лицом Джона, все сразу стало ясно.
- Джон.. Винтерфелл! Разворачиваемся, срочно!! Все назад! Быстро, быстро! – глашатай помчался во весь опор в начало войска. Серсее было невдомек, что основная часть армии была переброшена к самой дальней границе, для встречи подкрепления со стороны одичалых. Тормунд неделей ранее убедил часть отказавшихся, все таки присоединиться к Джону, освоить земли и выделить воинов для регулярной армии. Они были готовы примкнуть к Сноу, лишь при условии, что им будет обеспечен безопасный переход через границу, под надежной охраной.
- Отправь вперед гонца, пусть он передаст через стену, что мы не сможем принять сейчас гостей. У нас особое обстоятельство. Накормите волка, дайте ему воды. Он должен провести нас так же быстро, как добрался сам. По основному тракту нам придется двигаться слишком долго. Живо! – сир Давос не мог позволить, чтобы еще один его Король погиб, и каждая секунда была на счету. Спустя полтора часа, рассредоточившись, бойцы севера окружили безмолвный замок. Непроглядная вьюга помогала им, одетым во все белое и бывалым северянам, проскользнуть незамеченными. Редкие часовые были сняты одичалыми, которые воевали и не в таких сложных погодных условиях, а тайные ходы в замок были известны живущим там годами.

- Мне не страшно. Я уже умирал. – выдохнул Джон, поднимая на нее затуманенный болью взгляд. Его уже предавали, оставляли замерзать, его тело протыкали ножами, его бросали наедине со стихией, он боролся со своими братьями, кровными врагами и с Белыми ходоками.
- Что мне Серсея Ланнистер? – издевательски проскрежетал Сноу, не давая ей возможности насладиться своим превосходством, не давая ей почувствовать власть над ним. Он не Санса. Не станет умолять. – Меня убивали братья ночного дозора, а ты? От тебя и ждать другого нечего. Чтоб ты знала.. – рассмеялся он, в тон ей, поддерживая беседу. Джон чувствовал, что сил все меньше, и уже не стоял на полу, бессильно повиснув на цепях. Он то и дело кашлял, а болевые рецепторы уже начали отказывать ему. Он весь превратился в один сплошной болящий нерв, который зудел вне зависимости от прикосновений Серсеи. Прут тут же был прокручен, с присущей ей кровожадной яростью, а затем она дернула на себя, рассматривая окровавленное железо. Кровь из оставленной ею раны потекла в три ручья, а Джон сморщился от боли, на мгновение даже ослепнув. Надо отдать ей должное, братья ночного дозора не пытали его, прежде чем убить, они подарили ему сравнительно быструю смерть, но в отличии от этого случая, никто не мог ее предотвратить..
В замке раздался короткий звон колоколов, свидетельствующий о том, что началось нападение. Джон не сдержавшись обессиленно выдохнул. Больше всего на свете он боялся, что Призрак не успеет. Дверь мгновенно раскрылась, и двое солдат подскочили к блондинке, которая не сразу поняла, что именно случилось.
- Моя королева, на замок напали. Их больше. Мы должны срочно покинуть помещение, иначе Вам грозит большая опасность.. – Джону вдруг показалось, что у него еще огромное количество сил, что бы противостоять Серсее, что он готов бороться с ней. Она схватила нож, который лежал на столе и приставила его к горлу Сноу, шипя проклятья. Джон замер. Наверху послышались звуки борьбы, крики и топот ног. Замок будто ожил, задышал и задвигался, принимая гостей. Серсея сделала надрез, когда в дверях оказался лютоволк: раскатистее грома, его рык разрезал пространство. Он прижал уши неотрывно смотря на женщину и скалясь.
- Он убьет тебя. Разорвет твою глотку. Даже они не спасут тебя. – легко перейдя на ты, Джон даже улыбнулся.
- Режь. – Джон знал, что своя жизнь ей гораздо дороже, а она знала, что лютоволк доберется до нее. Медленно она опустила сталь. Медленно отошла от Сноу. Охрана выставили вперед мечи, предупредительно прикрыв Серсею за своими спинами.

[SGN]http://24.media.tumblr.com/59002b341bacddce182a1e994abf4584/tumblr_mj3mp5u6zR1qcqa3io9_r1_500.gif[/SGN]

+3

8

Серсее всегда казалось, что мир лежит у нее перед ногами, что стоит протянуть ладони и она обнимет необъятное, что любой ее каприз будет исполнен немедленно, а капризов у нее было несметное множество. Иногда красный туман застилал сознание, он требовал крови, требовал расправы над виновными, требовал уничтожить, раздавить тех, кто посмел встать на пути у горделивых львов, что правили семью королевствами, превратить их жизни в сущий кошмар и всласть насладиться их страданиями.
Серсея старалась все держать под контролем, ибо только это и придавало ей сил. В момент, когда женщина взяла в руки нож, отбросив окровавленный прут в сторону, до ее слуха донеслись крики с улицы, но она старалась не придавать им значения. Скорее всего это просто ее солдаты забавлялись со служанками или избивали мужчин, которые к этому времени еще не успели сдохнуть от полученных травм или обморожения. Но реальность оказалась куда более жестокой. Влетевшие в комнату и запыхавшиеся солдаты, что-то наперебой говорили, стараясь перекричать друг друга. Серсея не сразу поняла в чем дело, а когда смысл сказанных слов дошел до ее исступленного болью от потери близких и кровавой местью сознания, было уже поздно. Огромный белый лютоволк, занимавший собой большую часть дверного проема, утробно рычал, не сводя звериных глаз с женщины.
Серсея внимательно слушала каждое слово Старка, разглядывая его избитое окровавленное лицо, его голос проникал в самую глубь сердца, в самую душу, заставляя мозг работать и судорожно выбирать один из двух вариантов. Умереть самой, при этом успев захватить с собой Джона Сноу или оставить его жить, но тогда неизвестно какая судьба будет ждать ее. У женщины не было гарантии, что этот ублюдок не вернется к жизни вновь, тогда ее смерть окажется напрасной, а этого она допустить никак не могла.
Стиснув зубы и поджав губы так, что они превратились в тонкую белую линию, Серсея Ланнистер опустила руку, но не выпустила из пальцев само оружие, готовая, если что, биться до конца. Солдаты загородили ее своими широкими спинами, скрывая от глаз лютоволка, что уже готовился к прыжку. Позади зверя выросла человеческая фигура седовласого невысокого мужчины. Он озабоченно обвел взглядом помещение, на миг остановившись на женщине, а после перевел взор на парня, что безвольно висел на цепях.
- Господин! - воскликнул он. - Скорей сюда!
Буквально через пару мгновений комната заполнилась людьми. Солдаты, чья униформа была черно-серой, тут же бросились к Джону и придерживая его под руки, сняли с цепей.
- Советую вам сдаться без боя, иначе будете повешены, - строго произнес мужчина, все еще продолжая стоять в дверях. Двое солдат, что прикрывали своими спинами Серсею, быстро переглянувшись бросили мечи на пол и сделали шаг вперед.
- Бесхребетные твари, - прошипела женщина.
- А что касается вас, леди...
Она подняла горделивый взгляд на говорившего.
- Вашу судьбу будет решать господин Старк. Само собой, когда придет в сознание, а пока проследуйте за мной в свои покои.
Серсея, гордо подняв голову, как настоящая львица, сделала шаг вперед, как вдруг сир Давос вновь перегородил ей дорогу, злобно сверкнув глазами.
- Моя воля, леди, вы бы уже давно были мертвы и гнили где-нибудь в сточной канаве. Поверьте, никто не стал бы вас оплакивать.
Серсея лишь улыбнулась и чуть наклонилась вперед, к самому уху мужчины.
- Прочь с дороги, ничтожество, иначе ты следующий, кого я лишу головы, но сначала выкачаю из твоего тощего тела всю кровь, по капле, наблюдая, как та окрашивает белоснежный земной покров.
Женщина краем глаза заметила, как мужчина вздрогнул и довольно ухмыльнулась. Волк продолжал рычать, но ничего не предпринимал без команды, лишь тихо поскуливал, когда мимо пронесли тело Джона Сноу.
Серсея неспеша шла в свои покои, сопровождаемая лишь парочкой солдат, приставленных к ней за тем, чтобы та не совершила глупостей. Проходя по внутреннему двору, она увидела, как пятеро солдат в белой форме всеми телами навалились на сира Клигана. По округе разносился невообразимо громкий рев раненого медведя, униженного, но не сломленного. Серсея ухмыльнулась, заметив, что перед тем, как скрутить его, он успел убить трех мужчин и ранить еще четверых. Такой точно не пропадет, а если и умрет, то в бою, как настоящий воин, коим он всегда и являлся. Лишь на мгновение они пересеклись взглядами, но и этого было достаточно, чтобы понять, мужчина готов биться насмерть за свою хозяйку. Но в данный момент подобной жертвенности не требовалось, потому женщина лишь коротко мотнула головой и прошла мимо. Вслед ей звучали озлобленные крики и бранные слова от тех, кого уже успели освободить из заточения, но ни один из крестьян не решался подойти ближе и сказать ей это в лицо. Все знали насколько коварна может быть последняя из Ланнистеров. Стоит лишь на мгновение расслабиться и она не задумываясь вонзит нож в спину, а после еще и прокрутит несколько раз.
Поднявшись в свои покои, женщина прошла внутрь и услышала, как за ней захлопнулась дверь и задвинулся тяжелый засов. Теперь она осталась одна. Сейчас, когда ее никто не видел, когда она могла не бояться, что ее увидят или услышат, слезы градом покатились по белому женскому лицу, оставляя после себя мокрые дорожки. Они бежали вниз, падая с подбородка на белый, словно только что выпавший снег, ковер. Ее плечи содрогались от беззвучных рыданий. Серсея вспоминала всех, кого потеряла. Она хорошо помнила каждый момент. Как тряслась от злости, когда глядела в мертвеющие слова Джоффри, как кричала, увидев распростертое на горячих камнях тело Томмена, как в беззвучной злобе стискивала зубы, когда узнала о смерти любимой дочери и как на сотни мельчайших осколков рассыпалось ее сердце, когда Джон Сноу проткнул Джейме, ее Джейме. Единственного, кто ее любил больше всех на свете. Теперь все они мертвы, а она жива. Серсея не боялась признаться самой себе, что уже не раз помышляла о самоубийстве, но отметала эту мысль, твердо намереваясь сначала казнить и растоптать всех тех, кто лишил ее драгоценной семьи и только после она могла отдать Богу душу.
Когда дверь в ее покои отворилась, Серсея давно уже пришла в себя, припухлость на лице от слез спала, а с глаз спала красная отечность. Сейчас она стояла спиной к двери и держала в руке бокал с вином, глядя в зарешеченное окно на падающий крупными хлопьями, мокрый снег, что налипал на каменный подоконник за стеклом.
- Если хочешь убить меня, то давай, мне уже нечего терять, - устало произнесла женщина, не отрывая взгляд от вида за окном. Она медленно развернулась к Джону, что стоял в дверях и плавно покачивая бедрами, направилась к нему. - Но если вздумаешь медлить, то стоит лишь тебе на мгновение отвернуться, забыться, отвлечься и я перегрызу тебе горло и уж поверь, в этот раз ты с того света уже не вернешься, - прошипела она, прищурив глаза. Они стояли настолько близко, что Серсея могла почувствовать его дыхание и хотя он был ненамного выше ее самой, лишь на каких-то жалких пару сантиметров, она ненавидела, когда на нее смотрели сверху вниз и всегда старалась поставить на колени тех глупцов, что думали, будто имеют хоть малейшее превосходство перед этой женщиной. Она королева Семи королевств, она Серсея Ланнистер, безупречная, великая, жестокая львица, готовая драться до самой смерти и принять ее с гордо поднятой головой.
[NIC]Cersei Lannister[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/serseya.1475943617.jpg[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/t/jKYsG.gif
[/SGN]

+1

9

[NIC]Jon Snow [/NIC]
[STA]Winter is almost upon us.[/STA]
[AVA]http://38.media.tumblr.com/48d28c1d484999c03bc40043e5791aad/tumblr_n55wfsqL6V1r9fp64o6_250.gif[/AVA]
Сколько раз Джон Сноу был на краю смерти? Он уже испытал однажды поцелуй дамы с косой, и его душу объяла беспробудная  тьма. До сих пор он чувствовал эту невероятно огромную пустоту, что скорее всего навсегда поселилась в его душе. Он воскрес, восстал из мертвых, но цена за это была велика и бесконечно тяжела. Серсея не могла с ним сделать ничего хуже того, что уже было. Боль - это лишь временно состояние, слабость организма ничто по сравнению с крепостью души Джона Сноу, с той цельностью, что уже была разбита и была склеена нетвердыми руками жрицы огня. Серсее не раздробить его душу больше, чем уже есть.
Джон обессиленно повис на цепях, когда основное действие уже кончилось: Ланнистер была вынуждена сдаться, вслед за Призраком, в дверях появился сир Давос с мечом наголо, за ним следовали и другие бойцы армии севера, так что у женщины не было выбора. Джон терял сознание и возвращался к нему вновь, когда его бережно подхватывали на руки, относили в его покои. Лекаря, разумеется, нигде не было, так что некоторое время Джон был вынужден лежать с промытой водой и перевязанной наспех раной. Он чувствовал чужие руки на своем теле, чужие руки на своей голове. Мокрая тряпка на лбу менялась регулярно, но не приносила ему ни облегчения, ни покоя. Сноу бросало в жар, его лихорадило и трясло и метало по кровати. Когда тонкие и умелые руки Мелиссандры коснулись тела Старка, он вздрогнул от холода и странно-знакомого чувства тревоги, в мгновение выныривая из беспокойного и дурного сна. В последний раз, когда они разошлись, он не желал больше видеть ее, прогнал из своих владений под страхом смерти и сир Давос сделал все возможное, чтобы она не вернулась в Винтерфелл, но сейчас приподнявшись на подушках, Джон видел обеспокоенное и мрачное лицо мужчины. Скорее всего, он сам привел ее, когда ничто не помогало молодому лорду. Старк опустился обратно на кровать, чувствуя, как она безмолвно продолжает ощупывать его, как она медленно разматывает повязку и чуть тянет на себя, захватывая часть плоти. Джон замер, приготавливаясь к боли, но женщина сделала все мастерски.
- Эту рану придется прижигать и зашивать. – спокойно проговорила она. – Мне нужна иголка, чистая повязка, вода и шелковая нить. – когда все необходимое было перед ней, женщина выдворила всех лишних, даже Давоса. Она прикрыла глаза Джону, тихонько убаюкивая его своим голосом, сначала прижигая рану. Пришлось закусить тряпку, чтобы в очередной раз не заорать от боли, но в отличии от Серсеи, она не стремилась доставить ему боль. Осторожно штопая потерявшего любую чувствительность Джона, женщина продолжала напевать что-то, словно вводила его в гипноз. Он не заметил, как уснул.

Проснулся Король севера лишь спустя несколько долгих суток. Он не помнил абсолютно ничего – ни как женщина замотала его рану, ни как она усыпила его, ни что ему снилось. Он не помнил, как она регулярно меняла повязки, смазывая стежки густой, резкой на запах мазью, и как ушла отдыхать, лишь убедившись, что он приходит в себя.  Первым делом Джон прощупал себя, проверяя, не дурной ли все это сон. К его огромному сожалению, все было более чем реально, но той боли, что все еще фантомно отзывалась в голове воспоминаниями, уже не было. У дверей стояло несколько стражников, один из которых тут же вышел, когда Джон открыл глаза. Приподнимаясь на подушках, Сноу осмотрелся, обнаруживая за окном яркий день. События прошедших дней все еще казались ему дурным сном, который так и хотелось отогнать. Когда в дверях появился мужчина, Джон слегка улыбнулся ему все еще бледными губами.
- Вы оказались очень во время, сир Давос. Охрана надеюсь выставлена по всему периметру? – получив короткий кивок, Джон слегка расслабился. – Значит, я в очередной раз обязан своей жизнью жрице огня? – скорее утверждая, нежели спрашивая, заметил Джон. Мужчина коротко кивнул снова, пожимая плечами. Этот жест можно было рассмотреть как извинение, за это вынужденное решение.
- Прогонять ее будет теперь в высшей мере неэтично. – обронил Старк. – Как себя чувствует королева? 
- Львица в ярости. Она мечется по клетке, в надежде, что из Королевской гавани за ней пришлют армию. Но совет не очень-то ее любит, так что до сих пор нет даже письма с требованием выдать ее. – в голосе Давоса послышалось легкое ехидство.
- Что ж.. это не удивительно. Но, тем не менее, она венценосная особа и должна содержаться в особых условиях.
- Несомненно, ее регулярно кормят, и она получает даже вино. Она в хороших покоях, имеет доступ к ванне и мягкой перине. Хотя будь решение мое, то запер бы ее в самой высокой башне. – Джон понимающе кивнул, оставляя последний комментарий без внимания. Он попытался встать, но рана все еще давала о себе знать. Несмотря на это, боль была далека от той, что должен был испытывать человек, получивший такие ранения всего несколько дней назад. Он вопросительно осмотрел свой торс, ощупал крепкую и плотную повязку, находя глазами у своей кровати деревянную плошку, с охровой субстанцией, похожую на мазь. Это многое объясняло, но узнавать подробностей, как ни странно, он не желал.
Замок хорошо отапливался благодаря столетиями назад продуманной системе отопления, так что находиться в нем в мехах было не обязательно. Джон надел на себя простую белую рубашку, созывая совет. Совершенно не удивительно, что вассалы, принесшие ему клятвы, сразу же собрались в замке, когда прознали о случившимся. Все ждали, умрет ли Джон Сноу или останется жив, и вопреки надеждам Серсеи, он выкарабкался. На собрании бурно обсуждался вопрос дальнейшей судьбы женщины, и их в целом – ведь враг был гораздо ближе, чем могло бы показаться, а долгая зима наступила. Джон потребовал дополнительных солдат, отдал приказ сформировать отряд и отправиться на границу, встречать одичалых. Все время, что он находился во главе совета, Призрак сидел под столом, верно держа свою голову на коленях Джона.

Задержавшись на пороге, Джон перевел дыхание. За дубовой дверью находилась его мучительница, женщина, которая чуть не забрала его жизнь. Королева семи королевств, непризнанная, покинутая и отвергнутая бывшими союзниками, потерявшая семью и надежду, некогда великая львица, плененная севером. То, что он собирался с ней сделать, было гораздо хуже смерти, было для нее страшнее всего, что она могла бы представить для себя. Было самое страшное и тяжелое, на что он пойдет во имя спасения всего Вестероса, и в первую очередь, во имя Севера.
- Я не собираюсь убивать тебя. Хотя, разумеется, ты поступила бы именно так. – Джон пожал плечами. Несмотря на свои физические увечья, он по-прежнему был сильным мужчиной, способным справиться с ней, так что попытки стражи сопроводить его, были отвергнуты. К регулярной охране покоев Серсеи добавилась еще и его личная. Женщина стояла подле него, совершенно безразличным взглядом рассматривая его, выискивая признаки ранений, нанесенные ей. Губа и фингал под глазом были совсем не различимы, а вот заштопанная надбровная дуга напоминала о прошедших увечьях. Бок все еще зудел, то ли чувствуя близкое присутствие той, кто постарался доставить ему эту боль, то ли от того, что он взвалил на себя слишком много, не успев толком оправиться.
- У меня есть для тебя кое-что похуже, Серсея Ланнистер. Я женюсь на тебе и стану законным Королем Андалов и Первых Людей, Лордом Семи Королевств и Защитником Государства. – выражение ее лица изменилось лишь на мгновение, но этого было вполне достаточно, чтобы Джон испытал сладкое чувство удовлетворения, разлившееся по его венам подобно молодому вину, что она так любила пить, добавившее ему физических и моральных сил. Он взглянул ей прямо в глаза, не боясь того адского огня, что зажегся в них, оно не могло опалить его.
- Мы женимся под сенью семерых завтра же, советую написать в королевскую Гавань счастливую новость. Но не спеши радоваться, - губы Джона тронула улыбка – Септон также будет венчать нас. Мы пройдем обряд венчания признанный и на севере и на юге, так что наши узы будут нерушимы и священны по обеим традициям. – Джон еще раз взглянул на женщину, которая замерла. Она не могла пошевелиться, ведь это заявление буквально поразило ее. Она могла ждать от него чего угодно, от при людной казни и объявления ее своей пленницей, до прямого убийства или угроз, но никак не ультимативного, безвыходного утверждения.
- До завтра. – Джон захлопнул за собой дверь.

Чуть меньше чем через сутки, к Серсее явились две абсолютно ненавидящие ее девушки, с целью подготовить по северным обычаям платье для невесты. Они ушили и отмерили, не смущаясь колоть и дергать Королеву. Через несколько часов, мрачный стражник доставил ей платье, оставляя ей честь одеваться самой. Когда она была практически готова, девушки вернулись, помогая ей с прической и выпроваживая ее под стражу. Четыре мужчины вели ее под конвоем, словно она могла разобраться с ними одна. Спускаясь вниз, они прошли мимо клетки, где без движения сидел Клиган. Увидев свою королеву, он вскочил, схватился за двери клетки, с силой пытаясь раздвинуть прутья. Несколько стражников схватили копья, отгоняя его вдаль камеры.
Джон ожидал женщину внизу, на улице.
- Письмо? - потребовал Джон подтверждение, которое нужно было отправить в Королевскую Гавань. Он бесцеремонно развернул бумагу, вчитываясь в текст, выведенный явно дрожащей рукой королевы. Все было написано безупречно и холодно. Факты к фактам - она ставила в известность совет, что ее цель по заключению мира с севером достигнута, и что она вскоре обзаведется мужем и надежным союзником, которому передаст бразды правления. Джон коротко кивнул головой, отправляя ворона и прикладывая свое собственное письмо, отправляясь встречать ее на положенном, жениху, месте.

[SGN]http://24.media.tumblr.com/59002b341bacddce182a1e994abf4584/tumblr_mj3mp5u6zR1qcqa3io9_r1_500.gif[/SGN]

+2

10

Серсея была готова ко всему на свете. Она уже внутренне настроила себя на новую волну боли, почти ощущала на своих плечах грубые пальцы, чувствовала на коже спины сильные удары розгами. С ней могли делать что угодно и она была к этому готова лишь потому, что хуже быть уже не могло. Лишь эта мысль вселяла надежду на то, что она буквально вырвет из рук злодеев кнут и стеганет в ответ их так, что красные рубцы на их теле еще долго будут напоминать о том, что нельзя обижать львицу. У той, кто потерял все, любимого мужчину, детей, все еще остаются острые клыки и когти и она не преминет ими воспользоваться.
Когда до нее наконец дошел смысл сказанных Джоном слов, женщина замерла на месте. Кажется она даже перестала дышать. Эта новость не просто поразила ее до глубины души, она не понимала, как он мог вообще до такого додуматься. Он, жалкий человечишка, бастард без рода и имени, отродье Старка, мнящий себя королем севера хочет на ней жениться? Нет, не хочет, вынужден. Глупец, разве он не понимает, что Серсея при первом же удобном случае перережет горло своему новому муженьку, отправив того гнить в ближайшей канаве. Неужели то, что случилось с Робертом Баратеоном никого ничему не научили? Все боялись произнести это вслух, но знали, что виновницей его скоропостижной смерти стала именно Серсея, а теперь еще и это.
Женщина презрительно поджала губы, не отводя взгляда от Джона все то время, пока он говорил, и судорожно пыталась найти лазейку в его плане.
- Дерзкий мальчишка, да как ты смеешь! - вырвался гневный крик из ее уст, но Сноу уже вышел. А в следующее мгновение о дубовую дверь разбился хрустальный бокал, осыпавшись на пол сотней мелких осколков. Остатки вина ручейками стекали вниз, похожие на полупрозрачную кровь.
Серсея думала об происходящем и ночью, так и не сомкнув глаз и наблюдая сквозь зарешеченное окно, как голубой диск луны проходит по чернеющему небу, а после склоняется за горизонт уступая место яркому солнцу, и тогда, когда негодные девицы шили на нее платье, с каким-то особым злорадством вонзая иголки в ее нежную светлую кожу, а после саркастично извиняясь. Если бы они были сейчас в Королевской Гавани, Серсея давно бы уже приказала высечь их на главной площади, а после прогнать по всему городу нагишом, дабы в следующий раз думали с кем имеют дело. Но сейчас она была затворницей положения и скрепя зубами терпела, не проронив ни слова.
Когда ее наконец оставили одну, женщина села на невысокий табурет, держа в дрожащей руке перо. Едкая капля чернил скатилась с кончика и упала на чистый пергамент, расползаясь во все стороны отвратительным пятном, заполняя собой свободное пространство. Неужели это конец? Неужели она обречена? С каждой минутой мгновение, когда она станет законной супругой Джона Сноу, этого проклятого щенка севера, приближался и отсрочить его было невозможно. О суициде не могло быть и речи. Смерть это слишком простой выход из ситуации, недостойный королевской особы. А вот оставаясь в живых, она ещё сможет сделать так, чтобы ситуация обернулась в ее пользу. Но сейчас стоило быть аккуратнее. Может быть жажда мести и застилает разум, а гнев превалирует над остальными эмоциями, но сути это не меняет, Джон достаточно умный и сильный мужчина. Возможно, он не так низок и не причинит ей вреда, не станет брать силой или насмехаться, он грамотный стратег и лидер, иначе за ним не шли бы люди, иначе в его голову даже не пришла бы такая идея.
Тонким неровным почерком Серсея выводит слова, где кратко говорится о том, что да, мир с севером заключён посредством венчания с последним Старком. Она знала, когда это письмо прочтут в совете, никто в Королевской гавани не поверит в то, что это правда, пока воочию не убедятся. Никогда юг не будет сотрудничать с севером, но мир меняется, устоявшийся расклад отходит на второй план, уступая место переменам в жизни всех жителей семи королевств.
Когда женщину вывели на улицу в сопровождении нескольких солдат, она видела, как ухмыляются простые люди, слуги что остались жить после той ужасной резни, что устроила королева, дабы захватить власть в Винтерфелле. Она безразличным взглядом смотрела, как бросился на прутья клетки, словно разъяренный буйвол, сир Григор Клиган, как безапелляционно Джон выхватил аккуратно свернутое письмо, как чёрный ворон, к ноге которого был приторочен сей свиток, издав протяжное карканье и взмахнув крыльями удаляется, сливаясь с серыми небесами. 
На плечах Серсеи покоился длинный плащ из красно-золотой материи отороченный меховым воротником и скреплённый застежкой в виде львиной головы, таковы были цвета дома Ланнистеров. Почти такой же плащ, но серо-белый с застёжкой в виде лютоволка лежал на плечах Джона. Обряд проходил по всем обычаям севера, где была так сильна вера в Старых богов, в богороще перед чардревом. Серсея безучастно слушала обет, что приносил ей Сноу, ныне Старк, и буквально давила из себя каждое слово, произнося вслух свой обет. Обменявшись плащами при свидетелях, женщина невольно передернула плечами, когда ей надели серо-белый плащ. Она ненавидела волков и горько пожалела о том, что не приказала их истребить, всех до единого, ещё когда была в Королевской гавани. Что ж, половина дела была сделана. Вскоре начались сборы для отъезда на юг. Женщину снова держали под замком. Жених почти не навещал ее, лишь раз пришёл в ее покои дабы сообщить, что совет Королевской гавани рад, что между югом и севером наконец то наступил мир и ждут их, чтобы закончить обряд венчания и объявить Серсею и Джона законными супругами.
Спустя неделю ситуация почти повторилась вновь. Верховный септон, этот жалкий дряхлый старикан, с нескрываемым злорадством начал произносить молитвы богам. 
- Перед лицом Семерых я сочетаю браком этих двоих, да будут они едины отныне и навеки. Взгляните друг на друга и произнесите обеты.
Потом вновь произнесённые семь обетов, по одному на каждого бога из семерых, сказанных каждым из супругов, гимн благословляющий этот королевский брак и вновь обмен плащами.
Септон выжидающе уставился своими маленькими глазками на Серсею. Женщина чувствовала, как к ней приковано множество глаз, все с усмешкой и торжеством. Она обвела быстрым взглядом присутствующих и остановилась на человеке, которого буквально через пару мгновений назовёт своим мужем. Ещё одним. Гордо подняв голову и выдавив из себя улыбку, женщина заговорила.
- Этим поцелуем я клянусь тебе в любви и признаю тебя своим лордом и мужем.
Серсея не пыталась выглядеть счастливой. В ее глазах бесновались злые огоньки, не предвещающие ничего хорошего. Затем последовала подобная фраза от Джона и парень сделал шаг вперёд, навстречу своей законной супруге. Серсея повторила его движение и через мгновение почувствовала холодные северные губы на своих устах. Это длилось всего долю секунды, но именно с этого момента ее жизнь больше не будет прежней, как и его.
В честь свершившегося брака был устроен пир, куда были приглашены многие светские люди. Одни поднимали бокалы и желали долгих лет счастья молодым, другие желали побольше горячих ночей, чем вызывали полные гнева и ненависти взгляды Серсеи, но кажется даже не замечали этого.
В конце концов торжество подошло к концу. Серсея, распахнув двери в теперь уже общую спальню, первой влетела в комнату, подобно урагану. Ей хотелось рвать и метать, а уж как сильно она желала разбить одну из бутылок с вином о голову нового мужа и говорить не стоило. Когда Джон вошёл следом, закрыв за собой дверь, женщина резко обернулась. Длинные светлые волосы взметнулись за ее спиной, подобно шипящим змеям, и водопадом рассыпались по плечам. В два быстрых шага она пересекла разделяющее их пространство и, вцепившись тонкими пальцами в свадебные одежды на груди Джона, резко толкнула его назад от себя, впечатав в дверь. Несмотря на то, что она была ниже его на несколько сантиметров, женщина желала, чтобы он знал, хозяйка положения именно она, а ему престало стоять перед ней на коленях и вымаливать прощение за свои бесцеремонные действия.
- Ты, жалкий щенок, да как ты посмел! Я раздавлю тебя, заставлю горько пожалеть о содеянном.
Она слышала как гулко колотится ее сердце в груди. Серсея была настолько близко к Джону что ощущала его дыхание на своём лице, чувствовала как вздымается его грудь, как сверкают его глаза.
[NIC]Cersei Lannister[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/serseya.1475943617.jpg[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/t/jKYsG.gif
[/SGN]

Отредактировано Kitty Pryde (15-11-2016 12:08)

+2

11

[NIC]Jon Snow [/NIC]
[STA]Winter is almost upon us.[/STA]
[AVA]http://38.media.tumblr.com/48d28c1d484999c03bc40043e5791aad/tumblr_n55wfsqL6V1r9fp64o6_250.gif[/AVA]
До последнего момента, Джон ожидал подставы от Серсеи. Она была коварна и хитра, и молодой волк не верил ни на секунду, что она так просто сдастся и вступит с ним в брак. В минуту, когда он укрывал ее плащом, казалось, что она поведет плечами, сбросит с себя вышитую накидку со знаменем волка, откажется до конца исполнять свой долг и предпочтет, чтобы у всех на виду, Джон силой принуждал ее. Это было бы низко не только для нее, но в первую очередь, для него. Ланнистер повернулась к нему лицом, и Джон явственно увидел в ее глазах отчаянную боль и затаенный гнев, который она обязательно выплеснет на него, как только ей выпадет такая возможность. Старк знал, на какой он идет шаг, но это была вынужденная мера. Джон не стремился к власти в семи Королевствах, но он прекрасно понимал, что не убей он ее - она обязательно вернется и начнет начатое. А убей - то Вестеросу придет конец. В междоусобной войне за трон, властолюбивые глупцы не заметят армию ходоков, что безжалостно их пожрет. Серсея не была его тайной слабостью, более того, как и ее, его сердце и мысли были заняты другой. Той, кто уже никогда не вернется к нему.
На губах Сноу возникла на мгновение усмешка, понимает ли Королева, что во второй раз она вынуждена вставать на те же грабли? Всем было известно, - а уж семейству Старков тем более - что Роберт Баратеон любил всю жизнь Лиану Старк, но женился на Серсее. И вот Серсея Ланнистер стоит перед ним, нареченная его женой, и вновь она не любимая женщина в глазах своего нового мужа, и вновь она вторая, хотя всегда считалась первой и единственной..
Джон Сноу никогда не думал, что попадет в Королевскую Гавань не в качестве бастарда Лорда Винтерфелского, а в качестве Короля. Их брак официально признали еще на севере, но дабы избежать различных лазеек для Серсеи, они провели повторный обряд еще и в Септе. На Севере Джон оставил сира Давоса, а Тормунд отправился смотреть с ним столицу. Ошарашенный огромной, золотой и невероятной красоты Гаванью, они с Джоном были похожи на двух удивленных воронят, мгновенно превратившись из бывалых воинов в мальчишек. Серсея смотрела на них с нескрываемым превосходством и иронией, язык, впрочем, держа за зубами.
На праздничном пиру Джон видел много знакомых лиц, лорды Севера прибыли на праздник, лорды юга, долины, верные Ланнистерам, верные северу, верные себе. Калейдоскоп поздравляющих, лживых, серьезных и предвкушающих лиц. Большинство из них были подозрительно счастливы, они рассчитывали, что Джон наконец приструнит львицу, но не представляли, что очередь дойдет и до них. Мужчина вел себя примерно, он мало пил и практически не притронулся к угощению, пощипав разве что, немного мяса. Алкоголь он не особенно любил еще со времен пиров в Винтерфелле, а в Ночном Дозоре первое время и вовсе с этим было туго, а потом он не воспользовался своими возможностями прочувствовать всю прелесть этого напитка. Кроме всего прочего, находиться с Серсеей начеку он был просто обязан, в его памяти была все еще свежа смерть ее первого мужа, которую практически все приписывали ей.
Джон совершенно не знал замка, посему был вынужден следовать за своей женой по пятам, пока та вела его в спальню. Спальня оказалась возмутительно огромных размеров, она была яркая, огненная - как и сама Серсея. От жара, что стоят в комнате, Джон снял с себя накидку, оставляя ее на ближайшем кресле, и прошел осматриваясь вперед. Разумеется, кое что придется тут изменить. Тем временем, Серсея рвала и метала.
- Тут есть еще комната, проходная? - спокойно поинтересовался Сноу, рассматривая свою жену. Сделать она открыто ничего не могла, теперь она являлась больше не Хранительницей Семи Королевств, она была лишь женой короля, истинного правителя Вестероса, и вся власть была сосредоточена в его руках. Опешив от его слов, женщина на удивление спокойно кивнула в сторону, открывая Джону дверь. Покои Короля - голова оленя на стене, цвета дома Баратеон, кувшин с вином и пышная перина. Сноу прекрасно знал, что король и королева давным давно спали по отдельности. Он кивнул ей, без слов покидая жену.

Коронация немедля, была назначена на следующий день. Портные осторожно поскреблись в покои Джона утром, однако он уже давно не спал. Закованный в черный котлет, мужчина сидел у окна, рассматривая вид, открывающийся ему. Солнце ярко освещало весь город, а водная гладь искрилась и бликовала. В таком месте было не удивительно, что никто не желал верить в приближение беды: В королевской гавани все еще было долгое лето, южные земли регулярно отгружали зерно и птицу, а торговцы из-за узкого моря еженедельно приезжали с шелками и драгоценностями. Джон пустил портных, позволяя измерить себя. Для них северянин был нов. Он не был пухлым, как Роберт, дщедушным, как Джоффри. Джон не был угловатым как Король Томмен и определенно не походил на Джейме. По ходу мерок, он распорядился сделать его костюм как можно более демократичным, избежать причудливых вышивок и лишних элементов, служащих исключительно как украшение. Джон подчеркнул, что он человек строгих правил, и настаивает на том, чтобы цвета его дома играли подавляющую роль. Такое же распоряжение он отдал в отношении тронного зала. После всего случившегося в этом месте со Старками, Джон словно непроизвольно желал извиниться перед своей семьей за унижение понесенное домом, желал водрузить свое знамя на вершину башни, как будто отдавая им дань памяти и отмщения.
До коронации он не обменялся с Серсеей ни словом, хотя они несколько раз пересекали в общих покоях. Джон был сдержанно молчалив, а женщина шептала себе под нос проклятья, пока не научившись быть сдержанной. Когда Джон поднимался по ступеням к железному трону, он испытывал странные чувства.
- Встань, Джон из дома Старков, именуемый первым, Король Андалов, Ройнар и Первых Людей, Лорд Семи Королевств и Защитник Государства. - когда на его голове оказалась корона, Серсея сделала неопределенное движение в его сторону, она дернулась, будто хотела сбить корону с его головы и отменить свершившееся. Глаза Джона были опущены, но он все равно уловил это движение. Поднимаясь, с легкой, почти невесомой золотой короной, он вдруг почувствовал, какое на его плечи ложиться сейчас тяжелое бремя. Перед ним в тронном зале стояли сотни глав и сыновей глав домов, вся знать и верхушки Вестероса, которые до вчерашнего дня считали его чуть ли не безродным бастардом.

- Отныне я правитель Семи королевств. И я буду править справедливо и мудро. Я обещаю вам, что угроза, перед лицом которой нам всем необходимо объединиться, будет повергнута. - далеко не все знали, о чем именно ведь речь новый король. Кто-то мог принять за угрозу потомка Таргариенов, что правила за узким морем, кто-то отделившийся и несколько даже бунтующий Дорн. Лишь северяне знали, о чем вел речь Джон.
Железный трон был неудобный и жесткий, он был холодный и неприветливый. Трон словно не желал подстраиваться под нового короля, и как бы тот ни пытался по удобнее устроиться, не выходило. На поклон выходили люди, они просили, оповещали или доносили до его сведения. Писарь записывал, а Совет подозрительно присматривался к новому королю, который еще не успел назначить себе десницу, наотрез отказываясь рассматривать предлагаемые варианты. Когда Джон встал, Серсея поднялась вслед за ним и они, откланявшись и взявшись как подобает за руки, отправились сначала к народу, а затем и вовсе в свои покои.
- А вот теперь мы поговорим, женушка. - произнес негромко, но внушительно серьезно, Джон. Отнимая у нее бокал с вином, который она уже успела заполнить, мужчина вылил содержимое и кувшина, и бокала за окно, оставляя на столе пустые сосуды. - Хмель делает тебя буйной. Я твой муж, а ты моя жена. Но не думай, что твои права остались прежними. Не будет так, как было раньше. Ты развалила государство, ты интересуешься лишь собственным комфортом, казна пуста, долгое лето даже тут близиться к концу. Море волнуется, а дни короче. Вы совсем тут ничего дальше замка не видите? - он развел руками, словно сожалея о том, как невнимательно жители Красного замка. Он не отворачивается от нее, хоть женщину и трясет от неприкрытой ярости, она ненавидеть его, презирает и жаждет задушить, да хоть голыми руками.
- Ты погрязла в вине и грехе, жена моя. - в этот момент в дверях их покоев появились несколько стражников. На их белых мантиях был вышит волк. Лицо Джона приобрело печальное выражение, казалось, ему действительно жаль делать то, что он задумал. Мужчина легко дотронулся до лица Серсеи, до лица той, кто пытал его всего-то с неделю назад, или чуть больше. Бок заныл, напоминая ему о том, какие она причинила ему страдания.
- Я отправляю тебя в Девичий Склеп, там ты должна очиститься, чтобы вернуться ко мне новой. - Серсея сделала несколько шагов от него, но стражники подошли к ней, не дотрагиваясь до нее, но преграждая путь. Девичий склеп был известен со времен Таргариенов, когда Бейлор запер там своих сестриц. Из этого места было невозможно сбежать. Джон проводил ее долгим взглядом. Она не выдала себя ничем, кроме обжигающей кожу ненависти, кроме взгляда, которым она сжирала его на прощанье.

****

В Девичьем Склепе Серсея провела более двух недель. В одной из скромных покоев она была лишена вина и развлечений, ей приносили скромную пищу и регулярно заставляли молиться. Великий Септон не навещал ее, однако монахини требовали от нее очищения, они расспрашивали ее о ее грехах, заставляли учить молитвы, напоминали, что король ждет ее за этими стенами. Пока Серсеи не было, Джон умудрился провести серьезные изменения: группа людей была послана на поиски золотых руд, все праздники и пиршества были отменены и был объявлен строжайший режим экономии, он призвал регулярную армию, обязав от каждого знамения выделить по сотне человек, а от крупных домов - по две сотни голов. Джон занялся вопросом бедности и нищеты в Королевской гавани, высылая из города в деревни и пристраивая на юге там, где еще не пришла зима. К стене он также отослал людей, предварительно обучив их.
На третью неделю Джон поднялся в Склеп, находя Серсею присмиревшей и отчужденной.
- Здравствуй, жена. Как твои успехи?

[SGN]http://24.media.tumblr.com/59002b341bacddce182a1e994abf4584/tumblr_mj3mp5u6zR1qcqa3io9_r1_500.gif[/SGN]

+2

12

Серсея до последнего не хотела верить, что Джон отправит ее куда-нибудь подальше из Королевской гавани и этого не случилось. Ее мольбы были услышаны, но судьба исковеркала ее желание до неузнаваемости. По приказу нового короля Андалов и первых людей ее, дикую львицу Серсею Ланнистер, посадили в девичий склеп.
С этого момента ее жизнь круто изменилась. Когда ее грубо втолкнули в келью, лишенную хоть какого-то дизайнерского решения, женщина принялась громко браниться и проклинать всех на свете. Первое время она весьма активно показывала свое нежелание молиться. Кричала, что львица никогда не покорится, что рано или поздно они все поплатятся за то, что заточили ее здесь, особенно по заслугам получит жалкий отщепенец рода Старков, Джон Сноу. Монахини оказались куда более строгих нравов, чем думала Серсея. Нежелание восхвалять бога, они воспринимали куда более жестко. Первый раз две дорожные женщины держали ее за руки, прижав к кровати, а главная среди этого возвышенного и духовного сброда несколько раз стеганула ее розгами. Женщина еле сдерживала слезы боли. Она не хотела никому показывать свою слабость. На следующий день ситуация повторилась, но Серсея уже не сдерживаясь кричала от боли, но молить о прощении не стала. На третий день пребывания, львица вела себя куда более смиренно. Она перестала жаловаться на скудность пищи, на отсутствие каких-либо приправ и соли, и молилась, когда того требовали монахини. Она так же каялась в грехах и лила слезы, рассказывая о том, как она сожалеет обо всем, что она содеяла. Что теперь ее участь гореть в самому горячем пламени ада. Одна из монахинь, кажется ее звали Лорена, заботливо гладила ее по плечу, успокаивая.
- Каждому дается второй шанс. Ты покаялась в своих грехах, продолжай делать это каждый день и Бог простит тебя, - спокойным умиротворенным голосом говорила она. Серсея поднимала на нее красные от слез глаза и коротко кивала головой, после чего они вместе, склонив головы и припал на колени, молились, вознося молитвы Богу. Когда Лорена или одна из ее сестре, удалялись из комнаты, оставляя львицу одну, ее лицо тут же меняло очертания, принимая более озлобленное выражение. За все время, проведенное в Девичьем склепе, Серсея успела придумать тысячу и один способ, как убить Джона. Она день за днем, раз за разом представляла, как вспорет ему живот, как вонзит острый стилет в шею и будет смотреть, как человек, отнявший у нее все, будет захлебываться собственной кровью. И тогда она вновь сядет на престол. Следующее, что сделает безумная львица, это покарает всех, кто смел приложить руку к ее так называемому перевоспитанию. Каждый в Королевской гавани и далеко за ее пределами будет бояться эту светловолосую женщину. Но все это будет потом, в будущем. Истинная королева семи королевств умеет ждать и она будет ждать столько, сколько потребуется.
Серсея не знала, сколько уже прошло дней с тех пор, как ее заперли здесь, заставляя насильно менять себя, свою сущность, свое мировоззрение, свои принципы, свой характер. Просто однажды дверь в ее келью открылась и на пороге показался один из солдат, облаченный в серые одежды. Кажется это был воин из личной стражи нового короля. Женщина сидела на краю кровати и читала книгу. Она не собиралась отрываться от чтения, даже не удостоив вошедшего взглядом. Лишь когда тот громко кашлянул, привлекая к себе внимание, Серсея подняла смиренный взор на мужчину.
- Завтра на закате король явится в ваши покои, миледи.
"Убирайся вон, жалкое отродье, иначе рано или поздно я прикажу скормить тебя псам", - подумала женщина, но вместо этого лишь коротко кивнула, после чего мужчина вышел, а дверь за ним закрылась. Серсея отложила книгу и выглянула в окно. Там, за решеткой, виднелось сереющее небо Королевской гавани. Температура медленно падала, но несмотря на это в городе все равно было тепло.
"Значит завтра, ну хорошо".
Серсея переоделась в длинную ночнушку, больше напоминающую хламиду послушников, и легла спать. Утро вечера мудреннее.
Следующий день прошел, как и предыдущие. Утром скромная трапеза и утренняя молитва, затем свободное время, покаяние в грехах, помощь в девичьем склепе по хозяйству, в этот раз Серсею заставили драить полы, но она даже не сопротивлялась, тщательно выполняя данное ей монахинями поручение. Когда солнце начало медленно клониться к горизонту, а на небе появились первые звезды, женщину вернули в ее комнату, подали ужин и после состоялась вечерняя молитва. Каждый день одно и то же. Но Серсея не могла показать, насколько ей уже тошно от всего этого, как она мечтает вгрызться зубами в шею каждого, кто заходит в ее комнату, чтобы эти серые безликие стены приобрели хоть какой-то цвет. Иногда ей казалось, что она сходит с ума, что мир потерял краски, но сегодня, именно сегодня, все должно будет измениться.
И вот настал тот момент. Дверь кельи отворилась и на пороге показался Джон Сноу, вернее уже Джон Старк, король семи королевств.
Он задал ей вопрос и ждал ответа. Серсея медленно подняла отсутствующий взгляд на мужчину и поднялась с места, сложив руки перед собой, словно покорная женщина. Пусть Джон видит ее изменения, ведь она действительно стала другой, даже монахини говорили об этом. Серсея слышала, как за ее спиной шепчутся эти женщины, как обсуждают и благодарят Бога за то, что смог усмирить дикую львицу, но при этом просили его не отпускать ей грехи, что Серсея заслужила самую страшную кару и она должна благодарить Бога за то, что ей достался такой невероятный муж. Другой давно бы уже убил свою жену или сослал в самые дальние приграничные земли, но не Джон. Он слепо верил в то, что ее можно изменить, исправить и держать рядом с собой, как покорную слугу, как домашнее животное, что будет исполнять все команды хозяина.
- Я каждое утро, день и вечер беспрестанно молюсь, ваше Величество, и свято верю в то, что Бог даровал мне второй шанс, шанс искупить все мои грехи, - безэмоциональным тоном, произнесла женщина. - Иначе я давно бы уже горела в аду за то, что творила.
- Ее изменения заметны, ваше Величество, - появилась за спиной у Джона главная из монахинь, - думаю Бог простил ее, но простите ли ее вы за все, что натворила эта женщина.
"Ах ты старая дрянь, чтоб ты сдохла в самых страшных муках", - опустив взгляд вниз, твердила про себя Серсея, как только до ее слуха донеслись слова этой старой перечницы. "Надо было тебя четвертовать еще тогда, когда я сидела на Железном троне".
Обменявшись любезностями, львицу все же выпустили. Под конвоем, словно боясь, что та вздумает совершить глупость, Серсею отвели в ее покои, наказав оставаться здесь и привести себя в порядок перед ночью с королем. Служанки принесли ванну и наполнили ее горячей водой. Впервые за долгое время Серсея смогла нормально помыться. Молодые девушки прополоскали ее волосы, натерли тело душистыми маслами и ушли. Женщина наконец с облегчением вздохнула, оказавшись в родной спальне. Все здесь пестрело красным и золотым, как будто время повернулось вспять. Накинув на обнаженные плечи длинную полупрозрачную сорочку, женщина медленно обходила свою комнату, проводя пальцами по обивке мебели, по резным бортикам кровати, по деревянному столику, что стоял у окна, и не могла надышаться. Ее даже не пугала ночь с новым королем. Если понадобится, она задушит его голыми руками.
В камине трещали поленья, жар распространялся по всей комнате, заполнив душное помещение, в итоге Серсее даже пришлось открыть окно. Солнце давно уже скрылось за горизонтом. На черном небе сверкали мириады звезд, а посередине, словно яркое пятно, светила полная луна. Невольно женщина залюбовалась такой красотой. Увы, но там, в Девичьем склепе, ей было не до звезд и ночного неба. Единственное, о чем она могла думать там, так это о том, чтобы покарать всех предателей.
Дверь позади нее хлопнула, извещая о приходе супруга. Серсея тяжело вздохнула, после чего повернулась к мужчине.
- Позволь мне, дорогой мой муж, похлопотать.
Она, ступая голыми ступнями по теплому ковру, подошла к Джону и не глядя тому в глаза, начала медленно расстегивать пуговицы на груди. Кожаный жилет упал на пол. Следом пальцы львицы заняли рубашкой. Она медленно расстегивала пуговицу за пуговицей, открывая сильную мускулистую грудь. Несмотря на жар в комнате, ее пальцы были холодными, словно лед. Сняв мешающий предмет одежды, женщина аккуратно подняла жилет и повесила все это на стул, чуть поодаль, после чего вернулась к Джону. Ее губы коснулись сначала левого плеча мужчины, затем правого. Она покрывала его грудь поцелуями, спускаясь ниже к животу и проводя языком мокрую дорожку, после чего вновь поднималась вверх, к шее и касаясь губами уха. Отклонившись чуть назад, Серсея провела ладонью по щетине на его щеке и наконец посмотрела в глаза Джону. Ей казалось, что слова здесь излишни.
"Моя воля, я бы убила тебя прямо здесь и сейчас, но поверь, если тот нож, что лежал у меня под кроватью и спрятанный под ковром, все еще на месте, эта ночь будет твоей последней ночью, так почему бы не провести ее с удовольствием. Отомстить за Джейме я еще успею".
[NIC]Cersei Lannister[/NIC]
[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/serseya.1475943617.jpg[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/t/jKYsG.gif
[/SGN]

+1

13

[NIC]Jon Snow [/NIC]
[STA]Winter is almost upon us.[/STA]
[AVA]http://38.media.tumblr.com/48d28c1d484999c03bc40043e5791aad/tumblr_n55wfsqL6V1r9fp64o6_250.gif[/AVA]

Джон не верил, что люди меняются за один щелчок пальцев. Серсея Ланнистер была сильной женщиной, то, чему подверг ее Джон должно было стать для нее уроком, но никак не поводом к изменениям, ни одна темница не заставит ее исправиться. Но она хотя бы сможет усмирить огонь ее ненависти, научит ее быть осторожнее с Джоном, заставит уважать его. Между ними едва ли когда-то возникнет понимание и уважение, подобно тому, что он видел между Эддардом и Кейтелин, но Джона это не сильно заботило: слишком мало браков в семи королевствах были хотя бы примерно такие счастливые, как видел он. Большинство жен ненавидели своих мужей, и последние знали об этом, питая не больше нежности к своим женщинам. Таковы были традиции и таков был закон – по любви могли жениться лишь бедняки, и то, если им позволял их господин. Нового Короля семи королевств устроит и равнодушное уважение, кое жена обязана выказывать своему мужу. Джон внимательно рассматривал Серсею, поражаясь тому, как мастерски она выучила свою роль: невинная, кроткая и трепетная, она смотрела на него снизу вверх, и Старк был почти готов поверить ее честному и покорному взгляду. За его спиной появилась ее надзирательница, подтвердившая слова Королевы о том, что она вела себя послушно, выполняла все требования и ни разу не проявила свой дурной нрав. Джон благодарно кивнул женщине, не испытывая по отношению к своей жене тех же иллюзий, что и монахиня. Он на по следок взглянул на Серсею и покинул ее келью.
- Что ж, вероятно она заслужила свой шанс.. – неуверенно произнес Джон, спускаясь по узкой винтовой лестнице. Очевидно, это означало свободу для ее величества. И их неизбежную встречу в спальне.
Джон прекрасно понимал, что он не имел право держать ее без ведомых причин в башне слишком долго. Народ и совет – никто не любил женщину, но она была его женой, которую по всем законам Божьим Джон взял себе, и обязан был относиться к ней подобающе. Иначе подозрения поползли бы по замку и за его пределами, ежели Король так издевается над своей, пусть и не любимой женой, то чего же ждать за неповиновение остальным жителям Вестероса? К тому же она была умна и вела себя самым что ни на есть послушным образом, хоть Король и не сомневался, что на самом деле, она точила зуб на всех, кто исполнял его приказ. С момента их свадьбы, они так и не разделили ложе, и этот факт был известен каждому в замке, ведь после пиршества женщина отправилась не в покои к Королю на его руках, а в Девичий склеп под конвоем из его личной стражи. Время шло, а Джон словно и не собирался исполнять свои супружеские обязанности, и когда даже десница уточнил у Старка, когда же тот вознамериться подняться к королеве, тот обреченно опустил голову. Последней и единственной его женщиной была Игрид – свободная и страстная одичалая, которая показала ему вкус любви и порока, свободы и сладострастия. Она погибла у него на руках, и после нее Джон мог с большим трудом смотреть на других, как на женщин. Красная жрица предлагала ему себя, придворные дамы в Винтерфелле смотрели на него жадным взглядом, и дочери его сюзеренов – любая могла бы стать его.

Пока его жена готовилась к вечеру, Джон мерил шагами свою личную спальню. Он прекрасно знал схему, по которой ему нужно было действовать, он представлял принцип, но волнение и страх бились в его горле непроходимым комом. Он готов был броситься в бой с белыми ходоками прямо сейчас, отразить сотню атак ходячих мертвецов или вступить в битву с ледяными великанами – ничто не пугало его так, как ночь с Серсеей Ланнистер. Джон взглянул на свое обручальное кольцо, которое только сейчас, впервые за две недели, стало тяжелым и обременительным. Он вспомнил совет Тормунда, который настойчиво предлагал Джону напиться и просто сделать это, без лишних мыслей или чувств. Стремительно приближаясь к кувшину с вином, который ежедневно менялся, но ни разу не был опустошен, Джон налил себе полный кубок. Он поднес золотую чашу к носу, вдыхая пряный запах молодого красного вина, и уже предвкушая его вкус. Он делает глубокий вдох, собирается опрокинуть в себя напиток так, словно это дешевое пойло, а не благородный напиток, требующий особого подхода и в этот же момент ставит не тронутый бокал обратно на резной столик. Совет Тормунда не лишен смысла для любого, кроме Джона, который предпочитает жить на трезвую голову. Он закидывает несколько крупных виноградин в рот и проходит в ванну, которая почти остыла. Чуть теплая вода нисколько не снимает напряжения, которое растет с каждой секундой. Еще никогда так явственно Джон не чувствовал на своих плечах вес обязанности. Править в Ночном дозоре или выживать в пытках гораздо легче, чем лечь на одно ложе с той, кто мечтает твоей смерти.
Джон одевает белую шелковую рубашку и кожаный жилет – привычное одеяние для него, но на этот раз он с собой тщательностью проверяет каждую пуговицу, старается не пропустить ни одной и одергивая жилет, поправляет ворот рубашки, рассматривает себя предельно критичным взглядом. Влажные волосы он старается привести в порядок, так, словно для Серсеи его внешний вид играет хоть какую-то роль, и она не попытается убить его при удобном случае, если будет считать красавчиком.

Возле спальни Королевы, Джон постоял некоторое время, в нерешительности потоптавшись на месте. Перед тем, как она сюда вернулась, Джон приказал своим людям обыскать спальню, выискивая даже в самых дальних уголках комнаты, ножи и кинжалы самого разного размера и заточки. От невинных и декоративных ножей, до опасных и смертоносных стилетов было продемонстрировано Старку, который присвистнул, впрочем не особенно удивленный воинственность его жены. Сейчас комната была лишена любого опасного предмета, но пересекать порог без оружия Джону все равно было несколько неуютно. Он толкнул дверь, прошел вперед и застал женщину со спины в полупрозрачной сорочке, любующейся звездным небом. Этот вид Серсеи удивил Джона настолько, что он остановился на полпути, не решаясь нарушить ее покой. Вместо привычного бокала с вином, ее руки обнимали себя за плечи, спина была чуть напряжена, но плечи расправлены; она ждала его, но не знала, когда именно король явится, так что он застал ее за чем-то личным, в момент некой беззащитности и искренности, отчего он почувствовал себя совершенно лишним. Она открылась ему с новой стороны всего на мгновение, он увидел в ней нечто такое не свойственное тем, кто таит в себе исключительно ненависть и зло. Это длилось всего несколько секунд, и когда она повернулась, услышав его, ее лицо выражало всю ту же привычную маску равнодушия и лживой покорности. Серсея пересекла комнату, встречая его как и положена встречать мужа – поцелуем.
Медленно и умело, она избавляла его от одежды, и ошарашенный таким поведением со стороны женщины, Джон замер на месте, ни в силах перехватить инициативу. Он представлял себе все иначе, как угодно, но не так : под едва уловимый треск камина, мягкое обращение и нежные руки. Ему чудилось, что она не станет ничего делать, и будет ждать, когда Сноу возьмет ее чуть ли не силой, что в его воображении было отвратительно и грязно.
Прикосновения Серсеи ассоциировались у Джона всегда с леденящем душу холодном и болью, но сейчас она была нежна и легка, как летнее утро. Несмотря на то, что ее пальцы были холодными, они не обжигали его так, как это было ранее, когда она пытала его или просто держалась за его руку на свадьбе, словно она сменила жесткий лед на милую сердцу северянина прохладу. Она дотрагивалась до каждого шрама мужчины, рассматривая его, изучая и целуя, так, словно извинялась за них или надеялась вылечить.
Серсея была совсем иной, не такой как Игрид – ее руки были холодными, а движения плавными и неторопливыми, их не могла обуять та страсть, что царила между вороной и одичалой, она постепенно добивалась от Джона того, что он должен был ей дать. Им некуда было спешить, и их группа не собиралась отходить с восходом солнца, теплая перина принадлежала им на час или на долгие дни. В ее взгляде не было той пожирающей страсти или уютного тепла, но мелькнувшее понимание и обреченность, стали для Джона ниточкой, за которую он ухватился. Они оба не желали этого по настоящему, но оба были обязаны. Старк привлек к себе женщину, целуя ее и легким движением избавляя от ее сорочки. В комнате было жарко, но он все равно привлек обнаженную женщину к себе так, словно собирался согреть.
Медленно он изучал ее тело своими руками, находя множество иного в ней от той, кого любил раньше. Серсея была более женственна, ухожена и податлива. Несмотря на непокорность, ее тело отвечало Джону на каждое касание и движение. Он чувствовал, как она выгибается навстречу его рукам и поддается его губам, невольно расслабляется. Она справилась с застежкой на его штанах крайне ловко, случайно напоминая Старку о том, что ее опыт с мужчинами куда более обширен, нежели чем его с женщинами. Когда же они оказались на кровати, лживое чувство того, что они муж и жена по любви, наконец-то посетило их, выливаясь во взаимную хоть и несколько прохладную, но страсть. Или они так долго были одиноки, или ненависть действительно добавляет нужной остроты, но вино не потребовалось ни одному, ни второй.

[SGN]http://24.media.tumblr.com/59002b341bacddce182a1e994abf4584/tumblr_mj3mp5u6zR1qcqa3io9_r1_500.gif[/SGN]

+2


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » Lannister always pays their debts


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC