04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » Посттравматический синдром и методы его лечения


Посттравматический синдром и методы его лечения

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s6.uploads.ru/1zU8Y.gif

https://media.giphy.com/media/9LHmKLDmoAcow/giphy.gif

Время действия: поздняя осень, сразу после основных событий фильма
Место действия: Нью-Йорк 20-х годов
Участники: Percival Graves, Virginia Mascot
Краткое описание:

Гриндевальд арестован, Персиваль Грейвз найден и восстановлен в прежнем положении в работе и обществе. Однако он переживает острый посттравматический синдром, который пытается скрывать. Кажется, будто никто в целом мире не может помочь ему, понять и поддержать - но у судьбы свои планы на эту историю.


[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

Отредактировано Charlie Cluster-7 (20-06-2017 11:45)

+2

2

Персиваль не любил осень, особенно на переходе с зимой, но один огромный плюс в этом времени года несомненно был: грязь под ногами застывала и превращалась в ледяное крошево, приятно скрипела и больше не маралась.
Выпустив из приоткрытых губ белесое облачко, мужчина поднял голову и рассеянно осмотрел высокое офисное здание с блестящими стеклами. Внутрь ему жуть как не хотелось, однако топтаться на мостовой и дальше было зябко, так что он сделал над собой усилие - и взбежал на крыльцо, решительно толкая ладонью тяжелую стальную дверь. На секунду - безумно долгую секунду! - все внутри замерли, позабыв о делах и обратив стеклянные взгляды на вошедшего. Испуг, недоумение, подозрение. Персивалю показалось, что охранник, медленно поднимающий руку куда-то к боку - к кобуре с палочкой, очевидно - неминуемо на него кинется, и даже успел смириться с этой мыслью.
Однако, ничего не произошло.
Мужчина закрыл глаза и мысленно досчитал до семи, а после наоборот. И когда открыл, все вновь было в порядке. Офисные обитатели спешили по своим делам, девушки шептались и хихикали о чем-то своем, в районе столовой группировались по двое и трое, торопясь урвать утреннего чая с булочкой до начала основной суеты.
Здесь, в департаменте, будто бы ничего и не изменилось.
"Это хорошо," - подумал про себя мужчина.
И ощутил укол обиды.
Как же так? Его похитили, держали в плену и истязали. Его пытали, над ним измывались. А здесь - ничего не изменилось. Никто не заметил. Никто не распознал за его лицом чужака.
Персиваль плотно сжал губы и решительно возобновил шаг, на ходу избавляясь от колкого шарфа. Осень в Нью-Йорке была промозглой, серой и холодной, вынуждая утепляться уже в середине октября, однако за это Персиваль ненавидел ее отдельной строкой - и всегда стремился отложить необходимость кутаться в шарф и перчатки как можно дальше, почти до зимы. На его счастье, простуда к нему цеплялась редко, так что он мог себе позволить бегать в легком пальто и тонких ботинках почти до зимы.
Точнее, раньше. Он мог позволить себе - раньше.
Сейчас его почти колотило от холода, он бы душу продал за чашку чего-нибудь горячительного. Но не посмел остановиться возле кафетерия в уголке первого этажа, чтобы затеряться в толпе, потому что понимал, что не затеряется. Несмотря на утреннее оживление, на него было нацелено более десятка взглядов, которые мужчина ощущал весьма чутко. Вынужденное заточение научило его многому, в том числе обострило чувство тактильности и предвидения. Пожалуй, только поэтому он сумел подхватить оброненную мимо проходящей девушкой кружку и вернуть ей в целости; она едва успела ойкнуть, а Персиваль уже легко улыбнулся:
- Осторожнее, мисс.
И, обогнув растеряшу, втиснулся в переполненный лифт. Гомон вокруг мигом стих, кажется, толпа раздалась в стороны.
- Мне верхний, пожалуйста.
В ушах зазвенело. Персиваль закрыл глаза и снова сосчитал до семи, в этот раз скороговоркой. Острая боль в висках немного утихла. Окружающие вновь вели себя естественно. Мужчина постарался убедить себя в том, что никто на него не косится и не обсуждает. Маловероятно, что обыватели вообще были в курсе его истории. 
До верхнего этажа он добрался один. Боком, будто опасаясь задеть створки лифта, мужчина втиснулся на этаж. Здесь почти не было кабинетов, одна огромная приемная с секретаршей (достаточно миловидной, отметило подсознание) - и пара дверей вдоль стены. За одной из которых и был его рабочий офис.
Персиваль сглотнул и словно приморозился к полу, стараясь отдышаться. Здесь, без толпы, ему дышалось легче - и все же в голове било набатом. Врач велел ему оставаться дома как можно дольше, соблюдая постельный режим, но ему больше не хотелось прятаться. И все же, возможно, это предписание было верным; поход на работу грозил статься целым испытанием.
Оттянув воротник пальто, мужчина загнанно огляделся. Стены угрожающе надвинулись с разных сторон, лампы под потолком потускнели и замерцали, словно бешеные, грозя вот-вот взорваться и осыпать его снопом искр, может даже что-то прожечь и поджечь.. Грейвз часто задышал, уговаривая себя одуматься. Он не сахарный, не нежная барышня, давно пора пережить и отпустить случившееся! Вернуть себе свою жизнь.
- Вода.., - с трудом разлепив сухие губы, адресовал куда-то в сторону секретаря. Сейчас он вообще не был уверен, что девушка все еще на месте и вообще была там, но должен был попытаться. - Мне нужен стакан воды. Пожалуйста.

[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

Отредактировано Charlie Cluster-7 (12-01-2017 17:54)

+3

3

Она могла назвать день, когда его не стало. Другой остановился, поздоровался и оценивающе посмотрел, а после попросил чашку кофе. Вирджиния проводила взглядом своего начальника, а после перевела задумчивый взгляд на лежащую перед ней папку. Все случилось именно тогда… Но она была новенькой. Отработала в Министерстве меньше года, а всего две недели назад была переведена на должность личного секретаря Директора магического правопорядка Персиваля Грейвза. Невиданный взлет, такие карьерные перспективы! У нее кружило голову от счастья. Наверное, именно поэтому первый день прошел просто ужасно… Персиваль оказался совсем не таким, каким она себе представляла. Кто же не слышал о правой руке Президента Магического конгресса Соединенных Штатов Америки? Буквально второе лицо в стране, да вот только из-за своей профессии – не примелькавшееся, поэтому для Вирджинии было настоящим сюрпризом, что перед ней предстал не старичок с ужасными увечьями после долгих лет службы, а подтянутый моложавый мужчина с благородной проседью в  смольных волосах, постриженных по последней моде. Она тогда заикалась, роняла папку, а вместо черного чая постоянно носила зеленый… Ужасное начало службы. Она так старалась исправиться! И все же, совершила куда как более непростительную ошибку…
Мистер Грейвз не пил кофе. Только крепкий черный чай с долькой темного шоколада. В тот день он выпил несколько чашек эспрессо, а еще – спросил, как у нее проходит день и нравится ли служба в Министерстве. Ей стоило обратить на это больше внимания. Ей стоило поделиться своими наблюдениями… да хоть с кем-нибудь! Но ведь люди иногда меняют свои вкусовые предпочтения, верно? И, возможно, как она надеялась, мистер Грейвз просто решил проявить добродушие к новой секретарши, загладив их прохладное знакомство. Она нашла с десяток причин, почему все это глупости. Рядом были люди, которые знали Директора много лет, никто не проявлял никакого беспокойства. Ее бы просто подняли на смех, да и объяснить, что именно не так, она бы все равно не смогла. Просто… он словно… стал другим. И как же теперь ей было стыдно, что она не послушала свое чутье. Да лучше бы ее обсмеяли, чем произошло то, что произошло! Но сделанного…

Вирджиния нервно захлопывает зеркальце и рывком поднимается на ноги. Сегодня возвращается мистер Грейвз. Настоящий, вернувшийся к службе, наверняка недовольный и разочарованный в тех, кто был так близок, но совсем его не знал. Как она, например… Это было невыносимо. Чувство вины всегда самое тяжелое, особенно когда понимаешь, что ничего исправить нельзя. Все, что от нее теперь зависело – это лишь стараться не попадаться лишний раз на глаза, ведь он этого не любил, заваривать самый крепкий чай и следить за запасами горького шоколада. Она чувствует себя такой беспомощной, что впору схватить сумочку и бежать. Из здания, с работы, из города. Да, Маскот понимала, что перегибает палку, но... Ей придется смотреть в глаза человеку, на кого она работала. И чьей подмены, как и все, казалось, не заметила. Наверное, ему будет не очень приятно работать с ней бок о бок... Пожалуй, она могла накрутить себя еще больше. Девушки вообще обладали этой способностью от природы. Но спустя минуту ей было не до самобичевания. Потому что лифт радостно звякнул и распахнул створки. Вирджиния замерла и напряженно посмотрела на входящего мужчину. Ну вот и все. Сейчас-то все и решится. Больше можно было не терзать себя долгими ночами...

- Воды? - растерянно переспрашивает Вирджиния, будто с порога ждала говорящего молчания и выразительных упрекающих взглядов. И лишь после секундной заминки спешит к столу, где подхватывает палочку и наколдовывает стакан холодной воды. - Простите, мистер Грейвз, конечно.
Тихий перестук каблуков, и она аккуратно вкладывает в ощутимо подрагивающую ладонь стакан. Она невольно вскидывает виноватый взгляд на бледное лицо, но поспешно отводит глаза. Только этого не хватало... Последнее, в чем нуждается человек, переживший такое, это в напоминании о произошедшем. Может быть, однажды она наберется смелости попросить прощения... Или все закончится раньше, если Директору не захочется напоминания о том, что ЕГО люди служили совсем не ему все эти месяцы.
- С возвращением, - наконец, приветствует, как положено, делая шаг назад и чуть склоняя голову в приветствии. Ей нужно рассказать о планах, расписании и срочных делах. Но она не спешит, только указывает рукой на его кабинет, приглашая пройти. Несколько дней назад там сделали ремонт, чтобы... Чтобы ничего не напоминало о прошлом лже-Директоре, так что мистеру Грейвзу не должно быть неуютно. - Хотите чашку чая, мистер Грейвз?
Да, это определенно все, что она может. Отлично, мисс Маскот, вы еще более бесполезны, чем те следователи, что занимались делом Грин-де-Вальда. Разве что выглядите приятнее и обладаете каллиграфическим почерком. Ей стоило взять себя в руки. В конце концов, секретарь - это тот, кто всегда стоит за плечом своего руководителя. И является ему верным помощником во всем. Так ее учили. И пора бы проявить свои способности, а не только впадать в панику и растерянность.

[NIC]Virginia Mascot[/NIC]
[STA]I can help[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1706/e0/16fae24019de.jpg[/AVA]

Отредактировано Pepper Potts (26-06-2017 11:26)

+4

4

Звуки сделались невнятными, размазались. Стремительно застучавшие по кафельному полу каблучки звучали сломано, с хрустом. Мир вокруг Персиваля поплыл, одна стена накренилась вправо, потолок опасно завалился в бок.
"Дыши, - приказал себе мужчина. - Дыши. Раз. Два. Три. Четыре. Ну же, давай! Пять. Шесть. Семь.."
Лицо секретаря появилось перед ним в замедленном действии, медленно всплыло откуда-то справа и заглянуло прямо в глаза встревоженно, проникновенно. Это немного отрезвило. Персиваль неимоверным усилием воли заставил себя стиснуть пальцы на стакане и сделать пару глотков; вода застряла в глотке и стремительно ринулась назад - поперхнувшись, мужчина закашлялся, с трудом вдыхая тяжелый, плотный воздух.
- Благодарю.
Собственный голос показался чужим и далеким, но к его радости - он мог говорить. Даже вернул девушке стакан, почти совладав с дрожью в ладонях.
Приступ нехотя отступал. Сердце истошно колотилось под горлом, мешая дышать. Легкие отказывались перерабатывать чуждый воздух, весь организм желал погибнуть смертью храбрых на этом самом месте, однако Персиваль отказал сам себе в подобном малодушии - и возобновил шаг, уверенно направляясь к той двери, что некогда была дверью в его офис.
Его ли офис это был и теперь?
Пальцы сжались на округлой ручке. Что он увидит внутри? Что почувствует? Он готовился к этому, уговаривал себя и настраивал, но все равно жутко нервничал.
- Да, конечно. - Оттягивая неизбежный момент, откликнулся на голос девушки из приемной. - Черный без добавок. Найдите дольку горького шоколада, процентов 80 какао, не меньше.
И решительно дернул дверь. Та поддалась легко, распахнулась бесшумно - его прошлая отчаянно скрипела, но ее никак не успевали заменить.. Из помещения пахнуло свежестью, осенней прохладой, побелкой, деревом и клеем.
"Отремонтировали?"
Это больше не был его офис. Но вместе с тем - это и не был офис двойника. Здесь все заменили. Новый стол, новый шкаф, новые бумаги, новое кресло, даже стены и окна - и те новые. Кажется, здесь вынесли и вычистили каждый уголок, каждый миллиметр пространства, лишь бы уничтожить любое напоминание о том существе, что свило здесь гнездо на радость себеподобным и на горе всему Министерству.
Судорожно потянув носом незнакомые запахи, Персиваль зябко поежился. Кто-то нерасторопный забыл закрыть окно, но так даже было лучше - воздух с улицы выветрил все резкое и постороннее, оставив только свежесть и легкое послевкусие проведенных обновлений.  На беду, сегодня мужчина и без того ощущал себя разбито, поэтому терпеть холод был решительно не намерен. Широким шагом пересекая кабинет, он подтолкнул окно и плотно закрыл на щеколду. После позвал изнутри:
- Прихватите что-то для обогрева! Здесь жутко холодно.
Ему было не видно отсюда, убежала ли уже девушка за чаем и могла ли слышать его команду, но проверять не стал. В конце концов, можно было и повторить после, когда получит свой чай.
Опускаясь в широкое просторное кресло, Персиваль откинулся на спинку, издающую характерные звуки приятного густого поскрипывания, свойственные натурально-кожаному изделию. Провел ладонью по покрышке стола - мощного, дубового, натурально-деревянного, с лаковым благородным покрытием. Весь офис был таким большим.. внушительным.. дорогим и безумно красивым.. На мгновение ему показалось, что все это - не для него. Для другого - него. Для чужого, для двойника, для того, кто ловко освоился в его шкуре; ловчее, чем он сам.
Нервно сглотнув кислую слюну и мысленно подавив новую волну паники, Персиваль рывком поднялся из кресла и принялся нерасторопно стягивать пальто. Он не имел ни малейшего понятия, чем займется теперь. Воспоминания о прежней жизни были в нем слишком тусклы сейчас, чтобы суметь воскресить хоть одно из них, реанимировать и применить к делу. Когда-то Персиваль Грейвз чем-то жил, что-то работал, в чем-то нуждался и о чем-то мечтал, имел стремления и цели.. Что же ему делать теперь? Такому разбитому, маленькому и одинокому, незначительному человечку, потерянному в этом огромном мире, что не заметил его подмены. Нужен ли он был вообще здесь и не лучше бы ему было прятаться в родовом поместье до конца своих жалких дней...?
Не успев додумать эту мысль, мужчина встрепенулся и снова принялся сражаться с пальто под звуки приближающихся каблучков; меньше всего ему хотелось, чтобы девушка из приемной в первый же день посчитала его тяжело больным.

[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

Отредактировано Charlie Cluster-7 (17-01-2017 15:19)

+2

5

Ей хотелось протянуть руку и коснуться его плеча. Окликнуть, мягко улыбнуться и сказать, что все хорошо. Теперь все будет хорошо, потому что самое страшное осталось позади. Но ведь так было нельзя, верно? Это перешло бы рамки приличия, могло показаться бестактным и совершенно лишним. Поэтому Вирджиния только обеспокоенно всматривается в бледное лицо напротив, понимая, что первый день на работе для мистера Грейвза наверняка самое настоящее испытание. Он ощутимо  нервничает, а когда начинает еще и кашлять, Маскот испуганно сжимает кулачки, спрятав руки за спиной. Она с трудом заставляет себя промолчать и не уточнить - "Вы в порядке?". Потому что и так понятно, что нет, а заставлять проявлять социальную вежливость и банально врать - это совершенно не то, что нужно было ее начальнику. Поэтому она просто перенимает бокал и даже старается уже смотреть по-другому. Без тени беспокойства и жалости. Мистеру Грейвзу нужно помочь все забыть, а не наоборот...
Девушка провожает его взглядом, пока мужчина не скрывается за тяжелой дубовой дверью. Она только тихо произносит себе под нос: "Я знаю...", а после встряхивает головой, прогоняя ненужные мысли. Он ее не узнал. Или точнее сказать - просто не успел запомнить, пока еще оставался собой? Это ничего, это даже в какой-то степени справедливо, просто так случилось, что она очень внимательно. И помнит, что он любит. А еще достаточно расторопна, чтобы успеть приготовиться к его возвращению. Поэтому у нее не возникает проблем с тем, чтобы найти горький шоколад. Обязательно без добавок, только чистый, хотя она бы определенно к вечернему чаю подала мистеру Грейвзу "Шоколадные котелки"*. Немного расслабиться ему бы не помешало... А пока она заваривает крепкий чай, укаладывает на отдельную тарелочку несколько долек шоколада и складывает все на небольшой поднос. Критически оглядывает, а после приступает к поиску стеклянного колпака. После ремонта в собственном офисе ничего невозможно было найти! Впрочем, ее некоторая потерянность совершенно точно не связана только с подобной мелочью...

- Вот ты где... - взмахивая палочкой, Вирджиния все же достает колпак с самой верхней полки. Еще взмах - и внутри разгорается безопасный огонь, который не только хорошо согреет, но и порадует глаз, когда захочется на что-нибудь отвлечься. По крайней мере, ей кажется, что нет таких людей, которые не любят смотреть на огонь, которых бы это не завораживало и не успокаивало. Добавить тихий треск поленьев она все же не решилась, поэтому пляшущие языки пламени бесшумно колыхались под стеклом и не думая гаснуть, пока другое волшебство их не сотрет.
Аккуратно поднимая поднос, Вирджиния поспешила в кабинет начальника, который, как оказалось, все еще сражался с собственным плащом, который не собирался сдаваться в столь неравном бою. Девушка замерла на пороге и с самым непроницаемым лицом дождалась окончания схватки и только после этого вновь зацокола своими каблуками, подходя к столу и расставляя принесенные приборы. Чашку чая и шоколад - поближе, стеклянный колпак с живым огнем - на угол стола, но так, чтобы он не упал при неловком движении. И лишь после этого она ловко перехватила пальто у мужчины, одной улыбкой давая понять, что это ее работа, и ему не стоит сейчас проявлять свою галантность.
- Вы останетесь в шарфе, сэр? - развесив пальто, Вирджиния с мягкой улыбкой повернулась к мужчине, готовая к новым указаниям, будь то хоть шарф повесить так, чтобы он не помялся. Она догадывалась, что в первый день у мистера Грейвза наверняка не будет ничего срочного, ему бы снова привыкнуть и освоиться на работе, и только после... Но его должность не даст ему много времени на то, чтобы вновь прийти в форму. Множество вопросов ожидало его решения, в МАКУСе очень остро переживали отсутствие правой руки мадам Пиквери, поэтому на столе уже скопилась небольшая кипа особо важных бумаг. - Пожалуйста, посмотрите эти документы, они нуждаются в вашей подписи. И если я вам понадоблюсь, я в приемной, мистер Грейвз.
Ей не стоило постоянно маячить у него перед глазами, поэтому Вирджиния вернулась в свою приемную, опускаясь обратно в кресло и какое-то время задумчиво посасывая кончик сахарного пера. Его было не отличить от настоящего, так что эту маленькую шалость никто не замечал, зато сладкое благотворно сказывалось на рабочем процессе. Ну или когда нужно было отвлечься... У Вирджинии тоже была масса дел, она старалась разобраться во всем сама, чтобы пока не так загружать своего начальника, поэтому слишком долго рефлексировать у нее просто не было времени. Хотя, чего скрывать, она прислушивалась к тому, что происходит в соседнем кабинете. Так... самую малость...

* шоколадные конфеты с Огненным виски Огден

[NIC]Virginia Mascot[/NIC]
[STA]I can help[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1706/e0/16fae24019de.jpg[/AVA]

Отредактировано Pepper Potts (26-06-2017 11:26)

+3

6

На счастье, девушка из приемной прекрасно расслышала все его пожелания. Так что теперь у него был и крепкий черный чай, и горький до безумия шоколад, и даже маленький безопасный огонь в специальном блюде, напоминающем крышку из-под супа. На мгновение Персиваль замер, вперившись остановившимся взглядом в пляшущие язычки огоньков, что моментально напомнили ему о времени заточения и на отчаянно долгую секунду окунули с головой туда, в сырую темную пещеру под домом, изредка - по прихоти маньяка - освещаемую этими самыми крошечными язычками волшебного "безопасного" огня, что светил, но почти совсем не грел, лишь дразнил и заставлял острее ощутить промозглость и холод..,
но после мужчина встряхнулся и взял себя в руки, старательно концентрируясь на цокающих по кабинету каблучках. Этот звук был для него новым, ничего в моменты заточения даже отдаленно не походило на цокот женских туфелек, так что это немного помогло ему дистанцироваться от болезненных впечатлений.
- О, благодарю. Вам не стоило.. Впрочем, что же.
Не долго отнекиваясь, Грейвз избавился от плаща и кома с шарфом, который зачем-то так и держал зажатым под локотем, перепоручив свои вещи в более опытные руки. Стоило признать, что ему в голову бы не пришло развешивать пальто и разглаживать шарф по вешалке, у девушки-секретаря же все получилось ловко, быстро и просто. Она буквально была создана для этой работы, все выполняла четко, непринужденно и как-то очень ладно. Пару мгновений мужчина просто неверяще таращился на свое пальто, что еще утром делало в отражении больно его глазам и сидело на нем вкривь и вкось, со складками, а теперь так ровнехонько висело на плечиках. Ему почти почудился привкус предательства и запах заговора, иначе чем подобное явление можно было объяснить?
Сегодня все не ладилось, вещи не слушались, внутри волновалось. Персиваль вздохнул себе под нос о тех временах, когда его чувству вкуса могли позавидовать самые изысканные джентльмены Лондона, а после решительно откинул эту мысль прочь. Всё просто - теперь он изменился и уже не будет прежним никогда. Эту новую истину стоило торжественно признать, а не гоняться за призраками прошлого. Ему выпал шанс пережить самое страшное испытание в своей жизни и выйти невредимым, так что нужно было что-то изменить и просто жить дальше. Другим. Не таким, каким был. Но ведь это - все еще он! Все еще Персиваль Грейвз. Так что стоило ценить то малое, что у него оставалось.
- Конечно. - Бодро отозвался голоску своей помощницы и почти благодарно кивнул ей в след. Да, ему стоило заняться делами. Отличный способ, чтобы развеяться и вернуться в рабочую колею. По крайней мере, он всерьез планировал последовать этому совету. Даже если было совсем не понятно, с чего стоит начать.
По правде, незнакомые бумаги немного пугали, так что Персиваль не сразу рискнул к ним приступить. Сперва стоило наладить рабочую атмосферу. Чтобы работать в комфорте, так сказать. Поэтому мужчина долго грел руки о полученную чашку, после украдкой сгрыз дольку шоколада, стараясь заглотить ее как можно быстрее, покуда не отняли.. Опомнившись, укорил себя и откинулся в кресле, чуть покачиваясь. Его вниманием то и дело завладевал пляшущий в подставке огонь, грозя раз за разом откинуть поврежденное сознание назад к трагичным воспоминаниям, однако Грейвз крепился изо всех сил. Поправил стойку с писчими приборами в углу стола. Сдвинул в одну линию невыровненные бумаги. Установил кресло прямо по центру столешницы. Это заняло у него некоторое время, однако в кабинете уютнее не стало.
Чашка с чаем давно опустела, огонь в "миске из-под супа" неминуемо умирал. Подкатав рукава, Персиваль скинул с плеч подтяжки и налег на дубовый массивный стол; ножки заскрежетали по кафельному полу, отчаянно гулко подвывая. Еще немного, еще! Да, это было именно тем, чего ему не хватало - стол был установлен не ровно! Ему нужно было сдвинуть его на 1,37 дюйма левее, прямо сейчас, незамедлительно! Просить о помощи хрупкую девушку из приемной ему в голову не пришло, конечно же, да и зачем? Ему просто необходима была физическая активность, и борьба со столом пришлась как нельзя кстати.
Ботинки скользили по кафелю. Персиваль изо всех сил снова налег на столешницу. Издавая трубные слоновьи звуки, стол под напором сдался и откатился левее, проскочив мысленную отметку. Цокнув языком, Грейвз перебрался к правому углу стола и вновь принялся толкать, в этот раз обратно, чтобы откатить эту неподъемную дьявольщину назад на полдюйма. В этот раз давить он старался не слишком сильно, памятую прошлую ошибку и боясь, что и в этот раз перестарается.
Может быть, не стоило самостоятельно заниматься переустановкой мебели в своем новом кабинете, но Персиваль старался не думать о том, что лишь малодушно сбегает от проблемы. На самом деле, ему делалось страшно при одной только мысли о том, что необходимо будет открыть папки и читать тексты, вникать в проблемы и принимать важные решения, а после еще бог весь что делать.
То, что делал до него и за него Гриндевальд.
То, что он сам абсолютно разучился делать за время, проведенное в заточении.

[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

Отредактировано Charlie Cluster-7 (19-01-2017 17:48)

+2

7

Работа у Вирджинии всегда спорилась - она с легкостью управлялась с документами, поддерживала связь со всеми нужными отделами, строго следила за расписанием своего босса, перенимала на себя все дела, с которыми могла справиться без его участия, а еще отменно научилась заваривать чай и даже точно знала, какой именно магазин шьет рубашки на заказ мистеру Грейвзу, чтобы при форс-мажорных обстоятельствах оперативно заказать чистую и новую, запонки или подходящий галстук. Но сегодня был не ее день... Она никак не могла собраться с мыслями, чтобы сконцентрироваться хоть на чем-то. Она хваталась за один документ, а после с минуту не могла его прочитать. Принималась за расписание, но сбивалась на пятом же пункте. Она даже отправила несколько запросов в другие отделы, но по сегодняшней рассеянностью совсем не была уверена, что они прилетят туда, куда следует... А еще она поймала себя на том, что прислушивается. Пожалуй, это то, что действительно сейчас занимало всю ее голову. Она и сама сидела тихо, будто мышь, прислушиваясь к тому, что происходит в соседнем кабинете.

В офисе МАКУСа не бывает тихо, тем более в приемной секретаря. Несмотря на тяжелые двери и кажущуюся закрытость, кабинеты полны звуков. Скрипит ли отодвигаемое кресло. Или тихий шорох пера, которым нужно подписать бессчетное количество пергаментов. Даже звук шагов, когда начальник в задумчивости ходит по кабинету, собираясь с мыслями. Шуршание доставаемых папок, когда нужно найти необходимые данные. Но... сегодня стояла полнейшая тишина. Вирджинии было даже как-то не по себе. Она невольно поерзала на своем кресле. Перегнулась через стол и посмотрела на закрытую дверь, будто могла видеть насквозь. Что логично, дверь секретов не раскрыла, так что девушке пришлось усесться обратно и обеспокоенно постучать коготками по столу. Может быть, все же стоило спросить, как он себя чувствует? Уточнить повторно, не нужна ли помощь? Наверное, не стоило сразу оставлять ему столько документов. Но ведь работа может отвлечь, помочь быстрее влиться в привычное русло... Но она не психолог, чтобы знать точно! Она лишь действовала так, как считала нужным. И очень надеялась, что это правильно. Только вот тишина напрягала. Было так же тихо в тот день, когда Персиваль Грейвз исчез. Простуда - сообщалось в послании, что пришло не с его совой. Ужасное злоключение - как оказалось в итоге. Маскот не хотелось об этом вспоминать. И все же...

Громкий и противный скрежет буквально разорвал повисшее безмолвие. Вирджиния подскочила, растерянно и испуганно озираясь - что это такое? Что произошло? Такое ощущение, что кто-то напал на МАКУС и теперь таранит двери в надежде забраться в самые закрома. Напал?... Внутри все похолодело. Мистер Грейвз. Если с ним что-то снова случится, она не сможет себе простить. Она его личный помощник, она должна отвечать не только за рабочий процесс, но и за его благополучие и даже безопасность. Так она считала. Потому что относилась к своей должности, пожалуй, по мнению многих - даже излишне серьезно.
Повторный скрежет, и Вирджиния срывается с места, без раздумий влетая в кабинет. Палочка уже наготове, она готова защищаться и оборонять. Да, Маскот всего лишь секретарь, но она работает в министерстве, в отделе правопорядка, так что умеет обращаться с заклинаниями не хуже любого мракоборца. Правда... продемонстрировать свои умения у нее не выходит. Перед глазами предстает совершенно иная картина, нежели она рассчитывала увидеть. Девушка растерянно замирает у двери, все так же воинственно держа палочку. Смотрит на своего босса, который буквально распластался по столу, зачем-то передвигая его из стороны в сторону. Вид у мистера Грейвза тоже совсем не начальственный - рукава рубашки подкатаны, подтяжки висят, как у мальчишки-хулигана с улицы, волосы немного растрепались и упали на лицо. Вирджинии даже как-то самой неловко, так что она все же опускает палочку и поспешно извиняется. Она не хотела... мешать... Чему, кстати?

- Сэр... Вы решили передвинуть мебель? - вопрос, наверное, очень глупый, но не менее глупый, чем попытка подвинуть тяжелый дубовый стол собственными руками. Тем более, делать это в совершенно новом кабинете? Впрочем, не ей решать, если начальнику так хочется... - Я помогу, если позволите.
Вирджиния мягко улыбается, делает изящное движение палочкой, и стол аккуратно приподнимается над полом, левитируя и лишь дожидаясь, куда ему укажут встать. Маскот несколько раз меняет положение, чтобы мистер Грейвз все же остался доволен. Она не понимает, почему он сам не воспользовался магией, но приберегает этот вопрос на потом. Если руководству хочется заняться перестановкой, она обязательно поможет с этой задачей. Тем более, что обычные дела все равно ей сегодня не даются... Наверное, как и самому Персивалю. Так что они находят прекрасный способ отвлечься и заняться чем-то другим.
Когда все заканчивается, Вирджиния быстрым взглядом окидывает кабинет, чтобы запомнить новую обстановку. А после добавляет еще немного жизни огню, только после этого все же будто невзначай интересуясь:
- Почему бы вам не воспользоваться палочкой в следующий раз? Мебель здесь определенно тяжелая.
Маскот улыбается, добавляя, что она всегда готова помочь, если что. И все же... Это ведь все равно странно, верно? Такого виртуоза в заклинаниях, как мистер Грейвз, еще поискать нужно... Впрочем, настаивать и прицельно выяснять она не собирается. Скорее это простое женское любопытство. Куда важнее...
- Что вам принести на обед, сэр? Ваша любимая закусочная ввела в постоянное меню сендвич с запеченной куриной грудкой, - да, это именно любимая закусочная Персиваля. Настоящего. Он через день что-нибудь приносил в шуршащем пакете, или же просил доставить ему сезонное блюдо. Когда его заменили, другой никогда не обедал в офисе. Ни единого раза, даже если заказывал. Все оказывалось в мусорном ведре. Вирджиния замечала так много. И так долго молчала... Лучше бы промолчала сейчас. Она на мгновение тушуется, убирая палочку за пояс, но все же упрямо стоит. Ей так хочется сделать возвращение Персиваля комфортным! Она просто будет стараться еще лучше. У нее получится. У кого, если не у личной помощницы?

[NIC]Virginia Mascot[/NIC]
[STA]I can help[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1706/e0/16fae24019de.jpg[/AVA]

Отредактировано Pepper Potts (26-06-2017 11:25)

+3

8

Ещё немного усилий и, кажется, что стол вот-вот встанет на место. Но что-то не клеится, громоздкая мебель никак не желает слушаться. Персиваль почти начинает злиться, будто перед ним упрямый баран, не реагирующий на внятные приказы, а вовсе не неодушевленный предмет, которому в сердцах он бы даже высказал пару претензий..
Если бы успел.
В кабинет врывается девушка из приемной - и её палочка расчехлена. На мгновение внутри мужчины все обрывается, даже зрачки сужаются в ожидании неприятностей. За секунду в голове проецируются все моменты заточения, когда его точно также пытали вскинутой палочкой, и он готовится быть стойким, мужественно перенести все тяготы и невзгоды...
Но - ничего не происходит.
Пару мгновений они смотрят друг на друга. А после секретарь неловко извиняется и опускает палочку. Персиваль переводит дыхание, надеясь, что его секундный испуг остался незамеченным. Интересно, что это небесное создание ожидало здесь увидеть и к чему готовилось, врываясь с палочкой наголо? Без сомнений, собиралась отбивать атаку и защищать свои территории. От кого? От Гриндевальда, что будто прилипшая тень крался по пятам за своей недавней жертвой? О, как наивна эта девушка была. Никому не дано справиться с этим чудовищем в одиночку.. Даже он - не смог.
Покуда Грейвз размышляет, пожурить девчонку или же поблагодарить, она вовсю занимается его незавершенным делом. Вместе переставить стол у них получается гораздо быстрее. Мужчина даже с горечью успевает подумать о том, что с палочкой все гораздо проще, однако мысль о том, чтобы вновь начать колдовать, вводит его в лёгкий ступор и вызывает неконтролируемое чувство отторжения. Его палочка была у другого. Он повелевал ей и творил свои заклинания. Использовал её, она ему подчинилась. Что же теперь оставалось делать Персивалю? У него будто не осталось ничего; ни работы, ни дома, и даже все его умения, все его заклинания легко скопировал кто-то другой.

Вздрагивая на оклик, маг с трудом выныривает из вязких удушливых мыслей, что плотным коконом всякий раз охватывали и почти утягивали в пучины отчаяния. К счастью, пока ему удается бороться и даже стремиться куда-то вперёд. Без особой цели, впрочем. Но это ничего. Личный психолог, выделенный Министерством, настаивал на том, что все в порядке и так должно быть, но вскоре все наладится. Персиваль не любит эти сеансы с мозгоправом, но вынужден присутствовать на каждом из них.
- О. Я просто. Увлёкся. Небольшое дельце. Физические нагрузки полезны, - неразборчиво оправдывается, не подготовив ответ заранее, потому что не думал быть застигнутым врасплох. Возвращаясь в кресло, вертится туда и сюда, проверяя небольшую перестановку и показывая девушке сместить немного левее шкаф. И ещё тумбу тоже, дальше от окна. Теперь - идеально.
Вспомнив, что главный здесь и не должен оправдываться, Персиваль старается сделать лицо начальника, но секретарь так мило хлопочет о нем, что он теряется - и уже не может настроиться на серьезную волну. Может быть, раньше у него прекрасно выходило быть сильным и волевым, но сейчас любая мелочь выбивает его из колеи.
Мужчина делает пару глубоких выдохов. Ничего. Потребуется чуть больше времени, чтобы привыкнуть. Но он справится.
- Не думаю, что останусь до обеда. Но звучит чудесно, закажите мне это как-нибудь.
Аппетита в последнее время у него в самом деле нет. Но делиться своими моральными и физическими проблемами с этой дамой Грейвз не собирается. Ему хочется остаться одному и попросить её уйти, но у него никак язык не поворачивается. Ко всему прочему, девушка уже стоит на пороге и явно поддерживает разговор лишь из вежливости.. А ещё, стоит признаться хотя бы самому себе, что звук её голоса удерживает его от падения в чёрную пропасть из страхов и тяжёлых мыслей. Как бы ему не хотелось забиться в угол и там провести остаток своих дней, лишь бы никто не тронул, существовала и другая правда: ему необходимо вернуться в нормальный режим, восстановить ритм жизни, чего он (совершенно очевидно) не способен сделать самостоятельно. Так что, поколебавшись и делая над собой неимоверное усилие, мужчина окликает помощницу в последний момент:
- Составьте на завтра расписание до обеда и распишите важные дела, требующие изучения. Вечером отправьте мне вместе с совой и.. О, да, ещё одно - не забудьте заказать обед в офис. Пообедаю завтра в кабинете.
Завтра.
Несомненно, завтра у него будет больше сил. И он сумеет сделать гораздо больше полезных дел, сможет быть продуктивнее. Но на сегодня у него совершенно не остаётся идей и возможностей. Каждая мелочь напоминает ему о похищении, всякая деталька кричит о том, что с ним случилось. И все это гораздо выше его сил! Все это слишком. Чересчур. Даже для него.
- На сегодня я закончил. Увидимся утром, не опаздывайте.
Ему немного неловко за то, что он сбегает почти сразу, не открыв даже подготовленных папок. Но он сам себе начальник и может распоряжаться своим временем по собственному усмотрению. Так что торопливо прощается с девушкой и, едва за той закрывается дверь, трансгрессирует из кабинета прямиком в собственную спальню, позабыв о пальто с шарфом. Ему сейчас искренне не до этого! К тому же вечером у него запланирована встреча с психологом, что он так отчаянно ненавидит - но не может пропустить ввиду особенного требования Министерства. Эти сеансы выпивают из него последние соки, так что до вечера необходимо накопить как можно больше сил.
Заваливаясь в постель прямо в костюме и ботинках, Персиваль закрывает глаза. Уговаривает себя отдохнуть и расслабиться. Уверяет себя, что находится в безопасности. Он дома, в тёплой кровати, а вовсе не в сыром подземелье, как услужливо рисует воображение. И никто не придёт выпытывать его тайны, секретики Министерства. Никому нет до него дела. Ему лишь нужно поскорее восстановиться и встать на ноги. Как долго будет длиться восстановительный процесс и когда уже он сможет позабыть обо всем случившемся? Грейвз не умеет молиться, но просит кого-то внутри себя, чтобы все это закончилось поскорее.

[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

Отредактировано Charlie Cluster-7 (06-02-2017 14:49)

+2

9

Им обоим неловко. Это повисает в воздухе, и игнорировать больше не выходит. Пожалуй, это все же вина секретаря, потому что у нее не хватает то ли такта, то ли она не настолько способна, как твердили все вокруг. Рядом с ней мистер Грейвз не то что сдержан – зажат. Взглядом касается лишь мимолетно, старается отвлечься на что угодно, будто одно ее присутствие его тяготит. Вполне возможно, что так и есть. Ей не понять, что ощущает человек, попавший в подобную ситуацию – как это пережить, как вернуть себе собственную жизнь, как двигаться вперед, когда ты понимаешь, что так легко подменить все, что ты делал. Одним зельем, одной проигранной дуэлью… Вирджиния много на себя берет, считая, что настроение босса может хоть как-то зависеть от нее. Прямо сейчас она незнакомый человек, с которым ему приходится вынужденно общаться и выстраивать новые отношения. Наверняка ему это очень сложно. А если она и дальше будет винить себя и заниматься самобичеванием, ничем хорошим это не закончится. Нужно просто оставаться собой. И не увлекаться гиперопекой, которая может выйти боком и лишь вернуть ее начальника в те дни, которые он не хочет вспоминать. Благими намерениями…
Маскот только тихо кивает на слова босса. Конечно не останется. Признаться, она бы вообще вряд ли нашла в себе силы выйти на работу после подобного инцидента. Так что она ни слова не говорит про невыполненную работу и все еще закрытые папки на рабочем столе. Она что-нибудь придумает, сможет уговорить несколько должностных лиц, чтобы позволили ей решить некоторые дела, дабы не перезагружать мистера Грейвза в первое время. С этим-то она точно справится.

Вирджиния почти успевает покинуть кабинет, когда босс все же окликает ее. В голосе уже больше решимости, он смотрит ей в глаза, и она невольно улыбается. Все не так плохо, как она успела нарисовать в собственной голове.
- Конечно, мистер Грейвз, все будет сделано, - она чуть склоняет голову в уважительном поклоне. Ей хочется добавить, что она никогда не опоздает, но все же сдерживается. Дела лучше слов, разве нет? Поэтому она прощается и тихо прикрывает за собой дверь. Теперь у нее появились срочные дела, не хочется отправлять сову поздней ночью, когда босс уже наверняка будет готовиться ко сну. Поэтому ей необходимо разрешить с десяток вопросов с десятком отделов. Вирджиния Маскот давно зарекомендовала себя как хороший профессионал и просто хорошим человеком, поэтому ей не отказывают. Идут навстречу, помогают и даже обещают на какие-то мелочи закрыть глаза. Со многими делами, но не с этим… Девушка просит, уточняет, интересуется и вновь просит. Но здесь все стоят на своем. Вирджинии это кажется издевательством, а не «помощью в преодолении травмы по совету психолога». Это как привязать человека в клетке со змеями, когда у него офифобия. Авось само пройдет, когда станет понятно, что переживать не о чем. Однажды в детстве ей посадили на плечо паука, чтобы убедить, что они не опасны. А после она лечилась от заикания несколько лет. Разве же это не кристально ясно, что травмирующие происшествия должны остаться в прошлом? Их призраки в настоящем ничем не помогут… Но она ничего не может сделать. И ровным почерком выводит в вечернем докладе: «Расследование дела о Криденсе Бэрбоун. Изучить деятельность Мэри Лу Бэрбоун, усыновлявшей детей волшебников. Первостепенно». Вирджинии очень хочется это зачеркнуть, все остальные дела на фоне этой фразы словно стираются, несмотря на то, что она упрямо пишет дальше. Про то, что нужно переназначить заместителя в отдел магического правопорядка МАКУСА в связи с утратой доверия к предыдущему. Необходимо подобрать новых советников в связи с отставкой старых. Еще что-то по мелочи. А также, разумеется, в обязательном порядке явиться через несколько дней на совет к Президенту, заранее подготовив отчет о новой структуре и ближайших планах отдела. Последнее было уже готово и должно было отправиться к получателю вместе с официальным письмом о будущей работе, которая их всех ожидала. Вирджиния добавила, что весь бумажный бюрократизм она взяла на себя, поэтому от Персиваля ожидалось лишь волевое решение о новых назначениях и расстановка приоритетов. Во всем остальном он вполне мог положиться на своего секретаря. Последнее, разумеется, осталось лишь в ее светлой голове. Она привычно подписала письмо и прикрепила послание к Бьюти. Североамериканская совка, маленькая для своей породы и совершенно белоснежная из-за альбинизма, потерлась клювом о ее палец, а после легко поднялась с места, исчезая за окном. Ну что же, сегодня Маскот сделала все, что смогла. Но завтра она обязательно постарается еще лучше.

Когда Вирджиния покидает офис, на улице уже совершенно темно. Она не может трансгессировать домой вблизи МАКУСА (подобное разрешено лишь нескольким важным лицам), поэтому ей приходится пройти пару улиц до того, как она все же применяет заклинание и в следующий момент оказывается в своей гостиной. Туфли на каблуках тут же закидываются под тумбочку, одежда сама снимается по пути в ванную, и спустя несколько минут у Маскот все просто замечательно. Горячий душ, легкий ужин, остается даже время на то, чтобы испечь на завтра печенье с горьким шоколадом. Наверное, она немного спешит, но ей кажется, что домашняя еда – это всегда хорошо. Особенно, если это душистые и хрустящие печенья, которые идеально подходят под несладкий чай. Девушка отряхивает руки и тихо улыбается себе под нос. Завтра все будет хорошо. Именно завтра все начнет налаживаться. И она обязательно приложит к этому все усилия.
Когда Вирджиния спешит на работу, на улице еще темно. Каблуки привычно цокают по безлюдному тротуару – так рано в Министерство почти никто не приходит. Охранник на входе благодушно улыбается, когда получает свою порцию угощения, желая хорошего дня. Пустые коридоры встречают приятным молчанием, хотя через полчаса уже начнут заполняться голосами сотен работяг. К тому времени Маскот уже вовсю хлопочет в своей вотчине. Чайник довольно подсвистывает на подоконнике, волшебный огонь уже занял свое почетное место на столе начальника, печенье и горький шоколад разложены на тарелке, все документы по делу обскура, что она смогла собрать, покоились на своем месте, обед заказан еще с самого открытия кафе, а она сама неспешно чистила пальто Персиваля, которое так и осталось тут после его поспешного ухода. Кто-то скажет, что это не ее прямая обязанность, что она не личный ассистент, чтобы заниматься подобным, но Вирджиния не видела в этом ничего зазорного. Секретарь - это же правая рука, которой можно доверить все. От чистки пальто до организации личной встречи с Президентом или контроль исполнения секретных заданий. Маскот гордилась своей работой. И сейчас даже что-то едва слышно напевала себе под нос, уверенная в том, что у нее есть еще с десяток минут перед приходом босса. Персиваль Грейвз славился вежливостью королей - всегда приходил минута в минуту.

[NIC]Virginia Mascot[/NIC]
[STA]I can help[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1706/e0/16fae24019de.jpg[/AVA]

Отредактировано Pepper Potts (26-06-2017 11:25)

+3

10

Время в стенах дома будто замедляется и растягивается. Персиваль совершенно теряется среди множества стен. Он не знает, чем себя занять, чтобы не думать о том, что случилось, и не переживать этих событий вновь и вновь. Поэтому бесцельно лежит на кровати, бродит по коридорам или подолгу стоит у окна, будто ждёт кого-то. Но никто не приходит. Конечно же, никто. Некому к нему приходить.
Писк из шара - напоминалки приводит его в себя. Сейчас дел у него немного, но одно из самых первостепенных - посещение психолога. Это весьма приятный мужчина средних лет с посеребрёнными висками и доверительным низким голосом; он не суетлив, вдумчив и многозначителен. Все в нем словно располагает к беседам. Но Персивалю не нравятся эти сеансы. Его напрягает чужой пытливый взгляд. Ему не нравятся попытки оппонента проанализировать его, разобрать на винтики и собрать заново новую и улучшенную версию, удалив из механизма повреждённые болты. Но дело в том, что Грейвз - не механизм. И он целостен лишь вместе со своими чаяниями и переживаниями, ни одно из которых нельзя просто взять и удалить. Возможно, это было бы прекрасным решением проблемы, если бы кто-то милостивый взялся одним чудесным днём стереть все травмирующие воспоминания из его памяти, но он прекрасно осознавал, что этого не будет. Его травма была одновременно прекрасным источником информации; только он подобрался к Гриндевальду настолько близко и только он знал о нем так много. Просто забыть ему этого бы не позволили. Он и сам не хотел. Не потому, что находил в этом извращённые удовольствие, вовсе нет; о таком пишут в женских романах, но абьюз в любом из своих проявлений омерзителен и недопустим, особенно для Персиваля. А потому что подобный опыт мог статься бесценным, особенно учитывая положение дел в министерстве и прочих важных областях.
- ..вы не слушаете?
Голос психолога не звучит укоряюще, но чувство неловкости появляется как по мановению волшебной палочки. С трудом сосредотачиваясь на оппоненте, Грейвз силится принять уверенный вид.
- Сегодня мой первый рабочий день. Я весь в планах. Уверен, вы можете понять. Таков ведь был курс лечения, верно?
Мужчина напротив улыбается. Персиваль поддерживает. Игра в идущего на поправку пациента вытягивает из него множество сил.
- Это должно пойти на пользу, - психолог что-то пишет в своём блокноте и, пожалуй, это один из самых неприятных моментов. Когда знаешь, что тебя оценили, но совсем не знаешь, как же именно. Впрочем, это ему почти не интересно, так что маг отводит взгляд. У него остаётся ещё четыре обязательных сеанса, а после ноги его здесь не будет.
К счастью, время выходит уже скоро - и мозгоправ его не задерживает. Выражает свою поддержку и надежду на скорую поправку клиента. Грейвз вежливо поддерживает обмен любезностями, а после торопливо трансгрессирует обратно в поместье, где трясущимися руками роется по шкафам и ящикам, покуда не находит бутылку коньяка. В обнимку с которой сползает на пол у кровати, ослабляет душащий галстук и делает пару глотков. Бывают дни, когда ему лучше. А бывают и такие, как этот: когда все валится из рук, когда навязчивые воспоминания лезут в голову, когда травмированная паранойя подозревает всех и каждого. Вынужденные сеансы социализации убивают его; он боится встретить в толпе похитителя, боится не заметить его первым - или заметить и узнать в лице простого прохожего, подозревает каждого в сговоре с _тем_человеком_, опасается даже старых знакомых, а уж новых боится, как огня.. Продолжать жить обычной жизнью - самая страшная пытка. Делать вид, что все в порядке, заниматься привычными делами, просто семь кругов Ада. Как долго ему удастся продолжать в том же духе и не выдавать себя? Все это кажется таким пустым и ненужным, бесполезным, ведь сам он прекрасно понимает, что не справится и сломается на полпути точно также, как при похищении, когда он оказался полностью бесполезен, запертый в том подвале, а после...
В окно что-то с силой ударяется. Персиваль вскидывается моментально, пятится, спотыкается о кровать и падает обратно на пол вслед за оброненной бутылкой. Он не успел её опорожнить, так что содержимое выплескивается наружу, заляпывая асе вокруг - и его тоже. И дело даже не в пятнах, а в пронзительном спиртовом запахе, который мигом забивает все вокруг. И это пугает его даже сильнее, чем бьющееся за окном белое пятно.
"Я все приберу! Я должен все прибрать!"
В голове бьется истеричная мысль, захватывающая его полностью почти на десяток секунд. А после вдруг исчезает. Он вовсе не заперт в подвале. Его никто не накажет за разведанный бардак. И ему не нужно собирать разлитый спирт в ладони, чтобы успеть сохранить и вернуть в горелку, ведь без неё у него больше не останется ни света, ни тепла...
Медленно приходя в себя, мужчина поднимается с пола и отряхивает ладони от коньячной влаги. Ему почти стыдно за себя. Хмурясь, он решительно шагает к окну и распахиваешь рывком - будь, что будет, он так устал бояться даже своей тени! Он почти готов погибнуть на этом самом месте, лишь бы больше не испытывать всего этого.. Но на подоконник приземляется неловкая сова и склоняет голову на бок, держа в клюве послание. Она с такой силой билась в раму, что - должно быть - повредила крыло, потому что держит его приподнятым, но Грейвз не замечает этого сразу. Получив конверт, он немного успокаивается и возвращается к кровати. Поздно вспоминает про бардак и успевает поскользнуться на разлитой луже, но удерживает равновесие и достигает рабочего стола в углу комнаты, где вскрывает конверт. Ему сейчас совсем не до уборки, так что он просто оставляет лужу как есть. Впрочем, ему и не до работы, поэтому письмо он читает по диагонали и цепляется взглядом лишь за строку с обскуром. Ненадолго зависает, ощущая необъяснимое волнение в груди, а после вспоминает, почему это так важно. Обскур, ребенок-волшебник, который вынужден скрывать или подавлять свои силы по тем или иным причинам, в результате чего внутри него образуется паразитический сгусток тёмной энергии, своего рода астральная опухоль. Кажется, именно им одержимо интересовался Гриндевальд в последнее время. Уверенный в том, что его жертва никогда не выберется, он щедро делился своими планами и победами. Персиваль запоминал - и вот теперь мог сложить головоломку из разрозненных кусков.., если сумеет пережить все это, конечно.
- Обскур, - напоминает сам себе строго. Откладывает письмо и принимается ходить по комнате. - Обскур. Обскур. Обскур.
Все это важно. Мысли мечутся в голове. Ему очень сложно вспомнить все то, что говорил похититель, и сложить из этого целую картинку. Воспоминания все ещё доставляют жуткий дискомфорт, так что очень скоро он вынужден прекратить и переключиться на что-то другое.. На сову, что все ещё сидит у подоконника, оттопырив крыло? Глупое, неосторожное животное, как оно могло не заметить стекло!
Птица выглядит грозно - и глупо. У неё ужасное выражение на морде, кривой клюв и глаза на выкате. В довершении всего на затылке веером торчат перья, делая её похожей на безумную, так что Персиваль едва сдерживает улыбку. Вопреки внешнему виду, чужая сова быстро идёт на контакт и доверчиво перебивается к нему на руку, так что он может теперь закрыть окно и осмотреть несчастную пострадавшую. На первый взгляд с ней ничего страшного, поэтому мужчина решает оставить её у себя до утра, чтобы не отпускать одну в ночь; она ведёт себя смирно, но все равно издаёт звуки и создаёт присутствие кого-то рядом. Грейвз старается не верить в сложившуюся иллюзию, но подсознательно ощущает облегчение. Как будто он не один. Как будто нечего бояться.

Утро начинается с писка шара с напоминанием. На самом деле Персиваль давно не спит, вылеживая положенное время в тепле. В доме достаточно прохладно, потому что ему никак не удаётся добраться до наведения порядков здесь, но быть честным - это его не слишком волнует. Когда ты едва не умер и будто прожил последний год в аду, жизненные ценности быстро пересматриваются. Ему было, где спать и что поесть, а ещё он был свободен - и это кажется достаточным.
На работу он собирается неторопливо и почти лениво, но выходит вовремя, прихватив с собой чужую сову. Размышлять над тем, чья она, ему не пришло в голову, хотя это было очевидным, ведь почту та принесла от секретаря. Просто не вязался у него образ строгой стильной девушки из приемной с этой безумной, некрасивой птицей.
Как бы там ни было, трансгрессия, удающаяся ему без особых усилий и без прочих подручных средств, кидает его точно к порогу министерства. Сова возмущенно хлопает крыльями, а после срывается с его плеча и уносится прочь. Мужчина провожает несчастное создание взглядом, почти переживая о её сохранности, но та выглядит здоровой, успев передохнуть за ночь, и этого достаточно.
В главный холл он входит бодрым. Идёт быстрым, уверенным шагом. Скорее потому, что замёрз, ведь забыл пальто в кабинете. Сегодня ему дышится гораздо проще, он выглядит увереннее. Потому что хочет доказать всем - и самому себе в первую очередь - что сможет и сумеет! К тому же, теперь траектория направления ему известна, и маг собирается приступить к поискам пропавшего обскура как можно быстрее. Эта ниточка кажется ему чрезвычайно важной, потому что напрямую связана с его похитителем. Может быть, если распутать этот клубок, станет немного яснее? Он все ещё мучается вопросом, на который так и не нашёл ответа за все долгое время пребывания в плену.
- Доброе утро, - здоровается громко и бодро, поднявшись на свой этаж. Секретарь уже на месте, он чувствует её почти физически. Пустые помещения его пугают, но тут не пусто.
Торопливо пересекая общий кабинет, Грейвз распахивает дверь в свой офис, ловя девушку на месте преступления. Точнее.. Она не занимается ничем противозаконным, а очень даже наоборот. Он находит её помощь почти любезной.
Мужчина сбивается. Он все ещё подозревает всех вокруг - и сегодня, находясь в боевом настроении, собирается дать отпор всему миру, начав с рабочего окружения.. Но теория заговора разваливается почти сразу. Кому ещё в голову придёт мысль почистить пальто начальника, если не преданному подчиненному? Уж явно не засланной коварной шестерке.
Ощущая себя неловко, Персиваль топчется на пороге несколько смущенно и почти решает спросить разрешения войти, но после приходит в себя и возобновляет уверенный шаг к своему креслу:
- Благодарю, мисс.., - несколько секунд он копается в памяти, силясь припомнить табличку на её столе или подпись из письма, а после абсолютно уверенно завершает: - Пеппер. Мне стоит быть более внимательным к своим вещам.
Ему кажется неуместным заострять на этом внимание, так что он деловито кидает кейс на стол и нетерпеливо требует:
- Принесите мне все документы по делу обскура, что есть. И избавьте меня от звонков и писем на ближайшие три часа, я должен поработать.
Он уверен, свеж и собран. Ничто не способно сбить его с намеченного пути. Поэтому, получив документы, в самом деле погружается в них с головой. Не замечает, как послушно пьет чай с подсунутыми печеньями, как съедает доставленный ко времени обед, как проходит гораздо больше трёх часов.. Но время не потрачено зря. И уже во второй половине дня он нетерпеливо требует секретаря к себе, чтобы она принесла ему вырезки из газет за конкретные даты, пару-тройку документов, на которые ссылались сноски из отчётов, а ещё обязательно записала за ним пару важных тезисов с заметками. Впрочем, бумаги так или иначе не могли дать полной картины, даже если провозиться с ними годы. И уже к двум по полудню Персиваль покидает пригретое кресло и неудержимо начинает мерить кабинет шагами, после чего вновь требует секретаря к себе и велит ей заказать машину.
- Вы едете со мной, - на ходу решает. Девушка весьма расторопна и полезна, а ещё внимательна к деталям. Все это может ему пригодиться. - Навестим тот дом, где вырастили мальчика. Точнее, то, что от него осталось. Аналитики и следователи могли что-то упустить, хочу взглянуть сам. Ну же, собирайтесь скорее!
В нетерпении мужчина первым хватает своё пальто и начинает застегиваться, но после бросает и лишь ходит вокруг стола секретаря в ожидании. Может, он просто хочется сменить замкнутую обстановку. А может там в самом деле есть подсказка! Ему чудится, что только он может разгадать эту загадку. Раньше у него была неплохая чуйка на подобного рода дела, стоит испытать её в деле ещё раз.

[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

+2

11

Ей стоило лучше распланировать свое время. Или не слишком увлекаться, пропуская приход собственного начальства. Ситуация не то чтобы неловкая, но почему-то вызывает короткую молчаливую сцену. Вирджиния поспешно поправляет чужое пальто и отступает на шаг. Невольно вскидывает внимательный взгляд и сразу подмечает, как отличается Персиваль Грейвз сегодняшний и вчерашний. Она даже на пару мгновений ловит себя на пугающей мысли, что это снова не он... Чуть крепче сжимает палочку, но почти сразу прячет ее за шелковый пояс на платье. Глупости, конечно. Теперь шеф под таким присмотром, что и Президенту не снилось. Случись что с ним, сотни мракоборцев бы перевернули Нью-Йорк вверх дном. И в случае магов это не пустые слова.
- Доброе утро, мистер Грейвз. О, что вы, я просто хотела помочь... - она улыбается и тянется к его столу, чтобы выслушать о планах на этот день. Она чуть тушуется, услышав свое прижившееся прозвище, никак не ожидав услышать подобное от шефа. Она замечает небольшую заминку, но разве это так важно? За официальным именем с таблички на столе он вспоминает и что-то более.... Личное. И ей, бесспорно, приятно видеть, каким бодрым и собранным выглядит Персиваль, но это все же вызывает беспокойство. Все ли действительно в порядке? Ей знакомо, когда пытаешься закрыться работой и держать лицо. Ничем хорошим подобное не заканчивается. Но кто она такая, чтобы предупреждать о подобном, заходя на запретную территорию? Ей лишь остается надеяться, что работа и правда поможет. Если бы только не этот...
Обскур. Разумеется обскур. Вирджиния понимала, что мистер Грейвз не отложит это дело даже на несколько дней. Возможно, ему просто хочется разобраться со всем раз и навсегда и оставить все это в прошлом, никогда не возвращаясь. Но таких простых ответов просто не бывает. И как бы она не была против того, чтобы это передавали Персивалю, она послушно кивает и исчезает за дверью, чтобы вернуться через несколько минут с объемной папкой. В ней все - от истории "Новых салемцев" до биографии каждого усыновленного мадам Барбоунс ребенка. Маскот и сама все это читала, и все еще не смогла полностью отойти от жестокости и даже какого-то садизма этой женщины. Все, что произошло - просто страшно. В такие моменты она ничуть не жалела, что ушла с факультета Авроров... И, быть честной, искренне уважала и жалела мракоборцев, вынужденных копаться в подобном. Особенно в подобных условиях...

Бросая последний взгляд на шефа, Вирджиния покидает кабинет. Теперь от нее зависит порядок не только в собственных делах, но и продуктивность босса. Она становится незаметной и незаменимой. Меняет остывший чай на горячий, кормит обедом и не забывает поддерживать огонь. Она перехватывает чужие послания и сама решает все возникающие вопросы. Заметки, что она записывала за шефом, уже через 30 минут лежат на его столе - напечатанные и упорядоченные. Ей нравится так работать, приятно ощущать свою полезность и причастность к важным вещам. Хотя она совершенно точно не ожидает того, что мистер Грейвз доверит ей нечто большее. Например, выезд в рамках расследования...
Она растеряна всего секунду, а после почти кидается к своему месту, не забыв уже через плечо поблагодарить мужчину за доверие. И невооруженным глазом видно, что он очень торопится, его вряд ли устроит пешком пройти несколько кварталов... Вирджиния редко пользуется своим положением "любимицы Министерства", но сейчас то самое время. Всего несколько слов на пергаменте, и послание через миг у нужного человека. Пока она надевает пальто и забрасывает в сумочку необходимые вещи (блокнот, перо, удостоверение, бутылочку с только ей известным зельем и, разумеется, блеск для губ), ответ в виде суточного разрешения на трансгрессию в стенах МАКУСА ловко падает ей в ладошку. Отлично, теперь она не будет задерживать босса дольше необходимого. Расторопности ей все же не замечать.

- Прошу прощения за ожидание, - подходя к мужчине, девушка показывает свое разрешение. - Так будет быстрее. Если позволите...
Она никогда не была в том доме, где произошла та самая трагедия. В ней не было подобного любопытства, ей не хотелось смотреть и щекотать свои нервы выдумыванием подробностей, как часто любят делать маги. Поэтому она неловко переступает с ноги на ногу, а посе все же касается чужого локтя.
- Мне нужно показать путь. Еще раз простите, сэр, - скорее всего, она нарушает чужие границы, никто не отменял той самой зоны комфорта. Особенно у человека, который пережил похищение и плен. И как только они оказываются в разрушенной гостиной на первом этаже, Вирджиния отступает и благодарит за терпение. В ней много этого формализма, пожалуй, но разве ее работа не подразумевает подобного? И потом, это обычная вежливость...
В доме совершенно темно, оставшиеся окна просто заколочены. Приходится достать палочку и освещать себе путь. Авроры здесь ничего не тронули во время восстановления города, хотели найти улики. Только вот какие и против кого? Мальчик погиб, его приемная мать погибла, дети снова по приютам, а виновник всего этого под стражей. Но МАКУС все еще что-то ищет... Возможно, способ не допустить подобное в будущем...

Тихий стук каблуков здесь звучит непривычно громко и гулко. Вирджиния останавливается у разрушенного дубового стола и поднимает с пола листовку "салемцев". Дети магов и немагов росли здесь в ненависти, страхе и боли... Маскот не могла этого понять и принять. Слишком неправильно, чтобы быть правдой.
- Как жаль, что уже ничего не исправить, верно?.. Не дать второго шанса этому мальчику... - слова вырываются сами собой, и ей очень неловко за свой порыв. Она виновато смотрит на шефа и молчаливо обещает держать свое мнение при себе. - Комната Криденса Бурбоунса была на втором этаже. Крайняя слева. Если там что-то уцелело, конечно...
Вирджиния почему-то забирает листовку с собой. Прячет ее в карман пальто и ждет, когда мистер Грейвз зажжет свою палочку. Так будет удобнее, не дай боже тут наступить на сломанную ступеньку или не заметить дырки в полу. Крыша местами обвалилась, но это лишь мешает нормальному обзору, а не дает дополнительного света. Будто солнце и не хочет заглядывать в подобное место... Тут физически ощущаешь произошедшее. Будто эта женщина все еще здесь. И взращенный ее ненавистью обскур. Маскот хочется передернуть плечами, но она готова решительно следовать за своим боссом. Потому что если и есть что искать, то найти это может только мистер Грейзв. И никто больше.

[NIC]Virginia Mascot[/NIC]
[STA]I can help[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1706/e0/16fae24019de.jpg[/AVA]

Отредактировано Pepper Potts (26-06-2017 11:25)

+3

12

Покуда секретарь собирается, Персиваль охвачен собственными мыслями. И он почти не замечает, как девушка оказывается рядом и крепко берет под локоть. Она ещё что-то говорит, объясняясь за вынужденный физический контакт, но мужчина едва слушает, ловя себя на том, что совсем не испуган. Мысль о близком контакте с кем бы то ни было ещё этим утром вызывала у него рвотные позывы и сильнейшее головокружение, но когда это случается на самом деле - ему не приходится даже вздрагивать. Рыжая держится крепко, у неё компактная ладошка с тонкими быстрыми пальчиками, и ровное успокаивающее тепло ощущается даже через ткань пальто.
- Действуйте, - послушно разрешает, позволяя себе подобие одобряющей улыбки, хотя взгляд остаётся напряжённым и внимательным. Он по-прежнему не решил для себя, чего ждать от окружающих, даже с виду покорных и преданных - каждый из оных мог оказаться шестеркой сами-знаете-кого. И все же.. Выбор у него небольшой. Без палочки кроме трансгрессии похвастаться нечем, так что инициатива спутницы весьма кстати.
Её трансгрессия достаточно мягкая, щадящая. Грейвз ощущает лёгкий звон в ушах и на мгновение прикрывает глаза, а когда вновь их открывает - они уже находятся прямиком по требуемому адресу. Мужчина кидает быстрый взгляд на девушку; ай да умница, наверняка была краснодипломницей или что там сейчас выдают в Школах Волшебства.

Во время осмотра они подсознательно стараются держаться рядом. Это место очень тёмное, мрачное, угнетает и давит одним своим существованием. Не обязательно иметь в прошлом травмирующие события, чтобы ощутить себя здесь некомфортно.
- Будем держаться вместе, - озвучивает свою мысль вслух и в самом деле бродит очень рядом.
Возможно, им стоит разделиться, чтобы поиски принесли реальные плоды. Но без палочки Персиваль совершенно безоружен, и ко всему - лишён подсветки, так что ему остаётся уповать на спутницу. Кажется, она ни о чем не догадывается и считает его план своего рода осторожностью, что ему лишь на руку. Чем меньше людей знают о его небольшой проблеме, тем лучше.
Покуда им попадается лишь листовка, которую рыжая тщательно прибирает в карман. Персиваль не видит в этом смысла, но не спорит. Краем уха прислушиваясь к голосу секретаря, вскидывает лицо и пытается отсюда осмотреть надстройку второго этажа. Здесь все измазано в саже и давно истлело, и все же там, среди черной копоти и черноты, словно что-то роится, клубится и таится.. Грейвз ощущает кожей чужой взгляд, нервно облизывает губу и хватает пальцами тонкое плечо рядом:
- Сюда. Посветите мне.
Охваченный предвкушением, он почти взлетает по осыпающейся лестнице вверх. Девушка не поспевает следом, свет от её палочки отдаляется и тонет за широкой спиной, удлиняя тени и зачерняя углы.
- Свет! - яростно командует, даже дергает рукой, будто сам держит палочку и способен запустить под потолок "Люминус максима", но почти не осознаёт этого. Впрочем, его спутница в самом деле весьма расторопна, а потому яркая вспышка разрывает тьму почти моментально, на секунду ослепляя и их самих.. А потому мужчина едва успевает заметить, когда точно навстречу из того самого угла, что казался ему подозрительным, кидается раздувающееся чёрное облако и сильно толкает в грудь.

Проходит насквозь и с воем вырывается в обрушенную крышу, вынося с собой пару балок и создавая новое обрушение.

Грейвз тщетно взмахивает руками в поисках опоры, хотя и понимает, что падает. Лестница разрушена, перилла давно сгорели и рассыпались.

Впрочем, он падает не один. Эта тварь толкает их обоих, и теперь его спутница также оказывается в опасном положении. Пролёт достаточно небольшой, дюймов шестьдесят в высоту, не больше, чтобы успеть придумать что-то действительно стоящее или хотя бы взмахнуть палочкой. Так что мужчина изворачивается и крепко сгребает рыжую в объятия, смягчая её падение. К счастью, девушка достаточно компактна, хотя её локти остро врезаются под рёбра, заставляя мужчину сбить зашипеть.
- Быстрее, арресто моментум, - скороговоркой выдыхает в её лицо и резко переворачивает, закрывая собой от падающих сверху обломков. Он не слишком рассчитывает, что ей удастся в столь экстремальной ситуации что-то придумать или вымахнуть палочкой заклинание из-под его нависающей туши, однако спустя мгновение все уже кончено; осыпающееся крошево и куски кровли застывают на черном от копоти полу, почти не задев искателей приключений.
Поднимаясь первым, Персиваль протягивает ладонь и помогает своей помощнице. Они оба в пыли и грязи после внезапного падения, но - похоже - оба невредимы, и это главное.
- Все же он был здесь, - задумчиво бормочет себе под нос, рассеянно разминая повреждённое плечо и отряхивая подол пальто, хотя лучше от этого не становится.
"Как я и думал. Лишь ребёнок с тягой к дому, пускай и нелюбимому. И он уцелел.. Но - как?"
Подняв лицо, мужчина смотрит в расширившуюся дыру над головой с низким серым небом. Конечно же, существа и след простыл. А он был не готов к этой внезапной встрече от слова "совсем". Как же глупо вышло! Такой шанс упущен.
Вспоминая о своей спутнице, Грейвз фокусируется на перемазанной в пыли и саже девушке:
- Вы в порядке? Думаю, вам стоит взять перерыв до вечера, чтобы привести себя в порядок, даю официальное разрешение. Было глупо тащить вас сюда..
Персиваль жует губами, обрывая самого себя - то ли теряя мысль, то ли не видя в том нужды. Самобичеванием займётся позже, сейчас стоило решить, как вновь найти это существо и убедиться в том, что это был именно тот, кто им нужен.

[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

Отредактировано Charlie Cluster-7 (17-04-2017 16:41)

+2

13

Ей здесь не нравится. Этот дом пропитан чужой ненавистью, страхом и детским отчаяньем. Вирджиния не может себе даже представить, что пережили дети, воспитывавшиеся в подобной атмосфере. Не может сформировать мысль, каково это, когда магия, что живет внутри тебя, не имеет выхода. То, чему они учились с раннего детства. То, что воспринималась как естественная часть себя – и вдруг, не имеет права на существование. Маскот невольно хмурится и поджимает губы. Они не доглядели, упустили из виду. Все они, кто служил в Конгрессе, кто не заметил замены мистера Грейвза, кто не обратил внимание на выходку мракорбоца Порпентины. И сколько же еще подобных мест в Нью-Йорке? Во всей Америке? Это ведь совсем не единичный случай, но самый разрушительный…
Вирджиния невольно хмурится и поджимает губы. Если бы можно было найти ту самую зацепку, что поможет с подобными прецедентами в будущем. Научиться чему-то на примере погибшего юноши. Мистер Грейвз должен был углядеть то, чего не заметили другие. В конце концов, он лучший мракоборец в Конгрессе. И наверняка не потерял хватку, несмотря на все, что произошло с ним за последний год. 
- Будьте осторожны. Даже странно, что дом еще держится, - Маскот чувствует, что здесь нет поддерживающей магии. Весь дом словно покачивается, готовый рухнуть от малейшего ветерка. Не то чтобы это сильно пугало, но если отвлечешься, и какая-то балка прилетит в голову до того, как успеешь взмахнуть палочкой, хорошего будет мало. Поэтому Вирджиния послушно держится рядом - в моменты расследования все равно лучше не спешить, а так они смогут прикрыть друг друга в случае непредвиденных ситуаций. Правда... Все же Персивалю стоило достать волшебную палочку. Он сильный маг, но в такой темноте несложно и ногу сломать, провалившись в дыру на месте ступеньки. Маскот неловко говорить об этом, поэтому она только бросает быстрый взгляд на мужчину, когда он просит посветить. И отчего же он..?

Грейвз прерывает ее мысли, неожиданно хватаясь за плечо. Он смотрит цепко, настороженно, ведет носом, будто натасканный пес. Чувствует нечто, что ей неподвластно понять. Поэтому она просто следует за мужчиной, стараясь не отстать и при этом не застрять каблуками в прогнивших досках. Маскот действует инстинктивно, когда Персиваль ей приказывает. Не успевает даже придержать собственные силы, поэтому вспыхнувший свет ослепляет их обоих. Надо же, как неловко вышло, ведь ей так просто и легко удаются столь примитивные заклинания... Если бы не этот просчет, они бы точно раньше заметили сгусток тьмы, что притаился на втором этаже. Не узнать даже частичку обскура невозможно. Сотни фотографий облетели не только газеты Нью-Йорка, но и всего мира. И даже если сама Вирджиния находилась далеко от места происшествия, через нее прошло столько информации, что она может быть ходячим протоколом того печального дня. Как жаль, что все это не помогает ей отреагировать достаточно быстро. Все же, она лишь секретарь, а не мракоборец...
Когда то, что осталось от обскура, толкает их, Маскот не чувствует боли. Только что-то неприятно липкое проходит сквозь тело, от чего передергивает и хочется даже отряхнуться для надежности. Девушка отчаянно зажмуривается, невольно делая всего шаг назад. И тут же нелепо взмахивает руками, понимая, что никакой опоры просто нет. Она успевает бросить испуганный взгляд на Грейвза - она погубит собственного начальника! Но он успевает первым - хватает ее так крепко, что дыхание перехватывает, она не может выкрикнуть заклинание, но она была достаточно прилежной ученицей, чтобы научиться обходиться порой и без них. Она поспешно взмахивает палочкой, но не надеется на успех - слишко быстро все происходит, слишком маленькое расстояние с балкона до пола. Но каково же ее удивление, когда она не чувствует сильного удара. Они зависают в воздухе на несколько томительных мгновений, как и летящие сверху балки, всего лишь в паре миллиметров от пола, а после все же грузно падают. Но уже без таких последствий и возможных травм. Да уж... Правду говорят, что любой день мракоборца - несколько историй на выживание. Грязь, палки, крошево оседают на одежде, лице и волосах. Маскот невольно тихо кашляет и старается сморгнуть сажу с ресниц. Можно было сказать, что боевое крещение пройдено.

Вирджиния благодарно кивает Персивалю, когда он помогает ей подняться. Неловко оправляет юбку и вскидывает голову к образовавшемуся проему в потолке. Так все таки... Она считала, что мальчик и обскур погибли. Его уничтожали лучшие авроры, он просто не мог... Но такая сильная сущность не исчезла. Клубилась в том же самом доме, где ее и взрастили. Как только следователи все это проморгали? Они же столько раз исследовали эти руины! И только сейчас, именно в этот день. Провидение, не иначе.
- Как такое возможно? Чтобы оно выжило, - не выдерживая, Маскот все же задает вопрос. Рассеянно оглядывает себя только после слов мужчины, а после небрежно ведет палочкой. От запачканных туфелек до когда-то идеальной прически на голове - каждая девушка знает несколько хитрых заклинаний, чтобы быстро привести себя в порядок. - Тергео.
Она переводит взгляд на мужчину и делает всего лишь несколько па руками. Полы его плаща чуть вздымаются, словно подхваченные ветром, а спустя мгновение мистер Грейвз выглядит так, будто только вышел из Конгресса - ни пылинки и даже намека на то, что всего лишь пару минут назад они слетели со второго этажа разрушенного здания. Думается, ему сейчас совершенно не хочется тратить время на то, чтобы возвращаться домой и переодеваться, да и ей не хотелось бы упускать столь отличного шанса, чтобы помочь в... Вирджиния обрывает саму себя. Только сейчас она понимает, что Персиваль даже не попытался достать палочку. Не успел спасти их от падения, хотя сам бы справился с этим куда лучше. А теперь даже не предположил того, что можно привести себя в порядок всего лишь одним заклинанием. Девушка смотрит на задумавшегося мужчину уже совсем другим взглядом - задумчивым, внимательным и почти изучающим. Всего лишь догадка, но...

- Все в полном порядке, мистер Грейвз. Не думаю, что мне нужен такой длительный отгул, - она тихо улыбается, а после касается его поврежденного плеча, которое он только что разминал. - Вам стоит вылечить свой ушиб. Мракоборцы же владеют магией исцеления?
Маскот не отводит взгляда. А мистер Грейвз даже не пытается найти собственную палочку, которую в спешке мог просто оставить, хотя с людьми его профессии такого просто не происходит. И догадка быстро превращается в уверенность. По какой-то причине Персиваль все еще без палочки. После того, как он проиграл дуэль Грин-де-Вальду, он лишился не только своей внешности и жизни на целый год... Самый главный магический помощник вряд ли вновь стал слушаться бывшего хозяина. А почему все еще не была куплена замена... Только Маскот может назвать с десяток причин, почему это могло оказаться не так уж и просто. Но еще она прекрасно осознавала, что так быть не должно. Мистер Грейвз может сколько угодно отрицать факт того, что это такая уж необходимость, но Вирджиния точно знала, что ему нельзя без палочки. Совсем нельзя.
- Что же... - Маскот сама деловито касается плеча мужчины кончиком своей волшебной палочки, согревая его целебной магией. Ушиб быстро пройдет, даже синяка не останется. - Я думаю, нам стоит посетить магазин Певерелла. Не стоит оставаться безоружным, когда выясняется, что часть обскура еще может существовать.
Она говорит все это будто и не ему вовсе, а размышляет вслух. Ей не хочется давить на своего начальника, но тот должен в полной мере понимать, что это просто небезопасно. Для него - в первую очередь. И для его людей в частности. Поэтому она просто перенесет их на торговую улицу, зайдет вместе с ним в магазин и даже сама уточнит продавцу, что они будут рассматривать палочки исключительно из ясеня или орешника. Персиваль должен быть уверен, что хотя бы палочка останется ему верна навсегда, несмотря ни на что. И они проведут здесь сколько угодно времени, пока не найдется та самая. Маскот могла быть убедительной и в меру упрямой, когда того требовала ситуация.

[NIC]Virginia Mascot[/NIC]
[STA]I can help[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1706/e0/16fae24019de.jpg[/AVA]

Отредактировано Pepper Potts (26-06-2017 11:25)

+3

14

Как возможно, чтобы оно выжило? Мужчина тоже думает об этом, хотя почти не удивлен. Он чувствовал - ощущал - догадывался, что эта история так просто не закончится. Не даром Гриндевальд был так заинтересован в этом существе..
Впрочем, он совершенно не опечален. Наоборот, почти рад, хотя ничем хорошим это обстоятельство совершенно точно не обернётся. Но обскур по-прежнему на свободе. И даже Гриндевальд цел и невредим, томится где-то в полагающемся для него месте. Внутри сладко сжимается в предвкушении благостных новостей; Грейвзу кажется, что он постепенно отвоевывает назад свои территории, навёрстывает упущенное и возвращается туда, где всегда должен был быть: в гущу событий, в эпицентр текущих новостей. Постепенно все возвращается на свои места: это он решает, это от него зависит и это им управляется. Сладкое, забытое ощущение контроля над ситуацией. Мужчина почти смеется, но умудряется вовремя спохватиться и вспомнить о своей спутнице.

Рыжая помощница уже вовсю старается над своими туфельками и его пальто. Всего пара взмахов палочкой - и проблема решена. Персиваль следит за чужими движениями, как заворожённый, и медленно сглатывает вязкую слюну. Магия - она как наркотик. Ему хочется тоже ощутить эту силу вновь, но он все откладывает и не решается.. Боится неудачи меньше, чем стать вновь полноценным магом и, значит, лакомым кусочком для таких, как Гриндевальд. Эта мысль никак не даёт ему спокойно засыпать по ночам, повторения истории он абсолютно точно не вынесет.. Но не собирается делиться жалкими опасениями со своим секретарём, которая уже расторопно подлечивает плечо - и Грейвз может нормально распрямиться и взмахнуть руками. Просто отлично! Он почти и забыл, каково это - жить без боли.
- Все это не важно. Я займусь этим позже. Сразу, как только..
Мужчина успевает моргнуть, а они уже трансгрессируют близ магазинчика волшебных палочек. В первое мгновение его охватывает паника, после - раздражение. Персиваль тратит несколько мгновений на то, чтобы побороть себя. Эта девчонка слишком своенравна, но убегать с порога магазина кажется глупым.
- Не делайте так больше, - коротко кидает через плечо, никак больше не позволяя себе выразить свою досаду. Да и не рассержен он вовсе, если по правде. Скорее, напуган перспективой вновь полноценно колдовать, только и всего.
Впрочем, рано или поздно следовало этим заняться. И лучше рано, учитывая все обстоятельства. Ему не одолеть обскура, не вернувшись в прежнюю форму.
С этим мыслями он решительно распахивает двери магазинчика и углубляется между полок, находя продавца и советчика. У них уходит весь оставшийся день, чтобы подобрать требуемую палочку, и под конец Персиваль находится почти в отчаянии, готовый смириться с мыслью, что ничего более идеального ему не сыскать.. Когда находится она. Не новая, устаревшая, пыльная, местами со сколотым лаком, но массивной ручкой и удобным набалдашником с краю. Таких Грейвз раньше не встречал, поэтому испытывает искренние сомнения на её счёт, но лучше с ней, чем вовсе без неё.

На этом истязания магического шоппинга заканчиваются. Зажав футляр подмышкой, мужчина покидает магазинчик и щурится в закатное небо. Кажется, самое время отправиться по домам - кто любит перерабатывать даром? -  но для него все только начинается. И он не знает никого, кто мог бы составить ему компанию в столь ответственном деле. Решительно оборачиваясь к рыжей, что терпеливо ожидает его все это время и даже даёт дельные советы, прочистив горло предлагает:
- Мне нужно привыкнуть к палочке и опробовать её в обиходе, в бою. Ваш рабочий день уже наверняка окончен, но не могли бы вы составить мне компанию ещё на пару часов?
К тому же, подсказывает совесть, ты был груб с ней и неплохо было бы извиниться. Идя на сделку с самим собой, Персиваль старательно изображает на лице улыбку, что смотрится очень странно вкупе с извечно напряжённым взглядом.
- С меня ужин и щедрые внеурочные по работе. Полагаю, это будет честно?
Никаких специальных стрельбищ или тренировочных площадок он не знает, но надеется, что мисс Маскот более подкована в этой теме. Она всегда знает, что и как нужно. Ко всему прочему, в его поместье прекрасный задний двор и в случае необходимости можно пригласить гостью туда, хотя Персиваль опасается столь близких контактов все ещё. Пожалуй, оставит на запасной вариант.

[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

+2

15

Пожалуй, Вирджиния и не ждет благодарности или радости за свой поступок. Но это ничего - порой приходится принимать решения, которые могут оказаться не по нраву. Она не хочет расстраивать своего шефа или, Мерлин упаси, идти ему наперекор, но еще она прекрасно понимает, что лучше ей показаться излишне самоуверенной, нежели оставить мистера Грейвза беззащитным. Тем более в такое все еще неспокойное время, когда Конгресс восстанавливает свою репутацию, а обскур оказывается вполне живым и свободным. Поэтому Вирджиния только покорно кивает, но делает вид, что тон начальника вполне себе обычный. Да, она постарается так больше не делать. Скорее всего ей даже не придется, если она будет знать, что мракоборец теперь во всеоружии и, по меньшей мере, в ее опеке и защите уж точно не нуждается.
Магазин Певерелла подвергается настоящей проверке. Подобрать подходящую палочку для взрослого мага всегда не самая простоя задачка, а уж когда он обладает такой силой... Продавец с поистине феноменальным спокойствием и даже флегматичностью носит палочку одну за одной, с печалью в темных глазах наблюдая то за лопнувшей вазой, то за взорвавшимся трюмо. Что же, подобные происшествия здесь не в новинку...
Когда очередная палочка вдруг удобно ложится в чужую ладонь и не пытается тут же что-нибудь уничтожить, Маскот тихо покидает магазин, чтобы дождаться своего шефа. На улице уже начинает темнеть, но небо все еще окрашено яркими красками, и девушка любуется огненно-красными всполохами заходящего солнца. Прекрасное время, чтобы совершить небольшой променад или насладиться чашкой ароматного кофе в немаговском кафе. Ей тоже стоило бы немного отвлечься и отдохнуть, впереди у них было очень много дел. В виду открывшейся информации, им и вовсе следовало бы с завтрашнего дня бросить все силы на поиск обскура. Но... это не ей решать. Ее дело - хорошо выполнять приказы.

Когда мистер Грейвз присоединяется к ней, Вирджиния отчего-то ловит себя на мысли, что с удовольствием бы пригласила мужчину присоединиться к ней. Ей стоило бы загладить свою вину за то, что позволила себе лишнего, но Персиваль успевает заговорить первым. И предлагает совсем уж неожиданное.
- Я? - это вырывается невольно. Не то чтобы Маскот сама не была уверена в собственных силах и способностях, скорее это лишь мнение окружающих о той, что решила посвятить свою карьеру подобной профессии. И мистер Грейвз наверняка хотел бы видеть рядом хорошо обученного Аврора... Но разве же от такого отказываются? Может быть, она и не лучший партнер, но и заскучать не позволит.
- С удовольствием, мистер Грейвз, - она улыбается, ловя его взгляд. Мужчина старательно отвечает, но она не замечает улыбки в темных глазах. Не нужно было обладать легилименцией, чтобы понимать - вряд ли человек, переживший подобное, научится так быстро вновь ощущать какие либо положительные эмоции и доверять другим. - Моими сверхурочными будет сама возможность потренироваться с вами.
Она ничуть не лукавит - Персиваль был не только сильнейшим Аврором и прекрасным боевым магом, он отменно натаскивал свои команды, по праву считающимися лучшими в Америке. Грех было не воспользоваться подобной возможностью.
- Я знаю прекрасное место. Вы позволите? - на этот раз она не собирается действовать вопреки воле шефа, поэтому касается его плеча лишь после того, как получает согласие. В Нью-Йорке не так просто найти подходящую площадку, но у хорошего секретаря всегда есть несколько козырей в рукаве.

Всего мгновение спустя они оказываются на небольшой поляне. Вдали виднеются светлые крыши ферм, а по правой стороне ярким желтым покрывалом цветут подсолнухи. Стена леса за спиной Маскот переливается всеми оттенками зеленого, а все еще согретая дневным солнцем земля не даст им быстро озябнуть.
- Отец приводил меня сюда для тренировок. Здесь есть защитный купол, никто не заметит нас, - Вирджиния приковывает глаза и вдыхает полной грудью. Давненько она здесь не была... - С чего хотите начать?
Маскот меняется за долю секунды. И вот она уже собрана и деловита - скидывает пальто на траву и взмахом палочки убирает волосы в тугой хвост. Она не участвовала в учебных дуэлях со дня окончания университета, но в те времена она была лучшей в группе. Та самая отличница, которую не любят за успехи, но были бы счастливы оказаться рядом на экзаменах.
- Все же орешник? - Вирджиния дожидается, пока шеф расчехлит свою новую палочку и уважительно кивает. - Самые преданные палочки из всех. Либо хозяин, либо никто.
У нее самой скромная, но крепкая ива с сердечной жилой дракона. Пожалуй, они смогут недолго противостоять атакам мистера Грейза и дать тому потренироваться в защите. Заклинания Маскот всегда правильные и словно из учебника, а реакции какое-то время позволяют отвлекаться на наблюдения. Персиваль прекрасный маг, даже если пользуется своей палочкой еще с видимой аккуратностью, явно еще не совсем доверяя своему новому товарищу. И все же, у него есть чему поучиться - легкости, плавности движений и, разумеется, филигранной точности в каждом из выпадов. Пожалуй, Маскот готова потратить далеко не пару часов на этом поле... Только ждет, когда внутри привычно толкнется, напоминая, что пришло время заканчивать на сегодня. Ей бы не хотелось упустить момент и заглянуть туда, куда не следовало. Но пока...у них оставалось еще немного времени.

[NIC]Virginia Mascot[/NIC]
[STA]I can help[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1706/e0/16fae24019de.jpg[/AVA]

Отредактировано Pepper Potts (26-06-2017 11:25)

+3

16

В этот раз они перемещаются более плавно, Персиваль почти не ощущает дискомфорта. Возможно, потому что трансгрессия добровольная или он успел подготовиться к этому мысленно.
Они оказываются в совершенно незнакомом ему месте. Но оно рождает в нем иррациональное чувство комфорта. Крыши домиков в отдалении, кромка яркого леса и целое поле подсолнухов, будто бесконечное желтое море - достаточно необычное явление для этого времени года, но тут все какое-то нереальное, будто с картинки. Может, место и впрямь заколдовано кому-то в угоду, и здесь застыл вечный август?

Мужчина стягивает шарф и откладывает вместе с пальто, следуя примеру девушки. Здесь и впрямь достаточно тепло; теплее, чем в городе. Вряд ли он успеет замерзнуть, да и одежда будет только мешать.
- Начнем с простых упражнений, - неуверенно решает. Не понятно, насколько он заржавел. И еще более непонятно, как плоха или хороша в боевых заклинаниях девчонка. Им совершенно не нужны ранения на этом поле. - Ничего сложного и опасного. Приступим?
Персиваль встает полубоком и закладывает одну руку за спину, будто вот-вот пригласит даму на танец на дорогом балу. Вытягивает палочку в руке перед собой в приглашающем жесте к дуэли; элегантный жест доверия, чтобы выразить уважение к своему оппоненту, а заодно доказать отсутствие змей в рукаве, но - кажется - это слишком устаревший обычай.
- Будьте благосклонны ко мне, мисс Маскот. Я заслуживаю небольшую фору.
Персиваль заметно нервничает. Палочка непривычно лежит в ладони. Он то и дело перебирает пальцами, проворачивает ее так и эдак, перекладывает в руке, стремясь найти наиболее удобное положение. Шутка шуткой, но ему в самом деле требуется время, чтобы все вспомнить. Поначалу в нем роится мальчишечья уверенность, что магия - как езда на велосипеде. разучиться невозможно. Но уже после пробного взмаха палочкой вхолостую спина покрывается липкой испариной от страха и сомнений.. У него не получается! И никогда больше не получится! Но - самое страшное - что получится, что он вновь станет достойным противником кому бы то ни было, и его вновь найдут, вновь сделают все эти вещи, и...

Персиваль резко встряхивает головой, отгоняя истерию.
Чуть хмурится, сосредотачиваясь.

Он боится.
В нем нет прежней легкости. Ему приходится шептать заклинание прежде, чем сотворить его.
Взмахивает палочкой повторно, чтобы атаковать, но искра получается блеклой, бледной, едва заметной. Девушка ловко парирует, не приложив особых усилий.
Он боится. Ладони намокают.
Силясь взять себя в руки, мужчина на пару мгновений замирает, собираясь с мыслями. Секретарь терпеливо ждет, давая ему время. Персиваль атакует вновь, стараясь вложить в удар все силы, всю скопленную мощь, над ним буквально начинает кружиться ураган из серебрящихся искр.. Который обваливается еще до финального взмаха палочки, ему не удается собрать энергию в направленный луч и атаковать оппонента.

Да, он боится. И ему невыразимо стыдно за это перед рыжей помощницей, но.. Дело не в слабостях. А в том, как хорошо ты умеешь с ними справляться. Поэтому мужчина как следует зажимает расшалившиеся нервы в кулак, припоминает каждое из изученных заклинаний, произносить которые ранее ему было не обязательно - но теперь приходилось действовать по старинке, кропотливо собирает в уме сеть из последовательностей, жестов и слов, чтобы выстроить грамотную атаку.
Он пытается вновь и вновь. И - конечно же, - лажает. Злится сам на себя, и гнев помогает делать атакующие вспышки ярче и сильнее. Впрочем, этого все еще не достаточно! Девчонка хороша, даже чересчур. И у нее есть все шансы, чтобы прикончить его на этом самом месте. Но Маскот удивительно терпелива. Она даже помогает ему, подсказывая верные связки из заклинаний. Персиваль ощущает себя дошколенком на летней практике, полным амбиций, но не способным покуда абсолютно ни на что путное.
- Сделаем перерыв? - вскоре просит, утирая взмокшее лицо ладонью. Солнце неумолимо клонится за горизонт, скоро окончательно стемнеет. Ему нужно закончить это издевательство над чужими нервами и личным временем, но ему так хочется доказать себе - ей - желтому полю подсолнухов, что он не неудачник, что он все еще способен хоть на что-то глобальное, что он все еще может!
Грейвз беспокойно топчется на месте, меряет шагами полянку, что-то беззвучно бормочет себе под нос - очевидно, вспоминая заклинания, и даже время от времени дергая пустой ладонью, будто все еще держит палочку. А после краем глаза замечает, как девушка в сторонке пьет из бутылочки для утоления жажды, пользуясь перерывом, или же..

Мир вокруг резко сжимается вокруг бутылочки в ее руках.

Все остро пульсирует, бьется, воздуха начинает не хватать. Оборотное зелье? Что у нее в бутылочке? Все же она - засланный шпион, вошедший к нему в доверие? Почему не убила сразу? Почему не уложила сейчас, ведь у нее было так отчаянно много возможностей?
Он нужен им? Кто эти загадочные "они"? Кто ее подослал? На кого она работает? Что они сделают с ним и как скоро нападут?

Грейвз замирает весь напряженный, будто гончая перед рывком при виде цели. Ему хочется убежать, скрыться, раствориться. Или атаковать ее прямо сейчас, подло, в спину, уж на "авада кедавра" у него найдется сил.
Но - нет..
Нет, нет, нет.
Он спугнет ее. И ее заказчиков тоже. Выдаст себя. Его будут судить за убийство и за запрещенное заклинание, у него нет доказательств, у него нет права.

Пульсирующая боль медленно разжимает тиски, ему удается глотнуть свежего воздуха. Секретарь уже закручивает бутылочку и прячет в свою сумку. Оборачивается с прежней улыбкой, с безграничным терпением в глазах, и предлагает продолжить. Персиваль борется с собой непозволительно долгое мгновение. Кто она такая? Кто ее прислал? Что за план они преследуют? Он обязан узнать, раскрутить этот клубок. И теперь просто не может ее отпустить! Сердце истерично колотится у самого горла, мешая дышать, но он делает над собой усилие и прочищает горло.
- Благодарю за помощь. Уже достаточно поздно, нам стоит отложить тренировки. - Грейвз возвращает палочку в чехол и старается ничем себя не выдавать. Руки дрожат, голос дрожит, ему кажется, он весь трясется, но на самом деле он сдержан и спокоен, почти как и всегда. - Я в большом долгу, поэтому - позвольте пригласить вас на ужин?
Она пойдет с ним. Убьет его в его же доме. Прирежет на кухне. Или покуда он будет мыть руки. Может, отравит? Или останется на ночь и придушит подушкой. В ушах звенит, в висках покалывает.
- Я знаю прекрасный ресторанчик в центре города. Точнее, знал, - мужчина натурально тушуется. - Если он все еще там.. То нам достанутся изумительные десерты.
Соглашайся, соглашайся, повторяет про себя. Не нужно, не соглашайся, умоляет в своей голове. Вниз по виску ползет обжигающая капля. Ему стоит нечеловеческих усилий вести себя, как и прежде, не сорваться и не выдать себя. Но, в конце концов, когда-то очень давно, пожалуй, в прошлой жизни, он умел быть настоящим джентельменом и держать лицо даже в стрессовых условиях; кажется, этот талант невозможно вытравить - и сейчас он приходится как нельзя кстати.

[AVA]http://s19.radikal.ru/i192/1701/17/63b172f8fc0d.jpg[/AVA]
[NIC]Percival Graves[/NIC]
[STA]post-traumatic[/STA]
[SGN]http://s018.radikal.ru/i521/1701/fc/3a7de6b43c2d.gif[/SGN]

+2

17

Маскот кажется, что мистер Грейвз лукавит, когда просит быть благосклонной. Куда ей до столь опытного и талантливого мракоборца? Нет, она прекрасно понимает, что ему действительно нужно время, чтобы вернуться в свою прежнюю форму, что он наверняка неуютно ощущает себя с новой палочкой, и все же даже в подобных условиях он дал бы фору многим из своих же людей. Особенно секретарю, что в последний раз была на дуэли лишь в университете на экзамене по защите. Зато у нее отличная память, и лишь это помогает ей соответствовать. Она возвращает ему жест доверия и заводит свободную руку за спину, вытягиваясь по струнке. Она не ждет сильных атак, терпеливо дожидается, когда босс будет готов, но совершенно точно не собирается подыгрывать ему – он должен понять свой нынешний уровень и самостоятельно решить, необходимы ли ему дальнейшие тренировки, обучение на полигоне, или же ему будет достаточно самостоятельных занятий. Вирджиния верит в мужчину, просто знает, на что он действительно способен, а потому словно и не замечает заметных промахов.
Первые атаки захлебываются – палочка и хозяин привыкают друг к другу и притираются. Волнение мистера Грейвза вполне понятны, но у Маскот хватает такта, чтобы не делать участливое лицо и уточнять, все ли в порядке. Нет, все не в порядке, и это даже нормально. Но обязательно будет, когда пройдет достаточно времени. Это самое лучшее лекарство от всех бед, она это прекрасно знает. Нужно просто немного терпения. А последнего у нее не занимать.

Время летит быстро, и Вирджиния устает ничуть не меньше своего начальника, что продолжительное время вообще не имел возможности использовать магию. Вместе они вспоминают необходимые заклинания, синхронно взмахивают палочками и даже проводят несколько удачных атак. И это можно считать маленькой победой – не стоит сразу замахиваться на что-то большое, все необходимо делать шаг за шагом. Она замечает усталость мужчины, а потому поспешно соглашается на перерыв. Признаться честно, у нее и самой есть неотложное дело. Ей не хочется принимать зелье рядом с мистером Грейвзом, но сейчас безвыходная ситуация. В конце концов, она могла быть просто простужена, это не такая большая редкость, чтобы маги ходили со своими склянками. А у нее куда как более серьезная причина.
Зелье уже давно ощущается безвкусным. Так обычно и происходит, когда ты с подросткового возраста борешься с собственным недугом. Или особым даром, как его называют. Вирджиния поспорила бы на счет дара, скорее это доставляло слишком много проблем и неудобств. Так что лучше так - несколько глотков в день, и ты ограничена лишь собой. Хотя, пожалуй, не так давно это бы так пригодилось... Но что думать о прошлом. Подобного больше не повторится, и ей не стоило попусту рисковать. Облизнув губы, девушка тщательно закручивает бутылочку и прибирает обратно в сумку. Стоит вернуться к тренировкам, мистер Грейвз как раз нетерпеливо меряет поляну шагами, вспоминая заклинания и стараясь привыкнуть к новой палочке.
- Мы можем начать? - Маскот поворачивается с легкой улыбкой. Смотрит на мужчину с теплом, готовая провести здесь еще сколь угодно времени. Ей не понять, каково это - вновь учится ходить. Именно так наверняка и ощущается возврат к магии, к нормальной жизни и собственной личности. Она не торопит его, не выказывает нетерпения. Наоборот, она рада, что он повзволил в такой момент быть рядом, помочь ему и оказаться тем самым плечом, на которое он может опереться. Однако, Персиваль убирает палочку. И смущает ее своим предложением.

- На ужин? - зачем-то переспрашивает и заметно тушуется. Быть честной, это не очень хорошая идея - он ее босс, и ее могут превратно понять. Их могут превратно понять. Им стоило сохранить деловые отношения, несмотря на все восхищение, которое вызывал в ней мистер Грейвз. Она всегда славилась своей холодной головой и умением поставить в приоритет работу, игнорируя личное. Но сейчас ей так хочется согласиться, что она ищет повод и причины не отказываться от столь заманчивого предложения. Это ведь просто его благодарность, верно? Возможно, он даже просто хочет поговорить с ней о том, что происходило в Министерстве в период его отсутствия. Уточнить о некоторых делах или даже попросить и дальше помогать с тренировками и поиском обскура. Она была бы счастлива оказаться полезной, и ужин вполне мог называться деловым. И даже если ей стоило ответить твердым "нет", четко проводя границу их общения и сотрудничества, у Вирджинии просто не получается этого сделать.
- Признаться, я успела проголодаться, - все же сдается после заметной паузы. Тоже убирает палочку и подхватывает с земли свое пальто. Она не замечает всех переживаний, что сейчас мучают ее босса. Лишь улавливает небольшую нервозность, но и она сейчас наверняка не лучше. Это все так легко и логично можно объяснить, что она не заостряет на подобном внимания. Лишь подходит ближе и вновь касается его локтя. В этот раз ему стоит перенести их в переулок ближе к ресторану, она не знает, куда они собрались, полностью доверившись вкусу Персиваля. Впрочем, если он еще не готов, ему стоит лишь назвать место, и в следующее мгновение они окажутся в нужном месте. А после... После их ждет наверняка неловкий ужин, но Вирджиния не будет слишком досаждать своим обществом. В конце концов, это ведь просто деловой ужин. Им придется вместе работать очень долгое время, и им стоило бы немного лучше узнать друг друга. Ради общего дела, разумеется.

[NIC]Virginia Mascot[/NIC]
[STA]I can help[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1706/e0/16fae24019de.jpg[/AVA]

Отредактировано Pepper Potts (26-06-2017 11:24)

0


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » Посттравматический синдром и методы его лечения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC