04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [24.07.2008] Welcome back


[24.07.2008] Welcome back

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sf.uploads.ru/t/kn4G3.gifhttp://s1.uploads.ru/t/KWw93.gif

Время действия: 24.07.2008 год.
Место действия: Сан-Франциско
Участники: Anthony Stark, Hope van Dyne
Краткое описание:

Тони Старк благополучно вернулся из афганского плена домой, где все его считали погибшим.

+2

2

Очень хотелось забыть хотя бы часть произошедшего, научиться стирать память и отформатировать собственную голову.
Раз за разом он просыпался от нехватки воздуха, от воды, которая забивает глаза, рот, нос и не дает сделать вдох. Раз за разом он просыпался от хриплых голосов, которые говорят на дари так неразборчиво, что Тони не может понять, что от него требуют. Он говорит нет. И вода снова разъедает глаза, а давление на шею усиливается.
Доктор говорит это стрессовое расстройство, говорит такое бывает у военных, которые попадают в плен или непредвиденные ситуации. Говорит, что это лечится разговорами, краткими записями в рабочих тетрадях. Говорит-говорит-говорит.
Тони забывает слова доктора сразу, как только выходит из его кабинета. В груди все еще все болит, части костей нет и легкие прикрывают остатки ребер. Он чувствует себя беззащитным, он чувствует себя богом и жалеет, что Йенсена больше нет.
Кажется, он звонил Хоуп, пьяный, разобранный, больной. Звонил и рассказывал ей страшную сказку о путешествие мальчика в горы. Кажется, это помогло ему уснуть.

Тони давит на глаза, пока под веками не вспыхивают искры. Ему придется позвонить ей еще раз.

Нужно набрать знакомый номер, несколько цифр на быстром дозвоне, нужно найти в себе силы сказать хотя бы привет. Но он пока только садится в машину и поправляет очки на переносице, чтобы те не так криво сидели. Где-то здесь проходит точка успокоения, в закрытом пространстве, в железе, ем гораздо спокойнее, чем на открытой местности.

- Это пройдет, - говорит Лайтман, - это временно, мистер Старк.

Тони хмурится.
- Джарвис, у нас есть новости по поставкам оружия СтаркИн? Давай, порадуй папочку, скажи, что у нас есть хоть что-то.
Джарвиса он создал, когда родителей уже не стало. Собрал из того, что помнил о совсем дворецком, о человеке, который приносил какао и не разрешал читать под одеялом, боясь, что он испортит зрение. Если бы Джарвис был жив, он бы беспокоился только сильней, Тони вырос, выросли и проблемы.
- Зафиксирована активность на вашем личном сервере, сэр, но отследить до точки входа не удалось, сессия оборвалась, как только мы подключились.
Тони стонет от раздражения, разочарования, напряжения. Телефон подрагивает в руке или это рука подрагивает? Не важно. На быстром наборе у него есть несколько человек, которым он доверяет. Несколько из тысяч знакомых, которые знают, что скрывается под масками Тони Старка. Он думает, не позвонить ли Пеппер, прекрасной, верной Пеппер, которая вытащит, которая поможет.
Он думает о ее светло-рыжих волосах, укоризненном взгляде и не набирает цифру два.
Сейчас не тот случай.
Цифра один долго не берет трубку, он почти сбросил вызов, когда Хоуп все-таки откликается. В трубке тишина, Тони собирается с мыслями и пытается придумать, как начать, с чего начать?
- Привет, дорогая. - он улыбается, потому что его научили улыбаться во время разговоров. «Улыбка отображается в голосе, мистер Старк». – Я тебя отвлекаю? Ну, конечно же отвлекаю, я ненадолго. Мне понадобиться твоя помощь, твоя и твоих спецов, только без прессы и прочей ерунды. Ты же знаешь, твой старик наше взаимодействие не оценит, личные счеты с фамилией Старк и все такое. – Он тараторит, он всегда тараторит, когда нервы начинают сдавать.
Он проектирует оружие с двадцати лет, он вывел компанию из кризиса, дал ей второе дыхание. Он пытался поставить дело отца на поток, хотел, чтобы старик им гордился. Так стремился туда, куда не ступала нога человека. И поэтому сейчас все тело нестерпимо зудело, как будто его вымазали в грязи, как будто его снова топят в ведре с водой и говорят на дари, хриплым шепотом, что-то требуя.
Он вздрагивает, выплывая из собственных мыслей.
- У меня утечка данных по новейшей разработке, которая хранится на личном сервере, в личных файлах, куда доступ есть у меня и еще у трех человек, включая твой, на крайний случай. Ты знаешь. О чем я. Мне нужно, чтобы ты подключилась к этому делу.
Он ждет ответа переводя дыхание. Джарвис в спящем режиме, машина все еще стоит у обочины и Тони никак не может заставить себя сдвинуться с места. «Давай, Хоуп, соглашайся, давай же». Он нервничает.
Сложно доверять кому-то, когда ты совершенно не в себе. Очень сложно.

Отредактировано Anthony Stark (18-01-2017 18:03)

+1

3

Первые микросекунды он ее страшно раздражает. Телефон, который светится входящим вызовом, но молчит. Отличная функция, чтобы не отвлекать других и не отвлекаться самому, на самом деле. Но Хоуп не привыкла не обращать внимания на такие вещи, рабочий процесс не должен был прерываться, а многозадачность лишь вынужденная часть ее существования. А телефон продолжает настойчиво мигать, она видит это периферическим зрением, чувствует просто каждой клеточкой глаза, как внимание привлекается и мозг с каждым мгновением отвлекается от собеседника и переключается на вопрос: кто звонит? Как срочно это? Зачем? Кому она нужна именно сейчас, когда она, вообще-то занята. Все, кто должен был ей позвонить сегодня или уже отзвонились, или были переадресованы на помощника, или не позвонят, потому что они и так знают, где она. Она здесь, она лезет вверх, почти по головам, доказывая всему миру, что чего-то да стоит, доказывая отцу, что он был не прав и что она может залезть еще выше, просто убирая ненужный элемент из рабочей цепи - его самого. Ему давно было пора на покой.
А телефон продолжает раздражать. Но собеседник ее, скорее всего, это тоже замечает и старается убрать взгляд от зеленых глаз брюнетки, отводит свои, чтобы та смогла наконец-то заткнуть свой телефон. Зрительный контакт прерван, ниточка оборвалась, завязались узелочки и она опускает взгляд на экран, быстро читая имя входящего абонента и накрывая экран ладошкой.
- Я на минуту, - тихим шепотом Хоуп предупредила сидящего рядом Даррена, положив свободную ладошку ему на плечо. Не красиво вот так вот убегать с встречи с инвесторами, но что поделать? Как говорят на "горячих" линиях: Этот звонок очень важен для нас. Так вот, этот звонок она не могла пропустить. Пусть и совершенно не ждала его, особенно вот прямо сейчас. Кивнув формальное "Прощу прощения" присутствующим, она захлопнула ежедневник, лежащий перед ней и тихо выскользнула за дверь, на ходу сдвигая ползунок ответа и прикладывая телефон к уху. Через пару секунд, стоя за закрытой дверью, Хоуп позволила себе сдержанно улыбнуться и саму улыбку прикрыть ладошкой. А возможно и сдержать навернувшиеся слезы радости.
- Конечно отвлекаешь, - шикнула она без капли злости или раздражения, больше, наверное, в профилактических целях и в угоду собственному характеру. Он не будет принимать это всерьез и обижаться, что ж она - не знает что ли? И потом, мало кто осмеливается в обычной жизни фыркать в сторону самого Старка. Маленькая привилегия. - Но я рада слышать тебя трезвым на этот раз. Что случилось? - Кажется, ее вопрос застрял где-то в переплетениях слов, эхом отразившись от быстрой речи. Тони и сам выкладывал все начистоту, говорил быстро, но довольно четко, было ясно сразу - он был трезв, как стеклышко, но чем-то сильно взволнован.
Через пару секунд Хоуп поняла, чем.
- Стой-стой-стой, - она отошла к окну, практически упираясь в стекло и заговорила еще тише, - Я правильно поняла, что тебе нужны мои спецы и полная тишина в эфире, что бы ни единая живая душа, особенно Хэнк, ничего не узнал. Так, это интригует, продолжай. Я просто пытаюсь представить, что необходимо. Ты столько молчал и вдруг внезапно звонишь... - Хотелось уколоть немного, хоть Хоуп и знала, что не стоит этого делать. После того, что писали газеты, после всего, что он пережил, не стоило еще раз проходиться по мозолям и намеренно щипать его. И что, что им всем было больно? И что, что она ревела в подушку ночь напролет, когда новости показали сюжет о том, что, взорвались бомбы и Тони Старка не нашли на месте взрыва... Она не представляла, какой шквал сообщений упал на голову бедной Пеппер, но представляла, что переживала женщина. Надо было не только оправдаться перед всеми службами, еще перед всеми всеми журналистами, не потерять лицо, и стараться при этом не выглядеть раскисшей.
- Ого, - коротко выдает она, в голове рассчитывая сразу несколько вещей. Во-первых, в их небольшие секретные шкатулки кто-то запустил свои лапы. Кто-то, кого не звали играть, кто-то, кто не имеет доступа и кого там не хотелось видеть.Во-вторых, сколько времени еще продлятся переговоры? Они выпили уже по две чашки кофе, а все продолжают танцевать вокруг эти процентных ставок, выкруживая с обеих сторон максимально комфортные условия, но когда они придут к финальным рукопожатиям... Бесконечная история. Безгранично-упертые лбы.
Это все было не важно, это все было в пустую, все равно уже почти все решено и никогда они не сойдутся в мнениях, кто-то один будет просто прогибаться под второго, дело за малым, нужно просто задавить людей, сыграть на человеческом факторе. Кросс сможет, от нее толку почти никакого там не было, формальность, чтобы быть в курсе и своими ушами все слушать и слышать. пусть она частенько ставила карьеру выше человеческих взаимоотношений,  иногда в жизни возникают такие моменты, когда важнее и нужнее именно личное.
- Я в деле, в той коробке и мои конфеты лежали, не хотелось бы, что бы мыши их сожрали с обертками вместе, - улыбнулась она в трубку, - Надеюсь, ты в городе, такие вещи по телефону не обсуждают, а в Нью-Йорк я не смогу сорваться, у меня тут дела в разгаре, еще часа три жевать жвачку будем. Но я могу заглянуть к тебе ближе к вечеру, там все и обсудим, сейчас слишком много любопытных ушей... - она покрутила головой по сторонам, делая мысленную галочку над все слышащим охранником и девушкой за стойкой ресепшена.

+2

4

Сначала он пытался оставаться спокойным и вслушиваться в голос Хоуп, но нервное возбуждение перекрывало его способность воспринимать информацию. Машина тронулась с места, и пока Хоуп уточняла моменты со спецами и своим участием, Тони вполне успешно влился в поток машин в центре города, чтобы добраться до дома. Переключать скорости и регулировать движение транспорта было сродни медитации. Если бы можно было водить машину (костюм, танк, самолет) вместо того, чтобы посещать нудные лекции психотерапевта, он бы так и сделал. Но для совета директоров нужен был вменяемый Тони Старк, и Тони выдавал им вменяемого, подписывал бумажки и счета для доктора, которого игнорировал большую часть времени.
- Я почти всегда звоню тебе трезвым, - возмущался он, конечно же, наиграно, зато звучало оно убедительно.
Машина встала на светофоре и Тони откинулся на спинку кресла, сжимая руль одной рукой.
- И да, Хэнк должен оставаться в неведении, ты меня так хорошо понимаешь.«Если старикан что-то пронюхает, не сносить нам всем головы». – И спецы твои тоже должны быть умельцами, я не смог накопать ничего. Такое ощущение, что копать и нечего.
Ворчать у него тоже получалось мастерски в последнее время. Как будто он был создан для того, чтобы понижать голос и обиженным тоном доносить информацию. Хотя все это было ерундой. У Тони было нехорошее подозрение о том, что в СтаркИн работает «крот», и этот «крот» сидит очень высоко и смотрит очень далеко. И это дьявольски не удобно, потому что правление набирал еще Говард, а потом и Обадайя. Тони помнил Стейна, кажется, всю свою жизнь, с момента как принял управление СтаркИн на себя, как запустил первый проект по самонаводящимся ракетам, как конструировал первую из них. До сих пор эти времена вспоминались, как золотые, беззаботные, счастливые. До сих пор каждая ракета, что он держал в руках, воспринималась как произведение искусства, детище, от которого пришлось отвернуться.
Тони никогда не заботило, что сделают с его оружием, куда оно применится. Он думал, что это на защиту государства, был уверен, что не увидит на себе шрамов от собственных технологий. Что не увидит, как его детищем уничтожают солдат США. Ну, всем гениям, видимо, свойственна детская наивность и непосредственность.
Ладно.
Тони вырулил из загруженной части центра на более тихую улочку и припарковался у обочины, надеясь решить вопрос с участием ПимТех вне дома, потому что даже стены теперь казались подозрительными. «Надо будет перепроверить Джарвиса», - подумалось ему, пока Хоуп обсуждала коробку.
- Твои конфеты? – Он рассмеялся. – А ну да, конфеты, можно и так. Очередной контракт? Смотри внимательно, если они чешут за ухом, это может быть согласие на уступки, ну либо вши. Хотелось бы, чтобы первое, честное слово, но Кроссу с его прической должно быть все равно.
Кросса Тони не любил, не то чтобы парень успел сделать хоть что-то плохое или как-то криво посмотреть. На его месте, Кросса надо было бы превозносить, за его маниакальную жажду разгадать Пима и разнести его тайну на клочки. Надо было бы. Но у Тони рядом с этим парнем возникало ощущение, что он стоит в воронке после взрыва, вроде бы уже пусто вокруг, вроде бы уже пора уходить, а осколки все сыпятся и сыпятся. Кросс не умел останавливаться, не чувствовал пределов, торопился и из-за этого постоянно опаздывал.
Тони виделся с ним пару раз от силы. Может быть и не пару раз, но обращать внимание на безумцев в его жизненные планы не входило. Это Хоуп могла крутиться рядом с ним и изображать не то секретаря, не то консультанта при юном гении. А Тони только пожимал плечами и уносился подальше от обсуждений частиц Пима. (Старика за принципиальность приходилось уважать, за мерзкий характер, Тони его даже любил.)
Но не более.
- В общем вечером, закажу пиццу, колу и все что ты любишь и испорчу тебе диету? Диета хотя бы похожа на диету или ты просто голодаешь в очередной раз? Последние фото как-то не очень. Бледность, руки дрожат, или это нервное? Осторожней с нервами, психоаналитики сейчас роскошь и не для слабонервных.

До вечера еще оставалась куча времени, до конца дня Тони был непозволительно свободен, поэтому заперся в мастерской, проводя очередные тесты над своим костюмом. Джарвис тоже требовал внимания, у Тони возникла параноидальная мысль, что, возможно, его дворецкий взломан и требовалось проверить логи. Отделать от этой идеи он так и не смог, но заставил себя сесть и спокойно паять плату для речевого модуля, а не размахивать отверткой над блоками Джарвиса.
- Надо было уговорить ее бросать Кросса и рвать когти сюда. – Вздохнул он, в очередной раз обжегшись.

+3

5

Хоуп картинно закатила глаза, пускай этого никто и не видел, никто, включая вездесущие камеры наблюдения. Трезвым Тони звонил почти всегда. Хотя, кто ж его знает, на сколько трезвым, после пары рюмок голос не меняется очень сильно, язык не заплетается, а учитывая его тренированность в этом вопросе...
- Почти, - язвительно передразнила она.
В тот день он звонил именно пьяным, и она не могла перепутать просто эмоции, недосып, дурное настроение или черт его знает, что еще с алкогольным опьянением. Так мысли скажут только в хмельной голове, так говорит только человек под градусом. Но ей было наплевать, она просто рада была снова услышать этот голос после того, как рациональная часть ее разума уже поставила вопрос о возвращении Старка живым под сильнейшие сомнения.
- Проверим, - Хоуп утвердительно кивнула, постукивая нервно каблуком по полу в такт разбегающимся мыслям. Кого позвать, кому можно доверять, что за доверие можно посулить такого, что люди не сбегут сдавать тайны конкурентам за большие суммы. "Я сделаю тебе предложение, от которого невозможно отказаться", да. - Рано поднимать панику, хватит с меня недавней.
Человеческие натуры таковы, что к каждому отдельному человеку надо найти свой индивидуальный подход. Это все знают, массовые меры хороши в редких отдельных случаях, но не в этом было дело. Голова уже запустила процесс поиска нужных специалистов, из числа тех, кто будет точно молчать во имя хороших премиальных, веры в компанию, долгой работы и уважению к семье доктора Пима. Последнее Хоуп, конечно, несколько расстраивало, но иногда не было других вариантов, так что расстройство засовывалось туда, откуда мешать не станет.
- И уши, и носы, и вообще, если они будут чесаться сидеть, то я сильно испугаюсь, честное слово, буду отговаривать Даррена подписывать до тех пор, пока у него самого волосы не... - Вылезут. Вырастут. - Ты понял. Не хорошо все-таки обсуждать такие вещи в таких коридорах. Прическа Кросса - его личное дело, - шикнула она в трубку, сдерживая улыбку. Не то, что б она прям трепетно относилась к новому главе компании, скорее - настороженно. Даррен был слишком одаренный, по мнению Хэнка. И пусть с отцом у Хоуп сейчас было не слишком все гладко, скорее даже наоборот, но есть вещи, которыми нельзя просто так разбрасываться. Кросс выводил компанию на новый уровень, открывал перспективы, которых раньше не было, расширял границы, убирал горизонты. До всего этого Пиму не было дела, он был занят собой, своими проблемами, своими личными чертовыми исследованиями, молчал, не делился ни с кем, оставляя все, как есть, пуская управление и совет директором на самотек... Боги, как же ее это бесило! Кто бы знал только. Хотя, Тони, пожалуй, знал. Отношения у детей с отцами было с детства не сладким, неужели это все влияние гениальности на разум? Или просто дети таких больших ученых априори должны быть одиноки и не получать должной отцовской любви?.. Рассуждать можно было бесконечно долго, претензий к Хэнку у Хоуп за двадцать восемь лет накопилось на трехтомник с примечаниями. Поэтому, когда речь встала о смене руководства, она смогла найти в себе силы и выбрать сторону будущего, инноваций, сторону толковых инвестиций и солидных дивидендов, а не прозябание за счет смутных пустышек на рынок медицины и выезд в тендерах только на имени компании. Им нужны были реальные гении, которые бы рвались вперед, а не застывали бы на одном месте, ничего не поясняя этому миру. Хоуп выбрала Даррена, свои последним голосом лишая отца кресла председателя и отдавая его Кроссу. Хорошо иметь несколько больше власти, чем кажется окружающим.
- Ты мне всю жизнь будешь припоминать ту диету? - Если бы Старк ее сейчас видел! Он бы замолчал и не смел бы ничего говорить в эту сторону. Напоминать женщинам об их ошибках, об ошибках их молодости - это дело не для слабонервных.  - Мне было девятнадцать, все. Никаких диет, это просто нервы. Ты ничего не испортишь, я сто лет не ела пиццу. Погоди, а ты про какие фото говоришь? Я не помню, что б фотографировалась в  последнее время, - она посмотрела на дверь. Минутка уже прошла, пора бы вернуться назад, хороший тон, деловая этика - это не пустой звук в сложных ситуациях, когда вопросы касаются денег, которые одни не хотят упустить, а вторые отдавать. - Ладно, потом покажешь, что за фото. Вечером буду у тебя, как закончу. Прости. Некогда немного, эти акулы не хотят идти на уступки, пойду, будем уговаривать.
Она попрощалась, отключившись, и вернулась в зал для переговоров. Впереди было еще много-много часов переливания...

В районе семи вечера она все-таки смогла сказать Даррену "До завтра", прерывания многочисленные попытки окружающих все-таки обсудить еще раз узким кругом лиц, какие перспективы им открываются, от чего им пришлось отказаться и чего добиться. Нет, мусолить тему еще раз не хотелось, к тому же, в руках Хоуп уже горел телефон, горели сообщения, на которые необходимо было ответить, горели, почти в прямом смысле, пара человек, ожидающие отмашки руководства.
Буквально через полчаса она уже звонила в дверь дома Старка, притопывая ножкой. Они так и не виделись с момента его возвращения в мир живых из плена, сервер и все секреты в данную секунду горели синим пламенем, главное, что сам Тони был жив и здоров. Как он смог это сделать, ван Дайн не совсем поняла из его пьяной речи, нужно было бы пройтись еще раз по всем пунктам. Что он там задумывал? Как выбрался? Кому будет благодарен?...

+2

6

Он ковырялся в микросхеме речевого блока уже так долго, что костюму впору было начать говорить самостоятельно. Говорить, думать, действовать. Он этой мысли Тони содрогнулся, нет, вот это было действительно страшно, если его технологии когда-либо выйдут из-под контроля, если Железный человек из символа защиты, превратиться в массового убийцу, это почти уничтожит его самого, Тони Старк перестанет существовать в прежнем виде.
- И мир придется собирать с самого начала. – Пробормотал он себе под нос и подумав, все-таки решил сменить тактику в обновлении костюма. План был довольно простой, он усиливает некоторые параметры, потом проводит испытания, потом использует костюм в бою. План был очень простой.
Только с исполнением Тони подкачал.
Хоуп все не было и не было. Он уже успел собрать наплечник заново, пропаяв парочку проводов по привычке начал перебирать колено, сочленения на ноге постоянно болтались и Тони это не нравилось. Он было углубился в какие-то мелкие детали, когда его отвлек Джарвис.
- Мисс Поттс на связи сэр.
- Включить звонок.

Тони задумался, с одной стороны Пепп была ему жизненно необходима, важна и так далее. С другой стороны, сейчас он был не настроен на светские беседы и шутовские поклоны в ее сторону. Сейчас он скорее выпил бы виски, больше чем пару бокалов, и постарался бы выкинуть из головы первое пробуждение после Афганистана, когда все позади, но все совсем-совсем не позади.
Железо звякнуло, привлекая к себе внимание.
- Нет, пошли на почту. Меня ни для кого нет. – Проговорил Тони рассматривая нагрудную пластину и раздумывая стоит ли ее усиливать. Реактор в любом случае нужно будет защитить, ведь так? Он и так, и этак вертел в голове эту мысль, стараясь принять однозначное решение.
- Стой, Хоуп, открой ей доступ и закажи на вечер пиццу. - Сколько он будет припоминать ей ту диету? Тони усмехнулся. – Нет, две пиццы и колу.

А время все тянулось и тянулось, как будто мало было звонка Пеппер, позвонил Обадайя, поинтересовался последними наработками, все ли в силе по последней презентации и когда Тони возьмет себя в руки? Тони тоже интересовал вопрос, когда он там возьмет себя в руки. Бутылка виски была надежно упрятана в шкафчике со сварочным набором. У него даже рука не дрогнула, пока он доставал сварочный аппарат. Нет, не сегодня.
Сначала он разберется с тем, что творится в его чертовой компании, потом позволит себе напиться, когда узнает кто «крот».
- Мисс Ван Дайн, сэр.
- Открой ей и проводи сюда. – «Наконец-то» - И Джей, когда там будет пицца?
- Пятнадцать минут, сэр.
Тони усмехнулся и стряхнул несуществующую пылинку с футболки. Ну, пятнадцать минут на то, чтобы сказать привет, как твои дела? Куда ты вляпалась? И нужно ли помогать с контрактами? И еще минут пять на то, чтобы постараться не вывалить на нее ворохом всю информацию, которую он насобирал.
В основном о поставках СтаркИн в страны ближнего востока, о которых Тони не знал. А поставки одна крупнее другой. Черт. Не нужно было сейчас об этом думать. Не нужно было.
- Привет, Хоуп. – Он улыбался, постарался по крайней мере. – Ну и как там Кросс? Справился? Нет?
[AVA]http://i.imgur.com/aLRbtBI.png[/AVA]

+3

7

Когда-нибудь она сможет привыкнуть к тому, что двери дома открывают не люди. Не хозяева или дворецкие, нет. К тому же, что еще можно ожидать от человека, у которого все, совершенно все было связано общими алгоритмами, цепями и сходилось все на конкретных микросхемах?
Дверь распахнулась, механический голов Джарвиса поприветствовал гостью и пригласил ее пройти в сторону лаборатории, любезно подсказав кратчайший маршрут.
- Спасибо, Джарвис, - женщина прошла в дом на столько быстро, на сколько могла в принципе передвигаться в этих лазурных узких туфельках на высоченном каблуке. Она без промедления пролетела коридор, почти на цыпочках, чтобы не нарушать тишину дома. Несколько поворотов, лестница вниз, еще поворот и стеклянные двери с кодовым замком. Хорошо,что не сканом сетчатки, анализом ДНК или что еще можно сейчас придумать и усовершенствовать из того, что уже изобрели для защиты любимых игрушек, разработок и состояния?
Но дверь была любезно и предусмотрительно открыта, брюнетка знала - ее ждали. Никаких паролей, зачем? Ей бы и в голову не пришло навредить этому человеку, к тому же, он знал столько ее секретов, что это было бы опасно и для нее самой. Не стоит плевать в колодец, как говорится, не стоит так же подвергать сомнению доверие к себе, когда тылы не защищены отсутствием контраргументов у противника.
Кинув сумку на ближайший стол, или это все же была тумба - кто же разберет, что в этой лаборатории есть что, она в несколько широких шагов преодолела последние метры и, не отвечая на приветствие, крепко обняла Старка, судорожно сжимая пальцы на ткани его одежды. Живой. Здоровый. Здоровый? Не ясно до конца, но он хотя бы визуально цел, как бы цинично это не звучало. Она-то уж думала, что все, больше никогда и никак не сможет его увидеть. Эти дикари, что обитают в странах сродни Афганистана, они не так уж часто отдают свою добычу. Там и законы свои, там и условия существования другие. Там заложник может Богу душу отдать просто из-за неправильно обработанной раны, что уж говорить о такой ценной чертовой умной голове, как у Тони? Что говорить уже о том, что бы готово было отдать правительство и СтаркИн за возможность вернуть гения домой?
- Я когда новости услышала тогда, сначала и не поверила. А когда правду узнала, боялась, что уже не увижу тебя, - прошептала она куда-то в его плечо, не поднимая головы, - Что все, теперь никто и никогда не сможет обойти все пещеры и все горы в поисках, что ЩИТ просто напишут некролог и плюнут. Я так переживала...
Это были слезы радости, их невозможно было удержать. Не такие буйные реки, как при горе или отчаянии, так - немного влажные глаза, чуть слипшиеся реснички, немного черной крошки туши под глазами и отпечаток на ткани, на плече. Плакать уже не стоило, все было позади, теперь он в относительной безопасности. В полной никто из них никогда не был, ни минуты в своей жизни - не в тех семьях родились, уж извините. Не та фамилия была высечена судьбой на лбу. К тому же, что-то происходило в эту самую минуту, кто покусился на серверы, где хранилась информация, доступ к которой не имел практически никто и.. И не знал практически никто. Нужно было искать следы, помимо основных разработок Старка, там хранились обрывки разработок Кросса, которые Хоуп мягкой лапкой вытащила и вынесла, заменив части формул на заведомо провальные. Догадается он может и не сразу, но какое-то время все-таки будет работать в этих областях с фатальными ошибками.
- Черт с ним, с Кроссом, - она отпустила Тони, отходя на полшага назад, - Мы не смогли полностью прогнуть наши условия. Не сильно много проиграли, но Даррен чуть до ручки меня не довел сегодня. Там такие монстры сидели, что их сверкающей лысиной на пополам с улыбкой было не пронять. Им лет по семьдесят, не меньше, им вообще было до фонаря и на улыбку и на все его ужимки. Я со стыда иной раз чуть не умирала.
Ван Дайн махнула рукой, показывая, что тема ей не интересна.
- Ты же позвал меня не слушать мое нытье в его сторону, да? Что случилось, Тони? Спецы, который ты просил, сидять и ждут отмашки, да вот только я сомневаюсь, что у них опыта хватит все отследить и обойти тебя. Есть подозрения уже хоть какие-то, кто бы это мог провернуть? - Она чуть хмурилась, не от злости, не от подозрения или плохо настроения. Скорее машинально, понимая, что разговор предстоит долгий и очень обстоятельный. Хотя, на бы предпочла именно так: посидеть, послушать, поговорить на любую тему, которая не касалась бы проблем. Их было много, иногда - с горочкой, влезать всеми пальцами, не оставляя ни единого чистым, это было трудно, но, куда деваться? - И, эй, мистер Старк, и где пицца? Я же отчетливо слышала, ты говорил по телефону о пицце и кое о чем еще.
Дела делами. Но некоторые вопросы могут решаться вперемешку. Ты задаешь вопрос номер один и номер два, они между собой не связаны совершенно, но собеседник прекрасно ориентируется в этом и отвечает так же и на первый и на второй вопрос. Может быть с точки зрения таймменеджмента и расстановки приоритетных целей это было не совсем корректно и целесообразно, но мозг работал в таком ключе довольно продуктивно, когда речь шла о хорошо знакомых людях. Там, где можно не растягивать вежливость маской, размазывая ее по щекам.
Хоуп отошла на пару шагов, прикидывая, куда же можно приземлиться здесь, пока ноги окончательно не отвалились после полного дня на шпильках. Она переложила с кресла на металлический столик на ножках какие-то бумажки с распечатками чертежей, даже не вглядываясь в них, и сама заняла их место, со скрываемым удовольствием расслабляя ступни.
- И я не успокоюсь, пока не услышу от первого лица, как ты умудрился попасть в такую... задницу?

+2

8

Пока она его обнимала, от уткнулся носом в ее плечо и просто дышал, отвыкнув за довольно продолжительное время от прикосновений людей, сейчас Тони старался не подрагивать и дышать тихо и размеренно. Сколько времени прошло, сколько месяцев он ее не видел? Как давно были времена, когда они собирали ходячих кукол и не знали о существовании войны? Он дышал размеренно и глубоко, крепко обнимая ее в ответ.
Он гладил ее по макушке и осторожно кивал на слова. Он тоже не думал, не надеялся, просто не сдавался. Не хотел сдаваться в процессе. Правда, его уверенность в свое время крепко пошатнулась, когда он проснулся подключенный к автомобильному аккумулятору, без части ребер. Он до сих пор, иногда просыпался от давящего ощущения, от нехватки воздуха, от ужаса, что все повторяется. Так, стоп, эти воспоминания тоже лучше хранить отдельно, так далеко, как только он сможет. А лучше еще дальше.
Он гладил ее по макушке.
- Все уже хорошо, дорогая, все уже хорошо. Я вернулся, цел, как видишь, жив. – Он не знал, что еще тут можно сказать, нужно ли ему еще что-то говорить. Она обнимала так крепко, что Тони и сам не мог понять где и кто из них заканчивается. Он скучал. Он так безумно без нее скучал, так долго добирался домой и не смог дойти. Не смог показаться на глаза, сломанный, разбитый, с новыми воспоминаниями и подарком от террористов в груди. Это была глупая отмазка, но он никак не мог заставить себя показаться кому-то, кто его хорошо знал, вот таким, таким как сейчас.
И не показался бы, наверное, еще долго не показался бы.

Она отступила на шаг и Тони снова вздрогнул, на этот раз от эфемерной потери, как будто контакт был утерян, реальность восстановлена, больше никто ничему не помешает. Он тряхнул головой, физически отгоняя разгулявшиеся мысли и усмехнулся, возвращая себе часть прежней бравады, остальную часть придется восстанавливать по обрывкам и кускам информации, потому что прежний Тони, все-таки, остался у террористов и там и сгинул.
- Ах, наш юный друг еще не понял, что иногда проще играть честно или не играть вообще. Лет по семьдесят говоришь? Как старые перечницы в правлении? Боже, я надеюсь он оставил тебе от нервной системы хотя бы клочок былой стабильности? – Он опять болтал безумолку, но это он помнил, это и раньше у него было. Способность мертвого заболтать, попутно раздавая указания и отвечая себе же на вопросы. Манера не изменилась, только выглядело все это более натянуто, не правильно, не так как нужно было. – Я скучал.

А это вообще было невпопад и Тони одернул бы себя, если бы это не прозвучало искренне, и если бы это не было таким необходимым сейчас. Им обоим необходимым.

- К делу так к делу. Дорогая, пока я создавал Иерихон, я верил в светлое военное будущее и в военных, а еще верил, что в мои сервера доступа нет ни у кого, кроме, ну кроме тех, у кого он есть. – Он замолк и выразительно на нее посмотрел. – Ты понимаешь, о чем я. Так вот, пока меня не было, все было тихо и мирно, а теперь я вернулся, и я знаю наверняка, что мои разработки продаются террористам. Собственно. – Он вздохнул. – Шрапнель у меня внутри, как раз от моей же разработки. Итак, кто-то продает на сторону мои разработки. Что-то тут не так подумал я и полез смотреть, ты пока улавливаешь да, что мои личные разработки, которые хранятся отдельно от остальной ерунды. Мне нужно, чтобы твои мальчики проверили мои выводы, попытались влезть в сервер и посмотреть что-либо. Мне нужно понять, взломаны сервера или это только видимость. Понимаешь?
Тони ненавидел это ощущение, чувство, что надвигается какая-то катастрофа. Он ненавидел собственное бессилие, но еще больше ему не нравились предатели в ближайшем окружении, а предатели, судя по всему, были. И вот он стоит напротив единственного человека, которому готов поверить, в которого готов поверить, а по ту сторону остается трое.
- Джей, где у нас пицца?
- У порога мистер Старк.

Тони хмыкнул и неуверенно пожав плечами отправился за пиццей, заодно давая себе время и передышку от нервного напряжения, которое скопилось за время этой беседы. Хоуп, чудесная, верная, Хоуп. Он тряхнул головой. Да, Хоуп. Ей он верил, еще Пеппер, но Пеппер сейчас готовила другую часть его плана по самоубийству, и нужна была в другом месте. Значит оставалось двое. И за каждого из оставшихся он мог бы поручиться всем собой. Мог бы.
Еще несколько месяцев назад мог бы.
- Все как ты любишь и еще чуть-чуть отсебятины. – Он поставил коробку перед ней. – О какой части задницы мы говорим? Я должен понимать, чтобы не выдать чего-то лишнего.
Он наконец расслабился и улыбнулся, как в старые добрые времена.

+3

9

– Я скучал.
И она скучала. Нет, не изводя себя пустыми мыслями, нарезая круги по комнате, все думая и думая, не отпуская из головы образ человека. Нет-нет-нет. Это все нужно было оставить на юных девиц из числа его бесконечного хвоста обожательниц. Ну и может быть еще парочке девушек поумнее, они имели бы все шансы перебраться их хвоста куда повыше. Она скучала. Понимая, что, если он не может выйти на связь, значит - не может, значит на то, есть причины. У всех всегда есть причины, беззаботные годы остались сильно позади, лет десять-пятнадцать назад, когда люди могут срываться в едином порыве и убегать на встречу другим людям, потому что им надо поделиться мыслями именно сейчас, в эту секунду, не ждать, пока кто-то освободиться, пока прекратятся переговоры. Презентации. Разработки. Бумажная работа. Письма. Снова переговоры, планерки-обсуждения-командировки. Но это никогда не мешает скучать. Мешает лишь встретиться.
- Он не сожрет мои нервы, - она мотнула головой, откидываясь на спинку кресла, - Ничего критичного пока не выдавал, остальное все равно со временем забудется. В любом случае, уж лучше пусть у руля сейчас стоит он, с амбициями и резвостью, чем Хэнк.
Она на пару секунд отвела глаза, хмуря брови. Поступок ее и тяготил, и вызывал приступы раздраженной совести, которая сверчком нудела в ушко, и, в то же самое время, она понимала, что так будет лучше. Для всех. Для нее, для окружающих, для компании. Плюсы по всем фронтам, куда ни плюнь, а ее все равно грызет совесть. Отец был слишком стар и не слишком амбициозен, на фоне молодого преемника, пора было менять их местами. И их поменяли. Конечно, Хоуп сама моложе Даррена лет на десять, но это никогда никому не мешало видеть ошибки или играть роль серого кардинала. В прочем, она не на работе, чтобы опять и опять возвращаться к этому, сейчас были дела и поважнее. И вопросы, на которые она хотела получить ответы, и проблемы, которые требовали, чтобы ими занялись здесь и сейчас. Полированную лысину она будет видеть теперь рядом каждый день не по своей прихоти, а вот Старка... Один раз потеряв, она боялась теперь, что может вообще не увидеть снова.
Пора было двигаться дальше, она будет долго радоваться тому, что он жив и здоров, но им обоим станет куда легче дышать только после того, как решатся проблемы. Увы, от этого вопроса зависело слишком многое, а если накрутить себя и построить с добрый десяток теорий о путях развития проблемы, то, возможно, от этого зависели и их жизни. Не говоря уже о том, что от этого точно зависели жизни других людей. Простите, но Тони Старк никогда не славился изобретениями факсов или копировальных машин. Его конек - оружие. Это же и его хлеб. А вот она... Она не изобретала, она охраняла. Но то, что могло превратить любое оружие, особенно - оружие от СтаркИн, в еще более смертоносное. Охраняла ото всех, она не знала наверняка, в курсе ли был сам Тони, над чем так стряслись их отцы в свое время, чтобы не выпустить из рук Щ.И.Т. эту формулу (при том, что сам Хэнк не давал эту формулу даже в теории в руки Говарду...). Может быть и знал, что, конечно, вряд ли, они никогда не разговаривали на эту тему.
Хоуп дернулась от слова шрапнель, пытаясь в  голове прокрутить то, о чем они говорили в первый раз, когда он ей позвонил на днях.  Было ли что-то про шрапнель? Откуда она? Что же там произошло на самом деле, помимо террористов и спасительного бегства из плена? Нехорошие чертята скрутили в груди узел из сердечной мышцы. Шрапнель. Это слово само по себе заставляло пальцы заходить ходуном. Ранение. Ранение никогда не проходит безболезненно. И бесследно.
Она коротко кивнула, выуживая из кармана брюк телефон и быстро проходя по кнопкам пальцами, набирая сообщение. Взломать чужой частный сервер было довольно сложно извне, обход всех уровней защиты займет довольно много времени, не пять минут. Но, за это им и заплатят - за попытку несанкционированного проникновения в частную собственность.
- Да, - она отложила телефон на столик, к бумагам, которые убрала раньше, - Понимаю. Отслеживай, через пару минут ребята приступят. Из трех точек, каждый своими силами, они попытаются взломать этот сервер еще раз. Нам остается только ждать. Но... если это не извне? Не думаешь ли ты,что кто-то из своих мог такое провернуть?
Это была ужасная идея, звучало невероятно грязно и подло. У них не было недостатка в доверии и не было недостатка в объемах рабочих материалов. Если кто-то из своих запустил руки в чужое? Это возможно, мир продается и покупается, тут доверять нельзя до конца даже самому себе. Но, тем не менее, звучало это сейчас очень мерзко. Хотелось бы, чтобы враг был все-таки не из числа своих.
Он ушел за пиццей. Хоуп закусила губу, гипнотизируя телефон на столе. Хоть намек, хоть сообщение, пускай у них не выйдет. Скопировать информацию, сохранить на частных ресурсах, и все - считай, что все пропало. Эти копии не отследить даже самыми совершенными системами поиска, даже на столько мощным ИИ, как Джарвис. Сложная морально-этическая проблема, раскалывать кого-то из знакомых или ловить по всему белому свету неизвестных, но которых не жалко колоть сильнее?.. Не успокоиться, Хоуп в порыве встала, машинально делая несколько шагов вперед и натыкаясь на стол с огрызками схем, змейками проводов, выключенной паяльной станцией, кучей раскиданных по поверхности мелких инструментов. В задумчивости она даже подхватила пальцами крошечную часовую шлицевую отвертку, перекладывая ее с места на место, чтобы та не укатилась со стола.
- М-м-м, здорово, - она отвлеклась от несчастной отвертки, от телефона, который все равно запищит, если что-то понадобиться кому-то от Хоуп. А быстро вряд ли понадобится... Поэтому можно спокойно перекусить, к тому же коробка с пиццей была неприлично ароматная и теплая, - Спасибо, - она попыталась подцепить треугольничек пальцами, но было еще слишком горячо, собьет весь вкус и всю прелесть от еды, - раз теперь у нас есть пицца, то, давай, Тони,  рассказывай все, как есть. С самого начала, пока на трезвую голову, начиная с того, что это за модный девайс, - она аккуратно ноготком ткнула в круг света под тканью одежды на груди мужчины,  не рискуя дотронуться, не зная, с чем имеет дело, - и до настоящего момента. Ты что-то  говорил про какой-то... костюм? В общем, я мало что поняла, кроме того, что среди втянутых в информацию людей есть гигантские крысы. И мне это совершенно не нравится, - она покачала головой, глядя ему в глаза, - Один раз ты уже исчез. Второй раз может обернуться совершенно другим масштабом, могут исчезнуть и остальные, и мне что-то совершенно этого не хочется. Наша жизнь никогда не была легкой, боюсь, со временем все только усложняется.

+2

10

Их разговоры всегда начинались не с того и не так, пицца мирно остывала на столе, а Тони пытался подобрать слова, чтобы пояснить, что за девайс у него теперь есть. И все как-то не получалось. Нет, тут можно пошутить, вставить пару сомнительных ремарок и Хоуп будет нервно закусывать губу и дергаться по мелочам. Еще тут можно рассказать, как есть, вспомнить все детали произошедшего, то чего так и не добился его новый «лучший друг» - психотерапевт.
Тони не знал, стоит ли кому-то пояснять, насколько он сам себе усложнил жизнь, после того как выжил. Но и времени на раздумья у него особо и не было, Хоуп ждала ответов на свои вопросы, а он занимался ерундой, бродя из угла в угол.
- Это дуговой реактор, по сути мощный электромагнит. – Он потыкал себя в грудь, в место, где собственно и светился реактор. – Я теперь что-то вроде светлячка или подсветки, не знаю, что лучше. Он не позволяет шрапнели добраться до сердца и сохраняет мне жизнь. Собрал его на коленке, прямо в горах, было немного нервно и хлопотно, зато не пришлось таскать с собой аккумулятор помощнее.  Только не бледней так, вот да, именно так, с этим можно работать.
Он улыбается, ну а что тут еще остается делать. Улыбается и ласково смотрит на Хоуп, как умеет ласково, иначе у него продолжать не получится. Хоуп смотрит в ответ, смотрит, Тони чувствует ее взгляд на себе, но это такая ерунда, подумаешь реактор, бывает вещи и пострашнее.
Правда, он еще не придумал вещи пострашнее реактора, который при отключении выпустит его смерть из-под контроля. Ладно, об этом он подумает чуть позднее.
- Как там парни? Справляются? – Он уселся за стол и стащил себе кусочек пиццы, стараясь тщательно ее пережевать, прежде чем их разговор продолжится и выйдет на какие-то новые круги ада. Именно ада, потому что раскрываться, рассказывать свою историю, Тони все сложней и сложней. Дальше идут засекреченные кадры из Афганистана, где он падает в пустыне, в куче металлолома, а Роудс орет и матерится, загребая его из песков. Вспоминается невыносимая жара, солнце, которое выживает на коже свои поцелуи, нестерпимая жажда и воздух, который как будто застыл в одном положении и не двигается. И никакого морского бриза, никаких теней или зелени, только желто-коричневая полоса ада.
И костюм, да. Костюм.
Тони покрутил в руках стаканчик с кофе и поставил на место. Нервы ни к черту, сказал бы Роуди, и был бы прав. После плена нервны ни к черту, но оружие все еще кто-то продает, те самые «иерихоны», которые должны были идти только для внутренних войск Армии США, кто-то все еще торгует смертью от лица Тони Старка.
Не так много людей имело доступ к этой информации. Тони позаботился обо всем, хотя, конечно, в какой-то момент начал понимать отца, что самое идеальное место для хранения информации, собственная голова. Но в последнее время Тони даже ей не доверял, он был заперт дома, как пострадавший, как человек, который не способен себя контролировать на публике. Было бы смешно, если бы не было хотя бы частью правды. Он предпочитал не появляться на фуршетах или благотворительных акциях, это стало скучно, обыденно и слишком фальшиво. Зато он проводил много времени в лаборатории, очень много времени.
- Чем, кстати, старик Хэнк плох? Нет, понятное дело, что новые веяния он игнорирует и частенько протестует против прогресса. Видимо в силу того, что возраст не позволяет за ним угнаться. Черт, черт не говори ему, что я это сказал, а то он припомнит как дал папаше в нос и понесется. – Тони усмехнулся и потрогал свой нос, переломы с ним конечно случались, с носом, да и с Тони тоже, но все же не так уж важно было, кто стоит во главе ПимТех, главное, чтобы ребятки не переставали радовать новыми разработками. Тони не вдавался в подробности секретных файлов и над чем сейчас велась у них работа – не знал. Наверное, зря не знал, Говард бы уже извелся и пролез бы по головам, чтобы посмотреть.
Потому Хэнк и не мог терпеть Старков, в чем-то старика сложно было не понять.

Судя по тишине, ребятки еще работали над взломом и Тони вздохнул. Как только что-то произойдет, Джарвис ему сообщит, а пока, пока можно вернуться к еще одной теме.
- Костюм, знаешь, я долго думал над тем, чего же не хватает нашей доблестной армии, и понял, что не хватает банальной защиты. – Прозвучало как-то пафосно, как будто речь писала Пепп, Тони рассмеялся. – Ладно, не кривись так и ешь, ешь, тебе нужно чем-то подкреплять свое упрямство, дорогая. Я собрал броню в горах, подключил ее к своему новому сувениру и пролетел несколько километров, предварительно разнеся базу террористов, чтобы они не успели меня перехватить. Как-то так. Сейчас старой брони нет, новая в разработке, но это будет прорыв, правда только для меня. Потому что сама понимаешь, подобную технологию вручить кому-то еще, менее сознательному, будет высшим идиотизмом, а я, как бы не выглядел теперь, далеко не идиот. Жуй-жуй, говорят углеводы полезны для умственной деятельности, особенно при заговорах, подобных нашему. Если мальчики не справятся – плохо, если справятся – тоже плохо.

+2

11

Она слушала, но не верила своим ушам.  Точнее сказать: верила, но не хотела этого делать. Хоуп понимала, Тони не станет врать ей в глаза настолько убедительно и на столько серьезно, по крайней мере сейчас. Хотя, мог. Конечно, мог. Если жизнь ставит условия: соври или сдохни, разве выбор не очевиден? Но, при чем тут был бы выбор, если он точно мог быть уверен, что от нее не стоило ждать ни удара в спину, ни обвинений, что "Сам виноват", она не станет за ухо его тащить к врачам и заставлять ложиться под нож. Он не ребенок давно, да и не последний идиот, сам все видит и все понимает, пробовать искать какие-то пути решения вопроса... Неужели он не искал? Быть того не могло.
- Шрапнель? - Переспросила она, чувствуя, как тело начало ее подводить: руки затряслись и похолодели, мурашки побежали по спине. Страшное слово "шрапнель" рисовало в голове исключительно картинки из военной механики, военной хроники, из архивов полевых госпиталей, черно-белые снимки, на которых кровь не видна, слишком все размыто, но от этого они не становятся менее пугающими. Она несколько секунд переваривала услышанное, прежде чем судорожно вздохнуть, - К твоему сердцу рвется шрапнель из, скорее всего, твоих же ракет, но ты вставил в грудную клетку электромагнит, который ее удерживает на месте, и говоришь, что с этим можно работать?.. Старк, ты себя слышишь?! - Та самая степень беспокойства за близкого человека, когда хочется отвесить за подобное наплевательство на самого себя звонкую пощечину. Очнись! Одумайся! Это не шутки, не игрушки, это твоя же жизнь! Нельзя так относиться к самому себе!.. Но она никогда не будет этого делать, понимая, что подобной эмоцией делу не поможешь. И потом, как бы не хотелось чем-то помочь, он же не подпустит, никогда никого не подпускал к своим проблемам, вот что самое сложное в человеке.
Она смотрит, пытаясь отыскать в его глазах, лице, все внешнем виде, кроме того пятна света из-под футболки, что угодно, что даст ей понять, что все не так уж и страшно, а может это и вовсе неудачная шутка, розыгрыш, может быть, он говорил не серьезно... Нет, слишком серьезно. На столько, что сам уходит от темы, отвлекается и переводит мысли. Хоуп бросает мимолетный взгляд на телефон и отмахивается от него рукой,
- Работают-работают, не сравнивай сайт Пентагона с собственными разработками, они не в детскую песочницу лезут, дай им время.
Попытка не засчитана. Пока самые верные, преданные и талантливые из тех специалистов, которых она смогла найти за столь короткий срок, штурмом берут барьеры, возводимые защитными программами, у них достаточно времени, чтобы не отвлекаться и поговорить. Как и любому мужчине, Тони скорее всего это было не сильно нужно. Еще раз зарываться в суть проблемы, поворачиваться в сторону прошлого, смотреть в то окно, которое уже начинало покрываться пленкой пыли и затуманиваться. Никто не спорил, мужчины так же переживают и так же волнуются и нервничают, обмысливают произошедшее, строят варианты "Что я сделал не так и как бы могло бы быть"... Но говорили об этом вслух все-таки больше женщины.
- Не уходи от темы, Тони, - Хоуп не могла спокойно сидеть на одном месте. Мало того, что с ним сам по себе случился этот плен, это похищение, взрывы, чудеснейшее возвращение из мира мертвых на грешную землю, мало того, что его не оставили гнить в пещерах, землянках, хибарах, где угодно, он уцелел, выжил, вернулся... Мало всего этого, так еще и взлом сервера! - Хэнк не плох, но он морально и физически устарел. Ему не интересно многое, он тормозит половину разработок, прячет их в стол, потому что считает, что мир еще не готов к ним. Мир, может,и не готов, но мир не был готов к СиДи-дискам после кассет. Мир был не готов к высадке на Луну, мир много к чему не готов морально, надо просто спровоцировать прогресс, подтолкнуть человечество, не зарывать мысли и идеи. Все нормально, им не дают в руки больше, чем простые инженеры могут вынести, я тоже за этим слежу. Но Даррен сможет вывести компанию на следующий уровень продаж. Хэнк... Не хотел. Его место не в управлении, он устал.
Она покачала головой, еще раз кидая взгляд на экран телефона. "Работаем" - было сообщение. По крайней мере, хоть какие-то итоге, это могло означать то, что пока никаких результатов, кроме пустой долбежки головой в бетонную стену. Тишина.
- Ничего я ему не скажу, мы не разговариваем уже почти... три недели. Только ты от темы не уходи, я не отстану, даже не думай. Про... шрапнель я поняла, - она сделала усилие над собой, еще раз взглянув на голубой светящийся круг, - Не поняла только, как ты собираешься избавиться от нее, это все-таки инородное тело, не медицинский материал, она не приживется... Ты говорил что-то про костюм еще, нет?
Она покосилась на коробку с едой, но что-то как-то кусок в горло не шел, запах, который щекотал ноздри своей вредностью пару минут назад, сейчас вызывал совершенно противоположные чувства. Есть не хотелось, пить - тоже, не хотелось ничего, пожалуй, кроме пары таблеток успокоительного. Что-то много нервов истратилось за такой короткий промежуток времени.
Хоуп внимательно слушала Тони, иногда непроизвольно хмурясь, но подчиняясь комментариям Старка и расслабляя лицо то и дело. Не хмуриться не выходило, что за таинственная летающая броня, эти... Базы террористов.
- Я как вспомню первую сводку новостей, про террористов, про тебя, так... - махнула рукой, пряча глаза. Заканчивать предложение не хотелось. Она не считала себя слабой, всегда была сама по себе, всегда старалась добиваться самостоятельно поставленных целей, но в этот момент до сих пор приходилось замолкать, чтобы не поддаваться паническим атакам. Не каждый день людей из ее окружения подрывают террористы и утаскивают в плен. Не каждый день, к такому невозможно привыкнуть и с таким невозможно смириться. - Прости, перебила. Так, броня. Экзоскелет? Работающий на аккумуляторе? А топливо какое, я не совсем улавливаю, подожди. Броня, подключенная к этому... Девайсу в тебе. Летающая. И ты с ее помощью уничтожил похитителей. Так? - Женщина встала, опять прошла пару шагов до мужчины и обратно, закрывая ладонями лицо в попытках сосредоточиться и представить себе в деталях картину. Она резко обернулась на жующего Старка, - Это будет прорыв, ты прав. Чтобы ты ни собрал там, если сумел вернуться сюда, если усовершенствовать модель - это будет что-то невообразимое. Но я все равно не могу немного уловить суть мысли. Если это не для поставок в армию, потому что они идиоты и не умеют молча и тихо играть с твоими игрушками, то кого от кого ты собрался защищать или кого ты в ней будешь карать? Зачем она тебе?..
Телефон завибрировал на столе, показывая всем своим видом, что получил новое сообщение. Хоуп подцепила его пальцами открывая и цокая языком:
- Протоколы защиты переписываются при малейшей попытке их обойти. Тони, - она повернула телефон экраном так, чтобы Старк мог сам увидеть сообщение, - Это плохо. Внешне они не могут прорваться, слишком сильная и динамично развивающая система защиты данных. Искусственный интеллект, у которого не выиграть даже с нашими мощностями. Думаю, ты это уже знаешь. Что нам делать?

+2

12

То как она споткнулась на слове «шрапнель» уже было для Тони сигналом, ничего не закончилось, тема еще не развернулась, тебе так просто не спастись от нее, не выбраться из нее, прошло рядом и всегда караулит тех, кто запоздал. Хоуп нервно теребила пальцами телефон, а Тони смотрел на нее и думал, что в общем-то очень скучал и боялся, что не вернется, что не попрощался вовремя, что не сказал чего-то важного или не сделал.
Что все его дела так и останутся незавершенными, а на оглашение завещания никто не придет, потому что будет нечего оглашать, не перед кем держать ответ.
Тони, как и любой человек, как любой, у кого с психикой было все хорошо, очень не хотел умирать. Но у Тони тоже были принципы, ради которых он бы мог это сделать. Как глупо они сейчас прозвучат – «Не навреди», «не убей», «защити», смешно и глупо прозвучат, но они были такими важными там, на той стороне границы, когда он для себя их вывел в первый раз.
- Шрапнель ерунда, поверь мне, я хожу, бегаю, даже прыгаю, у меня отличные показатели, я в норме Хоуп, честно. В отличной форме даже, местами лучше, чем был. Усовершенствован! – Тони улыбнулся, пусть это и был не та радостная с хитринкой, улыбка, пусть она была горькой, пусть больше кривила лицо, чем озаряла, он улыбнулся, потому что мог это сделать.
Потому что рядом был человек, ради которого он мог это сделать, кто-то родной, кто-то понимающий, чувствующий и созвучный ему.
- И это временное решение, честное слово. Я что-нибудь придумаю и выну штуковину из себя. Ты только не паникуй.«Только не спрашивай дальше, как так вышло».
Тони и себе устал объяснять всю эту ерунду со шрапнелью. Перед глазами так и стояли кадры взрыва, презентации, последовавших затем событий. Все это собиралось в голове в какой-то нестабильный комок, который того и гляди взорвется где-то внутри и оставит после себя страшные шрамы.
Он напряженно все-таки ждал результатов от ребят Хоуп, напряженно, потому что от этого зависело слишком многое. Слишком многое поставлено на карту, если получится, они выиграют маленькую войну с демонами внутри себя, если не получится – придется выдрать кого-то изнутри и выбросить, забыть, заставить себя жить без этого человека. Без кого-то из самых важных людей.
Тони потер переносицу, стараясь не думать о происходящем. О том, что по сути они оба тут заговорщики, которые готовят переворот основ. Можно было бы остановиться, перестать думать, мыслить категориями, сравнивать и ждать. Но он же вывел для себя – «защищать», «не убивать» и так далее, и эти внутренние принципы гнали его вперед, тащили на поверхность все то, что он хотел бы никогда не знать.
- У них все время мира, дорогая, - Тони прошелся из угла в угол еще раз, - все время мира, которое они пожелают и еще чуть больше, только бы сделали. Только бы справились, впрочем, даже если не справятся, мы здесь как раз на экстренный случай. Двое – это уже команда, не так ли? Настоящая, преданная друг другу команда.
Говорил он скорей для себя, чем для нее, говорил уверенно, громко, стараясь убедить самого себя, что все хорошо. Как бы не повернулось теперь, все всегда будет хорошо. Будет, потому что других вариантов не предусмотрено.

- Я не ухожу от темы, что ты, я ее продолжаю и развиваю. И заодно восстанавливаю те события, что я пропустил. То есть, Хэнк сдал позиции и мирно ушел на покой? Заперся у себя в лаборатории, забрал наработки и всю информацию, включая опытные образцы и бросил вас в бассейн с акулами, чтобы выплыли? Так? Узнаю старину Хэнка, никогда не менялся подлец, никогда уже не изменится. – Тони усмехнулся. – А Даррен справится с нагрузками? Паренек не плох, ты не подумай, в чем-то он гений, но до тебя далеко, я не преувеличиваю. В чем-то он гений, да. Только при его желании выслужиться, превзойти Хэнка, не будет ли он копать в ту же сторону, что и старик, а, впрочем, пусть копает, возможно найдет частицам лучшее применение.
Тут он скорее размышлял вслух, чем выдавал свое мнение, отстранение Хэнка от правления означало только то, что Хоуп будет занята сверх меры, а Даррен сядет ей на шею. Ну что ж, к тому все и шло, старик обзавелся паранойей, которая не сильно-то способствовала бизнесу. Тони и сам сейчас обзавелся паранойей и, если честно, пока не понял, что делать дальше. Какие шаги предпринять, ну, нашел он того, кто копался в данных, ну и дальше, арест, суд, требования?
О компании в связи с последними событиями тоже необходимо было думать глобально, к чему вести СтаркИн теперь, когда все покатилось в сторону безумия. Военные технологии, в которых тони был так хорош, больше не радовали, скорее пугали. Шрапнель собственного производства в груди, страшное дело.

- Костюм пока в разработке, я знаю, что к чему, но пока не все протестировал. Выложил на личный сервер данные по броне, так, голую основу, без наработок и идей, да еще и с парой сюрпризов в дизайне, в виде приманки, ну сама понимаешь, посмотреть где и что рванет, после таких открытий. Думал, может быть все обошлось одной, разовой акцией, но нет. Уже появились какие-то наработки в этом направлении у Китая, понимаешь почему мы сейчас здесь? Кто-то продал это все китайцам? Нет, ну без энергии, которая будет питать костюм, они ничего не сделают, ничего дельного, но то что они уже собрали, для них шаг вперед, ускорились почти на миллион лет, это местами даже пугает, насколько они быстры.
Он вздохнул, а теперь нужно было детально, насколько он способен рассказать Хоуп, что их ждет. Что-то такое детальное он должен был ей рассказать, чтобы стереть это испуганное выражение на ее лице. Тони и самому было не по себе.
Положа руку на сердце, она задавала правильные вопросы, очень правильные, про экзоскелет, про зачем это тебе, кого ты будешь спасать. Тони и сам пока не решил кого спасать, себя, людей, Хоуп, компанию. Но кого-то спасать придется, не так ли? Защитники нужны всегда. Он положил руку ей на плечо и вздрогнул, когда приговор был вынесен.

- Что делать? Ну что ж, Джарвис, запускай поиск, протокол «Полная свобода», найди мне того, кто имел доступ к данным последним. – Тони сделал глубокий вдох. – Если это не кто-то извне, если это не террористы, которые купили себе мозги на рынке, значит это кто-то изнутри. И я надеюсь, очень надеюсь, что это не Пеппер, и не Обадайя, очень. Но надежда, как сама понимаешь, слаба. Дальше мы вычислим кто это и зададим пару вопросов, и если ответы нас устроят, то сдадим в нужные инстанции. Так поступают хорошие люди, правда? У хороших людей есть какие-то нормы и правила поведения, когда нужно делать все по закону. Пока я был в плену и собирал костюм, я думал о хороших людях, о все тех, кого защищает правительство, о всех тех случаях, когда защита правительства несовершенна. Можешь сказать это вслух, про эгоизм и заоблачное эго. А можешь не говорить, но теперь я защита этих людей, буду ею, как только у меня будет костюм. Защита хороших людей. Звучит, правда?

+2

13

Усовершенствован? Хотелось бы ей верить в это.
- Прости, но... усовершенствован? Ш-шрапнелью в груди?
Она мотнула головой, даже думать об этом не хотелось. Не скоро еще отпустит ее осознание того, какой ценой в итоге обошлась Тони эта чертова поездка. Сам хотел продемонстрировать новинку. А Роуди? Он же ехал с ним и программу готовила Пеппер. Все одно к одному, словно паззл собрался, словно сама Вселенная хотела гибели молодого гения, словно он на столько сильно насолил ей своими созданиями из металла и теперь ей срочно надо избавиться от негодяя. Не скоро еще она сможет нормально реагировать на эту новость. Шрапнель. Не татуировка, не пирсинг. Шрапнель.
- Ты же знаешь, что я не смогу не паниковать, это не ерунда, Тони. И знаешь что? В следующий раз пусть едет вместо тебя кто угодно, пусть едет Стейн.
Да хоть лапа из гаража, хоть сам президент. Второй раз уже такого не должно будет произойти, нет. Второй такой раз она точно встретит с сердечным приступом, чтобы потом не кричал отец. Он был не просто знакомым, не просто другом. Он был словно частью семьи, а за своих всегда волнуешься куда больше.
К счастью для обоих, видимо, они обошли тему, которую обсуждать было страшно и несколько нервно. Возможно, через пару-тройку дней, может неделю, но они обязательно вернуться к этому еще раз. Просто так Хоуп не отстанет и не раз еще спросит, так что же он решил и как собирается вытаскивать шрапнель из груди. Возможно, "ПимТех" со своими медицинскими наработками смогут ему помочь? Может быть какой-нибудь именитый хирург? Стэфан Стрэндж? Хотя, он больше по другой области, но хирурга найти можно было...
Она была женщиной, она волновалась, она искала варианты сразу, в голове, пока ее специалисты искали варианты решения их проблемы, пока Тони ходил по лаборатории, ее голова работала и в направлении решения его проблемы. Может быть, ему и не нужен был ни совет, ни помощь, но не могла же она перестать думать об этом?
- Даррен справится, ты слишком хорошо обо мне думаешь, я пока не готова была бы взять на себя полностью управление. Лет пять-шесть вперед - может быть, но пока, признаться честно, опыта у меня еще не так уж и много. Но мне приятно, спасибо, - улыбнулась Хоуп, опустив глаза. Может быть даже щеки бы покраснели от смущения, но не сегодня. Тони говорил, что она побледнела, вполне возможно что сейчас цвет лица мог бы и стать обычным, - Нет, что ты, если Кросс начнет копать в сторону применения частиц, то наступит конец света. Он должен еще догадаться об их существовании, отец забрал с собой все, о частицах знает сильно ограниченный круг лиц, пожалуй, он, мы с тобой и, может быть, еще пара стариков из ЩИТа. Человек-Муравей всегда был сказкой, сказкой и должен остаться, особенно для Даррена. Он хороший, но пусть занимается чем-угодно другим, с его резвостью и молодостью не понятно еще, чем все закончиться может.
Может оно и к лучшему, иногда лучше секреты уносить с собой и не раскрывать их миру, который еще не готов к таким поворотам в науке, не все такие, как Хэнк, не все будут использовать его исключительно во благо. Относительное благо, но все же.
- Китай, говоришь, - она поставила локти на коленки и опустила голову. Волосы скользнули по щекам, почти полностью закрывая лицо, - Ты же знаешь, что китайцы берут если не технологиями, то количеством и дешевизной. Каким бы ни был твой проект, они воткнут в него несколько лишних батареек и откажутся от постоянного источника. И все, - она хлопнула в ладоши и подняла глаза, глядя на Старка, - им будет все равно, они будут продавать полусырой продукт, найдутся те, кто сможет его доработать и перепродать на тот же ближний восток. Хаммер? Хотя бы он. Ужасно пугает, хотя я все равно пока не представляю, что ты там придумал. Прости, с этими перестановками я даже не смотрела, что туда выгружалось в последнее время. Объясни на пальцах?
Плохо это все было, ван Дайн понимала, чем это все грозит, к чему это все может привести. Если это не кто-то с улицы, а кто-то свой, кому Тони доверял, это будет еще один удар ниже пояса. Она сцепила зубы, стараясь молчать на эту тему. Нельзя жалеть, нельзя сочувствовать именно в этом направлении, это его только расстроит, а расстройства и так хватало сверхмеры. Если это не она, за себя она была уверена, хотя...
- Не списывай меня со счетов, Тони. Это точно не я и не своими руками, но и меня могли обойти. Крыс может быть очень много, они могут быть везде. Именно поэтому отец и хранит свои секреты у себя под подушкой... - она добавила последнее чуть тише, понимая, что прогресс не остановить и все наработки, все, что может быть отредактировано Джарвисом, все это нельзя хранить в столе и запирать ящичек на ключ. Но, если не она, то остается только двое. Пеппер? Прекрасная, верная Пеппер, которая ревела три дня подряд, когда пришли новости о похищении Тони? Нет, не может быть этого. Ободайя? Да кто ж его знает, они столько лет вместе работают, столько лет они с Тони друг друга знают. Все это имело горький вкус отчаяния и осознания, предательства и полнейшей мерзости. Воняло гнилью. И придется им в эту гниль влезть по самые уши и постараться не захлебнуться.
- Это звучит, ты прав, - она улыбнулась, вставая с кресла и подходя ближе, - Круто звучит, не эгоистично, поверь, мне со стороны виднее. Это звучит обнадеживающе, если все будет именно так, как ты планируешь. И это звучит катастрофически страшно, - Хоуп аккуратно пальцем дотронулась до кружка голубого света, внимательно рассматривая его, - Не больно? Так вот. Это звучит страшно, хоть и не без бравады. Давай сначала выясним, кто пытается вставить тебе палки в колеса так, что ты чуть не погиб, а потом уже будешь защищать тех, кто остался. Джарвис, - обратилась она к пустому пространству в помещении, - Что скажешь? Есть результаты?
Результаты точно были. Сейчас они просто их дождутся и поймут, что им все по плечу. Как обычно.

+2


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [24.07.2008] Welcome back


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC