04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [24.12.2015] No more secrets


[24.12.2015] No more secrets

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[NO MORE SECRETS]

⊗ ⊗ ⊗

https://68.media.tumblr.com/edb2dd65c6d37424eb5dfdde1a2ccacc/tumblr_omroa79fv41uwl6nzo1_500.gif

http://68.media.tumblr.com/38297b76a5c5d2f8a8245e62f918b4ac/tumblr_inline_mlf6aerS1p1rd1pdh.gif

информация

Где: Школа для одаренных подростков
когда: 24/12, поздний вечер

Кто:  Jean Grey, Сharlie Сluster
предупреждения: брейнфакинг

и с т о р и я
Чарли возвращает Джин обратно в школу в полубессознательном состоянии, но когда она приходит в себя - то хочет ответов.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (23-03-2017 13:24)

+1

2

Чарли не привык плакаться, но еще никогда он не горел заживо. Оказывается, быть шашлыком не вертеле - то еще ощущение. Когда тебя медленно прожаривает, пропекает до самых косточек, а деться некуда. Впрочем, ему повезло, ибо основную болевую часть переняла его подружка-соусница, и все же пузырящиеся волдыри на коже и слезающие пласты поврежденных тканей он ощущал самостоятельно и в полной мере.
Ева стратегически молчит. Возможно, мучается мигренью, полученной в ходе выполнения задания. Чарли тоже молчит, боясь разжать сцепленные зубы и потерять над собой контроль. Сейчас все это неважно и может подождать до утра, кроме рыжей девушки в его руках. Девочки, девчонки, совсем еще ребенка. Джин часто храбрится и пытается быть взрослее своих лет, умная, вдумчивая, серьезная и начитанная, опора и подмога всем и каждому. Она не боится ответственности и прочего тяжелого бремени взрослого мира. Но все же она остается неопытным дитем в его глазах. Он и сам не заметил, когда стал относиться к рыжей теплее, чем ко всем остальным.
Пожалуй, пора завязывать с этим. Привязанности лишь все портят, это наемник знает не по наслышке.

Добираясь до Школы, Чарли сворачивает в первую попавшуюся комнату. Это - столовая, но бежать до медпункта - пустая трата времени. Сметая локтем склянки и стаканы со столешницы, аккуратно размещает девушку поверх и хлопает по щекам. Ну же, милая, пора просыпаться.
Не заставляй меня нервничать, думает про себя и проверяет ее запястье. Пульс ровный, ритмичный. Джин просто спит. Должно быть, вымоталась после всего случившегося..
Подтягивая ногой стул, Чарли устало приваливается к спинке и разминает холодные пальцы девушки в своих, пытаясь согреть и заставить кровь бежать быстрее. Смотрит перед собой, лениво проворачивая мысли в голове. Наверное, все же стоило донести ее до медицинского отсека, но судя по показателям, что нашептывала ему Ева, девчонка была в полном порядке, просто в отключке. Незачем волновать окружающих и привлекать ненужное внимание к тому, что недавно произошло в городе. Никому вообще не обязательно знать, что Джин там была и стала виновницей многим несчастьям.

Проходит еще пара минут, прежде чем Чарли набирает воды и окатывает свою подопечную. Ему действительно неуютно в нынешнем состоянии играть в преданного пса и дожидаться, покуда спящая красавица очнется самостоятельно. Ему бы самому в медпункт, пожалуй..
- Просыпайся, просыпайся, - жизнерадостно зовет и вручает рыжей стакан, чтобы попила и пришла в себя.
Грех внутри груди лениво проворачивается и оживает, в подозрении ожидая новых неприятностей, но пока бездействует. В конце концов, вот ему-то бояться нечего: если носителя испепелят на этом самом месте, он просто найдет нового. Очень удобно, а? Хитрюга.
- Должно быть, у тебя сейчас полная каша в голове, но это ничего. Не торопись. Понемногу.
Он помогает ей сесть, свесив ноги со стола. Следит, чтобы раскачивающееся сонное недоразумение не навернулось носом вниз. Пока Джин силится сфокусироваться и вспомнить, почему вообще тут оказалась и находится в подобном состоянии, наемник ищет взглядом вокруг и достает пару бумажных полотенец, смачивает водой и оборачивает вокруг своих ладоней. Так себе лекарство, но хоть что-то; в воде его регенерация ускоряется. Лезть под обугленный смокинг и проверять прочие поврежденные места ему откровенно неудобно, так что Чарли решает подождать, покуда девчонка окончательно восстановится - и лишь после отлучиться на лечебные процедуры.

+1

3

Джин отключилась, совершенно не понимая, что именно произошло. Она сидела в саду, в том самом, что создавал для неё профессор. Но если раньше фонтан был прекрасен и изящен, то сейчас это место было больше похоже на...огромное озеро, окружённое с одной стороны деревьями, высокими и многолетними, с другой стороны пустынный берег на котором как раз и расположилась сама Грей. Она пропускала песок сквозь пальцы, что-то мурлыча себе под нос, внезапно из озера поднялась высокая фигура, ее пылающие крылья были гигантского размаха. Феникс. Джин подняла голову, даже не щурясь и смело посмотрела на это создание:
-Снова ты?
-Ты не удивлена даже моему появлению, - Феникс был спокоен, не тот, который несколько минут, часов, веков назад пытался всех уничтожить. Он словно бы устал от всего, что происходит вокруг. - Да, это я. Ты закрыла свой разум от мира.
-Я не специально, так вышло случайно.
-Ты не сможешь себя убить или уничтожить, ты же это понимаешь?
-Да, и что? Я все равно буду пытаться.
-Сколько бы раз ты не умирала, сколько бы раз ни пыталась избавиться от этого бремени, все равно я найду и верну тебя к жизни. Мы связаны, помни об этом.
-Почему я? - Устало спросила рыжая, откидываясь на локти и устремляя взгляд вникуда.
-Так вышло, что ты и есть я. Просто ты отказываешься договориться об этом, отказываешься принять меня.
-Ты хочешь уничтожить все на своём пути, как я могу согласиться на это? - Джин поднялась на ноги, отряхивая одежду.
-Глупая девочка, ты ещё...

-Какого хера?! - Грей вскочила, фырча, как мокрая кошка, встряхивая волосами и оглядываясь вокруг себя в полном непонимании происходящего. Но воспоминания рекой хлынули на рыжую. Кровь, огонь, запах гари и трупы повсюду. Люди, которые сходили с ума, грехи и она. Джин замерла на месте, чувствуя, как ее трясёт, как ее буквально изнутри разрывают рыдания и истерика, она знала, что натворила, она знала, что сделала. Но... это не она убила этих людей, когда начался пожар, Грей помнила, что в помещении было уже гораздо меньше людей, чем до этого, и что остальное - это влияние грехов, но не ее. Джин перевела взгляд на один из этих самых грехов, и ее ладони против воли сжались в кулак, а уже в следующее мгновение ладонь соприкоснулась с обгоревшим лицом Кластера, и никакого сожаления не было в этот момент в Грей.
- Даже не смей говорить, что ты спас меня! Ты врал мне! Я не лезла в твою голову, я верила тебе от и до, я считала тебя близким человеком, делилась всем, а ты оказался прихвостнем этой сумасшедшей суки! – Джин не просто злилась, она лютовала по полной программе. Предметы в комнате начали смещаться со своих мест, подниматься в воздух, опасно задрожали стекла в оконных рамах, но Грей казалось, совершенно не замечала происходящего. Все ее внимание было сосредоточено на Кластере, который с обмотанными ладонями, стоял перед ней, с несколько виноватым видом. Но что она могла сделать – убить его? Нет, Джин не пошла бы на такое, она уже совершила тысячу и одну ошибку, не сможет она больше причинить вред кому либо, зарекаться, конечно, не станет, но и специально стремиться к этому, как раньше не хочет. Грей опустила глаза, чувствуя, как щеки обжигают слезы обиды и злости, в ее сжатых кулаках будто бы пряталась боль и ненависть ко всему, что происходит, она не хотела этого всего, не стремилась, не просила ни у господа Бога, в которого так верят многие мутанты, ни у Кришны, ни у Будды, да вообще ни у кого, чтобы ее сделали такой.

И Чарли не просил. Его маска обуглилась и почти слезла, Джин разжала кулаки и потянулась вперед, окончательно ее снимая, и чуть поморщившись. Зато теперь она могла спокойно читать его мысли, чем и воспользовалась безо всякого зазрения совести. Он думал о том, как вскоре начнет болеть его тело, как будет больно до самых костей, и что вода – это то, что может его спасти. Грей разрывалась между ненавистью и…желанием помочь. Она не могла отвергнуть Кластера, который за последние месяцы заменил ей брата, даже если это было дешевым театром. Грей спрыгнула со стола, еще немного пошатываясь, но отвергла предложенную ей руку.
- За мной иди, - сквозь зубы процедила рыжая, выходя из кабинета, и направляясь по коридору налево, сразу к лестнице на второй этаж. Она быстро добралась до своей комнаты, которую ей сразу же выделили, как она попала сюда, и заперла дверь на замок за Чарли. – Ванная там, на, держи, - она швырнула ему в лицо полотенце, и прошла к своему шкафу, услышав, как за спиной закрылась дверь. Нет времени плакать, нет времени страдать, все это будет потом, сейчас она должна держать себя в руках, и надо будет понять, куда делся профессор, что произошло, и скрыть ото всех, что там было. Но Грей понимала, что теперь для них, для мутантов изменится все, и раньше отношение было напряженным, а сейчас будет совсем беда. Рыжая, что уже переоделась, сидела на кровати, обняв колени и уткнувшись в них лбом, старалась сдерживаться изо всех сил, и даже Феникс на время отстал от нее, понимая, что ничем не поможет.

+3

4

Она была права, во всем права. Чарли умел скрывать свои мысли, но Джин никогда насильно не проникала в его разум, даже не пыталась - хотя могла бы. Попробовать. У нее вряд ли бы что-то вышло, но она оставалась честной с ним. В отличии от него самого, такой блажи он не мог себе позволить - и ей тоже.
Он врал ей с самого начала. Фальшиво улыбался, фальшиво шутил. Никогда не рассказывал всей правды. Не изливал душу. Не признавался. Не говорил об истинных целях своего здесь нахождения. Тогда как она всегда открыто говорила о себе и своих чувствах, откровенно привязалась и даже в какой-то момент доверила ему тайну Феникса.

И все же. Мужчина привязался к ней тоже. Искренне, по-настоящему. Сам не заметил, когда и как. И в своих дружественных эмоциях был честен.
Впрочем, сейчас это доказывать казалось бесполезным. Кто поверит тому, кто уже однажды обманул?

Чарли мотнул головой от сильной пощечины - и на мгновение замер, не смея вернуться в исходное положение. Но почти тут же вскинул лицо и упрямо посмотрел на девушку. Джина злилась.. А еще плакала. Внутри все сжалось.
"Прости."
Он не мог и звука из себя выдавить. Просто стоял и молча пережидал бурю. Что с каждым мгновением усиливалась, без сомнения. Вокруг все парило и дребезжало, но это почти его не пугало. Чарли физически ощущал, что она не причинит ему вреда, даже если он в самом деле был сильно виноват. Джин - не Феникс - была широкой души ребенком, умела понимать, сопереживать и прощать. Даже врагов. Он же не был ей врагом, хотя и вынужденно врал.

Впрочем, если бы девушка решилась на отчаянные меры - то он не стал бы ей мешать, приняв наказание как знак судьбы. Оставалось только руки раскинуть и отдаться на милость рыжей.., но он не успел. Джин уже приняла решение.
- Ты права. Нужно было рассказать, - меланхолично согласился, оставаясь контрастно спокойным рядом с лютующей Грей. И как она себе это представляла? Глупая ситуация. Но спорить наемник не стал. Подливать масла в огонь казалось нерациональным; погибнуть здесь и сейчас он не мог себе позволить.
Вместо этого позволил ей сдернуть с себя обугленную маску - и открылся навстречу ее яростному напору. Пускай прочитает. Пускай сама увидит. Маленькая слабость, которую он не позволял себе уже слишком давно. Может быть, и ему тоже полезно будет вспомнить?

В голове все смешалось. Вспышки, молнии, обрывки картинок.
Он опутан проводами и утоплен в резервуаре с вязкой прозрачной жидкостью. Не может видеть, не может дышать. Вскидывает руки - свои руки, чужие руки - непослушные и тяжелые.
Вокруг - люди без лиц, пищат аппараты, его изучают. Его создали - сразу взрослым, сильным, послушным.
Он не просил.
Грубо вышвыривают через слив из резервуара во внешний мир. Испуганного, дрожащего, обнаженного и беззащитного.
Он впервые видит свое лицо в отражении лужи. Чужое лицо. Больше - никогда, только маска.
Он бежит по длинным запутанным коридорам, прорываясь с боем из Мира.
Он впервые стреляет в человека, и тело напротив грузно падает с размозженной головой.
Осознает свою силу. Он больше не испуган, не дрожит. Он может многое, он может больше.
Он убивает. И спасает. Хитрит. И честен.
Ева растягивается и превращается в огромную летающую махину, способную вместить в себя десяток спасенных молодых людей. Да, он не всегда был плохим.
Вперемешку мельтешат кадры с беготней, взрывами, деньгами, кровью, низкими незнакомыми голосами и манекенами без лиц, каждый из которых диктует, указывает, приказывает. Заказ за заказом, проскальзывает даже Школа и разъяренный мужчина на темной ночной полянке у окон, размахивающий когтями, которого видно в снайперский прицел.
После - темнота, передышка.
И снова кадры, в этот раз - дрожащие, обрывочные и светлые, будто пропущенные через фильтр. Они неуловимо тают, сменяются все быстрее, делаются все темнее и неразборчивее. Почти на каждом из них - лицо. Ее лицо. Белая кожа, темные волосы, пронзительный темный взгляд. Она ранит его. Она его утешает. Она отталкивает. Она принимает обратно. Лишает его сил - и наполняет мощью.
Все заполняет лицо Морганы. Она смотрит спокойно, холодно, отстраненно. За ее спиной все еще мелькают вспышки воспоминаний, но они вскоре блекнут, и в темноте остается лишь Она.
Приближается. Почти касается смотрящего. А после ее лицо расплывается, волосы неудержимо змеятся, завиваются в легкие рыжие кудри, крупные и плавные, глаза смеются, зеленеют, уже Джин отбегает чуть назад и раскидывает руки, взрывая образовавшуюся темноту сотней ярких искр, каждая из которых - новое воспоминание, новые кадры. Они мелькают - занятия, профессор, книги, мутанты, библиотека, зеленый сад у Школы, Феникс, тренировки, ресторан, горящие занавески, обугленная маска, бьющиеся в агонии люди, плохое и хорошее смешивается.

..задыхаясь, Чарли выныривает. Из воспоминаний, из обжигающей воды. Расплескивает брызги, цепляясь за борты - выбирается из ванной, куда послушно забрался по команде Джины. Оскальзывается на глянцевом кафеле. Цепляется за раковину, чтобы удержать равновесие. Взмахом руки стирает мутную пленку с запотевшего зеркала и почти с ненавистью ловит свой взгляд. То еще кинцо, верно, Кластер? Как не был человеком, так и не стал.
Что ж, по крайней мере, теперь Джин знает. Может быть, она не хотела этого знать. Может быть, не хотела этого видеть. Но он доверился ей и открылся, а она ураганом ворвалась в его голову и все перемешала, дело сделано.
Вынужденный телепатический сеанс лишает его сил. По крайней мере, внешние повреждения немного затянулись, но полное восстановление займет массу времени. Так что он просто заматывается в полотенце - уставший, серый, поникший - и ждет. Покуда хлопнет дверь в комнате, и Джин убежит, не рискуя больше иметь с ним ничего общего. Или же она останется - и, осмыслив увиденное, вернется за ним.
Он не собирается ее принуждать. И не торопит, готовый прятаться в девчачьей ванной до второго пришествия. Даже не хочет помочь ей принять решение. То, что она сама решит - и будет единственно верным. Понять его страхи, разделить его боль, принять случившееся как данность - вместе с полученными Грехом и Морганой, прошлое есть прошлое и от него не убежишь. Или же осудить и отвергнуть вынужденные метания, не понять его решений, оборвать на корню всяческие завязавшиеся между ними отношения.
Закрывая глаза, Кластер готовится к худшему. И все же.. Пожалуй, в очередной из немногих раз смеет надеяться.

+1

5

Он открыл ей свой разум слишком резко, она ворвалась в него подобно урагану Катрина, сметая все на своём пути. Джина не разбирала дороги, она мчалась, неслась, с совершенным равнодушием относясь к тому, как на самом деле себя будет ощущать Чарли. Грей злилась, как никогда, она хотела уничтожить, растоптать, эта злость подхлестывала ее, дразнила и мутантка поддалась. Рыжая стояла в комнате, смотрела на то, как человек, которого она знала, как Чарли Кластер, лежит на полу и в ужасе смотрит на самого себя в отражении лужи. Что-то кольнуло в груди у сердобольной мисс Грей, ее ладонь потянулась к нему, но картинка сменилась так быстро, что Феникс едва не задохнулась от нехватки воздуха. Она была так стремительна, но всегда оставалась в голове у Джины, не пропустила рыжая ни одного момента, хотя и понимала, чем это может для неё закончится, и для Фантомекса. Сумасшествие, смена ориентиров, путаница в воспоминаниях – все, что угодно. Вся его подноготная в одночасье стала доступна ей, и Джин вгрызалась в неё, изучала, пыталась понять, и наконец... Резкий стоп, как в замедленной съемке. Поднимаются ресницы, из-под которых струится тенмо-фиолетовый свет; уголки губ приподнимаются в роковой полуубыке. Не женщина – погибель. Она. Та, кто снова сорвала все барьеры в ее голове, кто сотворила это все с ними, невероятная ненависть заполнила Джину, но в тоже время глухая, невыносимая нежность коснулась щеки и сердца рыжей. И это были не ее эмоции. Это все был сам Кластер, и Грей захотела понять, откуда эта нежность, откуда эта немая, глухая покорность каждому слову этой странной женщины, о которой было известно все и ничего.
В голове мужчины две девушки стояли лицом к друг другу, но Моргана не могла видеть Джину. Слова этой ведьмы были наполнены столь разными и противоречивыми эмоциями, что даже Грей это было сложно выдерживать. Джин против воли прикладывает ладонь к груди, ощущая боль в сердце - эта женщина то разбивала его сердце, то вновь восстанавливала, при этом не теряя ни единого осколка. Ох, сколько же отдала бы сама рыжая, чтобы оказаться в голове у этой Морганы. Ее имя отдаётся у неё на кончике языка привкусом вина и мёда, для Кластера она и Хозяйка того, что сидит внутри него, и одновременно самая преданная служительница. Джина не понимает, как это вышло, но вместе с ней этого не понимает и сам Кластер.
Но ведьма ушла и вместо неё, нос к носу Грей сталкивается сама с собой, с улыбающейся, яркой...

...Джина сидит на кровати, сложив ноги по-турецки, расслаблено дышит, почти не шевелясь. Девушка подняла голову, когда Фантомекс вошёл назад в комнату, на его бёдрах покоилось полотенце, поддерживаемое мужчиной. Грей молча поднялась с кровати, проходя к шкафу, у неё там было несколько больших футболок, а также спортивные мужские штаны, которые Грей хранила на случай, если будут гости, ну или вот на такой. Она молча передала вещи Кластеру, прошла к окну, и закрыла плотно шторы, чтобы свет не проникал в комнату. За окном лютовала зима, непривычное зрелище для этого региона, но до этого момента Грей совсем забыла, что сегодня канун Рождества, праздника, который праздновали всей семьей, под большой ёлкой, наполняли это действие смехом и любовью. Вот только у неё не было семьи сейчас, и привычный тихий мир пришёл в упадок, словно совсем готов был разрушиться в любой момент, осознание этого факта буквально сдавило горло Джин, которая развернулась, а Кластер, чуть морщась, заканчивал одеваться.
- Ты любишь ее? – Джин внимательно посмотрела на Кластера, который замер перед ней. Это был самый неожиданный вопрос, который даже Грей не думала, что сможет задать. Просто он зудел у нее в голове, не желая исчезнуть, испариться, продолжая существовать и витать в воздухе. – Или это просто воздействие на тебя через магию? Почему так происходит, что одна женщина имеет столько влияния?.. – Грей может быть отчасти ревновала, как это всегда делают младшие сестры в отношении старших братьев. Когда неизвестно какая мадам пытается запудрить им мозги, увести из семьи и вообще заставляет плясать под свою дудку. Джина не была знакома с Морганой, шапочное, мимолетное знакомство всегда заканчивалось болью, и мутантка уже успела ни раз обжечься. Рыжая сидела на кровати, по-прежнему сложив ноги по-турецки, и смотрела на Чарли, который устроился в кресле напротив, в школе все еще было тихо, ребята не успели проснуться в столь ранний час, но у них с Кластером от силы есть часа полтора на то, чтобы выяснить все и расставить все точки над i. А потом надо будет делать вид, что все отлично, и надо будет сделать так, чтобы Кластер куда-нибудь ушел на время, хотя…
- Ты сможешь ведь скрывать свои повреждения под иллюзией до тех пор, пока не заживешь окончательно? Или обратиться к ней? Я не думаю, что она не отреагирует на подобное происшествие, как бы еще меня не накрыла за такое неосторожное обращение с огнем, - Грей так и сочилась сарказмом, сама, не понимая почему и зачем. Она же все видела, знала, чувствовала, соврать в таком нельзя, и мотивы сразу становятся ясны, но это никогда не отменяет того факта, что ложь и есть ложь. И это вновь вызывает очередной приступ агрессии, но Джин постаралась взять себя в руки, чтобы не приложиться вот этой самой рукой к щеке Кластера.
- Ты знаешь, где профессор? Ты знаешь, что с ним произошло? Я волнуюсь за него, - Грей сидела, уставившись в плед, края которого она отчаянно махрила, не в силах совладать с собой. Она бы очень хотела выйти и найти Логана, который всегда был с ней честен, пожаловаться ему на все, но было нельзя, совершенно и безоговорочно запрещено. Не потому что это плохо – ныть, вовсе не поэтому. Просто тогда ей пришлось бы рассказывать ему о том, как она сорвалась с катушек, как позволила силе выйти наружу, завладеть ее телом и разумом, едва ли не лишила жизни тех, кто был дорог Грей. Рыжая сильнее сжала край пледа, старательно сдерживая рыдания, которые сжимали горло стальной хваткой. – Расскажи мне. Ответь на эти вопросы, мне необходимо знать, что с ним все будет в порядке. И что это за чертовщина такая с грехами, у тебя он тоже есть? Я знакома с одним таким…лучше бы никогда не знакомилась, - пробормотала рыжая, чьи щеки тут же оказались покрыты густым лихорадочным румянцем.

+3

6

Джина может выкинуть его прямо через стену из своей комнаты одним лишь усилием мысли, и Чарли это знает. Вкупе с Фениксом его новая маленькая знакомая представляла ядреную смесь - и после всего произошедшего он совсем не уверен, что из двух начал в ней победит.  К счастью, ему везет, и девушка усмиряет кровожадного монстра внутри себя, что недавно чуть не спалил его заживо.
Аккуратно показываясь из ванной, мужчина покашливает, чтобы привлечь к себе внимание. Грей сидит на кровати, поджав ноги, и так сосредоточенно копается в себе, что не нужно быть телепатом, чтобы понять, чем она там занята. Просматривает недавнее кино снова и снова, пытаясь разобраться и понять? Чарли нервно передергивает плечами, ему абсолютно не хочется окунаться в этот омут снова, поэтому он послушно перенимает одежду и старается переодеться так, чтобы не застонать в голос. Лечебная часть их вечера кажется слишком короткой и недостаточной, и с каждым мгновением Ева все меньше сдерживает натиск болевых ощущений; если так продолжится и дальше, биться ему в агонии на этом самом полу меньше, чем через час, как пить дать.
Мысленно делая себе заметку на счет "один час - не больше", Кластер заканчивает с переодеваниями, ощущая себя в замедленной съемке. Каждое движение - боль, каждый жест - медленный, аккуратный, будто он деградировал в ленивца и теперь не желает двигаться вовсе. Впрочем, он все же справляется со своим заданием и отвешивает сырое полотенце на ручку двери. Ему всерьез хочется уточнить, откуда в шкафу Джин мужские вещи, но он не решается. Может быть, оставят этот важный разговор до следующего раза, когда он уже не будет так виноват?
- Люблю? Ее? - задумчиво повторяет, устало приваливаясь к скосу подоконника. Болезненно морщится, пытаясь сложить руки в замок на груди, но это доставляет лишь больше неприятных впечатлений, так что он оставляет эту затею и просто упирается ладонями позади себя в гладкую поверхность.
Обсуждать свои нездоровые отношения с Ведьмой ему совершенно не хочется, особенно с Джин. Так что он просто пожимает плечами, отвечая максимально близко к правде, иначе она почувствует обман - и это все испортит.
- Я не думал об этом. Предполагаю, что не больше, чем пистолет любит руку, из него стреляющую.
Копаться в этом Чарли доставляет не меньше боли, чем гореть заживо. После пламени Феникса остаются ожоги, которые можно излечить, а Моргана выжигает в нем все новые дыры - играюче и навсегда, будто черные метки - которые не затягиваются даже спустя многие месяцы. Он не раз спрашивал себя, кто он для нее - игрушка? оружие? метод и способ? удобный компаньон? У него нет ответа. Также как и на вопрос, а кто она для него?
"Похоже, тебя просто притягивают опасные дамочки. Моргана. Феникс. Кто следующий?"
Встряхиваясь, Чарли выныривает из невеселых мыслей и виновато улыбается уголком губ. Может быть, они однажды поговорят об этом. Может быть, ему давно пора разобраться в слишком запутанной ситуации. И, может быть, ему просто нужен живой собеседник с отличным от общественного мнением, что сможет понять, принять, пропустить через себя и ощутить точно также, как он сам, а после сделать соответствующие выводы? В таком случае, Джин подходит идеально. Но - не сейчас.
- Магия, шмагия. Я не знаю, Джин. Что есть осознанная любовь? Что есть животная одержимость? Что есть внушенная извне страсть? Как бы ты отделила это одно от другого, - устало подытожил и, отлипнув от подоконника, шагнул к девушке ближе. Уложил руку на ее плечо, остро ощущая ее упаднический настрой, и чуть встряхнул, заставляя посмотреть на себя. - Не переживай за профессора, он нужен ведьме, поэтому она его не тронет. А после..
Чарли закусил губу. Он не мог ей врать, когда она смотрела своими доверчивыми глазищами вот так.
- ..я не знаю, что будет после. Рано или поздно Ксавьер станет бесполезен для нее, и в этом случае я окажусь рядом. И я сделаю все, чтобы он вернулся к тебе.
Опрометчивое обещание, замечает где-то на краю сознания Ева.
Он и сам знает. Это будет тяжело, очень тяжело. Но сейчас он слишком привязан к Джин. И знает, что для нее означает Профессор. Ей будет гораздо тяжелее существовать и дальше в своем уме, не поддаваясь Фениксу, если этот указующий компас исчезнет с ее пути. Так что Чарли в самом деле собирается сдержать свое обещание всеми силами.
Не удерживаясь, он поднимает руку выше и прижимает к пунцовой щеке рыжей на мгновение. Ему хочется верить, что между ними все нормализуется, что они сумеют все исправить. А после ведет ладонь выше и взъерошивает ее волосы. Она такая грустная в этот особенный рождественский вечер, что ему безудержно хочется ее щекотать, чтобы заливисто смеялась на зло всем невзгодам и тяготам. Но сегодня им всем совершенно не до смеха, так что со вздохом наемник продолжает покорно отвечать на далеко-не-детские вопросы. В 21 год нужно веселиться, а не думать о грехах, ведьмах и возможных смертях.
- О Грехе я сам не так давно узнал. Мало информации.. Мой заказчик предпочитает ограничивать мою сферу осведомления на свое усмотрения, - кривая усмешка. Встрепенувшись, Чарли болезненно морщится, но после меняется в лице и вновь выглядит абсолютно нормально, как если бы не горел час назад в адском пекле безумного Феникса. Иллюзии вообще его конек.
- Выглядит лучше? Думаю, я смогу продержаться так еще немного.
По его внутренним часам времени остается не так много, после - придется что-то придумать. Вероятно, даже зацепиться за идею Грей и бежать к своей покровительнице. Но пока он может остаться с Грей и немного загладить свой грешок. Кстати, об этом.. Сегодня же Рождество. Кластер мучительно думает о том, что оставил подарок в запасных штанах.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (30-03-2017 13:00)

+1

7

Он предал ее. Не обманул, не солгал, а именно предал. Хотя, она, конечно, тоже хороша. Из-за того, что чувство одиночества в незнакомом мире съедало ее едва ли не изнутри, буквально выжигая все хорошее, Джин сама была рада обмануться добрым, отзывчивым, немного циничным Чарли, который смотрел на неё своими голубыми глазами, растягивая губы в улыбке, и всегда пытаясь подбодрить, или наставить на путь истинный, внушая, что всегда избавляйся от тех, кто причиняет тебе боль. Джинни вскинула взгляд на Чарли, изгибая губы в горькой усмешке. "Что, Чарли, теперь мне и тебя бросить, ведь ты один из немногих, кто смог достучаться до меня, а потом сделать невыносимо больно". В ее глазах плескалось разочарование, боль, ненависть к самой себе. Склонность к саморазрушению всегда была слабой стороной Грей, и когда происходит подобное, сильнее ты не становишься, наоборот, лишь ощущаешь пустоту внутри. Сможет ли она заполнить ее, сможет ли вновь начать верить, не боясь предательства снова? Джина к своим 21 не все понимала, во многом оставалась все той же девочкой, в чем-то наивной, ее никто не предавал, может быть что-то скрывали, но не более того. Но сейчас она отчётливо осознала, если не хочешь боли, то просто не стоит никому верить, у тебя есть только ты. Грей перевела на Чарли взгляд, ее губы дрогнули в злой ухмылке, когда он произнёс свои слова про ведьму:

- Знаешь, это ведь и впрямь не мое дело. Если ты считаешь себя всего лишь оружием в ее руках, то значит ты никогда не заглядывал в ее глаза, и почти никогда не слушал. А если и слушал, то вряд ли слышал то, что довелось услышать мне, - рыжая расслаблено выдохнула, перестав теребить плед, и отбросив его. Девушка закусила губу, исступлённо кусая ее в кровь, и не желая прекращать своего действия. Его рука обожгла ей плечо, первым порывом было сбросить ее, отодвинуться, забиться в угол, глядя огромными испуганными глазами, но Грей не сделала этого, она всего лишь сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Это помогло унять бурю, которая бушевала внутри, и спокойно посмотреть на Чарли, старательно убирая из взгляда ненависть, которую на самом деле Джина не испытывала.

- Вернулся ко мне... - прошептала рыжая, чувствуя, как по щеке против воли все же скатилась предательская слеза, а за ней ещё и ещё одна. Грей готова была разрыдаться в голос от пережитого стресса, от очередного нервного срыва, который накрыл ее с головой, от того, что единственный человек за последнее время, к которому она льнула оказался не тем, кем она привыкла его считать. Но мутантка огромным усилием воли взяла себя в руки, мягко отодвинула ладонь Чарли от себя, и поднялась с кровати, стараясь не говорить ничего, ещё хотя бы минут 5, чтобы он не смог услышать дрожь в голосе. Он что-то говорил ей, но рыжая не слышала, перебирая вещи на столе, раскладывая по полкам многочисленные книги и тетради, что валялись в беспорядке. Затем стала подбирать свои вещи, заталкивая их в шкаф, но все движения были нервными, злыми, девушка чувствовала, что готова вот-вот сорваться, и в какой-то момент остановилась.
- Не сможешь, если тебе не оказать помощь прямо сейчас. Пойдём, - Джина резко поменяла свой тон, постаравшись полностью уйти от негатива, даже попыталась добавить дружелюбности в голос, хотя это и давалось с большим трудом. Она взрослая девочка, которая на самом деле одна в этом мире, и если обстоятельства сложились именно таким образом, то у неё просто нет права, чтобы жалеть себя.

Девушка вышла из комнаты, пропуская вперёд Кластера, затем прикрыла дверь, и двинулась вперёд по коридору в сторону медицинского отсека. Она сканировала помещения рядом, ученики ещё спали, Хэнка не было нигде видно, поэтому Джини спокойно шла впереди, ощущая нарастающее напряжение между ней и Фантомексом, с этого момента она старалась держаться не холодно, но немного отстранёно, обида пройдёт быстро, она не умеет хранить такие вещи долго, но надо прийти в себя.
- Заходи, - Джин ввела код на панели и зашла в стерильно чистое помещение, рукой указывая на кушетку, куда и сел Кластер. В их арсенале было достаточно много самых разнообразных лекарственных средств, которые помогали ранам заживать гораздо быстрее, некоторые из них Грей знала, и знала правильную дозировку, чтобы не убить.
- Сиди спокойно, - она коснулась кончиками пальцев обожженного лица Чарли, осмотрела внимательно со всех сторон, затем осмотрела руки, и отошла в сторону к шкафу с лекарствами. - Знаешь, иногда полезно задавать вопросы. Люди, ведьмы, мутанты могут быть удивлены, когда получат ответы. Не все хранят тайны, некоторые просто молчат, потому что их не спрашивают, - рыжая взяла две небольших скляночки, поставив их на стол, и затем ещё одну, в которую обмакнула мягкую тряпицу. Пальцы Джины касались обгоревшего лица очень мягко, и внутри у рыжей разрасталась вина за то, что она причинила ему такую боль, это было сделано специально, но не ею, а Фениксом, который сейчас был крепко заперт внутри сознания.
- Задери рукав, - Джина набрала в шприц сыворотку, протерла обожженную кожу ваткой в спирте, и ввела иглу в вену, впрыскивая обезболивающее, которое при этом увеличивало на небольшой срок возможность регенерации. – Даже тот факт, что ты меня обманул, фактически предал, не заставит меня смотреть на то, как ты корячишься от боли, хотя и стараешься играть в сильного мальчика. Ты дорог мне, Чарли. И это единственная причина, по которой я все еще стою здесь, а ты сидишь.

+4

8

Джина злится, негодует, бушует внутри себя, порой не сдерживая слезы. Всю эту мешанину ощущает в ней Фантомекс, и время от времени даже испытывает угрызения совести. Но исправить сейчас что-либо он уже не может, поэтому остаётся полагаться на логичность и рассудительность рыжей. Она всегда была взрослее остальных детей, собранных в этой Школе.
Кластер не надеется, что она его поймёт в итоге. Но сейчас ему весьма необходимо сохранить её расположенность, удержать рядом и получить доверие обратно. Возможно, ему нужно это для дела - он уверяет себя, что это нужно именно для дела, однако очень вскоре осознаёт, что и сам не хочет лишаться её компании. Может быть, это глупо и необдуманно для такого, как он; может быть, в дальнейшем эта привязанность погубит его или поставит в опасность её, но думать после всего случившегося об этом совершенно не хочется. Это был слишком длинный и слишком сложный день, поэтому Чарли решает оставить все на самотёк, и будь что будет.

Послушно следуя за рыжей, мужчина всю дорогу "держит лицо", прикрывая ожоги простенькой иллюзией, но стоит им запереться в медицинском кабинете - расслабляется и болезненно морщится, когда опускается в кресло. Он не склонен доверять своё лечение неопытной девочке, но сейчас у него нет выбора. Впрочем, вряд ли Джин сумеет сделать хуже, за неё уже постарался Феникс.
"Расслабься, - советует сам себе и следит за девушкой, не отводя спокойного пытливого взгляда. - Позволь ей контролировать процесс. И тогда она сможет довериться тебе вновь."
Грей мешает лекарства, берётся за шприц. Даже не бледнеет, когда делает укол, как и положено любой впечатлительной молодой особе. Сильная девочка, как он и думал.
- Спасибо, - кротко благодарит, возвращая закатанный рукав обратно. Играть в страдающую жертву он не собирается, хотя понимает, что это могло бы помочь. Джин испытывает чувство вины за то, что натворил Феникс, наемнику стоит лишь слегка дожать её дискомфорт и получить выстраданное прощение, ведь рыжая наверняка не сможет злиться на того, кто испытывает подобную боль по её вине..
Но он не собирается этого делать.
Никаких игрищ больше. На её чувствах и эмоциях, на её доверии и наивности. "Ты дорог мне," - тихо говорит Джин, и Чарли завороженно кивает. Он ни разу в жизни не слышал подобного, а потому почти обескуражен. Разве получится обмануть эту девушку после подобного?
"У такого, как ты, точно получится," - ехидно вставляет пять копеек Ева в его голове, и волшебство момента разрушается. Кластер витиевато ругается про себя, но вслух ничего не произносит. Будь проклята эта соусница!
"Иногда мне стыдно быть частью тебя," - в ответ на внутренний монолог вдруг заявляет Ева, и Чарли растерян вдвойне. Никогда раньше она не говорила ему подобного.. Как это вообще? Когда твоей почке больше не хочется находиться внутри? Или когда твой аппендикс покидает тело, отсалютовав на прощание? И почему сейчас? Неужели из-за этой случайной мутантки? Впрочем, Ева никуда не исчезает, парит себе неподалеку от Школы, не показываясь обывателям на глаза. Она молчит, траурно освободив эфир, и все попытки наёмника достучаться обратно бесполезны. Что ж, пусть так! Сегодня она ему больше не нужна. Обозлённый, он оставляет неблагодарную напарницу в покое и возвращает своё внимание рыжей студентке, что прибирает за ними лекарства в кабинете.

Чарли взвинчен и сбит с толку. Джин сказала ему простую, но важную вещь. Вместе с тем, Ева всколыхнула в нем неизвестное доселе горькое чувство, так что он никак не может прийти в себя и понять, как теперь поступать.
Слишком много впечатлений для одного вечера!
Насилу беря себя в руки, мужчина натягивает лёгкую улыбку. Шрамы и ожоги вновь скрывает простенькая иллюзия, которая не требует много усилий. Джин наверняка не обмануть подобным, но если им кто-то встретится по пути, это убережет их от сотен неудобных вопросов.
- Прости, что доставил столько проблем. Позволь мне попытаться загладить свою вину.
Протягивая ладонь, осторожно берет тонкие пальцы. Он знает, что девушка может в любой момент отдёрнуть руку, но этот простой жест призван вызвать ее доверие ещё раз. Возможно, Джина не откажется немного потерпеть и дать ему новый шанс.
Вместе они покидают медицинский блок и бредут в сторону столовой. Все, что он может сейчас сделать, это найти в холодильнике пару завалявшихся плиток шоколада и растопить в ближайшем сотейнике, чтобы получилось горячо и сладко. Говорят, шоколад улучшает настроение. Им обоим не помешает немного взбодриться.
Разливая вязкую консистенцию по стаканам, Чарли вручает один своей спутнице и легко чокается.
- С Рождеством тебя, Джин Грей.
Не так обычно подростки мечтают провести сочельник, верно? Но ничего уже не поделать, поэтому мужчина пытается скрасить этот ужасный вечер, как может. Ко всему, в этот праздник положено забывать обиды и прощать грехи, так что - возможно - ему повезёт, и между ними вновь все наладится.

+1

9

Иногда Джин всерьез задумывается о том, а правильно ли ее вообще понимает Чарли, когда она ему пытается что-то сказать, но не может подобрать слов? Просто глядя на него, Джин понуро опускает голову, понимая, что внутри у нее все сжимается от боли от его лжи, от того, как он легко это сделал. Его можно оправдать тысячью способами, придумать самые разные истории, лишь бы простить. И Джинна именно этим и занимается, нервно облизывая губы, и стараясь больше не встречаться взглядами. Кластер и впрямь выглядел плохо, но Грей надеялась, что сыворотка поможет ему все же прийти в себя, быстрее излечиться. Ну, или хотя бы другая женщина сможет помочь там, где она бессильна. И отчего же такая ревность берет верх, ведь она любит Чарли, как брата, но не может смириться с тем, что его сердце так или иначе располагает к той, кто ей совсем не нравится, кто вызывает страшные мысли и эмоции.
Джинни не заметила, как сжала ладонь в кулак, отвернувшись от мужчины, но Фантомекс протянул обожженную ладонь, мягко дотрагиваясь до ее пальцев, и уже в следующее мгновение пальчики Грей утонули в его ладони, крепко сжимаемые. И гнев отступил.

- Пойдем уже отсюда, - тихо проговорила рыжая, крепче переплетая пальцы, и выходя из медицинского блока. Они тихо ступали по коридору, почти в полном молчании. Да, и к чему были сейчас слова, если то, что произошло уже не изменить, не вернуть назад, хотя, конечно и можно было бы, но ни к чему. Джин чуть прислоняется плечом к плечу Чарли, и тут же улыбается извиняюще за то, что причинила боль. Хотя девушка знает, что сыворотка значительно снижает болевой порог. Они вместе добрались до кухни, Джин устроилась на высоком стуле, подперев руками подбородок.
- Ты знаешь, как растопить ледяной сердце любой женщины, Чарли Кластер, - Джин улыбнулась, втягивая носом пряный аромат растопленного шоколада, и чувствуя, как заурчал ее живот. Грей от такого тепла и уюта, после всего произошедшего, думала о постели, о том, чтобы это все закончилось. Но только чтобы ни разу не повторилось. С благодарностью приняв кружку с шоколадом, Джин чуть склонила голову набок, чокнувшись в ответ:
- И тебя с Рождеством, Чарли Кластер, - рыжая пригубила напиток, ощущая, как вязкая сладость скатилась по языку в пищевод, тут же приятно согревая. Не зря говорят, что шоколад способствует выработки эндорфинов. Грей не могла сказать точно, что она прям до конца простила Кластера, но первоначальный гнев, боль и обида отчего-то очень быстро ушли.

- Я сейчас буду говорить, а ты просто слушай, хорошо? Я редко это делаю так откровенно, и не со всеми, тебе ли об этом не знать, - Джин обвела пальцем ободок чашки, тут же облизнув его, и стараясь не смотреть на Фантомекса продолжила. -  Я сделала плохую вещь. Не Феникс, я. Потому что он – это и есть. И мне стыдно за это. Еще буквально два часа назад я думала, что мой мир рухнул, и я не смогу тебя простить, мне просто не хватит сил. Но правда в том, Чарли, что сил хватает на многое. И когда рядом с тобой человек, люди, которым ты веришь, даже если они солгали, но раскаялись в своих словах, ты не хочешь их потерять, чего бы это потом ни стоило тебе, - Грей подняла взгляд на Чарли, сонно улыбаясь, и снова делая глоток шоколада.
- Джин Грей готова пойти на многое ради тебя, Чарли Кластер. Просто потому что ты доказал, что даже ложь не способна перебить истинное теплое отношение. Ну, или я просто дура! – Джин рассмеялась, чуть натянуто, но все же искренне. Она провела ладонями по плечам, едва подавив зевок. – Если честно, то этот день меня вымотал, пойдем спать, а? – Ее глаза смотрели с мольбой – давай больше не возвращаться к этим скользким темам, я не хочу больше ничего знать, и пусть все будет так, как идет. Она надеялась, что Чарли Кластер сможет понять хрупкую с виду, но очень сильную изнутри девушку, что он поймет правильно. И будет поступать согласно совести, потому что второго раза у него не будет.

Между ними никогда не было ничего больше, кроме крепкой дружбы, которая казалась невозможной между такими разными по возрасту и сознанию людьми. Но Фантомекс умудрился выбить себе место в сердце Джин, оставшись в нем уютным и любимым старшим братом, которого ей всегда так не хватало. И даже сейчас, лежа в одной кровати, положив голову ему на грудь, Джин понимала, что все эти обиды, вся эта злость ушла в никуда, и там ей самое место.
Кластер же перебирал ее волосы, уносясь мыслями куда-то очень далеко, и если говорить честно, то Джин не хотела бы последовать за ним, у каждого свои демоны, даже если их лицо самое прекрасное на свете.
- С меня подарок, Чарли.

+4

10

Чарли слушает молча, не перебивая. Следит внимательным взглядом, многое читая между строк по жестам и мимике рыжей. Она в самом деле откровенна и говорит то, что думает. Услышанное согревает, даря незнакомое ощущение комфорта. Но в то же время делается душно от мысли о том, что - возможно - придётся снова обмануть её; перспектива туманна, но если Ведьма того потребует, у него не останется выбора.
- Спасибо за твои слова, - мягко благодарит в конце.
Борется с собой, но несмотря на природное красноречие не может сказать ответных признаний, даже если хочет. Это будет глупо и неуместно, как будто он сделает это из благодарности или потому, что она успела первой. Бесспорно, он мог бы заболтать её и захвалить, заставить поверить себе и доверится вновь, но фальшь в этих отношениях ему все больше неприятна.
К тому же, мужчина не верит сам себе и опасается, что может предать её доверие в любой момент. Лучше оставить все, как есть. Без клятв и обещаний. Он сильно постарается не подвести её вновь, а она сильно постарается дать ему второй шанс. Все честно, если такой, как он, вообще может говорит о чести.
Впрочем, они оба вымотаны и больше не могут продолжать этот разговор. И к лучшему, думает Кластер, протягивая девушке руку и увлекая обратно в сторону комнаты.
- Конечно, идём. Я уложу тебя.

Джин давно спит, а Чарли никак не может перестать гладить по её волосам. Лежит, закрыв глаза, и медленно водит рукой, борясь с накатывающими волнами боли. Лекарство уже перестало действовать, ему необходима новая инъекция или более усиленные методы лечения. Однако мужчина не спешит подниматься и влачить своё бренное тело в ближайший водоём. Отчего-то ему кажется, что эти минутки затишья и спокойствия - последние в ближайшей череде смутных приключений, так что он спешит насладиться каждым мгновением. Теплом. Запахом. Чуть слышным сопением. Ощущением просачивающихся сквозь пальцы шелковистых медных прядей. Пожалуй, он провёл бы так вечность, лишь бы огородить девчонку от тревог и печалей, не позволить случиться всему тому ужасному, что наверняка ей уготовано судьбой.
Однако - он не может.
И даже если мог бы, то не стал, потому что каждый должен пройти свою дорожку от начала до конца, несмотря на то, как все заканчивается - хорошо или плохо. И ему тоже предстоит это нелегкое путешествие, от которого нельзя отказаться. Послушный подчиненный и верное оружие, ему никак не свернуть в кусты и не убежать, все это слишком просто и малодушно, да и потом.. Его все равно найдут. И станет лишь хуже.

Чарли не знает, сколько так лежит, замерев и боясь пошевелиться, чтобы не разбудить девушку у своего бока. Может, всего десяток минут - а, может, и несколько часов. Время замирает вместе с ним. И оживает лишь тогда, когда в комнате появляется голубовато-зелёный отсвет; секунды срываются с цепи и несутся, как бешеные. Кластер в один короткий рывок выбирается из постели и кидается наперерез девушке, выходящей из портала. Она уже поднимает руку, с брезгливо-недовольным выражением на лице вытягивая ладонь в сторону спящей, но Чарли быстро отрезает их друг от друга, прикрывая мутантку собой. Этой чародейке нужна не Грей, она пришла по его душу.
- Я пойду, - торопливо соглашается с любым условием, хотя ему никто и ничего не указывает. - Отведи меня к ней.
Девушка кивком головы велит следовать за ней и возвращается в портал. Чарли оглядывается напоследок, но Джин все ещё спит, не потревоженная и слишком уставшая. Что ж.. Так лучше.
"Набирайся сил, ma petite sœur bien aimée. Надеюсь, мы ещё увидимся. И эта встреча будет гораздо приятнее последней и не принесёт столько разочарований."
Ему неудержимо хочется успеть вернуться к постели и коснуться её лба губами, но он не рискует. Торопливо шагает за светящуюся магическую линию и исчезает из комнаты; щурясь на ослепительную вспышку, выходит в совершенно ином месте, где от прежнего спокойствия и тепла не остаётся ни крупинки. И вот как раз этого он заслуживает гораздо больше, нежели всепрощающего понимания и нежности Грей.

+2


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [24.12.2015] No more secrets


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC