04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » [15. 01. 2016] Mind's Eye


[15. 01. 2016] Mind's Eye

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[Mind's Eye]

⊗ ⊗ ⊗

информация

Где: леса Манитобы, Канада, астральный план, сознание Легиона

когда: 15 января 2016 года

Кто: 
David Haller, Charles Xavier
предупреждения:
-

и с т о р и я
Многочисленные возмущения в магических планах влияют не только на волшебников Земли, но и на мутантов-псиоников. Дэвид Хэллер, более известный, как психически нестабильный мутант по прозвищу Легион, - один из них. Вот уже несколько месяцев он живет в уединении в лесах Манитобы, не принимая участия в многочисленных конфликтах большого мира, пытаясь управлять своим больным сознанием и способностями самостоятельно, без помощи нейронного браслета. Все летит к чертям, когда особенно бурный всплеск магической энергии воздействует на сознания псиоников по всему свету, и Легион на некоторое время теряет контроль над силами, деформируя реальность вокруг и выжигая сознания нескольких случайно оказавшихся поблизости охотников. Разумеется, подобные действия не остаются в стороне от внимания могущественнейшего из телепатов планеты, Профессора Икс. Он засекает подозрительную сверхъестественную активность в лесах Канады и устремляется туда ментально, и близко не предполагая, что за откровения его ждут в самом скором времени.

Отредактировано David Haller (30-03-2017 16:00)

+1

2

Пробуждение номер девяносто семь. Оно ничем не отличается от девяносто шести предыдущих. Пасмурное утро, легкий ветерок со стойким ароматом хвои, птичий гомон за окном и шелест листьев. Идиллия.
Пока заваривается кофе и готовятся тосты, легкая разминка. После нехитрый завтрак и душ. Все движения, ритуалы, действия, - все отточено до автоматизма. Не давай волю судьбе и случаю. Ты сам управляешь собой и жизнью. И именно поэтому последние несколько месяцев в гордом одиночестве живешь в канадской глуши, фактически не общаясь с людьми, сведя к минимуму любые тесные контакты с окружающим миром и сильными эмоциями.
И все же ты не в психушке. Брось, парень, признай, ты везунчик!
После душа обязательная утренняя медитация. Мистик Мерца был бы горд, ученик едва не превзошел учителя. Он контролировал, осознавал себя, воспаленное сознание и окружающий мир, слышал, о чем говорят там, где-то далеко, и молчат здесь, совсем рядом.
Дэвид был близок, он чувствовал это, чувствовал, как жалобно скулят на задворках его сознания те, другие, предчувствуя скорую неминуемую кончину.
Я управляю собой. - Раз за разом твердил про себя Дэвид, пытаясь по-настоящему поверить в это. - Я управляю Легионом.
Это произошло столь неожиданно, что Дэвид даже среагировать не успел. Вот он смиренно восседает в позе лотоса во дворе, а в следующее мгновение, корчась от боли, роет носом землю. Нечто невидимое, неосязаемое, непостежимое, запредельно грандиозное пронеслось сквозь него, сквозь этот лес, всю Канаду, нет-нет, всю планету. И, пронзив миллионом раскаленных игл мозг Хэллера исчезло также внезапно, как и появилось. Но дело было уже сделано. Голоса в голове мутанта, что последние несколько месяцев довольствовались местами на галерке, взвыли в бешеном экстазе, в предвкушении, неистовом гневе и алчности. Столь старательно, трепетно возводимая Дэвидом преграда на пути монстров его разума, в единый миг развеялась пылью. Хэллер кричал, не в силах остановиться. Мир вокруг него искажался, трансформировался, повинуясь больному воображению одаренного. Деревья таяли и плавились, земля дрожала, животные и птицы, дико вереща и причитая от боли и шока, отчаянно стремились вырваться из ирреально жуткой экспозиции, гигантской фигуры из перьев и шерсти, копыт и когтей, глаз и ушей. Двое охотников, отец и сын, что выбрались ранним утром за добычей к ужину, отдали свои жизни и личности Легиону, оставив после себя лишь пустые оболочки. В городке неподалеку люди корчились в муках, не в силах противостоять ментальному натиску сорвавшегося псионика.
Нет-нет-нет... Причитал про себя Дэвид, едва сдерживая рвущийся к власти над ним легион обезумевших от долгожданной свободы альтер эго. - Я управляю собой. Я управляю Легионом. - Словно мантру повторял скороговоркой Хэллер, даже в столь разбитом состоянии осознавая, что обманывает сам себя.
Шум в голове нарастал, голоса требовали, угрожали, смеялись, рыдали. Мозг словно разбух и давил на череп изнутри. Окружающего мира более не существовало, остался лишь Дэвид и Легион. И их неравное противостояние. Но, несмотря ни на что, Хэллер не сдавался. Не просто так. Не после всех этих месяцев упорной работы. Это было нечестно, неправильно.
- Я управляю собой!..
Приглушенный рассеянный свет, мягкие белые стены, полное отсутствие острых углов и колюще-режущих предметов. Тесная, без окон, палата со скудной обстановкой, закрывающаяся снаружи дверь и милая оранжевая пижамка.
Поддерживая руками тяжелую, словно чугунную, голову, Дэвид, сгорбившись, восседал на узкой кровати, мерно раскачиваясь взад-вперед. Что-то было не так, он чувствовал. Он не должен быть здесь, не сейчас. Раньше - быть может. Когда-то давно, в прошлой жизни. Ему снился сон. Поразительно реальный, удивительно яркий. Там он был свободен, все еще продолжал свою бесконечную борьбу, но был хозяином себе, ни от кого не зависел, даже был, верно, в каком-то смысле счастлив, пока... пока не случилось что? Хэллер замотал отчаянно головой, картины прошлого и настоящего накладывались друг на друга, реальность и вымысел смешивались в адский коктейль, и Дэвид был буквально парализован ощущением своей безнадежной беспомощности, неправильности происходящего.
Дверь тихонько отворилась, и в комнату вошла молоденькая миловидная медсестра в причудливом головном уборе и весьма смелом халатике на ладонь выше колен и с внушительным вырезом, фактически не оставляющим простора для воображения. Дэвид судорожно сглотнул, мысленно отметив, что к подбору персонала в больнице относятся весьма ответственно, ну, или шутки его воображения, порой, очень даже удаются.
- Мистер Хэллер, пора принимать лекарства. - Высоким, хорошо поставленным голоском пропела девушка, протягивая мутанту стаканчик с двумя таблетками внутри.
- Да, конечно. - Рассеянно покивал Дэвид, принимая из рук сестры стаканчик. - А... какой сегодня день?
- Прекрасный, мистер Хэллер! - С придыханием ответствовала девица и, на каблуках развернувшись, спешно ретировалась из палаты, оставив Дэвида наедине с ужасно невеселыми мыслями и парой разноцветных таблеток.
Еще бы не прекрасный. - Пристроив свой нехитрый наркотический завтрак в неглубокий карман пижамы, Дэвид поднялся с кровати и, упаковав ступни в мягкие тапочки, направился к выходу из палаты. Все происходящее было неправильным, неестественным, и Хэллер был полон решимости доказать себе это.

+2

3

- Да я это, я. Открывайся уже. Не нервируй меня с самого утра.
Датчик опознавания голоса мигнул зеленым, четыре створки круглой двери – господи, о чем они думали, когда делали ее круглой? – медленно ушли в пазы. Там, за порогом, как всегда царствовала тьма. Непроглядная, черная, пугающая. Там, в этой тьме, жили миллиарды людей – зал Церебро даже своей формой то ли намекал, то ли пародировал земной шар, и Чарльз…
И Чарльз иногда до дрожи боялся этого места. Этот страх был подсознательным и иррациональным – после Апокалипсиса смысла бояться больше не было. Но иногда Ксавьер все равно ловил себя на мысли о том, что… Что когда-нибудь голоса вернутся. Как в семидесятом году. Вернутся, и снова будет так больно, что не захочется жить. Но эти мысли он старательно глушил, заталкивал подальше, раз за разом прокручивая в своей голове слова «будущего себя». Выдерживать их боль и не ломаться… Жаль только, что «будущий он» ничего не сказал о том, как не сломаться, переживая свою собственную.
- Ну все. Хватит. Ты же не мальчик, чтобы бояться темноты. Ты же опытный телепат, Чарльз, для тебя ступеньки опаснее чужих мыслей.
Колеса коляски коснулись встроенных сенсоров давления – направляющие диоды тут же загорелись. Чарльзу это всегда напоминало взлетно-посадочную полосу, но он не просил Хэнка ничего менять. Дизайн и конструкция приборов были на его совести, и если Маккою хотелось сделать свои изобретения эффектными, то он не имел ничего против. У каждого из них были свои маленькие слабости. Слабости Хэнка по крайней мере сочетались с хорошим вкусом.
Чарльз приходил к Церебро каждое утро – Эрик шутил, что таким образом Ксавьер разминает мозги, в то время как остальные вынуждены страдать на стадионе. Чарльз только пожимал плечами – Эрику ни к чему было знать, зачем Чарльз это делает. Ну а сам Чарльз… Пожалуй, после Апокалипсиса и Морганы он все же страдал от легкой формы паранойи. К тому же никто не отменял рядового поиска новых учеников. Конечно, благодаря последним событиям Чарльз мог, поднапрягшись, и без Церебро обойтись. Только тесты показали, что это несколько опасно. Если Чарльз использовал свой разум на полную «мощность», чтобы, так сказать, на весь мира хватило, то в качестве последствий он получал неприятные побочные эффекты. Это вполне можно было пережить, но Хэнка сильно беспокоило давление Ксавьера. Ну а Чарльза раздражали постоянные запугивания инсультами – так что проще было надеть на голову шлем. И проще, и для нервов полезнее.
…Чарльз не успел подключиться к Церебро – по сознанию ударило раньше.
Я управляю собой.
Я управляю Легионом.

- Господи!
Руки дрожали – Ксавьер даже не сразу смог нажать нужную кнопку.
Нет-нет-нет
- Тише, парень. Держись. Я сейчас. Потерпи.
Было больно. Больно и тому, чьи мысли так отчетливо и ясно стучали сейчас в голове Чарльза. Было больно и тем, кто его окружал – отголоски их ощущений так или иначе касались сознания. По-хорошему, стоило бы попросту закрыться и целенаправленно искать мутанта, служащего «источником передачи». Но интуиция подсказывала Чарльзу, что этот случайный контакт обрывать ни в коем случае не следовало.
Чарльз привык доверять собственной интуиции.
Найти «управляющего Легионом» оказалось очень просто. Во-первых, Чарльз знал, кого он искал. Во-вторых, телепатов на Земле было ну очень мало. В-третьих, мутант так отчаянно пытался взять под контроль свои силы, что для Ксавьера был похож не на «лампочку», а чуть ли не на маяк.
И все же сначала Чарльзу пришлось заняться не мутантом, а его жертвами. К счастью, жертвами невольными – бедный парень сам был в ужасе от происходящего. Быстро вычислив подвергшихся его влиянию людей – к сожалению, двоих было не спасти – Чарльз проник в их сознания, выстроил защиту, стер память о последних минутах и отправил заниматься своими делами. Это было не очень сложно – будь воздействие направленным, пришлось бы несколько потрудиться и поиграть в ментальные войны.
- Интересно, кто ты…Так…Дэвид? Хорошо, Дэвид… Что же с тобой случилось?
Легкое прикосновение к разуму – чей-то мозг воспринимал это стуком в дверь, чей – то – звонком мобильного или письмом. Чарльз не решился сразу уходить глубже. Как телепат он знал, что это может быть не всегда приятно. К тому же молодой человек был крайне нестабилен. И Чарльз даже знал, почему.
Чертова магия. Проклятые магические всплески, вызывающие у псиоников и телепатов кучу проблем. К счастью, магический след уже таял. Вот только парень не спешил приходить в себя, и Чарльз все же решился «приоткрыть входную дверь».
- Господи…
Он уже видел такое. Совсем недавно видел.
Когда сидел в психушке. У своей соседки. У своей соседки, у которой в голове помимо нее самой жили еще две женщины и одна кошка.
- Бедный мальчик…
В такой ситуации было бесполезно просто сделать то, что нужно, и уйти. Здесь был необходим полноценный телепатический контакт.
«Дэвид. Дэвид, здравствуй. Меня зовут Чарльз, я телепат. И я хочу тебе помочь. Я знаю, как тебе помочь… Ты можешь впустить меня?»

+2

4

Напряженный, как струна, Дэвид медленно брел по коридору, настороженно озираясь, прислушиваясь к тому, что творится вокруг. А посмотреть было, на что. Двери в палаты здесь перемежались с соснами и елями, чьи истинные размеры терялись в стенах и потолке. Приятный хвойный аромат резко контрастировал с пронзительной стерильностью лекарственного духа. Людей покуда Дэвид не видел, но где-то впереди, неподалеку, судя по гулу голосов, явно кто-то был.
Странный коридор вывел мужчину на просторную, щедро залитую солнцем из ламп под высоким, небесного цвета, потолком, поляну с коротко остриженным газоном, небольшим прудиком посередине и множеством столов и стульев, расставленных как попало. Солнце светило ярко, по-летнему, однако было холодно, как в середине зимы, при каждом выдохе изо рта Хэллера вырывалось облачко пара и, образуясь в миниатюрных крылатых и копытных, исчезало в ненавязчиво-зеленых стенах комнаты-поляны. Посреди всего этого великолепия, высоко над прудом, в воздухе, висели крупные медные часы без циферблата, стрелки которых с отличной скоростью вертелись в разные стороны.
Было многолюдно. Доктора и пациенты привычно разыгрывали ежедневную драму среднестатистической психиатрической лечебницы, двое мужчин с ружьями, крадучись, выслеживали крупного оленя без глаз. Тот, едва не захлебываясь, хлебал из пруда, и вода из прозрачной обращалась в светло-розовую и все сильнее краснела при каждом глотке животного.
На вновь прибывшего никто не обратил внимания, люди всецело были поглощены собой, своими странными делами. И Дэвида это полностью устраивало. Цепко оглядываясь по сторонам, мужчина, грациозно лавируя между столиками, пошел сквозь поляну, стараясь никого не тревожить, обращать на себя как можно меньше внимания.
Два старичка, один лысый и на коляске, другой высокий и подтянутый, в шлеме, играли в поразительно реалистично выглядящие шахматы, изображающие людей в костюмах и повседневной одежде, ни один из которых не был похож на другого. На непредвзятый взгляд Хэллера, в поединке складывалась напряженная ничья. Чуть в стороне, у пруда, давешняя медсестра, жонглируя теми же пилюлями, коими только что потчевала Дэвида, скармливала их по одной сюрреально разжиревшему существу, которого человеком-то назвать язык бы не повернулся. Тот с забавными звуками заглатывал угощения и, бодро хлопая в ладоши, просил добавки. Таблетки не кончались.
Кто-то окликнул его по имени. Одаренный резко развернулся, нервно заозирался по сторонам. Но... нет. Окружающие все также игнорировали его, словно он был пустым местом. Хэллер беспокойно пригладил волосы, поморщился, как от зубной боли. Зов повторился, настойчивый, но в то же время успокаивающий. Некто просил впустить его, помочь... Впустить? Куда? В больницу? Он же простой пациент. Но этот некто назвал его по имени. Предложил свою помощь. Еще один больной? Добрый доктор? Или излишне мужественная медсестра? Есть лишь один способ выяснить.
Дэвид украдкой посмотрел направо, налево, прикрыл глаза. Ээ, войдите? Хэллер чувствовал себя невероятно глупо и, кажется, понял, почему оказался в таком месте. Но... стоп, что-то происходило.
Склонив по-совиному голову к плечу, Дэвид воззрился на полупрозрачный силуэт, что неспешно материализовывался перед ним. Это был невысокий молодой мужчина с открытым лицом и спокойным участливым взглядом. Что-то в нем было смутно знакомым Дэвиду, будто одаренный знал его когда-то давно, в прошлой жизни или, возможно, иной реальности. Один из его многочисленных докторов в бессчетных клиниках? Или воплощение всех представлений Хэллера о мозгоправах?
К истовому изумлению Дэвида, столь эпичное и внезапное появление на сцене нового действующего лица все также оставалось без внимания неблагодарной публики.
- Серьезно, и никого не интересует, откуда взялся здесь этот мужик? Люди, да что с вами? - Возмущенно возопил Хэллер. Но его продолжали игнорировать, лишь прожорливый толстяк продолжал гугукать, всхлипывать и тяжело сопеть, хватая на лету бесценные лакомства. Так и не дождавшись ответной реакции, Дэвид с подозрением уставился на материализовавшегося мужчину.
- Значит, Чарльз, да? - Обходя мужчину по широкой дуге, протянул мутант. - И меня ты знаешь. Новый врач-психиатр? - Дэвид остановился и театрально раскинул руки. - Что же, в таком случае добро пожаловать в наш дивный кошмар. Уверен, тебе здесь понравится.
Мужчина не без труда закончил фразу. Чарльз... Телепат-Чарльз. Чарльз. Нечто до боли знакомое, мгновенные вспышки, обрывки фраз, образов и эмоций. Сколь богатый спектр чувств от пары-то слов...
- Ты не врач. Мутант. - Внезапно даже для самого себя выдал Дэвид и продолжил куда менее уверенно. - Псионик. Как и я?.. Мы знакомы? - Хэллер сверлил мужчину тяжелым, требовательным взглядом. - И как ты можешь мне помочь?

Отредактировано David Haller (01-04-2017 15:21)

+2

5

Ээ, войдите?
- Благодарю.
Чарльз стоял перед странным строением, напоминающем огромный белый купол, сложенный из очень странных материалов. Здесь была и выбеленная солнцем галька, и светло-серое дерево, и перья, на вид абсолютно естественные, но на ощупь не менее твердые, чем камень. Кое-где купол был покрыт трещинами – старыми, с осыпавшимися краями, кое-как залепленными гипсом, и новыми, сшитыми хирургическими нитями, накрытыми марлевыми салфетками, скрепленными друг с другом пластырями.
Чарльз при всем своем желании не мог назвать эту конструкцию стандартным ментальным щитом. К этому делу приложило свои руки несколько человек – или несколько личностей? Ну а потом больной разум, видимо, раз за разом наслаивал поверх каркаса очередное нечто, воспринимаемое им как что-то, способное выполнять защитную функцию.
Шизофреник…
Чарльз даже не пытался угадать, что встретит там, внутри. Он просто подошел чуть ближе и начал рисовать пальцем дверь. Пару секунд ментальный щит сопротивлялся, но Чарльз строго напомнил о том, что ему разрешили войти. Появившаяся дверь тихо раскрылась, и Чарльз, поправив воротник рубашки и одернув рукава, решительно вошел внутрь.
Контакт налаживался медленно, но Чарльз никуда не спешил. Аккуратность, аккуратность и еще раз аккуратность. Любое его неверное движение, излишнее давление и тем более ментальное насилие могли привести к совершенно непредсказуемым последствиям. Безопаснее было позволить разуму Дэвида привыкнуть к чужому присутствию. Благо хоть разум молодого мутанта благодаря болезни был весьма пластичен.
- Значит, Чарльз, да? И меня ты знаешь. Новый врач-психиатр?  Что же, в таком случае добро пожаловать в наш дивный кошмар. Уверен, тебе здесь понравится.
Чарльз спокойно выдержал «осмотр» - его изучали, и имели на это полное право. Ну а у него самого было время осмотреться и прикинуть, с чем предстоит иметь дело. С какими личностями. С какими фобиями. С какими привычками и начальными установками.
- Ты не врач. Мутант. Псионик. Как и я?.. Мы знакомы?  И как ты можешь мне помочь?
- Именно так, псионик. И телепат. Мы не знакомы, Дэвид. Но я уже имел дело с подобными тебе… И я знаю, в чем причинам этого твоего состояния. Ты не против, если мы немного прогуляемся? Заодно поговорим, и ты решишь, хочешь ли помогать мне. И себе.
С этим мутантом явно работали другие телепаты, и изнутри это было заметно. Проникая чуть глубже в сознание Дэвида, Чарльз видел первоначальную структуру. Считывал изменения, внесенные болезнью, отмечал следы корректировки. К счастью, Дэвид знал о своем недуге и весьма плодотворно работал над собой – он не только поддерживал внесенные корректировки, но и создавал свои собственные.
Все было не так страшно. Все действительно было не так страшно.
Двое охотников – отец и сын. Чарльз знал, кто это.
- Они тут лишние, Дэвид. Ты не против, если они пойдут домой?
Охотники тоже были не против, и медленно растаяли под пристальным взглядом. Резко вскинул голову олень, повернулся на тихий посвист. Мотнул головой, недоверчиво расширил проступившие на морде глаза. Взбрыкнул, прыгнул вперед, прямо в алую воду, и пропал, так и не достигнув водной глади. По пруду пробежали круги, и вода приобрела свой первоначальный цвет.  Засуетились врачи, уводя пациентов.
- Я думаю, ему пока что тоже хватит. – Чарльз кивнул в сторону сюрреалистичного мужчины, медсестры и таблеток. – Пусть отдохнут…
Пропал и мужчина, и таблеки, и столики. Последними ушли двое, забрав с собой шахматы.
- А вот их я знаю. Это я в коляске. А второй – мой друг Эрик. Им здесь сейчас тем более не место… Вот. Так лучше, ты не находишь? – Чарльз укоризненно посмотрел на часы, покачал пальцем, и те, стушевавшись, пошли нормально. – Только у тебя здесь немного прохладно. Ты не мог бы захотеть, чтобы стало чуть теплее. А еще не хватает неба, солнца и деревьев. Настоящего леса. Ты ведь сейчас живешь в лесах Канады. Можешь показать мне, как там?
Переходить непосредственно к делу Чарльз не спешил. Нужно было узнать, насколько сейчас Дэвид управляет своим разумом и насколько готов идти на контакт. Его подсознание не противилось положительным изменениям, иначе бы Чарльзу не удалось так легко убрать все «лишние элементы». Но с сознанием такие манипуляции без инициативы Дэвида проводить было неразумно.
- Ты ведь можешь, не так ли? Ты ведь контролируешь себя…  и остальных? Кстати, где остальные? Надеюсь, в надежном месте? – смена личности или массовая истерия таинственного Легиона была бы очень не кстати.

+2

6

Дэвид зачарованно наблюдал за действиями неожиданного гостя. Реальность повиновалась мужчине, каждому его жесту и слову. Это было чудо. Как ребенку воочию лицезреть работу Санта-Клауса или Зубной Феи. Настоящее откровение, способное перевернуть мировоззрение. Или заставить тебя свихнуться окончательно.
- Это ведь не сон, да? Это реальность? - Не сдержавшись, восторженно воскликнул Хэллер, наблюдая за тем, как исчезают двое мужчин в камуфляже, в мгновение ока оправляется от страшного недуга рогатый зверь у пруда, становится прозрачной вода. Исчезли, словно их и не было, пациенты и доктора, оставив Дэвида наедине с Чарльзом. Последним пропал мужчина в коляске, и у Хэллера что-то кольнуло в сердце. Я его знаю. И оппонента тоже.
Не доверяй ему. Он не один из нас. Он враг. Он врет. Он желает нам вреда.

Дэвид смотрел на Чарльза со смесью восхищения, настороженности и раздражения. То, что умел телепат, поражало, однако деформация действительности вполне способна спутать сознание и стабильного ментально, не то что неподготовленного человека, к тому же, пациента психиатрической лечебницы. Хэллер был растерян, и единственное, что точно понимал в сложившейся ситуации - ему совершенно не нравилось это чувство. В черепе свербело, пульсировало, чесалось, словно вместо мозгов у Дэвида был муравейник, каждый из обитателей которого чего-то хотел от Хэллера, имел свои взгляды на все происходящее и не стеснялся делиться, безусловно, бесценным мнением об окружающем мире с мутантом.
Незнакомец с первого взгляда необъяснимым образом вызывал симпатию. Ему хотелось верить. Чарльз, спокойный и уверенный, казался, честным, душевным и отзывчивым человеком, искренне заинтересованным в помощи ближнему... но Дэвида отчего-то близость столь приятного товарища не успокаивала, а даже, скорее, наоборот, действовала на нервы. Вероятнее всего, правда, подобные переживания в первую очередь были вызваны только что произошедшей демонстрацией невероятных способностей, лицезрением неуместно сюрреальных картин, темными пятнами в памяти, сомнениями в реальности происходящего и неопределенностью, неуверенностью в здравости собственного сознания.
Однако ничего плохого ему Чарльз доселе не делал и в ближайшем будущем вроде не собирался, а посему Дэвид, пусть и не без труда, но сдерживался и, изо всех сил пытаясь мыслить логично и трезво, продолжал чинно беседовать с гостем.
- Серьезно, ты хочешь, чтобы я изменил это место? - Хэллер бросил на нового знакомого скептический взгляд. - А ты большой затейник, Чарльз. Но... будь по-твоему, я попытаюсь.
Не доверяю ему. Он не один из нас. Он враг. Он врет. Он желает нам вреда.
Дэвид попытался сосредоточиться. Задышал глубоко и редко, демонстративно похрустел суставами шеи и пальцев и, чувствуя себя донельзя глупо, зажмурился.
В небе солнце. Оно светит ярко и мягко. Теплый ветерок. И эти сводящие с ума чистые ароматы хвои и смолы, полянка посреди леса. Высокие ели и сосны вокруг плотной стеной. На полянке крепкий сруб с высоким крыльцом и просторной верандой.
Мутанту даже не пришлось выяснять, богатое ли у него воображение, образы в голове всплывали один за другим, будто ожидая, когда к ним обратятся. И это было правильно, естественно, органично. Дэвид открыл глаза, уже зная, что предстанет перед ним и ясно осознавая, что от увиденного ему станет гораздо легче. Словно кусочек мозаики, так долго лишенный своего места, наконец пришелся к месту в общей картине.
Так и было. Больничных палат с их ирреальной химерической начинкой более не существовало. Они остались в прошлом, фантазиях и кошмарах. Дэвид снова был дома. Провинция Манитоба, Канада. Он здесь уже более трех месяцев. Его зовут Дэвид Хэллер, и он мутант. Весьма опасный и психически неустойчивый к тому же, из-за чего и обретается за тридевять земель от ближайшего населенного пункта.
Что-то произошло. Нечто ужасное и непостежимо колоссальное. Он потерял контроль. И, к сожалению, был весьма далек от его восстановления. Но хоть память вернул, что уже радовало. Да и долгие тренировки на свежем воздухе оказались не лишними, раз многочисленные субперсоны еще не разрывали на части его сознание и физическое тело.
Не доверяю ему. Он не один из нас. Он враг. Он врет. Он желает нам вреда.
Кстати, насчет памяти. Дэвид посмотрел на нового знакомого более осмысленным взглядом.
- Полагаю, часть сбежала и теперь бродит в глубинах моего подсознания, дожидаясь удобного момента для атаки. Буду настороже, выслежу и заточу обратно. Хотя знаешь... так могла сказать любая из моих личностей, приняв облик Дэвида Хэллера в его же сознании. Природная терапия, уединение и воздержание не очень-то и действует. Вынужден признать, удачным мой эксперимент вряд ли можно назвать. Как бы я не старался, при сильных потрясениях возможно все, вплоть до катастрофы вселенского масштаба. - Одаренный невесело усмехнулся.- Впрочем, тебе это и так должно быть прекрасно известно, не так ли... Чарльз?
Дэвид небрежно повел рукой, и подле собеседников появились удобные дубовые кресла, отделанные мягкой черной кожей. Усаживаться, однако, мутант не спешил, гипнотизируя нового знакомого тяжелым подозрительным взглядом.
Не доверяй ему. Он не один из нас. Он враг. Он врет. Он желает нам вреда. Не доверяй!
Хэллер глубоко вдохнул и медленно выдохнул, сжал кулаки с такой силой, что ногти едва не проткнули кожу.
- Чарльз... Ты мне очень помог, и я невероятно благодарен. Ты странным, непостежимым образом вызываешь доверие и, насколько я могу судить, искренне заботишься обо мне и моем состоянии. И именно поэтому, прежде чем вышвырнуть тебя из своей головы, а после найти и подискутировать тет-а-тет в физической оболочке, я спрошу: кто ты? Я знаю Чарльза Ксавье. Он изрядно лыс, в возрасте, ездит на инвалидном кресле и всю свою жизнь наставляет юных мутантов, дает многим из них смысл жизни. А еще - он мой отец.

Отредактировано David Haller (03-04-2017 01:19)

+2

7

- Это ведь не сон, да? Это реальность?
- Это твоя реальность, Дэвид. Твой разум. – Чарльз несмело улыбнулся. Дэвиду могли не понравится такие манипуляции, поэтому он посчитал нужным сразу же все объяснить. – Ты сказал, что это твой кошмар. Но если заглянуть чуть глубже, можно увидеть тебя настоящего. Разум, лишенный кошмара. И он прекрасен, Дэвид. Я просто немного помог тебе сделать все так, как нужно.
Дэвид волновался. Он не понимал, что происходит. Еще не до конца осознавал, где все это происходит. И не доверял – теперь не доверял чуть сильнее, чем раньше. Оно и понятно – кто-то пришел в твою голову, что-то делает, что-то говорит, еще и просит о чем-то. Но парень старался держаться, пытался делить реальность и картины, порожденные своим больным сознанием. И пока что у него получалось.
В ситуация Дэвида подобный самоконтроль вызывал огромное уважение, и Чарльз не стеснялся делиться с мутантом своими эмоциями и поверхностными мыслями.
Невероятно. Молодец. Он отлично со всем справляется.
Чарльз просто подтолкнул Дэвида в нужном направлении. Не сказать, что это была целенаправленная проверка, но Чарльзу было очень важно знать, дотерпит ли Дэвид до их встречи в реальности. Ксавьер уже телепатически связался с Хэнком и попросил его подготовить Blackbird. Но улететь, не убедившись, что Дэвид не навредит себе и окружающим, Чарльз не мог.
Великолепно! Просто потрясающе.
- У тебя очень красивый разум, Дэвид.
Чарльз огляделся и с удовольствием отметил, что картинка у Хэллера получилась крайне реалистичной. Он воссоздал даже ощущение легкого ветра, запах хвои и нагревшегося на солнце дерева. Чарльз был уверен, что если он сорвет травинку и разотрет ее в пальцах, то почувствует аромат свежей травы.
- Согласись, что так гораздо приятнее.
Конечно же, Чарльзу очень хотелось попасть в дом. Посмотреть, что там и как. Узнать, что и кто дорог эту молодому человеку, какие у него интересы, вкусы, пристрастия. Детали многое могли сказать о человеке. Особенно детали, которые человек воссоздает в своем разуме. Но проситься внутрь Чарльз не стал. Образ дома – это как последний бункер, защищенное место, где можно скрыться от любых бед и напастей. Туда приводишь только тех, кого хочешь защитить, уберечь, сохранить в своей памяти.
Чарльзу там было не место. По крайней мере пока.
- Природная терапия хорошо на тебя влияет. Но вот уединение полезно в разумных пределах. Если слишком долго быть одному, то потребность в общении делает остальных в твоем сознании сильнее. Ну а сейчас, когда в мире происходят такие серьезные изменения, это попросту опасно. Каждому нужен кто-то рядом, кто может поддержать и помочь.
Церебро преобразовал сигнал – коротка строчка. Полное имя. Возраст. Способность. Координаты текущего местоположения.
Мне так жаль, что такого человека сейчас нет с тобой рядом. Ты так усердно борешься со своим недугом, ты так стараешься… Ты не должен быть один, особенно в такое время.
- …Я знаю Чарльза Ксавье. Он изрядно лыс, в возрасте, ездит на инвалидном кресле и всю свою жизнь наставляет юных мутантов, дает многим из них смысл жизни. А еще - он мой отец.
-… Что?
А вот это было… Чарльз не был к этому готов. Совершенно. Он настолько растерялся, что даже Церебро обеспокоенно запищал, регистрируя полный сумбур в сознании своего «пользователя». Чарльзу потребовалось несколько долгих минут, чтобы взять себя в руки.
- Так… Чарльз Фрэнсис Ксавьер. Телепат омега-уровня, возраст – семьдесят шесть лет. Паралитик. У него своя школа. Впервые он открыл ее в тысяча девятьсот шестьдесят втором году. Потом школа закрылась, и ее вновь открыли в семьдесят третьем. В восемьдесят третьем году школа была разрушена – в тот год пришел Апокалипсис… Все было хорошо, - Чарльз подошел чуть ближе, уже гораздо более пристально рассматривая Дэвида. Теперь в глазах помимо изрядного волнения и какой-то затаенной тоски читался явный личный интерес. – Но в две тысячи пятнадцатом году в результате действий Ванды и Морганы на фоне магического сбоя произошло… Нечто странное. Часть людей из восемьдесят третьего года попала в две тысячи пятнадцатый, заменив себя же в настоящем… В том числе и Чарльз Ксавьер.
Чарльз подошел еще ближе, почти вплотную. Протянул руку.
- Можно?
Ксавьер аккуратно коснулся пальцами лица Дэвида, потом чуть осмелел и на секунду прижал ладонь к его щеке. И сразу же убрал руки.
- Боже… Значит, если бы не эти магические перемещения, у меня… лет через пять… родился бы сын. Невероятно. У меня есть сын, - Чарльз поспешно смахнул набежавшие на глаза слезы.
Он никогда не думал о своих собственных детях. У него была школа, ученики. У него были Люди Икс. И ему всегда казалось, что этого ему хватит на всю жизнь. Он даже не думал о том, что новость о родном ребенке вызовет у него настолько сильные эмоции.
Родной ребенок. Он и не мечтал об этом.
Мутант - шизофреник. Ну и пусть. Все равно это родной ребенок.
Теперь все это стало гораздо более личным. Теперь Чарльзу еще сильнее хотелось его увидеть. И плевать, что это был не совсем его ребенок – его будущее изменилось, как ни крути. Но это был сын Чарльза этого времени – значит, все равно родной.
- Я – Чарльз Ксавьер, Дэвид. Мне сорок три года. Я попал в этот год из тысяча восемьдесят третьего. И сейчас я выйду из твоей головы и немедленно вылетаю к тебе. Я хочу тебя увидеть. Ты не против, Дэвид?
Скажи, что ты не против.
- Ты дождешься меня?

+2

8

Наверное, мужчина говорил правильные вещи. Дэвид провел эксперимент, и, кажется, тот зашел в тупик. По большому счету, последние три месяца не пропали даром, даже на пользу пошли Хэллеру, он укрепил контроль над разумом и мог обращаться к большинству способностей, не боясь в очередной раз повредиться рассудком, однако так дальше продолжаться не могло. Пожалуй, Чарльз действительно был прав. Каждому нужна поддержка и опора. И просто собеседник или даже друг. Закрываясь, отрешаясь от действительности и своих социальных потребностей, Дэвид лишний раз испытывал на прочность свое сознание. Он топтался на месте, достигнув определенных успехов, но при этом успешно ликвидировав их собственным же упрямством и самоотверженной недальновидностью.
Запертый в своем тесном, но уютном мирке, Дэвид имел весьма смутные представления о событиях, что упомянул мужчина, и о людях, за них ответственных но некие возмущения в последние несколько месяцев чувствовал и он. Ткань реальности истончалась, узор менялся, приводя к изменениям вроде тех, о которых сказал Чарльз. И, кажется, Хэллер понял, что за знание хотел донести до него мужчина. Он ожидал, чего угодно: отрицания, попыток убеждения, даже к ментальной атаке был готов. Но явно не к этому. Этого попросту не могло быть.
Хэллер вздрогнул, почувствовав ладонь Чарльза на своей щеке. Сейчас Чарльз и Дэвид были особенно друг на друга похожи. В глубоком шоке одаренные замерли друг напротив друга. Кажется, Чарльз плакал. А Дэвид... Дэвид был растерян, обескуражен и опустошен, но в то же время испытывал невероятный душевный подъем, его буквально распирало. Он абсолютно точно знал, что то, что еще не сказал вслух его собеседник, правда. Поразительно. Немыслимо. Непостежимо. В какой-то момент мутант понял даже, что более не слышит никогда доселе не оставлявших его наедине с собой голосов. Как мило с их стороны - тактично оставить Хэллера в покое в столь личный момент.
- О... о-отец? - Хрипло выдавил одаренный. Что мне делать, Чарльз?.. Папа! Как себя вести? Обнять тебя? Проигнорировать? Недоверчиво рассмеяться в лицо? - Я... нет, конечно, нет, в смысле, да я дождусь. Дождусь...
Чарльз исчез, оставив Хэллера в полнейшем смятении.
Дэвид очнулся. Все та же поляна в лесу. Середина зимы. Опостылевший дом и деформированные деревья вокруг. Казалось, а в реальном мире скорее всего так и было, мутант покинул это место мгновение назад, но событий за это время в его сознании произошло куда больше, чем была способна принять нездоровая психика Хэллера.
Одаренный, пошатываясь, поднялся на ноги. Дэвид был весь в поту, его слегка подташнивало, во рту пересохло, голова болела с такой силой, словно из черепа одновременно норовили выбраться все его бесчисленные личности.
Прекрасно понимая, что еще слишком рано, и Чарльз вряд ли даже из Школы вылетел, Хэллер, тем не менее, запрокинул голову, слезящимися глазами гипнотизируя пасмурное небо. Мир изменился, и ничего более не будет по-прежнему. Пошатнулся один из основополагающих столпов жизни Дэвида. Тот, кому он безговорочно доверял, даже боготворил и искренне любил... его не стало? Но так ли это? А что же Чарльз? Ведь это он. Не внешне, конечно. Мутант прикрыл глаза, чувствуя, как стылый воздух холодит мокрую от пота кожу. Пошатнувшись, счел за лучшее вновь приземлить свою пятую точку на мерзлую почву.
Боже, как же я устал. Рассуждения, размышления, пространные беседы и масштабные конфликты с самим собой. Так и свихнуться недолго. Отец, ты мне нужен, как никогда... потому что тебя уже нет.
- Ты ошибаешься, мальчик мой, я здесь и всегда буду рядом.
И верно. Он и впрямь был здесь. Тепло, ободряюще улыбался, сидя в коляске подле сына. Такой живой, естественный, реальный. Так кто же из них плод моего больного воображения? Чарльз из прошлого, мой ровесник, обрадованно изумленный фактом, что у него есть сын, к созданию которого он не причастен? Или Ксавье настоящего, мудрый и рассудительный, столь долго пробиравшийся к искалеченному сознанию сына? Быть может, они оба? Или никто из них? Не мог же я выдумать отца? Или... Дэвид спрятал лицо в ладонях, с яростью протер глаза. Ну что за чушь! Нет, все-таки Чарльз однозначно был прав - недостаток реального общения не лучшим образом воздействовал на разум мутанта. И это еще мягко сказано.
Секунды нудно тянулись, как прилипшая к подошве ботинка жвачка. Минуты складывались в часы, кутался в густые сумерки лес. Дэвид уже начал было подозревать, что все произошедшее ему приснилось, или же он в очередной раз галлюцинировал, как неподалеку, над верхушками ближайших искаженных деревьев, едва слышно зарокотали двигатели.
- Я дождался тебя... - Отец? Чарльз? Мистер Ксавье? - Полагаю, нам многое надо обсудить. - Несмотря на все его старания, голос Хэллера дрожал даже при телепатическом общении.

Отредактировано David Haller (05-04-2017 23:13)

+1

9

Чарльз не мог прийти в себя.
Ладони, сжимавшие шлем Церебро, дрожали так сильно. Чарльз не отражал, с какой силой вцепился в  шлем – до боли в суставах в суставах пальцев, до сломанных ногтей. Казалось, что стоит его отпустить, и все исчезнет. И тоненькая до звона натянутая струна, связывающая его сознание с сознанием Дэвида, с громким треньканьем порвется, стеганет прямо по лицу.
Чарльз понимал, что это глупо. Чарльз понимал, насколько это глупо – он умел отличать иллюзию от реальности. Но эта самая реальность в который раз вставала с ног на голову, выбивала почву из-под ног, заставляя Чарльза в приступе паники до крови закусывать нижнюю губу.
У Ксавьера был сын. Сын, о котором не знали иксмены. Сын, о котором он никогда не говорил и не упоминал в своих записях.  Почему? Точно не из-за болезни – в этом Чарльз был уверен. Так почему? Кого защищал будущий он – своих учеников или своего сына? Или он просто тоже не сразу узнал, что у него был сын? Вопросов было много, а задать их было как назло некому. Не у Дэвида же спрашивать… Это могло бы причинить ему боль –внезапно помолодевший отец, который ничего о нем не знает и ничего не помнит. И если для учеников Чарльз все же смог стать Профессором, которого они любили, которому доверяли и к которому прислушивались, то для сына… Сможет ли? Да и захочет ли Дэвид доверять ему такому? Практически своему ровеснику.
Опомнился Чарльз только тогда, когда пол едва ощутимо задрожал от гула разогреваемых двигателей Blackbird.
… Он никого не взял с собой. Ничего не объяснил, просто сказал, что ему очень нужно. Сам сел за штурвал, сам проложил маршрут. И сидел, гипнотизируя взглядом маленькую зеленую точку на экране. Точка ползла преступно медленно – Чарльзу казалось, что он стоит на месте. Менялись цифры на часах – Чарльз мысленно проговаривал каждую, будто это могло ускорить его встречу с сыном.
О том, как себя вести, что говорить, что делать, он даже думать боялся. Сердце билось, как сумасшедшее, а в голове раз за разом прокручивалось произнесенное Дэвидом «дождусь».
«Дождусь».
Еще один час.
«Я скоро. Я совсем скоро»
«Дождусь»

Какой была их первая встреча? Как вел себя тот старый, умудренный жизненным опытом, стойко переносящий любое испытание Ксавьер? Так же как и сам Чарльз не мог сдержать эмоций и плакал или же просто улыбнулся спокойно и немного устало, как каждый день улыбался Чарльзу с развешанных на стенах фотографий? Боялся ли он первой встречи? Старался ли быть для сына примером? Смог ли стать Дэвиду настоящим отцом или хотя бы наставником и другом?
Какой будет их первая встреча? Что делать? Соблюдать дистанцию и дать право первого шага Дэвиду? Или просто обнять его? Чарльз не знал, имел ли право говорить Дэвиду, что он – его отец, потому что технически это было не совсем верно. Он ведь и так получил от этого времени так много бесценных подарков. Институт. Команда… И вот Дэвид… только разве Чарльз это все уже заслужил?
Самолет Чарльз посадил непосредственно на поляне перед тем самым домом, который видел в сознании Дэвида. Больше было попросту негде садиться.
«Я дождался тебя...   Полагаю, нам многое надо обсудить.»
«Я… Сейчас… Дай мне минуту. Сейчас выйду»

Телепатический голос Чарльза дрожал не меньше, чем голос Дэвида.
В этот момент Чарльз особенно сильно ненавидел свою физическую неполноценность. Возможности поставить кресло на место пилота не было – пришлось  выбираться из пилотского и ползти невероятно длинные два метра до коляски. И, судорожно цепляясь за подлокотники и спинку, подтягивать непослушное тело.
Снаружи было холодно. Гораздо холоднее, чем в Уэстчестере – промерзшая земля похрустывала под колесами, а легкий ветер сразу же начал морозить кожу. Чарльз действительно не утруждал себя сборами – полетел как есть. Растрепанный, немного небритый, с искусанными губами и залегшими тенями под глазами. В домашних легких штанах (еще и помявшихся во время перелета), тонкой хлопковой рубашке и тапочках. Тапочках! Если бы Чарльз не был так взволнован, ему было бы стыдно за свой внешний вид. Ужасно стыдно. Его проекция в сознании Дэвида явно выглядела более солидно и привлекательно, да еще и сама ходила, а не на коляске рассекала. Но в конце концов, он отправился к Церебро ранним утром, когда студенты еще спали. Обычно Чарльз успевал вернуться к себе, переодевался и завтракал. А тут… Сколько он, получается, провел времени в чужом сознании? А ведь казалось, что от силы пару минут…
Чарльз так и не придумал, что сказать Дэвиду. Впрочем, если бы и придумал, то зря старался бы. Потому что слова пришли сами собой, и явно не те, на которые Чарльз рассчитывал.
- Боже, Дэвид! Ты что, все это время здесь сидел?! Да ты же уже синий весь! – Дэвид выглядел не просто замерзшим – его даже снегом припорошить успело, а волосы от горячего дыхания покрылись инеем. – Ты же заболеешь! Немедленно в дом!
Чарльз и сам не понял, как преодолел разделяющее их расстояние. Как без особых раздумий обхватил горячими пальцами ледяную ладонь, как потянул в сторону дома. Опомнился он только тогда, когда колеса коляски уперлись в первую ступеньку крыльца.
Ступенек было немного, но и они на данный момент представляли собой серьезное препятствие. Однако помимо ступенек имелся в наличии и настил из досок. Как раз по ширине инвалидной коляски. Правда, выглядел он  неиспользованным – наверное, Ксавьер ни разу здесь не был. Но явно планировал, иначе зачем бы кто-то озаботился этим подобием пандуса. 
Руку Дэвида Чарльз отпустил только тогда, когда они оказались перед дверью дома. И то отпустил неохотно.
Все же это был чужой дом.
- Ты… Не против, если я тоже войду?

Отредактировано Charles Xavier (07-04-2017 01:38)

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » [15. 01. 2016] Mind's Eye


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC