04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » [05.01.2016] Горька участь тех, кто не умеет летать


[05.01.2016] Горька участь тех, кто не умеет летать

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[Горька участь тех, кто не умеет летать]

⊗ ⊗ ⊗
http://i.imgur.com/pAAqFeM.gif http://i.imgur.com/jWCqShN.gif

информация

Где: Башня Старка, спальня Старка
когда: глубока ночь

Кто:  Morgan le Fay & Tony Stark
предупреждения: Местами очень страшно

и с т о р и я
Однажды ты просыпаешься в своей постели, в затемненной комнате, но не один. Одиночество вообще штука мифическая, потому что есть ведьма Моргана, ее цели и планы, ее Хоуп и есть Тони, который яро не согласен с пунктом "ее Хоуп" и вообще, планы тоже у ведьмы так себе. Немного магического вмешательства, немного язвительности, поиски штанов, остальных частей гардероба, кто кого переупрямит и прочая неведомая фигня, которая происходит по ночам с теми, кто спит в своей постели.

+2

2

Она ходит по комнате, словно разъярённый хищник, запертый в своей клетке. Моргана нервно выдыхает, злость сковывает ее изнутри - магия не хочет подчиняться так, как надо, но ещё есть возможность контроля, пока ещё немного есть. А ее грехи, ее любовь, лучшее создание, хотят забрать, лишить ее своих детей, которых Ле Фей оберегает от и до. Этот план был разработан бесконечно давно, и ведьма знает обо всех нюансах, мысленно она была готова к каждому происходящему моменту, но все равно ощущать это в полной мере - просто невыносимо. Ведьма повела плечами, бросая быстрый взгляд в чашу, где мужчина, под взором которого смущались даже самые раскованные, под его ладонями плавились даже самые снежные королевы, он был едва ли не в отчаянии. Искал, ждал, звал, надеялся, его непреодолимое желание знать и докапываться до истины вызывало в Моргане едва ли не восхищение, и ведьма, улыбаясь уголком губ, поднимая их в дрожащем и неверном движении, понимает, что кому-то уже необходимо познакомиться с ней. Боится ли она прийти к Энтони Старку, без стука проникая в апартаменты, не думая о последствиях - этого в плане точно не было; абсолютно и совершенно точно, но так хотелось его увидеть, поиграть на таких стальных, и одновременно с этим, хрупких нервах. Он ложится спать и слышит голоса в тиши своей огромной комнаты; ему чудится в складках тяжёлых портьер, будто чей-то смех запутался, и дразнит, как девчонка. Моргана уже в комнате, она бесшумно передвигается от места к месту, и это именно ее смех, такой густой, манящий, почти, как сладкий яд, нервирует Старка, хотя казалось бы, что может вообще его нервировать?

Ле Фей парит над перилами, на балконе, мягко приземляется на них, поднимая голову к мрачному небу, с которого хлопьями сыплется снег, попадая на щёки, нос, касаясь алых губ, моментально тая. Моргана облизывает губы, пробуя на вкус отравленный выхлопными газами, ядами большого города, снег. Он почти безвкусный, если бы не горьковатый оттенок в самом конце, почти, как у этой истории. Ле Фей ловко спрыгнула с перил, босые ноги коснулись холодного мрамора, покрытого тонким слоем снега, двери балкона мягко распахнулись под натиском фиолетовых нитей магии, что оплетали ее, словно плющ. Порыв ветра распахнул их шире, но мужчине, раскинувшийся на большой кровати - не проснулся, лишь натянул на себя плотнее одеяло, и нахмурился во сне. Моргана растянула губы в довольной улыбке, она отметила про себя, что Старк и впрямь так же привлекателен, как это было раньше, или как об этом думают многие дамы, что его окружают. Ну, что же, сегодня она покажет ему, что такое настоящая женщина, которая устанавливает свои правила, но делает это так изящно...

Моргана опустилась на кровать, ее платье многослойно, но легко, от лавандового оттенка к почти чёрному, каждый слой прозрачен и мягок наощупь. Ткань оплетает молочную кожу бёдер, что сверкает в высоких разрезах по бокам платья, грудь едва прикрыта, ткань столь вальяжно скользит по ней, почти обнажая. Моргана легла рядом с Тони, вытягиваясь вдоль его тела, подпирая ладонью голову, упираясь костяшками в подбородок. Свободной рукой Ле Фей провела по щеке Старка, по его хмурым морщинкам, стирая их. Мужчина во сне неровно выдохнул, до этого напряжённый, и тут же расслабился, и на его губах появилась едва заметная улыбка.
- Какой милый мальчик... Конечно, не такой, как мой, но все же... - ведьма едва сдержала лёгкий смешок, ведя прохладным пальцем по приоткрытым губам легендарного Железного Человека, интересно, а он догадывался, что к нему можно прийти в гости без звонка, предварительной записи и мучений? Тони заворочался во сне, даже немного заворчал, переворачиваясь на бок, и оказываясь лицом к лицу с ведьмой, на губах которой играла задорная улыбка. Старк медленно открыл глаза, встречаясь взглядом с волшебницей, и даже не смог пошевелиться, когда к его губам прикоснулся тонкий указательный палец.
- Тшшш, не паникуй! Ты же искал меня, и вот я пришла к тебе лично. Увидеть воочию того, кто так упорно роет носом землю, не в силах остановиться, пытается все что-то найти, - Моргана хихикнула, убирая палец от Тони, в глазах которого можно было прочесть тысячу и одну эмоции. В комнате совсем не было звуков, будто бы она в один миг стала изолирована от внешнего мира. Ведьма все также лежала на боку, подпирая ладонью щеку, и продолжала улыбаться. – Привет, То-о-о-о-о-они. Как дела? Как спалось? Как Хоуп?.. Я так давно не видела лично мою любимую девочку, а хотя нет…Вру. Буквально недавно с ней встречалась, но уже соскучилась. Как дела в мире? Ну, что же ты молчишь, как воды в рот набрал! – Моргана села на постели, обиженно надув губы, а потом словно что-то вспомнив легонько ударила себя по лбу ладошкой. – Точно! – Два паса рукой, и Старк вновь обрел способность говорить, вот только сам он знает о чем, или нет?

+4

3

Он спит, чаще всего без сновидений, измотанный работой и всей той ерундой, что занимает каждый его день. В комнате как правило темно и тихо, Тони не любитель светопредставлений в своей спальне, все почти по-спартански, все только самое нужно. Он приходит сюда, когда сил не остается, когда все на что его хватает, это упасть в подушку и выключится.
Долгие дни он тратит на то, чтобы понять, вычислить, найти Хоуп обратно. Чтобы вернуть ее домой. Он разгребает весь тот ад, что они вдвоем устроили в парке, разгребает покадрово, расчищает в своей голове место для каждой жертвы, инспектирует самого себя, опасаясь то ли, что сам выйдет из-под контроля, то ли что в нем снова проснется нечто ему неподвластное. Тони загружает себя работой, отчаянно сражаясь с внутренним страхом – что он точно так же, исчезнет где-то, растворится и чудовище внутри поднимет голову.

Поэтому, наверное, поэтому, сон его чуток, ресницы подрагивают, а дыхание то и дело сбивается. Наверное, поэтому, в его снах сейчас неразбериха и тихий, томный, тягучий смех, который тащит к поверхности, заставляет искать опасность в своем окружении. Наверное, только поэтому он все еще спит, не ощущая чужого присутствия, не понимая, что в комнате он уже не один.

Он не чувствует ветра, не чувствует даже холода в плотном коконе одеяла. Не просыпаясь натягивает его повыше, укрывая плечи и морщится, что-то не так. Но сон крепок, усталость берет свое, он не может вырваться из плена, смех тянет куда-то на глубину, не отпускает, очаровывает и Тони поддается, подбираясь во сне все ближе. Ближе к чему он и сам не знает, и нужно ли ему ближе? И стоит ли? Но что-то ведь тащит вперед, не так ли. Что-то, чему так легко поддаваться.

Тони вздрагивает, то ли от холода, то ли от прикосновений, вздрагивает и ворочается на кровати, пытаясь найти более удобное место, чтобы доспать. Только чужое присутствие становится ощутимей и мягкий голос во снах уже не перебивает ни холода, ни чужих рук. И вроде бы ему не привыкать к чужим в своей постели… глаза он распахивает быстрей, чем успевает додумать эту мысль.

Подскочить на постели он не смог, только мысли в панике взметнулись в разные стороны. Кто она? Откуда она? Что она здесь? Ах, да Хоуп, Хоуп. Спасительное имя, всегда его вытаскивает, даже если не подходящее время и место. Да, искал. Если честно, говорить хочется так, что аж зубы сводит, но у него вообще весь организм сводит, а ведьма улыбается. «Красивая, заррааза», - думает Тони и дальше ругается матом, на Фрайдей, на тишину в комнате, на магию, проклятую, вездесущую магию. Только ругается молча, не издавая ни звука.
Страха тоже нет, страх вообще последнее, о чем он думает. Нет, не последнее, последнее это то, что балкон вроде бы все так же распахнут.
Два паса рукой и горло вроде как отпускает из тисков.

- Какого? А нет, стоп, стоп, - он машет руками, выпростав их из одеяла, - вы, нет ты, ты видела Хоуп. Где, когда, как? И что, твоя девочка? Фрайдей, Фрайдей черт тебя возьми, уточни мне, есть ли у нас что-то что сотрет эту проклятую картинку из моей головы? Господи, сколько надо выпить, чтобы такое глючилось постоянно? Не отвечай, честное слово, даже знать не хочу, может быть опасно для психики и не только моей.

Фрайдей не откликается, в общем-то вполне ожидаемо, но все равно не приятно. Валятся в кровати, даже со столь красивой женщиной он не собирается, не сейчас, не когда в голове тысяча и один вопрос, а дама то ли одета, то ли красиво раздета. Взгляд нет-нет да соскальзывает на этот новый фасон платья, если бы женщины такое носили, половина мужского населения вымерло бы.

Кутаться в одеяло сейчас тоже кажется глупым, поэтому Тони выползает из постели так, в чем лег, как говорится, штаны валяются где-то под креслом, это он отчетливо помнит, поэтому хотя бы это на себя натягивает. В одежде ему становится чуть лучше, легче воспринимать реальность. Мир все равно кажется слишком тихим, ноги на полу мерзнут, и он морщится, вспоминая, что так и не доработал ту штуку с отоплением. Фрайдей не отзывается, женщина на постели кажется с каждым мигом все реальней, и он только тут понимает, что гостью в дом он не звал. В общем-то не просто не звал, он даже не знает ее, ни кто она, ни откуда, ни почему валяется здесь, как на пляже или у себя дома.

- Вопрос покажется крайне глупым, честное слово, мне заранее хочется открестится от него и сказать, что я не такой. Но ты кто? – Получается почти смешно, только Тони не смеется. – Откуда? Как сюда пробралась? Черт, если ты сюда пробралась в этом, - он машет рукой в сторону платья, - то мне надо серьезно пересмотреть систему охраны, если честно, мне в любом случае нужно ее пересмотреть, потому что я не ждал гостей. Ну если только Хоуп. Хоуп было бы прекрасно повидать. Так где она говоришь?

+4

4

Моргана располагается на кровати, вытягиваясь во весь свой немаленький рост, ее ноги бесконечны, ее фигура – это сплошные чувственные изгибы, едва скрытые под тонкой тканью платья. Моргана томная и красивая, смотрит с ласковой улыбкой, относясь к Тони с некоторой долей снисходительности, как королева смотрит на очередного фаворита, выгоняя его из своей постели. Томный вздох спускается с губ Морганы, когда она внимательно наблюдает за ничего не понимающим Старком. Если честно, то это откровенно ее забавляет, его непонимание, растеряность, даже некоторый шок. И от этого Ле Фей хихикает, утыкаясь носом в подушку, постепенно хихикание перерастает в откровенный смех, сдержать который ведьма уже не в силах.

- Святая богиня, ты такой смешной, Тони, ты даже не представляешь!
– Она устраивается поудобнее на подушках, отчего полы платья расходятся до такой степени, что почти открывают факт отсутствия нижнего белья на вульгарной ведьме. Она этого ни капли не стыдится, продолжая насмехаться над всемогущим Энтони Старком, Железным человеком. Его искренняя забота о Хоуп вызывает вздох умиления, и Моргана на мгновение даже хочет потрепать мальчика по плечу, но сдерживается, это его окончательно добьет.
- Давай обо всем по порядку, - Моргана перехватывает Тони за руку так, что он не может ей сопротивляться, и ведет его ладонью по своему бедру, - во-первых, я не твоя пьяная галлюцинация, я настоящая, из плоти и крови. Правда, я несколько старше, чем выгляжу, - ведьма кокетливо улыбается, и тут же отшвыривает Старка от себя, всего лишь одним движением руки. – Во-вторых, я действительно видела Хоуп совсем недавно, и, да, Тони, она моя девочка, а не твоя. Можешь забыть о ней, я тебе это настоятельно советую, назад ты ее уже не получишь. Во всяком случае прежнюю ее уж точно, могу это тебе клятвенно обещать.

Он носится по комнате, пытается достучаться до Фрайдей, которая понятия не имеет, что именно происходит, система спокойно спит, не реагируя совсем на слова своего хозяина, а Моргана развлекается, как может. Она резко поднимается с кровати и проходит к столику, где стоит множество бутылок, проверяет каждую из них, выискивая необходимое ей пойло, и останавливается на чистейшем выдержанном бурбоне. Жидкость льется в большой граненный стакан, туда же ведьма кидает два кубика льда, и делает небольшой глоток, пробуя на вкус алкоголь.
- Весьма недурно, надо, впрочем, будет прислать тебе бутылочку бурбона из моих запасов, уж кто-кто, а ты точно их оценишь, - Моргана устраиваться в глубокое кресло, вытягивая ноги, и склонив голову набок, рассматривает Старка внимательным взглядом. – Обидно, конечно, слышать такой вопрос, но я тебя не виню. Не всем же сильным мира сего знать мое настоящее имя, или вообще меня. Достаточно того факта, что ты вообще хотя бы знаешь о существовании магии, за это спасибо, конечно, Стефану, но, как мы видим – его тут нет, и слава Богу, а то еще устроил бы мне бойню, - ведьма чуть морщится, а затем прикрывает глаза, расслабленно выдыхая.

- Итак, продолжим нашу замечательную игру под названием «Вопрос-Ответ». Я – Моргана Ле Фей. Также известная, как Озерная Владычица, Самая могущественная ведьма, ну и еще Королева Ведьма, - Марго отвесила шутливый полупоклон, и вальяжно улыбнулась. – А что проникать-то? Отключить твою охрану, имея под рукой магию моего уровня – это не проблема, щиты продержатся очень долго, пока мы будем с тобой общаться, мой дорогой. А откуда я – это вопрос гораздо сложнее, ты правда хочешь сейчас обсудить эту тему? – Ле Фей одним махом допивает содержимое своего стакана, даже не морщась, и уже в следующее мгновение, оказывается нос к носу с Тони Старком. Ее тонкие пальцы обвивают его подбородок, заставляя смотреть ей в глаза. Ее дыхание пахнет бурбоном и сладкими карамельками, а от тела исходит тонкий аромат лаванды, ведьма рассматривает лицо Тони в темноте, отчетливо подмечая каждую морщинку, и губы Ле Фей вновь расходятся в ухмылке. – Хоуп в полной безопасности, я не отпускаю своих любимых деток далеко без должного сопровождения. Ее кавалер – это самая надежная охрана из всех, которую я только могла для нее подобрать. Хотя, конечно, если говорить откровенно, то это не я подбирала охрану, а сам Грех, но… - Моргана отпускает лицо Тони, нежно проскользив пальцами по щетинистому подбородку. Но не делает шага назад, оставаясь все в той же опасной близости. – Зачем тебе Хоуп, Тони? У тебя есть Пеппер, есть Мария Хилл, восхитительная женщина, к слову. Так зачмем тебе крошка Ван Дайн? Забудь ты уже о ее существовании, занимайся более насущными проблемами, типа, как отловить мутантов, как заняться завоеванием мира во всем мире. Знаешь, у меня есть любимая поговорка – воевать за мир, все равно, что трахаться за девственность. Чертовски верно, не находишь? – Моргана откровенно издевается над Старком, дразнит его, улыбается, ведет себя, как конченная стерва, не только потому что может, а просто хочет. Есть в этом некое садистское удовольствие – видеть беспомощность сильных мира сего перед такой простой вещью, как магия и женщина с ней.

+4

5

В его жизни бывало всякое, нет, в самом деле бывало. Провальные свидания, запойные недели, глупые травмы, серьезные ранения, женщины, алкоголь, работа. Но такой, такой в его жизни точно не было. Он даже не мог подобрать точного слова, чтобы описать ее, вроде бы доступную, на постели, полуголую, безумно красивую. Шикарную. И глаза эти ее, колдовские, манящие, зовущие и голос, обволакивающий, томный, с хрипотцой. Нет, не подходили слова, тут било ощущениями, било так, что дышать становилось трудно.
Тони стоял, так по-идиотски глупо стоял в собственной комнате босиком, мерз и думал о том, что она дикая, дикая и тем самым страшная, что кем бы она не была, с кем бы она не была, она принесет только несчастья, горе, боль, кровь. От нее пахло войной, битвами, которые не случились, битвами, которые давно прошли. От нее веяло силой, которую он не понимал и заранее опасался.

Он устраивается поудобнее в подушках и как-то так разворачивается, что все платье, как лепестки почти осыпается рядом с ней. Красиво, безумно, завораживающе. Тони не удержавшись ведет взглядом по ее телу, изучает его изгибы, запоминает. Девушка-женщина его знает, смешно, его, кажется, знают все в этом мире, кроме него самого. Знает и зовет по имени.
И это чужое «Тони» звучит как пощечина, как завершение и возвращение в реальность.

- Хоуп не встречается с девочками, Хоуп в общем-то черт его пойми с кем встречается. – Тони очнувшись улыбается, чуть ошалело, но ехидно. Давит из себя юмор, забивая им собственный ужас от происходящего. Он не знает о ней ничего, он не знает ничего даже о Хоуп. – Я не смог бы тебя придумать, ни в пьяном бреду, ни наяву, все как-то слишком. Слишком яркая, слишком запоминающаяся.

Он верил, что она настоящая. Верил безоговорочно. Только не мог понять кто и откуда. Кто-то выдумал ее и призвал? Кто-то сотворил невозможное? Случилось что-то из ряда вон выходящее и Фрайдей не позвать, и марк не придет на помощь. И стоять в собственной спальне в штанах все еще чертовски холодно.

«А кожа у нее шелковистая и мягкая», - подумалось Тони, но эту мысль он сразу же потерял, потому что Моргана, теперь ее можно называть по имени, Моргана, начала движение по комнате.

- Бурбон не плохой, есть шампанское, только нам нечего отмечать. А если бы работала Фрайдей, и я еще узнаю причину ее поломки, можно было бы заказать клубники. Мне кажется нам не хватает клубники, да, и льда нужно чуть больше. – Тони прослеживает взглядом длинные стройные ноги и улыбается, не собираясь поддаваться, сдаваться, требовать от нее чего-то. – Хоуп нужно вернуться домой. У Хоуп тут есть дела, жизнь, отец, семья и дом, в конце концов. Но я так полагаю именно ты что-то с ней сделала, что-то, что ее изменило окончательно.

Тони вспомнился Центральный парк и безобразная бойня в нем и ощущение собственного могущества, а потом последующее отчаяние, потому что Хоуп ушла, и он не смог ее найти. Не смог вернуть домой. Отголоски того неконтролируемого ощущения все еще где-то бродили в его теле, иногда Тони подмечал в себе изменения, иногда забывал о них, но его неотступно преследовало желание найти сестру. Ведь можно назвать человека семьей, считать ее сестрой, если вы с детских лет вместе.

- Итак, Озерная Ведьма, та самая? Из легенды про Артура? Как вы чудесно выглядите мадам, не могу не отметить, что вы великолепны, прекрасны, чудовищно устрашающи и все это одновременно. – Тони со вздохом плюхнулся на кровать и поджал под себя ноги, чертов холод пробирал до костей, но он был уверен, что это не из-за погоды, о нет, это внутреннее ощущение тревоги, которое только нарастало. – Значит магия, так вот как вы сюда попали, что ж преклоняю голову перед вашими умениями, хоть и ненавижу их всем сердцем. К слову, вы могли бы записаться на прием, а не вот так вот, ночью, крадучись. Хотя вам не свойственно, судя по наряду – тайное присутствие вообще не ваш конек. Так на чем мы остановились, ах да, Хоуп, Хоуп и ее изменения, уверен вы знаете больше чем говорите. Еще уверен, что всему причиной вы и есть, красивая женщина всегда причина каких-то неприятностей. Тем более красивая настолько.

Тони взмахнул рукой, пытаясь описать то, что видел. На самом деле у него не получилось бы. Спроси его кто-то рассказать про эту встречу, и он смог бы только выдавить улыбку и описать Моргану как жгучую брюнетку с колдовскими глазами, все остальное на этом фоне растворялось. И глаз от нее он отвести не мог.

- С Пеппер и Марией тоже что-то не так? Вы успели и с ними пообщаться в интимной обстановке. – Он все еще помнил аромат ее тела и легкое дыхание с ароматом бурбона, хорошего, дорогого бурбона, который Тони не пил. – Или вы их упомянули для красного словца, чтобы показать осведомленность. Впрочем, ерунда, все это ерунда. Вы так чудесно оказались у меня в гостях, располагайтесь, дорогая, давайте обсудим дополнительные вопросы, такие как, что вы забыли в нашем бренном не магическом мирке? Каковы ваши причины быть здесь? И главное, настолько ли вы сильны, как стараетесь показать?

Тони помнил онемение всего тела и свой беззвучный крик по пробуждении, помнил Моргану близко к себе, так близко, как давно уже никто к нему не стоял. Помнил и думал, далеко ли распространяется ее магия? Насколько она сильна? Можно ли вообще это измерить?

А вот от ее поговорки он рассмеялся, искренне, чуть завалившись на бок. Завоевывать мир во всем мире, мир, которому мир не нужен? Завоевывать ради чего-то непонятного. Тони смеялся, чувствуя напряжение во всем теле, как перед дракой, смеялся, стараясь утихомирить сердцебиение.

- Вы настолько же хороши, как легенды о вас, но дорогая, трахаться с девственницами, увы и ах, довольно скучно, примерно так же как спасать мир во всем мире или завоевывать новые вершины. Поэтому я защищаю только свое, Хоуп, например, Марию и Пеппер. И ваша осведомленность поражает, сколько еще секретов вы знаете и какие из них готовы поведать. – Он подался чуть вперед, стараясь уловить момент, когда она уйдет от ответа, когда она отстранится.

+3

6

Она видит в его глазах то, о чем отчего-то забывали другие мужчины этого времени - немое восхищение. Старк сразу же понимает, кто на самом деле перед ним; не в плане личности, а в плане силы и мощи. Моргана смотита на мужчину из-под полуопущенных ресниц, на ее губах дрожит несменная улыбка, которая, кажется, вот-вот превратится в оскал хищника. И для себя Ле Фей ещё не может еще толком определить, что на самом деле значит для неё Энтони Старк в этой многоходовой игре, где каждый мнит себя королём. И лишь Озерной Ведьме известно, кто тут на самом деле правит балом, во всяком случае, сейчас. Впрочем, подобные временные оговорки никогда не смущали Моргану, она перешагивала через них, продвигаясь дальше.

- Как много всего хорошего, я сейчас слышу о себе,
- Моргана замирает, чуть прикрывая свои зеленые глаза, с мягкими голубыми прожилками, и улыбаясь чуть нежнее. Старк знает, как очаровать даму, и она могла бы засомневаться в правдивости его слов, если бы не видела все это в его разуме, в его мыслях, что спутанным клубком, роились в голове, а в середине пульсировало слабое желание дотронуться до неё. Глаза Морганы постепенно разгорались фиолетовым огнём, она не отодвигалась ни на миллиметр, соблюдая лишь номинальную дистанцию, вторгаясь в зону комфорта Старка. Она выбирает лишь те вопросы, которые ей по-настоящему интересны, с лёгкостью уходя от щекотливых тем.

- Ей не надо больше домой, Тони. Ее дом рядом со мной, - Моргана шепчет, ее губы почти касаются щеки мужчины, но это лишь ощущение, ведь ведьма все также сидит напротив, упираясь ладонями в мягкую постель. - С одной из них тоже что-то не так, попробуешь угадать с какой?.. - Ле Фей в улыбке ведёт языком по верхним зубам, что отливают белизной жемчуга, и тут же прячет ухмылку под серьёзным взглядом. – Смотри не ошибись, ведь это может стоить тебе не только твоей Империи, но и жизни. Все то, что ты имеешь, может покрыться пеплом или вовсе исчезнуть, - последнее ведьма произносит чуть нараспев, падая на кровать. Юбки взмывают вверх, как мягкие облака, тут же оседая назад стройные ноги, покрывая их тончайшим шелком. Моргана смотрит на Старка, изучая его лицо, подмечая каждую морщинку, каждую черточку, и протягивает ладонь, касаясь глубокой полоски между бровями.

- Мне нравится, что ты оценил мою шутку. Поверю тебе на слово, что с девственницами никакого удовольствия. Вообще, считаю, что только глупцы выберут себе в жены неопытную курицу, которая будет робеть в постели от одного только вида обнаженного мужчины. Но мы оба знаем, что ты не глупец, - Ле Фей смеется, но в голос не слышно и капли веселья. Какое-то изощренное злорадство, которое прикрывается легкомыслием. Моргана закатывает глаза, недовольно выдыхая, кажется, ей это начинает надоедать.
- Слишком много вопросов, Старк, - в голосе холодная сталь. Ле Фей рывком поднимается с кровати, хватает ничего еще не успевающего понять Тони за руку, притягивает к себе, и, глядя ему прямо в глаза, улыбается. – Давай-ка, я кое-что тебе покажу.

Вихрь пурпурного цвета заключает их в свои объятия, Моргана не отводит взгляда, он становится все глубже, поглощая полностью Старка, тот не в состоянии и двинуться, даже дышать. Ле Фей в этом абсолютно уверена, никто не может. И это не простая иллюзия, к чему такие сложности, когда она может то, о чем другие могут лишь мечтать. Мир вращается вокруг них и вдруг резко останавливается, Моргана отталкивает Старка, он едва не теряет равновесие. Они стоят посреди площади, наполненной людьми, в воздухе отчетливый запах моря, рыбы и нечистот. Вокруг снуют попрошайки в грязной одежде, толпа перемежается, в ней то и дело встречаются люди в нарядных одеждах, явно высокого ранга. Тони одет в черные штаны, заправленные в высокие кожаные сапоги, белую рубашку и камзол, поверх его плеч тяжелая меховая накидка.

- Добро пожаловать в прошлое, сэр Энтони, - она стоит напротив него, кутаясь в свою меховую накидку, капюшон почти полностью скрывает лицо ведьмы, но отчетливо видна полуулыбка. – Ты хотел знать, какова моя сила? Ты хотел понимать, зачем я к тебе пришла? Развлечься. Мне интересно, как быстро обычный человек, возомнивший себя едва ли не лучшим среди тех, с кем он рядом, может понять, что он почти никто. Идем, - Моргана откидывает капюшон с головы, и люди, что стоят рядом тут же кланяются. По толпе идет тихий гомон «Сестра короля», «Леди Моргана»… Ле Фей высоко поднимает голову, расправляет плечи и движется через людское море, почти не касаясь земли, но не успевает она дойти до ворот в замок, как они распахиваются, а навстречу им выбегает молодой человек, чьи волосы словно смоль, что чертами лица похож на саму Моргану, и на его лице расплывается радостная улыбка.
- Милая сестрица, мы обыскались тебя, где ты...
- Ланселот, - Моргана едва заметно склоняет голову в приветственном поклоне. Они знают ее, но другой. Ее копию, а может быть и ее саму, кто знает это движение времени по трубам вечности. – Я не одна. Познакомься, это сэр Энтони. Мой друг, с Авалона. С дальних берегов, - Ланселот хмурится, глядя на потерянного Старка, а Моргана чуть оборачивается к мужчине, едва заметно приподнимая бровь. Твой ход, Старк. Ты ведь этого хотел, да?..

+3

7

Он знает, что играет с огнем, с самым опасных из огней, с женщиной, которая полностью осознала величие своей власти, которая переросла эту власть и поглотила не одного мужчину. Играет с женщиной в игру, кто перехитрит кого, и этот азарт просто так не вытравить, нет, он горячит кровь и заставляет делать шаги вперед, вместо того чтобы отступать. Тони улыбается, ласково и нежно девочке-женщине, которая смеется, дышит, находится рядом с ним. Он улыбается, стараясь догадаться, что под ее водой сокрыто, что она прячет где-то здесь, между слов.

Тони знает, что на самом деле, магию не изучишь, не поймешь, не осознаешь. Это вопрос простой веры, если ты веришь, то вот она, простирается у твоих ног, если забываешь поверить, то она может тебя сломать и сложить к ногам тех, кто все еще верит. Тони знает легенду об Озерной Ведьме, но боится даже спросить, то главное, важное, чего она не достигла. Боится, потому что знает, за этот вопрос она его уничтожит.

- Хоуп нужно домой, дорогая, поймите, ей будет спокойней там, где все привычное, родное, где вы будете ее только навещать. – Он улыбается, спокойно, выверено, даже жестоко. Знает, что она не вернет ему названную сестру, не вернет ни одну из тех, кого забрала, знает. Но не готов отпустить это просто так. Мария тоже где-то здесь, где-то на перепутье, и это больно отдается в сердце. Но он молчит, только выразительно, выжидательно смотрит и наклоняется к ней ближе, еще чуть ближе, чем она позволяла. – И о чем вы, волшебная, Империи больше нет, вам ли не знать. Моргана Ле Фей.

Имя шелестит на губах, как нежнейший шел, как ласковое прикосновение. О, Тони мог бы обмануться ею, мог бы разрешить себе на мгновение прикоснуться, провести руками, обнять это тело. Проверить, так ли она прекрасна, так ли она хороша, как обещает ее улыбка. Он мог бы, но он ни на секунду не забывает, кто перед ним. Кто раскинулся, как экзотическая бабочка, в его постели. Он изучает ее повадки, ее улыбку, похожую на оскал и не верит ни на грош.

- Как в сказке, принц угадал принцессу, и они жили долго и счастливо. Но что если принцу нужна не одна принцесса? Что если он не принц, а она не принцесса? Что если мир изменился, ах да, он изменился. Сколько столетий прошло, а какие-то вещи остаются неизменными. – Он увиливает от ответов, зная, что не сможет, просто не сможет сказать ей кто. Нет. Ему нужны все три, ему нужны все три в безопасности, дома, и руки подрагивают от напряжения. – Впрочем, вам ли не знать, прекраснейшая, вам ли не знать.

Она красива, изящна и смертоносней любой змеи. Ни одна легенда не говорила о том, что Моргана умеет замораживать взглядом. Тони улыбается, почти бесстрашно, почти готовый к тому, что она не даст ему шанса на следующий вдох и поэтому он улыбается. Что-то там было такое в голове, про встретить смерть с улыбкой. Ну, если это смерть, то она выбрала лучшее обличие из всех возможных, лучшее! Потому что красивей этой женщины он уже не встретит, даже если останется жив.

Игры кончились.

Он это понимает, когда тело отказывается его слушаться. Рефлекторно он еще пытается сделать движение, хоть что-то, чтобы выйти из ступора. Рефлекторно он подается к ней ближе, оставаясь на месте, тянется, чтобы ухватить хотя бы за руку. Но его руки не движимы. Тони смотрит в фиолетовые глаза, в фиолетовый шторм, и его поглощает что-то невидимое, нездешнее, что-то, что пророчит только беду. Мир меняется, проносится мимо слишком быстро, чтобы понять происходящее, так быстро, что даже тошнит и кружится голова, или это от нехватки воздуха? Тони мысленно скребет шею, пытаясь дать себе хотя бы глоток кислорода, но руки все еще недвижимы, движется только мир вокруг них и в этом калейдоскопе лица-лица-лица и темнота.

Все обрывается очень резко, как будто, так и планировалось, как будто, так и нужно. Моргана резко отталкивает его и Тони пошатнувшись отступает на шаг. Одежда странная, он с удивлением рассматривает произошедшие изменения и усмехается.

- Чудесная демонстрация. – Он выпрямляется, как будто находится на приеме, усмехается. – Но ведь и вы, ты, обычная. Человек.
Он прокатывает это слово на языке, пробует его на вкус. Оно было бы бессмысленно, если бы его говорил не Тони, оно имело бы привкус горечи, отчаяния, боли, но Тони смеется, она тоже человек. Из плоти и крови, пусть облеченная властью, верой и своей красотой. Пусть проклятая всеми за то, что совершено, за то, что еще совершится. Но всего лишь человек. И сладко и страшно напоминать ей об этом.

Моргана больше не пугает. Не здесь, это место полно тайн, печалей, надежд, но чужих, чуждых ему самому. И Тони чувствует, как успокаивается, как нити, что тянули его изнутри перестают дергаться, как покой возвращается туда, где его не было тысячу лет, даже больше. Моргана не страшит, страшит то, ради чего они здесь. Что она хочет ему показать? Зачем она привела его на сотни лет назад, облачив в одного из них, наделив правом смотреть? Что ей нужно? Что потребуется взамен?

Он рассматривает местность и мужчину, которого она зовет Ланселот. Только ленивый не знает легенд, только ленивый не помнит, насколько хорошо этот рыцарь в деле очищения земли от бандитов и только ленивый верит во все эти сказки про благородство. Она представляет его и Тони усмехается шире.

- Рад приветствовать вас, сэр Ланселот, тем более рад нашему личному знакомству. Леди Моргана была так любезна, пригласив меня сюда, что я не смог отказаться. – Тон у него елейный, слова текут вязкой патокой и Тони продолжает улыбаться. – Закончились ли ваши великие битвы? Как поживают ныне бандиты в лесах? Безопасны ли дороги на Авалон?

Тони продолжает улыбаться, но смотрит исключительно на Моргану, ловя ее взгляд и удерживая.

- Давно ли вы были на Авалоне, сэр Ланселот? – И он одергивает плащ, делая шаг вперед. «Ну что ж, покажи мне свой мир», - думает Тони. – «Покажи все, что сочтешь нужным, все, что будет интересно узнать».

Он знает не так много о них, но достаточно, чтобы понимать, что ни одна магия не удержит его здесь надолго. Он чужероден так же, как она среди всех этих рыцарей. Он здесь никогда не придется ко двору, так же, как и Моргана. Но не смотря на их общее, она родилась среди них, она знает секреты и тайны, она видит их всех, всех кто окружает их. А Тони? Тони приходится идти молча, чтобы не оступиться и не напороться на благородный меч обозленного Ланселота.

+2

8

Старк обливает ее сиропом, оно и не удивительно, не каждый бессмертный в силах противостоять той красоте и мощи, что таится в этой женщине, не у каждого есть хотя бы капля иммунитета к этой бестии. Моргана прекрасна во всем, что делает, почти нет изъянов, кроме постоянного желания власти и убийств, о, она научилась это скрывать за маской благодушия и непорочности, да-да, и это тоже. Но сегодня, сейчас, все будет по ее правилам, даже если придется поступаться принципами. Ле Фей преследует определенные цели, приведя сюда Старка, но озвучивать их даже наполовину не собирается, пусть думает, что это прихоть царской особы, что это ее маленькое и порочное желание, но на самом деле, Моргана хочет растоптать этого человека, подчинить себе полностью, даже не раздумывая, чтобы он шел за ней, по следу из хлебных крошек за ее ножками, хоть в ад, хоть в рай. Тони Старк будет ее и это даже не обсуждалось. Можно сделать это разными способами, но Моргана любит немного поиграть с жертвой, прежде, чем сожрать, прежде, чем выпотрошить всю душу от и до.

- Сэр Энтони, я давно не видел мужчин с Авалона, вы должно быть относитесь к ряду друидов? – Ланселот предельно вежлив, даже пытается улыбаться. Он не ревнует свою кузину, во всяком случае, пытается этого не делать, ведь у него другая запретная любовь. – Прошу, давайте в замок, негоже нам общаться на общей площади, в дверях, как простолюдинам. Мой король скоро будет, он на охоте, мы собираемся устроить великий праздник Пятидесятницы, ты ведь останешься, моя милая? – Ланселот смотрит на Моргану, которая ни капли, не смущаясь, проходит вперед, и ласково берет Старка под руку, обвивая своей ладошкой его предплечье. С губ ведьмы слетает улыбка:
- Как я могу, Ланселот? Сестра короля должна с уважением относиться ко всему, к чему прикасается его божественная длань, - эти слова наполнены сарказмом, но лишь Тони может их оценить в полной мере. Мужчина едва заметно ухмыляется, а Ланселот идет чуть впереди них, провожая в обеденную залу.
- Я попрошу подготовить комнаты для вас. Милая Моргана…
- Не стоит, Ланс. Подготовьте одну комнату, мы с сэром Энтони можем расположиться в ней, - Моргана проверяет на прочность все принципы и нормы поведения этого замка. Ланселот бледнеет, придворные дамы шушукаются, изучая Моргану с ног до головы, а заодно и ее спутника. Ле Фей плевать, что про нее подумают, в это время она еще незамужняя дама, и ей все равно, что будет дальше. Своего ребенка она отдала на попечении Моргаузы, и уже давно наплевала на то, что про нее будут думать эти кукушки необразованные.
- Хорошо, - сквозь зубы цедит Ланселот, а Моргана оборачивается к Тони.
- Интересное начало, не так ли?..
- Простите, сэр Энтони, не ответил на Ваши вопросы, прошу, присаживайтесь! – Они рассаживаются за столом, где сейчас уже есть несколько людей, перед ним ставят блюда с закусками, а также бокалы с вином. Моргана ведет плечами и с них спадает меховая накидка, открывая взору совершенно постыдное платье. Алебастровая кожа груди, едва прикрытая тонким шелком синего цвета, плечи покрывают темные кудри, и взгляд Морганы глубок и тягуч, словно горький мед.

- На наших территориях все спокойно, к нашему счастью, - Ланселот улыбается искренне, а у Морганы щемит сердце, даже спустя столько веков, она чувствует мягкое влечение к своему кузену, но тут же улыбается, закидывает в рот виноградину, обхватывая ее алыми губами, и слизывает сок кончиком языка.
- Ланселот лукавит, он является главным в войске Артура. Лучший из воинов, прекрасен во всем, что делает, - ведьма лукаво щурит глаза, потягиваясь, и едва заметно зевая. Мужчины продолжают пикировку, а Моргана взглядом ищет Артура, ждет его, живым. Как давно это было, не сделала ли она ошибку, оказавшись тут?..
- Я устала и хочу отдохнуть, - резко говорит ведьма, поднимаясь со своего места, и обращая свой взор на Ланса. – Нам подготовили покои?
- Да, я отдал распоряжение, - мужчина устало проводит ладонью по лицу, пытаясь смириться с нравом своей вздорной родственницы. – Как и обычно, твои покои рядом с королевскими. Гвен…Королева, конечно, была против и хотела бы видеть тебя подле себя…
- Ланселот, ты же знаешь, как я не люблю все это, - Моргана презрительно морщит нос, затем опускает руку, находит ладонь Старка, мягко переплетает их пальцы, и добавляет ласковым тоном, - Сэр Энтони, захватите мою накидку, она вон там, - женщина едва заметно кивает головой на плащ, который лежит возле ее стула, а затем отпускает его руку, и плавно покачивая бедрами, шелестя юбками, направляется к широкой лестнице, ведущей на второй этаж.

Моргана точно знает, что на нее обращено все внимание, будь то слуги, или придворная свора. Она ненавидит их всех, мысленно проклиная, единственная побочная неприятность от данного путешествия во времени. Они не нарушат его ход, просто не смогут, Ле Фей предусмотрительная стерва, все должно случиться так, как и было. И в том числе одно из самых мучительных. Женщина открывает дверь в покои, которые не отличаются особой роскошью, но главное, что там есть – большой и натопленный камин, кровать с глухим балдахином, а также умывальник.
- Закрой дверь, - не просит, приказывает, когда Старк заходит в комнату следом за ней. За ширмой оказывается глубокая ванная, в которую уже принесли горячей воды. Они знают о странных пристрастиях сестры королевы и заранее предугадывают, какие хорошие и умные. – Располагайся Тони, скоро мы пойдем знакомиться с легендой легенд, - Ле Фей ухмыляется, тянет за шнуровку платья, и та легко расходится. Марго спускает платье вниз, оказываясь полностью обнаженной, переступает через ткань и направляется к ванной:
- Прости, тебя не приглашаю. Но можешь перекусить, мы так и не успели этого сделать там внизу. Долгое время общаться с Лансом я не могу, у меня появляется зуд, и хочется убить этого ублюдка, - Ле Фей погружается в воду, от которой исходит сладкий запах лаванды. Женщина прикрывает глаза, наслаждаясь теплом воды. Она отвыкла от холода, который здесь повсюду, и ее порядком раздражают местные обычаи. – Каково это, встретиться с теми, кто в мыслях людей только в виде их фантазий, о которых пишут в книжках? – Моргана разворачивается в ванной, внимательно смотрит на Тони, раздвигая губы в улыбке. Под толщей воды не скрывается изумительное тело, изгибы плавны и манящи, а взгляд Морганы дерзок и вопросителен. Проверка на прочность, не иначе.

+2

9

«Друид?» - Тони вежливо улыбнулся, но покачал головой. Нет, он не друид, он никогда не был на Авалоне и вряд ли там побывает, его не тянуло к мудрости веков и политическим играм. Скорее его тошнило от них. Ланселот провел их в замок, проскальзывая между рядами торговцев и повозками. Тони завороженно осматривался, старинная улочка, несуществующего поныне замка, камни, грубо стесанные, уложенные друг на друга. Все это создавало некий антураж второсортного фильма с декорациями за двести баксов и в тоже время было настоящим, можно было прикоснуться, ощутить все это физически.

Моргана взяла его под руку, вцепившись тонкими пальцами в ткань рубашки, Тони только покачал головой, просчитывая в уме возможные ходы. Что она хотела ему доказать? Чем поделиться? Что происходило в этом мире? И что произойдет позднее? Если Ланселот здесь, значит Король Королей жив. Тони предвкушал их встречу, Артур Пендрагон, легенда легенд, нет ничего более тайного и более темного чем его царствование, которого почти не было, все скрылось туманами Авалона, все исчезло из истории человечества. Тони вздохнул, Моргана вышагивала рядом, гордая, непокоренная, сестра короля, ведьма при дворе, жрица с Авалона. Она и восхищала, манила и пугала до одури.

Покориться ей было равнозначно проиграть собственную войну, не покориться, возможно, умереть.

- Одна комната на двоих? Вы бесстрашны моя дорогая. – Тони говорил шепотом, практически не раскрывая рот, чтобы его расслышал только один слушатель, тот, которому предназначены слова.

Мир, в котором они оказались, срез мира если точнее, вызывал у Тони и восхищение и ужас. Он никогда не воображал себя рыцарем, не искал приключений, не читал рыцарские романы или истории. Тони был ученым, его влекла и обольщала наука, способы изменения мира, прогресс, технические штуки разного формата. Грубая сила – это не к нему. Он был гением, первопроходцем в своем роде, ему не было необходимости бить по лицу неугодных, их можно было бить словами, деньгами, широкими жестами. Он привык к показательности жестов, к их тайным подтекстам. И новый мир его пугал, они все, все собранные здесь люди, были слишком открыты, слишком честны и прямолинейны. Это угнетало, на их фоне любое деяние Мстителей гасло и меркло, потому что здесь не место было суперсилам, костюмам, деньгам.

Только честь и личные подвиги.

- Какое устрашающее место. Вы могли бы выбрать что-то другое, для демонстрации, леди Моргана. Или все-таки Моргана Волшебница? Из народа фэйри? – Он читал разные вариации, еще больше он слышал от матери, которая любила перебирать истории, как прекраснейшие бусины.

Застолье здесь было исполнено истинно дико - вино, мясо, которое еще не так давно бегало по лугам, грубо приготовленные овощи. Тони рассмеялся бы, после лучших ресторанов Нью Йорка, здесь было все слишком просто и в тоже время, слишком сложный этикет.
Моргане, как он подметил, нравилось провоцировать, привлекать внимание, быть фактором, который ломает стереотипы. Тони понимал ее и даже поддерживал в этом стремлении, подчиняясь общим принципам человеческого взаимодействия. Ее платье вызывающе настолько, что дамы отводили взгляды. (Что ж, времена поменялись с тех пор, как они жили в последний раз). Ее руки полупрозрачно белы, сама она грех, искушение, чудо, Тони улыбнулся.

- Кто же не слышал о Ланселоте, верноподданном короля Артура, и королевы Гвиневры. Вы все еще покоряете окрестности в ее честь? – Он был безукоризненно вежлив и ни один мускул не дрогнул на его лице, когда Ланселота перекосило и он потянулся к мечу. – Как? Уже нет? Бастионы пали?

Тони умело язвил, отточенные годами навыки пригодились самым неожиданным образом. В самом неожиданном месте. Ему оставалось только поклониться, как шуту при дворе и прозвенеть колокольчиками. Но игра в гляделки окончилась, Моргана величаво поднялась из-за стола и Тони преспокойно поднял ее накидку. Что ж, если она хочет внимания, у нее будет все внимание, которое только могут оказать мужчины женщине, столь красивой и столь же яростно-устрашающей.

- Легенда легенд? – Он прикрыл двери и прислонился к ним спиной. – И королева, не так ли? Величественная Гвиневра, жена короля Артура, прекраснейшая из дам.

Он проследил взглядом изгибы ее тела. Совершенная, прекрасная, светлая кожа, без изъянов. Плавные изгибы, великолепная высокая грудь. Он был способен все это оценить, но рисковать не стал. Моргана в первую очередь ведьма, неизвестный фактор, который только предстоит узнать, не стоит забывать об этом. Во вторую очередь она женщина.

И как не крути, Тони не получил бы ничего кроме неприятностей.

Он скинул ее накидку на постель, и налил себе бокал вина. Все-таки в этом времени не принято было пить воду, а газировку еще не изобрели. Вкус оказался кисловатый, но и так сойдет. Тони расположился в кресле и рассмеялся.

- Шалость удалась, тебе бы в Хогвартс дорогая, цены бы не было. – Он пытался придумать достойный ответ на ее вопрос, но все скатывалось к тому, что здесь было странно, дико, слишком много честности на квадратный метр. -  Легенды были красивей.

Это, пожалуй, честно. Легенды были красивей, в легендах не было грязи, фальши, натянутых улыбок и мучений окружающих. В легендах Артур был королем, Гвен его королевой, Моргана злобной ведьмой, а Ланс рыцарем в сияющих доспехах. И ничто не говорило о том, что Моргана чарующе прекрасна, Ланс – двуличен, королева порочна, а король ограничен. Тони улыбался, рассматривая вино в бокале и раздумывая над следующим шагом.

- Ты рискнешь предстать перед братом? Сколько раз ты это повторяла, Моргана? Сколько раз повторишь еще? – Он перевел на нее взгляд, задержался на жилке, которая заполошно билась на шее, перевез взгляд на ключицы, тонкие и трогательные ключицы, проследил глазами взмах руки. Ей шел этот мир, здесь она была на своем месте, здесь она могла оставаться сколь угодно долго. – А что дальше? Ты поведешь меня на Авалон, принесешь в жертву богам? Или ответишь на вопрос – зачем это тебе? Возможно, ты захочешь ответить и на вопросы о Хоуп, Марии, Пеппер? Нет? Я так и думал. Тебе безумно идет зеленый.

Он присмотрелся, ну да, платье было той же степени открытости, что и предыдущий вариант, только ткань плотнее, изящнее что ли. Возможно, оно для пира, а возможно оно лежит здесь со времен ее пребывания тут в последний раз, кто знает. Тони поставил бокал на столик у кресла и замер, раздумывая о том, что в конце концов сказка всегда обрывается на самом интересном месте.

- Пир будет огромным. Праздник. Белтайн не так ли? Не у костров? Я думал вы собирались у костров. – Он перебирал в уме информацию, как драгоценные камушки, вспоминал истории о древних обрядах и страшные сказки о крови на алтарях и думал, что из всего этого правдиво.

+1

10

Моргана изучает Тони с ног до головы, прищуривает глаза и разражается звонким смехом, который отскакивает от стен, этот мужчина явно веселит ее, у него это прекрасно получается. Будь обстоятельства другими, она бы отвела ему иную роль в ее плане, но, увы, они именно такие и никак иначе.
- Шлюха она, Тони, а не величественная королева. Обычная девка, которую удачно выдали замуж, а она нос воротит, зато ноги раздвигает перед тем, кто изначально мне принадлежал, - Ле Фей резко поднимается из ванной, вода стекает по ее телу, капли повторяют каждый изгиб, едва задевают тёмный ореол сосков, спускаясь ниже по плоскому животу. Ведьма переступает край лоханки, вытираясь полотенцем. - Пусть тебя не обманет ее невинный взор, будь уверен, Гвен - конченная стерва, если бы не она, кто знает, какова была бы история всего мира, - замечает это, едва дёрнув плечом.

Ведьма не считает нужным одеваться самостоятельно, в этом ей помогает магия, платье глубокого изумрудного цвета прекрасно сидит на ней, вырез, правда, меньше обычного, но все же подчёркивает формы, Моргана сидит в кресле напротив Тони, медленным жестом расчёсывая свои длинные жёсткие кудри, а ведь когда-то она ненавидела их тьму, ненавидела, что обладает такой фигурой, а не как Гвиневра - мягкими колосками волос, маленькой грудью и миниатюрностью феи.
- Я люблю Артура, Тони. Ты даже не представляешь, насколько сильно я его люблю, вопреки всем этим христианским легендам, сложёнными задолго после его смерти. Артур Пендрагон - мое детище, он моя плоть и кровь, и ближе этого человека никогда не было для меня в этом мире и не будет. Поэтому каждый раз предстать перед ним, видеть его живым, но знать, что это всего лишь прошлое - куда большая мука, чем ты думаешь, - Моргана заправляет волосы в несложную причёску, держа между зубов три шпильки, которыми закалывает несколько отдельных локонов. Она слушает Старка с лёгкой ухмылкой, он ведь так и не понимает, что на самом деле происходит, какая ему выпала удача, Ле Фей лишь едва заметно качает головой в ответ на его слова:
- На Авалон ты не попадёшь, я не рискну пользоваться порталами здесь. Поэтому за жизнь свою не беспокойся, ты нужен мне в добром здравии, - Ведьма поднимается из кресла, каждое ее движение плавно и изящно, платье скрывает белизну бёдер, но не их форму, что соблазнительна под плотной тканью. Ле Фей оказывается перед Старком, медленно поднимает подол платья до середины бедра, упирается коленом между его ног в кресло, и нависает сверху, ладонью же упираясь в спинку. Моргана почти касается губ Железного Человека, изучает его глаза, каждую морщинку:
- Тони-Тони, отчего тебя интересуют эти женщины?.. Ведь ни одна больше не греет твою постель, не греет твоё сердце так, как хотел бы ты. А я могу просто взять и избавить тебя от всех этих мук разом... но ты ведь предпочтёшь оставить эти эмоции, чтобы быть человечным, чтобы страдать. Вы люди так любите страдать, - ее голос понижается до опасной хриплости, которая встречается лишь у нежных любовниц, сгорающих от желания. И со стороны может показаться именно так. - Сегодня Белтайн. Костры будут несмотря ни на что, и поверь, это завораживает, - Моргана подмигивает и отодвигается назад, расправляя волосы, и окидывая себя придирчивым взглядом в большое зеркало.
- Тебе тоже не помешало бы привести себя в порядок. Не беспокойся, никакие латы я на тебя надевать не собираюсь, просто идти на празднество к Королю в том, в чем ты сейчас – это несколько не комильфо, уж я-то понимаю, о чем говорю, встань.

Ей невозможно сопротивляться, это ни у кого не получается, не потому что магия, потому что сила голоса и интонации. Моргана всегда знает, как правильно разговаривать с людьми. Она меняет наряд Тони на более подходящий, протягивает ему тонкий плащ, ибо на дворе весна, хотя и по-английски холодная.
- Ночью будет жарко, это я могу обещать, но пока – держись меня, не беспокойся, слова сами придут к тебе, я не позволю обстоятельствам допустить ошибки, - Моргана берет Тони под руку и они вместе выходят в коридор. Как ни странно волнение или мандраж отпускают обоих, Ле Фей развлекает Старка очередной историей про этот мир, фырчит, как раздраженная кошка, но при этом смеется. Они не успевают дойти до лестницы, как позади раздается голос, дрогнувший на последнем слоге ее имени:
- Моргана? – ведьма застывает на месте, ее выражение лица невозможно прочитать, она не отпускает руки Старка, медленно поворачивает голову, улыбается.
- Артур, я не ожидала тебя увидеть до празднества, ты должно быть только вернулся? – Он сверлит глазами Тони, видно, как в них разгорается ревность и жгучая ярость. Очередной поклонник, очередной любовник. Ле Фей не изменяет себе делает то, что считает нужным, ни с кем не считаясь.
- Да, мы вернулись, и Ланселот сразу же сообщил, что ты здесь… Со спутником, - Артур быстро берет себя в руки. Его одежда запачкана кровью животных, мужчина проводит ладонью по спутанным светлым волосам, убирая их назад. Его щеки покрыты легкой щетиной, а губы пытаются выдать улыбку. Он пожирает ее взглядом, хотя знает, что не имеет на это права. Она вульгарна и откровенно соблазнительна.
- О, прошу прощения, мой лорд, - Ле Фей приседает в насмешливом книксене, склоняясь так низко, что вырез не скрывает от двух пар глаз волнующих округлостей, - это сэр Энтони, он мой гость с далекого Авалона. Приехал из далеких стран, я взяла на себя смелость показать ему Камелот и представить лучшему из королей, - она делает шаг вперед, берет руки Артура в свои, крепко сжимая их, целуя тыльную сторону ладоней, не пугаясь грязи или крови. – Вам стоит принять ванную, мой господин, Ваша королева не будет довольна, если увидит в таком виде, - Моргана забывает о Тони, забывает о всех, проводит рукой по волосам Пендрагона, словно он маленький мальчик, нежно приглаживая вихры. Она ниже ростом на две головы, но это не мешает ей выглядеть сейчас гораздо выше и старше.
- Я пойду, Артур. Мы будем ожидать Вас внизу.
- Прошу Вас, Моргана, сэр Энтони, сядьте рядом со мной, молю, я так давно не видел тебя, не слышал твоего чарующего голоса, - он умоляет, его голос дрожит, а Моргана лишь улыбается, возвращаясь к Старку, которого тут же уводит вниз.

Пир уже в разгаре, Ле Фей улыбается, сидя по одну сторону от Тони, и по другую от Артура, тот светится от счастья, не потому что рядом его Королева… Хотя нет, потому что рядом его королева. Все вокруг пьют и развлекаются, Моргана склоняется к уху Тони:
- Нам нужно уходить, здесь больше нечего делать, - она молча встает из-за стола, после того, как Тони подает ей руку.
- Милая сестрица, вы уже уходите? Но ведь мы еще не услышали твой дивный голос и новые песни, - Артур кажется обескураженным, а Гвиневра довольно выдыхает.
- Прошу меня простить, мой лорд, я сегодня совсем не в голосе. И мне не очень хорошо, сэр Энтони проводит меня, прошу прощения, - они вдвоем уходят, а Ле Фей чувствует, как пара невероятных голубых глаз прожигает ей спину. Пендрагон знает, куда она идет на самом деле, а она знает, что он предал змей, обвивающих его руки.
Они выбираются без проблем из Замка, Моргана полной грудью вдыхает чистый запах:
- Ну, что, доволен, что вкусил часть жизни? – Они медленно идут по тропинке на звуки музыки и громких голосов. Необходимо пройти еще немного, спуститься с одного холма, и подняться на следующий, где как раз разжигаются огромные костры. Ле Фей смеется, им навстречу попадаются редкие прохожие, основная часть крестьян – язычники, они уже собрались там, наверху, где проходят гулянья, где медовуха льется рекой, где звонкий смех юных дев приветствует лето, а костры очищают от злых духов.
- Забудь, все, что было, Старк! Забудь на один день. Забудь о Хоуп и Марии, тем более забудь о Пеппер, это все неважно, - Моргана останавливается, они дошли до основного места событий, ее руки хватают его, крепко сжимая. На губах ведьмы играет дьявольская улыбка, она и впрямь ведьма, в своем самом настоящем обличие. – Я привела тебя сюда не для наказания, для того, чтобы открыть тебе глаза на вещи, которые будут происходить в дальнейшем. Если будешь внимателен, то увидишь все, - Ле Фей касается губ Тони в мимолетном поцелуе, а затем взбирается вверх дальше по холму, стягивая с себя накидку, вынимая из волос все возможные шпильки. Девушки окружают ее, помогая развязать шнуровку на платье, и ведьма остается лишь в нижнем полупрозрачном белом платье.
- Налейте моему спутнику выпить, и покажите, как правильно отмечать то, что у христиан зовется Пасхой, - Моргана кружит вокруг Тони, смеется, заглядывает в пытливые глаза, и тянет за руки, как какая-то девчонка, не как женщина, которой уже за тысячу лет, а будто ей всего шестнадцать, будто бы весь мир еще только открывается, и нет боли, вражды и ужасов.
- Давай же, Тони, вкуси все прелести, окунись в это! – Его окружают юные девы, постепенно раздевающие Старка, оставляя его лишь в кожаных брюках.
- Моя королева, - Моргана оборачивается на голос невысокого юнца, который стоит вплотную к ней. – Мы нашли их, что прикажете?
- Схватить и держать под присмотром, обыскать. Если найдете книгу – доложить мне.

+1

11

Иногда твоя жизнь начиналась заново и в ней было меньше ошибок и больше соблазнов, а иногда в жизни что-то ломалось, чтобы начаться заново. Тони как раз никак не мог уловить, что творилось сегодняшней ночью, почему она пришла к нему, ведь звал и искал он не ее. Почему она оставалась рядом, уже понимая, наверняка понимая, что он не купится. Что он так просто не сдастся, и их борьба будет развиваться дальше и дальше.
Мужчина и женщина. Что могло быть банальней в его жизни? Многое, на самом деле, очень многое, и самое главное в этой банальности то, что Моргана была не банальна. Прекрасна, безусловно, выточенная из мрамора богиня, способная уничтожать миры. Тони бы ее обожал, превозносил, молился бы на нее и осыпал комплиментами, подарками, богатствами. Он бы поставил на кон свою жизнь рядом с ней…

Поставил бы, если бы было что ставить.

Он не отрываясь смотрел на нее, поднявшуюся из воды, прекрасную в своей наготе, не потерявшую и капли своего величия. Магнетическая женщина, ах если бы, проклятые если бы и условности, вечно они мешали наслаждаться жизнью. Тони рассмеялся, тихо, но весело.

- Но, дорогая, она замужем за королем, о ее благочестии ходят легенды и не смотря на тайный и всем известный роман с Ланселотом, он все также величественна и прекрасна в умах англичан, как и в умах ее подданных. – Тони развеселил это чисто женский выпад, похожий на укус змеи. Да, змей на ней не хватало, не хватало золота, охватывающего ее рук и змей, ползущих по ним. Первозданных змей, первородных, пошедших от благословленных или проклятых. Он и сам не знал, не понял, почему вдруг увидел ее другой.

Увидел коронованной, а не голой, оплетённой змеями, символами, знаками. Увидел и задохнулся от красоты, от величия представшей картинки. Что она делала среди смертных? Зачем она вернула себя, если вся ее жизнь полегла в могилу?

Она начала одеваться, медленно, с помощью магии. Ее изящное тело скрылось под слоем ткани, волосы приобрели вид прически. Тони любовался изящными жестами, позой, устрашающей красотой, пока еще было можно, пока еще не нужно было рушить эту идиллию, в которой он оказался. Полностью подвластный ей, погребенный под магией и манипуляциями, он все еще не мог решить, для чего он здесь. Что ей потребовалось от него?

- Артур Пендрагон. – Имя прокатилось по языку с рыком и осело где-то внутри. История легендарного короля, история человека, мальчишки по сути дела, ведь Тони был его старше уже сейчас. Мальчишки, который смог невозможное. – Ты сильнее, чем кажешься.

«И слабее чем мнишь себя», - некоторые мысли все же стоило оставлять при себе, Тони промолчал, обдумывая вариант того, что эта женщина, просто не способна отказаться от права являться сюда. Не способна забыть, вечная проклятая. Что-то кольнуло внутри, не жалость, нет, что-то глубинное, человеческое, что-то что Тони давно не использовал – сострадание. Смог бы он отказаться от чего-то подобного? От чувства, которое сильнее всего? Смог бы он быть таким, как она? Наверное, нет.

Моргана нависала над ним, как он упустил момент, когда она подошла ближе, когда наклонилась к нему, вдавила собой, буквально. Все такая же устрашающе великолепная и такая же недостижимая, почему-то именно так он о ней думал, именно так и считал. Даже если провести по ее коже руками, если растопить лед в глазах, она все равно останется где-то по ту сторону. Пустая и незыблемая, и вечно без Артура. Было бы смешнее, если бы он не хотел ее в этот момент.

Сломать? Опустошить? Выпить?

- Избавить от мук? Моргана, моя леди, боюсь некоторые муки составляют со мной единое целое, например, муки с этими женщинами. Ты не поверишь как часто, как долго я хотел бы, чтобы они оставили меня в покое. Но вот беда, как только это случается, мне становится не по себе. Грустно, одиноко. Ты ведь знаешь, да? – Он подался вперед, вглядываясь в нее, улавливая этот тихий шелест чужого голоса кожей. – Ты знаешь, что это такое – одиночество. И боишься, не так ли? Того, что оно наступит.

«Боишься, поэтому возвращаешься сюда снова и снова», - он дышал ею, вдыхал аромат чистой кожи, запах цветов, названия, которых не знал, чувствовал ее рядом.

А потом она ускользнула.

Костюм сменился, Тони даже не понял, как это произошло. Никакого чувства стыда или неудобства не было. Только единение, одно на двоих. Общая интрига, тайна, общая шалость. Что она замышляла на его счет? Что она хотела услышать?  О Белтайне он не знал ничего, не помнил ни описаний, ни сказаний, и Фрайдей не было, чтобы спросить или кинуть запрос в гугл. Какое дикое и неудобное время. Тони все время ощущал этот зуд по новым технологиям, ощущал свою запертость, замкнутость, как будто она лишила его главной части, отрезала кусок.

Он взял себя в руки уже в коридоре, когда показался высокий светловолосый парень, которого она и назвала Артуром. Тони завис ну минутку, сравнивая Пендрагона и кэпа между собой. Да, что-то там было общее, цвет волос, например, и все, и на этом все. У Артура оказались голубые глаза, безумно голубые или это так от удивления показалось, а еще он говорит чуть хрипловатым и низким голосом. Тони молчал, впитывая в себя картинку, они вместе казались чем-то правильным, стоя рядом друг с другом. Они были продолжением чего-то, у чего не было ни начала ник конца. И руки у него были со змеями, эта мысль почему-то казалась важной, очень важной, только для чего?
Моргана рядом с Артуром была хрупкой, в кои-то веки не устрашающей, чарующей скорее, она рядом с ним была на своем месте, это Тони понял для себя почти сразу. И руки ее касались его волос отнюдь не сестрински, а больше он и не увидел, не обратил внимания, запретил себе смотреть и запоминать.

- Он лучше, чем представлялся. – Это все, что Тони выдавил из себя, охваченный внутренними демонами, которые не желали стихать. Возможно, она права, возвращаясь сюда. Возможно, это того стоило.

Пир и цвет рыцарства прошел мимо него. Он все так же, как оглушенный кивал, улыбался, сглаживал свои остроты смехом и пытался не выбиваться из этой толпы. Здесь был семейный круг, вот в чем загадка и разгадка той тайны, что окутывала круглый стол. Дело было не в столе, дело было в том, что Артур знал их всех, знал поименно, мог перечислить детей, супруг, травмы и раны. Он их знал! Как бы дико это не казалось, для двадцать первого века, для прошедших столетий, это был король людей, король для людей, созданный по образу и подобию древних, кого древних Тони так и не вспомнил, но мысль была захватывающая.

А потом и это кончилось. Пир кончился, Моргана откланялась, игнорируя просящие взгляды своего короля и удалилась, утащив Тони за собой.

- Это было жестоко, моя леди. – Он был трезв, несмотря на то, что изрядно выпил. Был дико трезв и дико напряжен, понимая, что дальше будет только сложнее. – Счастлив был бы игнорировать пир у Артура и праздник в целом, но, видимо, не сегодня.

Они выбрались из замка и поднялись на холм, откуда открылся бы захватывающий вид, если бы Тони не сосредоточился на кострах, которые разгорались поблизости. Вокруг них толпились люди, раздавался смех, переливы какой-то музыки. Здесь тоже был праздник, для посвященных, для нескованных клятвой перед богом. Тони наслаждался толикой свободы, что дарили эти костры.

- За все приходится платить, не так ли Моргана, и за праздник, и за его окончание? – Тони не знал, что тащит из него слова. Она клялась, что он не нарушит ход истории и, вероятно, дело было в ее колдовстве. Он хотел бы в это поверить, чтобы без оглядки последовать за ней.

Она коснулась его губ в легком, скользящем поцелуе и исчезла, взобралась на холм, показывая ему дальнейший путь. Тони усмехнулся, забыть все на один день? Забыть о Марии, о Пеппер? Как было бы просто это сделать и как сложно воплотить.

Он подошел ближе, взобрался следом за ней на холм к костру. А здесь оказалось жарко, жар пылал то ли под кожей, то ли это было тепло костра, Тони стоял, замер, неподвижный, пристыженный и в тоже время практически окрыленный. Таинства не было, были люди, мужчины и женщины, была жизнь, которая била ключом.
И он впервые за последние несколько лет, позволил стянуть с себя рубашку, позволил своим шрамам на груди явственно проступить в свете костра. Все что осталось от его сердца, все что осталось билось в груди, прикрытое сеткой шрамов и реактором.

- Ты здесь в своей стихии не так ли? – Моргана кружила вокруг него, дикая, необузданная и все еще устрашающе прекрасная. Тони замер на месте, наслаждаясь теплом, свободой, пустотой там, где должна была быть совесть и чуть не пропустил слова про книгу. Чуть не пропустил. – Не так проста, как кажешься, даже в праздник, даже полу голой с ногами в траве.

Тони почти рассмеялся, почти, подавился воздухом, когда перед глазами мелькнули чертовы змеи, обвились вокруг нее, сплотились, взялись шипеть во все стороны, а потом рассыпались по земле исками, словами, чужим смехом и шепотками.
Он смотрел на них и видел перед собой тонущее в огне будущее, пустоту и знал, что забудет, как только отвернется, забудет всех кроме нее, кроме чарующего смеха, голоса, черных волос и белого платья, запутавшегося подолом в траве. А змеи вились, заползали на него, обнимали, жгли, как будто каленным железом. Тони молчал.

- Ты знаешь, ведьма, знаешь, что все не так просто. Знаешь, что твой Авалон уже не тот, что твой король мертв и больше никогда не проснется. Знаешь, что обречена на этот день вечно, потому что не смогла, потому что оставила его. Потому что оказалась сильнее собственных предрассудков. – Тони шептал, то ли в бреду, то ли околдованный. Он держал ее руки, с которых сползали чертовы змеи, смотрел ей в глаза, узнавая и не узнавая ее, запоминал ее такой, юной, желанной, теплой и податливой, как будто боялся не вспомнить этого. – Ты знаешь, что даже смерть мира, не позволит тебе вернуть того, кого ты потеряла.

Наваждение закончилось, змеи рассыпались, Тони выпустил из рук ее руки и отошел в сторону, забывший в раз что хотел сказать ей, зачем подошел. Ему вручили кубок, закружили в танце, а он все так же пытался понять, где потерял последний час, два, или больше. Что случилось с его головой, почему в ней звенели чужие слова, почему в ней был кто-то другой, не похожий на него. Почему он вдруг оказался на своем месте?

0


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » [05.01.2016] Горька участь тех, кто не умеет летать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC