04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [21.09.2015] You're in the army now


[21.09.2015] You're in the army now

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[You're in the army now]

⊗ ⊗ ⊗
http://31.media.tumblr.com/2bfd19ddbbba17836d9359cf879663ee/tumblr_mt6dakFVQY1s5vdveo1_500.gif

информация

Где: Саудовская Аравия, Йемен
когда: 21/09/2015, раннее утро

Кто:  Wanda Maximoff, Pietro Maximoff
предупреждения: война, нестабильные мутанты, взрывы, жертвы

и с т о р и я
Проверка на преданность. После всего, что случилось с Пьетро, Мстители и Защита не могут доверять ему полностью, чтобы он не говорил и как бы себя не вел. В критический момент, когда рук и сил не хватало для операции в Саудовской Аравии, Защита решается попросить о помощи близнецов Максимофф. Заодно и убедиться в том, что Пьетро не предатель.

+2

2

Бииип. Бииип.
Странный, но настойчивый звук пробивался в уютный тёплый сон. С недавних пор Ванда могла спать и так, как нормальные люди, видя во сне не смерть и разрушение, а вот очень даже качели в летнем саду, например. У них с Пьетро никогда таких качелей не было, а ей хотелось. Подвешенные к большому дереву на верёвках, деревянные, самые простые. Тёплые, нагретые солнцем, и качаться, а потом сдувать белые парашютики с одуванчиков...
Бииип.
В прекрасный сон ворвалась непрошеная настырная реальность. Ванда заворочалась в кровати, отодвинула вторую подушку, которую обнимала одной рукой, и нашарила будильник. Не он. Выдох в подушку, ещё немного усилий и вторая попытка поиска на тумбочке источника мерзкого звука. Ну конечно, это был мобильник. Поставленный на режим виброзвонка, проклятый аппарат всё равно умудрился испоганить такой хороший, сладкий предрассветный сон. Предрассветный?..
Ведьма покосилась на щель между плотными шторами. Ещё не рассвело, но небо уже светлое. Какого ж хрена ей кто-то названивает?
- Да, - просипела Ванда, потом прокашлялась, проклиная собеседника мысленно, - да! - Встрепанная голова уже могла удержать теоретически вертикальное положение, но думать ещё было выше сил Ведьмы. А на том конце связи явно хотели, чтобы она думала. Иначе почему бы им тараторить как Старк?.. - ..Что? Подождите минуту.
В имени человека было слово "агент", значит, надо было собираться с мыслями по ускоренной программе. Сев на постели и спустив на пол босые ноги, Ванда вздохнула ещё пару раз, тоскливо посмотрела в окно, зевнула и наконец смогла нормально говорить. Точнее, больше слушать. О том, что Щ.И.Т. испытывает внезапные и сильные затруднения при "урегулировании политического и военного конфликта в Саудовской Аравии", и секретной службе требуется помощь близнецов Максимофф.
Близнецов. Ванда споткнулась мыслями, вернулась к этому, обкатала в голове, а потом бесцеремонно перебила:
- Щ.И.Т.у нужны я и Пьетро? Оба? Для прикрытия?
Агент, чью фамилию она спросонья не запомнила, пояснил, что скорее всего речь пойдёт не только о прикрытии, но и об освобождении политических заключенных и заложников из числа гражданского населения. Спасать людей - это же по части Мстителей, верно? Ну да, верно. Спасать - это к нам. Впрочем, погасить войну в небольшой стране - тоже. Просто методы будут другие. Нет, лично Ванде не казалось подозрительным или странным то, что Пьетро наконец сможет полететь на задание без надзирателей из числа сокомандников (сестра в счёт не шла, естественно), она, скорее обрадовалась и вздохнула с облегчением. Ради возможности для Пьетро снова полноценно вернуться в строй она была бы согласна и на Северный полюс пешком пойти. Или на Южный, куда им там от Нью-Йорка ближе.
- Как мы туда попадём? - всё ещё немного сонно задала Ванда последний интересовавший её вопрос.
В ответ она получила инструкции, а заодно и рекомендации по одежде. "Прикройте волосы"... что? Ведьма поморщилась. С какой это стати? Ну в юбке по пустыне она, понятное дело, не стала бы бегать, но причём здесь волосы? Там же и так наверняка жарко. Даже в Нью-Йорке в это время года тепло... На всякий случай она кивнула, как будто её могли видеть. А потом нажала "отбой" и благополучно о деталях забыла - она ведь была сосредоточена на том, чтобы на забыть главное.
Ещё нет пяти утра. Кошмар какой..
С этой мыслью Ванда побрела в ванную, быстро умылась, привела себя в относительный порядок и отправилась будить Пьетро. Если он, конечно, спал. Как оказалось, нет. Когда девушка без стука осторожно приоткрыла дверь, застала брата не спящим, а сидящим на кровати и задумчиво пялящимся в планшет. Там что-то мелькало, разноцветное, наверное, игра или что-то подобное. Ванда не разбиралась.
- Доброе утро, - она тенью просочилась в комнату. Рань страшная, все ещё спят, а кто не спит - нечего им видеть, как Ванда босиком и в пижаме по Башне разгуливает. - Ты спал?
Она без спроса прошла дальше, забралась на кровать рядом с Пьетро, поджав ноги, и приткнулась к его плечу головой. Это было на уровне инстинкта, нормальное для обоих поведение. Здесь, в Башне, комнат хватало всем сполна, а так и делить один продавленный матрас на двоих было для близнецов совершенно нормальным. Зачастую там Ванде спалось крепче, чем одной на удобной мягкой и широкой кровати.
- Через час нас хочет забрать Щ.И.Т., уже со взлётной полосы. В Саудовской Аравии конфликт, нужно спасать людей. Я сказала, что мы поможем... правильно?

+2

3

Мир за долгие года уже успел повидать разношерстных героев, злодеев, нападение инопланетян, появление мутантов из разных эпох, Халка, богов, межагалактических гостей и другое, что в человеческих разумах не укладывалось. На долю Пьетро выпала задача еще сложнее: ему довелось выдержать сотни экспериментов, пройти через множество боли разного характера и вкуса. А после всего ему пришлось умереть.
Раньше Пьетро считал, что смерть существует только для тех, кто остался. Что только они переживают, оплакивают, хоронят, а после с тоской смотрят на вырезанные даты в граните. Покойнику уже нет никакого дела ни до кого. Ни до тех, кого любил, но оставил, ни до тех, кого мог бы полюбить, ни до своих целей, ни до своих желаний. Для него есть только пустота. А теперь Пьетро был по обе стороны. Он ушел и упал в забытье, а после оказался среди живых. И собственная смерть существовала для него в равных степенях с обеих сторон.
Пьетро не спал. В последнее время почти никогда, лишь изредка проваливаясь в необходимый для тела сон. Проваливался, мучился от кошмаров и просыпался достаточно часто. Иногда он засыпал на десять минут, на пятнадцать, а затем вскакивал в холодном потому и голова долго гудела, а мысли путались от усталости и неразберихи.
Отчаянное чувство собственной смерти мучило восставшего из мертвых спидстера постоянно. Лишь только он засыпал, как чувство полной пустоты и страшного пугающего забвения накатывало на него и он боялся, что вновь умер. Он воскрес и помнил это чувство - несуществование себя. Когда только тьма, пустота, когда нет снов, усталости, нет звуков, которые ловишь сквозь сон, нет ощущения собственных пальцев, ты не ворочаешься во сне, не двигаешься, не дышишь... Мозг отключен. Тело мертво. И тебя нет, словно никогда и не существовало.
С этим ужасом он теперь мирился и жил, боясь сомкнуть глаза. Мысли об этом постоянно крутились в голове, и вдруг Пьетро превратился в жуткого философа, то и дело рассуждающего со своим внутренним голосом о смерти и жизни. К слову, внутренний голос его уже не был похож на показавшееся сначала раздвоение личности. Это был полноценный другой голос. Он размышлял, он был неплохим собеседником, он долгими ночами коротал время с Пьетро в его рассуждениях, и речи его нравились Ртути. Но днем голос уходил в темные уголки сознания, ожидая своего выхода, когда разум мальчишки будет на грани сна и реальности.

Сегодня Пьетро снова не спал. И даже не рассуждал о смерти - надоело. Он пытался отвлечься и скоротать время, пока его сестра - единственная, с кем у него еще получалось сохранять обычное общение - проснется утром и они пойдут завтракать, бродить по Башне Мстителей, болтать о разном, иногда шутить. Это все, что ему было сейчас позволено. А еще встречи с его личным мозгоправом - доктором Бреннен. Он знал о кошмарах, которые мучают Пьетро, о страхе перед смертью и несуществованием себя, знал о мучающем чувстве вины и страхе, что к нему уже никто не будет относиться как раньше и все, кроме сестры, готовы всадить ему пулю между глаз.
Когда дверь открылась, Пьетро играл на планшете. Он сидел на кровати, сгорбившись над экраном и упершись локтями в свои колени. Сосредоточен, заинтересован, увлечен... Обычный мальчишка. Не скажешь, что его одолевают мысли о собственной смерти.
- Привет, - растерянно пробормотал Пьетро. Конечно же он не ожидал увидеть сестру в это время у себя. Он покосился на будильник - не было еще и пяти. Как-то совсем рано. - Нет, - отрешенно снова бормочет он и хмурится: что-то случилось? - Нет, не спал. Сон не идет, - Пьетро стал часто ей врать. Никогда ранее не практиковал таких ужасных вещей, но сейчас внутри что-то подталкивало его пересматривать свои отношения с теми или иными людьми. Пьетро иначе смотрел на сестру.
В одной пижаме, босая... Спидстер облегченно усмехнулся. Даже после смерти, после войн, ужаса, страха, горя она такая домашняя и простая, что все остальное казалось незначительным. Как хорошо все еще оставаться с ней детьми. Длинные волосы защекотали голое плечо и голые ребра, нырнув куда-то под руку с планшетом. Пьетро задумчиво смотрел на нее, повернув голову, а затем приложился губами к голове сестры - куда смог дотянуться.
- Да, конечно, - Пьетро нахмурился. Задание для них? После всего, что он слышал от Мстителей, от Старка? Есть шанс доказать им, что он остался прежним, хотя сам Пьетро в этом сомневался с каждым днем все сильнее. - Тогда я пойду собираться? - тихо вздохнул он в волосы Ванды и отложил планшет.

Через час они были готовы и стояли на взлетной площадке. У Пьетро так быстро билось сердце, что ноги завидовали скорости. Его шанс снова обрести доверие друзей, но он сомневался хочет ли... Впрочем, он покорно нырнул в военный самолет за сестрой. Какой-то агент поздоровался с ними, представился и сделал паузу, вглядываясь через свои черные очки в лицо Пьетро. В ответ спидстер нахмурился еще сильнее.
Им провели инструктаж, объяснили, что сейчас там разворачиваются боевые действия и вывести гражданских и политических заложников не представляется возможным, потому что военные силы США не могут пробиться в центр осажденного лагеря. Что и потребуется сделать близнецам. Далее были некоторые рассказы о вооружении врага, об оружии, с которым возможно придется столкнуться, о тактиках и менталитете... О разном. Ведь летели они почти четырнадцать часов до места назначения.
Пьетро успел несколько раз задремать, но просыпался резко и быстро, один раз случайно даже ударил ногой по ноге Ванды и потом долго извинялся. Пришлось объяснить взволнованной сестре, что он давно не высыпается и доктор Бреннен считает это нормальным после всего. Уверил ее, что это пройдет. Но она, конечно, меньше волноваться не стала. Дорога была изнурительной. Такой, после которой нужно было ходить еще два часа по тротуарам и разминать ноги. Особенно для того, кто привык двигать ими постоянно. Пьетро несколько раз пробежался по огромному салону военного самолета, попрыгал, размялся, поспорил с кем-то из соседствующих солдат, что сможет победить его в армрестлинге даже не применив свою силу. Выиграл, долго радовался, но остальные все-таки решили, что он жульничает и применяет способности, потому дальше соревноваться с ним отказались. Однако всю дорогу травили байки и рассказывали мальчишке что-то про оружие.

- Приготовиться к высадке! - агент Щ.И.Т.а повысил голос и Пьетро вынырнул из своего очередного недолгого сна. Помотал растрепанной головой и не сразу вспомнил где он находится. В Нью-Йорке сейчас было около семи вечера, но в месте, куда они прибыли - два часа ночи.
Трап открылся, в нос ударил сухой воздух и ветер поднял песок, мотая его по посадочной полосе. Вокруг светили огни.
- Дальше лучше на вертолете, - пояснил агент и они пересели в вертолет. Путь их продолжился еще на полчаса.

- Что происходит?! - рявкнул Пьетро, крепко схватившись за ремни безопасности.
- Они стреляли по нам, - слева от Ртути один из солдат всматривался в иллюминатор.
Снаряд не попал в вертолет, но разорвался рядом, и тысячи осколков разлетелись вокруг, пробив обшивку. Пилоты пытались посадить машину, но второй снаряд разорвался еще ближе, чем предыдущий. Их явно заметили и теперь старались не допустить к лагерю, развернувшемся недалеко. Вертолет пришлось увести далеко за пределы лагеря и максимально спрятаться в темноте. Обшивка была повреждена, но серьезных проблем явно не возникло.
- У них хренов "Кроталь"! - зарычал один из солдат. - Откуда у этих диких обезьян вообще ЗРК?
- Потому что это не дикие обезьяны. Заткнитесь и придерживайтесь нашего плана. Важно привести сюда всех заложников. Всех, кто вам помешает - убейте. Мы не ведет переговоров с террористами, - отчеканил агент и Пьетро тяжело засопел. Он не так давно тоже был на той стороне. - За дело! И так потеряно много времени!

Пьетро привычным жестом подхватил сестру и они быстрее прочих добрались до границы лагеря. Сам он выглядел как куча палаток, военных машин, баррикад из хлама и мешков с песком, каких-то подобий покосившихся бетонных строений, а так же пары вышек и той самой ракетной установки "Кроталь", из которой пытались сбить их вертолет. Спидстер сделал несколько забегов туда-обратно, и вскоре все солдаты - а их было пять особо обученных людей - оказались по своим позициям. Тогда Пьетро вернулся к сестре.
- Ты мне доверяешь? - он пытался произнести это всю дорогу, но как-то язык не поворачивался. А сейчас, когда он увидел лагерь, вооруженных до зубов арабов, трупы американских солдат неподалеку, к которым на подмогу они и летели... Ему вдруг захотелось узнать, уверена ли в нем сестра. Потому что он во всем на свете сомневался сейчас.

+2

4

Конечно, Ванда волновалась. Не могла не волноваться. Если обычно у кого из близнецов и были проблемы со сном и питанием, то не у Пьетро. Он демонстрировал исключительную нормальность и устойчивость, в отличие от сестры, то и дело одолеваемой ночными кошмарами или приступами нервного голодания. А теперь Ванда вот могла спать, и даже видеть во сне сад и качели, а к Пьетро не шёл сон... И ведь не получится как в детстве: взять любимого мягкого зайца и забраться в кровать к брату, что напротив её собственной, положить между ними зайца, чтоб уютнее, но чтоб не мешал, и рассказывать какую-нибудь историю, пока второй не заснёт. Так делал в их детстве Пьетро, если Ванде не спалось (заяц-то был её), но ведь им давно не по семь лет... И зайца тоже нет. Да и милых историй не накопилось...
Но я должна что-то сделать. Как-то... помочь. Ванда хмурилась и молчала, рассеяно следя глазами за мелькающими на экране планшета детальками. Никакого плана не складывалось. Либо одно, либо другое оказывалось лишним или не умещающимся в заданные рамки. Может, поменять рамки?..
Додумать это Ванда не успела. Пьетро вздохнул, поцеловал её и приготовился собираться.
- Угу, - кивнула ему сестра и тоже сползла с кровати. - Я попробую нам что-то приготовить, приходи.
Надеюсь, кофеварку я освоила уже прилично. И не спалю ничего в микроволновке, точно не спалю, не так всё плохо. Ну а уж в хлопьях с молоком и вовсе ничего нельзя испортить. Максимофф хорошо помнила, как готовить элементарные блюда на старых газовых плитах, но вот где такую взять в Башне Мстителей? Пожалуй, ей пора вплотную заняться освоением всех видов бытовой техники и поэкспериментировать с собственной памятью. Или найти рецепты и устроить развлечение. В конце концов, система безопасности никакой катастрофы не допустит.

Они летели целую вечность. Летели и летели и летели. При этом ведь когда находишься в самолёте, ты сам не двигаешься, ты просто эти часы сидишь или лежишь, если с классом повезло. У них были возможности весьма неплохие, в смысле, чтобы откинуть мягкое широкое кресло и поспать, но толком спать не получалось. Ванда почти не выпускала руку Пьетро, с самой полосы, где они встретились с агентами Щ.И.Т. Она видела, что брат нервничает, ему неспокойно, и пыталась как-то перенять это, ослабить, показать, что всё хорошо. И так это и правда было хорошо - держаться за руки, что она не отняла ладони и потом, когда они заняли кресла, взлетели, когда слушали инструктаж и пытались спать. Она засыпала несколько раз, довольно быстро и крепко, и просыпалась, чувствуя, что дёрнулся, проснувшись, Пьетро. Он извинялся, глядя в её сонные и немного испуганные внезапным пробуждением глаза, она говорила, что ничего страшного, гладила по руке, прислонялась лбом к плечу и даже украдкой прижималась губами, но всё повторялось снова и снова. У Пьетро были очевидные проблемы со сном. И нет, конечно, она не успокоилась от объяснения. Лишь ещё глубже уверилась, что должна как-то помочь.
К середине полёта спина, ноги и шея затекли даже у Ванды, трудно представить, как тяжело часы неподвижности давались Пьетро, которому и лишнюю минуту на месте было сложно посидеть. Однако он отлично держался: общался с солдатами, спорил, кажется, даже веселился. Ванда наблюдала за этим с лёгкой улыбкой, раз за разом прокручивая в голове услышанное от курирующего агента. Пока картина складывалась довольно ясная. Пьетро предстоит сыграть роль транспорта, а ей - прикрыть этот процесс, а потом поработать разрушительной силой, пока спецы и Пьетро сработают транспортом в обратном направлении. Ведьма не волновалась за себя, но вот за брата - да. С его горячностью забыться и сунуться под пули это как нечего делать, проверяли уже. И Ванда переставала улыбаться и закусывала губу, борясь со страхом потерять брата снова.
Ничего. Я буду начеку. Я буду сфокусирована и всё отслежу. Ничего.
- Мисс Максимофф? - агент тронул её за локоть, и пришла очередь Ванды просыпаться первой.
- М? Что?
- Скоро садимся. Переоденьтесь, прошу вас, - и ей протянули стандартную полевую форму без знаков отличия. - Вам ведь не нужен специальный костюм?
- Нет.... но зачем?
- Мы в арабской стране. Женщину никто не станет слушать, какую бы сторону она не представляла. Военные пола не имеют.
Хмыкнув, Ванда взяла протянутые вещи и ушла в дальний отсек салона переодеться в песочный камуфляж и майку цвета хаки. Брюки сидели свободно, но спасибо, что не падали, а рукава куртки пришлось два раза подвернуть, и Ванда в ней казалась меньше, чем была на самом деле. Подумав, девушка ещё закрутила потуже в узел на затылке длинные волосы. Ветрено, скорее всего, и будут мешать.

- Мимо, - шепнув это, Ванда смотрела отстранённо, пытаясь сосредоточиться и представить, что происходит вне вертолёта, но никак не получалось.
Она всё-таки не Джин Грей, не такой опытный телекинетик, чтобы не глядя ставить защитные поля. У неё и в зоне прямо видимости не каждый раз всё получалось как надо. Сейчас мешал ещё и страх, и что-то холодное, говорящее металлическим голосом в голове "оставь, лучше готовься к тому, чтобы спасать себя и брата, это ведь ты сделать сможешь?". Смогла бы, конечно. Но вертолёт? Эти люди и те, что внизу? Когда по тебе стреляют напрямую, в лицо, не так страшно. В консервной банке в воздухе - вот где ужас. И Ванда старалась дышать ровно, чтобы никаким выплеском силы не сбить приборы навигации или настройки бортового оружия.
Гул и звук собственного дыхания. Пока они в воздухе. Всё хорошо.
Ещё один удар, дробные мелкие попадания, и Ванда едва смогла не вскрикнуть. Что-то не так, но всё будет хорошо. Руки она начала чувствовать только когда вертолёт приземлился, и за иллюминаторами поднялась песчаная буря, взбитая винтами.
Как он там сказал? "Всех, кто мешает - убейте"? Девушка усмехнулась нехорошо, жёстко, и кивнула, больше сама себе. Ну что ж, можно и убить. Раз уж она сегодня солдат неизвестно какой армии.

Оказавшись у начала лагеря буквально за пару секунд, Ванда забилась в своеобразное укрытие, между мешками с песком и стеной, изрытой дырами от осколков и пуль, и наблюдала за происходящим, пока Пьетро транспортировал солдат, что пойдут с ними. Кажется, они не задали главного вопроса - как отличить "правильных" арабов от "неправильных"? Логично предположить, что женщин и детей нужно спасать всех, на всякий случай, но мужчины? Кто без оружия - не враг? Логика Стива не всегда работает, как показывала практика. Но кто стреляет в тебя - определённо, не "свои", тут не поспоришь.
Максимофф присмотрела удобное возвышение для будущей работы в прикрытии, и как раз вернулся брат. И задал странный вопрос. Слишком простой, он что, правда сомневался? Ванда посмотрела удивлённо, а потом привычно протянула брату обе руки.
- Больше, чем себе, - она ответила абсолютно честно. Больше, чем всем в этом мире. - Не сомневайся.
На первый же донёсшийся со стороны лагеря звук, Ведьма только головой повела - и близнецов окутала алая тонкая пелена защиты. В неё немедленно ударилось несколько пуль, и Ванда вздрогнула, заставляя себя не повернуть назад, а главное суметь отпустить туда Пьетро. Туда, где снова стреляют...
- Наверное, я займу вон тот кусок стены, так смогу прикрыть максимально этот путь для выхода, - она заговорила торопливо, немного сбивчиво, в речи явно засквозил акцент, что бывало нечасто. - Плюс оттуда хорошо просматривается почти весь лагерь, смогу дать сигнал тревоги, вот этим, тебе дали такой же? - У пояса висела сигналка. - Не помню, что там будут делать эти ребята из Щ.И.Т.а, ты пойдёшь за заложниками, да? Вон то здание. - Наконец она смогла посмотреть Пьетро в глаза. - Будь осторожен, - и больше ничего. Дальше и так понятно. - Отнеси меня туда, и начинаем. Тут не Майами-бич, нужно побыстрее убираться.
Но на стене Ванда вдруг передумала, почти сразу. Она не сможет, просто физически не сможет снова отпустить его! Сказать "иди, я справлюсь". Ни за что. Нет, они пойдут вместе. Как вообще может быть иначе?!
- Стой. Я с тобой, - Ванда крепче сжала ладонь близнеца. - Ну их к чёрту, больше мы не разделимся. План Б. Пойдём вместе, и выйдем вместе.
И это было правильным решением, судя по тому, что дышать стало легче. Теперь поток бешеной скорости был не серебристым, а с явной примесью алого свечения. Близнецы Максимофф ворвались в лагерь как ураган, и эффект произвели ожидаемо сильный. Купол энергии гудел, трещал и дрожал, отражая пули и поглощая их кинетическую энергию, и Ванда была вынуждена почти слиться и внутренним источником, потоком, чтобы успевать и защищать себя и Пьетро, который на месте не стоял, и прокладывать дорогу, "зачищая" вооружённых арабов. В её руках не было оружия, но и не нужно, щитом можно работать на поражение, спасибо, Роджерс. Вам вернули ваши пули, экономия войны как она есть. Тела падали и иногда мешали, Ванда спотыкалась, если пятилась. Один раз даже упала, и очередь чиркнула чётко над головой, а потом стрелявшего в буквальном смысле смело.
Они знали, кого звать, о да.

+2

5

Конечно она пойдет с ним, иначе и быть не могло. Пьетро и так был послушным кроликом с ней, кивая на все предложенные варианты сестры. В целом они просто привыкли понимать друг друга с полу слова и не нужно долгих объяснений почему она выбрала такую тактику - он выбрал бы ее же. Пока остальные солдаты из Щ.И.Т.а прикрывают их спины и примагничивают весь огонь противника к себе, их задача была вытащить заложников из здания, на которое указала сестра.
Она ему доверяет - это все, что нужно Пьетро. После этих слов он был готов свернуть любые горы, ведь за ним стоит такая опора.
Пьетро не сразу понял куда он попал. Долгий перелет, непринужденные разговоры, вечно сонливое состояние и кошмары, которые уже мерещились наяву, - все это не дало Пьетро сразу оценить ситуацию. Но это изменилось, когда рядом с ним просвистели первые пули. Сердце перестало биться и страх сковал ноги, что для спидстера было подобно смерти. Воспоминания захлестнули его и он невольно приложил руку к оставшимся от пуль шрамам в груди. Подавился горьким дымом, но голос сестры быстро вывел его из задумчивости. Нет времени бояться. Это его возможность вернуться к привычному и важному. Ртуть не может показать всем, что еще страдает от прошлого и уже не является прежним безрассудным воином, которого жаждут видеть в своих рядах Мстители.
Серебристый с красными вплетениями поток пронесся прямо в уже потрепанное боевыми снарядами бетонное здание. У него не было части крыши, а вход был завешан тряпьем. Зато вокруг стояли несколько вооруженных арабов, что-то кричащих на своем языке и направляющих стволы на возникших внезапно рядом двух солдат неизвестной армии. Пьетро был одет идентично своей сестре, разве что на нем одежда смотрелась более уместно и по размеру. Они просто стояли в небольшом холле и их обстреливали со всех сторон. Пьетро с удовольствием вздохнул и ощутил скорость. Мир вокруг замер и он успевал заметить расположение всех солдат, оценить все пули, которые летели слишком быстро к нему или его сестре. Одна пронеслась так близко от лица Ванды, что тумблер в голове ее брата щелкнул.
Ярость сталью отразилась в глазах и в следующую секунду араб, который палил над головой Ванды, отлетел к стене и рухнул на землю с воткнутым куском арматуры прямо во лбу. Пьетро ощутил как с чужой кровью по рукам льется внутри небывалая ярость. Он бы пытался сдержать это, как делал весь месяц сидя в Башне Мстителей, но сейчас было не время и не место для самокопания и холодного душа. Ярость сейчас была ему полезна. Не зря агент Щ.И.Т.а приказал им убить всех, кто помешает - помешать им пытались все.
В лагере заверещала сирена, прожектора закружились по всей территории, выслеживая нападающих. Это американские солдаты, что соревновались с ним в армрестлинге, приступили к своей части операции.
Пьетро закрыл глаза и позволил своему разуму действовать на полную катушку - он отпустил внутреннюю ненависть и в следующую минуту из дверного проема прямо на улицу вылетел еще один солдат. К моменту его падения на землю у него уже была сломана шея и кость неестественно торчала в бок под ухом. Попытавшись расправиться с третьим, Пьетро получил кулаком в ухо, затем прикладом по выставленному в защите плечу, но все-таки успел перехватить араба и несколько раз ударить его головой со всей невероятной скоростью об бетонную стену.
С остальными лихо разобралась Ванда, и когда Пьетро остановился возле нее, он улыбался от уха до уха.
- Не бойся, - вдруг радостно сказал он. - Я же не боюсь.
Его гнев поглотил его страх перед свистящими рядом пулями и позволил бесстрашно атаковать. Они с сестрой двинулись прямо по коридору и оказались в зале, где в центре спина к спине сидели несколько людей. Некоторые были завернуты в тряпье, некоторые были одеты в деловые костюмы, а кто-то в военную форму. Разбираться не было времени - всех этих людей нужно было быстро вывести отсюда под огнем и посадить в вертолет.
- Организуешь мне тоннель до конца лагеря? - спросил Пьетро, повернувшись к сестре. - Я переведу всех быстро и вернусь за тобой, - он подлетел, поцеловал сестру коротко в лоб и по-мальчишески бодро и весело кинулся к заложникам. Он рывком поднял на ноги лысого мужчину в черном костюме. Но тот тут же рухнул обратно. В его затылке было ровное пулевое отверстие.
- Что за черт? - Пьетро проделал тоже самое со следующим, потом со следующим, но все падали ниц без признаков жизни.
Пьетро покосился на сестру, а затем нажал кнопку связи на свое передатчике в ухе:
- Все заложники мертвы! Эй! Что это за задание такое?! - закричал он, а в ушах близнецов раздалось хриплое и прерывающееся:
- Среди ни-ш-ш-шх есть азиат в ш-ш-ш-ш белом костюм-ш-ш-ше?
Пьетро осмотрелся, но похожих не нашел. Он вообще не знал, что у них есть какая-то конкретная цель, а на мертвых детей и женщин можно было наплевать.
- Нет! - крикнул он в передатчик и тот велел им найти этого человека любой ценой.
Ярость захлестнула Пьетро и он поднял полные стали глаза на сестру. Волны ненависть, ощущения новой подставы, предательства захлестнули мальчишку. Эта ярость покатилась в разные стороны, задевая солдат, Ванду, заполняя все пространство. Пьетро тяжело сопел. Его снова пешкой бросили на смерть.

+2

6

Без привычного командного голоса Стива, без шуток Тони в эфире к месту и не к месту, без хладнокровного хмыканья Наташи всё происходящее казалось нереальным, как тренировка, несерьёзным и отчего-то неправильным. В смысле, обычно операции Мстителей выглядели не так. Более спланированными. Более цельными. Не было хаоса, не было странной свободы убивать, не было такого разброса целей. И было чувство единения, а оттого - почти бессмертия. Ей было бы сложно представить, что кто-то их них всерьёз пострадает. Может, оттого, что она не видела их сломленными, уже будучи в их рядах. Да, алая Ведьма была той, кто рассеял Мстителей в своё время, но ведь тогда она не была одной из них! Рассеять врага нормально. Видеть рассеянных союзников... Остаётся навсегда.
Ванда видела мёртвого брата. Безнадёжно мёртвого, лежащего на раскуроченном бетоне, расцвеченного бурыми пятнами. И это останется с ней навсегда. Она не перестанет бояться за него, даже если получит миллион подтверждений его бессмертия. Просто потому что однажды они прошли через это. И, пожалуй, страх за жизнь Пьетро - единственное, что убеждало Ванду в реальности происходящего, держало в реальности и как-то... взбадривало. Что они на самом деле взялись помочь Щ.И.Т.у, но что-то это всё не напоминает мирную миссию. И не то чтобы Ванде это не нравилось. Ведь убивать всегда было проще, чем не убивать, и быстрее. Да и надёжнее. Но где-то в глубине души ворочалось недовольство собой, ощущение, что так быть не должно. Ведьма почти наяву услышала немного печальный голос Роджерса "как вы могли, Ванда?..".
А потом Пьетро подлетел к ней, сияя улыбкой и лихим своим безрассудством, и совесть заткнулась, как будто её не было.
"Ну и дурак!", чуть не фыркнула в ответ Ванда. Впрочем, она не сердилась на его бесшабашную храбрость, наоборот, радовалась. Ну пусть дурак, ну и ладно. Что она, не прикроет его? Прикроет обязательно. Пусть радуется, пусть не боится. Когда Пьетро так счастливо улыбается, всё остальное не так уж важно.
- А кто боится? - она усмехнулась.
Внутри оказались те самые заложники, а ещё куча хлама, тряпья и россыпь отстрелянных гильз. Пленные сидели спина к спине и оставались на редкость безучастны к происходящему вокруг. Стрельба, взрывы, крики, да и вот, парочка пришедших их спасти сверхлюдей - ничего не произвело впечатления. Они под снотворным? Что-то здесь не так. Чем их накачали?.. Ванда нахмурилась и хотела подойти ближе, но куда там, кое-кто жил на иных скоростях. Ей оставалось только кивнуть.
- Конечно, не проблема.
Коротко улыбнувшись, Ведьма сосредоточилась и "сбросила" с пальцев толстые красные канаты. Они зазмеились в сторону выхода, рассекая пространство, расчищая его и растекаясь по сторонам тонкой плёнкой. Она не очень умела подобное делать, точнее, пробовала только один раз, на тренировке, но кто сказал, что сейчас не получится? Ладони разминали и гладили воздух, взблёскивали тускло неизменные серебряные кольца, и очерчивался полупрозрачный алый купол, выдавливающий кусок стены, и дальше всё на своём пути. Ей нужно перекинуть его за пределы видимости - вот единственная сложность. Придётся задействовать память, а не воображение.
- Что там?..
Ванда погружалась всё глубже в "отстройку" тоннеля до края лагеря, и не могла отвлекаться, чтобы не упустить ни одного зазора. Чёрт. Что-то пошло не так. Ну конечно, если что-то могло пойти не так... и далее по тексту. Иначе их бы не привезли. В эту минуту Максимофф полностью разделяла раздражение Кэпа на методы Щ.И.Т.а. Вообще-то они им не цепные псы, не регулярная армия, не пешки, которых можно направлять вслепую, а потом использовать как вздумается.
Ведьма остановилась, с усилием опустила руки, и "стены" созданной части коридора начали сворачиваться, уплотнуться и втягиваться обратно в здание, укладываясь плотными витками к её ногам. Рассеять подобную силу значило бы сровнять с землёй и это здание, и ближайшие в радиусе десятка-другого метров. Ванда злилась и "наматывала" на пальцы телекинетическое макраме. Ей не нужно было ничего говорить, ни о чём спрашивать - лицо Пьетро было достаточно красноречивым. Брат в ярости. Как и она сама. Они достаточно побыли слепым оружием, и полузрячим тоже.
- Пошли вы нахер, агент-как-вас-там, вместе с вашим белым арабом и вашими спецами, большими шагами прямиком нахер! - отчеканила Максимофф ледяным голосом. - Мы не служим Щ.И.Т.у, мы пришли спасать заложников. Они мертвы. Мы спасём всех мирных жителей, сколько сможем, и вы их отсюда заберёте, ясно?
- Это приказ, мисс Максимофф, - прерываемый помехами голос пытался командовать. - Вы отсюда не улетите, пока...
- Это вы отсюда не улетите, если я разберу вертолёт на винтики! - зарычала Ванда.- Мы - Мстители, а не карательный отряд и не шпионы. Мы спасаем невинных. Ваши агенты в состоянии выполнять приказы - вот и пусть ищут человека, который вам нужен.
Вскинув одну руку к потолочным перекрытиям, вторую Ванда простёрла над Пьетро, и в следующую секунду на них рухнул потолок, точнее, вся часть, что им считалась. Алый столб пробил воздух, пробил, казалось, само небо, но над близнецами полыхала защита, и камни, осколки и труха оседали, не касаясь. Как вам такой маяк для огня?.. Проложив для Пьетро безопасный коридор низом, Ванда поднялась над землёй с намерением взлететь.
- Нужно выполнить нашу миссию, настоящую, - чуть закашлявшись от пыли, сказала девушка. - Посмотрю, что там происходит, сверху. Попробуешь разобраться, есть ли тут ещё живые, достойные того, чтобы жить? Решили нашими руками жар загрести, - Вандо недобро улыбнулась. - Ну-ну.
И взвилась выше обломков стен, окутанная красной дымкой.

+2

7

Такой гневной Пьетро сестру и не видел, пожалуй, никогда. Расстроенной, раздраженной, но не посылающей нахер военных. Он вдруг понял, что улыбается, глядя на Ванду, вадающую полную ярости тираду агенту Щ.И.Т.а. Когда она закончила, Пьетро поймал ее взгляд. Брови были нахмурены, а во взгляде алая решимость. Встряхнув головой, Ртуть сбросил с себя насмешливость и даже не смог понять откуда она вообще взялась. Он хотел что-то сказать, но красные потоки магии начали заполнять пространство. Рухнула крыша.
- Ванда, осторожнее! - закричал Пьетро, но понял, что ведьма накрыла себя и его защитным куполом.
Она в порядке... Отлично... Да и мои кости пока при мне - тоже хорошо.
Она более, чем в порядке. Она с нами.
Пьетро ощутил, как давится неведомым голосом. Внутри бурлило, клокотало, свирепело. Он понимал, что со способностями или без - сейчас готов голыми руками разорвать пасть тому агенту, что затеял с ними нечестную игру. Разве кто-то может пытаться шутить с ним? После всего?! Разве у кого-то хватит духа перейти дорогу тому, кто смог обмануть саму смерть, тому, ко вряд ли забоится направленного ему в лоб дула. Пьетро разбирала злость, мысли его путались, а вокруг сыпалась бетонная крошка.
Ртуть закашлялся и это несколько его отрезвило. Он прикрыл глаза от красного зарева и дымки, а затем поднял голову на сестру.
- Стой, Ванда! - рявкнул он грубее, чем планировал. Он злился теперь и на нее. И вот почему: - Спускайся. Я не смогу тебя прикрыть в небе, черт возьми, я же не хренов орел! - он неосознанно сжал кулаки пока пытался докричаться до сестры. Но Ванда уже приняла решение, а оба близнеца были всю жизнь ой какие упертые... Поэтому Пьетро только закатил глаза - он знал, что не сможет убедить сестру спуститься и спрятаться за его спиной.
Опять разделиться... Ну что же. На этот раз здесь нет никого, кто был бы достоин защиты Пьетро кроме его сестры. Он не кинется защищать чужих детей или незадачливого Мстителя, подставившегося под пули. К тому же с плохим зрением. В этот раз ему будет плевать на все кроме Ванды, тем более задание оказалось липой, их просто бросили в горячую точку ради неведомых целей Щ.И.Т.а. Играли, держали в неведении, считали, что они цепные псы, которых можно было в любой момент спустить с цепей. Дрессированные мутанты, да? О, это было совсем не так.
- Вы слышали мою сестру, - рявкнул Пьетро в передатчик, когда там кто-то пытался докричаться до них со своими немыслимыми приказами. - Не нужно было нас злить, - произнес он уже себе под нос и повернулся к выстроенному коридору.
Чтобы защитить сестру не имея возможности дотянуться до ее руки, Пьетро оставалось только убить всех, кто может добраться до Ванды. И раз уж она теперь представляла из себя воздушную угрозу, первым делом он решил заняться ЗРК. К счастью, установка находилась не так уж и далеко, в нее только что нырнули два араба, третьего Пьетро успел схватить за куртку, рвануть на себя, а затем приложить головой о железный люк. Потерявшего сознание солдата Пьетро швырнул вперед, практически под гусеницы ЗРК, но даже не посмотрел в его сторону.
Он серебристым водопадом свалился в кабину и внутри сначала раздалась короткая очередь, а затем все затихло. Уже начавшая двигаться вперед ЗРК «Crotale» вдруг резко остановилась, подавшись вперед, и замерла. На приборной панели была размазана кровь.
- Должно быть так же легко, как в компьютерной игре, - Пьетро привычным жестом хрустнул шеей, а затем, судя по приборам, смог указать координаты одной из сторожевых башен. Ему хотелось думать, что он все правильно понял. Пушка резко дала залп, отдача мотнула ее назад, и Пьетро ухнул грудью на панель. - Черт! - он испачкал черную майку из выданного комплекта "неизвестного бойца" и почувствовал, как чужая кровь пропитывает ткань и касается кожи.
Он быстро открыл захлопнувшийся люк и уселся на его край, осматривая царящий хаос. А затем вдруг рассмеялся и закрыл ладонью глаза. Ему нравилось. Ему чертовски нравилось. Там, где была башня - точнее рядом, потому что Пьетро все-таки скосил прицел - полыхало пламя, башня опасно накренилась. Он хлопнул в ладоши и ударил себя по коленям, затем приложил палец к передатчику, зная, что сейчас его услышит не только Ванда, но и агенты Щ.И.Т.а. Но сдержаться не смог:
- Детка, смотри, у меня танк! - он расхохотался, но передатчик быстро отключился от связи.
- Черт, ты что творишь?! - рядом с ЗРК показался запыхавшийся солдат из их команды. Он удивленно смотрел снизу-вверх на мутанта.
- Понятия не имею, - огрызнулся Пьетро. - У нас оказался весьма неполный инструктаж, - он рывком слез с многотонного железа. - Забирай себе. Думаю, ты стреляешь получше меня.
И он вихрем унесся прочь. Вокруг еще были те, кто мог угрожать его сестре. Поэтому серебристый поток ворвался в еще одно небольшое строение, на крыше которого снайпер пытался целиться в парящую Ванду. Она зависла совсем недалеко, и когда Пьетро скинул солдата со стены, он наконец смог добраться до нее поближе.
- Давай-ка спускайся, - прорычал он. - Ты не собиралась разделяться, так не делай этого сейчас! - что-то ему подсказывало, что злоба, пьянящая их обоих имеет одну исходную точку. Он чувствовал неестественность ярости Ванды. - Ванда, прошу, - он протянул руку над разделяющей их пропастью. - К черту задание, здесь нет заложников! Я не собираюсь искать сомнительного азиата в белых халатах. Пусть разбирается Щ.И.Т.! - он все еще держал руку перед Вандой, когда внизу из одного разрушенного дома вывели связанного человека в белом и с мешком на голове. Его вели солдаты, вооруженные до зубов. Их уже ждал внедорожник. Засмотревшись, Пьетро не увидел, как с другой стороны в них несется снаряд. Чей-то гранатомет? Или же предательство своего, которому Пьетро оставил ЗРК? Но какое дело чей был снаряд, когда пол под ногами рассыпался в труху, увлекая за собой.

+2

8

Она ещё не левитировала подолгу. И под обстрелом. Даже на тренировках, но Пьетро об этом знать не следовало. Ванда была уверена, что у неё всё получится, точнее, она и не слишком задумалась, когда принимала это решение. Просто сделала и всё, и уже позже подумала, что вот и получилось, и отлично, и надо позже похвастаться брату, как быстро она прогрессирует. Он, конечно, будет, мягко говоря, не рад некоторым аспектам.... Но это потом.
Ведьма парила в воздухе, окутанная алым, в нелепо расправившейся в ширину на ней большой куртке, нахмуренная и сосредоточенная. Сверху обзор и правда был лучше. И с её высоты Ванде было отлично видно три группы домишек, в которых муравьями суетились перепуганные люди, пыльные, серые, пригнувшиеся. Возможно, там были дети. Испуганные войной, покалеченные ею дети. Ванда сглотнула ком в горле и осмотрела местность на предмет угрозы. По мирным не стреляли. Но вывести их следовало.
- Кто-то слышит меня? Агенты? На девять, два и четыре от меня гражданские, так вы говорите, да? Без оружия. Не под атакой. Можно эвакуировать. Нужно, - поправила сама себя. - Если этим займёмся мы, будет быстрее, эффективнее, но статус-кво улетит к чертям, что выбираете?
"Статус-кво" она услышала от Стива и потом выяснила, что это. Максимофф расширяла словарный запас как могла, но с пониманием контекста или как там это ещё по-научному называл доктор Беннер, были сложности по-прежнему. По большей части потому, что Алой Ведьме было наплевать на тонкости, она смотрела в суть. Защищать. Прикрыть своих. Уничтожить врага. Остановить врага. Политические игрища - это не к ней. 
- Он и так в п-ш-ш-шлной ж-ш-ш-ш... кхм.. - ответ подавился и затих.
Шевелений на обозначенных Вандой отметках не наблюдалось. Зато активность Пьетро привлекла много внимания, в том числе и её. Вряд ли, конечно, арабы или агенты Щ.И.Т. смотрели на перемещения парня так же зачарованно и почти влюблённо, как Ванда, но явно не менее внимательно. Он, кажется, вознамерился защищать Ванду с земли, потому что ЗРК противника, тот самый, что атаковал их вертолёт, внезапно сменил траекторию и странно себя вёл. Потом снаряд бахнул по башне с огневой точкой, Ванду отнесло волной метра на два-три в сторону и на один вниз, она ощутимо занервничала, но удержалась. Сила злости, что подняла её сюда, начала стихать, и надо бы, наверное, спуститься и вывести мирных жителей... Но теперь как уйти от зрелища?
Пьетро сидел на краю люка и хохотал. Ванда невольно заулыбалась в ответ и почувствовала, что что-то должна сделать. Чтобы он ещё засмеялся так же радостно.
- Ты лучший, - ответила она, не смущаясь, вопреки обычному, что их слышит кто-то ещё.
И расцветила небо алым фейерверком. Да я почти как Старк!.. Только оружие не делаю. Я - оружие. Внизу, параллельно с продвижением Пьетро, образовывались небольшие "коридоры", заслоны из телекинетической волны. Где-то они были призваны прикрыть спидстера, где-то атаковали сами по себе, а где-то Ванда ставила щиты, чтобы закрыть от случайных пуль мирных жителей.
- Долго ещё вы собираетесь тут торчать? Скоро камня на камне не останется, - проворчала Ванда представителям Щ.И.Т.а, но ответа не получила.
Ладно... ладно. Я сама. Обломки стен и укреплений, отстрелянные и брошенные автоматы, доски от ящиков - всё это начало сползаться к жилому сектору, выстраиваясь в невысокие пока баррикады. Ведьма намеревалась построить мощные стены именно там, отгородив сектора, чтобы потом Пьетро мог, не рискуя, безопасно, вытащить людей оттуда. А Ванда бы добралась по воздуху или земле, не важно, она-то умеет закрываться от ударов. Она не пропустит пулю.
Ага. Ну да. Уже.
Ванда опустила камни, вздрогнув, развернулась, едва не перевернувшись в воздухе горизонтально, и уставилась на брата. Который только что помешал снайперу убить её. Из девушки как будто выпустили воздух, и с ним всю решительность и уверенность. Она почувствовала это, как стало будто холоднее. И вернулось чувство вины, которое исчезло в бою, в упоении тем, что она делала.
- Заложников нет, но там... люди, Пьетро, просто люди. Там могут быть... дети, - Ванда подплывала ближе, слишком медленно, но и это давалось с трудом. Если быстрее, просто упадёт. Голос был немного извиняющийся, как в детстве, когда Ванда промокла до нитки, тщетно пытаясь перетаскать в дом все игрушки и книжки из  импровизированного во время внезапно начавшегося ливня. Игрушек было много, а Ванда не могла обогнать ливень, да ещё и упала. - Мы не будем разделяться... - она коснулась руки брата, взялась за неё, и едва носки ботинок коснулись пола, посмотрела туда, куда уставился вдруг Пьетро. - Что...? Пьетро! - вскрикнув и инстинктивно сжав руку брата крепче, Ведьма рухнула вниз вместе с ним.
Пол ушёл из-под ног неминуемо быстро, поползли с треском и утробным гулом куда-то стены. Слишком знакомо. Слишком в новинку. Взрыв, обрушение, как не дышать, как дышать, не шевелиться.... Ванда вцепилась в брата, зажмурилась и отчаянно хотела жить. Так сильно, что смогла открыть глаза только тогда, когда поняла, что до земли они так и не долетели. Вокруг вакханалия звуков торжествовала над тишиной, сыпались камни, всё заволокло дымом, и было очень страшно. Как в детстве. Только на этот раз перед глазами близнецов была не надпись "Старк", а лица друг друга. Категорически искажённое зеркало в понимании постороннего, кривое, "наоборотливое", и только Ванда и Пьетро знали, что друг в друга они смотрят действительно как в зеркало.
Сила Ванды, её страха и желания жить держала их в своеобразном коконе, узком, но довольно прочном.
- Я не могу... не могу отпустить, - руки свело, наверное, она делала Пьетро больно, так вцепившись в него, в ткань куртки и руку, но отпустить и впрямь было выше сил Ванды. - Оно рухнет... надо... надо...
А что "надо", понять никак не получалось. Наверное, перестать паниковать и дать обломкам и пыли окончательно осесть. Благодаря силовому полю их не может завалить без возможности выбраться. Но если будет второй удар, если раньше нанесут ещё один, им конец. Ванда не сможет удержать ещё и его, по крайней мере, к такому её не готовили! Пули - да, но такое... Коротко дыша через рот, она смотрела на Пьетро и старалась успокоиться. Ещё немного времени, вот что нужно. Чуть-чуть. А потом они выйдут отсюда и закончат начатое.
- Если я понемногу буду отпускать поле, ты сможешь нас отсюда вынести? Щ.И.Т.у наплевать, они нас доставать не станут, - а Старку и Стиву скажут, что сами, юные дураки, попались, да ещё и приказ не выполнили. И всех собак на нас повесят.
Рядом грохнул новый взрыв, не в это же здание, а недалеко. Ванда зажмурилась и невольно вжала голову в плечи, прижимаясь к брату. И ведь гул улетающего вертолёта на таком расстоянии не расслышишь... Неужели их правда здесь бросят умирать?! В груди снова закипал гнев, так отлично дававший силы. Камни со скрипом, будто нехотя, стали расходиться.

Отредактировано Wanda Maximoff (27-04-2017 22:53)

+2

9

Голова гудела после взрыва. Слышался в ушах стук собственного сердца. Пьетро понадобилось несколько секунд, чтобы восстановиться и начать осознавать мир вокруг, понять, что он слишком сильно сжимает руку своей сестры. Скорее инстинктивно отчаянно. Ванда вторила его хватке и ее ногти впивались в кожу спидстера. Впрочем, это даже болью назвать нельзя было. Это необходимость. Необходимость так сильно вцепляться друг в друга, что походить на одно целое.
В этот самый момент будто звуковая пелена спала с Пьетро. До этого он слышал только собственный хохот, напряженный гул изнутри своего сознания, ветер, свист разрезаемого воздуха, когда он преодолевал новые барьеры скорости. Сейчас он слышал куда больше. Каждый треск разрушенного камня, бегущая вниз водопадом щебенка, огромные, с грохотом упавшие на землю валуны, крики солдат на незнакомом ему языке, автоматные очереди, грохочущие как град по кузову машины. Истеричные крики женщин и даже детей. Звуки шин тронувшегося внедорожника. Шипение передатчика в ухе. Сдавленный слова Ванды, которые было и не разобрать в дыме и пыли. Только крепость ее рук.
Наконец он разобрал ее слова. Со всех сторон давили камни, заключая их небольшой алый кокон в цепкие бетонные объятия обломков. Ртуть опустил глаза вниз и увидел погребенные под камнями тела солдат, которым повезло меньше. Он инстинктивно постарался отвернуть сестру в другую сторону и не дать ей отвлекаться на других. Конечно, они и так уже наворотили дел, но он до последнего будет беречь ее и без того нежную психику.
Пьетро заключил сестру в медвежьи объятия.
- Отпускай понемногу. Только спрячь голову. Да, вот так, - он медленно, на сколько позволяла их нынешняя клетка, поднял сестру на руки, вжал ее в себя и заставил обвить свою шею так сильно, что дышать стало еще сложнее, чем до того в дымной завесе. На плечи давило, Пьетро пригибался. А затем вдруг почувствовал укол ярости. Он исходил не от него, а от Ванды, но почему-то Ртуть ощутил его физически ясно, закрыл глаза и выдохнул. Они снова под завалами из-за игр тех, кто был сильнее, в чьих руках было больше власти. Близнецы снова были вынужденными жертвами, пешками, о которых никто не позаботится. Его это злило, злило Ванду, серебристый и алый потоки гневов сплетались в один и делали их сильнее. Опьяняющее чувство яростного тандема, готового рубить с плеча. - Отпускай! - рявкнул Пьетро из последних сил и, когда красный кокон развеялся и позволил ему свободно двигаться, он почувствовал, как в мгновение ока ноги опустились на твердый пол, заваленный обломками. Он не раздумывая кинулся напролом.
Сверху с новой силой сыпались камни и куски бетона. Пьетро одной рукой прижал голову сестры к себе, крепко удерживая и прикрывая, второй рукой держал ее под ноги и тоже старался как можно сильнее прижать к себе. Он пытался полностью укрыть ее собой.
Плечи раздвигали летящие камни на огромной скорости. Какие-то сдвигались моментально, а какие-то давали отпор и больно били, раздирая куртку. Серебристый вихрь прорвался сквозь толщу бетона и наконец-то вынырнул наружу. Пьетро вдохнул с такой силой и желанием, что из легких вырвался хриплый стон. Он практически не дышал внутри, а только прижимал сестру. К тому же ярость выжигала в нем весь кислород. Глаза Ртути были цвета его прозвища, он стоял недалеко от эпицентра событий, где бегали и стреляли солдаты, перемещаясь от одного укрытия к другому. Те самые, что должны были прикрывать их задницы, пока близнецы выводят заложников. Но что-то подсказывало Пьетро, что и у них на самом деле было другое задание. Судя по тому, что он сейчас видел, целью была полная зачистка. Не оставить свидетелей, разве не так? Стереть упоминания, вычеркнуть из военной хроники эту операция, будто ее никогда и не было. Ртуть еще раз обвел всех взглядом и опустил сестру на ноги.
- Послушай, - он тяжело дышал. - Тебе не кажется, что та часть, где нам велели убить всех, кто помешает - и была основной?
Он покачал головой, усыпанной песком, и повернулся в сторону, где видел человека очень похожего на их новую цель. Затем перевел взгляд на гражданских, которых пыталась прикрыть Ванда.
- Отличная идея была выстроить перед ними защитную стену. Может быть попробуешь снова? Только бога ради, Ванда, будь осторожна, - он взял ее лицо в свои ладони и смотрел хмуро. Он чувствовал, как внутри нее, будто под его собственными пальцами, разливается ярость. Такая ощутимая, материальная, он, кажется, мог трогать гнев руками. И ему снова это нравилось. Не нравилось только бояться, что сестру его подстрелят или похоронят под завалами. - Не повторяй моих ошибок. Не лезь на рожон. Я люблю тебя, - он погладил ее выбившиеся волосы. - Тебе идет эта прическа, - Пьетро подмигнул растрепанной сестре. Мальчишка был неисправим. - Я буду рядом, буду присматривать. Но дай мне завершить кое-какие дела. Постарайся не влипнуть ни во что за это время. Выводи людей. Только не к нашему вертолету... А подальше от него.
Вихрь унесся, подняв облако пыли.

Внедорожник мчался прочь от боевых действий, увозя, кажется, главную фигуру шахматного поля. В нем умещалось по меньшей мере пятеро солдат и один мужчина в белом, чьего лица из-за мешка не было видно. Покинув освещенную территорию, машина уже вовсю вспахивала песок. Пока не наткнулась на возникшую перед ними преграду.
Пьетро обогнал авто с легкостью и возник перед капотом мгновенно, так что по тормозам водитель не успел ударить, и тут же стало поздно. Машина ударилась в подставленный бок спидстера, солдат с пассажирского сиденья пробил лобовое стекло и окрасил песок кровью где-то позади Пьетро. Водитель замолчал на руле, обняв его руками, и уже не шевелился. Те, кто сидел на заднем сиденье громко орали, предположительно нецензурно.
Сам Ртуть сполз по вмятине в радиаторе и капоте, цепляясь курткой за покореженное железо. Он сначала тихо зарычал, а потом позволил себе более громкий крик-рык в небо, сворачиваясь от боли около бампера. Само собой Пьетро не был всесильным, к тому же давненько не выкидывал таких финтов. Он дышал грозно, когда поднялся на обе ноги и слегка прихрамывая подошел к дверям. Распахнул одну и на него уставились несколько дул автоматов.
Внезапно для самого себя Пьетро замер, невидящими глазами смотря на оружие. Оставшиеся от пуль шрамы засаднили в его груди. Смерть задышала в затылок. В глазах завозилась ярость, но тело не могло пошевелиться.

+2

10

Если бы не Пьетро, она бы сдалась.
Если бы не Пьетро, она бы давно сорвалась и разнесла всё поселение до основания.
Ванда не была уверена ни в одном из этих вариантов, не могла бы с точностью сказать, что именно случилось бы, останься она одна под обваливающимся зданием, но очевидно было одно - ничем хорошим это бы не закончилось. Ни для неё, ни для окружающих. Страх выжирал кислород вокруг близнецов быстрее, чем они пропускали его через лёгкие, и Ведьма думала, что в основном это страх её. Она хуже справлялась со стрессом, хуже адаптировалась и плохо умел сдерживаться или как-то контролировать эмоции. Пьетро не осуждал, он, кажется, вообще никогда ни за что её не осуждал, исключая... один разговор. Словно ему не мешали особенности Ванды, не усложняли жизнь, не подвергали опасности. И она не задумывалась, так ли на самом деле.
Потому что так. Ванда не задумывалась и сейчас. Они так живут, всю жизнь. Он берёт её на руки, укрывая от мира насколько возможно. Она старается ради него, насколько возможно, вытягивает себя из страха и ярости, обуздывает волны паники внутри.
Послушно опустив голову и прижавшись к брату как можно плотнее, Ванда старалась сосредоточиться, чтобы ударная волна была "затянутой", дала им фору по времени. Пьетро быстр, но ведь взрывы ещё не обгоняет. Отпускать было сложно, очень. Страшно потому что. Сердце заходилось так дробно и неровно, что она то и дело путала свой пульс с частым и каким-то гулким стуком сердца брата. Эти два ритма не сходились почти никогда, ведь Пьетро был не в пример быстрее сестры, и вот сейчас перестук сердец вышибал у Ванды из головы и решимость, и все мысли заодно.
Нет. Ничего не может случиться, пока они вместе. Пока впаяны вот так друг в друга, до тёмно-красных следов от пальцев, до боли и нехватки воздуха. Ничего не случится.
Водопад камней тронулся лавиной, грохот наполнил пространство, камни задевали друг друга, остатки стен, кое-где падали с мягким противным треском об тела. Что интересно, это Ванда услышала уже потом, стоя ногами на вязком песке, как будто звуки догнали её, по началу отстав от Пьетро. Может, так оно и было. Вдохнули они с братом синхронно, выдохнула она немного позже и тише, получилось странное эхо.
- Тогда они пожалеют, - мнимо спокойно ответила Ванда, не убирая одну руку с шеи Пьетро, а второй стряхивая с его волос и лица песок и каменную крошку. Потом обежала взглядом всю фигуру брата, осторожно потрогала места, где одежда явно была продрана. - Больно? Сильно задело?
Иногда Ванда видела в Пьетро не по годам взрослого мужчину, ответственного и сосредоточенного, аж даже оторопь брала, и что-то нервозное дёргало в рёбрах. А вот сейчас она вдруг вспомнила восьмилетнего мальчишку, подравшегося во дворе из-за того, что кто-то кидал камни в собаку. У Пьетро был разбит нос и губы, заплывал глаз и распухла челюсть, были сбиты костяшки пальцев и расцарапаны ноги от падения на гравий, и у Ванды холодело всё в горле и оттуда до пяток от ощущения боли брата, растекавшейся по телу. Он не хотел показать, что щиплет или болит, но она всё равно чувствовала. Мама отгоняла её подальше - "ещё не хватало, чтобы в обморок хлопнулась, вся зелёная!" - но Ванда не ушла, а села на пол чуть поодаль.
- Я "будь осторожна"?! - возмутилась девушка, округляя глаза. - Это ты будь осторожен! Не лезь под пули, прошу тебя... - бесполезно. Что-либо говорить было бесполезно, и Ванда отлично читала это в глазах брата. У Пьетро уже есть понимание, что он будет делать дальше, и, кажется, он вновь уверен в собственном бессмертии. Но когда он вот так на неё смотрел, так держал, выяснять, кто прав, а кто самонадеянный мальчишка, не получалось. - Ладно, - Максимофф вздохнула, легко подалась вперёд и коснулась губами щеки Пьетро. - Всё сделаю. И я люблю тебя.

Закрывшись рукой от взвихрившегося песка, Ванда пригнулась и пробралась поближе к импровизированным недостроенным укреплениям. Нужно было сначала обезопасить себя, и она это сделала, "сбив" две снайперские точки. Очевидно, стрелявших стало в разы меньше, и это неудивительно. Заставляя себя не думать о том, что сейчас делает Пьетро, Ванда упёрлась спиной в один из оставшихся уступов стены и "потащила" вереницей камни, укладывая их друг на друга и рядом, создавая не то вал, не то странную по форме стену. Людей за ней стало почти не слышно.
Гениально, Ванда. А теперь как-то перенеси туда себя.
Скривившись, она так и сделала, потому что карабкаться так - не просто подставиться, а хронически идиотски подставиться. Оружие она пока принципиально не брала в руки, брезгливо отшвыривала ногами, когда попадалось. Первое, что она увидела, когда перелетела стену - направленное в лицо дуло автомата, и взмахнула рукой раньше, чем поняла, кто его направлял. Мальчишка лет десяти в вылинявшей до серого, а когда-то чёрной рубахе, с замотанной белым головой, улетел боком в одну сторону, его оружие отскочило в другую. Ванда отдёрнула руку и даже спрятала её за спину, но было поздно.
Нет!
Алая Ведьма не убивала детей. Никогда, даже в Гидре, им везло. В Заковии... ох. Там гибли все подряд, но чтоб так - не было. Ванда дёрнулась к мальчишке, забыв об инструкциях, забыв о безопасности и осторожности. Потому что он не просто так в неё целился. За ним жались в угол мать и маленькие брат и сестра, женщина обнимала их, пытаясь спрятать в складках платья, и рыдала, и гортанно что-то говорила сквозь рыдания.
- Тише... тише... я не хотела.... я не причиню вам вреда, - Максимофф бы протянула к ней руки, но вокруг пальцев привычно вился алый дым, и женщины и дети начинали голосить ещё отчаяннее, поняв, что перед ними не человек вообще, не то что не свой.
Ребёнок, к счастью, дышал. Но, может быть, сломал спину... Руку точно сломал. Крови видно не было, Ванда благословила наметённые барханчики, может, они ослабили падение. Она ощущала противную беспомощность, ведь ничего не смыслила в таких травмах. Да, перевязать могла бы, укол сделать, например. Но что делать с ребёнком с возможно сломанным позвоночником?
Тихо, спокойно. В сторону, противоположную от вертолёта. Давай.
- Идёмте со мной, - Ванда указала безопасное направление, - туда. - Мда, никакого английского, только жесты.
На неё таращились с чумазых лиц бессмысленные от страха чёрные глаза. Ведьма осторожно подняла на руки мальчика, едва не упала сама (он оказался таким тяжёлым!), и пошла, подавая пример. Мать мальчика перестала кричать, и теперь, тихо воя, побрела следом, так же укрывая младших собой. За ней следом потащились остальные, и Ванде пришлось несколько раз останавливаться, отстраивая стену выше и "подтаскивая" листы раскуроченной брони, чтобы прикрыть спины. Почувствовав, что "проваливается" в красное марево в собственной голове, Ванда опустилась на колени в песок и положила рядом мальчика, пристраивая его голову себе на сгиб локтя. Второй рукой коснулась передатчика.
- Пьетро, где ты? - жаль, что её слышит не только брат. - Мы ушли метров на... триста, может, четыреста, и у меня раненый ребёнок... дальше никак. Пьетро!
Ванда сглотнула скользкий ком страха. Если шипящая тишина продлится ещё хоть пару секунд, она заорёт как сотня матерей, лишившихся своих детей. Потому что второго раза просто не будет. Нет.

Отредактировано Wanda Maximoff (02-05-2017 18:02)

+2

11

- Д-д... да... - раздалось приглушенно и хрипло в динамике.

Агент напряженно вглядывался в разбегающиеся точки на своем карманном радаре. У него было множество различных удивительных примочек, которыми пользовались агенты в лучших традициях Щ.И.Т.а и Бонда. В приглушенном свете в салоне вертолета по мониторам разбегались цифры, буквы, тихо пищал датчик и шелестела рация. Агент хмурился и следил за перемещением двух самых важных персон на этой операции.
Внезапно раздался звонок телефона. Странно, что кто-то дозвонился ему в такую даль, но агент не раздумывая нажал кнопку "принять вызов" на служебном телефоне.
- Да, - он слушал и поглаживал переносицу. - Вы же сами все видите. Не знаю... Я могу это остановить, если необходимо. Понял. Понял. Да. Нет. Думаю, стоит составить отчет и уже тогда делать выводы. Конечно, я займусь. В целом... Да. Это мое мнение. Хорошо. До связи.
Отбой.
В этот момент в наушнике разнесся голос Ванды Максимофф и агент выглянул из вертолета. Вокруг - чисто. И даже тихо. Никаких заложников, никакой Ванды, тем более Пьетро. Прищурившись, агент вновь прислушался к шороху в динамике, но тот пока молчал и ответа не было. Куда же Максимофф отвели заложников и что задумали? Агент тяжело вздохнул и взъерошил уже седые волосы пятерней. Он был давно слишком стар для этого стресса, учитывая, что поседел еще юношей. Он пытался держать под контролем каждую часть этого задания, не выпускать никого из виду, и при этом не допустить ничьей смерти. Проверки проверками, но горячие точки оставались ими вне зависимости от затеянной игры.
Агент прислушался еще раз. Странно, но Пьетро все еще молчал, и он вдруг начал задумываться над сказанными ранее словами по телефону. Не придется ли ему в ближайшее время пожалеть о них и писать совершенно иной отчет?

Оцепенение отпустило его за долю секунды до спущенного курка на трех автоматах. Он нырнул под машину и оказался от нее с другой стороны, подвывая от боли в ребрах. Дернул дверцу на себя и по одному выволок солдат за шкирку из салона внедорожника. Те отлетели в песок, подняв ворох пыли, а в следующую минуту их оружие выскочило из рук, дернув больно ремешком за шею и даже кого-то резко протащив по песку, заставив набрать его полный рот. Пьетро возник перед своими врагами серебристым вихрем, тяжело дыша и сдвинув к переносице брови. Он смотрел на них так, будто видел тех ублюдков, что выпустили в него обойму свинца. Гнев, ярость и месть читались в его глазах. Он поднял автомат так, будто ребра его вовсе не болели. Он действовал на адреналине, позабыв обо всем. В ушах затараторил голосок Ванды, но Пьетро не слышал ее. Он мстил.
- Сдохните, твари, - выдохнул он сквозь зубы и всадил в троих солдат весь магазин автомата.
Щелк, щелк, щелк. Патроны закончились и Ртуть откинул бесполезный кусок металла в сторону, а затем сполз вниз, держась за бок. Как же адски болело!
- Д-д... да... - выдавил Пьетро. - Не кричи. У меня проблемы с головой, но не со слухом, - съязвил мальчишка и усмехнулся. - Подожди меня. Я уже бегу.
Он отключил передатчик и практически не оставляя следов на песке, кинулся в сторону сестры. Во всяком случае он мог предположить в какую сторону она направилась от места перестрелки. Та, к слову, уже завершилась. Крики и редкие выстрелы еще буравили пространство, но основные боевые действия явно сошли на нет. Пьетро на середине пути остановился, стукнул себя по лбу, закатил глаза и кинулся обратно к внедорожнику.
- Давай, приятель. Из-за тебя слишком много шума, чтобы так все оставлять, - он за шиворот выволок пленника из салона машины и стащил с него мешок. - Смотри-ка! Как по заказу, - обрадовался Ртуть тому, что под мешком оказался перепуганный и чертовски бледный азиат. - Прогуляемся, - он подхватил мужика на плечо и ринулся вновь. Ребра заскрипели, заставляя сильнее сжать зубы и ускорить шаг.
За огромным занавесов различного мусора, обернутого в алый, Пьетро нашел Ванду. Он скинул свою ношу с плеча в песок и окружающие их люди зашумели и закричали. Они были крайне удивлены появлением еще одного не_человека. Тому, конечно, было плевать. Его интересовала только Ванда и ребенок на ее руках.
- Геройство у нас в крови, да? - усмехнулся он и забрал мальчишку из рук сестры. Дети, которых хотелось защитить были триггером для близнецов. Это еще из детства, когда она защищали друг друга. Теперь все нуждающиеся дети в мире казались им похожими на маленьких Пьетро и Ванду. Досадно. Всех не спасти. - Мы достаточно далеко от вертолета и от лагеря. Вы сможете добраться до убежища? - он повернулся к хлопотавшей рядом женщине. Она все крутилась около лежащего на руках Ртути ребенка. Непонимающими глазами та воззрилась на него. - Понимаете меня? Убежище! Вы дойдете? - когда разговариваешь с иностранцем, инстинктивно повышаешь голос и разделяешь слова, будто говоришь с умственно отсталым, а не с носителем другой речи. Конечно, та продолжала непонимающе смотреть.
Позади них кто-то быстро заговорил на нужном наречии и Пьетро резко обернулся - вдруг солдаты? Но нет, говорил мужчина в белом халате, которого он небрежно скинул на землю. Говорил легко и быстро. Женщина ответила ему какими-то сдавленными всхлипами, но тот понял и мигом перевел, тяжело дыша:
- Она говорит, что в паре километров отсюда есть где укрыться. У них там еда и вода, лекарства. Говорит, что их там же взяли в плен. Да... Я помню их в том лагере, я тоже там был.
Пьетро посмотрел на женщину, потом на азиата, затем на мальчишку на своих руках, а после на Ванду.
- Ладно, - на самом деле он старательно пытался сделать вид, что ему не плевать. - Вот, - он выбрал наиболее крепкого мужчину и передал ему ребенка. - Давайте, идите, - Пьетро махнул рукой.
Он повернулся к сестре и присел рядом с ней. Какая же она красивая. Растрепанная, засыпанная с ног до головы пылью и песком, в одежде на несколько размеров больше, чем ее миниатюрное тело. Запыхавшаяся, растратившая столько сил. Он знал, что половина ее сил уходила на панику за него, чувствовал ее беспокойство загривком каждый раз, когда был вынужден выпасть из ее поля зрения. Заботливая сестра. Любимая сестра.
Пьетро потратил несколько секунд на созерцание ее чудесного внешнего вида, пока металлический щит за ними напряженно не скрипнул, оповещая, что вот-вот магия рассеется и он обломками рухнет им на голову. Ртуть хмыкнул.
- Эй, - он потянулся к сестре. - Последний рывок, хорошо?
Он улыбнулся одной из своих обезоруживающих улыбок и чуть скривился из-за ноющих ребер. Затем поднялся и не говоря ни слова наотмашь ударил тяжелым ботинком азиата по лицу. Тот перевернулся на другой бок и вырубился. Пьетро поднял сестру на руки как обычно и тихо зарычал от боли. Рывок - они уже около вертолета. Ртуть положил сестру на песок и отдышался.
- Где цель?! - из вертолета показался агент с нахмуренными седыми бровями. Его взгляд встретился с полным ярости взглядом Пьетро.
- Заводите вертолет, - прорычал он сквозь зубы и исчез. Появился через пару мгновений и белое пятно бесчувственного тела полетело ровно в лицо агента Щ.И.Т.а. - Вот цель.
- Отлично, - пропыхтел агент из салона вертолета, потирая ушибленную грудную клетку и откидывая тело на сиденье. Он отдал приказ пилоту. - Остальные! Максимофф! Слышишь?! - сквозь нарастающий гул проорал он.
Пьетро тяжело дышал, натужно сопел и иногда тихо рычал от хрустящих под мышцами ребер. Он ощущал как кость трется о кость внутри его тела, острые края впиваются в плоть, но задание собирался довести до конца. Это его единственный шанс. Прежде, чем Ванда что-то скажет, он поднял указательный палец вверх и остановил ее.
- Подожди. Еще не все. Я же транспорт, - он невесело улыбнулся и подмигнул. Исчез.
Не останавливаясь, он нашел всех остальных солдат, которые по команде оказались все в одном месте, готовые к траспортировке. Когда Пьетро доставил последнего неизвестного солдата из их отряда, и те погрузились уже в вертолет, он рухнул на песок и ткнулся в него лбом, обнимая себя за живот. А затем вдруг гулко и хрипло закричал.

+2

12

Голоса отдалились, ощущения померкли, и в лицо нёсся горизонт. Так уже было однажды. Когда неотвратимость прогрызала в ней дыру размером с половину тела. Сейчас боли не было, но то же чувство замедления мира, его отдаления, измельчания на глазах до уровня примитивной схемки на линованном листе. Замерло всё, даже её собственное сердце, пока слух истерически улавливал несуществующие звуки. Ванда задержала дыхание и считала про себя.
Один. Пьетро, где ты? Почему ты молчишь?!
Два.
Тишина и лёгкий треск, отдалённый ветер или что-то другое.
Три...
- Пьетро, - губы беззвучно шевельнулись, не в силах вытолкнуть даже воздух, не то что звук.
Четы... ох, чёрт.
Ванда шумно выдохнула, и мир снова рухнул ей на макушку во всем своём грязном, шумном, суматошном великолепии. Брат был жив, значит, и мир был жив. Можно дышать, можно шёпотом ругаться, вслушиваясь в любимый голос, можно вглядываться в горизонт, теперь уже нормальный, далёкий, и различать знакомый вихрь, и радоваться щемящему облегчению. Живой.
Ведьма толком понять ничего не успела, ответить, что с головой у братца на самом деле нелады, с ума он, что ли, сошёл - так её пугать! - и вот уже он, подлетел, окатывая людей песком, пылью и безудержностью.
- Кто бы говорил! - фыркнула девушка, скорчив недовольную гримаску.
Она и впрямь была недовольна, и брови то и дело сходились к переносице, но потом она забывала, что сердилась, и переключалась на дело. Пьетро забрал мальчика, и Ванда прошипела, чтоб был осторожнее, но замялась и так и не сказала то, что хотела. "Это я его". Нужно ли нагружать брата этим? Что произойдёт, если она не скажет? Будет ли это признанием её вины, тем, что она преступно скроет, или наоборот, признак заботы? Ванда всегда путалась в резонах и пропорциях добра и зла, если речь шла о притворстве, лжи или умалчивании. Где начиналось, а главное - где заканчивалось то самое благо, во имя которого люди лгали, вот чего Максимофф не понимала. Но сейчас было просто неуместно и некогда. Они должны спасти людей. На душе Ванды всё равно останется пятно, она не забудет. Ни глаза мальчишки, ни крик его матери.
Девушка опустила голову и вперилась взглядом в носки своих ботинок, прикусив край губы. Что-то лопотал мужчина-азиат, которого притащил Пьетро, что-то ему отвечала мать ребёнка, что-то говорил брат... А Ванда решала, что ей делать. И не могла решить.
- Вы, случайно, не врач? - она влезла посреди фразы на местном, обращаясь к азиату. Он удивлённо покачал головой - нет. - Там есть врачи? Куда они пойдут? Спросите. У мальчика может быть перелом позвоночника или смещение... Там смогут помочь? - Они снова что-то залопотали, потом азиат неуверенно кивнул. - Ладно, - повторила за братом Ванда, смиряясь.
Она не может забрать его. Но смогла же... господи, почему так вдруг тяжело? Силы закончились почти все, слишком быстро и резко, и надо ещё подержать какое-то время стену, чтобы дать людям уйти подальше, и прикрыть их с Пьетро от случайных пуль... А хочется всё отпустить, лечь прям о здесь на песок и лежать, глядя в чужое жестокое небо. Оно было злым, выцветшим, как будто полинявшим от стольких виденных смертей.И люди здесь были такие же - выцветшие и жестокие. Нищета, фанатизм, болезни, часто голод, необразованность... Заковия была маленькой страной, небогатой, но мирной. До определённого момента...
Голос Пьетро вывел её из задумчивости. Ванда встрепенулась, взяла Пьетро за руку, прижала его ладонь к своей щеке и чуть коснулась губами. Этот случай с мальчиком совсем выбил её из седла, нельзя так. Почти расплакалась, в последний момент удержалась. А теперь вот смотрела на брата так, словно... нет, она никак не могла ни уловить толком, ни назвать это чувство. Слишком оно то ли ново, то ли хорошо забыто.
- Да, - коротко улыбнулась и встала. И тут же подметила странность в движениях брата. - Пьетро, что такое? Ты... - договорить он ей не дал, вырубил азиата и подхватил её на руки. - Подожди, тебе же... - больно, хотела договорить Ванда, но рот и глаза пришлось закрыть и вообще прижать лицо плотнее к шее и плечу Пьетро, чтобы не забило песком в движении.
- Какая, к чёртовой матери, цель?! - снова взъярилась Максимофф, когда они прибыли к вертолёту. - Вы устроили нашими руками бойню, ни о какой эвакуации речь не шла! Это мы сами так решили, а вы!.. - она захлебывалась своим возмущением, и дальше бы ругалась, но брат вернулся с азиатом, швырнув того в агента, и Ванда злорадно улыбнулась.
Состояние брата её пугало, и, конечно, она давно не контролировала укрепления, которые теперь со скрежетом рушились вдали, взметая облака взвеси из песка и глиняной крошки. Она положила ладонь на щёку Пьетро, заставляя его смотреть ей в глаза, обеспокоенно обшарила взглядом его фигуру, провела второй рукой по ткани одежды, но нигде, кажется, не сочилась кровь. Так что же, сотрясение, ушибы внутренние, что?..
Господи боже, да я сама сейчас перенесу ваших солдат не то что сюда, а куда-нибудь в Багдад, только оставьте его в покое!
- Пьетро! - только беспомощно выкрикнула Ведьма вслед брату. Ну что за несносный мальчишка! Она прищурилась недобро и снова развернулась в агенту с орлом на нагрудном кармане. - Если с ним что-то случится или уже случилось... - в глазах зажглись алые огоньки. - Если мой брат пострадал из-за вашей операции, или сейчас не вернётся... - вспыхнули алым и пальцы. - Клянусь, мы все тут останемся. - Сзади щёлкнул предупредительно металл предохранителя пистолета. Ведьма обернулась и приподняла брови. - Серьёзно? - Солдат, целившийся ей между бровей, был серьёзен. - Не советую. - И отвернулась.
Солдаты усаживались в вертолёт, отряхиваясь и проверяя снаряжение, переругиваясь, и каждый считал своим долгом смерить неприязненным и одновременно противно заинтересованным взглядом Ванду Максимофф. Её не волновало ничего из этого, как и то, что её уже в третий раз призвали сесть и пристегнуться. Чёрта с два. Без Пьетро она и шагу не ступит никуда. Он вернулся. И рухнул как подкошенный, и с ним рухнула на колени Ванда, обнимая за плечи, словно стараясь прикрыть и защитить. Вертолёт заглох, подавившись, винт натужно скрежетнул, забитый тонкой красной лентой магии.
- Что? Что с тобой? - простонала девушка. Крови не было видно. Она осторожно ощупала спину, и когда коснулась боков, по реакции поняла, в чём было дело. - У него рёбра переломаны, - прорычала Ванда, поднимая откровенно зверские бешеные глаза на агента. - Мы садимся в ближайшей больнице или базе, или где там у вас есть доктор!
- Самолёт будет ждать нас...
- Мне плевать. Мы летим туда, где есть врач. Или не летим никуда.
- Мисс Максимофф, вы забываетесь. Здесь я командую, - агент старался вколотить её в песок своим металлическим голосом.
- Это вы забываетесь. Вы вызвали нас на спасательную миссию, и что получилось? Использовали гражданских в качестве группы зачистки? А сами шпионили? Вытащили ... кого, кстати? террориста? такого же шпиона? Мстители - народные герои. Пусть условно законопослушные, но поставить ещё раз ваш Щ.И.Т. на грань полной потери доверия мне по силам. Убьёте нас? Конечно, нет. Вот только если в ближайшие полчаса, ну ладно, три четверти часа мой брат не получит медицинскую помощь, я зарою вашу карьеру вот в этот песок! - Ванда швырнула в ноги агенту горсть песка. - Так как?
Агент сжал челюсти, покосился на притихших солдат, которые даже к оружию тянуться перестали, на пилотов, безуспешно пытавшихся завести вертолёт. В голове строчки отчёта покрывались нецензурными эпитетами и словами "чтобы я ещё раз". Но делать было нечего, держать легенду нужно было до конца, девчонка нестабильна, его предупреждали. И хорошо, что парнишка Максимофф не влез во что пострашнее. Судя по его истории, мог бы.
- По рукам. Полезайте внутрь и дайте двигателю работать.
- Помогите мне поднять его, - мгновенно смягчившимся тоном попросила Ванда. - Пьетро, милый, потерпи немного... Давай, надо встать и сесть в вертолёт. Скоро будет врач, и будет легче. Потерпи, жизнь моя... - Двое солдат выпрыгнули на песок и помогли Ванде погрузить Пьетро на борт, там она немедленно отобрала у кого-то одеяло и куртку, соорудила для Пьетро, уложенного на носилки, что-то вроде амортизаторов по бокам, чтобы не трясло сильно. Села рядом, наотрез отказавшись пристегнуться, и взяла брата за руку. - Как только тебе вколят обезболивающего, я начну ругаться, и закончу не быстро, - хмурясь, предупредила Ванда. Потом непоследовательно наклонилась и прижалась губами ко лбу Пьетро. - Я люблю тебя.

Наконец отделавшись от близнецов Максимофф, агент Щ.И.Т.а, которому поручено было провести эти манёвры и аттестацию, наконец вздохнул свободно. Ей-богу, будто на бомбе всё это время сидел. Не так уж не правы правительственные бюрократы, желающие надеть хоть какую-то узду на эту кучку супергероев. Правда, видь они так близком то, что видел он, поняли бы, что дело гиблое. Это невозможно.
И в отчёте появились новые характеристики: "Работать продуктивно могут только вместе, потому что являются друг для друга приоритетом и объектом фиксации. Неэффективны в разведывательных операциях. Нелояльны к политическим и идеологическим мотивам, влиять лучше через этическую составляющую. Приказам подчиняются плохо, субординацию не соблюдают. Однако могут быть весьма полезны в однолинейных силовых и миротворческих операциях. Склонности к экстремизму и насилию, а также признаков измены стране и организации не выявлено".
Хотя, может, насчёт склонности к насилию это он зря...

Отредактировано Wanda Maximoff (07-05-2017 00:27)

+2


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [21.09.2015] You're in the army now


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC