04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [23.08.2015] Fight club


[23.08.2015] Fight club

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[Fight club]

⊗ ⊗ ⊗
https://68.media.tumblr.com/fd841dab6a843a7d56624e8427c0047b/tumblr_nxgcrfJxG01tbea6po1_500.gif

информация

Где: Башня Мстителей
когда: 23/08/2015, вечер

Кто: Pietro Maximoff, Anthony Stark
предупреждения: кровь,
ненависть, драка

и с т о р и я
Пьетро перешел черту. Пьетро предал Мстителей, примкнул к Моргане, стрелял в Иксмэна,
пытался убить Ванду и Тони Старка. И даже тот факт, что он умер и воскрес и якобы был под влиянием, не смягчает его вины. Пришло время объясниться.

Отредактировано Pietro Maximoff (19-04-2017 14:43)

+4

2

Внутри у Пьетро была настоящая буря. Он чувствовал ребрами горячее пламя, которое рвалось изнутри. Такое, что могло сметать все на своем пути - его переполняла ярость. Такая первобытная, всепоглощающая, бесконечно огромная. Он вспыхивал от любого слова, которое слышал вокруг себя, от любого жеста, злился на себя, Ванду, на всех Мстителей, что косо смотрели на него. Сегодня первый день, когда его допустили разгуливать по Башне Мстителей и общаться с людьми. Вот только с ним никто не заговаривал, кроме сестры, которая заботливой пчелкой жужжала рядом. Это тоже раздражало. Существование этого мира уже бесило Пьетро.
Чувство гнева не проходило, как бы он не старался переключить свои мысли на что-то иное, отвлечься на разговоры, на телевизор, на сводку новостей в своем планшете. Но каждый раз гул в ушах, похожий на пчелиный рой, нарастал и выводил из себя.
Пьетро постоянно был взбешен.
Он смотрел на свою сестру после того, что случилось вчера, и пытался понять почему это произошло. Он винил ее во всем: в том, что умер, в том, что не она его спасла, в том, что она его и не искала даже. Но при всем при этом не хотел винить единственного дорогого человека, который у него был. Хотел смотреть ей в глаза без ярости, но не мог. А потому не смотрел, всячески избегая этого. Пьетро еще не знал, что в следующий раз сможет посмотреть сестре в глаза только через много месяцев.
Бартона он еще не видел, но помнил о нем. Ведь именно за его жизнь он отдал свою. За его, за жизнь незнакомого мальчишки, за тех, кто не приложил никаких усилий, чтобы спасти его самого. Злость кипела и горячила вены.
Пьетро глубоко вздохнул и вынырнул из своих дум. Он сидел, сгорбившись над тарелкой с апельсинами и продолжал задумчиво и монотонно руками очищать кожуру. Сок брызнул в стороны и попал ему в правый глаз и на кофту. Пьетро тихо рыкнул сквозь зубы, а затем отложил несколько разломанных половинок в сторону. Глубоко вздохнул. До прихода доктора Бреннен, который сегодня обещал принести ему кофе, оставалось несколько часов. А до этого момента спидстер просто не знал чем себя занять и как избавляться о того, что со вчерашнего разговора с сестрой стало проблемой.
Он слышал шуршание в своей голове, словно белый шум в расстроенном радио. Слышал обрывки фраз, чувствовал что-то жгучее внутри себя, от чего волосы на руках становились дыбом. Не в силах выдержать это напряжение, он откинул остатки апельсина, замученного его руками, и встал из-за стола. На вопрос сестры ответил лишь, что хочет принять душ перед вечерним сеансом у врача. И что он чертовски устал.
Вода была совершенно холодной, но Пьетро этого не чувствовал. Она казалась ему может быть и не горячей, но во всяком случае теплой. Это было странно, ведь вентиль холодного напора был выкручен до отказа. Но от кожи Ртути вдруг заклубился дым, как когда холодные потоки воды льются на разогретый капот машины, под которым без устали работает двигатель. Вот и внутри него какой-то двигатель не переставал вырабатывать выжигающий жар.
Трясло от нахлынувших чувств.
- Это уже никогда не прекратится, - повторил он, услышанные вчера слова в своей голове.
Пьетро резко ударил кулаком в кафель душа. Затем еще раз, еще, еще, еще. Гулкий рой в голове притих. Вода снова стала холодной и колкой, а яростное наваждение временно отступило. Спидстер облегченно выдохнул и вышел из-под душа, немного продрогнув. Кожа покрылась мурашками от холода. Он оделся и растрепал пятерней мокрые волосы, а затем вышел из своей комнаты и направился в гостиную, где собирался на этот раз спокойно доесть свой апельсин, если Ванда не разделалась с ним раньше. А после отправиться к доктору Бреннен.
- Эм... Старк, - пробубнил Пьетро, когда вместо апельсина и Ванды в гостиной застал Железного Человека. Вот уж кого он точно не собирался видеть, так это его. И тем более с этими приступами ярости, с этими кошмарами и с этой мальчишеской обидой на всех и вся, кто бросил его умирать. Можно ли считать, что прошлая их встреча, когда он от души бил Тони кулаками по лицу, считается за справедливое отмщение за свою смерть?
Пьетро скрестил руки на груди и всячески попытался зажаться и стать незаметным, чтобы не испытать вновь того приступа гнева, который был у него вчера с Вандой.
- Кхм... Привет, - он уставился себе в носки кроссовок.

Отредактировано Pietro Maximoff (20-04-2017 08:31)

+3

3

Что-то происходило, что-то такое, чего тони никак не мог уловить, понять и осознать в своей голове. Что-то было там между близнецами, опасностью веяло за километр, опасностью и еще чем-то. Он все никак не мог решить, рад он возвращению Пьетро или не рад, насколько можно радоваться тому, кто напал на тебя? Нужно ли радоваться в принципе? На эту тему молчала даже Фрайдей, верная, мудрая Фрайдей, которая всегда была на его стороне.
Размышления ни к чему не вели, никто не давал ответов, никто не советовал, как лучше. Тони залечил свое лицо, провел несколько конференция, даже окопался в лаборатории, чтобы не искать встречи с новообретенный Пьетро, в общем-то сделал все, чтобы спрятаться от самого себя и, наверное, от чувства вины за Заковию. (Не за Альтрона, нет, за жертвы и за разрушения, не больше).
В гостиной Пьетро не было, вроде бы Фрайдей сообщала ранее, что он здесь. Зачем он пытался найти парня, Тони и сам понять не мог. Наверное, некоторые вопросы требовали ответов, требовали чего-то, что будет ответами. Как-то так. Наверное, он хотел извинится, только не был уверен за что, за то, что парень умер, или за то, что ожил. И кто ожил? Вот что было важным.
Потому что близнецы на протяжении всего времени знакомства, пусть и короткого, были неразлучны, искали поддержку друг в друге, перекликались что ли, как единое целое. Ладно, он отмахнулся от голограммы с биржевыми сводками, которые Фрайдей, наконец-то, подгрузила и хмыкнул.
- Как говорится, на ловца и зверь бежит, или как-то так. Не силен в поговорках, тем более в таких сомнительных условиях. Привет, Пьетро, как ты себя чувствуешь сегодня? Все ли в порядке с тобой? С твоей головой? Настроением? – Тони не улыбался, перечислял равномерно, даже почти равнодушно, цепко осматривая парня на предмет повреждений, отклонений, чего-то, что можно было бы заметить.

Ничего. Пусто. Парень чист. Надо было вынести свой вердикт, Тони хотел вынести свой вердикт, но парень чист, не так ли. Они поговорят о какой-то ерунде и снова разойдутся, так и не решив, кто виноват и что делать.
- Как тебе на этом свете?«Или на том?» - Вопрос был хороший, очень хороший, правильный вопрос. – Все ли устраивает? Кого будем бить следующим?
Кто там у них на очереди, кому ее не отомстили, не потрудились пояснить новые правила. Черт, как же он выжил, Тони ведь был уверен на все двести процентов, что Пьетро не жилец. Тот ли вернулся, что нужен был. Или это кто-то другой? У Тони вообще паранойя не утихала с тех пор, как парня нашли, не утихала и не отпускала, потому что ему то и дело казалось, что Пьетро рехнулся, нет, он конечно всегда был вспыльчивым, наглым и дерзким, но не настолько. Не с Вандой. Про себя тут проще молчать, кажется, Тони не пытался врезать только святой, и этот святой еще не родился.
Но Ванда. Глядя на их обновленные отношения Тони очень сомневался в том, что нужно было тащить бомбу замедленного действия в Башню, в самый центр Мстителей, где их так просто разделить и уничтожить. Стоил ли Пьетро этого риска, если вы спросите кэпа или Ванду – стоил, если вы спросите Тони, то не услышите ответа, потому что он не был уверен ни в чем. Даже в том, что он с утра проснулся на этом свете, по правильную сторону реальности.

- Ты присаживайся, поболтаем, обсудим вопросы воскрешения, прочие интересные события. – Тони приглашающе махнул рукой, раздумывая, стоит ли уже вызывать Марк, или подождать, пока Пьетро выйдет из себя окончательно. Как быстро он выйдет из себя, если продолжать давить ему на больное?

+3

4

Все это Пьетро уже прошел. Кошачье фырканье Наташи, задумчивые объяснения Стрэнджа, в которых сам Пьетро не нуждался, потому что не понимал ни единого слова про магию. Такое неубедительное хлопанье по плечу от Роджерса и его "Ты ни в чем не виноват, сынок". Такие важные объятия Ванды, которые, увы, только заставили его убедиться в собственных необратимых изменениях. С того света он вернулся не весь. Или вернулся не он.
Ядовитые уколы Старка были последним, что он хотел услышать. В принципе былые обиды на Старка еще теплились в нем, привычная ранее ненависть, но приглушенная после их попадания в команду, зашевелилась старой змеей.
Привычно Пьетро закатил глаза, вздохнул, покачал головой и скрестил руки на груди. Понеслось. После этого разговора со Старком, который наверняка пришел вытягивать из мальчишки извинения за тот мордобой в Техасе, останется только пройти сопливые покаяния Бартона, которому, как виделось Пьетро, должно быть очень жаль за его смерть. И тогда его список неоконченных дел порядочного приведения будет завершен. И снова можно в черный омут.
Вопросы Старка заставили Пьетро закатит глаза еще раз и даже что-то пробубнить передразнивающее себе под нос, но вслух ничего не говорить, только возить сухим языком по зубам и думать. Внутри поднималось неприятное чувство, успокоенное ранее холодным душем. За два дня чувство стало до болезненного привычным. Иногда даже более родным, словно бы он всю жизнь с ним прожил. Сейчас негодование было уместным, но Ртуть старался перевести это в сарказм на манеру Старка. А потом он сделал несколько шагов вперед, подтянул стул к себе спинкой к Тони и уселся сверху, положив обе руки на спинку и подперев подбородок.
- Спасибо, что спросил. Со мной полный порядок, - ехидно щурится Пьетро. - Этот свет будет поприятнее того, - он подыскивает слова. - Ну, знаешь... Котлы, вилы.
Пьетро проводит рукой по своему лицу и тихо смеется куда-то вниз, пряча ухмылку. Ну а что еще остается? Старк вытаскивает его на разбор полетов по последней их встрече. И делает это зря - Пьетро уже набросился с рычанием на свою сестру, много ли надо, чтобы рявкнуть на Старка? Поэтому все, что оставалось мальчишке, чтобы не начать злиться на Мстителя, это отшучиваться и закатывать глаза. Однако нога предательски ходила ходуном вверх-вниз, пружиня на носке. Нервный тик, который выдавал его напряжение с потрохами.
- Что ты хочешь услышать о моем воскрешении? - удивленно Пьетро поднял бровь. - Ничего занимательного. Закрыл глаза - открыл глаза. Считай, поспал чуть дольше, чем следовало, - пожал плечами Максимофф и сглотнул. В секундной тишине его дергающаяся нога издавала монотонный звук - тык-тык-тык-тык. - Давай-ка лучше обсудим мою смерть, как тебе? Ну, помнишь, тот самый момент, когда вы бросили меня в Заковии? Помнишь, как меня изрешетило пулями? Ну, когда я лежал в луже собственной крови, а вы двинулись домой... Вспоминай, Старк, вспоминай, - последние слова Пьетро произнес уже не так дружелюбно. Внутри все закипало. Он еще не всем здесь предъявил за свою смерть. Еще остались те, кто бросил его, но не расплатился. Каждый должен был знать. - И может тогда ответ на вопрос кого мы будем бить дальше придет сам собой.
Он резко встал и отодвинул стул ногой в сторону. Внутри поднялись волны злобы. Они же невидимыми пальцами потянулись к Старку, заражая и его, и пропитывая всю комнату. Зажги спичку - все взорвется.
- Быстро же у тебя, Старк, зажили синяки, - к слову, синяки Пьетро от железных перчаток еще яркими пятнами цвели под ребрами. - И память. Давай еще поговорим о моей смерти и моем воскрешении. Если тебе хоть на этот раз есть что сказать.
Он не нападет. Не ударит сейчас, хотя руки уже сжимались в кулаки. Ведь часть Пьетро еще понимала, что тогда он вылетит из Мстителей с треском и будет вовсе отправлен в тюрьму. Допустить этого было нельзя. А вот спросить со Старка за свою смерть было его давним желанием. И не только его. Всех Мстителей.

+2

5

Картинка с мертвым парнем всегда была где-то недалеко, где-то в голове, не похороненная под ворохом других важных событий, нет, такая доступная и близкая. И кровь, растекающаяся из-под лежащего тела, тоже была настоящая, Тони помнил ее, помнил фрагментами, что там у них, светлые волосы, темная кровь, сказка о вечности и задушенный, полубредовый крик. Все было как на ладони, все было на своих местах, только не была вины.
Ее Тони заретушировал первой, вину, сожаления, чужеродные, ненужные извинения за то, что случилось. Это он закопал поглубже, неудивительно, что после слова парня о воскрешении, вся эта масса, темная, тайная, всколыхнулась и полилась по венам, вместо крови, от сердца и дальше, дальше, до кончиков пальцев, чтобы там замереть и ждать. Вина, тяжелая бетонная плита, которая придавила одномоментно, выверенно и точно. Вина и чужая боль, всегда близкая, всегда далекая, чуждая и все же, Тони чувствовал свою причастность к ней, ощущал, как закручивается поток вокруг.

- Не думал, что ты успел посмотреть на котлы. Разве тебя не должно было вознести высоко-высоко и ударить ангельским пением за самопожертвование? Нет? Черт, вечно путаю что к чему с этими религиозными верованиями. – Он развел руками, не без сожаления, в общем-то понимая, что тема исчерпана, информации не будет. Открыл глаза, оказался жив, что было там, куда им всем доступ был заказан, что было первопричиной того, что он вообще смог открыть глаза?

Тони не верил сказкам, которые говорили о хорошем конце для хороших людей. Он не верил и в те, в которых приходилось умирать снова и снова. Он верил в науку, логику, во что-то, что можно доказать, пощупать, воспроизвести. Счастливое ли это было воскрешение? И было ли это воскрешение в принципе?

- Я не забыл. – Это уже получилось злее, заклубилось что-то внутри, что-то неподконтрольное. Пришлось сделать глубокий вдох и даже прикрыть глаза, чтобы хоть как-то остановить себя. Не получилось. – Я не забыл твой труп, тем интересней факт того, что ты дышишь, говоришь, ходишь и бьешь всех, кого найдешь. До кого дотянешься. На что ты обижен, Пьетро? На то, что мы тебя не забрали, чтобы закопать на три метра под землю? Или на то, что ты все еще живой, хотя, вроде как, уже пожертвовал всем для обратной ситуации? Что тебя бесит больше, что мои синяки подживают, или что у тебя самого все еще ребра болят?

Тони поймал себя на том, что сделал шаг вперед, подался ближе, еще ближе, зная о скорости Ртути, понимая, что не успеет, не ударит. Понимая и все равно продвигаясь вперед, практически вслепую, на ощущениях, на внутренней бурной злости, которая плескалась у горла, которая тащила, выдергивала вперед. «Ударь, выплесни, впейся, растерзай», - билось в голове и Тони поддавался этому порыву, поддавался, занося кулак, чтобы вмазать по только поджившему лицу Пьетро.
Воздух замер, где-то в легких, на одно, совсем короткое мгновение, а потом мир сместился и важность, ценность только что выжившего, только что очнувшегося Пьетро, перестала быть таковой. Тони ударил, как собирался, чуть отклонившись назад, увеличивая силу удара за счет корпуса, ударил без брони, без дополнительных бонусов. Ударил потому что хотел, потому что внутреннее раздражение, ярость, гнев, требовали выхода, нашептывали ему выход и он не справился с собой, выбрал самый короткий путь, самый ненужный и самый разрушительный.

Вина попыталась поднять голову, захлестнуть новой волной, та самая вина выжившего, которая преследует тех, кто умудрился остаться целым, та самая вина, которую Тони похоронил, забыл, сделал вид, что никогда не встречал. Вина поднялась и осела, где-то на задворках, неосознаваемая, неуловимая, ненужная. Внутри бурлил целый коктейль чувств-ощущений, целое море, которое Тони выговаривал, расплескивал вокруг себя.

- Ты жив, Пьетро. – Звучало приговором, чуждым, но важным приговором. – Ты жив. Не чувствуешь своей вины за это? Не чувствуешь, что должен поделиться с товарищами своими знаниями? Своим новым я? Нет? Я полагаю, что нет, теперь все вокруг виновны, все вокруг забыли тебя, закрыли глаза и отвернулись от тебя. Бросили тебя, мёртвого, о, стопроцентно мертвого там, в Заковии.

Он шипел, делая шаг назад, шипел, как раздраженный уличный кот, которого загнали в угол. И Тони не понимал сам себя, не понимал и не мог удержаться, не мог сдержать внутреннее буйство в себе. Раньше удавалось, но не сейчас, не теперь.

+3

6

Удар был заслуженным, Пьетро сразу это понял, когда кулак опустился на скулу. Сразу заныли, кажется, все кости разом. Пульсирующая боль волной прошлась по телу и Пьетро рухнул вправо, налетев на стоящее там кресло. Оно покачнулось, но выдержало навалившегося сверху спидстера, который невидящими глазами смотрел в противоположную сторону, пытаясь придти в себя.
Получал он, надо признаться, не часто. Мало кто успевал нанести удар до того, как Пьетро окажется в противоположном конце комнаты. А сейчас он знал, что позволил этот. Ведь мог уклониться, мог сбежать, мог насмешливо и играючи обойти Старка, да еще и отпустить колкость про зрение. Но не в этот раз. Эта было то самое противостояние, которое началось в Техасе, а потому сейчас Старку без костюма и Пьетро без способностей нужно было выяснить это по-мужски.
Из шока вытащил голос Старка.
- Вина?! - ярость закипела и Ртуть наплевал на боль в скуле и рассеченной губе и оттолкнулся от кресла, чтобы вновь встать на ноги. - То есть вы не испытывали вины за мою смерть, а я должен испытывать вину за то, что вернулся?! - кулаки сжались вновь, теперь он мог себе это позволить. Теперь все это не акт мести Мстителям, а самозащита, ответ на насилие... И бог знает что еще из законодательства. Одним словом: ему было можно.
Поэтому Пьетро двинулся вперед - даже не применяя свою силу - и ударил Старка под ребра.
- О, мне очень жаль! - рявкнул он и отступил назад, слегка запыхавшись. Гнев кипел в нем и выжигал все остальные чувства, а адреналин исправно делал свое дело - боли в костяшках и в скуле спидстер не чувствовал.
Зато - о боже! - как же сильно будет ругаться Ванда, когда ей придется врачевать его раны и ссадины, прикладывать уверенную руку к оставленным черным синякам, пока Пьетро, как пятилетний мальчишка, будет скулить и ворчать. А уж если бы она сейчас оказалась здесь, то разлететься Тони и Пьетро по разным углам. Ведь сестра никогда не понимала обычного мужского желания почесать кулаки о лицо друг друга, выпустить пар. Она бы останавливала его, заботясь только о здоровье брата, а может быть закатывала глаза и ворчала, что он всегда останется вздорным мальчишкой... Хуже, если бы гнев, который окутывал двух мстителей, добрался бы до нее. Пьетро передернуло от вида яростной ведьмы в своем воображении.
На долю секунды отвлекшийся от происходящего на "Что бы сказала Ванда?" и услышав ее тихое "Какой же ты болван, Пьетро" в своей голове, спидстер вновь нырнул в потоки гнева и ярости, заполнившие комнату. Уже не было место мыслям, только первобытной ненависти.
- Какие знания тебя интересуют, Старк?! - мальчишка вдруг пнул журнальный столик рядом с ними и тот перевернулся. Яблоки из стеклянной вазы покатились по полу. - Те самые невероятно важные знания, как несколько пуль продырявили мое тело?! Как я смотрел на гребанного Бартона, пока умирал?! Рядом был только он! Только чертов Бартон!
Вы дали мне умереть не на руках Ванды, не рядом с ней, не вместе с ней в глубокой старости. Вы позволили мне умереть как крысе.
- Рассказать, как жизнь уходит из тела, как мозг начинает медленно стирать память и мысли, пока не остается черная пустота?! - он ведь сотни раз в своей голове прокручивал тот самый момент, искал эпитеты, чтобы описать это. И теперь говорил то, что давно бушевало в голове каждую бессонную ночь. - Что. Ты. Хочешь. От. Меня?! - заорал Пьетро так, что голос сорвался на животный рык и двинулся вперед, занося кулак.

Отредактировано Pietro Maximoff (12-05-2017 16:21)

+3

7

Рука ныла после удара, а в груди не успокаивалось, тянуло вперед, нанести еще один и еще один. Тянуло избить парня так, чтобы места живого не было. Просыпалась какая-то животная, неконтролируемая ярость и гнев, гнев, который подавлял собой, захватывал тело и разум и на волне этого гнева можно было сотворить страшное. Тони остановился, остановился и замер, не понимая сам себя, что он ждал от Пьетро, чего ему на самом деле хотелось, что нужно было узнать. Странное ощущение потерянности оказало охлаждающее воздействие на психику, но надолго его не хватило.
Краткой передышки хватило только на один вдох, а потом Пьетро сдвинулся с места, не ускоряясь, просто подошел ближе и заехал под ребра. Дыхание сперло, Тони постарался максимально расслабиться, как учили на тренировках, пропустить удар дальше, ниже, чтобы сделать вдох. Рот открывался, но звуков выдавить не получалось.

- Вину за то, что вернулся? – Прохрипел Старк, разворачиваясь к Пьетро боком и прикрывая слабые зоны. – Нет, вину за то, как ты выжил! – Больше бить по лицу Тони не стремился, собрался, чуть присел, чтобы быть устойчивее и нанес серию ударов в корпус, рассчитывая на то, что парень не собран, расслаблен и один из ударов пропустит.

Некоторые из тренировок запоминались лучше, некоторые хуже, но правило всегда было одно, успокойся, держи себя в руках и постарайся контролировать ситуацию. Тони старался, очень старался дышать ровнее, старался не влипать сильнее, не поддаваться гневу и собственным звериным желаниям растерзать. Но у него не получалось, как только серия ударов была проведена, он сместился влево, стараясь уйти от ответного нападения.
Тони очень постарался сосредоточится на самое драке, выбросив слова Пьетро про пули и Бартона. Нет, еще пару минут назад это могло бы быть важным, нужным, его бы придавило чувством вины, не проверил, не удостоверился, оставил парня одного умирать. Еще бы пару минут назад он вспомнил бы Ванду, она снова расстроится и будет ненавидеть Старка. Еще бы чуть-чуть времени, ему бы хватило остановить себя.
Но теперь внутри бурлило все от ненависти, от ненависти и ярости, которая выплескивалась вокруг, кк будто ядовитые пары из дымовой шашки. И Тони захлебывался во всем этом, чувствуя, что что-то не так, но е имея возможности что-либо противопоставить происходящему.

- Хочу знать кто тебя достал обратно, ты ведь умер. Ты не просто притворился мертвым, ты на самом деле сдох Пьетро и то, что ты жив не чудо. Я хочу знать правду! Кто? Как это случилось? И главное – зачем? Зачем тебя вернули? – Говорить получалось урывками, как будто спирало дыхание на каждом слове. Тони соображал смутно, припоминая, что да, хотел бы знать зачем парня вернули, припоминал он и то, что клялся себе, не спрашивать этого. – Смешно вышло не правда ли, мы тебя хороним, оплакиваем, утешаем безутешную Ванду. А ты возвращаешься, весь такой чистенький и беленький, разобиженный на весь свет и предъявляешь нам, что ты жив, а мы тебя оставили. Но ведь это не верно, не так ли? Не все то, что ты говоришь правда! Не всегда можно верить тому, кто вернулся с того света, почему ты думаешь ты здесь? Ты опасен. Ты уже мертвец Пьетро и тот, кто живет вместо тебя, не имеет на это права.

Тони только сказав все это понял, что не те слова, не о том. Не эту мысль он хотел донести до парня. Или эту? Или все верно? Что-то вкрадчиво шептало в голове, что может быть все правильно, может быть так и должно было быть? Может быть он выбрал правильные слова, которые уничтожат противника вернее? Может быть не стоило ждать так долго, стоило бы нанести упреждающий удар?
Он встряхнул головой, смаргивая морок, видение, наваждение ли и снова замер в неудобной позиции, пытаясь сориентироваться в том, что происходило вокруг. Казалось воздух исчез из помещения, только раскаленная лава, которая вливалась внутрь и оставалась вокруг них. Казалось, что все красным красно, но возможно это только кровь заливала лицо? Возможно это кажется? И все это, вся эта встреча – не реальность!

Отредактировано Anthony Stark (27-05-2017 14:44)

+2

8

Раз-раз-раз!
Пьетро пропустил целых три удара, потому что пелена застелила ему глаза и он вдруг оказался не так быстр, как прежде. Словно вязкий гнев лишал его всех способностей и заставлял поддаться первобытной человеческой ярости, в которой не было места суперспособностям, магии и инженерным примочкам. Там было место только для кулаков и противоестественного удовольствия от собственной крови на скуле.
Спидстер согнулся пополам и задышал напряженно и сбивчиво, закашлялся, держась за пресс. У него было не много хороших учителей в рукопашном бою, еще меньше хороших противников. Ведь он всегда на шаг впереди, на десять шагов быстрее, на сто процентов безрассуднее своих врагов. Пьетро поймал себя на мысли, что последний раз дрался вот так, будучи буквально обычным человеком, еще во дворе мальчишкой. Он махал руками во все стороны, задирал ноги, хмурил брови и старался выглядеть как можно более угрожающе. А потом Ванда, такая не по-детски серьезная и ответственная, заклеивала ему рассеченный лоб и мазала чем-то едким и неприятно пахнущим синяки. Потому что мама не должна была узнать, что он снова подрался.
А потом уже никто не мог его достать. Пьетро испытывал сам себя, влезал в драки с теми, кто был намного сильнее его или превосходил количеством. Он искал пределы своей силы, скорости и реакции, дрался безрассудно и не думая о последствиях. Всегда сначала делал. И делал это минуя мозг.
Гнев поглотил и его, воздух вокруг накалился и искрил, будто бы Ванда из-за угла колдует. Поэтому Пьетро не помнил что хотел бы сказать Старку, не помнил и что хотел вернуться в Мстители и заслужить второй шанс здесь. Не помнил о том, как должен вести себя сейчас с этим человеком. Он просто злился.
- Ааа, так вот что тебе нужно... - протянул Пьетро и снова закашлялся. Он пошатнулся на ногах и выпрямился. Старк приготовился к ответному нападению, но спидстер пока был не в состоянии атаковать. Еще немного отдышаться... - Тебе просто нужен секрет воскрешения, верно? Хочешь научиться обманывать смерть и продавать это за деньги, а, Старк? Ты ведь все готов продать, если это... кхххх... будут покупать. А с твоей рожей на этикетке купят и дерьмо в банке, - Пьетро фыркнул, встряхнув растрепанными белыми волосами. - Что же, ты кое в чем прав...
Пьетро подхватил стоящий неподалеку табурет и зашвырнул его в сторону Тони, а пока тот пригибался, кинулся вперед и ударил кулаком вновь. Промазал, вскользь прошелся костяшками по железному реактору и зарычал от того, что кровь полилась по пальцам. Но затем ударил ногой по голени и локтем сверху по плечу, надеясь, что сможет заставить Старка потерять равновесие.
- Ты, черт возьми, прав! - закричал он и ярость зазвенела в его голосе. - Не все, что я говорю - правда. Потому что, Старк... Никто не возвращается с того света. Никому не под силу вернуть мертвого, не так ли? Одному парню это удалось, так мир до сих пор носится с его распятием. Может быть мне тоже воздвигнуть культ вокруг себя, а? - он хрипло засмеялся и обнажил зубы, по которым красной каймой разбегалась кровь из прикушенной после удара щеки. - Но вокруг хватает богов и без меня. А я всего-лишь мертвец, ты был прав. Или... - он схватил Старка за грудки и притянул к себе. - Или вместо меня вернулся кто-то другой?

+3

9

А воздуха не хватало, но это было не из-за ударов, или из-за них? Тони открывал рот, чтобы что-то сказать и снова только дышал, стараясь не показывать, насколько ноют ребра, как болят руки и ноги тоже уже устали. Тренировка зашла слишком далеко, да ладно, какая к чертям тренировка, драка! Они сорвались с цепи, и если парню еще можно было бы это разрешить и простить, то Тони начинало грызть чувство вины, которое добавляло красок в комнату.
И бешенство тоже крутилось вокруг, вилось, кольцами по телу, перетекало в мышцы, в разум, застилало глаза. Тони сбился, потерял концентрацию, перестал атаковать, пропустил удар в голень и пошатнулся, чуть не упав. Но вместо испуга, было смешно, дикость, безумие, но и правда смешно. И он не выдержал, расхохотался прямо в лицо парню, пропустив момент, когда тот подошел слишком близко.

- Ты думаешь кто-то захочет жить вечно? Вечность? Кому нужна твоя вечность, Пьетро, когда от завтра до завтра проходит вся жизнь. – Он хохотал, и кровь из носа стекала куда-то в рот, и теперь его преследовал противный медный привкус. – Нет, я не хочу знать, как жить вечно. Я не хочу знать, даже ритуалы, которые над тобой проводились. И ритуалы ли? Или ты просто что-то кому-то отдал чтобы вернуться назад и мстить?

Тони смотрел вызывающе, нагло, усмехался, но не вырывался из рук. Пусть попробует, пусть попробует на вкус это желчное разочарование от самого себя, пусть захлебнется своей виной, раз все вокруг виноватые. Пусть попробует быть со всеми наравне. Тони бесился, но бесился тихо, четко, проверено и никак не мог заставить себя остановиться.

- И поклоняться тебе будет только Ванда, не так ли? Ради этого? – О, он знал куда наступить, знал, что отдавить, чтобы парень озверел окончательно, чтобы можно было избить его обратно до полусмерти. Тони всегда подсознательно использовал свои аналитические способности в такие моменты. А думать он умел лучше всего, думать и видеть чужие слабости. – Будешь новым спасителем, но только для нее, только для одного человека, который тоже не остался с тобой.

Он шипел в лицо Пьетро слова, которые даже его коробили. Не было момента с переходом от одного к другому, ярость была общая, на двоих и оба в ней кипели и варились уже какое-то время. Не было ничего, что могло бы их остановить, что могло бы заставить Тони заткнуться.

- И если вместо тебя вернули кого-то другого, не обидно ли то, что человек ради которого ты вернулся поклоняется не тому?

С этими словами он вырвался из хватки парня и пнул в колено, стараясь заставить его отступить, споткнуться, упасть на пол, замолчать. Голоса в голове выли на разные лады, подсказывали новые слова, требовали действовать, требовали уничтожить противника, но Тони стоял ровно, посреди комнаты и думал о том, что почти уничтожил самого себя. Почти уничтожил того, кому по каким-то причинам можно было бы доверять. Смешно в самом деле. Удар по корпусу он нанес уже на автопилоте, снова изменяя дистанцию с Пьетро и подходя ближе.

- Не удаются разговоры, правда?

+3

10

А слова все лились, и было совершенно не ясно где их источник, откуда берутся эти зверские, эти животные выпады, колюще-режущие фразы. Пьетро вдруг чувствовал, что ему нет равных в его злобе и обиде, что право ненавидеть есть только у него. А разве кто-то в этом мире был хоть в половину так же зол, как Пьетро? Кого-то предавали так же, как предали его? Цинично, мерзко, кинули словно ненужного щенка, пнули из дома под холодный дождь и заставили брести в поисках своего конца.
Вот только щенок выбрался, выжил и вернулся к крыльцу некогда теплого дома лютым ощетинившимся волком. Шерсть его свалялась от долгого пути, шрамы покрывали шкуру, в во взгляде была чистая не затуманенная ненависть. Он оскалился и вошел в дом.
Пьетро ощутил, как яд от слов Тони разошелся по его мозгу, оставляя шипящие рытвины.
Ритуалы? Пьетро нырнул в пучины своей памяти, пытаясь найти яркие картинки случившегося с ним ужаса. Смерть - высокая костлявая в длинном плаще с капюшоном, как в лучших карикатурных мультиках - стоит за спиной Бартона. Она расплывается перед глазами Пьетро, он смотрит на лучника, ухмыляется, думая, что смерть это не про него и не с ним. Ужас застывает на лице мстителя, а Пьетро хмурится и пытается разглядеть черное пятно за ним. Не успевает. Закрывает глаза и уже не видит ничего.
Открывает глаза. Пятно становится четким. Дыхания у смерти нет вопреки мнению поэтов и драматургов. Вокруг нее есть холод и абсолютное ни-че-го. Она тянет за собой прочь из этого мира, заводит его в лабиринты черных скал, Пьетро не слышит ничего, но уверен, здесь стоит страшный гул из стонов отчаяние.
Но здесь тихо.
Здесь у него проходит целая вечность.
А потом что-то происходит, кто-то тянет его прочь и отсюда, когда Пьетро смирился со своей участью и уже не помнит ни себя, ни тех, кто остался в мире живых. Он выныривает из пустоты так, словно бы его вытащили за волосы из реки. Делает ужасный вдох и воздух обжигает ссохшиеся легкие. Боль приходит мгновенно. Вокруг него провода, вокруг него люди в халатах, жужжат приборы, тело саднит так, будто кожи нет. Он кричит оглушающе. Звуки кажутся ему смертельными, ведь так долго он жил в тишине, не слышал даже своих мыслей. А они уже роем ворвались в мозг. Все вокруг завертелось.
Он кричал, кричал, кричал... Чья-то рука легла на его ладонь. Боль пронзила словно иглами. Он смотрит на женщину, и в голове бьется одна единственная мысль: почему это не Ванда?

Пьетро слышит ее имя, произнесенное окровавленными губами Старка, и вдруг отшатывается назад. Запрещенный прием. Пьетро потерялся мгновенно, моргнул и приоткрыл рот, как будто что-то хотел сказать, но не смог. Слова застряли в горле. Очередные жестокие, зверские слова, которые должны были накинуться на Старка и растерзать его в клочья, втоптать еще сильнее в этот начищенный до блеска паркет.
- Не смей, - прошипел Пьетро.
Глаза его были широко раскрыты. Он вдруг сам в себе усомнился...
Кто я? Кто вернулся вместо меня? Кто этот человек, что кричит на Ванду и бьет всех без разбора? Разве... Разве это могу быть я?
Он вдруг увидел себя со стороны. Того Пьетро, который стер себе кулаки в кровь, который зубами неприятно царапал рану на внутренней стороне щеки, который был готов кинуться на Старка со всей своей нечеловеческой скоростью и просто свернуть ему шею. Тот, у которого внутри такая злоба, что можно разорвать мир пополам.
И это его теперь любит Ванда? Неужели она обнимает теперь вот это мерзкое чудовище, озлобленное на всех вокруг?
Пьетро стало вдруг так противно от себя, что он опустил глаза и засопел. И в этот самый момент последовал удар. Он не сопротивлялся, отступил и упал на пол, а затем ощутил как кулак опускается ему на правый бок. Пьетро только и успел, что свернуться на полу и громко выдохнуть, когда ощутил боль.
- Да... кх... - он зажмурился. - Переговоры не твой конек, Старк... кхххх... - Пьетро повернулся на спину и раскинул руки в стороны. Все вдруг заболело и засаднило, он хмурился и тяжело пыхтел. - Да давай уже, старик, добей меня. Черт возьми... Тебе не кажется, что в этом вся суть? Твои... кххх... Ракеты не смогли прикончить меня... Твой... хренов... Альтрон, которого ты создал... Не убил меня. Постоянно что-то мешает, - он закрыл одной ладонью лицо и закашлялся. - Может пора сделать это своими руками? Чтобы я сдох раз и навсегда, Старк. Чтобы я больше не воскрес.

+4

11

Наверное, так выглядит мир, когда кто-то с другой стороны разбил зеркало, искореженный, пустой и разрушенный. Наверное, так выглядит боль и отчаяние, когда они захлестывают с головой, когда от них не сбежать, когда руки опускаются, потому что дальше идти некуда. Тони споткнулся о слова про Альтрона. Как-то резко пропал весь пыл, перехотелось бить парня дальше, пытаясь добиться правды, пытаясь услышать от него, что с ним сделали на той стороне, что он вернулся на эту.
Перехотелось даже дышать. Скрутило болью, потусторонней, нечеловеческой. Вспомнился Джарвис и оглушение, когда он только-только исчез, вспомнилась Мария, Говард, которые тоже не должны были умирать, но умерли. Тони отступил на шаг.

Переставил ноги, раз-два, и замер, осматривая комнату. Что же он натворил? Что черт возьми здесь случилось? Как это исправить? И возможно ли это исправить? Пьетро лежал на полу свернувшись, пережидая собственную боль и Тони не посмел спросить его, в порядке ли он. Вытер разбитые губы и вздохнул, стараясь не потревожить отбитые ребра.

- Сдается мне, разговор не удался. – Он не знал, как извиниться, что сказать, чтобы парень понял, не его это вина. Не Пьетро. Виноватый здесь только один, не удержался, не выдержал, сдал, может быть это старость? Может быть пора на пенсию? Передать все дела и рвануть в Малибу, пляж, солнце, ровный загар на коже? Нет?

Тони сглотнул и отошел еще на пару шагов, разделяя себя и Пьетро физически. Опасаясь, что, если подойдет ближе, снова случится что-то непоправимое.

- Нет, никто никого не убьет, не в этом доме, не я. Не я. – Тони сжал голову руками, стараясь успокоиться, волнами накатывала слабость, незнакомая, тягучая, словно патока, накатывала и оставляла после себя горькое послевкусие, как бывает при тошноте. Как бывало раньше, когда он еще гулял и во рту горчило от алкоголя. Но уже не пил. – Тебе нужно в мед. пункт, обработать ссадины и синяки.

Тони не знал, не мог знать, что так случится. Не мог ведь? Фрайдей все записала на камеру, это все равно станет рано или поздно достоянием общественности в лице Мстителей, он просто не знал, как справится с этим как справится с чувством вины за произошедшее, ведь кэп уже все простил и принял. Но парню все равно необходимо пройти обследование, да и ему не помешает, хотя бы легкую мазь от синяков, было бы замечательно. Он сжал руки в кулаки и выпрямился.

- Фрайдей, позови, пожалуйста Ванду. Передай ей, что ей лучше прихватить с собой аптечку, она здесь понадобиться. – Ему удалось выровнять голос, удержать себя на грани необратимого. Жаль, что он не смог взять себя в руки ранее, жаль. – Я, наверное, должен принести свои извинения. Недоверие, недоверием, но это не повод. Просто, попробуй как-то простить, если получится.

Он махнул рукой. «Если получится», - Тони мрачно усмехнулся, а не получится, что ж, будет ходить не прощенным. Одним грехом больше, одним меньше, все равно всего разом не искупить. И Ванду, он может быть зря сдернул, чем бы девочка не занималась, перевязывать брата не ее занятие, но вряд ли этот упрямец куда-то сам пойдет.  А обработать все это надо и лучше не затягивать.

Пришлось заставить себя выйти из разгромленной комнаты и закрыть двери. Что-то было во всем этом до дикости не правильное. Что-то было сломанное, сломленное, изуродованное здесь. Но он не мог найти логическую причину, а то что вертелось в голове, что это приступ, что у него какие-то проблемы с психикой. Ну так, с этим Тони разберется самостоятельно, с этим ему все равно рано или поздно придется разобраться. Жаль только, что с Пьетро он так и не поговорил, загадка его воскрешения осталась такой же загадкой, а сам он бежит от парня прочь, спасая израненную гордость и таща на себе груз вины.

«Как всегда».

+3


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [23.08.2015] Fight club


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC