04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [02.02.2016] Чтобы жизнь сказкой не казалась


[02.02.2016] Чтобы жизнь сказкой не казалась

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[Чтобы жизнь сказкой не казалась]

⊗ ⊗ ⊗
https://68.media.tumblr.com/283c993333f420081fe74472b809cd34/tumblr_olizykwgIr1v9oda2o3_r1_540.gif

информация

Где: Башня Мстителей НЙ
когда: 02.02.2016

Кто:  Наташа Романова и Тони Старк
предупреждения: Водки не будет

и с т о р и я
После того как кэп остался у Дума, Барнс получил щит и гордое звание нового Капитана Америки, Наташа и Тони, наконец-то, встречаются для обсуждения всего происходящего. Честно говоря разговор будет сложный, Тони так и не смог вытащить ее из России, помочь кэпу и удержать Щ.И.Т. подальше от политики. Наташа не привезла даже тела, только историю и чувство вины.

+3

2

Чувство вины, это видимо то, что росло вместе с ним, ширясь и набирая обороты. Тони прошелся по комнате, перебирая в уме аргументы, которые позволили бы ему говорить с Наташей на равных, не ощущая себя последним скотом, который бросил своего друга, своего соратника где-то там, в проклятой России.
Он честно пытался сложить в голове слова, что-то по теме того, что правительство не позволило, правила, условия их свободы, Щ.И.Т. наконец. В уме крутилось еще многое из того, что он мог бы сказать в свое оправдание, но даже для него было ясно, что все это чушь, ерунда. Тони Старк, который не нарушал правила, смешно, даже звучит отчаянно смешно, только смех выходит не веселый.

Тони редко чувствовал себя вот так, подавлено, не на своем месте, пришиблено даже. У них с Нат было много поводов друг друга не понимать, еще больше, чтобы друг друга не ценить, не любить и игнорировать, но они были друзьями. Были ведь? Тони вздохнул и прислонился спиной к стене, ожидая, когда она поднимется сюда. Фрайдей уже сообщила, что Наташ в здании, собственно потому он сейчас и метался как тигр в клетке, пытаясь придумать что-то, хоть что-то, чтобы сказать ей.
Можно было бы начать с «я скучал», «тебя не хватало», отшутиться, припомнить старые деньки. Но все это было притянуто за уши, все это было лишним теперь, когда она привезла только щит Капитана, не самого Капитана. Тони до сих пор не мог разобраться в том, что он по этому поводу чувствовал. Растерянность? Горе? Злость? Что-то другое? Внутри смешалось так много, слишком много, поэтому он молчал, когда щит отдавали Барнсу, поэтому он молчал, когда сообщали новости.

- Привет, Нат, добро пожаловать домой, или как-то так. – Он говорил в пустоту, зная, что лифт открылся и она стоит где-то там, близкая, далека, своя и чужая. – Я так и не решил, что сказать тебе при встрече, если она состоится. Думал отшучиваться или применить тактику честности. Но не срослось. Как тебе Россия? Показалась такой же, как была? Или все поменялось и там?
И даже голос звучал приглушено, как будто он говорил через вату, через стекло, не здесь. Тони вздохнул и поднял на нее глаза. Что еще он мог ей сказать. «Привет, ты вернулась одна!», что-то другое? Обвинять? Требовать? Просить?

А чувство вины подкрадывалось все ближе, нет, Наташа выглядела как прежде, ни лицом, ни телом не давая понять, насколько ее вымотали их приключения в последнее время. Наташа выглядела как обычно и это-то и пугало, настораживало, заставляло холодеть изнутри. Ничего не изменилось и в тоже время все поменялось, что-то безвозвратно ушло небытие, меняя их изнутри и Тони опасался этого. Опасался узнать, насколько меньше у него стало друзей, список которых и так был не бесконечен.

- Расскажешь, что там было? – И услышать всю историю еще раз было страшно, услышать то, что уже тысячу раз прокрутил в голове меняя местами пешки и фигуры на шахматной доске. Было страшно, что вот сейчас она начнет говорить и Тони захлебнется в вине, в отчаянии в какой никакой боли, от того что не помог, был бессилен, не сделал чего-то, что мог бы сделать.

А еще было страшно начать говорить самому, начать каяться с самого начала. С момента, как ее забрали после суда и по сей день. «Что ты натворил, Старк?», - крутилось в голове неотступно, - «Что ты натворил», - голосом Пеппер, Хоуп, Наташи.
Поэтому он ждал ее хода, ее шага, ее обвинений. Чтобы каяться, падать ниже, глубже, беззвучно открывать рот и ловить воздух губами. Ждал, в общем-то понимая, что это тоже трусость, что это подло вот так, вытаскивать из нее покаяние, историю страданий и молчать в ответ, но он уже не мог остановиться. В голове складывались слова про Щ.И.Т., про будущее, призывы, бесконечные споры, в голове пока что было исключительно пусто. Пусто и звонко, так, как не было уже очень давно, очень долго и не будет уже никогда.

Стив больше не было с ними и его уход, воспринимался, пока что, очень легко, как будто он вышел на пробежку. Как будто не он остался у Дума, почти мертвый, почти убитый, все равно что растворился в небытие. Уход Стива Тони пока не ощущал, но глядя на Наташу, почему-то думал, что всем им уготован какой-то конец, все они так или иначе окажутся где-то в стеклянных махинах, где будут спать.

- Вина? Воды? Водки? – Слов из себя приходилось выдавливать, но это временно, это до момента, когда он найдет нужные. До момента, когда вина съест его окончательно.

+2

3

Ее нервы – это натянутый стальной канат, прочность которого неизвестна. Наташа держит себя в руках, вымотанная после недели совершенно бессонных ночей и дней. Постоянные выяснения отношений; постоянный надрыв, надлом, тяжесть. Разговор с Джеймсом дался ей тяжелее всего, Таша трет лоб, стоя в ванной перед зеркалом, отмечает, что синяки под глазами стали глубже, даже у совершенных солдат рано или поздно наступает кризис. Женщина нервно сглатывает, вновь плещет водой на лицо, медленно выдыхая. Вдова проходит в комнату, где повсюду валяется их одежда, проверяет телефон, и начинает одеваться. Нат знает, что Старк ждет ее у себя в башне, и понимает, что это будет очередной тяжелый разговор, который не будет сулить ничего хорошего. Рыжая смотрит на себя в зеркало, дрожащей рукой заправляя локон за ухо – за время пребывания в России ее волосы стали еще длиннее, и отстригать их просто было некогда. На Романовай полуботинки на толстом каблуке, черные джинсы, серый свитер и сверху соболиная безрукавка – щедрый подарок Дума. Таша запечетлевает на губах Джеймса утренний поцелуй, оставляет возле головы бумажную записку, где объясняет, что у нее встреча с Тони.

Ауди тормозит опять возле главного входа. Романова слышит, как стучит сердце в ушах, ее ладони крепче сжимают руль, когда голова взрывается воспоминания о том, что было все эти месяцы, как она буквально тонула в своих новых истинных воспоминаниях, которые разбили ей сердце, сломали ей жизнь. Вдова знает, что сейчас будет сложно сдержать себя, не показать, как сердце разбивалось от тупой бабской обиды, но она профессионал, она знает, что иногда так получается, что государственное стоит выше личного. Они не могли ничего поделать, нарушить правила, пойти против системы. Таша хочет быть честной с самой собой, но у нее не выходит. Вчера они обсуждали с Джеймсом этот момент, но все равно – гложет. А еще Наталья не может смотреть в глаза Клинту, и объяснить окружающим, почему именно тоже не может. Он же сломает ее окончательно, если начнет говорить и оправдываться, вот от кого точно, так от него она не хочет знать ничего. И остался он. Тони Старк. Мужчина, которому она признавалась в любви, когда пыталась украсть разработки; мужчина чью жизнь она спасала ни единожды, приглядавая за стальной задницей.
И с ним было сложнее всего. Ведь он не просто ее близкий друг, а Романова дружит в основном с мужчинами, он ее начальник, он директор ЩИТа, места, куда она собирается вернуться.

- Агент Романофф, - мужчина на охране кивает ей, поднимаясь со своего места, вызывая для Таши лифт. Она окидывает его спокойным взглядом, и чуть слышно поправляет.
- Агент Романова. Будьте добры запомнить это, агент Уэнс, - она заходит в лифт, разворачивается на пятках, и заводит руки за спину. Наташа словно проглотила палку, прямая и натянутая, тронь и зазвенит, но не переливчатым смехом, а сухим и деловым тоном. У нее, видимо, нет друзей, но есть работа. Хотя, конечно, не факт еще, что ее допустят до работы в Щ.И.Т.е. От этой мысли холодный пот стекает по спине, тут же бросает в жар, и становится ужасно не по себе. Пока никто не видит, Романова упирается ладонями в двери лифта, про себя считая до десяти и обратно, это помогает выравнять дыхание, прийти в себя, успокоить приступ панической атаки. Они ломали ее постепенно, не хотели сразу – боялись пережать. Но сейчас эта Черная Вдова не та, что была до своего исчезновения, даже если она держит лицо.

Она слышит его голос, он режет ее сильнее любого ножа. Наташа не выдерживает, и прислоняется спиной к закрытым дверям лифта, понимая, что если Старк скажет хотя бы еще одно слово, то она разревется от слабости, от страха, от ужаса, и не сможет остановиться. Но уже в следующее мгновение Вдова берет себя в руки, с невозмутимым видом проходит в комнату, ее губы дрожат в приветственной полуулыбке. Будто ничего и не было, будто никуда она не пропадала, никто ее не забирал на совершенно официальных основаниях. Ничего этого не было.
- Я бы не отказалась от чая, - Наташа вновь вежливо улыбается, присаживаясь на диван, закидывая ногу на ногу. Ее рука обвивает одну из подушек, а безрукавка покоится рядом. Грудь вздымается размерено, и от Таши веет спокойствием, равнодушием…болью. Она поднимает взгляд на Старка, и едва заметно пожимает плечами.
- Я не видела Россию. Но техника и технологии у них современные, хотя они и пользуются в особых случаях старыми разработками времен НКВД. Это неприятно, - Романова морщится, отворачивая лицо, чтобы Старк не заметил проскользнувшего ужаса в ее глазах, и того как побледнело лицо. – Не суетись, Старк. Мы взрослые люди, - она не говорит, сипит. Думает, что контролирует свой голос от и до, но это не совсем так. Наташа сталь, Наташа лед, она может многое, но она женщина, хотя и забывает об этом периодически.
- Я хотела узнать, сохранился ли мой доступ в Щ.И.Т.е? Я хотела бы приступить к работе, как можно быстрее. Я не могу оставаться без дела. Я понимаю, что необходимо пройти проверки, я готова сдать любые тесты, я… - Романова замолчала, понимая, что говорит слишком быстро, слишком торопливо. Она не выдерживает, поднимается с дивана, засовывает руки в карманы джинс, останавливается возле больошо панорамного окна, опуская голову и рассматривая пол у себя под ногами.

- Ты не хочешь об этом знать, Тони. Правда. Никто не хочет об этом знать, никому не надо знать больше того, что я уже сказала, - Романова разворачивается на каблуках, внимательно смотрит Старку в глаза, медленно подходя к мужчине почти вплотную. – Я умирала. Я оживала. Я тонула. Я была задушена. Меня били и испытывали на прочность, они хотели знать, как много на самом деле может выдержать Черная Вдова. Они сломали мою жизнь, которую я строила все эти годы. Пускай она была никчемной, но она была моей, понимаешь, Тони? – Наташа говорит это все спокойным тоном, голос даже не дрогнул ни разу. В глазах ни намека на боль, она – равнодушное создание, которое потеряло себя всю. – Мне было тяжело. Но лишь первые два месяца. Я ждала. Тебя ждала. Клинта. Барнса. Стивена. Всех вас вместе, или отдельно. Потом не то чтобы перестала, просто не было уже в этом никакого смысла. Все стерлось и превратилось в прах. А где чай?

+2

4

Сначала он слушал тишину, которая окружала его в этом кабинете, потом цокот каблуков по паркету, потом он уже не слушал ничего. Тони смотрел на нее с опаской, как на зверя, которого вернули из клетки, как на женщину, которую в очередной раз попытались сломать и не смогли. Смотрел на нее и видел усталость, усталость ли? Злость, разочарование, боль. Видел, но не смог бы озвучить даже под пытками, даже если бы от этого зависела его жизнь.

- Чай? Неожиданный выбор. Разговор будет таким, да? – Тони оторвал себя от стены и направился к дальнему концу комнаты, физически разделяя себя и Наташу, которая уже устроилась на диване.

Не уютным клубком, как делал обычно, сбросив каблуки и вольготно раскинувшись, нет, напряженно, выжидающе. От этого тоже что-то болело в груди, что-то, чему Тони не мог дать названия сейчас, возможно, он расскажет ей позже, когда наберется сил. А возможно он не расскажет ей ничерта и они поругаются, потому что он молчал.

Он закрыл глаза пока ждал момента, чтобы заварить чай. Вскипятить воду, дать ей немного остыть, засыпать в чайник заварку, залить водой, дать настоятся, разлить по кружкам. Тони помнил эту церемонию с детства и ненавидел ее оттуда же, чай всегда предшествовал агонии и боли. Чай был символом тихих голосов, которые резали без ножа и переговоров, которые заканчивались провалом. Поэтому он ненавидел и японский офис, который был помешан на чайной церемонии и вечно выносил ему мозги. Хорошо, что теперь там всем заправляла Пеппер у нее было меньше поводов ненавидеть чай.

А Наташа говорила тем временем, говорила про Россию, про технологии, времен советов, умалчивала про боль и пытки, которым ее подвергали. Умалчивала о себе. Тони вздрогнул и чуть не пролил горячий чай на себя, когда она сказала про взрослых людей. Ну что ж, значит разговор будет именно такой, про взрослых людей у которых не дрожат руки при виде друга и которые не опускают глаза в пол, чтобы произнести слово.

Он поставил чай на столик рядом с ней и честно постарался сдержаться и не пнуть ненужную стекляшку, чтобы она пошла трещинами. Постарался, сделал глубокий вдох и согнулся пополам, услышав это сокровенное: «Я ждала тебя». Как будто ударила под дых, дыхание сперло и все умные, трезвые мысли разом покинули его голову, как будто их там и не было, как будто не он решал стоит ли говорить ей или молчать. Как будто и не было ничего между ними, ни опасностей, ни смертей, ни различных взглядов на мир.

Что-то треснуло, хрустнуло и все затихло. Тони выпрямился, сжимая в руках телефон, выпрямился и вздохнув отшвырнул от себя бесполезную теперь игрушку.

- Что ж, сначала я никак не мог поверить, что наше правительство вообще сунуло нос в дела Мстителей, ты же знаешь, я ненавижу, когда в наши дела суют нос посторонние, которые пытаются, к тому же, что-то изменить. Потом, я никак не мог поверить, что мне отказывают в такой малости, как вернуть друга домой, друга, который на минуточку, состоит в лучшей команде по спасению мира и является одной из многих рук Фьюри в этом мире. Поверь мне, то что говорят про Фьюри в кулуарах Белого дома иногда интереснее самого Ника, где бы он ни был. Потом, когда я сходил по этому адскому кругу несколько раз, до меня наконец дошло, что дело шито белыми нитками и никто ничего не будет делать. – Тони говорил тихо и отстраненно, замер внутри самого себя и очень старался не расплескать это чуждое ему спокойствие. Старался. – Пей свой чай, Нат, пока он не остыл. Потом стало хуже, когда я понял, что та просто по мановению денег и щелчку пальцев тебя не достать. Потом начались проблемы и пришли первые весточки от тебя.

Тони выдохнул сквозь зубы, стараясь держать себя в руках. Выдохнул и сжал руки в кулаки.

- Ты писала, как прекрасна твоя жизнь на родине. – Он знал, знал, что это наглая ложь, знал и ничего не сделал. Ничего не сделал и ему выкрутили руки, чтобы не пытался и Тони бессильно мирился со всем этим. Долгие месяцы, будь проклята эта страна, долгие месяцы, когда каждый день почти агония, долгие-долгие часы, когда Нат умирала и воскресала в одиночестве.

Тони молчал, рассматривая стену перед собой, молчал и слушал о чужой боли, о чужой жизни о том, как они прокололись. И как прав был Стив, которого было не удержать, как он единственный был прав. От этих мыслей тошнило, настолько частыми гостями они были в его голове. Тошнило и от самого себя, но уйти было некуда. Наташ рассказывала, по крупицам выдавливала информацию, но он даже здесь не мог ее подхватить, остановить, сказать что-то, что сделало бы ее целой обратно. Не было слов, которые могли бы все исправить и не будет. Тони не в первый и не в последний раз был предателем, как бы больно не било это слово.

- Твой доступ в Щ.И.Т. активен, десятый уровень, все как обычно, Нат. – Все как обычно, все у них всегда было и будет вот так, с трещинами, разломали, с расхождениями, с предательствами. Иногда Тони ловил себя на том, что они отчаянно похожи с ней, поэтому отчаянно далеки и близки. – В Щ.И.Т.е только в верхах перестановки, теперь специалист по связям с ООН и правительством – я. И, - он набрал воздуха в грудь побольше, стараясь не подавиться дальнейшими словами, которые должен был сказать ей, - тут тоже все не так просто.

Нет, слова так и не пришли, как можно рассказать человеку, только что вернувшемуся из России, что дома назревает война. Что будет еще один конфликт у которого будут стороны, баррикады и приверженцы, что будет новый виток раздрая между всеми ними. Тони потер переносицу, как будто носил когда-либо очки и посмотрел на нее внимательно, испытующе. Прямая спина, поднятая голова, сжатые руки – картина собранности, картина безумия.

- Что он сказал? – Почему-то это тоже было важно. – Что он сказал перед тем, как его закрыли в холодильнике? – Почему-то это тоже было больно. Тони знал, что спрашивает зря, что это не сделает его ни счастливей, ни ближе к тем событиям. Но хотелось быть причастным хотя бы так.

+2

5

Романова удобно устраивается на диване, прячет дрожащие руки, сцепляя пальцы в замок, и стараясь не смотреть на Тони, который ставит перед ней чайничек, чашку и стоит рядом, неподвижный, лишь рука ломает телефон. Романова едва заметно приподнимает бровь, ей едва хватает сил, чтобы сдержаться самой. Если говорить откровенно, то где-то глубоко внутри она кричит, не просто кричит, а надрывно, жаждет разломать тут все, высказать Старку в лицо все то, что думает. Да, в России ее почти сломали, но в нее еще осталась тонкая нить, которая держит все то, что еще хотя бы отчасти цело, но Таша боится, что это ненадолго. Она устает быть вот такой – надломленной, не собой. Хотя, возможно, она просто забыла, какой является на самом деле. Устало проводит ладонью по лицу, пытаясь не уйти в свои мысли, держать разговор ровно так, как было задумано изначально, но с Тони ты никогда не будешь придерживаться изначального плана, как ни крути. В этом их особенность, они сами меняют правила по ходу игры, подстраивая их под себя, стараясь выкрутиться из любой ситуации, любыми способами, но только не в этот раз.

Вдова наливает ароматный чай в чашку, подносит ее к губам и делает глоток, почти не замечая, что пьет кипяток. Какая разница, если рецепторы до сих пор не восстановились, если холод и жар почти не чувствуются. Делает вид, что все в порядке, отставляя чашку назад на столик, вальяжно закидывает руку на спинку дивана, чуть склонив голову набок, и внимательно слушает Тони. Но по мере его монолога, Романова ощущает клокочущее чувство злости, гнева, ярости, да подберите любой синоним и все равно не сможете в полной мере описать ее эмоции. Она наконец-то поднимает взгляд на Старка, едва заметно улыбается, просто тянет левый уголок губ наверх, и мимолетное ощущение улыбки пропадает. Неужели они этому верили, что, серьезно? Они верили в то, что им присылали. Хочется расхохотаться в полный голос, до слез, до хрипоты, но Романова держит себя. Господи, да сколько она уже может себя держать, может ради проформы закатить типичную бабскую истерику? Хотя нет, причин же для истерики нет.

- Успокойся, Энтони, - она помнит, что намного старше него самого, даже старше его отца, и поэтому сейчас ведет себя, не как ровесница, коей всегда себя ощущала, а как старшая по званию. Ее голос холоден, это не просьба, а приказ. Романова ведет рукой, - сядь, пожалуйста, я не люблю, когда со мной разговаривают сверху-вниз, тем более в подобной ситуации, - женщина вновь отпивает чай, облизывая губы. В горле постоянно сохнет, последствия проверок на реакцию на многие яды, возможно через полгода реабилитации это пройдет. Винит ли она Старка за то, что происходило? Да. Винит ли остальных? Да. Но какая разница, они все тут солдаты. Это только кажется, что на войне раненных не бросают, а на самом деле, когда нет другого выхода – оставляют на поле боя, чтобы потом продолжить эту самую войну. Наташа оказалась за бортом, пожертвовала собой ради других, ради Джеймса. Да, возможно это не был ее прямой выбор, но вместе с тем обстоятельства сложились именно так.

- Да, до меня уже дошла кое-какая информация. Даже несмотря на тот факт, что я пробыла в Аду, не отменяет моих связей и возможностей. Я пока не знаю всего, но надеюсь, что мой доступ, который, как ты говоришь, сохранился, позволит вникнуть во все быстро. И я бы хотела встретиться с Марией, я правильно понимаю, что теперь за многие миссии отвечает она? – Выгнутая бровь, легкая заинтересованность во взгляде. Черная Вдова размышляет над тем, как правильно сказать Старку, что она больше не будет членом Мстителей, что она их всех просто не может видеть, что ей надо назад на задания, чтобы прийти в форме. Чтобы забыть все. Старк опускается в кресло напротив, и задает вопрос, который мучал всех. А Романова старается сдержать горькие слезы из-за потери Стива, из-за всего. Когда она заговаривает, то ее голос дрожит – первая слабость. Пути назад нет, дорогая.

- Хочешь знать, что сказал тот, кто отдал за меня и за своего друга жизнь? Номинально отдал, я это уже говорила, - Наталья ухмыляется, а затем поднимается со своего места, пересаживается на подлокотник кресла Старка, рукой приобнимая спинку, и продолжает. – Толком не удалось поговорить, уже перед отъездом Виктор передал мне письмо от Стива, в котором он просил передать его щит Джеймсу Барнсу. Это ты тоже знаешь, что еще… - она задумчиво бьет себя пальцем по губам, не хочет говорить о личном, о том, что говорил именно ей Стив. – Он держался молодцом, магический яд распространялся быстро, но Вику удалось замедлить действие. Стивен просил держаться, говорил, что все будет отлично. И чтобы я, во что бы то ни стало, продолжала быть сильной. Что команда – это как семья, даже если мы все ссоримся. Что он, когда очнется, придет и проверит, как мы тут себя вели, - Наташа впервые за все время улыбается, задумчиво направив свой взгляд в стену. – Роджерс просил сделать все, чтобы эта ситуация не стала для нас переломной, для Мстителей. Я сделала все, но перелом наступил, - рыжая склоняется к уху Старка и шипит. – Я не вернусь в команду. Ни за что, - хрипло смеется, поднимается с места, и начинает ходить по комнате, сунув руки в карманы штанов. Мечется, как раненный зверь в клетке, пытаясь успокоить бушующее пламя, ей хочется высказаться, но с чего начать, да и зачем? Неужели это правда, надо?

Вновь садится на диван, скидывая сапоги, забирается с ногами, уткнувшись носом в колени, и заметно даже издалека, как дрожат ее плечи, на движение Тони, тут же поднимает голову, и останавливает злым взглядом:
- Не смей. Не трогай. Не подходи. Я ненавижу все это, ненавижу свою жизнь. Я столько раз хотела умереть. Знаешь, Тони, я умоляла их о смерти, правда всего один раз, но мне тут же четко дали понять – такого счастья не будет. Если бы не Беннер, о, спасибо хотя бы за это, то я наверное действительно сошла с ума. Хотя постой, я ведь сошла, - Она скалит зубы в улыбке. – Сколько ты знал Стива? Лет пять, да? Я знала его еще маленькой девочкой, когда он спас меня из лап фанатиков, когда он вытаскивал меня на руках тринадцатилетнюю девчушку, прижимая к себе и обещая, что со мной все будет в полном порядке. И ему я верила. А сейчас я верю только Барнсу, потому что он пришел. Потому что он подставил себя под удар, не побоялся этого, наплевал на все правила, на все. Да, блять, Старк, я взбешена, я в ужасе от того, что позволяю себе ныть, как пятнадцатилетняя школьница. Потому что когда я вернулась в место, которое считала домом, к людям, которых считала семьей, все, что я услышала - где Стив? Что со Стивом? Как так вышло? А некоторые и вовсе молчали. Нет, я не то, чтобы ожидала красную ковровую дорожку, фанфары, цветы и море любви, но хотя бы банального – Таша, родная, ты вернулась! Крепких объятий и пары дней на восстановление я ждала. А по итогу… По итогу я сделала вывод, что вам куда важнее Капитан. Не могу за это винить, - она вытирает предательские слезы, запрокидывает голову, чувствуя, как к горлу подкатывает волна истерики, делает два глубоких вдоха, пытаясь контролировать это все. И вроде бы даже получается. – Кто он, и кто я. Символ нации, самый честный, самый добрый и справедливый. Он был лучшим человеком, он остается им! И он лучше меня, поэтому, да, Тони! Лучше бы сдохла я, чем он, тогда может быть вы хотя бы устроили пышные похороны, а не допрос с пристрастием! И возможно тогда я не чувствовала себя виноватой во всем этом дерьме.

+2

6

Если бы премии и награды давали за лучший мир, за счастливые лица, Тони и Наташа были бы первые в очереди на награждение. Как талантливо играли оба, талантливо и бесполезно. Тони знал, что она видит его настоящим, без масок, речей и насмешек. Без улыбки. Знал, что он потрепан, отчаянно устал и у него практически нет сил на то, чтобы бороться против себя. Знал и проигрывал по всем фронтам, делая вид, что все в порядке.

К чаю он так и не прикоснулся, хотя чашку себе принес и даже поставил на столик. Заблаговременное решение и такое обыденное что ли. Он цеплялся за реальность, за ее ломкую хрупкость и старался удерживать себя на плаву, не скатываясь в обвинения, не прося прощения, не даруя свое. Нет.

Баррикад не было. Были кровавые, долгие, холодные, глупые слезы, слова, ранения и пустота между ними. На ее предложение присесть он только покачал головой, нет, не сейчас, не сегодня. Ему еще нужно многое сказать или сказать немного, но важное. Ему еще есть что переваривать и для этого лучше стоять. Тем более, Тони с усмешкой посмотрел на нее, Наташа умела подавлять одним своим присутствием, взглядом, жестом, ей для этого не надо было даже вставать. Мир так часто бывал у ее ног… Тони оборвал себя на этой мысли, возвращая себя к реальности.

- Значит слухами земля полнится, как обычно. Что говорят о нас на этот раз? Что мир разрушен и на развалинах видели дьявола? – Тони знал, что шутка не смешная, но его так и тянуло язвить. Видимо потому что боли так много, что с ней было трудно управиться иначе.

Когда в его жизни рушилось что-то хорошее он пил виски и смеялся, смеялся пока не становилось все-равно. Интересно, сколько нужно выпить, чтобы забыть про потерю друга? Чтобы перестать себя винить в ее боли, в ее отчаянии, в ее сомнениях и страхах. Стив, оказывает, ну кто бы в нем сомневался, говорил правильные вещи, значимые вещи, что они – семья. Тони хмыкнул и честно присовокупил сюда свои собственные познания, но в семье не без урода. И какая неожиданность, уродом сегодня и сейчас и здесь опять выступит он. Пришлось подавить в себе вздох, сожаления, оборвать слова извинений, прекратить накручивать себя и винить во всем, что придется. Пришлось взять себя в руки и это далось тяжело, тяжелее, чем бывало обычно.

- Нат, ты хорошо это обдумала. Ты покидаешь Мстителей, я верно тебя понял? Покидаешь, чтобы оставаться только в Щ.И.Т., мы, - Тони пытался подобрать правильные слова, - мы без тебя не справимся. Никто из нас не обладает ни твоей харизмой, ни твоим авторитетом. Нат?

Получилось задушено и как-то скомкано, смазано. Он дернулся, когда она свернулась в клубочек, уменьшилась, разом превратившись в женщину, которую он видел от силы пару раз. Руки пришлось сцепить за спиной и отойти на полшага назад, чтобы не натворить глупостей, чтобы не уничтожить ни ее, ни себя. Чтобы хоть что-то осталось там, где раньше они были друзьями, кем-то, возможно, большим когда-то.

Он собирался видеть в ней человека когда-то, хотел посмотреть, как она справится с этим новым званием, как она сможет жить, не придерживаясь чьей-то стороны. Что ж, у нее получалось гораздо лучше, чем у него самого и это было местами очень смешно. Бывшая шпионка, убийца, слуга двух господ (трех, четырех, больше) и Тони Старк, который никогда не был на ее месте, но всегда был по другую сторону баррикад.
Теперь при виде ее на диване у Тони что-то снова и снова обрывалось внутри.

- Таша, нет, послушай. – Она говорила о том, что было сокрыто внутри, о том, о чем обычно молчала, что терпела и меняла исподволь, молча. Тони не выдержал, что такое «не подходи и не трогай», когда это потребность, когда это не выражение привязанности, когда это не выражение сострадание, когда желание обнять сильнее всех этих сиюминутных идей, сильнее страха собственной смерти. Если вы когда-либо обнимали убийцу, вы должны знать, как это бывает страшно. Тони делал это не единожды, отмахнулся от ее слов и положив руки на плечи Наташе прижался лбом к ее макушке. – Ты не должна была умирать, никто не должен такого, Наташа. Никто. И мне жаль, мне очень жаль, что там не было никого из нас, что никто не пришел, не забрал тебя из кошмара и не подставил свое плечо. Мне жаль, что это был не я, а кэп, что ты притащила его щит, а не мой шлем. Мне жаль, Нат.

Он шептал ей в волосы, еле слышно, глотая окончания, перебивая самого себя. Шептал как на исповеди у священника, у которого никогда не был и не появится. Шептал, пытаясь согреть человека, который вымерз изнутри, застыл в коконе из непрекращающейся боли и безысходности. Шептал и пытался проглотить свое чувство вины вместе с горечью, вместе с невысказанными соболезнованиями, вместе с собственным бессилием.

- Прости меня, Нат, ты потеряла кого-то большего, чем символ, друга, который пришёл в самые темные времена и вытащил. Прости, что не поддержал. – Он перебирал ее волосы, разглядывая оттенок, рыжина переливалась в винный оттенок и обратно, почти как кровь в руках, красиво и смертельно опасно. – Я рад, что ты дома, что ты вернулась. Нат, ты вернулась, можно больше не быть сильной, можно больше не стараться все это пережить в одиночку.

Тони провел рукой по ее макушке приглаживая непослушные вихры и улыбнулся, горько, устало и болезненно. «Тебе больше не нужно прятаться, дорогая, ты можешь быть кем пожелаешь», - хотелось бы ему сказать это вслух, проговорить так четко и ясно, чтобы она услышала, чтобы не винила себя в том, в чем виновата не она. Хотелось бы ему…
А, впрочем, ладно.

- Вина выжившего не твой крест, Нат. – Он жалел о том, что его не было там, жалел о том, что ссора с кэпом у границы вернула его домой раньше запланированного срока. Жалел о пройденном, еще больше жалел о том, что еще нужно будет пройти. Вина выжившего ничто, вина того, кто собственными руками будет разрушать мир, который отстоял Капитан Америка, наверное, в чем-то даже тяжелее. – Ты дома.

И не важно, что было для нее домом, не важно останется в Мстителях или уйдет, не важно сбежит и однажды выстрелит в голову или останется и будет вытаскивать снова и снова. Она была дома и это уже успокаивало.

+3

7

Весь мир – театр, это Наташа уяснила еще в детстве, когда попала в школу для юных шпионов, подвергалась муштре каждый день, каждый час. Но там же она поняла, что любовь и верность – это основы, которым она будет следовать, во чтобы то ни стало, она не сможет предать никого из тех, кого любит, эту истину в ее голову вложили Логан и Стив. Сейчас же Вдова понимала, что отчасти ее предали те, кого она любила, не со зла, не потому что хотели, а потому что так вышло. Она возвращается в своих мыслях к словам, которые произнес Старк на том первом собрании, что было еще вчера, и понимает, как сердце сжимается от боли, не такого она ожидала, не этого хотела. Но кому какая разница, верно? И сейчас все, что у нее есть – это напрочь сломанная психика, о чем она, разумеется, не хочет никому говорить, ведь как это так – сломанная Таша, такого просто не может быть. И все эти встречи тет-а-тет не приносят ничего, кроме невыносимой боли, от которой хочется реветь раненным зверем. И тогда Тони улыбался ей, как какой-то предательнице, как какой-то невыносимой истеричке. А впрочем, можем быть она таковой и стала? Пора взять себя в руки, девочка, тебе никто не поможет, кроме самой себя и твоего мужчины.

Старк задает вопрос, который едва ли не сводит ее с ума, взвесила ли она свое решение? Нет. Хочет ли этого по-настоящему сильно? Возможно. Но Вдова понимает, что это будет единственно правильным выходом, потому что на ее место найдут замену, они же справлялись как-то все эти месяцы и без ее харизмы, и без ее умений, не правда ли? Именно поэтому Наташа смотрит на Тони долгим, проницательным взглядом, будто хочет заглянуть в его мысли, раскурочить там все, а потом плюнуть и уйти, куда угодно, хоть в преусловутый закат, где скроется в лучах заходящего солнца, а волосы будут гореть ярким пламенем, мать вашу. А Тони не боится ее, он спокоен и почти уверен в том, что делает, а она не мешает, просто ждет, что будет дальше. Его руки теплые, и они не дрожат, в отличии от ее, его голова касается ее, и Таша понимает, что больше не может себя сдерживать, кажется, ей пора обратиться к Беннеру, чтобы он прописал ей успокоительные, но и они вряд ли смогут правильно подействовать на рыжую, это она проверила, живя в России.

- На самом деле никто не должен извиняться за это, Тони. Мы все люди, и я не могла требовать от вас невозможного, не имела права, ни как солдат, ни как женщина, подруга. Я просто ждала, что меня вытащат из этого ада. Я не говорила про Брюса на собрании, потому что он еще там по сути дела, потому что его ждут дела, а нас попытка замять все это дерьмо, - Наташа прикрывает глаза, чувствуя, как пальцы Старка ловко перебирают пряди волос, как успокаивают, пытаясь сделать невозможное. Но она пустая на самом деле, вчерашний день был адом, вчерашняя ночь была бальзамом на душу, а сегодняшнее утро просто…просто еще одно утро, в череде похожих. – Уход из Мстителей – это необходимая мера, чтобы не подставлять всех вас. Я не могу себе позволить, чтобы на Мстителей упало подозрение во всем этом, мне необходимо вовсе скрыться, чтобы не попадаться на глаза ни прессе, никому бы то ни было еще. У вас и так достаточно проблем, я не хочу стать еще одной. Во всяком случае, я не хочу продолжать ею быть, - Наталья села в полоборота к Старку, и в ее глазах уже не было прежней Романовой, лишь где-то очень глубоко, она сидела, прислонившись к стене, умирая от полученных ран.

- Я не ответила тебе там, на твои саркастичные вопросы, на твои ухмылки и взгляды, Тони, - она слышит каждое его слово, но понимает, что просто не может промолчать сейчас. – Ты спрашивал, где Романова? Ее больше нет. Они уничтожили меня, Тони. Я думала, что это невозможно, я думала, что это нереально, но они смогли. Шесть месяцев постоянных пыток и проверки на прочность, шесть месяцев настоящего ада, когда они всем скопом пытались понять, а на что я способна еще? Я убивала. Меня убивали. Они вновь открыли проект «Западный ветер», и об этом я еще не рассказала Джеймсу даже. ГИДРа подняла голову, а я не смогу ей противостоять. Я боюсь, что я уже перестала быть сильной, Старк. Продолжения у сказки не будет, - Таша кладет голову к нему на плечо, закрывает глаза, слушая, как бьется сердце Тони, слушая, как движется его ладонь по ее волосам, по-прежнему, стараясь успокоить, а затем выпрямляется, берет ладони Старка в руки.

- Я была не права, там в башне. Я сказала тебе много плохого, я язвила и убивала сарказмом, и за это мне следует попросить прощения. Мне никто ничего не должен, то, что я сделала – это был фактически мой выбор. Во всем этом замешано очень личное, даже не представляешь насколько. Я не представляла, что будет так плохо, но я знала, что меня заберут. И я бы сделала это еще раз, но только для того, чтобы человек, которого я люблю, которого любит Стив, смог получить нормальную жизнь. Я говорю о Джеймсе, и я надеюсь, что ты сможешь понять и принять тот факт, что теперь он – владелец щита Капитана, - Вдова смотрит в глаза Тони, и у нее щемит сердце. Она больше не может продолжать именно этот разговор, но добавляет, - я люблю его Старк. Я люблю его уже больше полувека, и он тот, кто смог дать мне дом и ощущение, что я не одна в этом мире. И для меня он лучший человек.

Ее плечи опускаются, Наташа отводит взгляд, а затем возвращается на прежнее место, опирается спиной на Тони, укладывает голову на плечо, понимая, что они оба были вчера не правы. Это было противостояние двух похожих личностей, которые не могут уступить, когда на них обращены все взгляды. Ната не могла потерпеть поражения, Старк не собирался сдавать позиций, и отчего-то только здесь, когда они лишь вдвоем, когда никого больше нет рядом, они могут позволить себе выдохнуть расслабиться. И Романова с ухмылкой говорит:
- К черту кресты, Старк, я скучала по тебе, и твоему занудству. Скучала по твоему бурбону и роскошной бородке. Я скучала даже по тому, как ты можешь ненавидеть меня. Но не жди от меня прежней Наташи, во всяком случае не так скоро, я хоть и дома телом, но разум мой еще там. И он болен, - Ната ловит ладонь Тони, которая покоится на ее плече, и в сестринском жесте целует руку, и вновь закрывает глаза. Это будет сложное время, которое даст понять им обоим, смогут ли они пройти испытание верой, или все закончилось окончательно.

+3

8

У каждого из них своя роль, кто-то мучительно умирает во имя справедливости, кто-то распят на кресте и уже проклят, а кто-то ссыпает серебряники в карман и молча идет дальше, унося в себе память о прошлом, о былых мечтах, действиях, друзьях. Тони крепко зажмурился, прогоняя этот непрошеный образ. Что ж, Иудой всегда был и будет только один из них, не так ли, только тот, у кого хватило смелости взять деньги и выживать с чувством вины. Или глупости?
Не важно. Вечный проклятый, ходящий по одному и тому же кругу ада. Теряющий всех и всё на своем пути. Тони усмехнулся и покачал головой. Нет, вот она, сидит перед ним, спокойная, сдержанная, взвешенная. Вот она, та Наталья, которую он ждал, которую хотел видеть. Вот оно, то хрупкое спокойствие в ней, за которое он сам хотел уцепиться. От них уже ничего не осталось.

- Твой уход я приму, я приму любое твое решение Нат. Но прежде чем ты его примешь, ты должна знать еще кое-что, я верю в то, что нас всех ждет светлое будущее, несмотря ни на что. Верю и стараюсь удержать эту веру в голове, цепляясь за нее из последних сил. Но ситуация такова, что Щ.И.Т. и я сейчас главный враг свободны и спокойствия в стране. У нас приказ, Нат, четкий, громкий, ясный приказ. Мутанты должны быть арестованы, что с ними будет дальше, никто не знает, ничего не решено. Но Щ.И.Т. стоит во главе этих гонений. И я не знаю, как долго мы еще сможем держать это в секрете, если он шит белыми нитками.

Он не знал какой реакции ждать, и ждать ли ее вовсе. Поймет ли она? Услышит то, что он хотел ей сказать? Поймет ли то, что спрятано между строк? Что не все так чисто и гладко, что он постарался сгладить этот момент, что Щ.И.Т. стоит на грани войны и Тони отчаянно, до черных пятен перед глазами не хочется драться с теми, с кем он обнимался при встрече. Поймет ли она? Это ведь Нат, шпион, убийца, женщина, которую почти сломали.
Им почти удалось то, что не смогли сделать во времена Советов. Почти удалось расколоть ее на кусочки, расклеить и переделать под другое лекало. Тони только сжимал зубы, слушая ее исповедь, не исповедь, ее отчаянную просьбу о помощи, направленную уже не к нему. Не к ним. Куда-то в пустоту. Наверное, так выглядят узники концлагерей, которых не успели спасти, которые надломились и этот разлом внутри только шириться со временем. Он бы предложил психолога, сеансы групповой терапии и все остальное, что может предоставить их прогрессивный век, да только кто поможет мертвым?

Улыбка вышла горькая, такая же горькая, как и правда. Они причиняли друг другу боль, уничтожали друг друга и когда-то почти убили. Они все еще оставались здесь, в комнате, с несколькими выходами, но в безвыходной, патовой ситуации.

- Я понял, щит будет носить Джеймс Барнс. – Тони вздохнул. – Это патовая ситуация, ты знаешь. Мы многим пожертвовали, чтобы ее избежать и все равно оказались здесь. Я не стану протестовать против Барнса по нескольким причинам, нам сейчас как никогда нужен символ нации, который удержит все это на плаву, который встанет на защиту людей и будет поддерживать свободу. И вторая, кэп верил в него, я не верю, я не могу, ты знаешь, но кэп верил, а у Стива бывали хорошие времена и чутье на людей. Так что, я постараюсь, честно постараюсь не давить на него, не требовать от Барнса быть Стивом Роджерсом и вообще посмотреть, выйдет ли что-то из всего этого. Но это все, что я могу тебе обещать, Нат.

Он обнимает ее крепче, стараясь оставить этот момент единения в памяти. Невозможно не любить ее, невозможно ее любить долго. Карма или судьба, та еще стерва. Они так похожи, что временами, кажется она поймет его лучше всего. Они такие разные, что временами, каждый из них забирает свои серебряники и бредет с проклятым грузом по жизни. Временами он все это так ненавидит. И не хватает возможности прийти и сказать, насколько все плохо, не хватает времени на то, чтобы осознать количество катастроф. Они рушатся, все они, Мстители, Щ.И.Т., политиканы. Вся эта Вавилонская башня рушится и Тони снова и снова пытается строить то, чего уже нет.

Свобода и демократия.

- Никаких крестов Нат, мне тебя не хватало.«Мне не за кого удержаться, Нат. Я все разрушил». Тони молчит, пережидая эту внезапную мысль. Наташа разрушена, сломлена и потребуется время, чтобы выстроить ее реальность обратно. Потребуется много времени и возможно, только возможно, когда-нибудь они простят друг другу предательство.

Тони пытался удержать себя на плаву так долго, очень долго. И потребуется еще миллион минут, без возможности уйти, без возможности обрести поддержку, прежде чем что-то искупится. Два дня назад он стал Иудой для Наташи, месяц назад (чуть больше), для всей страны.
Дальше не будет лучше.

+2


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [02.02.2016] Чтобы жизнь сказкой не казалась


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC