04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » [1965] Don't be a menace to USSR


[1965] Don't be a menace to USSR

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[Don't be a menace to USSR]

⊗ ⊗ ⊗
http://funkyimg.com/i/2tgt9.gif http://funkyimg.com/i/2tgt7.gif

информация

Где: СССР //  ФРГ // ГДР
когда: 1965

Кто:  Winter Soldier and Red Guardian
предупреждения: насилие mode on

и с т о р и я
Алексею Шостакову поручено максимально секретное, несколько ступенчатое задание, однако КГБ не настолько уверенно в его профессиональной подготовке, чтобы доверить ему выполнение поручения в одиночку. Для огневой мощи вызван Зимний солдат — некогда учитель Шостакова, который послужит для него страховкой и надсмотрщиком в одном лице.
Задание — устранение на территории ФРГ первого спикера ООН от США, главного сторонника усугубления Советско -Американских отношений, дестабилизация отношений между странами-членами ООН и уклонения страны в сторону признания ГДР в качестве независимого государства и союзника, а также пособничество в захвате кресла канцлера про-Советскому политическому деятелю.

Отредактировано James Barnes (18-05-2017 23:46)

+1

2

Папку с заданием ему передал человек, ни лица, ни имени которого Алексей не вспомнил бы и под пытками. Умели некоторые мастера перевоплощения так отвлекать внимание, что не запомнить никаких деталей, только кепка в клеточку бросилась в глаза, смешная, забавная и совершенно ненужная. Человек в кепке был не многословен, описал только место, где Алексею выдадут новые документы для выезда из страны и усмехнулся, когда упомянул, что это задание не для одного.
Кто будет вторым - ему никто не сообщил. Папка оказалась тонкой, только маршруты, только огневые точки, и фотография человека, за которым, судя по всему, и будет вестись охота. Алексе еще несколько раз просмотрел представленные документы, чтобы получше запомнить координаты. Конечно, лучше всего было бы сориентироваться на местности, самому выбрать и огневые точки и наметить план передвижения объекта, но раз уж предоставили, остается только смириться с этим положением дел.

За документами ему пришлось отправиться в Москву, там же он должен был встретить своего сопровождающего и надзирателя в одном лице. Перегон из Сибири занимал несколько суток, полки в плацкарте поскрипывали, ноги свисали, то и дело где-то плакали дети. Но Лешу это не волновало, он погрузился в полудрему практически сразу, как только поезд стронулся с места и с тех пор даже не открывал глаз. Проводница несколько раз подходила чтобы предложить чаю или что-то из сувениров, сосед с ней вежливо перебрасывался словами, а Леша молчал, делая вид что крепко спит. Молчал и думал о том, что это какая-то там по счету разморозка, что с каждым разом все труднее собирать воспоминания о себе. Герой Советского союза, летчик-испытатель, Красногвардеец. Ничего из этого уже не было его именем, ничего из этого не подходило для Алексея Шостакова, участника нового проекта.

Красногвардейцем он числился в проекте, у него где-то даже был сохранен этот вычурный костюм, который он когда-то использовал. Но это дело прошлое, костюм давно забыл и схрон с ним уже давно засыпан новыми сходами селей. И все бы ничего, да только тянуло что-то внутри, тянуло от неправильности происходящего, от глупого проекта, от странных заданий и от убийств. Руки он сжал непроизвольно, да так крепко, что лунки от ногтей остались на ладонях.

Вокзал в Москве показался каким-то рынком, а не местом для прибытия гостей. Впрочем, он не стал долго задерживаться здесь, только поежился то ли от ветра, то ли от чьего-то взгляда в спину. Леша бодро зашагал в сторону дороги к переходу, немного дезориентированный, но все еще уверенный в том, что этот город он знает. Должен был знать, как свои пять пальцев.
Ощущение чьего-то взгляда вернулось к нему уже после того, как он на такси добрался до места. Взгляд тяжелый, стылый, где-то в самом центре спины. Он не стал оглядываться в поисках наблюдателя, только чуть задержался у витрины магазина, стараясь поймать отражение улицы, но так ничего и не увидел, пошел дальше.

Документы ему выдал тоже ничем не примечательный парень. Только куртка у него была драная, да руки не было, что странно, у агентов их обычно было по две хотя бы. И опять в голове отложились только детали наряда, а не сам человек.  Леша еще в бытность пилота слышал о людях, которых не удается запомнить, но он в них верил, как дети верят в сказку. А теперь недоумевал как это он, прославленный воин и не смог приметить ничего кроме куртки и руки.

Звали его теперь Владислав, имя он запомнил сразу, а вот фамилию Давиденко пришлось несколько раз про себя повторить. Встреча с куратором-наблюдающим была назначена уже в поезде, отбывающем в направлении ФРГ, билеты прилагались, все как положено, со всеми штампами, со всеми визами и разрешениями. Оставалось только забрать оружие и успеть запрыгнуть в нужный вагон.
С собой у него не было ничего, не полагалось по родной стране ходить вооруженным до зубов. Усмешка вышла острая и немного горькая. Полагалось не полагалось, а неприятности это порой доставляло. Ножи и пистолет он нашел тут же, в проулке, в схроне под третьим кирпичом от дороги. Глупая призказка крутилась в голове – шел-шел волчок, да в капкан угодил. То ли как предсказание, то ли как будущее определение всей жизни.

Леша ждал чего угодно, что в поезде будет старик, который ему кивнет, что будет мальчик, который укажет на сопровождающего. Но то, что он узнает его сам, он не предполагал. Что ж, Зимний солдат та еще сказка была, страшилка по чище многих. Из воспоминаний осталась только боль, кровь и чужой оскал. А да и ярость. Она-то и взметнулась сейчас вверх.

- Добрый день, товарищ. – Леша и козырнул бы, да им полагалось знакомиться вот так в пути. Ни имени, ни звания, ни должности. – Буду рад знакомству, Владислав.

Он бы и руку протянул, да только пальцы подрагивали то ли от напряжения, то ли от испуга. То ли еще от чего. Папка с информацией покоилась на дне сумки, там же лежал пистолет, ножи были закреплены в ножнах, одни на запястьях, те что поменьше, вторые на ноге. Чем и как вооружен Зимний солдат Шостаков не представлял поэтому ни руки не подал, да и сел напротив, всматриваясь в это лицо. Что-то было такое в нем, от чего дрожь по телу пробегала. Леша так и замер напротив Зимнего солдата, дожидаясь отправления поезда.

Сутки в запертом помещении с человеком, который внушал ужас любому показались бы пыткой. Вот и Алексей не стал исключением, нет, молчать он был приучен, еще в военные времена не полагалось открывать рот при старшем, пока не отдадут команду. Но здесь, здесь даже не хотелось говорить что-либо. Хотя нужно было спросить, какая миссия у Зимнего? Что было его прерогативой? И не под него подбирались ли огневые точки? Ведь Алексей не был снайпером. А еще нужно было обсудить маршрут, потому что поезд довозил их до Гамбурга, а до Берлина (если их путь лежал в Берлин) добираться нужно было бы уже оттуда.

Отредактировано Alexi Shostakov (30-05-2017 18:11)

+6

3

Барнс с трудом открывает глаза. Он ничего не чувствует — абсолютная пустота в его голове выливается в головную боль от внезапно нахлынувших звуков и запахов. Криокамера не обеспечивает его ничего, он даже не должен дышать, поэтому какое-то время, он не делает этого простого, но необходимого действия, испытывая головокружение и дезориентацию.
- Дышите, Зимний солдат. - произносит кто-то и Барнс делает глубокий, жадный вдох. Легкие наполняются воздухом и от такого внезапного, резкого события Джеймс начинает кашлять, натужно, глухо, сочно. Отхаркивается, отплевывается и щурится на свет, от которого он совершенно отвык. В голове по прежнему абсолютная пустота и равнодушие, его не волнует сколько долго он проспал, не заботит какой сейчас год, и даже люди, что окружают его: совершенно незнакомые лица, безучастные равнодушные мужчины и пара женщин в халатах - безразличны солдаты. Сейчас он весь нацелен на восприятие собственного тела и попытку вспомнить как совершаются самые банальные и очевидные вещи. Ему помогают выбраться из капсулы и Джеймс, на негнущихся ногах, делает несколько шагов в сторону кресло, который он не забыл бы и спустя тысячу лет сна.
- Нужно немного взбодриться. - звучит как вопрос, а на деле самое настоящее утверждение, и Барнс мотает головой из стороны в сторону, не поддерживает предложенную инициативу, желает откреститься от такой радости; его никто не отпускает, не слушает, а сопротивляться у Барнса нет возможности и сил. Протез висит плетью, пока не реагируя на едва очнувшийся, слабый мозг. Его усаживают и закрепляют ремнями. Засовывают в рот капу и опускают обруч. Солдат предвещая последующую боль, сжимает пальцами ручку кресла и находит там небольшие вмятины и неровности, свидетельствующие о том, что он уже бывал тут. Но это как раз таки Джеймс помнит — и ничего больше.

Дальше следует боль. Пустая, тупая, пульсирующая в висках боль, заставляющая его тело подобраться, напрячься. Заставляющая его мозг включиться, вспомнить как нужно работать. Боль, разгоняющая кровь. Боль, отключающая любые вопросы и сомнения. И любые намёки на воспоминания. Пятнадцать минут терапии и солдат, покрытый потом и слегка подрагивающий, готов подчиняться. Для начала он должен был вспомнить всё, что так хорошо умел, и это было действительно просто. Мышечная память работала отменно, в доли секунд он собрал и разобрал оружие, движущие мишени - запросто, рукопашный бой - без проблем. Он действовал и думал как машина, просчитывал каждый шаг и каждое движение противника, он одинаково великолепно работал с тяжелым военным ножом и едва ощутимым кортиком, уворачивался от пуль и быстро вспомнил, что может отражать их с помощью протеза, остальные скрытые функции тоже дались ему в ходе «воспоминаний». Вскоре, его отпустили.

Несколько дней Джеймс Барнс проводил в тренировках и всё тех же воспоминаниях, его отправили на один совершенно пустяковый объект, где нужно было проникнуть на охраняемую территорию незамеченным, заложить самодельную бомбу и уйти всё также незамеченным. Играть в призрака Джеймсу понравилось и он вернулся раньше обозначенного времени, чем заслужил сухую похвалу. На третий день его вызвали для настоящего, серьезного задания.
- В настоящий момент у нас крайне не стабильное внешне-политическое состояние страны, многие считают нас захватчиками, агрессорами.  Но ты ведь понимаешь, солдат, что это совсем не так? Мы боремся за стабильность, безопасность, предотвращаем внешние и внутренние угрозы, а также всеми силами стремимся не допустить развязывание очередной войны.  - Барнс коротко кивнул, рассматривая лицо генерала. Лицо его было абсолютно равнодушным и бесстрастным, руки он держал за спиной и был бледен, в отличии от мужчины, чьи щеки покрывали красные пятка, а руками он уже несколько раз ударил по столу.
- Ты вспомнил немецкий? - Джеймс в очередной раз кивнул головой: буквально утром его протестировали на знание языка, которое отличалось легким акцентом в американскую сторону, но было на высочайшем уровне.
- Вот документы. Визы. Командировочные. Задание. - раз за разом генерал бросал на стол одно за другим, и пока не дал разрешения взять, Джеймс не пошевелился, просто следя за действиями мужчины. Получив разрешение, он сначала убрал все во внутренний карман своей формы, а потом просмотрел задание, лишь просмотрел и коротко, всё так же без слов, кивнул. Его отпустили и оказавшись уже непосредственно в своей комнате, он стал более подробно изучать поступенчатое задание. Указано было, что работает он не один, а с неким Алексеем Шостаковым — имя показалось как будто знакомым. Позывной же Владислав Давиденко для Джеймса остался совершенно пустым. Им следовало прибыть на территорию Германии и обустроится в одной из центральных гостиниц города Восточный Берлин.

В поезд Барнс сел абсолютно пустым, не считая, разумеется, необходимого - документы, виза, небольшая сумма денег и чемодан, собранный сотрудниками КГб. Что в чемодане Джеймс предполагал: несколько простых холщовых рубашек, нижнее бельё, носки, майка, брюки. Возможно, бритвенный станок - но он не уверен. Досмотра не было, и занимая свою нижнюю полку в купе, Джеймс посмотрел в окно на торопливо заканчивающих посадку граждан. Его сосед - напарник был уже тут, но вероятно, отлучился. Практически идентичный чемодан стоял на полке. Вернулся мужчина с постельным бельем, укладывая его на полку.
– Буду рад знакомству, Владислав. - Барнс поднял на него взгляд, и не расцепляя рук в кожаных черных перчатках, кивнул, прищурившись, рассматривая лицо напарника — открытое, с парой морщинок у глаз и на лбу, и прямым точным взглядом.
- Очень приятно, товарищ, будем соседями. Николай. - он ещё раз кивнул. Мужчина выглядел неуверенно: его движения были через чур поспешными, от того, он лишь со второго раза сумел вдеть в наволочку подушку, несколько раз уронил пододеяльник и споткнулся о собственный портфель. «Владислав» не вызывал ощущения неуклюжего человека, напротив, изначально он показался максимально собранным, сосредоточенным и спокойный, да и растяпе едва ли бы поручили задание красного уровня, скорее Барнс констатировал совершенно явный испуг. И испуг серьёзный. Солдат, не дожидаясь пока Владислав закончит с бельём, покинул купе в поисках проводника, которая сразу же взглянув на билет Зимнего, обеспечила его всем необходимым: бельё, подушка, плед, чашка. От предложенного угощения Барнс мгновенно отказался и возвращаясь в купе, постоял какое-то время у двери, тяжелым взглядом через стекло провожая каждое движение соседа, пока он заканчивал свои дела и не уселся. Смотрел он в окно, а поезд тем временем отошел от платформы, медленно набирая скорость.
- Кажется, у нас нет соседей. - заметил Джеймс, бросая взгляд на закрытые верхние полки. Возможно, к ним подселят для дополнительного инструктажа кого-то на одной из немногочисленных остановок, а может быть, места специально выкуплены. Владислав промолчал, а Барнс не настаивал, занявшись обустройством собственной койки. Через пол часа у них проверили и прощелкали билеты и мужчины одинаково пустыми взглядами уставились в окно. Перед каждым на столе лежало по свежей, утренней газете, в которую они ни разу не опустили взгляд до самого вечера, пока не зажегся тусклый свет и они, будто по команде, сложили газеты, сняли верхнюю одежду и уложились на свои полки. Спать не собирался ни один из них, но глаза были закрыты. Джеймс сканировал дыхание соседа — ровное, будто спит, но слишком тихое, для действительно расслабленно спящего. В пять утра к ним действительно подселили человека, который заговорщеским шёпотом рассказал им, что сойдя на перроне в Гамбурге, им необходимо заселиться в гостиницу «Volksschule», где они получат билеты до Берлина, куда следовать они должны будут по одиночке.

Спустя еще несколько часов, Алексей и Джеймс синхронно сошли с поезда и вышли на многолюдный перрон, где их тут же окружили таксисты, турагенты и просто встречающие. Они постояли на месте, покрутив головами в разные стороны и встретились взглядами.
- Может быть нам заселиться временно в один отель, товарищ? Если нам так или иначе необходимо переночевать в городе. - рассудительно заметил солдат, вопросительно взглянув на соседа. Идея была вполне здравая и они зашагали в сторону выхода. На выходе, Барнс покопался в своих карманах, немного задерживая движение, а потом извлек сложенную в четверть карту, выискивая нужный отель и прокладывая вместе с товарищем маршрут.

Отредактировано James Barnes (24-05-2017 20:31)

+4

4

Взять себя в руки удалось далеко не сразу, слишком остры были воспоминания, слишком быстро наваливалось это едкое, въевшееся за годы обучения, ощущение беспомощности. Когда каждый удар уходил в «молоко», а потом приходила боль и агония. Алексей держался вежливо, но отстранено. Все время прокручивал в голове детали дороги, которые были отмечены на карте, огневые точки. Он все время был где-то между «сейчас» и «потом», не задерживаясь ни в одном состоянии.

Поезд шел мерно, успокаивал своим покачиванием и тишиной, которую в их купе никто не нарушал. В стакане позвякивала ложечка, единственное, что было здесь настоящего. Николай. Так представился солдат, и Леша не пытался оспаривать или выспрашивать новую информацию, полагаясь на собственное чутье. А чутье ему говорило молчать и делать свою работу, по возможности делать хорошо.

Соседей не было, наверное, так было задумано, а может что-то изменится в дороге. Алексей не собирался спать, не смотря на позднее время, лежал изучая верхнюю полку над собой и думал, перебирал в голове воспоминания, которые нет-нет да возвращались к нему. Что-то о полетах, о небе, эти успокаивали, дарили ощущение радости и безграничных возможностей. Потом приходили какие-то встречи, стертые по времени, забытые по содержанию. Мелькали лица, которые он уже не узнавал, безымянные, с пустыми глазами.
Ярче всего вспоминались тренировки, от этих воспоминаний он напрягался и сжимался на полке, стараясь не выдать свое состояние. Но дыхание нет-нет да сбивалось, и Леша знал, чуял, что Зимний прислушивается и напряжен не меньше. Два дрессированных пса в одной клетке, возможно, у этого задания есть шансы.

А возможно они уже проиграли.

В пять утра им выдали указания, как действовать дальше. Конечной точкой был Берлин. Леша летал над ним, когда-то, но не помнил ни местности, ни карты. Сколько воды утекло в прямом и переносном смысле.

- Вы правы товарищ Николай, здесь нам лучше действовать вместе. – Они направлялись к гостинице, когда Алексей поймал себя на том, что вполне успокоился. Что въевшийся в кожу страх прошел, боли не будет (нет, будет, но другая, привычная). Зимний в общем-то был адекватным партнером для этого дела. Больше ничего на ум не пришло, чтобы описать свое отношение к нему.

Гостиницу оказалась не так сложно найти, хотя знания немецкого у Алексея все-таки прихрамывали в отличии от английского. Кое-как разобравшись в адресах оба солдата добрались до нужного им места, номер оказался один, но с двумя спальнями, разделенными между собой тонкой перегородкой, на которую даже дышать было страшно, не то что трогать. Явно доработка хозяина, а не строителей. Леша занял ту, что была справа, привычно положил сумку в ногах постели, чтобы дотянуться в случае чего и не стал раскладывать вещи. Спартанская обстановка комнаты навевала воспоминания о покинутой базе, там тоже была скрипучая кровать, тумба и стул, к которому должен бы прилагаться стол, но Алексею не полагалось иметь подобную роскошь. Единственное что, там не было стен, только решетки, которые позволяли просматривать помещение со всех сторон. Но если честно, хлипкая преграда между ним и солдатом больше напрягала, чем решетки, раньше он мог следить за дыханием и движением, а теперь только вслушиваться в окружающую тишину.

На ужин они все также выбрались вместе, привычный ко всему Леша не стал кривить нос ни от котлеты сомнительного вида, ни от хлеба и даже кашу умял. И еще бы что-нибудь умял, будь у него время и возможность. Но стоило ему приступить к чаю, как незаметного вида паренек подсел к ним за стол, панибратски хлопнул Зимнего по плечу, так что даже Шостаков напрягся, такое себе мог позволить только самоубийца, сошедший с ума.

- Добро, пожаловать, господа, товарищи. – Алексей пытался уловить в этой фразе намек на шифр, но его не было. – Как вам наш чудесный город? Все ли вы успели осмотреть.

То ли парень их проверял, то ли у него были какие-то свои планы на происходящее.

- Добрый вечер, товарищ. – Слово «товарищ» Алексей выделил специально, акцентируя внимание парня на том, что тот им отнюдь не товарищ. Стоило заговорить, как рука исчезла где-то под столом. Леша напрягся, но заставил себя сидеть на месте. – Достопримечательности осмотреть не успели, решили оставить на завтра.

Шифра все еще не было, не было никаких опознавательных знаков и Шостаков почувствовал себя не очень уверенно, разговаривая на немецком с парнем, который, вполне возможно, сейчас целится в него. Но отступать уже было некуда, Зимний все еще держал себя в руках и молчал, Леша только глаза на него скосил, чтобы проверить реакцию.

- Что-то будете рекомендовать?
– Прозвучало криво, он мог бы перейти на английский, но предполагалось что он его не будет использовать в этом миссии. Черт.

Парень явно напрягся, выпрямился и натянуто оскалился. Как будто ждал, что ему сейчас помогут. Алексей тоже напрягся и почти поднялся со стула, когда тяжелая рука опустилась на плечо и пришлось замереть, оставшись на месте.

- Ну вот и чудесно, мы можем вам показать вид на мост. В ночи он очень прекрасен.
– То ли эти идиоты собрались их грабить, то ли убивать, но планировали они это провернуть не в гостинице. В первые за последние дни Алексей задумался о том, как выводят дрессированных на убийство солдат из игры? Просто убивают? Или убивают вот так, на миссии, до которой никому нет дела?

+3

5

Возможно, Джеймсу и было бы интересно кем же на самом деле является его напарник: кто его тренировал, кто его учил, завербовал и как он получил это задание, за какие заслуги. Было бы интересно, если бы Барнс был хотя бы чуточку более живой, чем сейчас. Максимальный уровень его любопытства сейчас был — исполнение задания, и не более того; всё на что были направлены его действия и мысли - задание, и не более того. Он, будто робот, смотрел совершенно пустым и равнодушным взглядом, совершал стандартные для достижения необходимой цели действия, будь то демонстрация паспорта консьержу в холле скромной гостиницы или вежливый, ровный кивок головой по дороге к номеру горничной; Джеймс не делал никаких лишних, свойственных обычному человеку движений, он не смотрел по сторонам, не рассматривал висящие на стенах картины или не выглядывал в окошко, чтобы оценить доставшийся ему вид, это не касалось задания и это было ему не важно. Единственное действие, выходившее за рамки назначенного, Барнс совершил когда они разошлись с Алексеем по своим подобиям комнат - поправил не ровно висящую картину над кроватью. Уродливый пейзаж мнимо дикой природы, с неуместного вида птицами, явно не имеющими никакого шанса в реальной жизни выжить в климате, изображенном живописцем.
Джеймс открыл свой дорожный чемодан, внимательно рассматривая сложенную аккуратно одежду и закрыл его, оставляя под кроватью, как он и ожидал, бритвенного станка ему не оставили. Оружия с собой у Зимнего солдата не было, за исключением его собственной смертоносной руки и одного единственного ножа, спрятанного в носке, которому видимо в скором времени придется служить в качестве и орудия убиения и бритвы. Привычные солдатские берцы, Джеймс был вынужден сменить на туристические туфли, слава богу, без уродсткого загнутого носа, но все равно весьма щёгольские, на его взгляд, лакированные. Забираться в них на крышу или бегать, будет явно крайне неудобно, и Джеймс искренне надеялся, что в Дюссельдорфе им не придется встречаться с кем-то, кто заставит его или бежать или карабкаться на крышу.
За стенкой-картонкой своими делами занимался Алексей, он был почти также тих и безэмоционален, как и сам Джеймс. Больше всего, Барнс боялся того, что ему попадется болтливый или навязчивый напарник, которого в итоге ему придется задушить, а потом признаться в этом, подвергая себе порции электрошока. Но пока что, «Владислав» был зеркальным отражением самого Барнса, взирая на всех с мрачной решимостью и равнодушным хладнокровием — Джеймсу это было по душе. Хотелось бы увидеть парня в деле.

Положенный час, отведенный их негласным расписанием на отдых прошёл, и Барнс совершив подобие стука, заглянул к Владиславу, который был, как и ожидалось, готов. Солдат молча кивнул на дверь, и они вышли из номера, присоединяясь к числу не многих постояльцев, отправляющихся на ужин. Оба они проявили солидарное безучастие в отношении качества предложенного ужина, быстро справляясь со всем, что входило в оплаченную порцию и даже полурисовая котлета показалась Джеймсу крайне приличной на вкус. Возможно, сказалась долгая дорога и вода - единственное, что за время всего путешествия он ел/пил. Взявшись за чай, Джеймс почувствовал, что ему на плечо опустилась рука. Он замер, выискивая в глазах Шостакова отражение незнакомца, вторгшегося так беспардонно в личное пространство Зимнего. Коррективов, в отношении встреч в отеле им не поступало, поэтому, не имея чётких распоряжений в качестве этого индивидуума, солдат едва ли не расценивал сей жест за прямое нападение.
– Как вам наш чудесный город? Все ли вы успели осмотреть? - Барнс сидевший до сего момента прямо, теперь чуть развернул корпус в сторону незнакомца, который уже успел завести беседу с Алексеем. Последний говорил значительно хуже чем сам Джеймс, но раз уже начал - пусть продолжает. Оказалось вскоре, что этот парень не одиночка и возможно, неаккуратная мысль Барнса о том, что не плохо бы проверить напарника в деле, могла бы оказаться пророческой.
- Почему бы и нет? - неожиданно произнес Джеймс голосом, не терпящим отказов. Напарник уставился на него с нескрываемым удивлением, но когда солдат поднялся, легко сбрасывая руку парня со своего плеча, был вынужден повторить это действие. Джеймс собрал свои тарелки и чашку от чая, дожидаясь Шостакова, а ребята, которые мечтали составить им компанию остались за их столом, переговариваясь.
- Нам действительно стоит прогуляться. - прогуливаться им решительно не стоило, и оба они понимали, что это предложение далеко не от желания провести экскурсию. Но и как богачи они не выглядели тоже, что наталкивало на различные мысли. Джеймс, впрочем, не допускал ни на долю, что эти ребята - от правительства Советского союза, и что они несут им новые коррективы. Скорее всего, это заправская гопота, привыкшая трясти гостей этого маленького отеля. И хотя выглядели Джеймс и Алексей скромно, изъяснялись коротко, но за номер выложили всю сумму включая плату за завтрак и ужин разом, не подыскивая вариант дешевле, а значит, вполне логично, с них есть что брать. У входа - выхода компания из трех сбитых молодцов поджидали солдата и красногвардейца, на выходе из отеля - ещё двое, но тяжелой артилерией назвать их было трудно.

- Нам совсем не далеко, буквально пару шагов после поворота. - спокойно заметил один из них, и приподнимая широкополую шляпу, оскаблился. - Грегор. - Джеймс спрятал руки в глубокие карманы своего легкого пиджака и промолчал, рассматривая город. Людей на улицах почти не было, но свет горел едва ли не в каждом окне, и Джеймс подумал мельком, что это странно, что граждане не гуляют. Возможно, этот район был не подходящим для вечерних променадов, но с другой стороны, спустя несколько шагов, весьма близко им действительно открылся вид на мост, ярко освещаемый уличными фонарями. Казалось бы, место самое подходящее для прогулок.
- Знаете, товарищи, проход далее несколько осложнен. Но мы с вами можем свернуть вот в этот переулок, он сократит наш путь. Не волнуйтесь, это совершенно безопасно. - Джеймс взглянул на своего напарника, читая в его глазах уже откровенно усмешку.
Зимний кивнул молча, следуя за парнями и вынуждая, буквально заставляя, Шостакова последовать за собой. На мгновение, живая рука выскочила из кармана, отсвечивая от одного из фонарей часами, и мгновенное исчезла снова. Алексей вопросительно взглянул на Джеймса, но когда они остановились в переулке и молодые люди окружили их, Барнс вернул ему взгляд, но на этот раз иной - задумчивый и оценивающий. Интересно, справится ли этот скромный тихоня с пятёркой крепышей? Очевидно, что Барнс, конечно же, справится. И они оба это знали, но вопрос был вовсе не в способностях Зимнего солдата, чья квалификация позволила бы ему убить их еще в столовой так, чтобы всё сошло за несчастный случай. Он хотел убедиться, что напарник действительно напарник, а не обуза, которую может быть уже сейчас стоит сбросить с моста?

Отредактировано James Barnes (10-06-2017 01:59)

+3

6

Предложение прогуляться было очень спонтанным, Алексей воззрился на Зимнего с должным удивлением, мысленно вопрошая сам у себя, стоит ли оно того? Они могли бы остаться сидеть, а рядом легли бы пары трупов и один со сломанной рукой выл бы от боли валясь в ногах. Но это смутное, темное, чуждое ему, Алексей быстро подавил, опуская глаза на пустую тарелку. Что ж, прогуляться, значит прогуляться. И правда, воздух хороший, погода чудесная, нужно воспользоваться моментом и предложенной возможностью. Вполне может быть, что Зимний не даст парням и шанса на победу, на это будет интересно посмотреть.

Когда они сдавали посуду, как это принято в столовых, Леша еле заметно кивнул и промолчал. Да, они прогуляются, возможно это будет познавательно, а возможно это какая-то проверка для тех, кто не успел адаптироваться. Троица, которая вызвалась их сопровождать, выглядела не слишком внушительно, и еще парочка парней у входа тоже не внушили особых опасений. Он только сдвинулся немного в сторону, оставляя между собой и Зимним пространство для маневра, не удачно получится, если в какой-то момент они помешают друг другу.

Прогулка выглядела насмешкой над всем, что Алексей знал о нападении. Настолько покладистые жертвы, должны были навести парней на размышления, но вместо этого они только скалились и вели их дальше. Улочки были темными, как водится, в это время года, народу на улочках было очень мало. Алексей предположил, что это из-за района города, возможно, не самый благополучный. Но ему было все равно. Он считал секунды, до момента, когда необходимо будет начать действовать.

Когда их окружили в переулке, Леша замешкался, кто из них начнет движение, а кто подхватит? Кто из них должен действовать? И есть ли необходимость действовать на пределе возможностей? Он еще плохо просчитывал свои действия, в организме бродили эта жуткая расслабленность, связанная с недавней разморозкой, и в тоже время напряжение, связанное с тем, что задание не показалось ему легким.

- В чем дело парни? Дальше дороги нет? – Звук его голоса гулко отдавался в этом переулке, а парни продолжили усмехаться.

- Ну что вы, господа, дорога дальше есть, только придется оплатить проход. – Не нравилась Леше улыбка этого парня, очень не нравилась. Наглая, широкая, белозубая, явно невстречавшая на своем пути достойного кулака.

А Зимний молчал, замер себе статуей и молчал. И Леша точно знал, что это не страх, нет, это все-таки какая-то проверка, возможно спонтанная, а возможно спланированная. Он не стал ждать действия грабителей, их ведь теперь уже можно было так называть. Он не стал ждать, когда кто-то из них вытащит нож и начнет угрожать, смешно, но это могло бы сдержать его на полсекунды. Удар ногой в корпус в развороте был такой силы, что парень отлетел к стене и там и остался лежать. Леша знал, что это трещины в ребрах, как минимум, до переломов вряд ли дошло дело, потому что у него были другие цели.

Круг сместился, Зимнего Леша решился оставить за спиной, новый уровень доверия с его стороны. В общем-то, если бы им пришлось столкнуться друг против друга, не факт, что Шостаков победил бы, Зимний был куда матерей, умелый боец и не зря у него было имя Призрак, не так ли?

- Мы всегда можем разойтись, сделав вид, что это банальное недоразумение. – Леша развел руками, приглашая противников оценить уровень и масштаб действий. Но кажется противникам уже было все равно, они с воплями кинулись на обоих бойцов, подгребая Зимнего в эту свалку. Алексей сделал пару шагов к стене, намереваясь пропустить удар по руке и перехватить парня, когда замах у того кончится. Оглушить ударом по затылку было очень легко, рука у Леши была тяжелая тренированная, так что дело за малым, осталось всего трое противников. Один из них как раз достал нож и полу присел, хорошая стойка, требовала парочки поправок, но все равно хорошая, необходимая, легко колено сломать, например, если подойти близко.

Алексей и сам не понял, когда он успел ощериться, как дикое животное, выпрямившись у стены. Двое уже валялись на земле, Зимнему он не собирался помогать, хотел только посмотреть, как тот расправиться с оставшимися. Но этот, с ножом, рискнул броситься на Алексея, перехватить руку с оружием было делом одной секунды, вывернуть ее под неправильным углом – второй секунды, сломать – третьей, вой парня Леша проигнорировал, отшвырнул от себя изломанное тело и подошел ближе к эпицентру новой драки.

- Если это была проверка, то в ней не было никакой необходимости. Ты мог спросить, «Николай». - Леша выделил голосом имя, которое использовал Зимний в этой миссии, подчеркивая тот момент, что у Зимнего были и другие имена, более известные и более приметные.

Алексей встряхнул руками и вышел из проулка, не дожидаясь своего сопровождающего. К отелю он шел молча, угрюмо размышляя о том, что им еще предстояло провести вместе часть пути, да и потом, само задание. Зачем ему Зимний? Для усиления? Или все-таки потому, что Леша недостаточно хорош для этой миссии? Что там у них дальше? С утра поездка, потом расквартирование, потом осмотр местности?

+4

7

Со стороны могло показаться, что Зимний солдат испугался: отступил, скрылся в тени, уклонился от прямого столкновения — и основная масса, не долго думая, бросилась на Владислава, который отреагировал почти мгновенно. Уклонился, отвесил смачный пендель, впечатывая одного из парней в стену, схватился с другим, грубо, жестко и даже с неким упоением разбираясь с ним. Пока Барнс лениво, сонно, нехотя отражал нападки ещё одного, медленно склоняя его к тому, чтобы отправится в лапы к Владиславу, который уже разобрался с двумя. Третьего с ножом, парень тоже быстро контратаковал, вывернул оружие, сломал руку без сожаления, без лишних раздумий и технично ушёл от неумелого удара оставшегося в меньшинстве, которого в итоге Зимний легко оглушил, оставляя валяться в компании своих приятелей. Напарник был разозлён: глаза метали молнии, кулаки сжимались-разжимались, и в целом выглядел он так, словно собирается напасть следующим на Джеймса, и показать ему где раки зимуют. Он не ожидал такой подставы от солдата, не думал, что так быстро ему придется показывать свои навыки и так скоро столкнутся с недоверием — они ведь только границу успели пересечь! Джеймс встряхнул руками, небрежно отряхивая их, и равнодушно посмотрел на парня — спросить, серьёзно? Едва ли он признался бы ему в своих скромных способностях, не имея силы при необходимости выпустить человеку кишки, ведь это был бы верный путь с моста. Дураком он не казался. Может быть не достаточно умелым бойцом - да, но не дураком. Оказалось, что и бойцом он был приличным, так что Джеймс в целом, был удовлетворён. Он хмыкнул себе под нос, не считая необходимым как-то прокомментировать ситуацию, и не слишком придавая значение словам, брошенным в его сторону. К отелю Барнс шёл следом за ним, но держался на расстоянии, не нервируя парня, который и без того выглядел чертовски раздосадованным. Ему определенно нужно поработать над эмоциями, подчеркнул для себя Барнс, а потом минуя комнату Алексея всё так же молча, закрыл собственную дверь. Время подходило ко сну и проверив постельное бельё, солдат улёгся в кровать, предварительно перед этим, укладывая своё пока что единственное оружие, под подушку. Дальнейший путь им предстоял раздельно.

Знания Алексея немецкого были недурны, но выдавали в нём абсолютного туриста, а акцент к тому же - советского, поэтому ему и досталась соответствующая роль. Джеймсу же повезло не намного больше, и ему придётся завтра играть роль бывшего нацистского офицера, лишившегося всех сбережений и недвижимости и работавшего где попало в новом режиме. В Берлин он прибудет в качестве подсобного рабочего, который должен будет работать над местом проведения встречи спикера и представителя страны, а именно: стучать, собирать, строить. Для правдоподобности образа, Джеймс не брился уже вторые сутки, а оттого его щеки и шею покрыла колючая, темная, достаточно обширная щетина, добавившая ему возраста и мрачности. Утром, он постучался к Владиславу, который уже собирался.
- Доброго утра. - он кивнул головой, не проходя в комнату, а лишь высовываясь через дверной проём. Он не очень представлял, что сказать мужчине, который судя по всему, до сих пор был несколько недоволен вчерашним инцидентом. Ну не извиняться же ему в самом деле.
- Советую выбрать не прямой маршрут. У нас есть три дня чтобы добраться до Берлина. Через три дня, мы встретимся сам знаешь где. Желаю хорошей дороги. В случае непредвиденных попутчиков, думаю, у тебя получится с ними договорится. - Джеймс кивнул, сам не зная зачем, советует Алексею как поступить в случае нештатной ситуации, ведь вчера он итак замечательно продемонстрировал свои навыки. Возможно, таким образом солдат извинялся, проявляя не наставление, а совет? Впрочем, Алексей мог принять это и как наставление. Зимний пропал, закрывая дверь и наблюдая через некоторое время, как Владислав выходит из отеля, спускается по небольшой лестнице, и не оборачиваясь, уверенно шагает по улице. Он ловко затерялся среди людей, хотя Джеймс еще какое-то время видел его белесую макушку. Вскоре он свернул, и Джеймс окончательно потерял возможность его видеть.

Барнс дождался вечера, не выбираясь из отеля и спускаясь только на обед, который был не многим богаче, чем ужин. Вчерашних пассажиров там не было, что вызвало у Барнса кривую, злорадную ухмылку. К вечеру же, он спустился вниз окончательно, оставил небольшую благодарность на чай и отправился на вокзал. Через два квартала, мужчина свернул в крошечную арку, замер в темноте и убедившись, что никого нет, принялся сбрасывать с себя туристическую одежду. Белая рубашка и строгие брюки превратились в широкие, подвернутые штаны и майку, поверх которой была клетчатая рубашка свободного, чуть большего чем надо размера. Выудив нож, солдат прошел во двор, выискивая машину и остановился около зеркала заднего вида, подбривая себе усы и оставляя чуть меньшую щетину. Волосы он набросил на глаза. Туристическую одежду солдат затолкал в мусорный бак; туда же отправились его остроносые ботинки, которые он сменил на здоровенные и тяжелые грязнодавы. Из чемодана он достал рюкзак-баул, куда тут же перебросил необходимые вещи, документы, завернутый в тряпку нож, несколько смятых купюр и полотенце. Всё остальное, ему предположительно, должны выдать на работе. Отправился Джеймс не на вокзал, разумеется, а на автобусную остановку, где в числе таких же как он разнорабочих, отправился в Берлин.

+3


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Незавершенные эпизоды » [1965] Don't be a menace to USSR


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC