04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [21.01.2016] Now u see me


[21.01.2016] Now u see me

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[ Now u see me ]

⊗ ⊗ ⊗
http://49.media.tumblr.com/b66ce8107c3a442facaee0ab86ab407d/tumblr_nxydld98RR1qaxlwbo3_250.gif https://media.giphy.com/media/z9DEfGPpcYzwQ/giphy.gif

информация

Где: Школа для Одарённых мутантов
когда: 21.01.2016

Кто:  Charles Xavier and Alex Summers
предупреждения: oh demon alcohol

и с т о р и я
Они мертвы в обоих мирах друг-друга, но тем не менее они встречаются в одном из коридоров школы, и эта встреча точно не случайна.

+1

2

Без команды Икс в школе стало как-то пусто. Половина иксменов пропала в порталах, остальные разбрелись, кто куда – кто на помощь первым, кто в Новый Орлеан. Остались только учителя и ученики, и вроде бы народу было достаточно, но… Но все равно Чарльзу казалось, что стало пусто. Ни тебе наблюдений за утренними тренировками, ни привычной грызни Логана и Гамбита, ни ментального присутствия Джин в непосредственной близости, ни внезапных телепортаций Курта в самые неподходящие места. Как оказалось, эти привычные мелочи, на которые Чарльз обычно почти не обращал внимания, были такими важными…
- Они вернутся.
- Знаю, Хэнк. Просто… Обычно я в любой момент могу связаться с ними, а тут как отрезало. Да, конечно, порталы, все эти фэйри, вся эта магия… Я это понимаю, но мне все равно тревожно. Даже несмотря на то, что с ними МИ-16. Да и первые ученики пропали уже очень давно.
- Они все вернутся.
- Да. Да, конечно. Кстати, я связался с Морганой. Ты успеешь до завтра собрать несколько пробных установок для закрытия порталов? Если да, то тогда опробуем их завтра. Закроем все, что сможем, оставим один выход в замок к Моргане. А она тут же переправит их в школу.
- Успею… Кстати, о возвращениях… Алекс здесь.
-… Алекс?

… Алекс Саммерс этого мира (этой реальности?) был жив. Это была вторая новость, которую Хэнк сообщил Чарльзу после того, как тот вернулся в школу. Самого Алекса Чарльз на тот момент не застал, поэтому, наверное, до конца так и не мог осознать этого самого «Алекс жив». Точнее, не мог понять, как к этому относиться и как себя с этим Алексом вести. Потому что… Это был не тот Алекс, которого он знал. Не тот парень, который научился стрелять точно в цель только после того, как Чарльз сам встал вместо одного манекена, а Хэнка поставил вместо второго.  Это был не тот Алекс, который ради него без раздумий кинулся на одного сильнейших мутантов. Не тот парень, который всю дорогу с Кубы до госпиталя держал его за руку, а после несколько дней шатался возле дверей палаты. Именно это останавливало Чарльза и не давало ему тут же связаться с Алексом телепатически. Неизвестно было, как Саммерс на это отреагирует… Да и что Чарльз ему мог сказать
Тем не менее, с фотографий, которые удалось найти, на него смотрел тот же человек. Те же глаза, та же улыбка. Тот же стиль одежды, те же позы… Фотографий, кстати, оказалось много, причем все разных лет. Судя по документам, сейчас Алексу было тридцать два – он был младше того, кого знал Чарльз. Но… Тридцать два. Один из первых учеников Чарльза до этого возраста не дожил. И видеть его таким взрослым было как-то… Одновременно и радостно, и больно.

… Хэнка Чарльз в итоге так и не дослушал. Просканировал особняк, обнаружил Алекса в одном из коридоров и немедленно направил туда коляску. Ксавьер уже не думал о том, что ему скажет, как все объяснит. Алекс ведь тоже помнил другого профессора. Но сейчас это было не так важно. И, как ни странно, все мысли о том, «тот или не тот», «такой или не такой» из головы мгновенно вылетели.
В конце концов, какая разница, старше был Саммерс или младше, слушал ту же музыку или другую. Какая разница, что он носил и что предпочитал есть на завтрак. Главное, что он был жив. Жив.
Алекса Чарльз увидел – и узнал – издалека. Ну, как издалека – метров с двадцати, десять из которых коляска преодолела в рекордно короткие сроки. Будто бы почувствовала желание своего владельца и поехала быстрее обычного.
- Алекс! – Саммерс обернулся. Чарльз мертвой хваткой вцепился в поручни коляски и приподнялся – попытался встать, на миг забыв о том, что ходить уже не может. – Живой. Господи, ты… Действительно живой.

+1

3

Александр знал, что Чарльз Ксавье, как и многие другие, появился в этом мире из совершенно другого времени и даже, параллели. Там всё было совсем иначе, начиная с того, что он, Саммерс был старшим братом, и заканчивая тем, что он вообще погиб. От всего этого было немного не по себе. Возможно именно поэтому, узнав, что Чарльз находится в школе — Алекс не побежал его искать, он не бросился в кабинет, он не попытался даже краем глаза посмотреть на этого человека, которого считал совершенно чужим. Знакомство с Джин помогло ему понять, что перед ним совершенно другие люди, и единственное, что связывает их с прошлыми знакомыми и родными ему - лица. Джин была другой, её жизнь была другой, и Чарльз, он не сомневался, был тоже совсем другим.
Александр никогда не считал его тем, кем он был для других, для Скотта или Джин, для Шторм или Хэнка. Он был ему даже несколько чужим, хоть и всегда был внимателен к нему. Александр знал, что Профессор видит его насквозь, он читает все его страхи, пороки, тайны и грязь, как раскрытую книгу, потому он опасался его, избегал и старался не попадаться лишний раз в поле его телепатии. Чарльз прекрасно видел, какие отношения между братьями, и вопреки остальным он не пытался их помирить, потому что читал Хавока и не строил ложных надежд. Он был снисходителен к поведению Александра, но Хавок чувствовал, что это была не вера в него, не надежда, а долженствование. Между ними никогда не было конфликтов или проблем, но и тепла также, и можно сказать, что они пришли мимо друг друга, не задев борта.

Словом, Алекс не спешил встречаться с новым Чарльзом Ксавье, хотя и предполагал, что он будет другим. Он был моложе, об этом судачили все, но таким же как раньше - проницательным, внимательным и серьезным по отношению к другим, заботливый Чарльз Ксавье, по которому все скучали чудесным образом вернулся, возвращая вместе с собой в школу ту самую атмосферу тепла и безопасности. Многие считали, что его появление должно смягчить Скотта, который потеряв всех, стал совершенно неприступен, но Алекс переживал по другому поводу, и его вовсе не волновал строгий порядок школы, он чувствовал, что старший брат не обойдет стороной Джин - зазнобу своего сердца. Хотелось бы обругать его, но пока Скотт не совершил ничего предосудительного, чтобы обзывать его больным ублюдком.
- Алекс!  – Саммерс замер на полушаге: оклик прозвучал так отчаянно, будто бы профессор тонул и единственным, кто смог бы ему помочь, был он. Так его не звал Чарльза раньше, да и предпочитал использовать или прозвище или полное имя - Александр, подчеркивая тем самым, что их отношения не выходят за рамки формальностей. Он обернулся. Чарльз мчался к нему на крейсерской скорости, он даже вытянул шею, чтобы получше рассмотреть его и такой интерес был чем-то действительно неожиданным. Хавок замер на месте, он не помнил Чарльза таким молодым, в памяти врезался образ абсолютно лысого мужчина, куда старше средних лет, а к нему приближался чуть ли не его ровесник. Саммерс поднял брови, узнавая в этом упрямом взгляде и сведенным бровям профессора икс, но не поспешил броситься ему навстречу, настороженно ожидая его приближения. Почему он мог искать встречи? Хавоку было всё еще непривычно думать, что у этого мужчины могли быть совсем иные отношения с его другой версией. Джин вскольз рассказывала, что он был одним из его первых учеников, как Скотт тут. Блондин открыл рот, чтобы сказать, что он ошибается, что перед ним совсем другой человек, и нечего так радоваться, но Чарльз опередил его.
Он, буквально наехал в него, останавливаясь на предельно близком расстоянии, и врезался своими проницательными глазами в Хавока так, что показалось будто он уже сейчас начал сканировать его мысли и рыться в голове. Но он этого не делал, лишь просто смотрел. Алекс не посмел возразить, что это не он, не посмел нарушить этот момент для Чарльза, когда он видел человека, казавшегося ему безвозвратно потерянным.

- Это не совсем я. - осторожно заметил мужчина, когда момент потерял всю ту остроту, что была в начале и напряжение спало. Чарльз отвел глаза, но упрямо поджал губы, желая возразить. - Но да.. это я. - смягчил Хавок, кивнув согласно головой: в конце-концов, он действительно был Хавоком, Александром Саммерсом, одним из первых в составе людей икс (хоть и не первым) и учеником Чарльза Ксавье. Было всё ещё странно видеть, как на него смотрят те, в чьих глазах он должен быть мертвецом, странно чувствовать искреннюю радость от собственного существования и разводить руками, ведь он совсем ни при чём, тут он даже не стоял у порога жизни и смерти.

+2

4

- Это не совсем я. Но да.. это я.
- Я знаю. Знаю, что ты – не он. Просто…– Чарльз немного нервно улыбнулся, протянул руку и осторожно коснулся руки Алекса. Рукопожатие получилось несколько навязанным и неловким. – Просто я не успел с ним попрощаться. И очень многого не успел сказать. Прости меня за эту маленькую слабость. Я постараюсь держать себя в руках.
Улыбка медленно угасла – Чарльз мысленно одернул себя, понимая, что не имеет никакого права чего-то просить у этого Алекса. Тем более просить его не заострять внимания на том, что он не имеет никакого отношения к Хавоку из мира Ксавьера. Насколько Чарльз знал, в этом мире отношения профессора Икс и Хавока складывались не лучшим образом. И логично было предположить, что радоваться другому профессору Алекс не станет. Вот только одно дело – логика. А эмоции – совсем другое. Чарльз еще не достиг той степени самоконтроля, когда все чувства остаются где-то глубоко внутри и извлекаются на свет божий по мере необходимости.
- Наверное, нужно было все начать не так. Чарльз Ксавьер. – на этот раз рукопожатие было уже больше похоже на нормальное. – Так уж получилось, что теперь директорское кресло придется занимать мне. И с учетом печальных обстоятельств руководить командой Икс тоже. Поэтому, если ты не против, я хотел бы чуть больше узнать о тебе. В конце концов, нам предстоит часто и плотно работать вместе. – Чарльз ненадолго замолчал и тихо добавил. – Не беспокойся, я не буду вас сравнивать.
Чарльз действительно не собирался сравнивать «своего» Алекса и этого. Это было бы глупо и совершенно нечестно как по отношению к живому, так и по отношению к погибшему. Просто Чарльз надеялся, что со временем Алекс привыкнет к такому ему, а он привыкнет к Алексу. И что их отношения будут хоть немного похожи на те, которые Чарльз помнил. И не только потому, что он скучал по своему другу. А скорее потому, что здесь у Чарльза было более чем достаточно учеников, но практически не было друзей. И последнее действительно угнетало.
Чарльз уже сейчас видел отличия между образом, врезавшимся в память, и живым человеком. «Его» Алекс был гораздо более раскованным и практически всегда улыбался. Когда ему что-то настораживало, он предпочитал не присматриваться, а сразу бросаться грудью на баррикады. Этот Алекс, напротив, вел себя так, как разведчик при разговоре с предполагаемым неприятелем. Пытался не выдавать своих эмоций и явно оценивал сейчас Ксавьера, сравнивая со своими воспоминаниями о «своем» профессоре.
Эти самые воспоминания сейчас откровенно мешали им обоим. Чарльз рефлекторно пытался вести себя так, как раньше – по-дружески открыто. А Алекса это явно настораживало. Настороженность Саммерса само собой Чарльза огорчала, и он пытался вести себя как можно более нейтрально, что в свою очередь напрягало Алекса еще больше. Видимо, Алексу было неловко из-за своего поведения – ему наверняка рассказали, каким ударом для Чарльза стала смерть Хавока того мира – но и по-другому он вести себя не мог. Этот замкнутый круг стоило как-то разорвать.
-  Понимаю, что еще не вечер, но, может, выпьем? А то обстановка какая-то напряженная, а мне не хочется ни лезть к тебе в голову, ни вспоминать психологию поведения. Лучше уж по старинке, без высших материй.
Судя по лицу Алекса, такого предложения тот совершенно не ожидал услышать. Чарльз прекрасно знал, каким помнили профессора Ксавьера его ученики. Серьезным, сдержанным, принципиальным… Идеальным. Чарльз был бы не против быть таким – тем самым Ксавьером, чей дневник он читал долгими одинокими вечерами. Тем самым великим мутантом, который парой фраз заставил его отказаться от сыворотки и «встать на путь истинный». Вот только Чарльз понимал, что одного его желания мало. Что от себя идеального его отделяет лет двадцать-тридцать потерь, своей и чужой боли, отказов от собственных желаний во имя общего блага. И пока он не переживет все то, что ему уготовано, другого Чарльза не будет.
Тем не менее, в его распоряжении было «здесь и сейчас». И тратить это самое «здесь и сейчас» на ролевые игры в будущего себя Чарльз не собирался. Время было слишком ценным ресурсом, чтобы спускать его на мечты о светлом будущем. Время нужно было использовать так, чтобы это будущее строить. Например, наладить отношения с перспективным, но своевольным учеником, бок о бок с которым ему предстояло жить пару-тройку десятилетий. По крайней мере, Чарльз надеялся на то, что предстояло.
- Думаю, у тебя есть вопросы. Если не о другом мире, то как минимум об этом. За то время, пока тебя не было в школе, успело многое произойти. К сожалению, не все события можно назвать радостными. И рассказывать их под коньяк – самое то. Ну, если без фанатизма, конечно.

+1

5

Разбивать чужие надежды - коронный номер Александра, талант к этому действу он приобрёл ещё в раннем детстве, когда родители считали, что их второй сын будет таким же как первый: прилежным, славным, успешным. Саммерс вкусил запретный плод чужого разочарования, находя для себя в этом особое удовольствие - не быть послушным, не быть прилежным;  быть полной противоположностью тому, что от него ждали. Может и вовсе не потому, что он таков на самом деле, а лишь бы не подстроиться под чужое мнение. Дух противоречия был в нем порою выше собственного комфорта, так что он не раз получал тумаки за то, что шёл против. Кого? Да всего и всех.
Он взглянул на Чарльза Ксавье - он не тот самый Саммерс, он другой. Не милый, не открытый, не хороший. Алекс осторожно, даже несколько сдержанно пожал мужчине руку, и его улыбка сникла, испарилась, и вместо неё в глазах появился вопрос. Но Ксавье на то и гений, чтобы легко догадаться о том, что смутило и оттолкнуло Алекса - он не желал сравнений, и уж тем более с тем собой. Пожалуй, играть полную противоположность тому себя которого он не знал, было бы не только выше головы, но и сверхстранностью.
- Спасибо. - коротал кивнул он в благодарность на обещание не сравнивать их. Ксавье был полон надежд наладить отношения, построить их даже заново и Алекс отчего-то вдруг решил не уничтожать эту возможность сразу. Может быть он не позволил себе этого из чувства долга перед ним, или все таки память о профессоре хранила нечто большее, чем настороженный нейтралитет.         
- Думаю, быть в директорском кресле для Вас не ново, и судя по тому что я слышал - процесс внедрения проходит вполне успешно. - Алекс никогда не подвергал способности профессора к управлению школой сомнению. И сейчас он действительно считал, что его участие буквально необходимо.     
- Вы уже успели познакомится со Скоттом? - это было важно не только потому, что Циклоп управлял школой последнее время, но и по тому, что он мог в два счета испортить отношение к Алексу сразу - и Хавоку стоило об этом знать. Блондин сделал несколько шагов вперёд и Чарльз подстроился. Очевидно, Алекс принял предложение профессора выпить, хоть оно и казалось ему неуместным по всем параметрам. Начиная от того, что времени было действительно всего ничего для распития крепких напитков, и заканчивая тем, что  онс трудом ассоциировал себя с собутыльником Ксавье. Профессор запомнился ему человеком строгих нравов, предпочитающим представать перед другими в самом не приступном свете, а тут - выпивка посреди дня.
Это, говоря откровенно, Алекса подкупило, будто он знал, чем брать блондина. Эдакая простота и легкость, без всяких формальностей и официоза, что было между ним и профессором икс всегда. Александр на автомате добрался до кабинета профессора, не задумываясь: там ли он живет или нет? Замерев перед дверью, он дождался приглашения, пропуская сначала мужчину. В кабинете изменилось не многое, но изменилось - стало как будто бы легче, кое какие детали интерьера были задвинуты куда подальше, и царил творческий беспорядок на рабочем столе. Саммерс уселся-улёгся на диван, разваливаясь небрежно и бестактно, словно желая проверить реакцию Чарльза. В это время хозяин занимался бокалами, и действительно, собирался выпить.
- Я все таки решил, что это была шутка. - честно заметил Саммерс и его губы невольно растянулись в улыбке. Он принял более достойную позу, когда Чарльз разливал коньяк и так замер, не откидываясь больше назад. На столе была тарелочка с аккуратно порезанными дольками лимона, ещё несколько цитрусовых на выбор и пузатая бутылка коньяка. В компании бутылки, Александр чувствовал себя значительно раскованнее, хоть и не менее странно, как когда на него смотрят будто на восставшего из мёртвых. Бутылка в данном случае играла роль формальную, будто бы подтверждающую, что перед ним все таки несколько другой человек - тот Чарльз Ксавье ни за что не предложил бы им выпить да закусить. И вообще он едва ли стал бы пускаться в тернии задушевных разговоров с Алексом, вот со Скоттом, Джин - обязательно, но не с ним.
- Я действительно ещё не до конца понимаю, что происходит. Скотт не стремится ввести меня в курс дела, Джин и сама не знает толком, что творится, и кажется половина команды куда-то пропала. Не сомневаюсь, что я приехал как раз вовремя, чтобы собраться и уехать обратно. - Саммерс хохотнул: проблемы он действительно не любил, и лучше всего у него получилось именно бежать от них. Специалистом во всякого рода решениях был Скотт. Чарльз, кажется, не был удивлён или ошарашен услышанным, а может быть он и правда держался так хорошо, что узнавал Алекса абсолютно заново, без оглядки назад. Они соприкоснулись бокалами и Хавок опробовал напиток, убеждаясь, что его подозрения в отношении недоступного бара Ксавье всегда были верны. Может быть он и не пил ( или хорошо маскировался), но бар у него всегда был на высшем уровне.
- Вопросы наверняка есть не только у меня, я прав? - закусывая лимоном, прищурился Александр. Он не чувствовал себя в присутствии Ксввье как раньше - будто под микроскопом - но все таки ощущение, будто идёт по краю, было как ни крути.

+2

6

- Думаю, быть в директорском кресле для Вас не ново, и судя по тому что я слышал - процесс внедрения проходит вполне успешно.
- Не так успешно, как мне бы хотелось. Меня, к сожалению, сравнивают с ним, и конкуренции я пока что совершенно не выдерживаю. Мало кто понимает, какая огромная разница между сорока и семидесяти годами. Целая пропасть.
В сорок ты еще можешь надеяться на то, что впереди - целая жизнь. Что все еще возможно влюбиться и добиться взаимности. Что возможно для кого стать не просто профессором и учителем, а самым дорогим человеком на свете. В сорок ты еще можешь искать свое место в этом мире, меняешься, учишься, набираешься опыта. В семьдесят ты понимаешь, что времени почти не остается, смотришь на свою жизнь и находишь утешение в том, что уже успел сделать. У тебя остаются воспоминания и опыт, который ты стремишься передать тем, кому еще предстоит искать свои путь. В семьдесят ты - состоявшая личность, а вокруг тебя - мир, который ты сам смог построить. И Чарльз не был против стать таким профессором, которого все хотят видеть. Просто он понимал, что для этого нужно время. Время, которые не все были готовы ему дать.
- Вы уже успели познакомится со Скоттом?
- О да, успел. Если честно, я был поражен. Я ведь помню вас другими. Помню Скотта в его семнадцать лет. Помню как он, демонстрируя свои силы, уничтожил мое любимое дерево, которое еще мой дед посадил. Как он угнал мою машину, чтобы скататься в кино... А сейчас он... - Чарльз развел руками и улыбнулся. - Незнакомый. Но не скрою, я доволен его результатами и его работой. Он весьма подробно описал мне все происходящее, так что с его помощью было не так уж сложно вернуться к управлению школой. Вот только... - Чарльз покачал головой и вздохнул. - Мне он не показался таким уж счастливым. Он категорически отказался говорить на эту тему, но, надеюсь, со временем он начнет доверять мне, как доверял моему предшественнику. - Скотт действительно произвел на Чарльза странное впечатление. Вроде и поводов гордиться было более чем достаточно. Вот только Чарльз предпочел бы видеть своих учеников прежде всего счастливыми. Остальное имело гораздо меньшее значение. - Не беспокойся. О тебе он ничего не говорил. Как я понял, между вами не очень теплые отношения... Но в любом случае, я предпочитаю составлять о людях собственное мнение, а не собирать чужие.
До директорского кабинета они добрались минут за пять. Чарльз толкнул дверь, проехал внутрь, старательно огибая ковер, остановился возле мини-бара и начал выискивать початую бутылку. Она точно должна была быть здесь - Чарльз пил не так часто, чтобы не помнить, сколько у него осталось алкоголя.
- Я все таки решил, что это была шутка.
- Мне сорок три, меня перекинуло из восемьдесят третьего в две тысячи пятнадцатый, вся моя жизнь полетела к чертям, и теперь надо строить новую на чужом фундаменте... Мне кажется, я имею право на некоторые слабости. - Чарльз широко улыбнулся, откопал коньяк и перенес бутылку и стаканы на журнальный столик. Переезжать на диван из коляски он не стал - без посторонней помощи это было делать не особо удобно. Либо через подлокотник кувыркаться, либо выползать боком. - На Скотта и Джин не обижайся. Джин действительно не в курсе, а Скотт... Есть вещи, которые я не могу сказать и объяснить даже ему.
Первый глоток пошел на удивление хорошо. Чарльз жестом показал Алексу, что тот  может расслабиться и вести себя так, как ему удобнее. В конце концов, они знакомились, и Чарльзу хотелось видеть настоящего Алекса. А не подогнанные под действительность воспоминания.
- Если вкратце... Теперь Скотт руководит командой Икс и выполняет часть прежних обязанностей. В частности, преподает и отвечает за ряд закупок по военной части - я еще не до конца разобрался в современном вооружении. Но на ваших тренировках я присутствию. Эрик тоже. - выражение лица Алекса стоило отдельного внимания, поэтому Чарльз поспешил объяснить. - Он переместился вместе со мной. Как и Джин, и Хэнк. В молодости Эрик не был... А, что там, - Чарльз махнул рукой и снова приложился к стакану. - Он всегда был крайне категоричен в отношении людей и мутантов. Но раньше мы... чаще общались. Так вот. Эрик здесь, он преподает. И помогает. Но недавно мы столкнулись с новой проблемой мирового масштаба. Ты знаешь о том, что магия существует. Так вот, эта магия потеряла стабильность. Заклинания срабатывают кое-как, маги теряют силу. Стали появляться спонтанные порталы, пропадают люди, зомби лезут из могил. Ну и все такое. Часть наших младших учеников пропала в портале в Великобритании. Отправившиеся за ними Логан, Курт, Лора и Гамбит - тоже. Команда сейчас занимается их поисками. Нам помогает мисс Моргана Ле Фей и Пит Виздом, поэтому, надеюсь, все будет хорошо. Второе неприятное событие - появление Грехов. Наверняка ты знаком с Библией и в курсе, что это такое. Моргана выпустила Грехи, те нашли себе носителей и в большинстве своем бесчинствуют. К сожалению, большая часть носителей - мутанты, поэтому обстановка в мире накаляется. Мы пытаемся не допустить открытого противостояния, но... Неизвестно, чем все закончится.
Новости были откровенно не радостные. И вообще Чарльз, конечно, хотел бы начать беседу не с них. Но раз Алекс задал вопрос, то он имел право получить на него ответ.
- Ты, конечно, можешь уехать обратно. Но в школе сейчас безопаснее.
О привычке Алекса избегать проблемных ситуаций Ксавьер был наслышан. Конечно, его это не особо радовало, но указывать Саммерсу он никакого права не имел. Так что предпочел как всегда давать выбор и действовать по ситуации.
- Вопросы, у меня, конечно, есть. Но они все относительно личного характера. Например, почему у вас плохие отношения со Скоттом? Почему ты постоянно уезжаешь из школы? Что здесь не так для тебя? Почему вы с моим предшественником так и не смогли найти общий язык? Да и... Как ты живешь? Чем живешь? - Чарльз откинулся на спинку коляски и добавил. - Можешь не отвечать, если не хочешь.

+1

7

- Я и не беспокоюсь. - беспечно ответил он, несколько конечно, слукавив, впрочем, заметно расслабляясь. Скотт был каким угодно, но не ябедой, никогда таким не был, и с возрастом эту отвратительную черту характера не приобрёл также. Вопрос об отношениях с братом, Хавок также оставил открытым, не до конца понимая, стоит ли его продолжать или просто сделать вид, что его и не было? Чарльз проявлял тактичность, но вместе с ней, Александр видел любопытство в глазах Ксавье, вопрос и желание понять, как так произошло, ведь в его памяти, если Хавок не ошибался, они со Скоттом были чуть ли не разлей вода.
Хавок усмехнулся — в словах Чарльза была правда, и некоторая даже боль. Ему пришлось столкнуться с будущим собой, даже несмотря на то, что его тут и не было. Чарльз Ксавье остался в воспоминаниях тех, кто знал его, и молодой версии Профессора явно приходится не сладко, подгонять себя под стандарты мужчины, который имел куда больше опыта и знаний, который уже набил те шишки, которые мужчине напротив лишь предстояло набивать, и конкурировать с воспоминанием - то ещё приятное занятие. Александру лишь предстояла эта задача и было как минимум двое людей, в глазах который ему необходимо выстроить новый образ самого себя, а если прикинуть подробнее, то куда более двух.
- Я не виню никого из них, в этой неразберихи грех обвинять кого-то, кроме жизненных обстоятельств. Джин есть беспокоиться о чём, кроме ситуации в школе, а Скотт никогда не считал необходимым отчитываться передо мной. Говоря откровенно, я приложил к этому не мало усилий, едва ли интересуясь происходящим. - Алекс ещё не решил, будет ли он проявлять такое же равнодушие сейчас или все таки возьмет на себя часть обязанностей и все таки поиграть во взрослого парня?
- Хм, Эрик? - Александр почесал затылок, рассматривая Чарльза. Он откровенно говоря не был уверен, что это идея действительно хорошая, но промолчал. В этом был основной минус того, что его участие в школе сводилось к нулю - интерес к его мнению сводился примерно туда же, и Скотт не смущаясь, мог бы указать ему на дверь, если бы Александ слишком яро выступал со своим не согласием, отказываясь при этом делать хоть что-то. - И как Скотт к этому всему относится? К Эрику? В этом мире он наделал не мало бед, вернее.. его другая версия, если можно так выразится. - наверняка, Чарльз прекрасно об этом знал и без Хавока, и не считая, что ему необходимо объясняться, он сделал небольшой глоток. В конце-концов, мужчина перед ним, вовсе не спрашивал разрешения или совета, а лишь констатировал факт.
- О, замечательно. Звучит как сценарий к не плохому кино. - Хавок усмехнулся, но Чарльз был далек от шуток. Он был предельно серьёзен и Алексу пришлось подстроиться.
- А что насчет всех этих нововведений в отношении мутантов и отношения к ним государства? Они в курсе происходящего, ну там грехи, Моргана, магия? - Саммерс слышал о том, что правительство совершает ряд определенных действий, но лишь издалека, у него не было времени изучить все печатные материалы по теме или прилипнуть к телевизору, да и раз сам Чарльз играл в этом не последнюю роль - официально объявив миру о своем возвращении, почему бы не ему стать прямым рассказчиком? Он в открытую не признался в своем участии, но Хавок отчего-то считал, что мужчина не остался в стороне. Другой, тот самый Чарльз, не остался бы. Но и вряд ли с Александром поделился бы. Мужчина погнал эти мысли дурной метлой, напоминая себе об общении не оцениваться находящегося перед ним мужчину по старым воспоминаниям. Они разные - напомнил он себе, и более не задавал вопросов.

Саммерс прищурился, рассматривая Чарльза: никакого тайного умысла в его вопросах не было, и первое, что казалось сразу бросается в глаза, это самое что ни на есть откровенное любопытство. Ксавье действительно хотел узнать о Саммерсе побольше, и не из праздности ради, а чтобы действительно знать.
- Это будет долгий рассказ. Хм. - задумчиво пробормотал он, и залпом осушил бокал. Забросив в рот один кусочек лимона, Алекс помолчал какое-то время, а потом без спроса налил себе второй бокал, вопросительно приподнимая бутылку и после едва уловимого согласия, наполнил стакан Профессора.
- В вашем мире, мы со Скоттом росли вместе, и он был младшим братом. Тут все иначе, вплоть до того, что и росли мы порознь и он является старшим, весь такой подающий надежды. Наверное, наши недомолвки начались ещё с детства, даже точно. Потом была катастрофа в которой погибли наши родители и нас разметало по разным штатам. А встретившись, мы выяснили, что братских чувств нет. Вот и вся история.  - Хавок, откровенно говоря, не мог признаться почему конкретно он не любил старшего брата - потому, что его неустанно ставили ему в пример? Ожидали от Александра подобных успехов, сравнивали с ним или просто потому, что чувство вредности и противоречия брало над ним верх каждый раз при взгляде на брата? В глубине души он знал, виной тому все то, как старший похож на отца. И то, как Алекс ему завидовал. - Я .. не так чтобы часто ухожу из школы. В последний раз просто мне было очень тяжело тут оставаться, всё навалилось и я не выдержал этого давления, я бы взорвал всю школу к чертям. - он пожал плечами. Бокал, к которому он за всё время так и не притронулся, жёг ладони - Алекс давно никому не рассказывал ничего подобного, разве что, может быть успел немного поделиться с Джин, пока им не пришлось разбираться с внезапно навалившимся. Чарльз слушал его внимательно, так, что на момент Алексу показалось, что он находится на приёме у психотерапевта. Чтобы разбавить это чувство, он пошутил.
- А ответ уравновешиваю своего чрезмерно строгого братца в рамках школы - подойдет? 

+2

8

- Уж поверь мне, в нашем мире Эрик тоже наделал такого, что… - Чарльз махнул рукой и приложился к стакану. – Но я всегда считал и буду считать, что любое разумное существо заслуживает второй шанс.
В случае Эрика, правда, шанс был далеко не второй и даже не третий. Но Чарльз с маниакальной одержимостью раз за разом прощал Эрика и продолжал верить в то, что рано или поздно все будет хорошо. Что Эрик откажется от своих идей превосходства одной расы над другой (считай, фашизм, который Эрик так люто ненавидел). Что успокоится, найдет свое счастье, и все будет так, как раньше. Вечера за коньяком и шахматами, долгие-долгие разговоры обо всем понемногу… Чарльз надеялся, что он снова увидит того самого Эрика, которого ему так сильно не хватало. И что увидит не только он, но все окружающие, искренне не понимающие, почему Чарльз никак не может попросту махнуть рукой на своего «врага».
Впрочем, и третий, и четвертый, и десятый шанс Чарльз был готов дать каждому из своих учеников и учителей. В конце концов, он как никто другой знал, что бывают разные жизненные обстоятельства. Что бывают такие удары, оправиться после которых попросту невозможно без долгих-долгих лет  работы над собой. Без дружеской поддержки, без взаимопомощи. Без надежды, в конце концов.
- Скотт далеко не в восторге. Многие не в восторге. Если меня сравнивают с моим предшественником, но Эрика к нему приравнивают. Возможно, отчасти это оправдано. Мое прошлое практически идентично прошлому «вашего» Чарльза. Поступки, мысли, слова… вероятно, у Эрика то же самое. Но он не может и не должен отвечать за ошибки своей прошлой версии. Только за свои, которых тут он пока, к счастью, не сделал. И, надеюсь, не сделает.
Конечно, за Эриком ровным строем тянулась череда его прошлых грехов. И если перед Чарльзом за какие-то вещи Леншерр все же извинился, то многие его извинений так и не дождались. Впрочем, Ксавьер не считал нужным торопить эрика или давать ему какие-то советы – до извинений любой человек должен был «дозреть». Иначе какой толк в извинениях? К тому же  Эрик всегда предпочитал извиняться делом, а не словом.
- Ну да хватит о нем. Думаю, ты с ним еще столкнешься лично и составишь свое собственное мнение. Я прекрасно знаю, что по ряду причин не могу относиться к нему объективно. – Чарльз грустно улыбнулся и пододвинул к Алексу свой опустевший бокал. Подобные разговоры в последнее время давались Ксавьеру не очень легко. Как и Алексу разговоры о Скотте.
В общих деталях историю Алекса и Скотта Чарльз знал. Но именно что в общих. Оба брата не любили распространяться на эту тему, а старый профессор не заострял на ней внимания в своих записях. А несколько скупых строчек и чужие пересказы – не самый достоверный источник информации. Впрочем, Алекс тоже ничего нового не сказал, и Чарльз не стал настаивать. Парень явно был напряжен, и нагнетать обстановку еще больше не следовало. Особенно после не очень удачной попытки Алекса пошутить, явно призванной либо перевести тему, либо попросту свести ее на «нет».
- Ну, достойный ответ. – Чарльз усмехнулся и покачал головой. – Однако в каждой шутке есть доля правды. А равновесие – это очень важно. В любой школе непременно должен быть в наличии определенный градус разгильдяйства и юношеского максимализма во всех вариантах его проявления. Иначе какая это школа? В конце концов, я создавал эту школу не для того, чтобы учить детей воевать. Конечно, умение защищать себя и близких – это очень важно, и уделять этому внимание необходимо. Но все же… Прежде всего я хочу, чтобы каждый из вас мог получить нормальное детство и юность. Возможность жить, не оглядываясь, веселиться, мечтать, влюбляться, набивать шишки на личных граблях. – Чарльз снова улыбнулся и коротко добавил. – Поэтому я никогда не считал, что кто-то из моих учеников лучше, а кто-то хуже. Вы все разные, но дороги мне одинаково. Независимо от ваших успехов и способностей. И, так сказать, независимо от реальности.
Бокал как-то подозрительно быстро опустел, и пришлось наливать еще.
- Знаешь, Алекс моего мира не был похож на Скотта. Он вечно донимал Хэнка, причем шутки далеко не всегда получались такие уж добрые. Очень часто лез на рожон. А уж сколько конфликтов у него было из-за его задиристого характера и прямолинейности… Да и правила, что уж скрывать, он частенько игнорировал. Но, - улыбка вышла какой-то печальной. – Я очень любил его. Он был моим другом. Таким, который всегда мог заставить меня рассмеяться. И он был настоящим героем. Так что, Алекс… Иногда для того, чтобы оправдать чьи-то надежды, нужно просто о них забыть и быть собой.
На этот раз говорить о том, своем Алексе, было проще. Видимо вновь вскрытая душевная рана болела чуточку меньше. Или знакомое лицо и голос хоть немного, но успокаивали. Тем не менее, Чарльз посчитал за лучшее оставить и эту тему. Пожалуй, он все еще не был готов ударяться в воспоминания о погибшем. Как и Алекс был не готов делиться своими переживаниями и эмоциями по поводу отношений со Скоттом.
- Ладно. Оставим на время наши личные жизни и уделим внимание общим вопросам. Будешь ли ты в команде, останешься ли ты в школе или нет – неважно. Все равно придется столкнуться с этой реальностью. Уж лучше ты будешь подготовлен по полной программе… Я говорил с представителями правительство дважды, один раз удалось пробиться к президенту. К сожалению, мне не удалось изменить его мнения в отношении мутантов. К сожалению, в рождественской трагедии засветились сразу несколько мутантов. Пьетро, я и Феникс. И Джанет, носитель Гордыни. Сам понимаешь, Мстители и Люди Икс… - Чарльз недовольно поморщился. Он до сих пор чувствовал свою вину  - ведь Грехи пришли за ним. И поступи он иначе, возможно, и итог был бы иным. – Мы посоветовались с Тони Старком и решили, что не стоит говорить о Грехах. Не поймут. И ведь не доказать ничего – спишут на гипноз и телепатию. В итоге мы убедили правительство, что Пьетро, Джанет и Джин попали под воздействие прибора, чье излучение влияет на работу мозга…
Чарльз достаточно подробно рассказал Алексу о том, что произошло на рождественском вечере и чем все закончилось. Рассказал о договоре с Морганой. Перечислил известных носителей Грехов с учетом их способностей. Пришлось рассказать и о себе, само собой подчеркнув о том, что Грех находится под его контролем и по условиям сделки с Морганой Похоти можно не опасаться. После Грехов Чарльз перешел на тайную правительственную инициативу по массовым арестам мутантов. Тут он не стал говорить Алексу о договоре с Тони – об этом никто кроме Эрика и Хэнка не знал.
-… Часть информации мы получаем от Реми и Анны Марии. Часть от своих друзей в Щ.И.Т.е. Часть при помощи телепатии. Помимо Морганы мы заключили договор с рядом стран, где к мутантам другое отношение, нежели у нас. Основные убежища располагаются в Великобритании и России. С транспортировкой помогает группа «Экскалибур» - у них есть фэйри, способные телепортировать большие группы людей. Так что большую часть времени я с Церебро – чем больше мутантов найдем и защитим, тем лучше… Само собой, невиновных арестованных мутантов мы тоже освобождаем… Неофициально, сам понимаешь. Тщательно подчищая следы. Потому что наша школа и люди Икс легализованы – детей травля не касается, но от греха подальше мы посчитали нужным временно отправить их на Авалон.
К концу длинного монолога Чарльз даже несколько охрип – пришлось присовокупить к коньяку стакан с водой, куда Ксавьер выдавил целую половину лимона и высыпал пару ложек сахара. Гадость та еще, зато горло прочищала.

+2

9

- Судя по всему, за все время моего отсутствия не произошло так много, как за то время, что вы вывалились в наш мир. А я-то думал, что покинул школу в неспокойное время, корил себя, даже немного стыдно было. Оказывается, это всё были мирные деньки и я как раз во время. - пробурчал Хавок - он вовсе не осуждал ни Чарльза, ни Джин, ни кого-либо другого, в кого вселился грех или кто попал в эту круговерть. Но получалось так, что чуть ли не все неприятности крутились вокруг них, периодически отлетая и тем, кто рядом с ними находился. В другом бы случае, Алекс, возможно, поднял руки и открестился бы от всего этого, но сейчас он не мог. Почему? Может быть совесть окончательно заела его: за бегство из школы, за его трусость, за зависть и за то, что он всегда оставался в стороне, когда был так нужен. Попытавшись обернуть всё в шутку, на самом деле Алекс допустил и правду, маскируя ее под бравадой и усмешкой.
- Кажется мне, что вам не помешает тут немного помощи? Да, определенно вам нужда во всем этом помощь кого-то, кому чуть больше шестнадцати. - он даже не знал, как прокомментировать все рассказанное Чарльзом, кроме как таким нелепо-шуточным высказыаванием. Информации было слишком много, событий, которые ему нужно будет учитывать, персонажей, действующих лиц, чертовски много всего, что нужно знать и на что оглядываться. Где не оступиться в разговоре с Джин, где не проколоться в разговоре с Чарльзом? Настоящее минное поле. Алекс сделал еще один глоток, и почувствовал теперь, что действительно пьет: осадок остался, горло и рот жгло. Но закусывать лимоном он уже не стал, стоически перетерпел чувство неудовольствия и выдохнул.
- Студенты и члены людей-икс имеют какие-то официальные свидетельства того, что они действительно в законе? Может быть специальные удостоверения или иные документы? Это было бы очень полезно, как и для студентов, которые могут отправиться куда-то вдруг, может они решат переждать все дома, или просто им нужно будет выйти, вернутся в город, мало ли что? Да и старшему поколению тоже не повредит иметь такую штуку. Да, я знаю, - Алекс достал пластиковую карточку школы, где была его фотография, фамилия, имя и - как ни странно, - никакой должности, бросил на журнальный столик к бутылкам и лимону, фыркнув.
- Но такую карточку может подделать любой умелец, лучше иметь что-то более весомое. - он пожал плечами: это был первый совет, пришедший ему в голову. Алекс не был уверен, что Чарльзу или остальным управленцам школы, а уж тем более государства, нужны его, Алекса, советы, но все-таки он озвучил свои мысли. Виной тому, может быть было випитое, а может и то, что Чарльз так открыто и полноценно рассказал Хавоку обо всем происходящем, что он почувствовал себя действительно причастным к этим событиям, тем, с кем делились не из необходимости, а чтобы он мог принять непосредственное участие, был в курсе, был в теме.
- Я думаю, что мне стоит официально вернутся в строй, может быть мне можно взять на себя какую-нибудь преподавательскую должность или чисто номинально или реально - как лучше? Но как член-людей икс я вполне себе состоявшийся. У меня есть ряд проблем.. связанных с управлением своими эмоциями, но когда я в норме, то мои способности абсолютно подконтрольны мне.. Думаю.. Надеюсь, что я не представлю никому угрозы. Никому, кто не заслуживает этого.
- несмотря на то, что Саммерс почти все пять лет провел в Азии, в надежде наконец-то научиться контролировать свои эмоции, у него происходили срывы, когда сила буквально брала над ним верх, когда он чувствовал, что энергия бьет из него ключом, подхлестываемая яростью, обидой, злостью. Но таких эпизодов было значительно меньше, чем раньше. Саммерс помолчал, рассматривая содержимое напитка и решая - осушить ли бокал полностью, или немного подождать? Он решил подождать и поднял голову, осматривая кабинет профессора Ксавье - сколько же он тут не был? Явно дольше, чем пять лет. Чарльз занимался свои напитком, вкус которого, должен был быть крайне сомнительным, но прочистив горло, он стал выглядеть значительно довольнее. Александр же, в свою очередь прочистил горло тем, что допил бокал и делая небольшую передышку, оставил его на столе вместе с бутылкой. Чувствовал себя Алекс расслабленно, и можно даже сказать лениво, алкоголь делал своё дело и все разговоры, хоть и казались серьезными, на самом деле вовсе не пугали его: ни магия, ни грехи, ни массовая охота за мутантами. Алексу думалось, что это все не касается его, что это далеко и как-то эфемерно, не реально. Скорее всего, завтра или чуть позже, когда протрезвеет, он ужаснется и схватится за голову, ведь это чистой воды..
- Инквизиция. - внезапно произнес Саммерс и это стало реальностью, проблемой, затрагивающей и его. И тут даже алкоголь не помог ему отгородиться. - Все это же настоящая охота на ведьм.

+2

10

- Еще как вовремя. – Чарльз устало потер виски и слабо улыбнулся. – Вообще, мне все это чертовски не нравится. Будь моя воля, я бы вас всех на Авалон отправил. Или в Англию к Виздому. Там хотя бы безопасно. Но… - Чарльз развел руками и приложился к бокалу. – Кто ж вас таких активных удержит. Вот и приходится не только вами гордиться, но и за вас переживать.
Чарльз действительно предлагал команде переселиться на Авалон, пока все не успокоится. Но иксмены посмотрели на него таким взглядом, будто бы Чарльз предложил им родину продать. Ксавьеру даже стыдно стало… чуть-чуть. Как ни крути, но и Хэнк, и Джин, и Китти, и даже Скотт для него все равно оставались его любимыми детьми. Детьми, которых он совершенно не хотел втягивать в войну. Одно дело учить их защищать себя. Другое – сознательно создавать из них мини-армию. Пусть и ради общего блага. Но все же пришлось. Пришлось заставить себя признать то, что дети стали уже достаточно взрослыми для того, чтобы самостоятельно решать, как и чем жить. Они пережили бой с Апокалипсисом и вышли из него победителями. Они прошли долгий путь от маленьких детей, пугающихся собственного дара, до состоявшихся мутантов, прекрасно владеющих своими силами и осознающих свое место в этом мире. И Чарльз был бы неправ, если бы стал сейчас навязывать им свое мнение. Просто… Просто было тревожно.
- Да. Несовершеннолетних в принципе не трогают, а у наших учеников еще и специальные карты есть. У учителей – особые удостоверения. У команды икс тоже, но помимо удостоверений еще и чипы, встроенные в костюмы. Чтобы во время боя полиция и армия могли отличить иксменов от противников. Сам понимаешь, что есть ситуации, когда на разговоры времени нет. – Чарльз порылся в карманах и извлек на свет небольшой жетон с символикой команды. На обратной стороне при определенном угле падения света были видны линии чипа. – Разработка Хэнка. И, само собой, я предоставил Щ.И.Т.у, который отвечает за поимку мутантов, списки всех тех, за кого отвечаю. Ты в списке есть. Но, как я понимаю, это тебе теперь тоже понадобится?
Чарльз едва заметно улыбнулся и подтолкнул к Алексу жетон. Эти штуки не содержали в себе непосредственной информации о владельце, как, например, военные жетоны. Но Хэнк встроил в чипы систему активации по ДНК – это был своеобразный гарант безопасности на тот случай, если жетон попадет в чужие руки. Об этом Чарльз вкратце и рассказал Алексу.
- Так что не переживай. Тут все продумано. Изобретения Хэнка если кто и подделает, то разве что Тони Старк. И то если расшифрует алгоритм активации. – Чарльз улыбнулся уже шире. – Но, само собой, когда речь идет об освобождении арестованных, чипы приходится случайно «забывать». Как и прочие удостоверения. Мы не можем позволить себе промашек – если у кого-то будут доказательства, что мы причастны к освобождению мутантов, о школе придется забыть. А, сам понимаешь, уходить в подполье не следует. Пока мы сохраняем статус легальной организации, мы можем пытаться бороться с этим всем пусть и мирно, но открыто, в том числе на законодательном уровне. Хотя это, увы, сложнее – официально никакой охоты на ведьм, как ты правильно сказал, не ведется. Иначе бы правительство обвинили в нарушении Конституции и открытом геноциде.
До Алекса, видимо, только сейчас дошла вся серьезность ситуации. Успокаивать Саммерса Чарльз не стал. Хавок должен был точно определиться с тем, чего он хочет и к чему он готов. Если Алекс все же передумает… что ж, в этом случае Чарльз планировал перенести его из списка учеников в список учителей – это дало бы ему как минимум большую свободу действий. Если же Алекс возьмет жетон… В этом случае Чарльз первым делом связался с Тони, сообщив о новом члене «оппозиции». И включил бы Алекса в программу тренировок.
Ну а пока что жетон мирно лежал на столе рядом с бутылкой коньяка и совершенно возмутительным способом притягивал к себе взгляд.
- Прежде чем ты сделаешь выбор, я уточню кое-что еще. Если ты решишь присоединиться к команде, тебе придется весьма тесно взаимодействовать со Скоттом. И на тренировках. И на миссиях. И мне бы не хотелось, чтобы вы отвлекались на конкуренцию и личные проблемы.  Сейчас мы сражаемся не с иллюзиями и автоматами «Опасной комнаты», и речь идет не об очках в строке рейтинга. А о жизнях – ваших, людей и мутантов. Я уверен, что ты это понимаешь, Алекс. И Скотт понимает. Но я как никто другой знаю, как иногда сложно забыть о… личном.

+2

11

Алексу резануло ухо, что Чарльз так легко и быстро причислил его к «своим». В этом была и своя приятность и поспешность, и небольшая неловкость - для Саммерса. Он совершенно отвык, от того, что он - часть команды, часть семьи. А возможно он и вовсе не был к этому привычен, поэтому сразу же насторожился, услышав эти слова, будто бы находя в них некоторую обязаловку для себя. Ксавье быстро исправился, а точнее - продолжил свою мысль, объяснил, что не может как раньше диктовать выросшим студентам, что и как им делать, и Александр решил не заострять внимания на этих словах. Всё таки, Чарльз ничего не требовал от него.
- Ого, новые разработки. Хэнк прямо палочка-выручалочка. - Алекс надеялся, что прозвучало это не обидно - впрочем, того, кому это предназначалось всё равно не было. Он потянулся к жетону, рассматривая его. С виду ничего примечательного или сверхвыдающегося, обычный жетон, увесистый - при ударе поможет хорошенько расквасить лицо обидчику, гладкий, с выбитой символикой школы. На обратной стороне Алекс тоже не заметил ничего такого, но покрутив его, уловил отблески линий чипа, которые безусловно для него не значили ничего абсолютно, а вот для правоохранительных органов явно имели вес.
- Выглядит это так, будто нас чипируют как породистых псов. Или не очень. - он рассмеялся, несколько натянуто, немного зло, оставляя жетон на столе.
- Значит теперь, любого подозрительного или неугодного могут схватить на улице, и если у него нету вот такого вот спасательного щита - его могут упечь просто так? А мы значит работаем вместе с ними, помогаем ловить, упекать. Но и ведем подпольную деятельность.. Хм, двуличненько получается. - Александр прекрасно понимал, что это политика, и что чистой она быть не может. Он понимал, что Чарльз борется за своих учеников, и попутно, за права тех, кому не посчастливилось или не захотелось в свое время попасть под крыло школы. Работать в связке с правительством гораздо выгоднее как и для безопасности своих, так и для того, чтобы быть в курсе всех изменений и пленений. Мудро и разумно, но.. Но несмотря на это, испытывал Саммерс откровенно неприятное чувство. Все его существо было против происходящего, он не желал работать вместе с правительством, и сажать мутантов, а потом под покровом ночи пробираться в тайные тюрьмы и освобождать пойманных несколько часов назад. Он не желал быть тем, кто берет на себя ответственность за пленение человека, лишь потому, что его ген не такой, как у большей части планеты, а еще потому, что так решил некто сверху. А чем он не опаснее их? Его собственные способности иногда выходят из под контроля, берут над ним верх и он невольно причиняет вред тем, кто оказался рядом с ним. Чаще всего страдают вещи, или дома, реже - люди, но всякое может быть. А если такой же бедолага как он будет считаться потенциально опасным и окажется за решеткой лишь потому, что не в силах порой удержать свой дар под контролем? Это было не честно. Кто он такой, чтобы решать : быть свободным или заключенным? И уж тем более он далёк от идеального исполнителя чужой воли, свободолюбивый и прямолинейный, он запросто выскажет всё что думает об этой программе тем, кто едва ли оценит такой подход, сочтя его или мятежником или зачинщиком - а Чарльзу разгребать.
Но одновременно с этим, Хавок понимал, что вступать в откровенную конфронтацию он тоже не может - подведет доверие Чарльза, даже тем, что его имя уже есть в списке. Во рту горчило от осознания безвыходности ситуации и Алекс помедлил, не зная, сумеет ли сдержаться ради того доверия, что ему оказали.
- Мне.. надо подумать. Я не готов сейчас принимать такое поспешное и серьезное решение. И дело даже не в Скотте. Я не знаю, выйдет ли из меня хороший полицейский в этом деле. Я мог бы быть просто в школе - для начала. Помогать тут, особенно не высовываясь в город для рейдов. Думаю, что пока могу проходить тренировки с командой, вливаться в коллектив снова, и заодно подумаю. Надеюсь, это не будет проблемой? Наверняка и тут есть чем заняться. - Алекс побарабанил пальцами по жетону, который так и остался лежать между ними, ни Саммерс, ни Ксавье в итоге не забрали его себе. Он был словно символ согласия Александра, и отдай тот его Профессору - негласно отказался бы, а взял себе - согласился бы. Так что блондин предпочел пока что оставить висеть этот вопрос в воздухе, и потянулся за бутылкой. Открывая ее снова, он разлил буквально на донышко, помедлив, а потом протянул Чарльзу его бокал, чтобы тому не пришлось наклоняться через стол.
- Только не подумайте, что я трус или что я опять бегу от ответственности. Просто раньше школа не очень-то сотрудничала с правительством, и мне немного странно думать, что я буду как бы это сказать? Государственным жандармом.Я не осуждаю этот шаг, наоборот я думаю, что это очень ловкий ход. Просто не хочу пока светиться в ваших рядах для сохранения вашего же статуса. Вдруг я выйду из себя, и сотворю какую-нибудь глупость? - Алекс был частенько не сдержан в том, что говорил и делал, а перспектива высказаться в отношении очередного кандидата на арест очередному принимающему такое решение чиновнику будет совершенно не на пользу Ксавье, который, судя по всему, балансировал итак на шатком краю пропасти.
- Предлагаю, отложить точное решение в не слишком далекий ящик и пока держать меня на уровне учителя? - он поднял бокал, намекая на небольшое соприкосновение боками, словно запечатывая тем самым это решение. Осталось только понять, как отреагирует на это профессор.

+2

12

- Палочка-выручалочка? – Чарльз тихо хмыкнул. – О да. Сколько помню, Хэнк всегда был таким. За это его и любят. Разве что в юности он чуть больше переживал о своей внешности и сидел на сыворотке, да и не был так в себе уверен. Я смотрел архивы – ваш Хэнк после тридцати увлекся политикой… До сих в голове не укладывается. Хотя, с учетом наших обстоятельств… Возможно, все так и будет в итоге.
Сравнение с чипами домашних животных Чарльза и позабавило, и огорчило. Он понимал, что система не совершенна. И Хэнк мог сделать гораздо более эффективную систему распознавания. Вот только передавать передовые технологии иксменов в руки Щ.И.Т.а Чарльз не собирался. У Щ.И.Т.а были Старк, Беннер и целая «песочница», набитая молодыми учеными. И обеспечивать агентам техническую базу было их задачей. Хотя Чарльз не без удовольствия подметил, что Тони делиться всеми своими игрушками не собирается – кто знает, в какие руки они попадут и как будут использованы.
-… Хм, двуличненько получается.
- А то. – Чарльз невесело улыбнулся. – Но это лучше, чем терять людей на этапе получения информации. И намного лучше, чем своими действиями ставить под удар детей, которые ни убежать, ни защитить себя не смогут. Если для того, чтобы спасти мутантов, надо побыть двуличным… Я в состоянии договориться со своей совестью. Но ты все же не все понял правильно. Мы не помогаем ловить и упекать. Ловит Щ.И.Т., полиция и армия. Мы же официально придерживаемся политики невмешательства. Команда Икс включается только тогда, когда речь идет о преступниках-мутантах, таких, как Синистер, Саблезубый, Джаггернаут, тот же Апокалипсис. Но сам знаешь, в такие моменты мы всегда вмешиваемся, потому что такие мутанты не считаются с жертвами ни среди людей, ни среди своих же. И их место за решеткой. В остальное время мы – обычная школа… Хотя, к сожалению, выезжать приходится достаточно часто.
Чарльз прекрасно понимал опасения и недовольство Алекса. Но этот пункт договора он обговорил с правительством особо тщательно. Он сам – да и иксмены тоже – был категорически против превращения своих друзей в особый отряд инквизиции. Но тут закон был на стороне Чарльза – никто из команды не был военнообязанным (а кто был, уже успел отдать родине). И заставить их никак не могли. Поэтому сенаторы были вынуждены заткнуться и смириться. Хотя Чарльз понимал, что когда-нибудь этот его категоричный отказ ему еще аукнется.Хотя почему «когда-нибудь»? Самый первый киллер, пришедший за его головой, был послан как раз одним из сенаторов. Но об этом Чарьз, само собой, никому не собирался говорить. Политическая арена – та еще лужа с грязью, и пачкаться всем было и нерационально, и опасно.
- Мне.. надо подумать. Я не готов сейчас принимать такое поспешное и серьезное решение…
Чарльз с легкой улыбкой выслушал Алекса и коротко кивнул. Выглядел Ксавьер странно довольным, и было заметно, что после ответа Хавока он наконец-то расслабился и даже несколько успокоился. Впрочем, это было не так странно, как казалось на первый взгляд. Об Алексе ходили разные слухи, большинство из которых сводилось к одному – сильный мутант, но психика все еще на грани подростковой. Бросается в интересующие его дела с головой, а разгребать последствия не желает. Поэтому Чарльз был действительно очень доволен тем, что эти слухи не подтвердились. Алекс явно собирался принять обдуманное решение, взвесив все за и против. А решения, принятые по трезвому рассуждению, всегда в итоге оказывались более верными, нежели поспешные действия.
- Конечно, это не проблема.- Чарльз подхватил со стола жетон и сунул его в карман. – И я рад, что ты не стал бросаться в омут с головой. Остальным было проще решить, чего они хотят – они наблюдали за развитием этого конфликта, делали выводы по ходу дела и принимали участие в обсуждении ключевых пунктов договора. А ты только что приехал. Само собой, тебе необходимо как минимум сначала увидеть систему в действии.
Бокалы с тихим звоном соприкоснулись.
- У нас свободно место преподавателя математики в младших классах. Оформлю тебя на него. Ну и так как дети на Авалоне, то учить никого пока не нужно. Ну а когда все устаканится, и ученики вернутся, уже решим, что ты хочешь преподавать и хочешь ли. Кстати, в архиве миссий ей записи всех переговоров и отчеты по уже совершенным операциям. Я открою тебе доступ, так что тоже можешь ознакомиться. Надеюсь, это поможет тебе составить более полную картину происходящего.
И вроде бы уже все на данный момент решили. Только отпускать Алекса не хотелось. Казалось, стоит ему выйти за дверь – и все. Исчезнет. Совсем исчезнет. Разумом Чарльз понимал, что это просто страх, просто глупость. Но одно дело разум, а совсем другое – эмоции, которые на данный момент приходилось всеми силами сдерживать.
- Ну, комната своя у тебя тут есть. Но если что-то нужно – ты говори, найдем. – Чарльз мотнул головой и тихо рассмеялся. – Ну вот, стоило закончить разговор о делах, как разговор тут же стал каким-то неловким. Прости, Алекс, мне иногда бывает сложно наладить нормальное общение. Мой предшественник, насколько я знаю, не был особо разговорчив не по делу. Но я, видимо, еще не настолько самодостаточен.

+2

13

- Не только Хэнк, если говорить честно. Было время, когда мутанты достаточно активно принимали участие в политике и в науке, кстати, тоже. Многие выступали с докладами, в открытую на государственном уровне боролись за права мутантов. Но потом.. произошло много всего, если честно. То, что происходит сейчас не ново, все стало просто куда ярче, то о чем раньше не говорилось и ничего не документировалось, теперь вписалось в законы, превратившись в официальную процедуру. Странно, что ещё не началась принудительная «вакцинация». Добровольная, во всяком случае, уже была. - Саммерс пожал плечами: он хорошо помнил время, когда были очереди из мутантов, готовых с радостью избавиться от своего гена.
Алексу в действительности хотелось согласится на предложение Чарльза сразу — просто потому что он был вовсе не из тех, кто имеет привычку принимать долгие решения, и ещё отчасти потому, что ведь согласились, верно? Отбиваться от коллектива считается моветоном, особенно тут, где все так дружны. Время, помноженное на сложность решения превращает его ответ в конечном итоге в бесконечность, так что он мечется из стороны в сторону как маятник, находя для себя новые плюсы и минусы. Алекс всегда рассчитывал на своё первое впечатление, на первое желание, что промелькнуло в его голове. Сейчас же он желал лишь сбежать и не принимать этого решения, не брать на себя ответственность и не просить других брать ответственность за него. Быть одному в данном случае было бы гораздо проще, и отвечать лишь за себя. Но Александр не сбежал, удержался, усидел и не бросился в омут с голове тоже, оправдывая чуть ли не впервые в жизни чьё-то ожидание.
- Не знаю, почему я не сбежал прямо сейчас, обычно я предпочитаю скрыться от сложностей. Может, изменился? На радость другим. - неожиданно, произнес он. Чарльз не выглядел опечаленным, или разочарованным, он казалось, замер в ожидании, затаился в надежде узнать развязку этой внутренней борьбы, а не остаться без ответа.
- В омут с головой, это пожалуй слишком. Я не трус, но ответственность или командная работа, хах, точно не мои сильные стороны. Вот Скотт - он да, это его. - Саммерс развел руками: его слова по отношению к брату в кои-то веки не звучали зло или язвительно, это было констатация факта без всяких примесей. Алекс не завидовал ему.
- У меня и свои сильные стороны. Зато я умею развлекаться. - словно бы в подтверждение своим словам, он отпил еще немного из бокала, и улыбнулся. С Ксавье было легко, несмотря на то, что он и был директором школы, все тем же человеком, которого когда-то знал Саммерс, он был совершенно другим и Алекс уже даже сейчас видел эту разницу. Другие едва ли смогли бы заметить ее, ведь именно у него с профессором сложились свои собственные, несколько напряженные отношения.
Одновременно с этим, сейчас Алекс и видел то самое, за что другие ученики и члены людей-икс любили Чарльза, и чего был лишён он — терпение, понимание, уважение выбора. Он не разочаровался, не не усмехнулся так, будто Саммерс ведет себя ожидаемо и не давил на него, принимая то решение, которое Алекс был готов ему предложить в настоящий момент.
- Спасибо, я с радостью буду учителем математики в младших классах. И.. да, особенно спасибо за то, что мне не нужно принимать никакого решения сейчас. Я бы действительно не хотел никого подводить. Думаю, что окончательно  смогу дать свой ответ после того, как поговорю со Скоттом лично, и когда увижу, как вы сказали, систему в действии. -  когда разговор так оживленно шедший о делах закончился, между ними повисла действительно неловкая пауза. Неловко кивнув головой в отношении комментария о комнате, Хавок забегал глазами по кабинету. Алекс не знал, как заполнить пустоту, поэтому молчал, а Чарльз смотрел на него немного растерянным взглядом. Возможно, он хотел задать ему ещё какие-то вопросы, но боялся спугнуть Хавока или натолкнуться на стену, за которую он частенько любил прятаться, когда лезли не в своё дело?
Алекс же не спешил с вопросами по другой причине — для него Ксавье по прежнему был директором школы, человеком, переходить грань в общении с которым, никто себе не позволял никогда. Он был моложе, явно легче на подъем, но всё же он не был другом Алекса, с которым можно было обсудить всё на свете. Но.. если попытаться?
- Просто мне непривычно видеть вас таким молодым и.. своим, что ли? Профессор, которого я помню всегда четко разделял грань между своей личностью и тем, какую роль в жизни каждого из нас он занимал. Он не был нашим другом, хоть при этом для многих он был очень близким и практически родным человеком, и мне странно пить коньяк и болтать о том, как я ездил пять лет по миру, понимаете? - блондин усмехнулся, виновато пожимая плечами. В который раз, он нарушил обещание, не сравнивать Чарльзов Ксавье и более того, он сравнил их не только в своей голове, а теперь уже вслух.

+1

14

- Я… читал обо всем этом. Ну, не обо всем, точнее, но общее представление имею. Не думаю, что тебе стоит переживать о принудительных вакцинациях. Мутанты – не заразные больные, поэтому подобная мера будет нарушением Конституции. На данный момент подобная шумиха им крайне не выгодна – народ и так недоволен внутренней политикой. Усугублять не станут. А вот втихую вакцинировать арестованных… - Чарльз упрямо сжал губы и весьма уверенно заявил. – Мы этого не допустим. Если нужно будет сражаться… Я готов.
Пожалуй, на данный момент это было самое главное отличие Чарльза от старого Профессора. Последний официально придерживался нейтральной позиции и вел политику невмешательства, предпочитая решать проблемы на местах, причем по возможности тихо и незаметно. Чарльз же, в памяти которого все еще играли яркими красками события десятилетней давности, был готов драться. В том числе и драться открыто, если иного выхода не будет.
- А ты уверен, что хочешь знать, почему не сбежал? Знаешь, иногда нам попросту не следует задумываться о причинах тех или иных поступков и принятых решений. А то начнешь думать и зароешься так глубоко, что потом сам себя не откопаешь. Просто… Расслабься. Ты в любой момент можешь передумать и сбежать, если поймешь, что все еще не готов. В этом нет ничего постыдного, Алекс. Никто не обязан идти по тому пути, который я предлагаю. Это всего лишь одна из множества дорог, и не факт, что лучшая.
Привкус коньяка оставался на языке и губах. Немного горчило и щипало– ровно столько, чтобы не хотелось выпить очередной стакан залпом, но недостаточно, чтобы совсем не пить. Главное было не перебарщивать, и Чарльз жестом показал Алексу, чтобы тот не наливал ему больше, чем на два пальца.
Ксавьер был действительно рад услышать, что Алекс не против преподавать математику. Обычно подобные совершенно мирные занятия, шедшие к тому же в соответствии с определенным четким графиком, помогали несколько структурировать жизнь. А Хавоку, зачастую слишком эмоциональному и подвижному, иногда был необходим хоть какой-то порядок. Такие своеобразные опорные точки на маршруте.
На этот раз тишину нарушил Алекс. Чарльз понимающе усмехнулся – Хавок был не первым, кто намекал Чарльзу на… некое несоответствие поведения. И Чарльз думал об этом. Действительно думал, анализировал свое собственное поведение. Сравнивал с тем, что успел узнать о профессоре. И с каждым разом находил все больше различий… и все больше общего.
- Ему было почти семьдесят пять, Алекс. Он руководил школой… Лет сорок? Сорок лет – это вся моя жизнь, понимаешь? Мне всего сорок три. Я успел выпустить всего два курса учеников. Два самых первых курса, из которых большая часть осталась в школе. А скольких проводил он? Двадцать выпусков? Тридцать? Сколько десятков учеников ушли в поисках своего места в жизни? Со сколькими попрощался, зная, что вряд ли еще будет встречи? -  Чарльз покачал головой и немного устало улыбнулся. – Он – и я… Я не просто читаю лекции, Алекс. Здесь столько детей с такими проблемами, которыми они ни с кем не могут поделиться. Боятся, что не поймут. А я понимаю. Я же телепат. Стоит один раз проникнуть в чужой разум, и он перестает быть чужим. Мысли, чувства… Я не просто так называю вас всех своей семьей. Вы и есть моя семья. А теперь представь, каково было вашему Ксавьеру каждый год прощаться с кем-то. Это…больно. Я не удивлен тому, что в свои годы ваш профессор ставил определенные границы и старался оставаться для вас… профессором. – для Чарльза это было понятно. Очень просто и очень понятно, потому что ему пришлось отпускать дорогих ему людей, признавая их желание идти дальше. А он на своей коляске за ними попросту не успевал. – А мне всего сорок три, Алекс. Я молод, я влюблен, мне хочется жить. Такое вот простое эгоистичное желание. Жить. Чувствовать. Называть кого-то другом. Просто говорить с кем-то, а не только учить. Я… У меня еще есть время, прежде чем мои близкие начнут обращаться ко мне на «вы», и я останусь один на один с самим собой. Так что прости мне эту маленькую слабость. Но если тебе от этого совсем не по себе, то я не обижусь. Ты не обязан делать то, чего тебе не хочется.

0

15

Алекс не был из тех людей, кто умел вести беседы по душам, его с трудом можно было назвать хорошим слушателем. Чаще всего, когда собеседник пытался излить ему душу, где-то в его голове переключался невидимый рубильник, изливая вместо слов нечто схожее с шумом моря. Ему было, как правило, наплевать, потому что человеком чувствительным он не был. Или был — но готов был пойти на всё, лишь бы это чувство в себе искоренить.
Потеря родителей повлияла на каждого из братьев по своему, приобретение новой семьи и потеря какой-либо связи с единственным родственником тоже, и если Скотт смог справится со своими чувствами так, что не превратился в бесчувственного засранца, прячущегося в свою раковину каждый раз, когда речь заходила о чём-то личном, то Александру этого сделать не удалось. Более того, он целенаправленно, из года в год душил в себе любой порыв, любую привязанность и именно поэтому ему было легко приходить и уходить из школы, легко бросать тех, кто тут был и жил с ним бок о бок, и возможно, именно поэтому он и не смог найти общий язык с Чарльзом Ксавье — он отказывался открыться телепату, отказывался пустить его в свой мир, свою жизнь, узнать себя. И, будучи человеком корректным, без разрешения Профессор икс не лез в голову к юноше, не навязывался, однако чувствовал фальш в Алексе, видел, как тот прячется всякий раз.
Саммерсу было нелегко стать таким, нелегко превратиться из обычного, приятного, открытого, хоть и шкодного молодого человека в конченного мудака и сволочь, способного бросить всех и каждого когда ему вздумается. Не легко было убедить себя, что привязываться заново - нельзя, табу, плохо. Смерть родителей поселила в нём уверенность, что каждый, с кем он будет близок - так или иначе покинет его, под гнётом обстоятельств ли, по причине возраста ли, не важно. И с тех пор он закрылся, заперся на засов и отказывался сближаться хоть с кем-то по-настоящему. Неожиданное, порывистое, искренне признание Чарльза буквально выбило у него почву из под ног, буквально заставило его поперхнутся воздухом, что встал поперек горла. Такие вещи, такие признания, простым, будничным тоном, с легкой ненавязчивой улыбкой, сказанные как обычные новости, оказали на Саммерса неожиданное, жуткое впечатление. Он вдруг начал чувствовать желание, испугавшее его, напрягшее его, желание стать для Чарльза другом, стать для него человеком, который будет ему помогать и войдет в круг тех, кого можно назвать родным.

Алекс изменился в лице, и весь напрягся, натянулся, принимая позу совершенно не естественную. Он постарался не вызывать никаких подозрений, поставил бокал с недопитым напитком на стол, положил руки на колени, нервно постукивая пальцами и изучая свои джинсы. Взгляд его при этом бегал из стороны в сторону, а лицо приобрело вид настоящей внутренней борьбы. Какой-то пустяковый час, а новенький Профессор-икс уже почти пробрался в душу к Саммерсу, раскрыл при этом свою собственную нараспашку и протянул ему руку дружбы и доверия.
- Что ж! - нарочито весело произнёс Александр, хлопая ладошками по коленям и лживо - лживо улыбаясь. - Чувствую, этот разговор становится через чур интимным и личным! Не хочу показаться грубым, но не из тех людей, у кого стоит искать поддержки. - он покачал головой, словно заведомо отрицал любые аргументы опровергающие его утверждение, он посмотрел прямо Чарльзу в глаза: не сомневайтесь профессор, я именно такой, конченный бесчувственный гадёныш, и вы не найдете у меня ни отклика, ни помощи.
- Спасибо за возможность стать частью команды, мы об этом обязательно еще договоримся, а сейчас мне, думаю, пора.
- Алекс кивнул ещё раз, и нелепо пожал плечами, как будто бы извинившись за своё поспешное, торопливое бегство. Чарльз испугал его, чертовски испугал, такой простой честностью и тем, что оно вызвало в самом Алексе. Его мало кто трогал, за последнее время - разве что Джин, и сейчас Чарльз, что вызвало настоящий ужас в мужчине. Его тщательная оборона стала рушится, и первым опасным звоночком было желание, был порыв стать для Ксавье кем-то большим, чем просто ученик, стать его другом, тем самым.
- И да, я отдалился от него, сам, и дело не в том, кто профессор, кто ученик, или в возрасте. Я не .. привязанности, это... нет. Я не могу. - уже в дверях, остановившись у выхода, произнес Алекс, взглянув на растерянного, удивленного и опешившего от такого бегства Чарльза. Могло показаться, что в глазах блондина промелькнуло сожаление, проскочила капелька тоски и сомнения в том, что он говорит и делает, но тут же, Алекс решительно взялся за ручку двери и потянул её, не оглядываясь больше и не оставляя Чарльза ни единого шанса вернуть себя.

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [21.01.2016] Now u see me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC