04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [03.03.2016] Да придет царствие твое


[03.03.2016] Да придет царствие твое

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

[Да придет царствие твое]

⊗ ⊗ ⊗
https://68.media.tumblr.com/369b16cf333812f58bafef0c13315074/tumblr_ofjkzsOUJP1uzxd4yo1_250.gifhttp://i.imgur.com/VkkeBkO.gif
http://i.imgur.com/iWwPZrA.gifhttp://i.imgur.com/1gTr4El.gif

информация

Где: штат Техас, городок Юлисс (54 тыс.человек)
когда: вечер 03.03.16

Кто:  Hope van Dyne & Charlie Cluster-7 & Tony Stark & Janet van Dyne
предупреждения: Попытки поубивать друг друга

и с т о р и я
Грехи Морганы вышли на охоту, беспорядки в этом городишке начались внезапно и никто не смог сразу понять что происходит. Мстители прибыли слишком поздно, чтобы кого-то спасти и слишком рано, чтобы спастись самим. "Давай поиграем, выиграешь, сможешь уйти"

+5

2

Один день сменяется другим. Недели сливаются в бесконечные сутки, без переходов между днем и ночью; тяжелые, неторопливые, серые, беспробудные и такие бессмысленные, не наполненные абсолютно ничем.

За грязным окном бара - не меняющаяся картинка: грозовое низкое небо, тучи на котором никак не прорвутся спасительным очищающим дождем. Из-за этого все кажется липким, вязким, а еще света почти нет, даже днем - полумрак. Но Чарли это устраивает. Его глаза болью отзываются на яркие вспышки, его раздражает даже собственный белый костюм - точнее, некогда белый, теперь тот замызган и потрепан, покрыт ровным налетом серого, как и все вокруг.
Его новая реальность затоплена запахом дешевого спиртного, смешанного с потом и грязью. Отягощена непроходящей усталостью и головной болью, которые не снимают даже редкие короткие отключения прямо за барной стойкой; спать лицом в грязную столешницу то еще развлечение, и не умереть от недоедания и недосыпа ему не дают только разветвленные мутантские способности, исправно поддерживающие организм хозяина "в норме".

В норме, ха! Да если бы он был в этой самой норме.

Пьяно опрокидывая стакан, Чарли хрипло смеется сам себе. Вокруг почти никого, редкие захожие испарятся моментально, словно напуганные видом "завсегдатая", и уставший бармен делает вид, что не замечает безумия посетителя. Грязный, оборванный, небритый энные сутки, с нездорово блестящим взглядом и сухими, обветренными губами; он сидит здесь, будто приклеенный, смеется самому себе, что-то бормочет под нос, время от времени выстукивает незнакомый ритм пальцами с неровно обкусанными ногтями и питается исключительно спиртным. Но покуда тот платит, все в порядке.

Ему безумно осточертело торчать в этом баре. Сколько времени прошло: день, два, десять? И все же, это лучшая из альтернатив. Ему некуда пойти. Некуда бежать. И негде спрятаться. Все, что остается, это найти дыру потемнее и молиться, чтобы не сразу нашли.
Но его найдут. Он это знает.
- Еще, - невменяемо просмеявшись, коротко требует у бармена. - И разбавь это пойло хоть чем-нибудь, иначе я наблюю тебе прямо под стойку.
Угроза будто не действует. Мужчина по ту сторону кажется ленивым, медлительным. Он просто стоит тут и часами трет один и тот же стакан. Иногда - по зову своего единственного посетителя - цедит из бутылок очередную порцию. Чарли точно помнит, что когда-то здесь шумел телевизор со спортивной передачей и парни, с виду напоминающие стареющих рокеров, играли в бильярд за дальним потрепанным столом. Чем еще в этой дыре можно было заниматься? Бить жену, разлагаться на диване под вечерние шоу, напиваться до свинячьего визга и лупцевать непослушных детишек за двойки из школы?
Да. Нормальная жизнь. Вот она какая.

Чарли снова смеется своим мыслям, а после оглядывается через плечо; опасно шатается на высоком стуле, рискуя сверзиться на отвратительного вида заляпанный старыми пятнами пол - но удерживается. Бар пуст, как пустыня в жаркий час пик. Ни души, сверчков по углам не хватает. И куда все подевались?
Люди за окном тащатся уставшие, серые, такие же, как и небо. Очень, очень медленные. И ленивые. Подолгу стоят, не двигаясь, иногда ложатся прямо в пыльный грязный асфальт - и больше не встают. Кажется, даже тучи приклеились к одному месту и не желают двигаться.
Кластер закрывает глаза. Вслушивается в звенящую тишину. Здесь, в этом богом забытом городке, все затихло, обесцветилось и словно бы остановилось. Он не задумывается о причинах всеобщей апатии, хотя что-то подсознательно ему подсказывает о его причастности - но он гонит эти мысли прочь. Не сейчас. К черту, к дьяволу, в жопу все это!
- Еще, - хрипло, агрессивно требует, опрокидывая очередной стакан. - Еще, мать твою, пошевеливайся!
Он лихорадочно терзает засыпающего бармена взглядом. Хоть ты, умоляет, хотя бы ты - двигайся. Шевелись. Живи! Но тот продолжает изображать манекен и, кажется, отключается прямо стоя, методично по инерции натирая тряпкой стакан.
Ему кажется, что он застрял в немом кино. Пленку зажевало - и все остановилось, перегорело, никогда больше не обретет движения. Хочется выть, выхватить пушки и изрешетить все вокруг, но вместо этого Чарли ложится лицом обратно в барную стойку - как делал это множество раз до этого - и закрывает глаза. Там, внутри его воспаленной головы, он все еще жив. И все его фантазии живы. Даже этот чертов провинциальный городок без единого дуновения ветерка - мертвого, апатично застывшего, как и все вокруг - тоже жив, с криками детишек на улицах, с шуршанием шин, со звонким клаксоном велосипедов и гомоном уличной толпы.

Рассекая застоявшийся кисель окружающего забвения, что-то - кто-то - интенсивно движется в сторону бара. Звонкие шаги на пустынной улице слышно издалека, Ева регистрирует движение и покорно передает прямо в мозг напарника. Кластер внутренне подбирается, но не меняет позы. В конце концов, какая разница, кто это идет и зачем?
"Пройди мимо, - умоляет он неизвестную. - Пройди мимо. Пройди мимо, прошу. Просто уходи."
Она движется слишком быстро. Слишком целенаправленно.
Она знает, где он. Она знает, кто он. Она пришла за ним?
Сердце начинает биться сильнее, быстрее, испуганнее, адреналин подпрыгивает, больно ударяя в хмельную голову. От движущейся цели на его мысленной карте исходят красные волны знакомой ауры. Одна из.. Что ж. Подтягивая опрокинутый стакан, он пытается вылакать из него еще хоть что-то. Он ведь знал, что так и будет. Знал, что кто-то придет. Бежать бесполезно.. Пускай лучше попробует его сдвинуть отсюда! Мужчина пьяно улыбается сам себе. Отличный ведь план. Такой - почти идеальный.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (30-05-2017 12:32)

+6

3

Мальчишки.
Они всегда все усложняют.
Дай им простое задание, так они обратят его в фарс. Дай им силу - они приложат ее не к нужной поверхности. Дай им власть - и погибнут тысячи из-за какой-нибудь распутной блондинки из Спарты. Все всегда испортят, все всегда поведут не по плану. Ах да, в конце еще будут нахально улыбаться, всем своим видом показывая, что они именно так и задумывали с самого начала. Мальчишки.
А если что-то не получается, так сразу дуют в кусты и сидят там до самого темного часа в ночи, что б потом неслышными шагами вернуться домой и притвориться, словно и не было ничего,словно и не влипал он в неприятности. Честность? Нет, это не мужское качество, кто бы что ни говорил, женщина в сердцах выдает в десятки раз больше правды. А мальчишки всегда убегают, от ответственности, чувств, эмоций, дел, которые им не нравятся, от того, что не получается.

Этот городок ей сразу не понравился, даже на подъезде. Мрачная грозовая туча, что висела над крышами домой, казалось, застила небо ровно на периметр города, ни километром дальше, тяжелая, душная, необычайно-свинцовая. Нетипичная для юга начала марта, слишком летняя, из числа тех, что вот-вот обрушат на горожан тонны воды и снопы искр от многочисленных молний. Но небо молчало, не было ни капли на улице, ни отзвука грома, ни дуновения ветерка... Но туча создавала полбеды, основная проблема города Юлисс заключалась на данный момент в непередаваемой вонище и безлюдному беспорядку на улице. Будто сама по себе Хоуп находилась не в богом забытом местечке в штате Техас, а посреди фильма ужасов, при этом довольно паршиво и до мерзоты отталкивающе сделанном. Мешки с мусором, одежда, бумажки, бродячие собаки... Она вцепилась ногтями в руль арендованной машины и выключила вентиляцию после того, как в салоне стало трудно дышать. Что-то где-то гнило и разлагалось, выпуская ядовитые пары. Ну и почему-то "где-то" и "что-то"? Все было здесь, под ногами и колесами.
Брюнетка аккуратно въехала в город, объезжая горы мусора, которые собаки и ветер сбивали в кучи. Она медленно кралась по улицам, осматриваясь по сторонам и хмуря тонкие брови. Весь город словно вымер, покрылся могильной пылью безысходности, все было такое... замершее, что не стоило даже гадать, здесь ли был ее "братец", за которым отправили Гордыню. Словно больше некого было! Почему она, женщина, должна собирать всех по углам, вытаскивать и обтряхивать, приводить к свету за ручку?.. Уговори этого, образумь этого, поговори с этим... Льстило, да. И как женщине, и как хроническому руководителю, и как Гордыне. Чесало эго. Но в такие моменты хотелось наплевать на все и свалить отсюда к чертовой матери!
Хоуп резко ударила по тормозам, засмотревшись в боковое стекло и не сразу заметив, что машина перед ней не двигается, а стоит на одном месте. Брюнетка выругалась сквозь зубы, и сдала чуть назад, объезжая застрявших. У нее не было ни карт, ни навигатора, она даже не знала, что увидит в конце своего пути, ведь шла она чисто на интуитивно-магическом уровне вперед. Туда, где притаился ее ленивый братец. Странно было то, что из всех носителей, его она как раз видела всего лишь мельком и один раз. Но еще более странно было то, что машины, которые она объезжала, просто стояли на одном месте. Не было ни аварии, ни жертв, ничего. Просто брошенные пустые машины, которые не разъехались на перекрестке.
Где-то протяжно и очень тоскливо завыла собака.
Проехав еще несколько кварталов, женщина наткнулась на самую настоящую пробку из машин на этот раз. Только и эти стояли брошенными, с открытыми дверями, с сумками, лежащими на сиденьях. Вещи были не тронуты, даже детские кресла стояли на своих местам, обнимали ремнями безопасности брошенные игрушки. Будто в городе прошла экстренная эвакуация населения, при этом следов паники и мародерства не было. Странно это было все, если не брать в расчет усиливающийся "запах" Лени. И запах помоев, которые чуть не сбил с ног Гордыню, заставляя ее закрыть ладонями лицо и проморгаться.
О, боже... Это слишком мерзко, надо бы это прекращать.
Она забрала из машины свою сумку, вытащила ключи, хотя и была уверена, что тут их никто не тронет, даже оставь она двери открытыми. И, ритмично выбивая шаг тонкими и острыми каблуками по пустынным глухим улицам Юлисса, она шла вперед, переступая через мусор, обходя стороной что-то, больше напоминающее биомассу, нежели нечто определенное,  двигаясь вперед, ближе к огоньку собрата.
Огонек оказался довольно далеко, ей пришлось пешком преодолеть три квартала, по колено, в переносном смысле, погружаясь в мрак тихого, безветренного, пустынного городка. Изредка ей попадались флегматично бредущие куда-то люди, которые даже между собой не разговаривали, лишь шли и шли, перебирая ногами, шаркая, раскидывая носками ботинок грязь и бумажки перед собой. Все это повергало в самое настоящее уныние. Но самая концентрация ее достигла в крошечном душном баре, в подвальном помещении. Концентрацию греха можно было видеть по кольцам мусора, что нарастали круга вокруг искомого здания, как кольца на стволах деревьев. И чем ближе подходила Гордыня к месту, тем больше неожиданного видела. Начиная от мусора, заканчивая людьми, которые лежали прямо на асфальте. Они не были мертвы, по крайней мере - не все. ни не спали. Они просто... лежали. Просто лежали. И смотрели в разные стороны. Молча.
Преодолевая преграды, морща носик от брезгливости, Гордыня прошла к дверям бара. Сама Хоуп хотела обернуться, посмотреть, что все это значит, может быть даже выяснить, что же произошло, но Гордыня это знала точно. Виной всему был "братец", мирно сидящий у барной стойки, сложивший голову на руки. Смрад из смеси дешевого пойла, кислятины перегара, вони немытых тел и грязных санузлов чуть не вышиб дух из аккуратистки Хоуп. Она сдержала комок тошноты, подавила желание выскочить на улицу и все-таки подошла к Лени.
- Вот только дерьмо я еще за братьями не разгребала, - довольно громко, сквозь зубы, проговорила она, выгибая губы в презрении, и, вместо приветствия резко пнула ножку стула, заставляя тот качнуться вместе с Кластером, - Хотя тебя сейчас не сложно спутать с кучей мусора.
Она ожидала чего угодно, полную неги вакханалию, сонное царство полуденных мух, но не помойку с разлагающими отходами. Он сдавал позиции, позорил имя одного из Грехов, сам впал в непозволительное уныние.
- Ты себя со стороны когда в последний раз видел? Воняешь, как старая дешевая шлюха в подворотне, - Хоуп окинула беглым взглядом замызганный костюм, некогда белый, грязные щеки, покрытые щетиной, покрытую пятнами и скатанную до глаз маску, пустые стаканы и вальяжно развалившегося бармена за стойкой, - Нашел себе ровню в этой рыгаловке? Поднимайся, Лень, у нас есть дела поважнее твоей депрессии тут.

+6

4

Это даже не крик о помощи, задушенный хрип, вот что получил Тони Старк, прочитав отчет по одному из сотен, тысяч мелкий городишек страны. Юлисс – пятьдесят четыре тысячи человек, вот что крутилось в голове, когда он пытался достучаться до спутников, заставить свой мозг работать еще быстрее. Когда он понял, что ему не нужно подключение к компьютерам, когда он понял, что он сам теперь как компьютер, не человек, кто-то лучший, кто-то, кто не подастся слабостям, кто-то умнее. Тони усмехнулся и потянулся к данным по городку, пятьдесят четыре тысячи человек, из которых почти никто не откликается на позывные, которые не пользуются телефонами, интернетом, которые просто исчезли в неизвестности.
Сколько еще таких городов он знает, которые растворились на просторах страны, исчезли с ее карт, потерянные и забытые, ничтожные. О, скорей всего много, очень много, но в этом есть что-то страшное, невыносимое. А шериф соседнего городка просит проверок, требует участия, требует, чтобы его спасли.
Тони видит это, читает с экрана, сканирует где-то между буквами, строками, абзацами.

Сейчас в Башне из Мстителей есть Оса. Он тянется через камеры Фрайдей, чтобы посмотреть где она и чем занята. Занята ли. В личных комнатах нет следящих устройств, только тепловые датчики, которые показывают, что Оса там, внутри, за стенами. Тони мог бы связаться с ней через Фрайдей, он мог бы позвонить ей на мобильник, не вставая с места, но он поднимается, надевая броню. Кожа зудит, экстремис работает.

- Привет. – Он заходит внутрь в броне, как будто, так и нужно. Какое-то время назад он начал забывать правила о том, что он человек. Его мозг анализирует на четырех, иногда и большем количестве, частотах, он почти перестал спать, теперь ему это не требуется. Он оставил себе только привычку пить кофе, но забывал это делать с утра. Тони Старк улучшенная версия, лучшая из когда-либо созданных. – Мы с Фрайдей нашли крик о помощи. Заштатный городишко, но судя по отчетам, происходит там что-то странное. Работенка как раз для Мстителей. Что скажешь? Сгоняем?

Впрочем, ответ он и так знает, ну что тут не ясного – «Мстители, общий сбор!» почти носится по комнате отзвуками. Кэпа с ними нет, да он и не пригодится, если честно Тони уверен, что Юлисс просто разъехался, разошелся как непригодный для жизни. И жителей теперь можно собирать по всем окраинам. Он уверен, что там, в этом отчете, чего-то не достает. Но у него нет ни сил, ни желания перечитывать его снова.
Джанет молча собирается, исчезает из поля зрения, и Тони опять начинает ориентироваться по датчикам движения. Забавная способность, очень полезная на самом деле. Можно даже не открывать глаза.

До места они добираются без приключений. Полет всегда удавался ему лучше всего, полет и длительные нагрузки, как сказала бы Хоуп. Он вздрагивает даже от мыслей о ней, нет, еще есть Мария, Пеппер. Что-то внутри клубится от мыслей, идей, недосказанных чувств. Тони приземлила ровно в центре маленького городка, фильтры в костюме работали без сбоев, так что атмосферы в полной мере он не ощутил. Но это жуткое, давящее ощущение свинцом окутало и уже не выпускало из своих лап.

- Не нравится мне это. Очень не нравится. Очевидные вещи так просто произносятся, но, Джен, ты видишь где-нибудь людей, хоть кого-то, кто сошел бы под это описание? Сканеры показывают полную тишину и пустоту, абсолютную. Но ведь так не бывает. – Тони прошелся по площадке в три метра и замер, то ли стараясь что-то услышать, то ли стараясь что-то уловить.

Изнутри тянуло и тянуло куда-то вперед, и нужно было двигаться, что-то делать, что-то стараться исполнить. Он отмахнулся от этой ерунды и сосредоточился на важных вещах, не было ни едущих машин, ни спешащих по делам людей, только мошкара, мухи и город, который как будто вымер изнутри. Ощущение было тяжелое, бесконтрольное, ненужное, но и полностью отстранится не получалось. Даже экстремис не спасал, даже сверхчеловек тут не справился бы.

Первая же машина, до которой он добрался была пустой. Не выпотрошенной мародерами, не сломанной и брошенной, просто пустой. Полный бак горючего, ключи над водительским креслом, под стеклом. И тишина. Тишина раздражала Тони, начинала действовать на нервы, тут как будто любой звук тонул в каком-то мареве.

- Джен? – Он обернулся к своей спутнице, которую выпустил на пару минут из виду, бросившись к транспорту.  Оса стояла неподалеку, напряженная, собранная, такой он ее, пожалуй, не видел еще. Слишком мало времени на новое знакомство с человеком, который знал тебя в другом мире много лет, а ты его не знал вовсе. Тони поднял забрало шлема и вонь, невыносимая, тошнотворная, ударила по всем рецепторам.

Даже замутило от трупного запаха. Показалось, что весь город им пропитан с верху до низу. И эти тучи, зависшие и мертвые, тоже ничего хорошего не обещали.

- Машина пустая, просто пустая и все, никто не грабил, никто не выносил электронику, она даже не разбитая. Просто стоит здесь. Как будто в параллельную реальность попал. – Спутники больше не отвечали, он потерял связь с ними, видимо что-то в нависшей здесь туче было не так. Но подниматься вверх и проверять он пока не стремился, ожидая когда его спутница выскажет свое мнение он так и замер возле недействующего транспорта.

+6

5

В тот самый момент Тони не только спешил воззвать к крику о помощи у черта на рогах, но и к крику о помощи самой Джанет. Появление в ее комнате Старка в броне с предложением сгонять куда-то и помочь кому-то в чем-то - это все сошло на нее, как манна небесная.
Давно уже мысленно разделяя свое существование на "там" и "здесь", она отчаялась найти выход отсюда туда и плавно переносила какие-то вещи из головы в реальность. Что ж, если проходы закрыты и открыть их не удавалось никому еще раз специально, то терять самообладание и малодушно биться головой о стену - самое последнее, что Джанет могла предпринять. Никогда она не отличалась истерическим пессимизмом, всегда старалась как-то развернуть ситуацию, даже попытаться в ней найти хоть что-то, что не добьет до конца и не загонит последний гвоздь в крышку гроба под весом проблемы. Даже если в итоге на фоне всего этого именно крошка Оса и будет выглядеть идиоткой. Что-то внутри не давало опустить руки и всегда грело, что-то толкало вперед, не давая полностью опустить руки.
Сейчас она встретила Тони совершенно искренней и чистой улыбкой, откладывая в сторону планшет, на котором уже давно делала какие-то зарисовки. Желание творить ее не покидало никогда, просто иногда притуплялось текущими проблемами. К тому же, творилось все равно в стол, творилось в процессе мониторинга дел на базе Мстителей и мониторинга последних подиумных коллекций, последних коллекций для рынка, в обход подиума, творилось бесконечно просто из-за того, что ничего этого все равно никто никогда не увидит, линии вырисовывались слишком правильно, местами реалистично, она даже представляла, какую ткань ей необходимо было бы здесь применить, как пойдет строчка, где будет выточка, какой шов... Голова работала слишком мало, чтобы не думать о самом любимом занятии на свете. И сейчас она откладывала в сторону планшет, пожимая плечами вместо приветствия:
- Естественно, дай мне пару-минут, мне нужно собраться. И не подглядывай, - она в шутку пригрозила пальцем Железному Человеку, прекрасно понимая, что это не больше, чем просто слова, часть игры. Но ей было невыносимо скучно, местами тоскливо даже, лишняя возможность поговорить и быть полезной воспринималась на ура, да на столько серьезно, что она ушла в точку прямо в чем была, переодеться она сможет и в ванной комнате, благо это действительно займет всего несколько минуточек. И, да, восстановившись в статусе Мстителя она все-таки смогла воссоздать свой желто-черный костюм, чтобы хоть как-то выделяться на тусклом фоне суровых мстителей и агентов. На тусклом и местами красном фоне.

Дорога заняла не много времени, учитывая все способности быстрого преодоления расстояния костюмом Тони Старка и способностями Осы прятаться в самых укромных уголках любого костюма и приспособления. Даже самостоятельно крыльями махать не пришлось.  И потом, ну где ее скорость передвижения и ее выносливость и скорость с выносливостью свеженького и блестящего Марка? Правильно, на противоположных сторонах уравнения.
Они аккуратно спустились посреди городка с небольшой численностью населения посреди Техаса. Все, что успела Джанет узнать у Тони на эту тему, так это то, что  жители резко перестали выходить на связь неделю назад. Выходит, все было хорошо и тут резко - молчание в эфире, и жители больше не звонят друзьям и близким, все контакты в сфере бизнеса так же замолкают, банки начинают разыскивать  людей, но и полиция не отзывается. Ситуация не просто странно выглядела, словно они попали в сюжет малобюджетного сериала про нечисть, но и мерзко пахла, в переносном смысле и в прямом.
Оса вылетела из-под железной оболочки костюма и выпрямилась во весь человеческий рост, моментально закрывая ладошкой рот и нос.
- Боже мой, - прошептала она, пытаясь свыкнуться с запахом и подавить рвотные рефлексы, - Я вообще не могу понять, город словно сбежал или испарился, - она покрутилась на месте, проглядывая улицы, выстроенные квадратным способом и от этого с легкостью просматрвиаемые во всех направлениях, - Не бывает же такого, хотя, - она пожала плечами, отходя в противоположную от Старка сторону и внимательно рассматривая мусор под ногами, - Знаешь, после всех способностей, которыми владеют мутанты, я не могу ни в чем подобном сомневаться. Пришельцы, люди, временные разрывы и разломы, перемещения в прошлое и будущее, я не удивлюсь, если что-то подобное прошлось и над этим городом, - Джанет отошла еще на пару шагов и, остановившись, подняла с земли телефон последней модели в ярком розово-золотистом чехле. - Странно, совсем новый. Я б на месте владелицы б такой прелестью не раскидывалась.
Телефон был разряжен полностью, но Оса все-таки быстрым шагом подошла к Тони, протягивая гаджет:
- Может есть возможность что-нибудь из него вытащить? Послание тем, кто найдет или... Ну хоть что-то?
Шанса практически не было, Джанет это прекрасно осознавала, но не могло же не быть зацепок совершенно! Хоть какие-то крючки, хоть какие-то мысли. Если они стоят посреди грязного и замершего города, вдыхая вонь гниения, ту вонь, которая не шевелилась ни единым порывом ветерка, что-то должно было бы их привести на тропинку из желтого кирпича, куда-то же они должны двигаться? Иначе сами останутся здесь и превратятся в часть этой мусорной инсталляции.
А ей уже не хотелось никуда идти, все вокруг было на столько безответно-тоскливо, что хотелось вернуться назад и не расследовать ничего. Шестое чувство подсказывало, что ничем хорошим дело не закончится и если они не найдут гору трупов в одном из кварталов города, то найдут что-то пострашнее. Что бы это ни было: пришельцы или пожиратели времени, маньяки или призраки, порталы, магия, кто или что угодно - это точно ничем хорошим не закончится.
- Мне не по себе, - она подняла на Тони глаза, когда тот подошел ближе и убрал забрало шлема, - Смотри, все машины пустые, я слышу запах, но я не вижу даже собак... - она готова была расплакаться, но не было даже слез, лишь апатичная меланхолия заставляла говорить все тише и тише. - Я не знаю, что мы тут ищем, кажется, запах говорит все за себя. Мы могли бы подняться выше, под облака... Просканировать город сверху, поискать что-то... необычное? - Оса понимала, что начинала растягивать слова, делать паузы, утыкаться взглядом в одну точку по несколько секунд, словно впадала в оцепенение и не было ему оправдания. Вонь? Организм травился под натиском вони гнили помойки? Отсутствие кислорода играло свою роль? Она не знала, но понимала, что ей катастрофически хочется закрыть глаза. И уснуть.
Нужно было вырываться, иначе такая духота могла доконать черта лысого.
- Моя голова отказывается соображать.

+7

6

Движущаяся цель на внутренней карте приближается. С каждым мгновением становится все ближе, и вот Чарли уже неотвратимо видит ее в пыльное окно. Женщина направляется точно к нему, не сворачивая, не отводя взгляда. Ее притягивает огромным невидимым магнитом, не иначе.
Она ему смутно знакома, в пьяном угаре весьма сложно различать лица, стоит признать. Аккуратная, строгая, вся какая-то напряженная и подобранная, словно готовая дать в нос или кинуться парой резкий слов в любое из мгновений. Впрочем, именно с этого она и начинает, едва войдя в бар.
- Гордыня! Сестрица, дорогая, я тоже скучал, - запоздало реагирует. Ее острые слова совершенно не трогают. Мужчина тянется к ней, чтобы шутливо облобзать, но она с холодной яростью во взгляде держит дистанцию. Чарли возвращается в прежнее положение и криво усмехается: - Что же ты злая такая? Еще только утро, позитивнее надо.
Хотя, в нем нет уверенности, что сейчас утро.
Может, уже день.
Может, даже вечер.
Он ненадолго задумывается, но быстро теряет нить и неприлично отрыгивает воздух, будто после сытного обеда. К прочему амбре вокруг добавляется расползающаяся кислинка, но Кластер будто того не ощущает. Опускается лицом обратно в замызганные рукава и закрывает глаза. Уставший, измотанный, покрытый коркой грязи, самый несчастный. Да в сравнении с ним любой смотрится воистину королем, а в Гордыне ко всему прочему все идеально, начиная строгим офисным костюмчиком и заканчивая ровной укладкой, так что не выбивается ни одна волосинка. Она вся такая чистенькая, что на ее фоне Кластер ощущает себя помойкой, бак которой слишком давно не вывозили и не чистили. Что ж.., ему почти нравится это ощущение. Ей на зло, не иначе. Он знает, что бесит ее, что раздражает и вызывает омерзение - и поделом.
Ему хочется так много ей сказать. Спорить, злословить, соревноваться в колкости. Вернуть должок, может даже проявить агрессию, угрожать ей, выхватить оружие и заставить паниковать, наслаждаясь испугом в этих зеленоватых выразительных глазах, но.. Он давно потерял пистолеты. И не мог связать вместе больше трех слов разом. А еще ему так отчаянно лень, что даже пошатнувшийся от пинка стул не вызывает дополнительных эмоций.
- Налей этой злыдне за мой счет.
Он говорит медленно и невнятно, чуть растягивая слова. Некоторые глотает и между теми, что составляют предложение, проговаривает еще несколько, будто заговаривается.
- Промочи горло, это успокаивает, - уныло советует. Бармен делает всего одно движение, будто в самом деле собирается наполнить стакан для дамы, но так и не сдвигается с места; смотрит перед собой стеклянным взглядом и непонятно отчего держится на ногах. Кластер ощущает легкое раздражение и совершает над собой неимоверное усилие воли, чтобы дотянуться до початой бутылки и наполнить свой же стакан для Гордыни.
Перекатывая его по стойке в сторону женщины, Чарли делает приглашающее па рукой. Вот, выпей со мной. Или проваливай на все четыре стороны. Не знаю, зачем ты пришла, но тебе тут не место - и это достаточно очевидно. Лень не нуждается в нотациях, пускай прибережет их для Гнева или кого бы там ни было еще.
Все это наемник прокручивает мысленно, но вслух выдавливает лишь вымученное мычание и поднимает руки к голове, зарываясь грязными пальцами под скатанную маску, массируя виски. Какого дьявола.. От присутствия другого греха рядом его голову просто разрывало!
"Убирайся," - ядовито шипит нечто внутри него.
- Убирайся, - устало повторяет Чарли, но едва слышно, почти беззвучно. Ему не хватает сил, чтобы прибавить громкости и вступить во всамделишную перепалку с сестрицей. Сейчас она очевидно сильнее, собранная и правильно мотивированная. 
"Пускай она уйдет!" - не унимается внутри и пульсирует прямо под горлом. мешая дышать.
- Пускай она уйдет, - придушенно хрипит мужчина, повторяя за незнакомым знакомым голосом, почти уверенный, что задохнется уже спустя пару мгновений.
Но внезапно - его попускает. В голове светлеет, и вместо шипящего греха в эфир пробивается Ева.
"Зафиксировано движение. Еще двое на северной окраине города."
Переводя взгляд, Чарли цокает языком.
- Друзей привела, сестрица? Боишься не справиться одна или слишком беспокоишься за мою способность передвигаться самостоятельно? Так вот, скажу я тебе, я в полной..
Бравое сползание со стула прерывается позорным падением. Ноги его почти не держат. Ему лень стоять, ему лень даже сгруппироваться, чтобы не слишком удариться о грязный пол. Опираясь о локоть, Кластер пьяно недовольно мычит, изображая витиеватую ругань, сплевывает куда-то в сторону и расфокусированно барахтается, неспособный управиться со своим организмом, не властный над конечностями. Про Гордыню и ее сподручных ему почти не думается, чай не до того сейчас.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (06-06-2017 12:18)

+6

7

Он ее раздражал. Неимоверно раздражал. Даже сильнее, чем вся та вонь, что не давала Хоуп дышать нормально. Эта смесь из тухлятины, человеческих отходов жизнедеятельности организма, достаточно несвежих отходов к тому же, вонь массового перегара, старого дыма и пепельниц, вонь от выдыхающегося алкоголя, грязных человеческих тел, остатков еды и пыли, что копилась тут годами. Кислорода отчаянно не хватало, так еще и Лень принялся упираться, хотя этого стоило бы ожидать. Отчего он окопался тут, в этой дыре, было пока не ясно, но то ли грех слишком сильно повлиял на своего носителя, что тот аж сдался и сам упал в лапы магии, то ли это их обоюдное желание и решение. Не понятно, ясно только было одно: в этой клоаке она не собирается проводить больше пяти минут. Черт, и оружия с собой не было никакого, что бы просто отпустить собрата дальше, высвободить его, убить бренное тело носителя, и уйти поскорее,вернуться домой, в Сан-Франциско. У нее и так забот по горло, со своими проблемами бы справится на "отлично", а тут еще это все, как грязь - забилась под ногти и не отходит, как не мой руки, как не три щеткой.
Гордыня сцепила зубы и сейчас Хоуп была совершенно солидарна с сущностью: их обоих тошнило и тянуло выйти. Не часто удавалось им найти общий язык в последние недели, ссорились постоянно между собой, в голове, тихо и молча. Но именно в эту секунду, когда Лень повернулся и раскинул руки, Гордыня сделала шаг назад, смиряя его взглядом, полным отвращения и ярости. Именно в эту секунду губы вновь искривились, за последние полгода Хоуп практически разучилась держать улыбку, хотя бы деловую, не говоря уже об искренней, все чаще Гордыня поджимала губы, искривляла их, всем видом демонстрируя свое непринятие или неудовольствие.
- Утро кончилось пять часов назад, идиот, - шикнула она, пристально смотря в темные глаза. Карие? Синие? Зеленые? Она не могла разобрать,тусклые свет сводил на нет все попытки, даже будь они льдисто-голубые, сейчас не было понятно, мужчина-носитель больше напоминал кучу мусора, которую изнутри шевелили неугомонные крысы в поисках хоть какой-то еды среди гор бумажек и пластика. Ее начинало мутить. От вони и манер. В этот раз ее братья и сестры решили, видимо, подшутить над Морганой, что выпустила Грехи на свет. Не хватало им телепата-Похоти в инвалидном кресле и с щитом из напыщенной морали да парой цепных псов из детей-мутантов на привязи, так еще и алкоголик-Лень? Красота.
"Злыдне?" -  Проносится в голове отзвук невнятного голоса со дна этого мира. Злыдне. Когда она стала злыдней? Хоуп всегда была не самым добрым и милым человеком во вселенной, жизнь не учила вышивать крестиком и ждать благоверного с горячим ужином наперевес. Но она всегда старалась поступать правильно, сердце всегда перехватывало от несправедливости, от обиды, от своих же собственных поступков местами. Когда она стала злой? Когда в голове поселилось это ужасное ухо,требующее разбираться здесь и сейчас с проблемами и желательно самыми прямыми способами. Рвать отношения - так сжигая мосты, устранять неудобства - так что б с одного слова, если идти - то только вперед...
Она молча наблюдает, как мужчина наливает копеечное пойло в свой грязный, замызганный стакан и перекатывает ей по стойке жестом заправского бармена. Она не торопится брать это в руки и уж тем более не спешит пить. Во-первых, и в главных, это все ниже ее достоинства. Предлагать даме такую отрыжку в немытом стакане? Да за кого он ее держит?
Нижняя губа дрожит. От злости, от разочарования, от брезгливости. Ее наизнанку выворачивает от того, что происходит.
Она молчит. Молча наблюдает за тем, как он падает со стула, молча и не шевеля даже пальцем. Наблюдает за падением брата, за тем, как низко можно опустится. Наблюдает глазами Гордыни, сама Хоуп глаза бы отвела. Помогла бы, но нет, стоит. Стоит и не двигается, лишь смотрит, не отводя взгляда.
"Друзей?" - Она вскидывает бровь. Она пришла сюда одна, никакого хвоста, никаких свидетелей, никаких друзей. У Гордыни нет друзей, они не достойны ее. Они жалкие, мягкие, никчемные... У нее есть "семья", у нее есть ее братья и сестры, ей вполне хватает для существования. Друзья Хоуп остались в прошлом, иногда она ужасно об этом сожалеет, но ей не хватает сил выбраться из ловушки. Такое состояние довольно быстро проходит, в тот самый момент, когда она осознает,что так все же комфортнее.
Друзья? Она прикрывает глаза ровно на пару мгновений, пытаясь охватить внутренними "антеннами" территорию города. Полно живых людей, но лишь двое - двигаются. Довольно далеко отсюда, у них есть еще время позорно сбежать, не попадаясь на глаза заезжим туристам.
- Встань уже, - она не выдерживает и хватает стакан с алкоголем, который Лень к ней придвинул. Хватает и выплескивает в лицо мужчине все содержимое, тут же откидывая стакан в сторону, от чего тот разлетается на сотни осколков. Дешевое стекло для дешевой помойки. - Ты в полной заднице, кретин, - она отряхнула руки, проговаривая каждое слово тихо, но довольно четко, - И если ты думаешь, что у меня не хватит сил справится с тобой, то ты сильно ошибаешься. Я надеялась найти тут сильного собрата, найти Уныние, а нашла лишь кучу дерьма в грязных тряпках. Кучу пьяного дерьма, которое даже на ногах стоять не может.
Преодолев себя и свою брезгливость, она подошла ближе к брату, который силился встать с пола. Боже, да уложить его на лопатки, вырубить - яйца выеденного не стоит дело. Было любопытно, все те, кто сейчас тихо помирают по углам - оживут ли они, выключи она Лень?
Хоуп протянула руку к его голове, хватая кончиками пальцев серую маску-подшлемник и стягивая ее на себя, оголяя голову и лицо мужчины.
- Посмотри на меня, Лень. Моргана так тобой гордилась, такие надежды возлагала на тебя, а ты опустился на самое дно. Дальше падать уже некуда, но тебя даже ноги не держат. Зачем ты нам такой нужен? Никчемный, бесполезный, проспиртованный по самую макушку. Все оступаются и всем надо давать второй шанс, так считают некоторые люди. Но тебе даже третий не сможет помочь, если ты сам не поднимешь свою задницу и не вытащишь из этой помойки.
Она покачала головой. Спасатель из нее сегодня некудышный. Хуже некуда. Но иногда человеку нужен не пряник, но кнут, возможно - что-то и получится из этого всего.
Она выкинула в сторону маску, куда-то в темный грязный угол, развернулась на каблуках и подошла к двери, распахивая ту настежь и вдыхая немного уличного воздуха. Воняло везде, но там, за стенами, было хоть капельку свежее.

+7

8

Когда Тони только получил этот сигнал, он честно подумал, что это очередная ерундовина и постарался отмахнуться, дел и так было невпроворот. Но когда он прибыл на место, стало понятно, почему всполошился шериф, почему сигналы бедствия были столь настойчивы и почему Мстители все-таки прибыли сюда. Мстители, а не кто-то другой. Пусть это и был урезанный состав. Тони хмыкнул, связь со спутниками была плохая, туча над городом все время сбивала сигналы, все время приходилось подстраиваться под новые параметры, из-за чего голова почти кружилась. Как в старые добрые времена от перенапряжения.

Тони прикрыл глаза, стараясь дышать очень медленно, размеренно, и вдыхать не слишком много этого запаха. Нет, легкие ему тоже обновили, но все же рецепторы оставались вполне себе человеческими, а воняло здесь мерзко. Он искал последние фотографии города со спутников, какие-то изменения в территориальном положении, может быть что-то было, взрыв, какие-то объекты, хоть что-то. Спутники отмалчивались, информация была, но она была стандартная. Жители что-то покупали, что-то делали, все было как было, а потом изменения начали сказываться. Неделю назад, а может быть чуть больше. Тони не мог точно определиться с датой, когда все начало меняться. Происходило это явно не за один день, за один день такой свинарник не разведешь, уж он-то точно знал.

- Как подсказывает интернет и записи со спутников, вот уж пришельцев, разломов и прочей ерунды тут не случалось. Скорее, оно имеет какой-то накопительный эффект, но в округе нет ядерного или ядовитого производства, господи, да тут в округе вообще ничего нет, не считая фермерских хозяйств и еще какой-то ерунды, им подобной. Захолустье, старая Америка, как оно есть. Прям снимай вестерн, не хватает только парочки индейцев для полного сходства. – Он привычно язвил, стараясь подавить в себе нервную дрожь. Реакции организма начинали сбоить, от противоречивых желаний разрывало, буквально и метафорически. Хотелось закрыть глаза и оставить все как есть, перестать бежать вперед, прекратить быть во главе всего, просто, оставить все, и оно само решится. С другой стороны, ему нужно было, необходимо даже, быть на вершине, быть самым первым, быть лучшим и вознестись выше.

Тони вздрогнул и очень постарался абстрагироваться от всего этого, но клубок внутри только разрастался и со временем грозил перейти в активную фазу. Джанет протягивала телефон, с почти закончившимся зарядом, но он не стал обращать на это внимание, его больше интересовали данные.
- Нет, пусто, пусто, «мама, скоро буду», пусто, фотографии, ерунда, последний закладки, что-то там про прическу, маникюр. Возможно собиралась в бар. – Тони вздохнул и отключился. Нет, техника не территории городишки почти не работала, и не потому что была сломана, скорее ее некому было включить, некому было ею управлять. Он потянулся дальше, стараясь найти подключения с сетью и выловить хоть что-то, нет, не вышло. – Такое ощущение, что город вымер, даже компьютеры либо спят, либо находятся в выключенном состоянии. Кто сейчас работает без техники? Где телефонные звонки? Письма? Где чаты, разговоры? Что черт возьми здесь происходит?

Тони все еще пытался сканировать пространство через себя, когда поймал странную волну, не волну, странное ощущение собственной бесполезности, собственного бессилия. Руки дрогнули и на секунду опустились. Тони ненавидел все это, ненавидел каждую клеточку организма, которая ощущала сейчас усталость, которая боролась за выживание и стенала от бессилия. Ненавидел самого себя, за все то, что не сможет сделать, не пойдет делать. А потом сильные эмоции схлынули и поползла апатия, когда ничего не нужно делать, ничего нет, некуда стремиться, некуда бежать.

Он дернулся пару раз, пытаясь взять под контроль тело, сделал пару глубоких вдохов, содрогнулся от запаха и вроде бы пришел в себя. Вроде бы, волнами накатывала слабость, опустошение, безразличие, но с этим Тони справится. Ему не привыкать, не так ли? Это привычное состояние, когда бессилие пополам с горечью, когда все ломается изнутри и рушатся последние стены и больше никого нет вокруг, тотальное одиночество.

Джанет стала подвисать, он не сразу заметил, пока боролся с самим собой, не сразу подметил тягучесть речи, полуприкрытые глаза, опущенные руки.

- Не спи, нам сейчас нужно сделать много всего и в первую очередь определить сколько в городе выживших и есть ли они в принципе. Джен, давай, встряхнись, ты что делала ночью, раз спишь с открытыми глазами? – Он отмахнулся от мыслей и роя неясных пока желаний и постарался встряхнуть свою спутницу. Та была бледна, но все-таки глаза распахнула, то ли от шока, то ли еще от чего. Тони постарался обнадеживающе ей улыбнуться. – Пойдем, нам нужно найти живых и постараться помочь тем, кто не в состоянии помочь себе сам. Мне, кажется, под облаками мы ничего из этого не увидим, сбоит техника, сканеры, даже спутники еле пробиваются сюда. Не пойму, что за чертовщина, но очень хочу разобраться и убраться отсюда побыстрее. Ты со мной?

Тони потянул ее за руку за собой, стараясь не торопиться. Им предстояло исследовать что-то огромное, не ясное и до безумия унылое, одна мысль об этом навевала на него сон, но необходимые действия сделать все же придется и первое, это включить что-то, что растормошит людей, сигнал тревоги, сирену, хоть что-то, не искать же их наугад. Тони вел ее за собой в сторону полицейского участка, если ему не изменяла память именно здесь была сирена, оповещающая о заражении, пронзительная, убойная по своей громкости, как раз то что нужно.

- Сейчас я включу одну штуку, будь готова зажать уши руками и переждать. Будет громко, должно сработать. – Он выпустил ее руку, поймав себя опять на каком-то чуждом стремлении все оставить как есть, лечь, отдохнуть. Дьявольщина, да и только.
В помещении было душно, пахло протухшей едой, немытым телом и чем-то еще. Тони скривился, но пошел дальше, опуская забрало шлема на место. Тревогу удалось запустить с первого раза, он даже удивился.
«Что ж, значит с электроникой все в порядке».

+7

9

Тони был безнадежно прав, город словно вымер, словно никого не было в нем, даже собак, даже птиц, тишина стояла гробовая, от нее было не убежать, да и бежать не хотелось. Не смотря на то, что Джен была готова задохнуться от вони, она понимала, что двигаться не получалось, лишнее движение рукой или ногой отзывалось в голове тяжестью. Может быть это уже было заражение? Может разложение мусора выбрасывало в воздух какие-то ядовитые споры, которые подавляли центральную нервную систему? Теории на грани фантастики были не ее коньком, но сколько в жизни она повидала того, что не вписывалось в рамки нормально? Вся ее жизнь была сплошной ненормальностью, с пришельцами, мирами, героями и злодеями, богами и монстрами. Так почему бы и не поверить в споры и заражения?
- Тони, - тихо позвала она, поворачивая голову на Старка, - От чего это все могло произойти? Вдруг это какая-нибудь зараза? Как... вирус зомби? Я... я с ума схожу, кажется, - добавила она чуть тише, пока сам Железный Человек разбирался с телефоном, который Джен подобрала тут. Что ж, жаль, что ничего было не вытащить, в конце концов это могла бы быть не плохая зацепка. Увы, ничего, кроме планов владелицы им выяснить не удалось, единственное, что могло бы дать еще хоть какую-то зацепочку, это даты, - Когда она сделала эти вкладки? Сколько он тут валяется? Ну, может хоть это нам чем-то поможет, не мог же появиться какой-нибудь Моисей и увести весь город в прекрасные дали, посулив им всем манну небесную. Это глупая теория, знаю.
И вот она снова вернулась в теоретику, любая теория всегда имела место быть, но хотелось бы встретить что-то более реалистичное, нежели шизика и его верную свиту, размером с население этого городка. Сколько Тони говорил тут людей? Тысяч пятьдесят? Вот пятидесяти тысячная армия фанатов и ни одного здравомыслящего? Ни одного мутанта, что может устоять перед ментальным вмешательством? И потом, было бы это вмешательство на таком уровне, Оса была уверена, что Профессор Ксавье бы мог это засечь и связаться с Тони. Все-таки дела мутантов - это дела мутантов.
В прочем. теории можно было строить бесконечно долго, а ее голова уже начинала искать любые отговорки, лишь бы не двигаться вперед, стоять тут, прокрастинировать до финала, откладывать движения и надеяться на что-то, на кого-то...
Оса дернулась, это было все не ее, она никогда не вела себя так, даже в моменты личных или мировых трагедий, она находила в себе силы идти вперед и не опускать голову до такой степени. Какова бы ни была проблема, она всегда могла ее решить, вытащить себя за хвост из трясины, выплыть даже против течения... А сейчас не могла. Но надо было. Очень надо было.
- Что? - Она проморгалась, хмуря брови и смотря снизу вверх на Тони, - Что. Спала, что. В отличии от многих вас мне нечего делать по ночам и я спокойно сплю, не ерничай.
Настроение катастрофически портилось, но она держала себя в руках. Чем она занималась. Ничем, совершенно. Серфила сеть, постигая что-то новое из этого мира, чувствовала себя Роджерсом после разморозки, сравнивала все, что знала и не знала, искала какие-то дыры, думала, думала, думала...
- Нам бы пригодился Громовержец, такие тучи по его части, - она зашагала рядом, сбивая носками бумажки и грязь пол ногами, силясь усмотреть среди всего этого апокалипсиса какую-нибудь газету, чтобы в заголовке было что-то от горе-журналистов, спасающихся бегством из этого места и напоследок размещающие статью про ужасы этого Юлисса.
Тщетно, только носом клевала местами, запутываясь взглядом в собственных ногах, не фокусируясь, падая в ленивую дремоту, дыша поверхностно, понимая головой, что ей жизненно необходим кислород, свежий воздух, нужно все-таки подняться выше, не для того, чтобы посмотреть на ситуацию сверху, просто туда, где сквозь тучи пробивается холодный свежий поток, продрогнуть, продышаться и проснуться.
Казалось, что она уже была тут. Шла. Ровно минуту назад. Или нет, все сливалось в одно серо-грязное полотно, даже дома, такие типичные для Техаса, они казались одним целым, но Джанет полностью доверяла навигаторам Тони, шла, как собачка на привязи, что бы не потеряться.
Они дошли до полицейского участка довольно быстро. Или медленно, наоборот. Не понять, только туман в голове, апатия и неделание ничего делать. Но новые запахи заставили ее зажать ладонью лицо и сдержать неприятные позывы завтрака выйти и посмотреть, что тут происходит. Может поэтому Тони опустил забрало шлема? А у нее вот забрала нет, шлема тоже. Никакой фильтрации, придется привыкать к тому, что здесь кто-то долго и упорно умирал, судя по запахам. Увидев кулер с водой, она метнулась к нему, плевать, если это все-таки какая-то зараза, то ей уже не страшно, они тут так долго, что лечиться потом будут еще дольше. Но удивлению почти не было предела, когда она поняла, что кулер работал, как надо и вода наливалась, как горячая, так и холодная, стаканчики так же никто не трогал, поэтому она просто выдернула пару крайних и налила себе попить.
- Господи, что ж тут происходит... - она оперлась руками об агрегат и подняла глаза на Тони, - Окей, громко, шумно, уже плевать, зажимаю, - она поставила стаканчик и закрыла уши руками. Черт! Надо было зажать куда плотнее, сирена взвыла так, будто специально стремилась порвать барабанные перепонки женщине. - Оу, мертвого поднимет из гроба. Тони? - Она пошевелила рукой, привлекая его внимание и указывая в сторону, - там кто-то есть. Смотри, - она прошла пару шагов в ту сторону, где услышала шевеление за приоткрытой дверью. Судя по надписи на двери, звук раздавался из кабинета шефа полиции. Она аккуратно приоткрыла дверь, предупредительно сжав кулак второй руки и окутав его желтым пламенем биоэнергии. Там можно было увидеть, что угодно, от зомби до...
- Боже мой, он жив?! - Она распахнула дверь, потушив пламя на руки, кинулась к столу, лицом в который лежал пожилой мужчина в форме полицейского. Глаза его были закрыты, по подбородку, по небритой щетине, скатывалась свежая струйка слюны. Он сидел за своим столом, сложив на крышку руки, сидел тут очень давно, его одежда уже покрывалась пылью, а под ним были высохшие вонючие лужи. Джанет остановилась, едва сделав шаг в кабинет. Сейчас уже не помогало ничего, вонь не давала двигаться, выталкивала из кабинета, не давая понять, дышит ли несчастный? - Прости, я... - она зажала рот двумя руками и сдавая назад, - я не могу, Тони, прости...
Она выскочила на улицу, чувствуя, что все это на пару минут даже вернуло ее телу силы, чтобы отойти подальше и продышаться. Джанет согнулась в половину роста, упираясь ладонями в колени и пытаясь остановить позывы тошноты. Этот город мертв. Тут нет никого и ничего, им нечего тут искать, кроме медленно догнивающего того, что еще не успело умереть и разложиться.

+6

10

Гордыня выплескивает на него содержимое стакана, но уклониться в этой позе распластанной по полу звезды у него нет ни единой возможности. Да он и не старается. Молчаливо сносит издевательство, даже криво ухмыляется под маской. Злые плохие девчонки ему нравятся. А эта бурлит так, что любо-дорого посмотреть. Каждое её слово жалит раскалённым железом, просунутым под рёбра стальным прутом, выворачивающим кости и кишки заодно. Она права. Несомненно, права во всем. Но Чарли не собирается ничего менять.
Намокшая, отяжелевшая от впитанного спирта маска его душит. Глаза щиплет, в нос забивается удушливое амбре. Ему нестерпимо хочется чихать или биться головой об пол, чтобы избавиться от привкуса, от щипающего покалывания. Но сестра делает это за него: хватает за отворот маски и сдергивает одним движением, не оставляя ему шанса успеть спасти свою собственность. Наёмник огорчённо стонет, стукаясь лбом об пол после рывка, не сумев себя скоординировать. Ему бы отключиться, чтобы не слышать её и не видеть, чтобы забыться и снять с себя всяческие обязательства, но как назло он прекрасно слышит каждое слово, отлично осознаёт ситуацию и свою в происходящем роль.

Грязная тряпка - некогда белоснежная маска - валяется в дальнем углу. Гордыня раздраженно цокает каблучками по заляпанному плиточному полу в сторону двери, которую вскоре настежь распахивает. Кластер остро ощущает её присутствие здесь, малейшее ее движение, настроение, кажется - будто даже мысли слышит. Но, конечно же, это не так. Просто он пьян. И просто не нужно быть телепатом, чтобы угадать, что она думает о нем и ситуации в целом.
Пересиливая себя, мужчина с трудом поднимается. Ноги едва его держат, он цепляется за стул, за стойку, вытягивает бренное ослабшее тело, будто из трясины. Говорят, спасение утопающих - дело рук самих утопающих. А он самый что ни на есть утопающий, только спасаться совершенно не хочет. Пускай бы ему загнивать тут и дальше. И пускай бы сестрица его прибила; все лучше, чем выносить все это ещё целую вечность - а, может, даже больше.
Женщина за его плечом шумно втягивает затхлый воздух носом, ей не хватает свежести, ей нужна пауза, чтобы подумать и решить, как же быть. Чарли все ещё молчит, ему нечего ответить, хотя он бы и вставил пару "ласковых" в её злой монолог.. Но ему лень. Почти также сильно лень, как нежелание жить дальше.
- Сколько раз говорил вам всем.. Не трогать чертову маску.
Язык заплетается, горло хрипит. Вряд ли она в самом деле его слышит. А даже если - вряд ли опустится до реакций. Ей нет никакого дела до его морального комфорта. Да и у него нет запала, чтобы спорить дальше. Скорее, это жалкая попытка "сохранить лицо" в происходящих реалиях, хотя после он ощущает себя ещё более жалким. Она устроила ему тотальный разнос по всем фронтам, а он только и может, что ныть о своём "носке". Печальное зрелище, а?
Что бы сказала Моргана. Эта мысль занозой впивается в его мозг, жжёт где-то над правым виском, кислотой разъедая внутри черепной коробки.
Что бы она сказала, а?
Что бы она сделала, если бы ей не было так сильно все равно?
Пошатываясь, Чарли добирается до отдаленного уголка бара и склоняется над полом, протягивая руку вниз, чтобы подобрать оброненную маску. Это отнимает у него много сил, потому что он почти отвык двигаться, к тому же опасается снова завалиться ничком, потому что что-то внутри подсказывает, что он больше не встанет. Злые обидные мысли рвут его изнутри на части, обжигают, стегают, колют. Только это удерживает его в сознании и на ногах. Пожалуй, ему стоит выбраться отсюда все же. Чтобы узнать, что же в самом деле думает обо всем этом Моргана? Если вообще думает. Он зло ухмыляется сам себе, готовый в голос завыть от накатывающей истерии; готов кинуться в спину надоедливой сестрице, бить ее, покуда сил хватит, чтобы она бежала и скулила - и больше никогда ему не докучала; готов рвать и терзать любого встречного или лечь на этом самом месте и дожидаться костлявой с косой, только.. Ни одному из его планов не суждено сбыться.

Воздух разрывает сигналом тревоги. Трубный, низкий, вибрирующий звук прокатывается откуда-то с окраин - до самого центра, наваливается удушливой волной и откатывается дальше, наполняя дрожанием и дребезжанием весь городок. А после повторяется снова и снова, заставляя бутылки и стаканы в баре звенеть и подпрыгивать.
В голове Чарли разрывается локальная микро-бомба. Ему кажется, что глаза вытекли и перепонки лопнули. Даже падает на одно колено, не в силах бороться с фантомной болью, и зажимает уши руками. Это не помогает, но постепенно он приходит в себя настолько, чтобы не умирать от каждого нового вопля сирены.
- Что это? - хрипло уточняет у Гордыни. Она едва успела выйти на порог бара и чуть отдышаться, а он уже оказывается рядом. Выглядит чуть более вменяемо, будто протрезвел на 10% от испуга, и упрямо тянет обратно на голову свою сырую, проспиртованную, грязную маску, будто ничего между ними и не случилось десяток минут назад.
Что-то подсказывает, что двое обнаруженных поодаль вовсе не друзья сестрицы. Иначе она бы не была так сильно удивлена. Отчетливая растерянность на её лице лучше любых ответов. Кто-то пришёл сюда и включил сирену, кто-то дышал им в затылки и наступал на пятки, кто-то что-то здесь искал, вынюхивал, копал под них, потревожил двух носителей разом, прервал их семейную душещипательную драму - и так просто это нельзя было оставить, конечно. Чарли мог умирать и унывать в злачных углах этой страны, сколько ему вздымается, но не когда ситуация дурно попахивала - он втянул носом запах, будто в самом деле что-то мог почувствовать, и осклабился - Мстителями! Кто не знал этих ребят.
"Анализ завершён. Один из людей - Железный человек. Личность второго человека устанавливается."
Маленькая, полезная Ева. Что бы он делал без неё.
- Кажется, у нас гости. Пойдём поздороваемся?
Чарли выразительно опирается плечом о косяк дверей бара. Выбор за сестрой: бежать отсюда побыстрее или дать чужакам бой, ускользнуть незамеченными или встретить недругов лицом к лицу. С этими цветастыми они абсолютно точно находятся на разных полюсах морали, так что вряд ли встреча пройдёт позитивно. Но Гордыня не подозревает, кто именно к ним пожаловал. А он не скажет - но, так и быть, пойдёт за ней, что бы и как бы она не решила; в конце концов, они же почти семья.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (17-06-2017 21:33)

+7

11

Он что-то невнятно ворчит у нее за спиной, вероятно - пытается что-то ей ответить на слова, прозвучавшие в стенах этого бара только что. Она могла бы прибавить еще парочку эпитетов, воткнуть в его голову еще несколько фраз, но лишний раз даже рот открывать не хотелось в этом свинарнике. Казалось, что вся грязь, все те запахи, что они проникнут в нее вместе с остатками кислорода, что они испачкают ее изнутри и будет уже не отмыться, не вывести всю тут дрянь, что Лень тут развел. Аж передергивало от чувства брезгливости, не хотелось и поворачиваться на звуки попыток встать на ноги этого проспиртованного и покрытого слоем пыли тела. И это - смертный грех? Смертельно вонял, да, заставил всех тут начать умирать практически осознанно, да, мастерство. Что бы именно так, чтобы людям становилось лень жить, дышать, двигаться. Это своего рода искусство, подобное влияние, именно такой подход, все это было даже красиво, если рассуждать теоретически, но видеть это на практике, особенно, когда виновник торжества пытается не сломаться под тяжестью алкогольной интоксикации - мерзко, отвратительно и мерзко. Всегда есть какая-то капелька презрения и стыда при виде вот таких вот пропитых, грязных, шатающихся людей. И если не знать, кто он, что он такое, да, вот это заплетающееся в собственных ногах тело, то можно подумать, что очередной неудачник, у которого развалился бизнес, или ушла жена, или и то и другое, вдобавок еще и кошка нагадила в последние ботинки.
Но Гордыне не было его жаль, скорее хотелось отвесить пару смачных подзатыльников, да только трогать братца желания не было никакого. Портить свои руки о чужую грязь? Ей достаточно было того, что она каждой клеточкой кожи на кончиках пальцев ощущала чавкающую вонь маски, пока сдергивала ее с него. А он зачем-то с упорством динозавра тащил ее обратно, хлюпающую, мерзкую, грязную, натягивал ее на свою не менее грязную голову, словно получал от этого неземное удовольствие, сравнимое лишь с пожиранием соевого шоколада в рекламе с райскими островами, нарисованными на картонках в студии.
Бросить его тут и дело с концом. Сдохнет не сегодня, так завтра. Перепьется или от голода, чем кроме пыли он тут закусывал? Свалится в бессознательном состоянии и разобьет себе голову. Тело истлеет и бессмертный дух греха найдет себе новое, и так раз за разом, пока сильные мира сего будут ломать голову над происходящем, они будут совращать одну душу за другой, окутывая их липкими лапками магии.

Не суждено было, видимо, выбраться отсюда так же легко, как она сюда и попала. В придачу к мусору и вони, еще и сирена разорвала плотную пелену застоявшегося воздуха в этом городе, словно острым ножом она прошлась по легчайшей ткани. Хоуп пришлось на пару мгновений зажать уши, лишь бы не оглохнуть. Оно и понятно, сирена должна была мертвых из могилы поднять, ее именно так и задумывали: где бы ты ни находился, в каком бы состоянии ты ни был - ты ее услышишь и правительство отчитается перед самим собой со словами: мы сделали все, что могли. Да, по крайней мере они смогли бы оглушить половину города, или просто так не повезло двум грехам, что громкоговоритель, через которую передавался звук, старый, обсиженный птицами, находился прямо в нескольких метрах от них?
- Сигнал тревоги, идиот, - она трет переносицу, аккуратно, двумя пальцами, так, что бы не смазать макияж, - Пора включить уже голову, - она фыркнула через плечо, краем глаза наблюдая за попытками Лени встать на ноги более уверенно и натянуть на грязную голову не менее грязную, и теперь уже воняющую дешевой выпивкой, маску. Зрелище было пренеприятнейшее, но что делать? Сегодня ее миссия заключалась в том, чтобы вытащить в свет этого обленившегося засранца, вывезти его куда-нибудь в цивилизацию и в идеале - передать в руки матери. Пусть Моргана сама с ним разбирается, Гордыня им не нянька, что бы каждый раз бегать и увещевать о возвращении или подталкивать к действиям. У них с Хоуп и свои дела были, много их, впереди сложный период интеграций и поглощений мелких и разоряющихся конкурентов, скоро их империя должна будет выйти в безоговорочные лидеры на своей нише рынка. А тут все это. Сначала выгулять Гнев, воззвать к Похоти, расшевелить Зависть, вытащить со дна Лень... Осталось только двое, один из них - Алчность - потерялся где-то, а Обжорство... Он не выходил на связь, но и проблем не доставлял. Пока что.
Пока что у них были другие проблемы и, как правило заметил Лень, они приближались. Где-то внутри тихо взвыла Гордыня, предвкушая и предчувствуя веселье, она явно ощущала знакомые запахи своих следов, она была готова триумфально раскинуться на ближайшие кварталы, показывая свое расположение, но сама Хоуп хотела тихо завыть и поскорее улизнуть отсюда, сгрузить нетрезвое тело на заднее сиденье и зажать педаль газа.
Тони Старк.
Второго человека, судя по телосложению - женщину, она пока не могла разглядеть, но железный костюм и этот аромат Гордыни, что впечатался в мужчину, они обе узнали издалека.
- Это не гости, - она покачала головой, нервно закусывая губу, ощущая, как волнение накрывает с головой. Они так давно не виделись, ей на столько сильно хотелось извиниться, рассказать все, раскаяться, ей отчаянно нужна хоть какая-то соломинка, которая вытащит ее из болота, в котором она тонет... Нет. Гордыня не даст ей этого сделать, к тому же, она с таким удовольствием в прошлый раз вытаскивала его грешки на поверхность, что дальше просто останется бежать, сверкая пятками, а не просить прощения за содеянное. - Это хуже, чем враги, дорогой мой, это - Мстители. Или Щ.И.Т., смотря кого ты опасаешься больше. И я уверена, что они нас уже заметили, что только усложняет наше положение. Никогда не хотел познакомиться с Железным Человеком? - Она повернулась через плечо, еще раз натыкаясь глазами на привалившегося к косяку мужчину. Покачала головой, закатывая глаза, - Забыла. Тебе бы для начала познакомиться с мылом и вытрезвителем. От тебя разит за километр.
Бежать было поздно. Прятаться - тоже. Да и слишком позорно, они не нашкодившие дети, чтобы убегать от строгой учительницы задним двором школы. Время не стояло на месте, пришлось идти навстречу незванным гостям этого города и гадать, так какого ж черта они сюда явились и что Мстителям (или все-таки Щ.И.Т.у?) тут нужно.

+5

12

Тони вздрогнул, когда сирена завыла, заныла на одной ноте. Все мысли разлетелись, разбились об этот звук, который поднимал изнутри что-то страшное, позабытое. Или это был не звук. Ему необходимо было сосредоточиться, ему нужна была тишина и возможность поймать это мифическое существо внутри себя. Ему нужно было время, которого не было, которое кончилось, потому что сирена призывала встать, тянула пойти, бежать от опасности. Потому что сирена была призвана разбудить городишко и направить всех отсюда.
Он полагал, что эта миссия и была их. То есть они прибыли сюда, чтобы спасти то, что осталось после приступа неизвестной болезни, вируса, после какого-то мутанта. Он полагал, что они закончили. Только внутри все скрутило от боли, от невыразимого, невыносимого желание впиться в глотку самому себе, два желания равные по силе вцепились в него и не отпускали – не делать ничего и сделать так много!
Пришлось замереть, пережидая этот момент. Джанет говорила, что-то поясняла, действовала, Тони старался дышать размеренно, проговаривая в голове знакомые формулы, приводя себя в порядок. Он почти сломался, почти удалось, почти началось.

В участке кто-то оказался живым, Тони заставил себя пройти до кабинета и заглянуть внутрь. Мужчина шевелился, он был в грязной одежде, небрит, не причесан и не мыт, как будто не мог двинуться, как будто что-то его приморозило к этому месту. Фильтрация в броне сработала на отлично, он смог не выблевать все, что было съедено до этого момента, Джанет судя по всему повезло меньше. Но он не обратил внимания на ее движения, прошел внутрь и хмыкнул. Нечего было тут делать, и что он тут забыл. Его ждали дела в Щ.И.Т.е, его ждали в правительстве, он столько мог успеть сделать, столько всего, чтобы вознестись на самый верх, чтобы Зависть скончалась от желания сделать так же, чтобы Гордыня превозносила его.

Тони прошипел ругательства сквозь зубы и переборол свое желание уйти отсюда.

- Сэр, вы меня слышите? Что случилось? Что случилось в вашем проклятом городишке, что вы сидите тут и гадите в штаны, вместо того, чтобы выбираться отсюда? – Тони был я ярости, от невозможности действовать, от невозможности лечь и лежать, ничего не делая. Он был в ярости и шипел, сквозь прорези маски, стараясь не убить на месте. – Какого черта у вас происходит? Почему вы здесь? Почему вы не за городом в поисках помощи? Вы же коп!

Он почти вцепился в плечи мужчины, чтобы как следует того встряхнуть. Когда уловил что-то иное, что-то шелестом прокатившееся по округе. Как будто спали чары, как будто открылись глаза. Он так и не понял, как вымелся из кабинета, бросив в нем мужчину, еле живого, еле дышащего.
Джанет так и стояла, замерев у самого крыльца, дышала размеренно, тихо, старалась подавить позывы распрощаться с завтраком. Тони ее понимал, очень хорошо понимал, хотя и не был уже человеком в полном смысле этого слова.

- Нам туда. – Он махнул рукой в сторону, с которой доносился крик ликования, слышимый только им. Тони усмехнулся, поздно было бежать, поздно было спасать хоть кого-то. Мелькнули в голове кадры из зимнего парка, кровь, впитавшаяся в землю, Хоуп, стоящая с гордо поднятой головой. Он знал, кого встретит, знал и боялся, в глубине души опасался самого себя, потому что чтобы ни было, а Дажнет необходимо спасти, вывести отсюда. Но вместо того, чтобы повернуть назад, он пошел вперед. – Та, кто нам нужна, где-то там, впереди. Это будет тот еще сюрприз.

Тони ощущал себя как человек, который тонет, он барахтался, пытался всплыть, но что-то гораздо сильнее его, что-то, что готово было сломать и вывернуть его наизнанку уже выбралось наружу, уже тянуло его вперед и он поддавался. Брел, как во сне, цепляясь за реальность как мог. Хоуп была близко, ощущалась так, как будто стояла рядом. Как будто шла рядом, не Джанет, а она.
Спутники включились внезапно, Тони и забыл, что больше никогда не останется один, что у него всегда есть подключение к мировой сети. Забыл, как ощущается поток информации, что это почти горная река, которая вышибает дух. Где-то на подходе он сломался, выключился, Гордыня свернулась в клубочек поскуливая, сам он чуть не осел на землю, споткнувшись.

- Черт, лучше бы не мы сюда направились, Джен. – Тони проговорил это так тихо, что сам еле расслышал. – Привет, Хоуп, ты теперь ходишь в сопровождении сомнительных типов? А, впрочем, нет, это у тебя и так всегда было в достатке. Как твои дела? Как отец? Давно не слышал ничего о Хэнке. Джанет, познакомься, это Хоуп ван Дайн, твоя дочь в этом мире.

Тони широко улыбался, но под шлемом этого не было видно. Очень широко улыбался, как для всех этих фотосессий, после которых хотелось отмыться. Противно, мерзко, больно внутри. Он скучал, но уже не искал ее. Вынужденный разбираться с делами Мстителей, Щ.И.Т.а и прочей нечистью, Тони бросил свои поиски так и не начав. Бросил еще и потому, что она просила не искать, просила, даже если говорила обратное. Внутри снова боролись два желания и Тони уже ненавидел себя, за то, что поддавался им обоим.

- А тип за твоей спиной? – Говорить удавалось, но тоже с каким-то трудом, хотелось свернуться в клубочек и перестать быть. Раздирало изнутри противоречиями. – Что-то новенькое, не видел таких. Вроде не кто-то из совета директоров? Масочка точно не из того сегмента.

Отредактировано Anthony Stark (18-06-2017 22:05)

+4

13

Она не успела отдышаться, не смогла бы, даже если бы сильно этого захотела. Не сейчас, сейчас здесь было нечем дышать и не хотелось, если уж совсем честными быть. Джанет с трудом проглатывала комки воздуха, списывая свое сонное состояние на оголодавший, от нехватки кислорода, мозг. Столько всего смешивалось и оседало на рецепторах женщины, что и думать не хотелось. Отчаянно хотелось только спать, лечь и растянуться, выдохнуть, почувствовать легкий ветерок, что разгонит всю вонь. Будто весь этот городок не ютился в сердце Техаса, а утопал в сточных канавах Ганы или Бангладеша, поднимал на своих грязных плечах копеечную экономику страны даже не третьего мира. Но это было не так, судя по гаджетам и машинам, судя по улицам, здесь все было нормально, стабильная работа, какие-то развлечения, школы, магазины, салоны красоты и автомастерские, производство и пекарня, откуда доносился запаха скисшего теста. На фоне того, что она увидела в кабинете, скисшее тесто прям казалось раем для носа.
Джанет выдохнула еще раз, медленно и неуверенно. Пока Тони не догнал ее, у нее было еще несколько мгновений в запасе, чтобы утихомирить эти волны спазмов, прокатывающиеся по нутру. Но шаги Железного Человека позади все-таки заставили женщину выпрямиться и многострадально сцепить зубы. Еще какое-то время ее точно не отпустит, сейчас бы чего-нибудь кислого перехватить, хотя бы чаю с лимоном, успокоить организм, банально и просто. Она медленно и глубоко вздохнула, не очень бодро глядя на Старка.
- Женщина? - Явно недовольно высказалась Джен. - С мужчинами куда проще иметь разборки. Женщины накручивают себя сверхмеры иной раз. Ты им скажешь банальность, а они из нее разведут вселенскую трагедию... - она негромко ворчала, пока шла рядом с Тони в сторону, указанную им, и старалась не крутить лишний раз головой. Главное сейчас не менять размер, иначе ее вырубит где-то в промежутке. Что-то ей так не хватало тренировок в полном объеме, а может просто возраст давал уже знать о себе. Все-таки двадцать два тебе или тридцать два - разница есть. Кто бы что ни говорил про поддержку своих резервов, про питание и нагрузки, про моральный возраст и прочую ерунду, стрессы, валившиеся на голову Осы, обламывали по кусочку ее целостную структуру морального и физического равновесия. Чертовски хотелось расслабиться. А может это все просто влияние того, что висит в воздухе? Именно того, что не дает покоя и требует отложить все на долгие года в самый дальний ящик и счастливо прокрастинировать до скончания веков? Да, как тот коп в участке... Может во всем виновата эта странная отрава, что не различима мозгом? - Да и как противники они сложнее. Хитрее, изворотливее, играют нечестно. Я и сама такая же, - она хмыкнула, пожав плечами и стараясь хоть как-то разрядить атмосферу. Но хотя бы она была точно уверена в своих словах, с женщинами бороться всегда труднее, логика мужчин более прямолинейна, и хоть есть люди, наподобие того же Тони, у которых сотни тузов в рукавах и они выкручиваются из почти любой задницы со сверкающей улыбкой, словно это был его план с самого начала. А вот женщина вполне способна на ходу поменять все правила и делай с этим что хочешь. Есть на этот план ответ у тебя? Нет, чаще нет, если противник - мужчина. Женщина с женщиной может бороться бесконечно долго и крайне подло.
Однако вот вопрос. Что же она сделала с городом и смогут ли они ей противостоять?

Ответ пришел крайне неожиданно. На столько, что в определенную секунду Джен почувствовала острую слабость в дрожащих ногах. Они даже не ватными стали, нет, передвигать их было легко. Словно резиновые они, из тончайших канцелярских резиночек для денег. Тонкие, слабые, порвутся в любую секунду и упадет она тут лицом в мусор, захлебываясь собственным сердцебиением.
Руки дрогнули. Она даже на полшага сначала отстала от Тони, но тот шел на столько уверенно, что нельзя было показывать свою слабость. Свое удивление. Свой испуг.
- Спасибо, - Джанет нахмурилась, глядя на парочку перед собой. Между ними оставалось метров десять, но в тишине и штиле этой улице казалось, что они видят и слышать друг друга на столько хорошо, что она могла и не подходить ближе - не за чем, - Мы уже знакомы вообще-то...
Кого угодно она ожидала тут увидеть, серьезно, кого угодно из мира тех, кто зовет себя злодеями. Но не Хоуп. Да, они не смогли отчего-то найти общий язык, познакомились в конце лета, когда Джанет уже пообтерлась в этом измерении и смогла больше не сдавать кровь на литраж врачам, наконец-то входила в колею и присматривалась к жизни Мстителей здесь. Она тогда смотрела на "дочь" во все глаза, не представляя, как такое может быть и вот оно как бы могло быть, не разведись они с Хэнком. Было чертовски любопытно и вроде они даже долго и упорно беседовали в тот день, сойдясь на мнении, что не стоит беспокоить старика новостями, а то сердечко не выдержит, но дальше... Дальше Хоуп пропала, как сквозь землю провалилась. Оказывается, приходила разочек в особняк, да и все... Тишина. Джен решила не лезть в это все, все-таки подобные вещи все по разному переживают. Ей то проще, она как то смирилась с тем, что пусть из кроличьей норы ей заказан, судя по всему. Но что думала Хоуп? Это оставалось загадкой.
И вот у загадки появился новый виток. Сейчас она видит вторую ван Дайн посреди утопающего в грязи и смерти города. Бодрую, собранную, всю выглаженную до кончиков ногтей, такую неестественную. И Старк отчего-то говорит, что именно она - виновата во всем этом. А разве они не были друзьями? Тони сам говорил Джен об этом.
- Тони, что происходит? Это.. Это все они?
Она спрашивает тихо, почти шепотом, но отчего-то уверена, что ее слышат все.
И если бы только Хоуп. Грязное тело, про которое шутит Старк, Джанет прекрасно знает, она узнала бы эту маску в толпе из тысячи, как говорится. Только что же с ним стало? Почему он так странно выглядит? Что стало с белоснежным плащом?
- Чарли? Что с тобой?..
Не верится даже. Встреча одна на миллион. Такие разные люди, такие разные хитросплетения знакомств. И вот они вчетвером, словно ковбои из вестерна, стоят посреди Юлисса и смотрят друг на друга.
- Что вы здесь делаете?
Осе отчаянно не хотелось слушать Старка и верить в то, что эти двое как-то здесь замешаны. Может быть он ошибся? Может быть они тоже кого-то спасают? Может быть враг совершенно в другой стороне? Или он отсутствует, как таковой, а во всем виноват какой-то вирус?
Не могут они быть виноваты. Сердце не верило в это все. Прыгало вверх-вниз, как на йо-йо, но не верило. А разум все твердил, что нельзя верить никому вообще,в се могут быть замешаны, нужно держаться только за себя и никому не доверять. Они могут предать, им могут быть нужны тайны, секреты. Может быть они специально все встретились тут, а Оса и не в курсе изначальных планов?..
Хотелось прогнать эти мысли, отмахнуться, плюнуть на все и улететь подальше. Но у них есть задание и теперь они встретились лицом к лицу с его частью...

+5

14

Увещания сестры его нисколько не пугают. Чарли не боится ни Мстителей, ни ЩИТ, ни самого дьявола. Он полон боевого задора и бодро вышагивает вслед за Хоуп, прислушиваясь к неразборчивому бормотанию Евы внутри своей головы; она все анализирует и сканирует, такая работящая, аж зубы сводит.

Они тащатся мучительно долго. У него разрывается голова при каждом шаге, но он стоически терпит все тяготы. По сути, ему ничего не стоит протрезветь за пару минут, но он так долго копил алкогольный яд внутри себя, что даже его удивительные способности пасуют. Что ж, так даже лучше. Пускай у гостей будет чуток форы.

- Железный человек воплоти! - Кластер пьяно икает. Сдвигает Хоуп в сторону и решительно придвигается к Старку, смердя вокруг многодневным перегаром и запашком давно немытого тела. - Я ваш большой фанат! Не откажете в автографе?
Может, он в самом деле собирается просить роспись. Продаст потом подороже. Может, просто балагурит с пьяных глаз. А может даже специально подбирается поближе для коварного удара, но..

Вдруг спотыкается - и едва не падает.

За плечом мужчины-в-броне маячит Джанет. Чарли узнает её моментально, даже в алкогольном угаре. И вся его бравада мгновенно улетучивается. Откуда она здесь? Почему одета подобным образом?
Внутри что-то обрывается. Его давняя приятельница на самом деле Мститель! Ну конечно. Как он сразу не догадался. Слишком гладко все было в этой истории.
"Личность опознана. Джанет ван Дайн."
- Заткнись, - себе под нос шипит и с силой прижимает пальцем пульсирующий острой болью висок, массируя. - Я и сам вижу.
Что теперь им делать? Лезть в драку, которая неминуемо назревает, со своей приятельницей даже в пылу одержимости Грехом Кластеру совершенно не хочется. Он отступает, спотыкаясь, и возвращается за плечо сестры, будто ища в ней спасение. И только после этого переваривает слова Старка.
- Дочь? Её? Твоя? В этом мире? - он растерян несколько мгновений и переводит взгляд с Хоуп на Джанет и обратно, после чего вдруг начинает безумно гоготать, так что в итоге давится слюной и плавно переходит к захлёбывающемуся кашлю.
Этот день просто не может стать лучше!
Подворачивая маску, он показательно утирает проступившие слезы - то ли от смеха, то ли от кашля. Какая интересная ситуация! Ни один сценарист - даже за большие деньги - не придумает. А у них - нате! - разворачивается с шиком и абсолютно бесплатно.

Ему хочется спросить очень многое. Рассказать, пояснить, уточнить в ответ. Но сейчас - не место и не время. Все, что он может сделать, это не язвить, придерживая колкие остроты при себе. У Джанет натурально растерянный, испуганный вид - и его даже не тянет разыгрывать происходящее в фарс, хотя это он умеет и любит.
В голове раздраженно шипит. Это вовсе не голос Евы, как могло бы показаться. И вовсе не один из его "внутренних я", с которыми у него нет привычки общаться. Это все он - Грех, Уныние, Леность - сотни имен, но смысл всегда один. Его личный демон, его кара и наказание, персональное проклятие. В прочее время тот весьма молчалив, очевидно ввиду специфики своей природы - лени - но сегодня вокруг слишком много раздражителей, поэтому он неминуемо поднимает голову. И сдерживать его с каждым мгновением становится все тяжелее.
- Ой, вот давайте без драм, - во рту вяжет, Чарли едва ворочает языком. Снова трет висок, выдавая острую мигрень, и морщится под маской. - Просто уходите, вам нечего здесь ловить. Мы уже как раз тоже собирались отчаливать, тухлое местечко и даже магазинчика Тиффани нет. Правда, красотка?
Он нетрезво подмигивает сестрице и силится изобразить похотливое влечение к оппонентке, но у него плохо получается. Вряд ли Мстители поверят в то, что они - лишь сладкая парочка, околачивающаяся в этой дыре в поисках номера подешевле. Впрочем, им лучше бы в это поверить, потому что в противном случае беды не избежать.
"Обнаружено уязвимое место, - почти ласково шепчет где-то в затылке Ева, Чарли готов поклясться, что ощущает чужое дыхание у своей макушки, но (конечно же) это лишь самообман. - Мне атаковать?"
"Погоди. Убить их мы всегда успеем. Передадим инициативу гостям."
Мужчина изо всех сил подбирается и силится сконцентрироваться. По воздуху плывет невидимая рябь, краски вокруг гаснут, обращаясь в монохромную гамму, ветер стихает, само время замирает; Грех внутри груди распускается черным цветком и тянет щупальцы в разные стороны. Мягко касается ботинка Джанет, нежно оборачивается вокруг железного сапога Старка. Вам же лень, правда? Очень лень. Давайте лучше постоим.. полежим.. даже дышать - так затруднительно, а уж говорить вообще не охота.

На целое мгновение Кластер ощущает себя всесильным. Богом, не иначе.

А после наваливается сильнейшая тоска, мигрень раскрашивает мир в его голове в серые тона, и он со стоном ослабляет контроль. Покачиваясь, цепляется за плечо Гордыни в надежде удержать равновесие, иначе рухнет снова.
Бормочет что-то, стонет себе под нос, но очень скоро становится понятно, что с видом забулдыги он просит одного: опохмела. Не так должен вести себя один из величайших Грехов, да? Но ему плевать, лишь бы вся эта мешанина выветрилась из него, оставила в покое, позволила свободно вздохнуть хотя бы раз за последние полгода.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (21-06-2017 09:49)

+4

15

Железный Человек воплоти.
Кажется ей или Лень издевается? Возможно, а может и восхищается, Тони этого во многом достоин, что бы кто ни говорил. Да только вот совершенно тут не нужен был. Как бы не радовался грех в ее душе при его приближение, но Хоуп была уверена, это опять ни чем хорошим ни для кого не закончится. В прошлую их встречу погибла куча людей, и пусть их руки были чисты, но кровь невинных останется за ней неоплатным долгом перед судьбой. Не она их убивала, да, но она была в этом виновата. Плевать, - кричала Гордыня, - они лишь пешки, что тебе до них? Они были слабы, быстро сдались, ни о чем не думали, они все были подвержены грехам, они не сопротивлялись и гибли за то, что считали благом.
Но это не отменяло ничего, лишь притупляло тянущее ощущение, порождаемое подавленной совестью в глубинах сознания. И именно сейчас она чувствовала эти уколы, но магия внутри запирала каждый раз подобные выходки эмоционального фона носителя на новые замки.
Да, теперь она рассмотрела женщину рядом, рассмотрела и узнала. Нервно и шумно выдохнула воздух через нос, чуть скривив вишневые губы. Какая ирония судьбы. Какая неожиданная встреча и где? На задворках мира. Что Мстителям тут было нужно и зачем Старк привел сюда именно Джанет? У Хоуп нервно задрожали пальцы, с мыслью о том, что лицо этой женщины она видела всю свою жизнь на фотографиях в семейном архиве, не давала покоя. Мысль о том, что это все - несправедливость, которую она не заслужила, которую отец не заслужил, эта мысль жгла изнутри, не давая сосредоточиться. И вот что она видит?..
- Тони, - негромко и крайне спокойно поздоровалась она, чуть склоняя голову на бок и кидая взгляд на Лень, - Чем тебе не угоден мой братец? Он, конечно, паршиво выглядит, но всяко уместнее, чем вы оба здесь. Хэнку можешь позвонить на досуге сам, если не испугаешься ворчливого старика. Да и что тебе до него? Неужели соскучился? Или тянешь время разговорами? Глупо, прекращай это. Здравствуй, Джанет, - она улыбнулась женщине и добавила, глядя на Тони, - Она мне не мать. Не стоит путать понятия. Моя мать погибла и ты это прекрасно знаешь.
Она не хотела этого говорить, они прекрасно пообщались с Джен, тогда, много месяцев назад, еще до того, как Моргана навестила Хоуп на работе и раскрыла правдой о новой части ее жизни. Они общались всего пару раз, и Хоуп прекрасно помнила, как готова была упасть в обморок от одного ее вида, от голоса, улыбки, от того, на сколько сильно это все возвращало саму Хоуп к детским слезам, к детским мечтам, страхам, к тому, как ей было плохо, когда отец сказал, что мама погибла в авиакатастрофе. Она помнила, как подкосились ее колени, когда их представили друг другу. Как она вцепилась в дверной косяк на столько сильно, что пальцы побелели, а ногти чуть не сломались о дерево. Помнила это все.  Но она сказала это. Это было правдой, не горькой, а сладкой, сказанной вслух, сказанной специально.
- Я ей не дочь, - она шикнула в сторону Лени, прищурившись, глазами прося его заткнуться. Еще компромата не хватало здесь! Ко всему прочему фарсу. Наверняка он может потом спросить, что же это все значит, к тому же, было очевидно, с Джанет он знаком лично. Как тесен мир, до банальной изжоги, нельзя же было приехать к черту на рога и так глупо встретиться всеми вместе.
Атмосфера накалялась. Гордыня ощущала, как в Железном Человеке разгорается огонек, оставленный там тлеть не так давно. Все-таки карабкается, не гаснет. Это было любопытно, часто носители, зараженные носители, сгорали от сумасшествия, избавлялись от паразита или просто пускали себе пулю в лоб, чтобы не слышать, не ощущать, не искать то, чего они не в силах были понять или осознать. Нет, он выстоял. О, Хоуп никогда не сомневалась в его внутренней силе, в стержне, который часто прятался за язвительными шутками или попытками свести с собой счеты, выставляя это все, как геройство. Поражалась этому, восхищалась и до паники боялась за последствия.
Теперь она не боялась ничего, теперь она была сильнее.
И он стал сильнее, это было видно.
Ну и кто кого?...
И все ждали объяснений. Мстители ждали, пока объясняться Грехи. Грехи пытались получить объяснения от Мстителей. Замкнутый круг.
Она коротко мотнула головой на слова Лени. Прекрасно, теперь она знает, что его зовут Чарли. Мало полезного, но информация все равно засядет в голове, по крайней мере эта информация не засорит разум, лишь облегчит коммуникацию. Но он все равно несет чушь. Лучше бы продолжал молчать. Он слишком близко к выглаженной и строгой Гордыне и от него все еще смердит тем подвалом, в котором он пропивал свою жизнь. Воняет от одежды, от маски, воняет изо рта, когда он начинает говорить так близко. Она хочет отойти на шаг, лишь бы не слышать его вонь. Но держится, сейчас нельзя показывать ни капли слабины. Особенно в тот момент, когда ощущает, как Лень продолжает распускать свои сети, как утопающий в унынии город получает новую порцию магии. Гордыня знает, нутром чует, на кого это все направленно.
Не перестарайся. С глазомером у тебя сегодня не очень, - мысленно фыркает она братцу, зная, что лишь он способен сейчас уловить ее ментальный посыл.
Перестарался. Словно запнулся, навалился на нее, упираясь в плечо своей грязной рукой. Во имя матери, за что Гордыне такое наказание?.. Моргана еще ответит на этот вопрос, точно ответит. Отчего бы не послать сюда Зависть? С ее то легионами оловянных солдатиков на привязи. Операция не заняла бы много времени, никакие Мстители не поспели бы за ней.
Она берет себя в руки, с нескрываемым отвращением подхватывает его за локоть, не давая упасть. Все-таки эта свинья является живым человеком и человеческая натура не позволяет ей так просто уронить его. Они - одна команда в эту секунду. Увы.
- Мой брат прав, - она рывком убирает руку с грязного костюма Лени, отряхивает ладони и складывает руки на груди, - Вам нечего тут делать, и спасать уже некого. Те, кто не умер - умрут с минуты на минуту, вам не успеть, как ни старайтесь. Езжайте домой, забудьте все, как страшный сон. Последний совет вам, Мстители.
Она улыбалась. И, конечно, они никуда не пойдут. Не последуют ее совету. Себе на зло.

+5

16

Тони пробирал страх от того, что творилось вокруг. Полуживые люди, где-то в этом городе еще оставались люди, которым нужно было помочь. Джанет, Джанет тоже нужно было увести отсюда, как-то сдвинуться с места и начать действовать, нужно было. Необходимо было что-то предпринять. Вместо этого он тянулся к Хоуп, к женщине, которая ушла из дома, и больше не возвращалась, не возвращалась прежней. О ее успехах в бизнесе в последнее время ходили легенда, Тони и сам лучше не справился бы. Только на звонки она не отвечала, а все попытки пробиться к ней на прием, оканчивались ее скоропалительными отъездами.

Он скучал.

Ему отчаянно не доставало девочки, которая умела заразительно улыбаться. Ему не хватало человека, который его понимал. И он тянулся к ней, в общем-то зная, что ничего не получит.

- Простите, не задавался вопросами о том, кто и с кем знаком и в каком порядке. Джанет, я удивлен, что ты знаешь этого замызганного парня? Это что-то полезное? Или его стоит игнорировать? Хоуп, моя дорогая Хоуп, я бы раскрыл тебе объятия и увел домой, но мы оба знаем, что ты на своем месте. – Слова вырвались сами, непроизвольно, откуда только взялись. – На своем месте и в своем праве, не так ли?

Оказалось, что бить словами тоже просто, главное уметь. Сейчас, пока они стояли, пока Тони не требовалось принимать решений, его не скручивало от невозможности вырваться. Его не мучили боли внутри, не страшил уход Хоуп, да и парень в маске внушал только отвращение и ничего больше. Пустота была практически абсолютной и в ней было некое спасение для него.

- Да, это они, Джен. Но, подозреваю больше вон тот, в белом, почти ангел во плоти, если бы не разлагался. Хоуп, ну, Хоуп действовала бы иначе, возможно, несколько самоубийств на почве невозможности выполнить ее требования, а потом массовая резня. Помнишь, как в Центральном парке после Нового года, так вот, это могла бы сделать Хоуп.  – Наверное, это должно было быть больнее, наверное, он делал что-то не так, давил не на те кнопки. Наверное, в нем что-то сломалось или сломался он сам, Тони не знал, не понимал, насколько все вокруг плыло. Не замечал, как плывет и он. Уныние захватывало постепенно, подкрадывалось на мягких лапках, обнимало и в какой-то момент пыталось душить.

Тони хмыкнул, экстремис подключила резервные возможности управления телом, и он сбросил оцепенение, которое не выпускало из своих цепких когтей никого.

- О, нет-нет, никаких автографов, мы здесь не на презентации новой продукции, а я не меценатствую по будням, прости парень, нет, точнее Чарли. – Гордыня внутри встрепенулась, потянулась ближе, потянулась к носителю, черпая сила. Тони повело, опять куда-то протащило носом в по земле, опять больно царапнуло изнутри. – Впрочем, для мутантов скидка, могу устроить аттракцион невиданной щедрости по ту сторону реальности. Проект-42 ждет тебя и примет любым, даже мертвым.

Слов резали, были острые как бритва, Тони понимал, в общем-то понимал, что его миссия здесь – спасать людей. Спасать тех, кто выжил. Его просили прибыть ради этого. Он постарался сдвинуться с места, но и шагу ступить не удалось, Гордыня вцепилась в носителя, подтаскивая его ближе и ближе, вцепилась и выпускать была не намерена.

А сюрреалистичный сон продолжился, с ним или без него. Пока Чарли растерян, пока Джанет сжимает кулаки и готовится что-то сказать, выступает Хоуп. Ну кто, если не она. Кто-то же должен быть главным, и Тони так хорошо знает этот поставленный голос, эти командные нотки, эти полу-ворчливые обороты. Так хорошо знает, что внутри все сводит судорогой от невозможности что-то сделать, сказать, бежать отсюда. Его почти скручивает посреди городка от острого приступа бессилия. А потом наступила тишина, блаженная, тонкая звонкая тишина, которая, вполне возможно, наступила для каждого жителя этой местности.

- Никаких драм, дорогой. - Гордыня язвит и подается вперед, Тони остается на месте, скованный броней, которая управляется мысленными приказами, но только его приказами. Гордыня мечется в нем, запертая, неспособная даже двинуться с места, рвет и мечет, скулит как брошенная псина. – Никаких приключений, только бизнес и что-то там еще. Забери свой подарок, Хоуп, и забери этот обрывок белого рядом с собой. Убирайтесь отсюда, оставьте город в покое, будьте умницами.

Злость накатывала волнами, сначала слабое раздражение, потом целый шторм из эмоций. Злость смешивалась с Гордыней, рвала и метала, но Тони все еще не двигался, памятник самому себе, замурованный в собственной броне, неспособный управлять ею. Смешная шутка, как часто ему говорили, что это железный гроб? Как часто он смеялся и отмахивался? Пришло время для воплощения этих слов.

Гордыне нужно было добраться до носителя, слиться с ним, завести новое тело. Гордыне нужно было так много рассказать, сделать, достичь. Она так много узнала, она была готова на все, чтобы воплотить свои планы в жизнь. Но она была надежно заперта внутри Тони Старка, маленький, крохотный отросточек, всего лишь капля от могущества греха, капля, которая разъедала этого человека изнутри, растворяла его, заполоняла собой все пустые больные места.

- Иначе все закончится плохо для всех нас. – Тони цедил слова, буквально задыхаясь от невозможности выплеснуть все, что скопилось внутри. Цедил через себя, отключаясь от реальности, цепляясь за внутренние блоки, стараясь не упустить шанс и перехватить контроль над телом, если такой шанс появится.

Джанет стояла рядом и, наверное, только это удерживало его от того, чтобы сойти с ума от противоречий. Только Джанет, которая даже не принадлежала этому миру, но уже стала каким-то оплотом в нем, пусть они и не успели подружиться до стадии «история моей семьи в двух словах». Тони зажмурился до черных кругов перед глазами и выдохнул.

- Возьми брата, Хоуп, и исчезни.

+3

17

Она попала в кино. Или в крупномасштабный розыгрыш. Туда, где сейчас из-за угла выйдет ведущий с букетом цветов и скажет, что это все не правда и городок этот весь - одна большая съемочная площадка. Последуют жидкие извиняющиеся аплодисменты, все будут улыбаться, показательно давать комментарии на камеру. Да только ничего этого не происходило, они как стояли, так и остались стоять, только сыпали словами, бросались колкостями, сверлили друг друга взглядами. Чарли пошатывался, будто пьян был до потери пульса, и грязен, словно спал со свиньями в хлеву несколько дней в обнимку. Что с ним стало? Почему белоснежный плащ теперь был так запятнан? А Тони И Хоуп? Волками друг на друга смотрели, хотя лицо одного было скрыто под маской, а она странно кривила губы, не то в отвращении, не то в злой усмешке. Почему они себя так вели? Джен переводила взгляд с одного участника этой встречи на другого, старалась заглянуть в глаза. Железные. Синие. Зеленые. Никто не давал ей никакого ответа, только Хоуп расставляла четко указывала вещам на свои места, словно вбивала гвозди в крышки гробов на отношениях.
Не дочь. Не мать.
Джен это знала, в конце концов, для них обеих это все было слишком странно. Она не стремилась занять место той Джанет, что погибла тридцать лет назад. Никаким образом не стремилась, ни что касалось работы в Щ.И.Т., ни в плане семьи. Она не та Джен, которую знал когда-то Хэнк, она лишь расшатает старые раны человека, который как две капли воды был похож на ее мужа, только... лет тридцать спустя, да, так похож и так не похож. Этот человек не сходил с ума, не разрушал свою семью, не ломал мир, в котором жил, а стремился его защитить, сумел выстоять, не сойти с ума и вырастить прекрасную дочь почти в одиночку. Она не была его женой, как и мамой для Хоуп не стала бы никогда. Ох, начиная с того, что была сама младше ее и заканчивая все тем же самым - она просто так выглядит, как близняшка, она совсем не тот человек.
Джен это знала и совершенно не обиделась, однако до сих пор стремилась понять, какая  кошка пробежала между этими двумя, уж не сам ли Тони говорил, что они, дескать, друзья с младшей ван Дайн? Ну, младшей - звучало опять же очень условно. Тем не менее.
- Что? - Она нахмурилась, резко переводя взгляд с парочки напротив на маску Старка, - Какие самоубийства, Тони, ты о чем? Я... - она на секунду замялась, припоминая новости тех страшных событий, о которых трещали во всех новостях без умолку. Страшная трагедия десятки погибших, сотни раненых, никто так и не смог понять, что же это такое было, даже как-то причину не стали оглашать, скрыли, сказали, что это - государственная тайна... ох тогда и шуму поднялось. Сначала - ресторан под Рождество, потом - парк на Новый год. -  Я помню, конечно. Хочешь сказать, что в этом всем была виновата Хоуп? - Она перевела взгляд на женщину, глазами моля ответить "нет" на этот вопрос вместо Тони, дать хоть искру надежды на то,что он не прав, - Хоуп... Это все сделала ты? Но... почему?
Столько вопросов, что голова шла кругом. Раскалывалась на рой маленьких непониманий, которыми невозможно было управлять. Что происходило с этим миром? Что в нем было не так? Почему все становилось только хуже и где же финал этого сумасшествия?
И вновь она чувствовала себя тут лишней, все что-то знали, а она, как рыба на берегу - лишь хлопала ртом, хватая воздух, которого становилось все меньше и меньше, дышать мешало чувство обреченности, чувство уныния, наваливающееся девятым валом. Только схлынуло оно так же внезапно, как и навалилось, будто она смогла выдохнуть наконец-то, после затяжного погружения.
Дернулась на полшага вперед, когда поняла, что Чарли вот-вот свалится с ног, но остановилась, так и не сделав шаг. Отчего он не сказал ей, что знаком с Хоуп? Отчего они стояли там рука о руку? Почему она назвала его братом?
- Вы что.. родственники? - Успела негромко спросить Джен, предпринимая тщетные попытки сложить паззл в голове. Взвыть бы, да ситуация не позволяла наполнить себя большей степенью идиотичности, и так была накалена до предела. Хоуп и Чарли просили Мстителей уйти по хорошему, Старк велел сделать им тоже самое. Они как коты, делящие территорию, все забыли о том, что надо спасать живых, если они еще остались. И почему эта женщина, которая сейчас выглядела совершенно незнакомо для Осы, говорила так цинично, так спокойно и так, словно играла главную злодейку в голливудском фильме?
- Тони, нам нужно найти уцелевших, - тихо проговорила она, опуская голову. Не хотелось смотреть, как двое хороших людей сейчас превращаются в их врагов, прямо так, на глазах. Джен закусила губу, стараясь не дать слезе выкатиться от переизбытка эмоций, - Твоя мать бы не одобрила все это, Хоуп, - она наконец-то нашла в себе силы поднять глаза, - Я не одобряю, хоть я и не она. Твой отец был когда-то Человеком-Муравьем, героем. Она погибла, как Оса, как герой. Скотт смог стать героем. А что делаешь ты со своей жизнью? Кому ты мстишь?..
Бесполезно было говорить, кажется, все уже свершено, а после драки кулаками не машут. Им следовало расходиться, Оса точно понимала, что никто и ничего не сможет сделать здесь, посреди этой улицы, в умирающем в вони гниения городе. Никто из них - точно. Где же Ник, когда он так нужен. Где же Кэп. Где все, кто смог бы привнести в этот бред капельку рациональности.

+4

18

Они все разговаривают. Задают вопросы, отвечают, повышают голос или неразборчиво бормочут, отпускают едкие замечания, воздух наполняет один сплошной сарказм, насмешки, и в то же время растерянность, защитная агрессия.

Чарли едва успевает за диалогом, хотя давно упустил нить повествования. У него так сильно болит голова.. Так сильно! Он бы даже застонал, сел бы прямо тут на грязь, если бы не столько зрителей.
Да и - признаться честно - к черту бы зрителей. Он знает, как относится к нему Хоуп, эта высокомерная надменная стерва. О великом Тони Старке наслышан каждый, да и плевать на его самомнение и прочее мнение. Но среди этих клоунов, кичащихся авторитетами, безразличных для Кластера по сути дела, есть одно крохотное "но". Это Джанет, его давнишняя знакомая из огромного безликого города. Облила его сладким холодным кофе в первую же встречу, а после согласилась прогуляться в его компании, хотя кто ещё захочет околачиваться по округе с фриком в маске?, после чего их абсолютно невинные, не носящие ни малейшего сексуального подтекста встречи стали регулярными. Для Чарли это был необычный опыт, пожалуй, поэтому он ощущал себя подле неё тепло, раскрепощенно, естественно. Он чувствовал себя живым и почти настоящим.
Они никогда не обсуждали работу - её или его. Не копались в прошлом, не лезли в личное. Им хватало тем и о другом. Они гуляли в парке, ели в кафе, смотрели фильмы, даже пару раз плавали и один раз организовали совместный пикник, просто.. Он никогда не думал о ней, как о противнике. Привык к тому, что она - самая обычная. Вне этой борьбы добра и зла, вне всех группировок и организаций, разделов территорий и разнообразных правд. Она была его отдушиной, оплотом обыденности.

Но что же сейчас? Что ему теперь со всем этим делать?

"Что ты натворила, ma chère Janet.."

Может, натворила совсем не она. И виной всему его падение во грехи?

Его тошнит. От прикосновения Хоуп. От голоса Старка. Даже от растерянного, испуганного вида Джанет. Последняя все задаёт и задаёт вопросы, словно одна не понимает. Всем остальным ситуация очевидна. Но она спрашивает снова и снова, а они уперлись рогами и никто не может дать внятного ответа. Это терзает Чарли, тревожит его чувство вины, раздирает изнутри. Его лишь больше раздражает Хоуп, чересчур уверенная в себе, и особенно Тони, мнящий о себе бог весть что.
"Пусть они замолчат."
В ушах шумит. Окружающие увлечены своей драмой, а его штормит и выворачивает. Выблевал бы содержимое кишечника, да там давно ничего нет - и не поможет это.

Чарли трёт лицо, встряхивает головой, чтобы прийти в себя. Ему кажется, что его контузило незаметно, покуда он стоит на этом самом месте, без взрывов и военных действий. Все вокруг расплывается, в ушах звенит.
"Пусть заткнутся! Я ничего не понимаю.."
"Мне атаковать?" - услужливо предлагает Ева. Её голос кажется резиновым, растягивается, будто жвачка, и звучит на полтона ниже, будто из трубы.
Ему мучительно плохо. И ему никак не решить.
"Мне. Атаковать. Сейчас?"
А она упрямая! И люди вокруг все никак не заткнутся.
"Да! Боже, да. Заставь их замолчать!"

Чарли едва успевает подумать, позволив себе секундный каприз, а Ева уже проносится яркой металлической вспышкой над его плечом - и навылет пробивает железную броню. Входит в Старка, будто горячий нож в масло, просчитав уязвимости чужого снаряжения, пронзает грудную клетку насквозь пулей - и разворачивается в блестящую вращающуюся монетку за спинами Мстителей. У неё ещё как минимум две цели, но Кластер испуганно икает и вразнобой нетрезво машет руками.
- Стой, стой! Хватит! Этих не трогай!

Отредактировано Charlie Cluster-7 (22-06-2017 20:33)

+4

19

А она все щурилась, тянула губы в ядовитой улыбке, краешком мозга прикидывая, не стерлась ли помада, пока она тут околачивалась, не скаталась ли в неприятные комочки и не растеклась ли за линию. Иначе зрелище должно выглядеть очень смешно. Они пытаюсь переговорить друг друга, перетянуть это одеяло на себя, каждый, тут нет команд, а вдруг у нее рот похож на клоунский. Но это все маячило там, на заднем плане, все внимание все-таки было приковано к тому, что находилось перед ней.
Хоуп кивнула Тони, медленно и размеренно, не то радуясь тому , что он говорил, не то давя в себе желание влепить звонкую пощечину ему. Это все смотря с какой стороны посмотреть, единого ответа в ней не было давно ни на один вопрос, разум раскалывался, когда ее собственные желания выступали против того, что хотела Гордыня. Хотя сейчас обе хотели сделать и то и другое, оставалось лишь расставить приоритеты действий. И покуда она не могла добраться до Тони, не могла подойти достаточно близко, оставалось только порадоваться:
- Ты прав, Тони, прав на все сто. И на своем месте и в своем праве. Неужели тебе завидно? - Она наклонила голову на бок, пристально изучая невольных соперников. Смотря на железную броню, переводя взгляд на Осу, периферическим зрением монитора Лень. Дело привычки, Хоуп ненавидела выпускать из рук даже незначительные нити, если ситуация зависела даже частично от того, что она сделает или скажет. Малейшая оплошность, малейший недосмотр и все будет кончено. В этом она была полностью солидарна со своей сущностью, которая шептала, что если носительница не будет бдительна, ни о какой вершине мира речи идти и не будет. Все в одни руки, все козыри, все фишки, ибо без них - ты пропадешь, без них ты упадешь вниз, опалив крылья, подобно Икару. Он был гордецом, но не сумел просчитать все варианты.
Зачем-то он втравливал в эту историю Джанет, рассказывал, вытаскивал грязное белье из корзины и демонстративно раскладывал его у всех на глазах. Тот случай она помнила и не собиралась за него оправдываться. Порыв скучающей Гордыни обернулся массовой резней не просто так. Она не хотела, чтобы это все возвелось в абсолют, лишь так - чтобы было чем поживиться, чтобы было, чем снять с себя хмарь. А закончилось все тем, что пришлось выбирать: или ее голова будет на свободе, или Старк притащит ее к Мстителям или сразу в Щ.И.Т. Свобода была дороже, поэтому и правила игры менялись на ходу, ужесточаясь.
- Потому что я могу это, Джанет, только и всего, - она самодовольно пожала плечами. Не хватало еще жалости в свою сторону получить. Нельзя было оправдываться, нельзя было говорить, что она этого не хотела, все само, нельзя было врать. - Ты этого не сможешь понять, твои моральные принципы где-то... В другом мире. Хватит блеять, брось прикидываться белой овечкой, никто не без греха, и никто не станет ценить свою голову дешевле головы соседа. Выбирая между собой и незнакомой толпой людей, ты всегда будешь спасать себя, в этом состоит инстинкт самосохранения.
Сегодня они наговорят лишнего. Пускай, возможно так будет даже лучше, возможно после этого они никогда больше не увидятся и Хоуп перестанет сходить с ума при одном виде своей погибшей матери. Надо было давно это понять, для собственной же моральной безопасности. К таким вещам не привыкают. Это слишком больно.
Родственники?
Они были ими в какой-то степени. Да, по линии древней магии. Седьмая вода на киселе. Их сущности, и Хоуп, и Чарли, их когда-то создали всех вместе. Их двоих и остальных. Были ли они частями единого целого или были "кровными" родственниками, этого Гордыня не нашептывала, но взаимоотношения у грехов были свои, особенно, братские. Так что, в какой-то степени, в какой-то степени...
Она лишь повела бровью, продолжая криво ухмыляться, глядя перед собой прямо, не меняя позиции.
- Запрещенный прием, Джен, - улыбка сползла с лица женщины, уступив место нервному подрагиванию верхней губы, - Тебя не учили ниже пояса не бить? Не приплетай их сюда, никого, права не имеешь. Это лишь моя жизнь, моя собственная. А мать ничего мне не скажет, ее с того света не вернешь. Видишь ли, - она выставила одну ногу вперед, перенося вес тела на вторую и плотнее смыкая на груди руки, защищаясь от этого мира на полную, - я могла бы стать героем, лучше, чем была мать, лучше, чем был отец, гораздо лучше Скотта. Но мне не дали этого сделать. Явилась ты и вот уже место в команде объявляется занятым. Две Осы - это так бесполезно.
Если бы не Моргана, возможно так и было бы. Но зачем сейчас это кому-то знать?
Эту тайну Хоуп унесет с собой, куда бы жизнь ее не затянула.
Она дернулась. Резко, испугавшись. Что произошло? Что это пролетело мимо и на полном ходу врезалось в Тони?
Женщина зажала рот рукой, нервно дернувшись, подаваясь вперед. колкости колкостями, но неужели кто-то должен погибнуть? Нет, только не он. Не здесь и не сейчас, не так.
- Ты что творишь?! - Она резко повернулась на Чарли, борясь с  желанием схватить его за грудки и встряхнуть, как следует. Что он себе позволял? Что это за дрянь только что прошила костюм Тони насквозь? О, Хоуп лишь оставалось надеяться, что это - одна из игрушек Старка на случай тяжелых миссий, что там внутри нет никого, а сам он дома, сидит перед мониторами с бокалом виски в руках. - Уходим отсюда, - почти шепчет ван Дайн, глядя пристально в кристально-синие глаза и добавляя мысленно: "Они нас убьют, так что придется взять себя в руки и уходить, как можно быстрее. Хочешь спасти свою шкуру, Лень, начинай шевелить задницей. Моя машина в паре кварталов отсюда, южнее".
Им пора бежать.
Она кидает последний взгляд на красно-золотой костюм, последний взгляд на тонкую женскую фигуру. Как жаль, что не видно его глаз, зато видны ее. Печальные, полные слез. Как жаль, что именно все так обернулось и у них нет возможности переиграть всю ситуацию еще раз, стереть все, что только что произошло.
Она давит в себе поток эмоций, заставляет себя сдержаться покалывая в носу, отводит взгляд, опускает ресницы и отворачивается. Ей не стыдно, не обидно, ей лишь немного жаль. Но... Им с Чарли пора бежать, она свою миссию выполнила, нашла брата и вытащила его из этой клоаки. Какой ценой - вопрос уже не интересующий Гордыню.

+5

20

Нечему было удивляться, Тони терял людей в разных обстоятельствах. Кто-то уходил тихо, закрыв дверь и потеряв последнее, что мог. Кто-то предавал, пытался убить и был сам убит. Кто-то, а кто-то как Хоуп, стоял напротив, смотрел в глаза и кивал головой, чтобы ему не сказали. И от этой последней категории зубы сводило от бешенства, от бесполезности любых действий, от всего того, что обычно предполагается не переживать от близких людей.
Но вот она, Хоуп, стоит напротив, кивает, улыбается, жестко, жестоко, скалится практически. А Тони режет что-то изнутри, режет так отчаянно, полосует буквально, рвется наружу боль, яд, слова, которые нужно оставить при себе. Слова, которые он проживет, переживет. Все пройдет боль от предательства утихнет, ему придется завести на нее дело, как на преступницу, как на человека, способного уничтожать тысячи людей, ему нужно будет столько всего сделать теперь и руки не должны дрожать. Не должны.
Но дрожат.
Он и сам дрожит от напряжения, от желания что-то изменить, от невозможности пошевелить конечностями. Он дрожит от страха, от того, что это никогда не закончится.

Тони сейчас жалел только о том, что не предупредил Джанет, что втянул ее в этом просто так, не сказав ни слова о произошедшем в парке. Что она не знает о том, что Ван Дайн теперь фамилия разыскиваемой преступницы, которую необходимо арестовать и содержать в самой закрытой камере. Она не знает, а он никак не может найти в себе сил подтвердить ее догадки. Растерянность Осы ощущается почти физически, ее покачивает, она плотнее сжимает кулаки, она спрашивает, спрашивает, спрашивает. Тони так о многом теперь жалел.

- Ты права, Оса, нам необходимо спасти людей и задержать эту парочку убийц, а лучше арестовать, чтобы они не повторили свои действия в другом месте. Не так ли Хоуп? – Впрочем, ему не нужен ответ. Он и так знал, что она не остановится, что у нее просто нет сил остановится. Но и простить ей столько смертей у него не получалось, просто, не выходило. – Хэнк будет ненавидеть меня до конца своих дней, но я объявлю тебя в мировой розыск, если ты сбежишь сегодня, Хоуп. Больше не будет компании, больше не будет дел, больше не будет семьи. Только ты и твои преступления.

И пусть это больно, пусть это невыносимо. Пусть он хотел бы помочь, спасти ее, вернуть домой целой и невредимой. Пусть. Он не мог сделать даже этого, не мог спасти ее. Джанет права, Хоуп давно уже не та девочка из прошлого, она изменилась и только Тони до последнего не понимал, насколько.

Парень рядом с ней пошатывался, определенно был пьян до той степени, до которой Тони и не доходил никогда. Парень еле стоял на ногах, весь в потеках от какой-то жидкости, еле ворочал языком. Его можно было игнорировать, если бы ощущение опьянения не накатывало и на тони. Да кто же они такие? Что с ними случилось? Тони скрипнул зубами, но остался стоять на месте, ожидая ее решения и прислушиваясь к разговору с Джанет. Его коробили резкие слова в отношении Осы, которая волей судьбы оказалась в их измерении. «Они могли бы подружиться», - мелькнуло в голове.
Вполне могли бы.

А потом в воздухе что-то мелькнуло, небольшое, слишком быстрое, чтобы сенсоры смогли уловить что это. От боли помутился рассудок, когда это что-то зависнув на секунду с силой вошло внутрь, под броню, в организм, распоров металл, поддоспешник, мышцы, внутренние органы и пробило броню со спины. Тони хватанул воздух ртом, стараясь не упасть, не потерять сознание, но потерпел поражение, оседая на землю с грохотом, достойным Железного человека. Дальнейшее было в тумане, экстремис активизировала резервные системы, запросила данные, заблокировала костюм. Никто не должен был до него добраться, пока он не восстановится, никто не должен был наблюдать за работой вируса, которого и быть в нем не должно было бы.

Первым делом отключились внешние системы контроля, Тони перестал воспринимать мир как единое целое, выключился из социума, ушел в обработку данных по ранению Кожные покровы практически сразу начали затягиваться, стоило только перебросить туда нанниотов, сожженные нервные окончания начали восстанавливать следующим этапом, самое сложное, внутренние органы, но и их довольно быстро затянуло. Повреждение оказалось не так значительно, как оторванная рука или нога, так что вирус вполне успешно справился с залечиванием травм.

Правда в себя он пришел не сразу, это заняло в общей сложности минут десять, может быть больше. Внутренние часы тоже сбились, нападение было внезапным и непредусмотренным. К тому же, броня еще не восстановилась, Тони открыл глаза, подключение к спутникам – это первое что вернулось. Видимо, эта парочка как-то воздействовала на окружающий мир, раз все оказалось настолько странно и в тоже время не просто.

- Джанет? – Эта мысль отрезвила, лишила эйфории, заставила подняться на ноги быстрее молнии, буквально вскочить. – Джен? Ты в порядке?
Она не обладала вирусом, она не обладала суперсилой, позволяющей восстановится в мгновение ока, только человек, с хрупкой системой внутренних органов. Что если эта штука напала и на нее? Что если? Но нет, Джанет был цела и как показывали сканеры, чувствовала себя даже немного лучше, чем парой минут до этого. А вот Хоуп и ее спутник исчезли.

- Сбежали. – Тони констатировал факты. – Проклятье. Я надеялся, что она умнее.

То, что у Дажнет будут вопросы, наверное, тоже факт. То, что у Тони к ней появилась парочка, тоже неизбежность.

- Наверное, надо закончить здесь и где-то обговорить произошедшее. Обменяться данными.

+5

21

Больше всего на свете сейчас хотелось заткнуть уши, замотать головой, а еще лучше - проснуться и понять, что это все только глупый сон в предрассветной тишине. и нет никаких запахов, нет никакого города, нет этого жестокого тона и хлестких фраз, бросаемых с такой легкостью, будто тут собрался клуб по взаимной ненависти. Они все так самозабвенно собачились, что Джанет не успевала следить за происходящими вещами. Что, что творилось? Почему они себя так вели?
Вопросов было непомерно много, на половину и не ответил бы никто и никогда, скорее всего.
Она смотрела в упор в глаза брюнетке, пытаясь сопоставить картинку, сложить одну из двух: из той Хоуп, с которой знакомилась не так давно и из той, которую видела сейчас. Самодовольную, надменную, жестокую. Аж зубы свело от того, что она говорила. Белая овечка? Никогда ван Дайн ею не была и на ее совести много черных пятен, много крови попадало и на ее руки, человеческой и нет. И никогда она этого не скрывала, но своих при этом не трогала почти никогда. Да, случаи разные бывали и иногда приходилось ввернуть шпильку поострее просто,чтобы сбавить обороты другого, но что б так...
- Я и не присуждаю себе никакие права, я лишь пытаюсь понять, во что ты превратилась и зачем, - распускать нюни она может и позже, и пусть глаза мокрые, тут ничего не исправить, но терять себя в этой пучине едкости не стоило. - Это все слишком мерзко звучит, ты же не такая, Хоуп...
Джанет покачала головой. До женщины было не достучаться, она лишь улыбалась и соглашалась, бросая через себя все доводы и все вопросы, или она принципиально не хотела слушать - не понятно. Но что-то, что-то такое было неуловимое, будто весь этот фарс разыгрывался по сценарию, к тому же не самому лучшему. Джен то и дело кидала мимолетные взгляды на Чарли, вот уж кого она не ожидала тут встретить. Было как-то даже не ловко, она никогда не говорила ему о том, чем занималась, они редко разговаривали про мир супер-масок и супер-плащей супергероев, он лишь отшучивался, а она и вовсе не заикалась. Но вот еще одна куча правды всплывает на поверхность. Так не вовремя. Так не к месту. Если они еще раз когда-нибудь встретятся после такого, придется долго объяснять, что за чертовщина и к чему весь этот маскарад.
- Это... не бесполезно. Мы бы справились, мы бы... - Пустое. Хоуп не слушает ее. Она и Тони не слушает, кажется. Никого. Неужели это - правда? Неужели именно появление Джанет в этом мире привело ее к таким последствиям через такие выводы? Слишком мало места? Да Джен и не претендует вовсе, она и не стремилась в команду,просто тут это все, что она умеет и чем может воспользоваться... Но занимать чье-то место она точно не собиралась.
- Тони?.. - Она поднимает на него глаза, испуганно шепчет, - Это правда? В розыск? Ты серьезно?
Пусть они и не родственники, пусть в них нет уже ни капли каких-то взаимоотношений, все разрушалось прямо здесь и сейчас, выжигая на корню любые попытки сблизиться, но у них одна фамилия, одна кровь на двоих, пусть и из параллельных миров. Джен сжала руки, прижимая их к груди и медленно качая головой. Нет, это точно бред, кошмар, ночной кошмар из тех, от которых не просыпаются. Почему преступники? Почему в розыск? Зачем это все? Как они это сделали? Нельзя, нельзя было допускать подобное, она бы никогда не допустила, и ее мать бы никогда этого не допустила, будь она жива здесь. И Чарли, он что - тоже преступник? Он - само очарование, да, не без хитростей и авантюризма, но массовые убийства никак не вписывались в общую картину.
Мгновение.
Секунда.
Даже меньше.
Что-то пролетело мимо глаз, разрезая броню Железного Человека и вырываясь с обратной стороны, неведомым огромным снарядом зависая сзади. Она хотела что-то выкрикнуть, позвать Старка, но только лишь машинально повернулась боком, осматривая одновременно и зависшую за Тони штуковину и двоих их сегодняшних соперников. По пальцам скользнуло ярко-желтое пламя биоэнергии, окутало кулаки, готовое сорваться в любой момент в любую из сторон, но сильно нетрезвый голос отозвал непонятную летающую тарелку, приказав не трогать. Кого не трогать? Женщин? Как благородно. Джен проследила взглядом полет предмета, пламя на запястьях растворилось, так и не слетев в пучину безумия, и, как только она поняла, что их противники просто уходят, она кинулась ближе к Железному Человеку. Он был жив, определенно жив, но как?..
- В полнейшем, - кивнула она, отзываясь, - Как ты? До медиков дотянешь?
Казалось не только дотянет, но и не пойдет к ним. Слишком резво он встал для человека, только что принявшего удар через себя.
- Я уже не понимаю, что происходит и кто умнее, кто глупее... Идем.

+2


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [03.03.2016] Да придет царствие твое


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC