03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[1963] My Atlantis.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[My Atlantis.]

⊗ ⊗ ⊗
https://68.media.tumblr.com/cf551a8749564093d2da9b25a6baabd7/tumblr_olqvrmVpO11u6s66oo6_250.gif http://68.media.tumblr.com/17b1d7fcc57683831a040efdd16fd11e/tumblr_nr2kuflOZ01qav05wo7_250.gif

информация

Где: Северный Атлантический Океан, подводное царство Атлантида 
когда: ~ 1960

Кто:  Morgan le Fay & Namor McKenzie
предупреждения: - Апути Атлантиду. - Не апутю.

и с т о р и я
В отчаянной надежде найти свою родину, Моргана решает поднять Атлантиду со дна, но она не знает, что может таким образом погубить всю жизнь в Царстве, и не знает, как заблуждается, ведь её родина — совсем другое место.

Отредактировано Namor McKenzie (11-06-2017 18:13)

+3

2

[AVA]http://i.imgur.com/KisLUiJ.gif[/AVA]

Желание обладать Даркхолдом всегда было сильно в ведьме, и она ни капли не отрицала этого факта, ее пальцы дрожали от осознания того факта, что книга больше не с ней, и глубоко внутри было больно от этого, но Ле Фей научилась контролировать себя и свои желания, ну, почти. Правда, вот сейчас жизнь повернулась таким образом, что Моргана наткнулась на информацию, которая была способна решительным образом изменить всю ее жизнь, ее отношение к происходящему. Она долгое время блуждала в астрале, в поисках подходящего тела, она не возвращалась не потому что не могла, а потому что не хотела Ле Фей жаждала подходящее тело, подходящую личность, которая будет полностью соответствовать тому, что она себе представляла. И такое тело нашлось – молодая девушка, талантливый специалист и океанограф была идеальной кандидатурой, и подчинилась легко и играюче, когда пошла на зов членов секты Даркхолда, чьими умами уже управляла ведьма. Моргана вселилась в юной и прекрасное тело, вновь чувствуя свежий бриз на загорелых ногах, прикосновение солнца к лицу и запах моря в воздухе. Это было прекрасно, Вивиан Морган – ее новое вместилище, была крепкой и красивой женщиной лет двадцати пяти, не больше. Она была ученым, успешно продвигающим идею о защите окружающей среды. Более того, как Моргана успела узнать, Вивиан активно ратовала за сохранение части островов, входящих в ахипелаг Наветренных островов в Карибском море.

Первые несколько дней Моргана привыкала к новому телу, стараясь не высовываться, прислушиваясь к Вивиан, которая ничего не помнила о том, что произошло с ней в той самой пещере, где ей довелось встретить служителей культа Даркхолда, лишь необычная подвеска из звездного сапфира висела у нее на груди, но отчего-то ни капли не волновалась о его происхождении. Вивиан стояла на набережной, отбросив волосы за спину, и смеялась рядом со своим коллегой Уилфредом, который был очарован своей напарницей, Морган же в свою очередь с абсолютным спокойствием относилась к любому мужчине, предпочитая всем им работу, о которой они именно сейчас и говорили. Парочка находилась в Португалии, а Вивиан в частности занималась исследованием архипелага Азорских островов, правда, она сама не понимала, почему они и почему именно сейчас, но это мало кого волновало. Потягивая ледяную колу, приспустив на нос очки, Вив хмурилась, глядя на Уилфреда, который пытался упорно ей доказать, почему ее идея будет обречена на провал.
- Нет, ты не прав. Я изначально хочу исследовать там все, я знаю, что там есть подводная пещера, и я туда проберусь, чего бы мне это ни стоило, - Морган покачала головой, стараясь не закатить глаза, и вновь обхватила губами трубочку, втягивая прохладный напиток. Солнце Португалии жарило нещадно, лаская уже загорелую кожу океанографа. Вивиан была одета в короткие джинсовые шорты, верх от купальника белого цвета и желтую рубашку, завязанную под грудью. Со стороны она и не выглядела, как ученый с большим потенциалом, скорее уж, как одна из этих модных хиппи, что теперь существуют повсюду. Вот только британский акцент и правильное произношение каждого слова выдавали в ней человека с высоким уровнем образования.
- Ты не можешь идти туда одна, это слишком опасно. Пику может в любой момент начать извергаться, а температура тех вод достигает той отметки, при которой ты можешь получить ожоги, - Уилфред встал рядом с Вивианом, глядя на нее суровым взглядом. Он понимал, что эту женщину не остановит ничего, вообще ничего, если она решила, что Азорские острова находятся под угрозой, то во чтобы то ни стало будет их изучать, чтобы попытаться спасти от затопления.
- Успокойся, все будет хорошо. Я работаю с этим не первый раз, разведывательный катер уже готов, так что все отлично, я выйду завтра на рассвете, так что, если захочешь – присоединяйся, - Вивиан надела очки назад и ослепительно улыбнувшись Уилфреду, двинулась вперед по набережной.

…солнце уже поднималось, освещая все вокруг, окрашивая в золотистые тона каждый дом, каждую пальму, вода была спокойной, даже легкого бриза не наблюдалось. Отчего-то Вивиан в это утро не хотелось брать с собой команду, она устроила оборудование на катере, и включив мотор, выдвинулась в сторону, где по ее заметкам располагался подводный вулкан, ныне спящий. Дорога до места заняла не более получаса, все это время, Вивиан сидела на корме в одном купальнике, что-то вырисовывая в блокноте, о чем-то задумчиво чертя на картах, которые были тут же под рукой. Женщина не понимала, почему ее так влечет сюда, как так происходит, что она легко находит нужные ей координаты. Но обойдя пару островов, и передумав идти в первоначальное место, Вивиан отправилась к далекой бухте, куда почти никогда не заходили ни корабли, ни рыбаки. Она издалека видела нависающие скалы, вокруг которых была голубая вода. Морган причалила как можно ближе к одной из небольших скал, ее катер шел легко и безо всяких проблем. Надев на себя только маску, захватив на всякий случай трубку, Морган опустилась в воду, набирая в легкие, как можно больше воздуха и погружаясь в голубую гладь. Она потеряла счет времени, кружа по рифам, изучая водоросли и прочее. Но никогда не теряла связи с катером, который покачивался недалеко, Вивиан не замечала того факта, что она не поднимается на поверхность за воздухом, не использует трубку, ее руки не устали, а тело будто не нуждается в кислороде, лишь оказавшись в какой-то неизвестной до этого подводной пещере, Вивиан, выбираясь на сушу, задумчиво огляделась вокруг себя, чуть хмуря брови. Судя по тому, что она наблюдала, это место было больше похоже на древний храм, посвященный одному из древних богов морей и океанов – Нептуну. Но что еще более странно, этот храм не казался заброшенным. Повсюду были охапки цветов, которые было сложно найти, само помещение освещалось не только свечами, но и солнцем, которое пробивалось сквозь огромное отверстие в потолке. Вивиан чуть нахмурилась, внимательно изучая то, что ей удалось найти, даже не заметив легко движения воды позади себя.

+2

3

[AVA]https://68.media.tumblr.com/0308df2c11353c62c6954b1a0d734388/tumblr_o8f0vpViCb1s4bx7jo1_250.gif[/AVA]

Нэмор застыл карамельным изваянием на одном из живописных рифов. Живописных - потому, что некогда они находились под водой, но современная тенденция осушения заставила его подняться на поверхность, а бывшие кораллы, цветущие багровым цветом, превратились в белесые глазастые пустыща, не теряя впрочем своего морского очарования, во всяком случае, для Подводника. А карамельным - потому, что провел на суше уже столько времени за последние недели, что его кожа покрылась таким оттенком, которому могли бы позавидовать заядлые туристы. Он сидел, свесив ноги с рифа, так что крылышки на его лодыжках покачивались на легких волнах, а волосы покрылись белой солью, превращая его чуть ли не в блондина. Он любовался своими нововернувшимися крыльями, которые вместе с золотой броней даровал ему при воскрешении Нептун.
Было так тихо, что Нэмор буквально жабрами предчувствовал приближающую бурю, да только не знал, с какой стороны ему стоит встречать её — Нэмор только-только избавился от проклятья, разгадал план ведьмы занять его трон и покинул фантастическую Четверку, возвращаясь к жизни повелителя Антантиды. Все было тихо и мирно уже около года.
Их границы не подвергались нападениям уже несколько лет, включая то время, когда он отсутствовал, флора и фауна в океане была практически в идеальном состоянии, а редкие отходы человеческой промышленности не достигали глубоко запрятанной Атлантиды, теряясь где-то в верхних слоях водной толщи. Молитвами ли, стараниями ли самого Подводника, любовью ли Нептуна - но всё было гладко настолько, что Маккензи не верил в это, всё чаще и чаще оказываясь на поверхности воды, прислушиваясь к жизни людей - а не задумали ли они чего? Нэмор был крайне скептичен в отношении такого спокойствия, даже подводных междоусобиц не было, сплошное благодушие и мир. Земля, в очередной раз, не принесла ему ответов на это зудящее чувство подозрения, и Маккензи соскользнул с рифа в прохладную воду, опускаясь на глубину.

Направляясь в сторону Атлантиды, Нэмор почувствовал водное возмущение, волнами идущее под водой и затрагивающее его самого. Источник волнения подводных жителей был в стороне храма Великого Нептуна, который постоянно охранялся атлантами, курсирующими под ним на глубине. Маккензи развернулся в ту сторону, преодолевая расстояние до храма в считанные секунды.
- Что происходит? - уточнил Подводник у одного из стражей.
- Мы не уверены, Повелитель, но кажется в Храме кто-то есть. Чужак. - это и было причиной всех волнений, никто из людей ранее не переступал «порог» Храма, никто из людей не опускался на такую глубину и не мог пробраться в подводную пещеру.
На такой глубине человеческая физиология буквально трещала по швам, давление разрывало ушные перепонки и сосуды головного мозга, никакие кислородные баллоны не выдерживали на этой глубине, разрываясь далеко на подходе, и лишь атланты - жители подводные, могли попасть в эту зону. Это было единственным местом, где жители подводного царства стояли на самой настоящей земле - подводный грот, лишенный толщи воды, но обладающий теми необходимыми кислородными условиями, чтобы Атланты могли там находится — великое святилище. Нэмор немедля, отправился выяснять, кто посмел вторгнуться в храм, жалея, что не захватил свой трезубец, который ему наверняка сейчас очень бы пригодился. Проплывая под водой, он петлял между скалистой острой местностью, ловко лавируя и в считанные секунды оказался на месте. Солнце стояло ровно над храмом, освещая его и рисуя Маккензи образ безобидной молодой женщины, с маской и ластами в руках. Он бы спутал ее с обычной туристкой, или любительницей купаний, если бы встретил ее где угодно, но только не тут.
Маккензи подплыл еще ближе, ступая по мягкому, нежному песочному дну и продвигаясь в сторону не званной гостьи, которая пока что не делала ничего, что могло бы вызвать гнев Подводника, за исключением того, что она уже его вызвала, оказываясь тут. Она оставила свои купальные принадлежности (нет, не купальник) и принялась изучать храм: рассматривать цветы, дотрагиваться по стен, выточенных водой и мастерской рукой атлантов, и собрала в ладонь несколько ракушек.
- Не смей ничего трогать! - грозно произнес Нэмор чуть громче, чем следовало бы для радушного приёма, и в полной тишине, его голос раскатистым рёвом прокатился по храму, отталкиваясь эхом от стен и натыкаясь на препятствие в виде женщины, затих. Она резко обернулась в его сторону, не ожидая кого-то увидеть тут, но не двинулась с места - что было логично, ведь бежать было некуда. Маккензи к этому моменту уже добрался до суши окончательно, и возвышался на добрые две головы над ней, хотя и стоял не слишком близко, буравя её неприветливым взглядом. Эта зона был настолько запретной, что даже сами жители Атлантиды могли приходить сюда лишь в особые отведенные дни и часы, тут проводили праздники во имя третьего Олимпийца, тут ему возносились почести и хвала, оставлялись дары.
- Ни один человек не смел доселе осквернить эту священную землю, как ты смогла попасть сюда? - вопрос нёс в себе одновременное оскорбление и вопрос; он не собирался расшаркиваться перед ней, или вежливо просить ее покинуть святилище - Нэмор собирался узнать, как она пробралась сюда, чтобы исправить эту брешь - а потом убить её, чтобы она не разнесла весть о том, где была по всему земному шару и очередные безумные смельчаки не вознамерились сунуться сюда, как пытались сунуться в Атлантиду.

Отредактировано Namor McKenzie (14-06-2017 18:24)

+3

4

[AVA]http://i.imgur.com/KisLUiJ.gif[/AVA]
Взгляд Вивиан скользил по роскошным барельефам, по цветам, которые украшали все пространство пещеры. Некоторые стены были расписаны различными сюжетами из древнегреческих мифов, где был изображен бог с трезубцем, отчего Вив сделала вывод, что попала в храм, где служили Нептуну, он же Посейдон в греческой мифологии. Женщина чуть нахмурилась, ей долгое время казалось, что уже никто в этом мире не верит в древних богов, а все они прекратили свое существование, ведь подтверждения их существования не было ни тогда, ни сейчас. От этих мыслей Моргана внутри сознания юного океанографа лишь презрительно фыркнула, вспоминая небезыственого ей Тора, а также Ареса, да и самого Нептуна. Не хотела бы она оказаться сейчас с ним лицом к лицу, только не тогда, когда ее тело покоится в другом месте, но уже готово к тому, чтобы воскреснуть в полную мощь. Брюнетка же недоумевала, как она оказалась здесь на самом деле, потому что по ее прикидкам, для того, чтобы попасть в эту пещеру необходимо было проплыть огромное расстояние, которое для простого смертного скорее всего закончилось бы летальным исходом. А она, насколько Вив помнила, обычная женщина, без каких-либо суперспособностей, у нее обычные легкие, да и кости не отличаются высокой прочностью, вспомнить хотя бы дважды сломанную руку. Женщина тряхнула головой, отчего брызги соленой воды полетели в разные стороны с ее волос, а те почти сразу завились в мелкие кудряшки, прилипая к мокрой спине и груди.
Вивиан прошла вперед, почти к самому алтарю, когда услышала позади себя неспешные шаги, а затем и грозный голос, принадлежавший мужчине. Женщина испуганно обернулась, замерев на месте, не в силах вымолвить ни слова, она сжимала в ладони несколько ярких ракушек, привлекших ее внимание своей необычной формой. Ее сердце бешено стучало, готовое вот-вот вырваться из груди, а Моргана внутри нее удивленно подняла брови, кажется, сейчас будет ее показательное выступление, потому что незнакомец совершенно точно не был расположен к дружелюбному ходу беседы.
- Я…- Вивиан опустила на песок ракушки, невольно отступив на два шага назад, упираясь в холодную статую Нептуна. Этот мужчина при других обстоятельствах, скорее всего, вызвал бы у нее восторг и смущение, но сейчас он вызывал у смертной половины страх, а у бессмертной истинное возмущение – как можно быть таким суровым?.. Вив глубоко вздохнула, на мгновение прикрыв глаза, и именно это стало ее огромной ошибкой, потому что Моргана тут же захватила ее сознание, взяв дело в свои руки. Когда Вивиан открыла глаза, то в них на мгновение блеснуло пурпурное пламя, тут же исчезнув.
- Прошу Вас, я не знаю, кто Вы, но не делайте поспешных выводов. Меня зовут Вивиан Морган, я океанограф, занимаюсь изучением вод океана, в частности Атлантического, а также островами, которые на данный момент находятся в критическом состоянии. Я пытаюсь спасти часть из них от полного затопления, - Моргана перевела дыхание, скользнув языком по пересохшим губам, и тут ощущая соль на самом кончике, от чего сразу же захотелось невыносимо пить. – Мой катер расположен недалеко от этой пещеры, сегодня я планировала немного поплавать, чтобы собрать материал для дальнейших исследований. Но каким-то образом оказалась здесь, я, правда, не знаю, как так вышло. Я всего лишь ныряла с маской, и не планировала нарушать единения этого храма, но… Как тут оказались вы? – Моргана отчасти начинала понимать, кто стоит перед ней. С его накаченного торса стекала вода, кожа отливала бронзовым загаром, и невольно в голове Морганы Ле Фей возникала ассоциация с соленой карамелью, которая так и просилась на язык, чтобы попробовать. Красивый, сильный, брутальный и явно конченный мудак, совсем, как она любит, при других обстоятельствах, Моргана Ле Фей сбросила бы все оковы, чтобы затащить его в свою постель, и сделала бы это с великим удовольствием, при такой-то внешности и внутреннем пламени, что даже воды Атлантического океана не в силах потушить. Вот только проблема истинная заключалась в тому, что Нэмор, а это был именно он, являлся повелителем всего этого подводного царства, и необходимое ей, он вряд ли бы согласился отдать, даже не просто так, а за огромную цену. Да, он, скорее всего, просто попытался бы отправить ее на тот свет, не задумываясь вообще, что в принципе он, судя по всему, и планирует сделать даже сейчас, с этим прекрасным, молодым телом. Что же, придется действовать по старинке, не получится соблазнить, будем умолять о прощении и давить на гордость. Моргана медленно выдохнула, приготовившись к самому трудному. Но тело меня ужасно не хотелось.
- Простите, это был ужасно бестактный вопрос…Я, действительно, не знаю, как оказалась здесь. Боюсь, что это была какая-то, прямо, магия. Иначе даже и не скажешь, - Вив неловко улыбнулась, вновь сделав шаг вперед, выходя под лучи солнца, что жарило нещадно, высушивая влагу на теле, купальнике и волосах девушки, оставляя лишь белые соленые разводы на каштановых волосах. – Могу ли я уйти?.. Я не думаю, что сюда сможет пробраться кто-то еще, или я осмелюсь повторить свой подвиг…

+2

5

[AVA]https://68.media.tumblr.com/0308df2c11353c62c6954b1a0d734388/tumblr_o8f0vpViCb1s4bx7jo1_250.gif[/AVA]

Нэмор смотрел на нее абсолютно стеклянным взглядом - его не заботила ее внешность, ее хрупкость, не волновали кудряшки, в которые превратились её волосы, и он не замечал ладной фигуры. Она была врагом, проникшим в священное место, осквернившим его. Она была лазутчиком, чья судьба уже предрешена вне зависимости от того, что услышит Подводник. Он не отпустит её, и вероятнее, в газетах возникнет очередная небольшая статья о том, что молодая женщина не вернулась на сушу, решившись на не безопасное путешествие в одиночестве — не зря всех жителей земли предупреждают: не суйтесь слишком глубоко - погибните. Маккензи смотрел на нее и слушал, не шелохнувшись и даже лишний раз не моргнув, будто он и вовсе не живое существо, а та самая статуя Нептуна, в которую она уперлась спиной, ища защиты. Едва ли покровитель морей придёт ей на помощь, за что она тут наследила.
- Я разве спрашивал кто ты? - голос Нэмора продолжал звучать не приветливо, он был резкий, колкий, как и его взгляд, он был откровенно презрительный. Подводника не заботила биография девушки, ему не было дело до её специальности, хоть это и объяснило ему, отчего такое любопытство.
- Это не объясняет как ты попала сюда. - а этот вопрос был куда важнее сейчас чем то, что она пытается спасти острова, которые в итоге затонут всё равно. Он сложил руки на груди, не приближаясь к ней больше, и повел бровью, явно требуя конкретного ответа, а не размытой истории.
Не было ничего удивительного в том, что она подчинилась ему - продолжая лепетать о своих планах, о том, что её ждет катер, и что она не понимает как оказалась тут. А вот Нэмор понимал: только опустившись на невероятную глубину, можно было попасть в этот грот, и даже если бы ей каким-то чудом хватило воздуха, то ее физиология не выдержала бы такого, если бы конечно она не имела атланских корней. В конце-концов он сам сын земли и воды, и может жить и тут и там. Он задумчиво обошёл её, внимательно рассматривая тело, а в большей степени голову женщины. Он искал нечто, что хотя бы отдаленно напоминало жабры, такие, как были за его ушами. Но ее волосы были распущены и закрывали как заднюю часть шеи, так и уши, поэтому Нэмор не смог ничего обнаружить, зато заставил ее порядком испугаться, внимательно рассматривая его мощную фигуру, с совершенно не сочетающимися с ней крохотные крылышки на ногах, которые сейчас были сложены так, что обвивали его лодыжки выше пятки. Наконец, не достигнув успеха, Подводник остановился напротив нее, всем своим видом подвергая ее историю сомнению. Она или принимала его за идиота, или имела какие-то неведомые ему сверхчеловеческие способности, дающие ей возможности как выдерживать давление, так и оставаться без воздуха, но случайно оказаться тут она не могла - никаких подводных разломов или магических порталов тут не было.
- Как тут оказался я? - на его лице появилась улыбка, которая не сулила женщине ничего, абсолютно ничего хорошего. Будь сейчас у него в руках трезубец - он не раздумывая проткнул бы её за этот поспешный вопрос. Но марать руки? Он не такой.

Маккензи отступил в тень, и они как будто бы поменялись с Вивиан местами: она оказалась ближе к воде, а он ушёл в глубь храма, ближе к статуе Нептуна. Нэмор молчал - что-то было в ней подозрительное, но он никак не мог поймать, понять, что именно? При упоминании магии, Маккензи и вовсе показалось, что она издевается над ним, смеется. Он сощурился, и продолжил стоять на месте, когда она сделала небольшой, как будто бы и не заметный шаг от него, медленно и верно приближаясь к воде. Её попытка сбежать выглядела смешно для властелина морей, но он не спешил мешать ей, играя с женщиной, будто охотник с добычей.
- Это верно, вряд ли кто-то ещё сможет сюда попасть. - Маккензи продолжал неподвижно стоять на месте, так что она сделала вывод, что он отпускает ее. Не разворачиваясь к нему спиной - правильно, девочка - Вивиан пятилась в сторону спуска в воду, медленно и верно увеличивая между ними расстояние, рассчитывая видимо, что это как-то поможет ей. Она прихватила даже маску и ласты, заходя всё глубже. Маккензи провожал её пристальным взглядом, и когда она наконец достигла глубины достаточной, чтобы нырнуть.. он позволил ей это сделать. Подводник осмотрел храм на предмет украденных, не верно оставленных или поврежденных вещей, и убедившись, что всё в порядке, вступил в ту же воду, мгновенно добираясь до глубины и ныряя.
Не прошло и секунды, как пара атлантов были рядом с ним в воде, вооруженные облегченными версиями трезубцев, подобных его собственному, с двумя острыми концами, они ожидали приказа от Маккензи.
- Проследим за ней. А потом вернём ее обратно.. Никто не смеет вступать на нашу землю без приглашения, а потом уходить невредимым. - они разделились, не считая Вивиан угрозой, и сопровождали её под водой держась на таком расстоянии, чтобы океанограф даже не подозревала о том, что она не одна. Вела она себя совершенно естественно, но абсолютно не нуждалась ни в воде, ни в отдыхе, легко прорываясь сквозь толщу воды, которая буквально обтекала ее тело, не создавая никаких помех. Когда женщина почти добралась до поверхности, и ей оставалось всего несколько гребков наверх, Нэмор даже видел небольшой катер, который покачивался на волнах, стражи схватили ее за ноги.
Маккензи был в стороне, но внимательно следил за тем, как отчаянно она отбивалась от мужчин, крепко державших ее. Вода в этот раз была не на ее стороне, замедляя все движения, не создавая никакой силы тому, что она делает. Она пыталась вырваться, кричала и размахивала ногами - как ей казалось, а на деле лишь медленно водила ими из стороны в сторону, не создавая никакой проблемы страже и пускала пузыри. Они связали ее руки и ноги крепкими водорослями, а затем ими же - закрыли женщине глаза и потащили вглубь. Маккензи, двигаясь гораздо быстрее их, пошел наперерез. Он знал, что они первым делом доставят ее к нему, а уже потом - в клетку. А дальше ее судьба, как известно, предрешена.

+1

6

[AVA]http://i.imgur.com/KisLUiJ.gif[/AVA]
Этот Нэмор был просто невыносим! С ним в степени нарциссизма, самоуверенности и брутальности мог сравниться только Виктор, да и тот, не выдержал бы после двух раундов. Моргана мысленно закатывала глаза, а ее тело дрожало от страха, пытаясь спрятаться, съежится, исчезнуть, да, все, что угодно. Ле Фей же старательно пыталась заставить себя не проявлять магию, потому что ее тело было еще не готово к тому, чтобы воскреснуть, необходимо было подождать пару дней. Даже если сейчас ее убьют, то это мало повредит самой ведьме, Вивиан будет немного жаль, но такова участь простых смертных, от нее никуда не деться. Впрочем, волшебница, она же Владычица Озерная, позволила хрупкому разуму действовать самостоятельно, без ее вмешательства. Умная девочка Вивиан, вслушиваясь в голос мужчины напротив, спиной же пятилась к кромке воды, аккуратно поднимая с песка свою маску и ласты, которые сжимала в руке. Она отчего-то сомневалась в том, что они вообще ей понадобятся, но почему-то бросать снаряжение в этой воде вовсе не хотелось.

Моргана же изнутри, едва ли руки на груди не сложила, наблюдая за тем, как Нэмор ходит вокруг нее, внимательно рассматривает с ног до головы, но не проявляет никакого внимания к красоте, этого прекрасного тела. Впрочем, Моргана была уверена, что явись она в истинном облике, с истинными силами, то им нашлось бы о чем поболтать с Подводником, который был скептичен и настроен явно не дружелюбно. Женщина нервно облизнула губы в очередной раз, когда Нэмор обошел ее кругом, заслонив на мгновение своей могучей фигурой свет, Вивиан задержала дыхание. Она хотела исчезнуть из этого места, как можно дальше, страх липкими щупальцами проникал в ее сердце, крепко сжимая ледяными пальцами. Вивиан почти задыхалась в этом месте, словно рыба выброшенная на берег, какое все же не слишком уместное сравнение. Морган даже не предполагала о том, что это за мужчина перед ней, его интересные крылья на ногах в любой другой ситуации вызвали бы бешеный восторг у океанографа, а это место повергло бы в пучину страсти и восхищения, но сейчас, Вив казалось, что она сходит с ума, что в ее организме много кислоты, и что для того, чтобы очнуться ей необходимо просто вернуться на катер, прийти в себя и тогда все будет отлично.

Вода охватила ее с ног до головы, и тут уже в дело вмешалась Моргана, которая защитила свой сосуд от внешнего воздействия, у Морганы все было просчитано, она знала, как можно ловко выйти из этой ситуации, повернуть ее к себе удобным образом, ее не страшила смерть, Ле Фей знала, как этого избежать. Мощными гребками Вивиан разрывала воду, устремляясь к своему катеру, который покачивался на волнах. Наручные водонепроницаемые часы показывали, что с момента погружения и всей истории прошло не более полутора часа, так что солнце сейчас только-только вступало в свои права, облачив землю в наряд из золота и лазури. Она уже видела вдали на поверхность покачивающуюся лодку, как вдруг ее лодыжки обвило что-то холодное и до ужаса противное, Морган яростно закричала, но звук этот был заглушен толщей воды. Двое неизвестного вида ей созданий, ближе всего к людям, но отличающиеся наличием жабр и прочего, схватили ее за ноги безо всяких проблем. Посопротивлявшись для вида, Моргана Ле Фей сдалась на милости победителя, даже позволив завязать себе глаза. У магии есть одно приятное свойство – она сохраняет свой след даже в воде. Это не кровь, это не любая жидкость или твердое вещество, магия – это субстанция, которую невозможно стереть. След Ле Фей отследить могут немногие и уйдет на это времени больше, чем можно себе представить, но для самой Морганы – это как нить Ариадны, она будет следовать за ней в любом случае, и в случае чего не только вернется на поверхность, но и вновь навестит тот самый город, который ей так нужен.

Ей развязали глаза только тогда, когда Моргана коснулась босыми ступнями холодного пола, и сама не поняла, каким образом, но ощутила, как вода ушла от нее, уступив место воздуху. Тишина в зале стояла
звенящая, Моргана чувствовала давление воды сверху на эту залу, которая, видимо, была одной из немногих, что обходилась без водного пространства, значит сюда вход был ограничен, что же, это весьма на руку Ле Фей. А еще ее интересовало, почему же ее не доставили в другое место, где ей пришлось бы глотать соленую воду, в попытках рассказать, что происходит. Она сознательно усыпила сознание Вивиан Морган, чтобы женщина не натворила лишнего, ей ни к чему такие потрясения, все, что она видела до этого теперь останутся простым сном, который не имеет никакого отношения к реальности, это при условии, что Морган сможет выжить после близкой встречи с Нэмором. К слову о нем, он вальяжно развалился на троне, его загорелая кожа чуть поблескивала от влаги, волосы немного завивались на концах, но это скорее было завораживающим действием. Маккензи мог бы смело встать на обложку модного журнала или совершенно точно завоевать не одно девичье сердце, но ему, судя по всему, это было не нужно. В Атлантиде он чувствовал себя, как царь и Бог, впрочем, какой смысл грех таить, именно таковым он и являлся.

Ле Фей выпрямилась в полный рост, чуть повела плечами, ощущая, как холод пробирает ее до костей. Температура в этом помещении была явно не предназначена для таких, как она – хрупких и весьма смертных людей. Женщина подняла смелый взгляд на Нэмора, облизывая соленые губы, и обхватывая себя руками, чтобы немного согреться:
- Я не понимаю, зачем я вам? Отпустите меня, прошу Вас! – Моргана почти умоляла. Этот голос был ей непривычен, в нем не было нужных оттенков мольбы, чтобы она звучала и как призыв, и как насмешка. Все уходило в один цвет, что было чрезвычайно грустным. Но голубые глаза Вивиан горели пламенем страха, она дрожала и от холода, и от священного ужаса, несмотря на то, что по большей части разум самой Морган был усыплен. - Не думаю, что убийство того, кто пытается помочь океанам, окружающей природе поможет этому миру! Почему бы Вам не обратить свое внимание на многочисленные нефтянные вышки, - Ле Фей поджала губы, упрямо глядя в глаза Нэмору, она могла в любой момент сделать так, что здесь не только ей жизнь оставят, но еще и трон рядом поставят, но нет. Нельзя так сразу поступать, ей надо удостовериться в том, что ее мысль ясна.
- Прошу Вас, я безобидна, - ее огромные голубые глаза, с пурпурными крапинками смотрела предельно чисто, в них читалась откровенная мольба, пухлые губы чуть приоткрыты, будто вот-вот с них слетят слова древней молитвы Посейдону. Моргана Ле Фей протягивала свои руки к Нэмору, что были обвиты прочными лианами-водорослями, а вместе с ними и тонкие нити едва заметной магии, которая окутывала Короля-Подводника, и очень мягко, аккуратно внушала ему мысль, что стоит хотя бы просто повременить с убийством этой юной ученой, что так невинна, что так молода и безропотна, покорно сносившая любое наказание, кроме смерти.
- Молю, отпустите меня...или хотя бы снимите эти оковы, - Моргана отвела взгляд, прикусив нижнюю губу. Ее кожа покрылась мелкими мурашками от холода, пронзавшего все тело. Если и эта мольба не сработает, то ведьма точно перейдет к решительным мерам, она ненавидит подобный холод.

Отредактировано Morgan le Fay (25-06-2017 20:50)

+1

7

Маккензи явился в тронный зал в самом замечательном расположении духа — он ведь был настоящий игрок, охотник и ловец, чья жертва сейчас попалась в сети. Подводник любил поиграть с теми, кто попался ему, и с ней всё было даже слишком просто. В этом не было ничего серьёзного, всего лишь маленькая, невинная шалость, или она и правда поверила, что может так просто уйти? Маккензи усмехнулся себе под нос, впрочем, она и правда могла. Люди были весьма глупы и самонадеянны, а также во многом полагались на удачу, которая явно оставила её в тот самый момент, как она пересекла незримую границу и оказалась во владениях Подводника. Через некоторое время, когда он уже уселся на трон, накидывая на себя церемониальную мантию, и оставил рядом с собой трезубец Посейдона, девушку втащили в зал, будто по расписанию не позволяя властелину морей скучать. Она всё ещё пыталась сопротивляться, но делала это уже скорее из принципа, а не веры в то, что у нее что-то получится. Её избавили от повязки, что закрывала глаза, которые она мгновенно устремила в сторону Подводника, наивно рассчитывая найти в нём своего спасителя. Стража по всему периметру и по бокам от нее не позволила бы ей сделать хоть-то что-то опасное или неожиданное, да и сам Маккензи замечательно мог за себя постоять, поэтому напряжение в этом зале чувствовала себя лишь она, мгновенно пустившись в бой.
Она смотрела прямо в глаза Подводнику, смотрела в глаза своему палачу, своему карателю, тому, кто унесет ее жизнь и развеет по морю без сожалений — смотрела прямо, страстно и яростно, будто встречалась с неподвластной ей стихией и готова была не смотря ни на что пойти вперед, сразится с бурей и отстоять своё право. Это вызвало у Нэмора едва заметную улыбку и некоторую долю восхищения: мало кто был так бесстрашен и упрям, кто так цеплялся за свою жизнь. Большинство пойманных им знали на что шли, и большинство из них пытались не воззвать к Нэмору, а купить его глупыми человеческими благами, обещали ему богатства, которым море было итак полно, или просто напросто рассчитывали, что им удастся запугать его своими связями на земле, которые едва ли могли произвести на Подводника хоть какое-то впечатление. Она же совершенно удивительным образом производила тот эффект, который и хотела произвести. Ее невинные, огромные голубые глаза, полные искреннего непонимания и мольбы, с крапинками фиалкового цвета, искрящиеся солеными как само море слезами, заставили сердце Нэмора дрогнуть.
- Казним её. - полувопросительно, полуподначивающе произнес главный страж, приближаясь к Нэмору с лёгким поклоном, отвлекая Короля от молчаливого созерцания женщины. Маккензи живо представил ее смерть. В этот момент Нэмор взглянул на нее снова, и от слов стражников, ее глаза потускнели на мгновение, потухли, и надежда, что горела так ярко, как ему показалось, окончательно была погублена. Но не успел Маккензи и отвести от нее взгляда чтобы наконец сказать своё решающее слово, как она вновь вся загорелась, как желание жить забилось в ней и охватило ее тело так, что глаза стали еще ярче, буквально гипнотизируя Атланта. Она протянула к нему свои руки, она вновь попросила пощады и Маккензи вдруг подумал, что.. почему бы и нет?
- Нет, - произнес он уверенно, не позволяя кому-то перечить ему или обсуждать его решение, однако мгновенно удовлетворяя любопытство собравшихся.
- Сначала мы должны узнать, как именно она смогла проникнуть на нашу территорию. Изучили то место, где вы поймали ее - это ведь граница? Как она смогла пересечь ее, я должен знать ответ. Пока вы изучаете этот вопрос, мы изучим ее физиологию - возможно она мутант со земноводной физиологией? Или в ее крови есть Атланты? Мы не можем казнить своих лишь от того, что они не знают своей принадлежности и были вынуждены жить с людьми. Я тоже когда-то забыл кто я и жил с людьми. Может быть ее привел к нам зов крови? - Маккензи лукавил: он не чувствовал в ней Атлантийской крови, не видел ни жабр, ни иных свидетельств принадлежности к древней расе, однако, он не мог дать иного объяснения, которое бы устраивало всех, и главное его самого. Желание казнить девчонку, что было так сильно всего несколько минут назад, сейчас казалось слабым по сравнению со стремлением сохранить ей жизнь, с тем стремлением, которое было решительно не свойственно Подводнику всегда жестоко обращающегося с теми, кто без приглашения вступил на его землю.
- Проводите ее в темницу и снимите оковы, она не опасна. Но не спускайте с нее глаз! - Маккензи проводил ее спину задумчивым взглядом, все ещё пытаясь разгадать эту определенно неоднозначную загадку. Кто же она такая? Действительно ли перед ним невинный океанограф со сверхспособностями или под этим обличаем кроется нечто большее? Маккензи уже встречался однажды с той, кто мог оборачиваться тем, кем захочет и эта встреча не принесла ему ничего хорошего.

К вечеру, стало значительно холоднее, и Нэмор привыкший к этому, едва ли ощущал разницу, но вспоминая как Вивиан было зябко еще днём, в его зале, Маккензи предположил, что когда солнце окончательно скрылось и вода стало остывать, ей должно стать совсем неуютно в темнице, хотя как еще может быть в темнице? Он подхватил одеяло, справился о том, не спит ли она, и взял немного поесть из того, что человеческий организм бы не только переварил, но и смог бы принять из соображений внешнего вида. Маккензи знал о том, что и как устроено у людей, и о том, как они привередливы к вкусу или внешнему виду пищи. Захватил с собой он и кувшин с водой. Спускаясь вниз по винтовой лестнице, он проходил мимо зияющих пустотой камер, стены которых были покрыты водорослями, морским высушенным мхом, или остатками соли. Расправа в Атлантиде была быстрой, поэтому большинство камер и пустовало, Нэмор не терпел на своей территории предателей, вражеских агентов или тех, кто иным образом мог угрожать суверенитету царства. В данном случае, Вивиан была исключением, жизнь которого пока что была в подвешенном состоянии, уж лучше бы у нее нашли хоть что-то, делающее ее приближенной к Атлантам. Во всяком случае, это и спасло бы ей жизнь, и объяснило бы ее любовь к океану. Нэмор подошел к камере, разглядывая ее сквозь прутья. Вивиан выглядела подавленной, но увидев его, мгновенно вскинула голову, и поднялась на ноги. Стражу атлант отпустил на небольшой отдых.
- Я принёс одеяло и немного поесть. Увы, но у меня нет одежду, которая подошла бы человеку. - протягивая все перечисленное через прутья, он также отдал ей и кувшин с водой, прекрасно понимая, что в данном случае, чтобы такого она не совершила, морить ее жаждой будет слишком жестоко. Как Нэмор и предполагал, воде она отдала предпочтение в первую очередь.
- Очень интересно было слышать со стороны той, кто не представляет никакой угрозы и убеждает в этом всех вокруг, пытаться натравить меня на нефтяные вышки и тех, кто там работает. - в тронном зале Нэмор сделал вид, что пропустил это высказывание мимо ушел, но на деле же он очень хорошо его слышал, сразу же отмечая его про себя.

+2

8

Он уперт, он непреклонен, и его слово – это закон, и плевать, где он находится, тут ли под водой, в своем царстве, или на земле. Нэмор Маккензи не привык слышать отказов или препирательств, он спорит только до того момента, пока ему не становится скучно. Моргана же его отражение, только в женском облике. Про себя ведьма облизывает губы, дерзко ухмыляется, наяву же робко мнет дрожащие пальцы, сходит с ума от холода и страха. Его глаза пронзительно голубые, впиваются в ее лицо, нагло изучают, и в нем не чувствуется и капли сострадания или желания, которое Ле Фей привыкла видеть в мужчинах. Да, это тело не идеально, но она искренне надеялась придать ему определенную красоту своим появлением, видимо, не вышло. Женщина все также на полу, его холод проникает от бедер, замораживает кровь, но не успокаивает сердцебиения.
- Казним ее, - слова, произнесенные едва ли не молящим тоном, для Вивиан – это приговор, это уже исполнение приговора. Для Морганы же лишь очередное разочарование, она опять далека от воплощения своего плана, от достижения цели, и вновь придется действовать наугад, только силы кончатся. А уже сейчас она ощущает, как где-то просыпается ее сила, как ее тело приобретает очертание, готовое вновь принять свою хозяйку, ее душу. Но слишком рано умирать, не сейчас. Женщина стискивает руки в кулаки, вздергивая свой острый носик, смотрит в глаза Подводнику смело и открыто, она готова ко всему, ей нечего терять. Ни семьи, ни родственников толком не осталось, только любимое дело, в которое она вкладывала саму себя. А Моргана потерпит, она много веков терпела, сможет и еще. Но Нэмор отказывается, вызывая удивленное выражение на лице Ле Фей, Вивиан смотрит во все глаза, протягивая, скованные руки охране, которая тут же избавляет от пут. Девушка поглаживает затекшие запястья, внимательно вслушиваясь в каждое слово мужчины, от и до, она ловит каждую букву, каждое возможное изменение интонации, а Моргана внутри победно улыбается, разве мог кто-то сомневаться в том, что все будет ровно так, как она хотела?..
- Спасибо, - эта благодарность, произнесенная задушенным шепотом, далась нелегко Моргане, но она действительно была безумно благодарна этому суровому мужчине за то, что он все же оставил ей жизнь, во всяком случае, пока что.

Ее вели темными и мрачными коридорами, устремляясь по лестницам вниз, вокруг стоял запах сухих водорослей, отголоски рыбы, но в целом – свежесть океана, не омраченная ничем. И возможно, что в любой другой ситуации Вивиан получила бы даже наслаждение от подобных видов, но только не сейчас, когда она, все еще в одном купальнике, босая, ступала по каменным ступеням, продрогшая до костей, с синяками на предплечьях от грубой хватки ее сопровождающих. В камерном отделе было тихо, здесь, казалось, нет никого, кроме нее, возможно, это и впрямь, было действительно так. Она оказывается в пустом помещении, где есть только нечто, напоминающее кровать, и больше ничего, совсем ничего. Морган опускается на эту лежанку, подтягивает к себе колени, обнимая их руками, чтобы немного согреться, и сама не замечает, как прикрывает глаза, погружаясь в неглубокий и беспокойный сон, от усталости, от нервов, и от переутомления.

Как только Вивиан засыпает, Моргана медленно отодвигает ее разум, усыпляет его совсем, полностью завладевая, теперь вести диалог, будет она и только. Долго ждать не приходится, Нэмор спускается в темницу спустя какое-то время, а Ле Фей и впрямь успевает немного поспать. Он красив, он так неприлично красив, и от него веет силой, которая всегда привлекала волшебницу, мудак, одним словом. Ле Фей даже внутренне ухмыляется, когда дверь отворяется, и мужчина проходит внутрь коридора, где и ее камера. Через его плечо переброшено теплое одеяло, а в руках немного снеди и вода, к которой Моргана устремляется без лишних слов или просьб, жадно пьет, стараясь не проронить ни капли, но это почти не выходит, тонкая струйка вырывается из-под контроля посиневших от холода губ, и устремляется вниз по
шее к белому, почти высохшему лифу купальника. Закончив пить, Моргана облизывает губы, ставит кувшин на пол, и оборачивается к Нэмору, он стоит, прислонившись спиной к стене, внимательно разглядывает ее своими невероятными голубыми глазами, а в ответ получает неожиданную ухмылку. Женщина укутывается в одеяло, предварительно собрав волосы в тугую кулечку на макушке, и поворачивается к мужчине, прижимаясь к прутьям клетки.
- О, в этом мире достаточно странных вещей, для того, чтобы им удивляться, - она улыбается, отчего глаза из ярко-голубых превращаются в темно-фиолетовые, меняя свой цвет в мгновение ока. Моргана хитрит, она играет в свои излюбленные игры, интересно, как быстро удастся сломать этого мальчика? Как быстро удастся продавить его под острый каблук и получить то, что ей необходимо?..
- Меня вот удивляет, почему я до сих пор жива, хотя начало нашего разговора, о, да и наша встреча в целом предвещали совсем не хэппи-энд, хотя, - она отталкивается от двери, отступая вглубь камеры, заманивая жертву к себе в ловушку, - все ещё может измениться, не так ли? - Моргана садится на лежанку, подбирая под себя озябшие ноги, упирается макушкой в грязную стену, но не отводит взгляда от тёмной фигуры, стоящей по ту сторону свободы.
- Я могу умереть сегодня ночью от переохлаждения. Или завтра, ты вдруг, - как легко она переходит с вежливого "Вы", присущего Вивиан, как панибратскому, почти дерзкому "ты" Ле Фей, - подумаешь, что я не представляю на самом деле никакого интереса, и решишь, что мое место на дне океана. Хотя постой, я ведь уже и так тут, да? - Ведьма тихо смеётся, затем берет из небольшого глубокого блюда несколько кусочков фруктов, которые ей знакомы, и закидывает в рот. Желудок отзывается благодарностью, кровь разгоняется по венам, даря хотя бы какое-то тепло.

- Я не пацифист, дорогой...прости, не знаю твоего имени, - она очаровательно улыбается, слизывая сок яблок со своих губ, - так вот, я не отличаюсь особой любовью к людям, или к тому, что они порой делают. Но природа для меня все. Была бы я счастлива, если бы ты вдруг решил уничтожить вышки? Конечно. Возможно, я бы даже пустила пару скупых слез в знак своих соболезнований тому, кто не смог спастись, но не более того, - Моргана лениво пожимает плечами, отчего одеяло сползает с них, но ведьма тут же поправляет его нетерпеливым жестом. Внезапно в ее голове рождается поистине дьявольская мысль. Ведьма замолкает, прикрывая глаза, и лишь нашёптывает, едва шевеля губами заклинание, сосредотачиваясь на цели. Ее цель - это одна из небольших вышек, расположенных далеко в Атлантическом океане. Именно сейчас, в этот момент, один из работников неправильно выстраивает тумблеры на приборной панели, и многочисленные насосы, сначала замирают, а затем начинают работать в ускоренном режиме, выпуская на поверхность маслянистые пятна нефти.
- Люди совершают ошибки, природа же никогда, она лишь исправляет их. А я же... человек ли я?..

+1

9

Нэмор чувствует подвох — вот она несколько часов назад трясется под охраной, боится смерти и цепляется за жизнь тонкими пальцами, сжимает зубы и кусает губы до крови, готова упасть на колени и молить о спасении, дрожит вся, смотрит с мольбой и покаянием; вот она сейчас, кривит в ухмылке губы, вальяжно расхаживает по камере, щурит глаза, изменившие свой цвет и он уверен, что этот вовсе не преломление света, коего тут нет, она не показывает ни капли страха, ни намёка на смущение, и делает все с таким торжественным размахом, будто не иначе как за царским столом пирует, запивая свеже зажаренное мясо, сладким, пьянящим вином. Маккензи удивлен, он сбит с толку и неожиданно чувствует себя обманутым, чувствует, что не он поймал лазутчика, а вот-вот поймают его. В сети, как глупую рыбу, клюнувшую на хлебные крошки, или опытную акулу, не приметившую на свежим мясо гарпун. Маккензи продолжает следить за ней, прислонившись к стене и щурится, выискивает свидетельства его опасений, но ничего подозрительного, одно лишь равнодушное спокойствие и смирение, похожее на одолжение. Похоже на то, что она находится тут не потому, что не может выбраться, не потому, что ей страшно или готова пойти на всё ради спасения своей жизни, сейчас выглядит так, что она находится тут лишь потому, что сама не против. И это странно. Подозрительно.
- Это правда. - осторожно отвечает Подводник. - Ты жива лишь потому, что смогла оказаться тут без каких-либо трудностей для твоего организма. Я такого раньше не встречал. Это стоит изучить. Люди серьёзно мутировали? Может быть, вы вскоре придете захватывать моё государство, сотни тысяч таких как ты, легко проходящих сквозь толщи воды.
Или.. ты такая одна, уникальная, сама не знающая об этом. Или..
- он неожиданно разворачивается, приближается к камере, почти лицом дотрагивается до прутьев, и смотрит прямо на женщину.
- Ты не человек. - в его глазах заинтересованный огонёк медленно превращается в обеспокоенный, но он не говорит больше ни слова, смотрит на то, как её брови лживо-удивленно взметнулись вверх, как она изображает из себя непоминание, и он не верит ей. Ни на грамм не верит ей. Виван Морган, девушка, цепляющаяся за жизнь не вызывала у него никаких подозрений, она не вызывала сомнений в своем страхе, в своем диком желании жизнь, а она.. стоящая перед ним женщина была другой. И каждый её жест, каждая полуулыбка вызывало в нем чувство опасности, чувство необходимости быть начеку. Это изменение не укладывалось в его голове, оно сбивало с толку.
- Кто ты? - он бьёт по перилам, не верит ей, сомневается, чувствует, изменения. От нее исходят иные вибрации, он чувствует другую тональность, другое тепло, его сенсоры шкалят на предельных скоростях, а руки сами чешутся выбить из нее правду: врёт, врёт, врёт. Она не так за кого себя выдает, великолепно играет, правдиво, божественно, но.. Как такое может быть? Она была абсолютным человеком в Храме, абсолютным человеком в зале, а здесь и сейчас Нэмор чувствует перед собой совершенно иное.
Очевидно - женщина не скажет ему правду так просто, и Подводнику приходится под ее улыбку отойти от камеры, и взять себя в руки. Его бесят такие игры. Раздражает ее дерзость. Она позволяет себе играть с Подводников, позволяет себе врать ему прямо в глаза, и он не может поймать ее за руку, как верно было сказано, она итак уже на дне. Лишь завтра утром к ней явятся те, кто будет исследовать ее тело на признак родства с атлантами, лишь через несколько дней он получит вердикт и сможет вынести свой. Иначе он будет противоречить своим собственным словам, а король должен действовать последовательно. Нэмор думает: а не поспешил ли он, заточив ее в камеру, может стоило и правда казнить ее сразу? Вивиан будто читает его мысли и качает головой, отрицательно, проницательно. С ее плеча спадает одеяльце, и она подхватывает его, кутается и зябко передёргивает словами, и Нэмор вновь верит ей сейчас - в этом жесте нет обмана.

- Слишком дерзко общается с властелином моря для той, кто печется о своей жизни. Слишком прямо смотришь мне в глаза для женщины, которая еще несколько часов назад молила о спасении, и была готова на всё, лишь бы остаться в живых. Не находишь? - он говорит это с насмешкой, подтверждает свой вопрос, негласно озвучивает его вновь - кто ты? Ты не Вивиан Морган, океанограф, я знаю её, и она боится меня. А ты - нет. Нэмор не называет своего имени.
- Завтра я узнаю, кто ты. Если человек, действительно человек.. тебя ждёт гибель. - Маккензи оставляет ей кувшин и почти пустую миску с фруктами и снедью. Он знает, что она не замерзнет тут насмерть. Только не она. Разворачиваясь к ней спиной, атлант отправляется на выход, замерев на полушаге.
- Ты конечно можешь сама рассказать мне правду.. - он говорит это тихо, задумчиво, и ненавязчиво - ему наплевать, в конечном счете, что будет с женщиной, убьют ли ее, или оставят в живых. Сегодня он убедился, что перед ним не потомок атлантов, не дитя моря, и это было самое важное, остальное - лишь мелочи, без которых Подводник может легко прожить.
Его место занимает страж. Нэмор, постояв какое-то время на верхнем ярусе, добавляет к одному стражу еще двух на этаж и одного к камере. На всякий случай. Не доверяет ей - однозначно. Атлантида погружается в сон, но Маккензи не может уснуть, он перебирает, пересматривает, вспоминает: её ухмылку, её глаза с фиолетовым отблеском и невероятную дерзость. Может ли такое быть, чтобы в одном теле разом жило две сущности? У Маккензи было столько разных опытов, вплоть до жены Левиафана, так что он, пожалуй, не удивился бы уже ничему. Только как узнать правду. Если его опасения верны, вопрос куда более опасный, она вторглась сюда не случайно, у нее есть цели, и возможно, её силы куда значительнее, а значит ее будет не так просто изгнать. Нэмор покрутил в руках трезубец - артефакт прежде не подводил его, значит необходимо держать его подле себя.

- Повелитель! Уровень загрязнения в зоне одной из вышек превышает нормы, необходимо срочно принять меры, мы несем потери! - Нэмор вскочил со своего места, мигом покидая дворец. Он мчался на скоростей предельной для себя, разгоняя в разные стороны всех рыб и иную живность, чтобы они не заразились. Борьба с отходами или выбросом липкой нефти всегда была отвратительна. Но никто не мог выполнить эту работу. Маккензи провозился почти до самого утра, и лишь возвращаясь обратно вспомнил, как женщина шептала нечто в камере.

- Ты ведьма! - завопил Подводник уже на подходе, он ворвался в камеру, бесцеремонно потревожив ее сон. Она раскрыла свои голубые глаза, и с искренним непониманием уставилась на трезубец, что Нэмор держал возле ее горла, не позволяя пошевелиться так, чтобы не напороться. Она осторожно попыталась отрицать свою причастность, но Маккензи был неприступен.
- Давай! Это твоих рук дело, та вышка!

+1

10

Он восхитителен, он потрясающе горяч и манит ведьму своими силами. То, как Нэмор бьет по перилам, то, как он злится на нее, как почти рычит, как обнажает белоснежные зубы в злобном оскале. Ведьма старается не смеяться, она и так много себе позволяет, даря улыбки этому королю, без возможности отхода назад. Она заперта в клетке, но диктует свои правила, вырисовывает на подкорке его мозга свои условия, которые Нэмор, сам того не зная, выполняет. Потому что все выполняют то, что хочет сама ведьма. Моргана запрокидывает голову назад, обхватывая губами кусочек очередного сочного фрукта, и лишь едва заметно пожимает плечами в ответ на повторяющийся вопрос Нэмора, он так быстро понял, что она не та, за кого себя выдает, так легко это узнал, но лишь потому, что она это позволила. Конечно, его ученые, мозги его Атлантиды предоставили бы ему сведения о том, что это тело, этот сосуд – обычный человек, с самой обычной ДНК, что не несет в себе ничего интересного или сверхъестественного. Ле Фей и рада бы прямо сейчас скинуть этот свой наряд, оставить тело, вернуться в своем любимом, что так ласкается ветрами и водами, но вот незадача, пока что она этого не может, но осталось совсем немного, совсем чуть-чуть. Женщина прикрывает глаза, сглатывая сок, и поворачивает голову в сторону разъяренного Нэмора, ее заклинание уже вступило в свою силу, скоро оно заработает на полную мощность, а Моргана сможет заполучить то, что считается ее по праву рождения, и никакой Подводник не сможет ее в этом остановить.

Розовый язык скользит по губам, и следом за ним дьявольская улыбка обнимает их, обращаясь исключительно к Маккензи:
- Ты скоро сам все узнаешь, мой дорогой. И неужели ты поверишь мне, если я заговорю, серьезно? – Она чуть щурится, затем вновь отворачивается, закрывает глаза, поправляя на плечах одеяло, и устремляется в глубь своих мыслей, со стороны наблюдая за тем, как начинает рушится привычная картина мира в глазах этого надменного сукина сына, которому еще только предстоит с лихвой хлебнуть проблем. Моргана понятия не имеет откуда в ней взялась эта ядовитость, что растекается по венам, подступает к вискам и пульсирует в них надменным желанием – уничтожить. Но нет, она не хочет уничтожать, она хочет воссоздать то, что много лет назад было утрачено этими бездарностями, зовущими себя последователями Хтона, бога и создателя единственно необходимой книги в мире – Даркхолда. За своими размышлениями Моргана даже не замечает, как Маккензи покидает ее скромную обитель, а сама она впадает в некое подобие транса, пребывая на астральном уровне, давая слабому телу отдых, а себе возможность изучения некоторых вопросов, которые в данный момент были недоступны для ее физического тела.

Ведьма порхает, как русалка в воде, наблюдает со стороны за Нэмором, что трудится не покладая рук, он и впрямь обожает это все, до трясучки в руках, до невыносимых истерик, что не подобает мужчине, но простительны королю, который дорожит своим народом. Отчего-то в голову Морганы закрадывается мысль о том, что возможно, прислужники были неправы, указывая на Атлантиду, как на бывший Авалон, слишком много было несовпадений, она обязана была попасть в их главное святилище. Для того, чтобы совершить обряд, она сначала должна удостовериться в том, что это действительно то место, и если да, то проникнуть к алтарю, который сейчас замаскирован под храм Нептуна, а на деле является обителью святой Богини Праматери. Именно там и будет совершенно все действие, но сначала Ле Фей должна знать наверняка…

Она появляется легкой полупрозрачной пурпурной дымкой перед пятью мужчинами, одетых в темно-серые рясы, похожие на те, что носят католические священники. Их головы покрыты капюшонами, на шеях висят странные медальоны крупного размера, и они всегда вызывают у ведьмы неудомение. Она висит в воздухе перед ним, разглядывая каждого в отдельности.
- Вы нашли то, что я приказывала?
- Моя госпожа, да, мы обнаружили необходимые страницы, но самой книги так и не смогли найти.
- Сборище идиотов! – Моргана повышает голос, хотя он звенит только у них в головах, мужчины нервно переглядываются, будто пытаются что-то сокрыть от нее. Им везет, что сейчас она не в состоянии проникнуть в их разумы так глубоко, как хочется, ибо эти фанатики научились закрывать свои мысли от нее, но лишь когда она в таком состоянии, в любом другом случае – они невинны, аки агнецы. Но не сейчас.
- Мы клянемся, что все рассчитали правильно, госпожа, - возмущенно замечает самый младший среди этой кодлы. Моргана закатывает глаза, про себя тихо матерясь, затем выдает слабую улыбку. – Координаты точно, как никогда, - он опускает глаза, стараясь спрятать взгляд, но Моргана уже уходит назад к себе, взбудораженная и разбуженная чужим присутствием. И ведьме невдомек, что в погоне за собственным домом, она теряет кое-что более важное.

Его трезубец возле ее горла, Вивиан открывает глаза, смотрит на Нэмора в абсолютном непонимании, не знает, что происходит, дрожит всем телом, как невинная овечка. Трезубец упирается ей в горло, царапая тонкую и нежную кожу, голубая жилка под которой бьется, как запертая птаха в клетке.
- Я не понимаю, о чем Вы, - она шепчет хрипло посиневшими от холода и страха губами, косится на трезубец голубым глазом, и дрожит, бесконечно дрожит. И эта дрожь внезапно переходит в другую, надменную и совершенно невыносимую, дрожь от смеха, что едва сдерживается. Моргана касается пальцем трезубца, а Нэмор не может пошевелиться. В ее глазах разгорается фиолетовое пламя, которое Ле Фей хочет передать в свои ладони, ведя ими по стали трезубца, лаская его своими тонкими и изящными пальцами.
- Бедный мальчик, всю ночь работал, устал наверное, да?.. – Ее голос такой тонкий, такой нежный, полон сочувствия, столь искреннего, что почти дрожат колени. В тени камеры лицо Морганы неуловимо меняется в своих чертах, но вновь становится прежним. Она делает неуловимый шаг вперед, еще больше заставляя кончик трезубца войти в ее шею.
- Давай, сделай это, давай, - ее язык проводит влажную дорожку по верхней губе, Моргана щерится в улыбке, и изводит Маккензи. – Ну, же, - она отводит трезубец от своей шеи указательным пальцем. С нее спадает одеяло, оставляя вновь в том же белом купальнике, - неужели это так сложно – убить ведьму?.. – Ее голова склоняется к плечу, Моргана не отводит взгляда от глаз Нэмора, продолжает гипнотизировать, не теряет контакта. – Разожги костер на главной площади, раздень до нага, привяжи к позорному столбу, - Моргана заводит руки наверх, вытягиваясь в струнку перед своим пленителем, невинно хлопает глазками, как белая овечка. Такая хрупкая, такая тонкая, как статуэтка. Вот только в ее глазах сумасшествие, которое заразно, которое проникает в тебя, струится по твоим венам, касается разума и освобождает его.
- Ты все еще хочешь знать правду, да? – Она оказывается так близко, как это произошло?.. Моргана стоит на цыпочках, это тело ей не нравится, она хочет назад в свое. Слишком не то, хотя отчасти тоже неплохо. Ле Фей разглядывает лицом Нэмора, больше не боясь, что он ее убьет, ей уже неважно. – А я могу рассказать, но ты же хочешь еще и убить меня, не так ли?.. Чего ты хочешь больше? – Этот выдох, как приглашение к действию, как разрешение на воплощение самых разных желаний. Никаких запретов, сплошные разрешения.

+1

11

Нэмор не может уличить её во лжи — ни доказательств, ни подтверждений, никаких фактов и всё строится, на одном лишь случайном стечении обстоятельств (а вдруг и правда случайное?), да на его собственном подозрении в том, что она не так уж и чиста на руку. Достаточно ли этого, чтобы обвинить кого-то в содеянном? В цивилизованном обществе, вероятнее всего, нет. Но. Они были в Атлантиде, в государстве, где он Царь и Бог, и где законы он мог менять и править, где он мог их нарушать, переступать и плевать на них с высокой колокольни. Его слово, решение, подозрение тут — закон, а о ней никто не станет горевать. А если и станет, что ему до человеческих горестей или претензий? Тут он абсолютно недосягаем.
Маккензи продолжал хмурить брови, сверлить девушку своим взглядом, от которого она должна была быть в панике (и она была), прижимать к ее горлу трезубец, стремясь воткнуть его и лишить жизни без суда и следствия. В Атлантиде он был и следователь, и судья, и порой палач. Она широко распахнула глаза, уставилась на него совершенно чистым, невинным, непонимающим взглядом, и как рыба открыв рот, начала беззвучно шипеть, хрипеть и хватать воздух. Она трясется всем телом, трясется, дрожит, и.. дерзко смеется в лицо атланту. Ее глаза мигом превращаются в фиолетовые, в буквально светящиеся, глаза полные надменной дерзости и равнодушной издёвки — физическое тело лишь сосуд, из которого она запросто упорхнет убей он его; она в считанные секунды найдет себе новое тело, подавит волю его владельца и одной только ей известно, кто это будет. А вдруг какой-нибудь атлант? Нэмор отступает. Он убирает трезубец, хотя продолжает держать оружие наготове. Атлант напряженно всматривается в лицо женщины, в лицо той, кого захватила ведьма, и пытается понять, что ей нужно от него, что нужно от Атлантиды? Зачем она пришла сюда, что ищет?
- Что тебе нужно? Почему ты тут? - Нэмор не из тех, кто оставляет вопросы, терзающие его, в стороне. Он не из тех, кто отмалчивается или ждет подходящего момента. Он чувствовал, как инициатива и власть медленно как песок, уходили из его рук, просачивались сквозь пальцы, и он как бы ни пытался ухватиться за них, уже не мог. Она больше не разыгрывала из себя невинную и не понимающую пленницу, теперь она интриговала, она показывала всю себя, кидала полунамеки, пробовала его нервы на прочность и смотрела, как долго можно с ним играть, как быстро он сорвется с цепи и совершит нечто необдуманное и легкомысленное.
Казнить ее - запросто, но только какой в этом прок? Едва ли это спасет Атлантиду, едва ли ответит хоть на один вопрос. Маккензи понимал, что держать ее подле себя столько, сколько ему удастся, гораздо логичнее, разумнее и безопаснее для Атлантиды и ее целостности, которую она уже сумела запросто нарушить, и при этом, находиться в теле простого человека.
- Значит, ты вселилась в тело человека и проникла сюда, но зачем? Зачем тебе нужен этот сосуд, у тебя ведь есть и своя собственная физическая форма?.. - Маккензи нахмурился. Возможно, она не могла проникнуть на территорию Атлантиды, потому что ее физическое тело было тут под запретом, возможно, древние хранители границ владеющие особой магией знали о ней и считали опасной, они заговорили Атлантиду на изгнание ведьмы, а теперь она отыскала лазейку.
- Казнить тебя? Твое временное тело?.. Зачем мне это, ты ведь уже нашла способ оказаться тут, значит найдешь его снова. Так зачем? Может быть, твои интересы не пересекаются с моими, ты возьмешь, что тебе надо и уйдешь? Я даже могу в этом посодействовать. Мы пережили достаточно, чтобы заслужить спокойное существование без влияния извне. - Нэмор отходит от нее на ещё один шаг назад. Держи друзей рядом, а врагов - ещё ближе. Тот, кто пересек границу Атлантиды в теле человека так легко, определенно был не так прост, сила в ней должна быть титаническая. И хоть Маккензи на своей земле, в своем городе, который питает его, даёт ему силы и делает буквально неуязвимым и бессмертным, битва между ними может стать губительной для тех, кого он защищал.
Нэмор старается держать себя в руках, хотя ведьма и ведет себя нагло, раскованно, где-то даже вульгарно. Она будто бы раздумывает над его словами, решает, стоит ли ей ответить, принять его предложение. Как будто это было нужно одному лишь ему, и он пришел к ней на приём, просит ее о помощи или предлагает мир, когда в пух и прах разбит по всем фронтам. Но это она на его территории, она в его ведении, напоминает себе Подводник и медленно закипает. Он сильнее сжал трезубец, уставился на нее молчаливо требуя ответа, а потом, не выдержав, подозвал одного из стражников.
- Принесите что-нибудь из одежды. И озаботьтесь завтраком. - камера осталась на этот раз открытой, но ни ведьма не собиралась бежать (и судя по всему в ее планы это не входило изначально), ни Нэмор не настаивал на том, чтобы остаться с ней буквально как на ринге. Спустя пару минут вернулся запыхавшийся страж, он с поклоном передал Нэмору предложенный вариант одежды, и оценив его как допустимый, атлант передал его без слова ле Фей. Собственно, больше ему нечего было сказать в настоящий момент, пока цель ее визита была ему не известна, а держать ее в холоде и камере - бесполезно.
- Позавтракаем? - почти равнодушно уточняет он, и холодно осматривает, как ведьма путается в предложенных нарядах, не привыкшая к такому летяще-невесомому фасону. Он указывает ей на дверь жестом, пропускает вперед и теперь ее ведут обратно на поверхность, только уже без связанных рук, и сопровождает их лишь один стражник, который служит больше проводником, нежели охранником. Маккензи в задумчивости идет позади ведьмы не нарушая молчания очередными вопросами.

Завтракать им было предложено на большом широком, белокаменном балконе. На столе были фрукты, несколько видов водорослей, фруктовая и пресная вода, а также крабовые и лосевые. Атланты не имели четкого рациона питания, и уж тем более разделения по завтракам и ужинам. Нэмор отщипнул нечто похожее на виноград и вопросительно выгибая бровь, взглянул на женщину перед ним.

+1

12

Моргана невольно закатывает глаза, Нэмор такой упертый, великая Богиня, как можно быть таким упертым? Хотя, конечно, надо сказать, что это помогает в управлении целой страной. Когда ты держишь под своим прицелом все моря и океаны, подвластные твоему трезубцу, быть мягким и теплым – это непростительная слабость. И Ле Фей уверена, что если бы он был таким, то ей стало бы невыносимо скучно, скорее всего, она бы просто убила правителя Атлантиды. Но сейчас, сейчас игра принимала совсем другие обороты. Она не отрицает того факта, что ее пленяет его сила, его мужественность, так почему бы не совместить приятное с полезным? Ле Фей играет в игры уже столько лет, за такое количество веков она зачерствела в плане глубоких чувств. Будучи маленькой, она еще верила, что ее принц где-то ходит, а потом были жрецы, короли, и все это оказалось так скучно, так пресно, так неинтересно. И когда Нэмор меняет свою манеру поведения, меняет решения, она понимает, что он отчасти принял ее игру, вступил, но только с условием, что и он будет диктовать ей правила. Ну, что же, Моргана, хоть и сильная, хоть и ведьма, но все же женщина, которая умеет идти на компромиссы и подстраиваться, себе во благо, конечно же.
- Иногда, гораздо проще действовать чужими руками, чем марать свои, - Моргана пожимает плечами, она все же выдыхает, когда Нэмор отводит трезубец в сторону. Они все еще в камере, хотя Ле Фей уже порядком надоело здесь находиться, слишком сыро, слишком холодно. И снова эти разговоры про тело, и ее истинную оболочку, ведьма понимает, что продержится в подобном облике, ну от силы пару часов. Начинает надоедать. Терпение никогда не было ее сильной стороной, хотя, конечно, смотря, о чем идет речь. Он строит теории и предположения, пытается разгадать загадки, но это бесполезное занятие, во всяком случае, пока что. Именно поэтому, Моргана выдыхает, стараясь себя сдерживать. Сейчас МакКензи больше похож на ребенка, которому надо все знать.
- Всему свое время. Не стоит так беспокоиться, в мои планы совершенно точно не входит уничтожение тебя и твоих людей. В этом нет никакой необходимости, я может и жестока, но сохранении сильной расы гораздо выгоднее, чем ее уничтожение и последующее восстановление, - Моргана едва заметно улыбается. В основном, это больше похоже на издевательскую ухмылку, но Ле Фей искренне считает это доброжелательной улыбкой, наполненной извинениями.
Он угрожает ей трезубцем, не напрямую, конечно, всего лишь поворачивая опасное оружие остриём к ее сердцу. Но ведьма лишь вежливо рассматривает это произведено магического искусства. Нэмор отдаёт приказ, ей приносят одежду, и это заставляет Моргану буквально вызвериться. Платье настолько неудобное, что без служанки его точно не надеть, а использовать магию ради такой мелочи сейчас - крайняя глупость. Ткань лёгкая, воздушная, летящая. Она мягко прилегает к телу, почти не ощущаясь. И ведьма невольно проводит кончиками пальцев по верху, отмечая изящный крой и ладность швов.
- Было бы совсем недурно, я знаете ли, Ваше высочество на голодном пайке уже вторые сутки, - ведьма отбрасывает копну волос, что от влажности завиваются в кудри, и чуть приподняв подол платья, облачённая в сандалии серебристого цвета, шагает за Нэмором.

Моргана с интересом, причём с искренним, рассматривает убранство замка, по которому они передвигаются. Здесь не носят масок, поскольку воздух позволяет дышать и таким, как она, и атлантам. Подводник идёт у неё за спиной, но она не воспринимает это, как охрану, скорее, как сопровождение. Какое странное ощущение, будто она здесь не просто гостья, словно она Хозяйка этого места. Впрочем, сама Моргана уверена, что так оно и есть. Большая часть источников говорит о том, что это и есть воплощение Того места, что когда-то было Авалоном. Но вместе с тем, внутри присутствует ещё что-то, как картинки из прошлого, или будущего. Другое платье, едва заметно изменившийся МакКензи, и народ, что смотрит на неё с презрением, почти ненавистью, но смирившийся с непреодолимыми обстоятельствами.
Моргана едва заметно встряхивает волосами, чтобы избавиться от неведомого видения, и присаживается напротив Нэмора. Она оглядывает его с ног до головы. Этот рождён правителем, он достоин этого, как никто другой. Моргана знает об это не понаслышке, за свою жизнь она повидала столько правителей, что сбилась со счёту, она присутствовала при каждом короле и королеве Англии, наблюдала за их взлётами и падениями, такой, как МакКензи, упасть не мог.
Яства на столе отличаются морским разнообразием, которое Марго не слишком жаловала, впрочем, от рациона жрицы она давно отказалась, поэтому выбирает себе соленого лосося и салат, жалея, что у них нет вина. Нэмор величественно молчит, выгибая вопросительно бровь, конечно же, он жаждет ответов прямо здесь и сейчас, но заставлять даму прерывать свою трапезу – это так неприлично.
- Ты хочешь ответов, это я уже поняла, - Моргана делает глоток фруктовой воды, отмечая ее приятный вкус. – Возможно, что твоя помощь может оказаться нелишней. Для начала, я все же представлюсь. Кто ты такой, мне уже известно. Нэмор МакКензи, подводник, король Атлантиды и просто красавец мужчина, - Ле Фей широко улыбается, не отказывая себе в удовольствии утолить голод очередной порцией рыбы. – Ммм, ну, а меня зовут Моргана. Моргана ле Фей, владычица озерная, жрица Авалона и прочие, прочие регалии, перечислять которые я бы устала, - женщина откидывается на спинку резного стула, касаясь кончиками пальцев полированных подлокотников, и задумчиво склоняет голову набок. Интересно, в каком именно количестве ему можно преподнести правду? Рассказать все сразу, или еще немного потянуть интригу?
- Знаешь, когда-то, Атлантида считалась государством, в котором проживали мои предки. А Авалон является ее продолжением. Мой дом был потерян, он скрылся в туманах. Или же затонул, - она загадочно улыбается, словно намекая, что именно является ее добычей. Но это было правдой лишь отчасти, она находила Авалон, попадала туда случайно, но вернуть его так и не могла.
- Но меня интересует одна вещь, которая располагалась недалеко от того места, где ты меня забрал. Это пустяк для таких, как ты, но для меня – это важно. Страницы старой книги, гримуара, принадлежавшего еще моей тетке, я бы очень хотела его вернуть. А то, какая же ведьма без своей книги заклинаний?
Так легко и просто сообщить, что ты ведьма, и для пущего эффекта, ощущая, как силы вернулись, как тело готово, совершенно спокойно сменить облик, вернуться к себе прежней. Она изменяется прямо на глаза, волосы становятся гораздо темнее, гуще и насыщеннее, фигура приобретает еще более соблазнительные формы, а глаза наполняются пурпурным светом. Моргана невозмутимо делает глоток воды, запивая несколько солоноватого лосося.
- К слову, у тебя отменный повар.

+1

13

[AVA]https://68.media.tumblr.com/0308df2c11353c62c6954b1a0d734388/tumblr_o8f0vpViCb1s4bx7jo1_250.gif[/AVA]

Нэмор на собственном опыте научился пережидать бурю. Он знал, что не всегда первый ход даёт преимущество в затяжной войне, и при должной подготовке и управлении - можно обернуть оборону в свою сторону. Атлант начинал жалеть о своём поспешном нападении, чувствовал, что это было опрометчиво считать, что он сможет разобраться с ней методом запугивания или банального заточения в камере. Она совершенно не боялась его, не боялась смерти, которую могла получить от его руки, а значит — он был перед ней бессилен. Что можно сделать с тем, кто не боится смерти? Ровным счётом ничего. Ведьма, возможно, имела свои слабые стороны, и он смог бы найти рычаги давления, но со временем. Сейчас же он подставил самого себя, явственно выражая своё воинственное отношения к ней. Теперь ему было нужно загладить свою вину, но сможет ли сделать это гордый Король?
Рассматривая ведьму почти как равную себе, Нэмор даже велел слугам оставить их. Они в настоящий момент были не способны причинить друг-другу серьёзный вред. Под водой Маккензи неуязвим для любых атак, вода залечит любые его раны, трезубец защитить от любых напастей. А ведьма же.. с ней всё ясно. Она ясно дала понять, что убийство будет лишь пустотой тратой времени. Несмотря на то, что Нэмор первый пошел на диалог, ее не пришлось долго уговаривать, и Маккензи уповал на то, что она не может заполучить всё что ей интересно сама, иначе не стала бы вести диалогов или сидеть в камере.
- Авалон.. - едва слышно повторяет атлант. Он улыбается - для кого-то, Авалон и Атлантида это две легенды, прочно идущие бок о бок, но не связанная одними узами, ибо Атлантида продолжает жить и здравствовать, а вот Авалон потерян. Многие искали его, но мало кто знает, что пройти через врата на Авалон могли лишь избранные, а теперь, когда он потерян, не смог бы наверняка никто.
- Я слышал об Авалоне.. из древних легенд, рассказов нянек-бабок. Впрочем, об Атлантиде говорят примерно тоже самое, но мы существуем. Поэтому, я не исключаю, что и Авалон.. здравствует. - Нэмор не был искателем приключений, его не интересовали новые земли или места, куда можно было бы увести атлантов. Его владений было достаточно для замечательного существования и благополучного процветания, вести на смерь или в бездну своих людей ради сказок он не станет никогда. Но женщина сидящая перед ним говорит обо всем вовсе не как о легендах, ее глаза светятся настоящей неподдельной верой, пальцы нервно сжимаются, будто в нетерпении получить то, что она так жаждет.
- Надеюсь ты не считаешь, что Авалон и Атлантида - одно и тоже? - мягко произнес Нэмор, пряча волнение в голубых глазах : это стало бы проблемой для него и его народа. Справиться с ней, как показала женщина, не так просто, а находиться в постоянном напряжении.. Он итак ежегодно борется с морскими катаклизмами, с результатами человеческой жизнедеятельности, с искателями огромных сокровищ и с теми, кто жаждет изучить морское дно - а попадает к нему. На земле он по прежнему не имеет устойчивого положения, статус его государства не признан в той должной мере, в которой хотелось бы, и бороться за сохранения своего суверенитета и собственного положения еще и внутри страны было бы не самым привлекательным занятием. А если она сумеет найти сторонников, фанатиков, жаждущих провозглашения Атлантиды Авалоном? Всегда есть те, кто в тайне ненавидит своего правителя, как бы он ни старался ради процветания своей страны. Нэмор наконец поднял глаза на Моргану — пристально, холодно, подозрительно рассматривая её. Как будто бы она уже сейчас начала призывать своих сторонников, искать жрецов своей точки зрения, агитировать жителей Атлантиды.
- Это не так. - жёстко обрубил он тоном, не терпящим обсуждения этого вопроса, даже рассмотрения это с точки зрения минимальной вероятности. Он зеркально повторил её ранний жест, наливая себе в бокал фруктовой воды, напряженно наблюдая за тем, как чуть алая жидкость наполняет его бокал. Поднять глаза на Моргану и услышать ее аргументы или доводы он не желал.
- Пустяк? Хм, я не уверен, что в священном храме Посейдона или на его территории может находиться нечто пустяковое. Всё, что находится там - испокон веков принадлежит Атлантийскому народу, и там не было отродясь ничего чужеродного. Я могу свести тебя с верховным жрецом, и он расскажет тебе историю каждой вещи, что находится в храме, и подтвердит, что это - достояние народа Атлантиды. Возможно, то, что ты ищешь находится в другом месте? Возможно, даже не на морском дне? - в последнее, Нэмору хотелось верить особенно крепко. На этот раз, его слова прозвучали почти нежно, он даже улыбнулся женщине. 
- Я понимаю твоё стремление, ты ищешь свой дом, и вероятно, сюда тебя привели некие зацепки.. Но трактовка того, на что ты опираешься может быть двойственной, ты могла не верно истолковать знаки. Возможно, Атлантида и Авалон были союзниками, а не продолжением друг-друга. - Нэмор Маккензи сейчас жалел о том, что в пол уха слушал историю Атлантиды, что через строчку читал старые манускрипты, относящиеся к становлению и развитию ранней Атлантиды. Но разве мог тогда молодой принц подумать, что сюда придут искать давно потерянное? Теперь ему приходиться изворачиваться, осторожно уводить женщину от того, в чем она уверена, пытаться плясать на горящих углях.
А Моргана тем временем решила наконец-то представить свой истинный облик. Что это — издёвка над Королём или жест доверия, призванный вызвать обратную реакцию у мужчины, призванный немного расслабить его напряженную спину и сведенные брови? Маккензи осматривает женщину, удовлетворительно кивает, будто его мнение в этом вопросе имеет хоть какое-то значение. Ее облик до того был красив, но сейчас и вовсе завораживающий. Фиалковые глаза смотрят ничуть не смущаясь прямо, алые губы растянуты в загадочной улыбке, она вальяжно откинулась на спинку плетеного кресла, сделала еще один глоток.
- А у тебя отменная внешность. - уже более откровенно улыбнулся мужчина. Почему-то ему невозможным образом везло на обворожительных чертовок, которые только и думали как бы обвести его вокруг пальца, лишить трона, государства или памяти.
- Если ты сможешь доказать, что страницы гримуара принадлежат действительно тебе, и это не причинит никакого существенного вреда исторической ценности Атлантиды, почему бы мне не отдать тебе то, что ты ищешь? Но, в качестве благодарности, я хотел бы, чтобы ты ушла с моей территории и больше не являлась сюда без приглашения.

+1

14

Разве может она знать наперёд, что будет дальше, разве может разводить руками тёмные воды пространства? Конечно же может. Но в таких случаях всегда присутствует какое-то «но», что все портит. И в этот раз это была невозможность взглянуть в своё будущее, обозначить границы ее пребывания в Атлантиде - успех или поражение затеянного мероприятия. Если бы Моргана знала, чем кончится это застолье; что принесет попытка восстановить Авалон...Она бы повторила это снова.
Моргана поднимает взгляд на Нэмора, вновь улыбается, словно не было ничего из того, что могло бы пошатнуть ее доброжелательное отношение к Королю Атлантиды, словно не он пытался приговорить ее к смертной казни, не он угрожал трезубцем. Конечно, же не он, а его гнев и долг перед жителями этого королевства.
- Я и не сомневалась в твоём существовании, уважаемый Король, - Моргана качает головой, отодвигая от себя тарелку с едой. Она не может много есть мяса или рыбы, все же корни жрицы дают о себе знать. - Как и твоего мира. Пока Авалон был со мной, пока меня не заточили там, - она указывает двумя пальцами на пол под собой, словно намекая на Ад, - мне не было необходимости приходить в гости и просить о милости. Короли не просят, они берут то, что их по праву, - в его глазах зажигается гнев, Моргана видит, как злость волнами поднимается по телу Нэмора, делая его ещё привлекательнее, чем он был до этого. Но женщина лишь поднимает ладонь, заранее останавливая возможный поток слов, которые больно ударят по самому мужчине.
Она могла бы доказать ему, что они и впрямь были единым целым, что жрецы в его храме - это те, кто когда-то вёл одной дорогой жриц Авалона, но какой в этом был прок? МакКензи не желал слышать правду, он был слеп в своём немом желании быть единственным во всем, она не могла его осуждать. Да, на поверхности были те, кто считал, что Атлантида - это Авалон, сама же она знала правду, но продолжала играть роль неведующей девочки.
Но фраза про пустяки, про то, что тут есть что-то, что принадлежит только атлантам, буквально взбесило своенравную ведьму, которая поджав губы, шумно выдохнула, буквально буравя взглядом брюнета. Да, что он себе позволяет, ему еще не до конца понятно, видимо, с кем он имеет дело. Для него, судя по всему, не было уроком то, что она устроила с вышкой. Моргана пытается успокоиться, это того не стоит, это не стоит нервов, для достижения цели ей необходимо сохранять эпическое спокойствие, чтобы все получилось, как надо.
- Нэмор, я ведь могу так называть тебя? – Конечно, запоздалые вопросы, кто бы сомневался, для попытки наладить разговор. – Мне, конечно, бесконечно приятно, что ты считаешь меня привлекательной женщиной. Я не буду играть роль невинной овечки, ни к чему это, мне слишком много лет, чтобы бурно реагировать на комплименты. Но все же. Я могла бы послать тебя далеко на дно Ада, чтобы доказать, что эти страницы мои по праву, но это будет крайне невежливо. Вместо этого я любезно попрошу тебя о личной встрече с жрецами храма, а ты в ответ, вежливо улыбнешься, и скажешь, конечно, милая Моргана, - все это время с губ Морганы не сходит натянутая улыбка, а глаза не перестают сиять пурпуром, который постепенно переходит на щеки и губы. Она словно светится изнутри. Но нет, это вовсе не мягкий и нежный свет юных особ, что влюблены, или одухотворенных святош. Это скорее похоже на пламя из жерла вулкана, на адские всполохи, которые не сулят ничего, кроме неминуемой, жестокой и мучительной смерти.
- В свою очередь, я могу пообещать, а для надежности и закрепить магическим контрактом тот факт, что я готова покинуть твою территорию, в случае успеха моего мероприятия, - Моргана откладывает в сторону салфетку, которой вытирала губы, и поднимается из-за стола. – Благодарю за угощение, надеюсь, что я могу покинуть Ваше общество? Я все же земной житель, иногда толща воды действует на меня несколько угнетающе.
Она не дожидается разрешения, выходит из-за стола, коротко кивнув МакКензи, и сжимая руки в кулаки, направляется прочь из зала, следуя за провожающим, который ведет в отведенные для нее апартаменты.
Дверь закрывается, и Ле Фей остается наедине со своим гневом и планами. Ей необходимо отменить то, что планировалось изначально. Она и впрямь смогла убедиться в том, что Авалон и Атлантида – это разные вещи. Да, они были продолжением друг друга, как уроборос, но лишь в духовном и культурном плане. В физическом же они была даже расположены в разных плоскостях. Атлантида вот тут, физическая, ощущаемая, в своем времени и пространстве. Авалон же вне его. Моргана падает на кровать, закрывая глаза. Она скучает по дому, скучает по своей комнате с зельями, по травам, по запаху в саду, когда цветут яблони, по своим жрицам, которые приносили жертвы Богине, коей являлась и она сама. Она хочет домой, и ей нужны эти проклятые страницы.

Стук в дверь заставляет Моргану приподняться на локтях, устало взирая на дверь, когда та неспешно открывается. Там стоит все тот же атлант – она не ожидала увидеть его так скоро. Ле Фей выгибает вопросительно бровь, когда он произносит:
- Король ждет Вас, прошу, следуйте за мной, - он не дожидаясь, выходит наружу. Видимо, Нэмор понял, что Моргана может обойтись и без пресловутых воздушных мешков для дыхания. Они идут долгими коридорами, Моргана старается не смотреть по сторонам, но хмурится, пытаясь понять, что же произошло, не уж то МакКензи и впрямь решил, что ее можно представить жрецу, тогда его будет ждать большой сюрприз. Они оказались возле двери, дальше была вода. Моргана смело вышла, задерживая дыхание, это может продолжаться очень долго, но говорить будет явно неудобно.

Вода стекает с ее волос, платье плотно прилегает к телу, обрисовывая контуры, и становится холодно. Моргана видит перед собой ухмыляющегося Нэмора, который стоит заведя руки за спину. Ле Фей чуть приподнимает подбородок, стараясь выглядеть достойно, но не применяет магию, с уважением относясь к людям, что служат здесь. Через мгновение к ним выходит мужчина. Типичный представитель расы жителей Атлантиды. Он смотрит на своего короля, а затем переводит взгляд на ведьму. Она лишь склоняет голову в знак уважительного приветствия, краем глаза замечая, как мужчина бледнеет пуще прежнего. Он вряд ли верит своим глазам, ведь в их записях говорилось, что она хоть и настоящая, но давно не представала перед людьми, и уж тем более, жрецами других религий и богов.
- Право слово, я настоящая, - Моргана улыбается, мягко. Делает шаг вперед и еще один, ее не удерживают, не препятствуют. Она всего лишь протягивает руки ладонями вверх. Для жреца она не ведьма, она не жрица; для этого создания она – богиня Дану, что была давно забыта, но все еще жива. – Многие зовут меня ведьмой, для многих я имею другие имена и воплощения. Но для тебя, жрец, я – Дану. Я так понимаю, что ты про меня слышал, верно?
Ее взгляд переходит на Нэмора, словно извиняясь за то, что она не успела сказать всей правды. Да, и как бы он понял, что ее тело – это физическая форма еще одного существа, божественного. Той, кому поклонялись много веков назад, кто умирала и возрождалась вновь, пока не получила в свое пользование долговечный сосуд, с небывалой мощью. Это была одновременно и богиня, и простая смертна женщина, и ведьма.
- Да, я знаю Вас, мистрисс.
- Не надо. Я не твоя госпожа и не твоя богиня. Здесь и сейчас я Ле Фей.

+1

15

Инициатива окончательно перешла в руки ведьмы, и это не нравилось Королю подводного царства всё больше и больше. Но ему приходилось признавать внутреннюю силу и стержень Морганы, на эмоциональном уровне, Король ощущал, что женщина привыкла повелевать куда более радикальным способом, и то, что она сейчас делала - было максимум ее возможностей в вопросах просьб. Легче от этого не становилось. Гордец и нахал Нэмор, привык править всех и каждым, и привык, что вступивший на его территорию обязуется подчиняться ему, главе, порядку, закону. Внутри него вскипала настоящая буря, мирской шторм, волны неустанно, с каждым словом женщины поднимались всё выше, чувство противоречия, гнева, оскорбления росло в нём, крепло, закручивалось в настоящее водное торнадо, и вся эта смесь негативных и тяжелый, густых, оплетающих его сознание эмоций, разбивалась о Моргану, которая решила, что сейчас — самое лучшее время для демонстрации магического потенциала, что она несла в себе. Эмоции Маккензи разбивались тяжелыми волнами о глыбу-ведьму Моргану. Она позволяла себе раздавать задания, руководить, вести этот диалог и эту встречу так, как ей заблагорассудится. Маккензи выдерживал паузу.
В своих фантазиях, он давно отбросил стол с оставшимися яствами в сторону, схватил свой магический трезубец, что был всегда рядом с ним, и проткнул надменную глотку ведьмы, вырвал ее дерзкий язык, что низвергал ему указания, и велел своим поворам зажарить его на ужин. Ну и что, это всего лишь тело, сосуд, она не умёт, но ему будет короткие секунды приятно наблюдать, как алая, будто вино, кровь, хлещет из продырявленного горла, как она удивленно, ошарашенно, пучит на него свои глаза, и как вынуждена покидать тело, оставляя его беспомощными, безжизненным, слабым мешком оседать под ноги Подводнику. О, да, он бы с удовольствием проделал бы это, а после - велел бы готовится к войне, велел бы ткать лучший магический купол, на который были бы способны его жрецы, ставить магические локаторы и ждать месть ведьмы, которой все таки придется считаться с его собственностью. Он не отдаст ей без боя ни одной страницы, что хранится в его храме.
Увы, лишь мечты. Возможно, если бы он был моложе хотя бы на пару десятков лет, был бы более порывист и не ценил бы жизнь своих людей выше, чем свою гордость, именно так и закончилась бы их беседа. Но Моргана попросила, а он - согласился. Она даже приняла его условия, с насмешливой легкостью. Он не склонил голову, но потеснился, во имя своего народа. И хотя он не до конца был уверен в исходе этой схватки (о, да, он чертовски самонадеян), рисковать даже одним атлантом, Маккензи не желал. Коротко, Король кивнул ле Фей, отпуская ее переодеться, или привести себя в порядок, или выдохнуть, а сам, в три больших глотка допил оставшееся на столе вино. Возможно, ему действительно всего лишь казалось, что ведьма ведет себя с ним дерзко, бестактно, вызывающе? Возможно, он слишком привык к поклонам и заискивающим голосам, что беседу на равных воспринимает как нечто из ряда вот выходящее?
- Нам придется организовать встречу с жрецами, - пробормотал он себе под нос зная, что его верные подданные услышат это распоряжение. - И усилить охрану. - атлант был почти уверен, что в этом не будет практически никакого толку, но для успокоения собственного чувства тревоги, распорядился.

Несмотря на то, что они договорить обо всем мирно, на то, что между ними не должно было остаться никакого фактора недосказанности или обид - все выяснили, он даже принес своеобразные извинения за угрозы и пленения, а ведьма пообещала смыться отсюда как только получит желаемое; Нэмора терзало чувство сомнения, тревоги и даже некого страха. Ему ощущалось, что он упустил какой-то важный момент, что картинка не цельная, что Моргана утаила от него важный элемент, который станет его провалом и ее козырем, решающим, склоняющим чашу весов. Маккензи привык быть во всеоружии, рваться вперед и наносить первый удар, а сейчас, он чувствовал, что ему предстоит обороняться, щетиниться, но соглашаться.

Маккензи прибыл в храм первый, как и полагается, он вознёс хвалу великому Посейдону, возложил в его честь цветы и кратко помолился, дабы великий владыка моря никогда не обошёл вниманием своих верных подданых - атлантов, чтобы их территории были всегда богаты и чисты, а раса развивалась и множилась. Он извинился за свою чрезвычайную порывистость, гордыню, спесь и ярость, и пообещал молиться, дабы стать достойным своего божества. Это была стандартная процедура, и Маккензи чуть ли не верил в нее долгие годы, на протяжении всей своей юности и даже некоторое время своего правления, ровно до того момента, как Посейдон не снизошел до него, когда он показал свою невероятную мощь, воскресив Атланта. С тех самых пор, Нэмор со всем уважением относится не только к храму, и к тем служениям, что там проходят.
Моргану привели молчаливые атланты, державшиеся в стороны, но провожающие ее дабы ведьма случайно не свернула куда-нибудь не туда. Нэмор завис у шершавых, выетых солью стен, завел руки за спину и мрачно взирал на гостью. Ему не удается сдержать своего удивления, которое выражается в поднятых бровях и вопросительном взгляде - столько почтения не выказывают даже ему, Королю этого государства, хранителю храма, верному защитнику Атлантиды. А ей — да. В нём вновь проснулось чувство обманутого, оскорбленного, не дополучившего информацию, словно в эту игру играют двое, но так, что правила знает лишь один, а второй вынужден тыкаться носом в то, что есть.

- Не надо. Я не твоя госпожа и не твоя богиня. Здесь и сейчас я Ле Фей. - ее голос по матерински нежен, обволакивает своим бархатным, чарующим тембром, Маккензи стоит сам не свой, замер пораженный будто взглядом медузы Горгоны, совершенно ошарашенный и разбитый. Она обвела его во круг пальца, обставила каждого, разыграла карту так, что Нэмор лишился абсолютно всех козырей разом. Его слово тут против слова жрецов, кои признали в ней свою Богиню, а значит отдадут ей всё, что женщина потребует: манускрипты, страницы, древние писания, и самих себя в качестве бонуса, если ей захочется провести какой-нибудь гнусный кровавый обряд. А она именно этого и добивалась, потому и рвалась в храм так яростно, теперь, с поддержкой служителей этой Священной обители, перед ней не стоит никаких преград, и даже Нэмор не сможет встать на ее пути, хоть он и поцелованный Посейдоном, ведь она — Богиня.
Моргана уходил в глубь храма, ступает легко и свободно, будто бывала тут тысячу раз, а ее восторженно, благоговейно, восхищенно провожают остальные, все, крове Нэмора, что так и остался стоять как вкопанный на месте.

- Ведьма. - прошипел он себе под нос, сжимая кулаки и сдвигая брови: провела его, как мальчишку!

Отредактировано Namor McKenzie (13-11-2017 17:57)

+1