02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [06.04.16] Бог слишком высоко, дьявол всегда близко


[06.04.16] Бог слишком высоко, дьявол всегда близко

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

[Бог слишком высоко, дьявол всегда близко]

⊗ ⊗ ⊗
http://funkyimg.com/i/2v4Q2.gifhttp://funkyimg.com/i/2v4Q1.gifhttp://funkyimg.com/i/2v4Q3.gif

информация

Где: Атлантида
когда: 06.04.16 

Кто:  Morgan le Fay, Namor, Mckenzie Hope van Dyne
предупреждения: Нет магии - нет жизни

и с т о р и я
Магия исчезла. Она не чувствует ее на кончиках своих пальцев, ее сердце пусто, и ничего не осталось. Лишь глухие голоса ее детей - грехов. И вода сразу манит своей темнотой и забвением. Моргана падает в нее, но не суждено ей погибнуть. Нэмор слишком хорошо помнит эту ведьму, что в одночасье уничтожила и восстановила его мир, оставив брешь в сердце. Но не сейчас. Ле Фей нужна та, кому она доверяет с самого начала, та, кто может помочь вернуть ей то, что ушло из рук. Ей нужна Хоуп.

Отредактировано Morgan le Fay (04-07-2017 23:24)

+2

2

Моргана стоит перед зеркалом в Школе Чарльза Ксавьера, ее перевезли сюда пару дней назад, дав дом, защиту и все, что она пожелает. Ле Фей старалась скрыть свой недуг, кичилась, улыбалась, дерзила Чарльзу, все, как обычно, но ломалась внутренне. Она видела, как утекала магия из ее тела, из ее рук. Лишь артефакты что-то еще могли, но, как может она использовать их, когда нет ответа, когда сердце не трепещет, когда вокруг все не искрится пурпурным светом, что сопровождал ее все эти столетия? Ей тяжело дышать, Ле Фей хватает со стола вазу и запускает в зеркало, которое тут же крошится тысячью мелких осколков, ведьма кричит в полный голос, падая на колени, посреди этого хаоса и разрухи. К ней не придут, потому что сейчас некому. Чарльз занят с Эриком, Скотта нигде не видно, а Джин она старается избегать, покуда ее мысли не под надежной защитой. Ле Фей ощущает острую боль в каждом пальце, на каждом миллиметре поцарапанных ладоней. Она видит, как ее кожа заживает медленно, не так, как обычно, и как алая кровь стекает по запястьям. Нет, конечно, тот факт, что она из мира Фэйри может спасти относительно ей жизнь, оставить долголетие, и стареть она будет медленно и красиво, но… Да, о чем вообще речь? Как можно жить без магии? Моргана медленно поднимается со своего места, направляясь в ванную, где включает воду, чтобы смыть кровь, а после обрабатывает мелкие ранки средствами первой помощи, она может и без магии, но не бесполезна. Все же были времена, когда раны ведьма лечила не только магической силой, но и силой трав и лекарств.

Ле Фей приняла решение, причем сделала это так легко и играючи, что даже удивительно, как такое возможно? Марго спускается по лестнице, на ней белое платье вразлет, сверху легкое пальто. Даже в такой момент волшебница предпочитает выглядеть, как минимум, стильно, все же не каждый день встречаешь со своей смертью. Она сейчас в школе, но и это не проблема, на нее не смотрят, по сути, всем плевать на Моргану, где она, что с ней, даже ее грехи не думают о том, каково ей. Ее дети, излюбленные, измученные, но она за них готова была глотки рвать. А сейчас что?.. Моргана даже не обращает внимания на то, что Уныние не отвечает, видимо, опять развлекается, в последнее время он много врет, часто пропадает и отмалчивается, впрочем, Моргана понимает его, она их всех понимает, вот только ее понять никто не может. Она знала, что так и будет, знала, что магия исчезнет, еще там, сидя за миллионы лет, Ле Фей только и делала, что сходила с ума от видений, которые обрывались тут, на этом моменте, когда темная мгла воды поглощает ее тело. Ехать до места, которое ей необходимо долго, но это тоже не является большой проблемой, Моргана спускается в гараж, во всем доме невыносимо тихо, словно все умерли, лишь отстук каблуков бьет набатом по голове, буквально сводя с ума.

Ле Фей дрожащими пальцами нажимает на кнопку сигнализации, открывая одну из новых машин, стоящих в автопарке. Заниженная Audi TT, она оставила записку Алексу, где он сможет после забрать свою красавицу, нельзя оставлять такое сокровище в гордом одиночестве надолго. Моргана не знает, что будет с ее Грехами, когда она умрет. Хотя нет, знает, они побушуют немного, и лишившись своей хозяйки вернутся назад в свою обитель, отпустят Носителей, оставив лишь зияющие раны внутри. Ведьме их жаль, своих детей, что срослись с этим страшным даром, но ей и плевать, она не будет делать что-то ради других. Садится в машину, последний раз проверяя телефон, отправляет сообщение только одному человеку – Хоуп: «Надеюсь, что у тебя все в порядке, забери документы у Кэролайн завтра после полудня». У Кэролайн действительно подготовлены документы. Моргана выруливает на подъездную дорожку, проверяя наличие бензина – ей вполне хватит до Атлантик Бич. Педаль газа до упора в пол, Моргана расслабленно выдыхает, когда мчит по шоссе, в ее ушах только шум ветра и больше ничего, любая музыка раздражает, любой звук извне – убивает. Ей хочется проводить это время только наедине с самой собой. Тонкие пальцы сжимают кожанный руль так, что он слегка поскрипывает. Это больно, не зажившие раны еще побаливают, начиная кровоточить, но Моргана не обращает на это внимания, какая разница, если скоро все кончится?..

Дорога до Атлантик Бич длиною в два часа оказывается короткой, кажется, что воздуха не хватит, чтобы надышаться в последний раз. Моргана достает в последний раз телефон, отправляя короткую смску Алексу, его номер ей дал Чарльз, на всякий случай. А вот он и случай. Ле Фей сообщает координаты, где можно будет забрать машину, затем выкидывает телефон в ближайшую урну, предварительно разбив каблуком экран. А вот и пирс, о который густые пенящиеся волны разбиваются с разбегу. Оттуда веет холодом. Пляж еще пустынный время клонится уже к полуночи, Ле Фей стаскивает с себя бежевое пальто, которое отдает попрошайке несчастного вида – ему нужнее, но не ей. А затем, почти проваливаясь тонкими шпильками между досками, двинулась вперед по пирсу, стараясь не дрожать от холода и страха. Ведь это почти не страшно – умирать, ведь сколько людей умирало у нее на глазах, от ее рук. Это не страшно.
- Прости, - едва шепчут губы, когда Моргана делает шаг вперед, подхваченная огромной волной, что тут же оттащила вглубь. Падение в воду болезненно, голова, соприкоснувшись с водой, получает сильный удар, отключая сознание. Так лучше, так проще, так правильно. Ле Фей попрощалась, не заметив того, как сильные руки и чье-то глухое злое рычание сопроводили ее гибель.

+5

3

Атлантида ещё не до конца восстановилась после события многолетней давности, которое трагически унесло жизни сотни тысяч атлантов. Нэмор всё это время не показывался на земле — у него не было возможности следить за тем, что решают мировые лидеры, он покинул все группировки, куда входили сверхлюди, гении и герои, ему не было дела до космических вторжений или человеческих междоусобиц. Маккензи занимался охраной своего государства, стервятники, что стремились разграбить, сломить ослабленную Атлантиду то и дело из года в год встречались с разъярённым Подводником, чей гнев был неумолим. Он был вынужден выступать и в качестве охранника, и в качестве защитника, и правителя, и добытчика; он был вынужден поддерживать политическое состояние страны, и даже пришлось попросить помощи у Т'Чаллы, что Нэмору далось особенно сложно. Горделивый Король до сих пор чувствовал себя униженно, вспоминая, что ему пришлось идти на поклон к Вакандцу, хоть они и были союзниками. Атлантида восстанавливалась. Медленно популяция Атлантов росла, годы шли и Нэмору становилось легче, потому что появились помощники, верные и отчаянные бойцы армии Атлантиды.
Но Маккензи чувствовал приближение новой угрозы, которая спешила пошатнуть и без того не стабильное положение его государства. Всем своим существом атлант ощущал, что эта угроза идет не с поверхности земли, не от людей - хотя ему и очень хотелось их обвинить, а будто бы отовсюду разом. Вода стала неприветлива и напряжена, пропитана тяжелым, неприятным и липким осадком, морские обитатели стали пугливы и беспокойны, и даже сами атланты всё чаще чувствовали себя в опасности. Нэмор день ото дня лично патрулировал границы, он выходил за их пределы на далёкие километры и искал, искал, искал. Хотя бы что-нибудь, что подскажет ему причину таких устойчиво растущих изменений, хотя бы маленькую зацепку, ниточку, по которой можно двигаться в поиске ответа. Но ничего не было. Тишина предвещала настоящую бурю, к которой Нэмор, по правде говоря, был не до конца готов.

Страх вновь потерять своих поданных жил в нём все годы, и теперь, почувствовав слабость Короля, он поднял голову, обнажая свои ядовитые клыки. Страх запустил зубы в плоть Нэмора, отравляя его душу и раня сердце, страх сделал его мрачным, замкнутым и недоверчивым. Он заставил его превратиться в параноика, не доверяющего никому, и даже тот, кто некогда был его союзником, сейчас казался Нэмору не таким надёжным. Король не мог никому верить, потому что каждый мог обмануть его, и даже атланты чувствовали это напряженное сомнение, исходящее от Короля. Атлантида превратилась в затаившегося, опасного морского ежа, готового подставлять свои уголки любому, кто лишь попытается дотронутся. Маккензи буквально спал в обнимку со своим трезубцем Посейдона, который вызывал у него чувство мнимой уверенности и непобедимости. Нэмор отказывался замечать, что магический артефакт постепенно терял свои могущественные свойства, как от буквально всесильного трезубца, он превращался в обычное орудие защиты и атаки. Подводник не позволял себе думать о том, что дар Посейдона ослабевает в его руках, и носил его по прежнему всегда и везде с собой как знамя — гордо и грозно. Трезубец же, всегда издающий теплую, привычную уже руке атланта магическую вибрацию, сейчас едва ли грел руку Нэмора.

Маккензи должен был посещать землю регулярно. Его состояние уже было на грани, он был абсолютно не в себе, не ступая на землю несколько лет. Ещё чуть-чуть и психика Короля полетит ко всем чертям, превращая его в бешеного пса, ищейку, видевшего угрозу в каждом, не представляющего больше для своей страны надежную опору. С трудом вдыхая воздух, от которого Нэмор отвык, мужчина вышел на сушу, а по плечам и спине мгновенное побежали мелкие, суетливые мурашки, заставившие брюнета поёжится. В такое время года люди как правило не бывали на пляжах. В такое время суток — тем более. Маккензи останавливается в районе песчаной косы, чувствуя сухой, но холодный песок под ногами. Он не смотрел на сушу, устремив свой взор на море и его волнение с каждой секундой, подвластное Нэмору, возрастало. Море олицетворяло внутреннее состояние Подводника, бушуя, вспениваясь, и стремясь поглотить песчаный берег и длинный, уходящий вглубь, пирс. Он нахмурился. Земля была какой-то другой. На первый взгляд ничего не изменилось: воздух не стал чище, небо выше или вращение земли быстрее. Но что-то смущало Нэмора, что-то воспринималось им совершенно иначе, он чувствовал изменения неуловимые, незримые, и не влияющие на его физиологию, но как-то на землю. Она, словно изменила частоту своей вибрации. Нэмор провёл на берегу несколько часов, почти неотрывно продолжая смотреть на море и анализируя обстановку на суше. Маккензи пришёл к выводу, что не только под водой происходят какие-то неуловимые глазу изменения, не только там грядет нечто, с чем придется бороться, но и тут, на земле происходит - или скорее всего уже произошло - что-то, давшее толчок происходящему в царстве Подводника.

Атлант ступил наконец в воду, краем глаза замечая движение в районе пирса, но на земле он не обладал таким зрением, как в воде, поэтому не обратил никакого внимания, продолжая заходить в воду всё глубже и глубже. Холодная вода не смущала Подводника, чьё тело запросто перестраивалось и изменялось под нужную для такой воды температуру и ему было скорее комфортно. Достигнув нужной глубины, он нырнул, сканируя по привычке местность.
Всплеск — и резкий концентрат тепла человеческого тела нарушил весь водный баланс и подсказал Нэмору, что случилась беда. Но беды людские не его забота. Однако же, он взглянул на фигуру тонувшей, и сквозь то малое для него расстояние, что их разделяло, узнал ту, единственную женщину. Моргана Ле Фей. Ведьма, почти сломавшая его жизнь. Почти уничтожившая его царство. Его мир. Посмела ступить в воду, посмела нарушить покой атланта попыткой самоубиться. Маккензи в считанные секунды под аккомпанемент бушующего моря преодолел расстояние между ними подхватывая медленно опускающееся на дно тело женщины. Она не могла умереть вот так - ведь обладала магией, но с другой стороны, если женщина потеряла сознание от удара, она может начать захлебываться, и пузырьки, что поднималась наверх из ее слегка приоткрытого рта были тому подтверждением.
Нэмор потянул ее за собой, потащил сквозь воду, сквозь водоросли и бушующее ненастье вниз, глубже и дальше, быстрее и быстрее, сжимая до синяков ее плечи. Он не дорожил ее жизнью, но упустить Моргану, позволить ей умереть, не получив возмездие за все ее деяния он не мог. Смерть не была достойной платой для него. Он добрался до границ Атлантиды за считанные минуты, и подхватывая ее на руки внёс в тронный зал, что видоизменился с последнего ее пребывания, не без ее стараний, конечно.
Женщина не дышала и не подавала признаков жизни и Маккензи, не церемонясь с ней, ударил. Моргана закашлялась, сморщилась и стала отплевываться, совершенно возмущенная таким поступком, абсолютно шокированная происходящим, и мгновенное замерзшая.
- Я ведь предупреждал, что мы встретимся. - Нэмор плотоядно улыбнулся, довольно зажмурился.

+4

4

У нее в саду на Авалоне есть удаленная беседка, откуда открывается потрясающий вид на раскинувшиеся знаменитые авалонские яблоневые сады, что цветут гораздо чаще, чем один раз в год. Закаты с этого места кажутся невероятными, а легкий ветер никогда не дает жаре испортить впечатление. Беседка выполнена из белого гранита, высечена временем и природой, рука человека здесь была только, исполняя небольшие две скамейки, все из того же гранита. Когда мир сводит с ума, когда руки опускаются и быть сильной уже нет возможности, Моргана приходит в это место, вытягивает ноги, распускает волосы, хрустит сочным яблоком с бордовым боком, и осматривает свои владения, что гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Она мечтает, если умрет, то оказаться именно здесь навечно, заточенная в своем прекрасном мире, где рядом восседает тот, от кого она всегда бежала, ее любимый брат, что держит за руку, даря ей самую преданную из всех улыбок.

Вот и сейчас, ветер ласкает ее кожу, мягко треплет распущенные темные волосы, что едва касаются щек. Моргана в покое и умиротворении, ей нет никакого дела до того, что происходит вокруг. Нет холода или тепла, есть только ощущение полного покоя, и в этом покое ее магия вновь касается кончиков пальцев, срывает с них искры, создавая нечто прекрасное. Она больше не злобная колдунья из сказок, она обычная ведьма, со своими мыслями и эмоциями, со своими заботами, настоящая Королева в своем маленьком царстве. И ничего более не ведомо ей. Но что это за черт? Будто бы какая-то неведомая сила тянет ее отсюда, из этого укромного места, а Моргана изо всех сил сопротивляется, рычит, ругается, бежит в другую сторону, ее будто душит, лёгкие наполняются странной, солоноватой на вкус жижой, буквально сдавливающей горло.

Ведьма медленно открывает глаза, голова, словно в тумане, ничего не видно. Она понимает, что лежит на полу, время замерло, ей холодно, ее платье вымокло до предела, нижнее белье тоже, каждую клетку пронзает боль, и хочется откашляться, но нет сил. Она должна была умереть, но отчего-то волшебница сомневается, что ее рай похож на тронный зал Атлантиды, да и ад тоже, она, конечно, в своей жизни неслабо шалила, убивала и мучила окружающих, но ведь не до такой же степени! Лучше уж Ад в его классическом исполнении, она знает отличное место на отшибе, где долгое время парковался ее огромный замок, ныне возвышающийся на Авалоне.

И тут ее щека вспыхивает тем самым адским пламенем, вода изо рта выходит вместе с кашлем, Моргана приподнимается, упираясь локтями в пол, а затем пересаживается удобнее, упираясь коленями в мраморную поверхность, женщина, едва не теряет сознание, выплёвывает лёгкие, ощущая невероятное жжение в области груди, ее трясёт от холода и осознания того, что только что произошло. Ведьма медленно приподнимает подбородок, скользя взглядом от лодыжек к крепкому прессу по бёдрам, от пресса выше по груди и наконец-то, сталкиваясь с голубыми глазами, которые лучатся таким довольствием, что захотелось их немедленно вырвать из глазниц, зажарить и сожрать:
- ТЫ КОНЧЕННЫЙ МУДАК, МАККЕНЗИ! - Ей легко хватает сил, чтобы проорать эту фразу во всю мощь ослабших легких. Регенерация начинает работать, постепенно, но все же. Ле Фей медленно поднимается с пола, расправляя плечи, сжимает руки в кулаки, в ее глазах застыли слезы и ярость, которую она тут же выплескивает на Подводника:
- Ты всю жизнь мечтал о том, чтобы я сдохла, так какого черта, ты не дал мне этого сделать?! - Она угрожающе приближается к нему, хотя без магии, она кажется, до ужасного хрупкой, будто можно сломать пополам одним ударом. Она ещё в туфлях, и это позволяет ей доставать Нэмору макушкой до плеча, при других обстоятельствах, ведьме удалось бы лишь гневно пялиться на его обнаженную грудь, и пытаться держать свой гнев на нужном уровне. Но сейчас Моргана просто в бешенстве и замешательстве: зачем, почему, отчего?.. – Ты что себя, Богом возомнил? Дал бы умереть спокойно, всем было бы счастье! Какой мне прок от жизни, если в ней нет магии больше?! – Моргана отходит от Нэмора, который внезапно сменил свой довольный оскал на хмурое выражение лица, садится на ступеньки, стягивая туфли, и понимая, что просто так ей не отделаться.

- Я уже наказана, Нэмор, по полной программе. Магия исчезла, моя жизнь кончена. Хочешь продлить мучения? Тогда пошли хотя бы за Хоуп Ван Дайн, она должна знать, что я жива, но в адских муках, - Моргана вскидывает голову, смотрит прямо в глаза Маккензи тяжело вздыхая, а затем поднимается, и ведет себя так нагло, будто бы так и должно быть. – И я говорила тебе уже, что я тут не причем. Что остров был поднят на поверхность не моей рукой. А ты зациклился, и ну, его, постоянно, Моргана то, Моргана се, - ведьма подходит к мужчине, поворачивается спиной, - молнию расстегни, а то в платье еще холоднее, чем голой, - ее голос полон наглого отчаяния, когда тебе уже абсолютно плевать на то, что происходит или будет происходить, она тут или пленница, или еще не пойми кто, умереть ей не дадут, судя по всему, поэтому можно вести себя, как последняя сволочь.
- Не расстегнешь? Ну? – Она стоит в полоборота, закатывает глаза, пытается сама расстегнуть тугую застежку, но Подводник перехватывает ее руки, тянет вниз за собачку, судя по всему даже не удивленный такой наглости. – Мне все еще кажется, что я умерла, а это все мой персональный ад, - ведьма скидывает платье и в одном нижнем белье идет к трону, где лежит мантия Подводника и тут же накидывает ее на плечи.
- Что? Мне холодно, а платье мокрое. А ты если спас меня, то или веди в темницу для пыток сразу, или убей! Или приведи Хоуп, она нужна мне! И тебе, кстати, тоже, - в ее голове постепенно стал рождаться совершенно дьявольский план.

+4

5

Благодарностей Атлант не ждал. Он был знаком с Морганой ле Фей достаточно, чтобы единственное, чего он мог от нее ожидать с уверенностью на все сто процентов — претензии, оскорбления, и возможно, очередная попытка захватить власть. Власть - маленький назойливый пунктик Морганы, не дающий ей быть просто очаровательной ведьмой, и превращая её в несносную, злобную, упрямую и агрессивную женщину, без каких-либо намеков на сговорчивость. Она словно пиранья вгрызалась, лишь почувствовать каплю крови-слабину, и куски порой, были велики ей, а всё тому виной жадность, но она не останавливалась. Ровно как и пиранья, она была упряма до невозможности, и в конечном итоге добивалась своего, терзала свою жертву, выпивала из нее все соки и оставляла лишь жалкий трупик. Её аппетит был непомерен, он был необъятен, бесконечен, и Маккеензи не был уверен, насытит ли её хоть что-то. Он взглянул на женщину: она откашливалась, тряслась и выглядела такой жалкой, такой беспомощной, и почти что беззащитной, что Нэмор на долю секунды поверил ей, испытал в отношении нее чувство жалости и некоторого подобия трепета. Впрочем, это обманчивое чувство нежности длилось не так уж долго, пока ее прекрасный ротик не открылся, извергая потоки оскорблений и - как ожидаемо - ругательств в его сторону; искривился в гримасе отвращения и разочарования. Маккензи отошёл от нее на пару шагов назад, опасаясь, что Моргана соберет все свои оставшиеся силы и вцепится ему в какое-нибудь, на уровне ее глаз место, и попытается оторвать его в качестве своего трофея. Раздавать себя на трофеи ведьме-самоубийце Маккензи не планировал, как и выслушивать ее брань.
- Уймись, старуха. Без тебя полно печалей. - глаза у Морганы мигом потемнели, и кровь оскорблённой женщины вскипела, чуть ли не согревая ее продрогшее тело. Из ее глаза искры посыпались, и она тут же вскочила с места, приближаясь к нему. Её бы воля - наверняка метала бы во всю молнии, но проговорилась, сообщая что магии больше нет. Это прояснило для Маккензи ситуацию. Он, не обладая никаким магически даром, никак не мог вычислить причину изменений, хотя и чувствовал что что-то не так.

- Ты умрёшь, Моргана. Но не так. Какой низостью было топиться в моём море. Почему не выбрала торжественное самосожжение? Тебе бы подошло. Или ты в тайне надеялась на мою помощь? Признавайся, ты слишком любишь себя, чтобы попытаться убить себя, иначе изыскала бы способы, кои не дали бы другим помешать тебе. - Маккензи прищурился, рассматривая, как Моргана садится на ступеньки, стягивает свои туфли и бросает их раздосадованно, обнимает себя за плечи, растирая возникшие мурашки и какое-то время молчит. Она выглядит потерянной, опустошенной, сбившейся с пути. Нэмору хотелось поиздеваться над ней, посмеяться, потешить свою самолюбие и эго, кое она задела тем, что бросилась с пирса, хотелось подцепить ее, подловить, добить морально, раз физически она и без того ослаблена. Но ле Фей была морально раздавлена не меньше, она была растеряна, обездвижена, почти запугана и Маккензи не стал продолжать прошлую мысль, меняя тему на более актуальную.
- Значит магии нет? Дайка угадаю: ты опять заигралась с чем-нибудь, а? И в итоге тебе прилетела ответочка. - Маккензи смотрел на нее сверху вниз, пока не совсем понимая: радоваться ему, или бить тревогу, выставлять круглосуточный двойной караул? Атланты не магические существа, они подводные жители, и магическим был лишь его трезубец на всей территории, что позволял ему творить определенные, но не настолько уж жизненноважные вещи; с другой стороны — с магией даже в самой Атлантиде было связано безмерное множество мелочей, будь то силы их бессменного покровителя Нептуна, купол, что прятал Атлантиду от назойливых любопытствующих гостей или набежчиков, часть артефактов, призванных оберегать и помогать городу. Нэмор не сталкивался ранее с подобным, и вероятнее, никто до него ранее не сталкивался с таким. Поэтому он не смог бы обратиться к летописям и древним источникам, не смог бы найти совета у предков. А значит, узнав у Морганы правду, заполучив её в свои руки, он не может убить ее за всё то, что женщина сделала, за все то, что она причина Атлантиде и ему в частности, и если она одна из причин исчезновения магии, по всем проклятым канонам, она будет одной из причин ее восстановления.
- Не смей поднимать эту тему, женщина! - прогремел Нэмор так, что Моргана невольно вздрогнула. Грозный голос атланта звучал непререкаемо, а его глаза затопило яростное, иссине-черное море, свидетельствующее о мгновенной ярости, захватившей его разум. Маккензи совершил неуловимое движение рукой, порыв, который остановил в последний момент, еще несколько миллиметров, и он ухватил бы ее за тонкую шею, потянул бы на себя, делая то, что она так хотела — лишая жизни.
- Ты принесла моему народу и мне столько боли, что само твоё нахождение в этой зале оскорбляет Атлантиду. Ты не смеешь сваливать вину на кого-то иного, у тебя нет ни такого права, ни единого свидетельства, кроме твоего слова.
И не думай, что я тебе верю хоть на йоту.
- Нэмор проговорил уже тише, но голос его продолжал вибрировать, звучать напряженно и глухо, он сдерживал грозный рык. И Моргана знала, на что он может быть способен, когда в ярости. Как и знала то, что терять ей нечего, отчего вела себя дерзко. Он перехватывает руку женщины, на мгновение сжимая с чуть большей силой чем следует, но она не подает даже намека на боль, и Нэмор расстегивает платье, мигом отпуская. Платье Моргана бесцеремонно оставляет на полу, а сама укутывается в мантию, но Подводнику наплевать, он берет свой трезубец, и безмолвно зовёт его, под слегка насмешливым взглядом ведьмы, не чувствует отклика и сдерживая желание бросить теперь бесполезный подарок великого Бога, оставляет его в сторону.
- Мне никто не нужен! - вновь гремит атлант, но Моргана усмехается так самодовольно, будто она и не пленница вовсе, стоит так уверенно, ровно желанная гостья. Нэмор передёргивает плечами, хмурится и расхаживает по зале из стороны в сторону. Ле Фей не торопит его, но смотрит выжидающе, но не просяще. Попросила дважды - значит Хоуп ван Дайн действительно ей нужна; не просит снова, не умоляет, значит не настолько нужна. Удовлетворить ее просьбу?
- С чего она мне нужна? - Маккензи останавливается перед ведьмой, и в ее глазах торжествование, ликование, маленькая личная победа. Спустя десять минут, Подводник вызывает одного из своих подчинённых, того, что сопровождал его на поверхность на землю однажды. Он знает путь и Нэмор передает ему послание, которое будет переправлено сначала в Школу Чарльза Ксавье - потом Хоуп ван Дайн лично в руки. Женщина вопросительно поднимает брови, она знает, что он один из тех атлантов, что не погиб от кислорода, что он показал способность дышать и над водой. Она слегка улыбается, показывает удовольствие, знает, что если бы не этот эксперимент, Нэмору пришлось бы подниматься на поверхность воды самому, быть ее посыльным. Маккензи отвечает ей молча — лучше бы посыльным был я.

- А сейчас рассказывай. Всё с самого начала. - перед тобой король - тебе придётся подчинится, Моргана.

Отредактировано Namor McKenzie (17-07-2017 15:13)

+2

6

Разъяренная фурия в Аду - меньшее из зол, которое мог бы увидеть сейчас тронный зал Атлантиды. если бы Гордыня хотя бы знала, какого черта тут происходит и зачем она понадобилась Моргане именно при таких обстоятельствах, она бы может и успокоилась бы по дороге. Но окружающие молчали, как... рыбы.
Она шагала уверенно, задумываясь где-то на уровне подсознания о том, что хорошо бы контролировать сейчас движение тонкой летящей ткани по ногам, запутаться в непривычной одежде и растянуться прямо тут, среди колонн - самая большая глупость, которая только бы могла с ней произойти. Позора не вынесли бы обе: ни грех, ни носитель. и сейчас эти мысли показывать было бы не меньшей глупостью. В конце концов, кто тут всегда уверен в себе?
- Я требую немедленного объяснения, что здесь происходит и какого черта я проделала этот путь? - Голос отдавал уже ставшими привычными для Хоуп стальными нотками. Не мудрено, что люди прекращали с ней общаться рано или поздно, высокомерный тон и требовательность руководителя образовывали не приятный дуэт. Не приятный, зато превосходно сочетающийся с выглаженным и четкий внешним видом. Жаль, что сейчас по ней этого было не заметно...

Звонок в дверь раздался неожиданно.
Хоуп нахмурилась, откладывая планшет, и с недоверием подходя к входной двери. Она не ждала гостей, давно уже не ждала, да и давно уже никто не жаждал зайти к ней на чай. Редкие гости - ее "братья". Но они не пользовались бы стуком в дверь, ментальная связь между грехами давала ей четко понять, что кто-то из своих приближается. Поэтому она медленно двинулась к двери, в принципе, ожидая чего угодно: от просьбы позвонить службе эвакуации машин или бой-скаутов с печеньем (посреди ночи?) до... До чего угодно, до отца или полиции, до Мстителей или Щ.И.Т. Однако, дверь Хоуп все-таки открыла, обнаружив на пороге вовсе не то, что ожидала.
- Вы кто такой? - Нахмурилась женщина, замирая в дверях и не пуская существо дальше порога. К слову сказать, на человека оно походило процентов на восемьдесят. Наверное только цвет кожи, да то, что он был мокрый насквозь как-то отдаляли его (а это без сомнения был мужчина, впрочем, это могла быть очень мужиковатая женщина-мутант) отобычных людей на несколкьо шагов, - Что вам нужно?
- Мисс ван Дайн, у меня к вам послание.
Говорил он вполне сносно для... такого внешнего вида.
- Вы - мутант?
- Я - атлант! И у меня к вам послание от Морганы.
Гордыня прищурилась, глядя внимательно на посланника. Почему Моргана не связалась с ней на прямую? Почему не использовала ментальную связь? Магическую? Телефон в конце-то концов? Двадцать первый век, не все же голубиной почтой развлекаться. Или вот - такой, синекожей. Но само по себе слово "послание" не сулило ничего приятного. Вряд ли бы мать снизошла до букета цветов по случаю... Нет никакого случая.
- От Морганы? - Переспросила она, - Что случилось?
- Собирайтесь, мне велено привести вас к ней.
- Куда? - Спрашивает Хоуп, опираясь на дверь. Это могло быть своеобразной проверкой. Кого могла послать Ведьма, не предупреждая ее об этом? Не связываясь с ней лично? Слишком подозрительно, попахивало ловушкой.
- В Атлантиду. Она сейчас именно там и, прошу вас, давайте не будем тратить лишнее время.
Любопытство начинало точить ее изнутри. В любом случае, если это ловушка, то она всегда сможет попросить помощи извне, редкий купол перебьет первородную магию грехов. И пусть армии за ней не встанет, но пара-тройка человек смогут всегда прийти на помощь. А Атлантида звучала так же мифологически забавно, как и Авалон в свое время. Однако, как показала практика, остров Ведьмы жил вполне себе реальной жизнью, так отчего же подводный город не может существовать где-нибудь там - на задворках планеты?
- И как мы туда попадем? - Хмыкнула Хоуп, обуваясь. Вещи она оставила дома, да и переодеваться не планировала. Если дело такое срочное,то и Моргана потерпит ее внешний вид, состоящий из джинсов и мягкой трикотажной кофты. В конце концов, был бы это деловой прием - приглашение гонец доставил бы куда изящнее, а не в столь поздний час и в таком виде. А еще от него воняло соленой водой.
- Мы поплывем...

Когда ей сказали, что они доберутся вплавь до подводного города (царства? колонии? деревни?..), она предполагала, что будет какой-то подводный корабль, на котором они опустятся вниз, пусть даже с минимальным, но комфортом. И каково же было ее удивление, когда оказалось, что опускаться на дно морское ей потребуется самостоятельно?! Поистине бесцеремонное неуважение. Но пришлось довольствоваться тем что есть. А было не так уж и много: ледяная соленая вода, темнота, непонятный прибор, который, по заверениям синего мужчины, поможет ей дышать под водой и не испытываться неудобств при перепадах давления. Все это походило не на приглашение от великой ведьмы, а на похищение, при чем - крайне безобразно спланированное. Плыть пришлось долго, неудобно, холодно, страшно и скучно. И Хоуп уже сотню раз пожалела о том, что не закрыла перед незнакомцем дверь и не попросила передать Моргане, что есть более традиционные способы связи. Но Гордыня тянулась вперед, к Матери, которой подчинялась, она не могла позволить носительнице проигнорировать это все.

В итоге, по прибытию, ей, мокрой и замерзшей, были выданы сухие полотенца и вещи слишком уж женского для нее кроя. Хоуп, как женщина расчетливая и рациональная, привыкла именно к таким вещам: что бы было удобно, функционально и подчеркивало ее персональный статус. В данном случае какие-то летящие тряпки в пол скорее были атрибутом Морганы, нежели ее. Но,деваться было некуда, ее ледяные и мокрые вещи она кинула прямо на пол, в надежде, что хоть кто-нибудь догадается их высушить. И вот, позабыв о прически, стерев остатки макияжа, она быстро и  самоуверенно вошла в  зал с высокими сводами и гипертрофированно-пафосными колоннами, громким голосом привлекая к себе внимание.
- Я надеюсь, дело действительно важное.
Моргана выглядела сейчас не сильно лучше самой Хоуп, разве что, чуть менее агрессивно, а может просто из-за того, что Гордыне нужно было просто понять, что здесь твориться, что бы направить энергию к нужное русло. Но глаза у Ведьмы всегда были полны чертей, но сейчас, казалось, они всплывали с самого дна. Как иронично.
Высоченного мужчину, с важно расправленными плечами, брюнетка видела впервые в жизни, но что-то ей подсказывало, что, учитывая то, что их тут всего трое, во всем зале, он тоже будет иметь какое-то отношение к разговору. Любопытно было, какое?
- Хоуп, -  она подошла ближе, скупо улыбаясь и протягивая ему руку для приветственного рукопожатия, прощупывая тонкими лапками его сущность. О, да он тот еще гордец. Горит в разы ярче, чем даже Тони. Куда ярче! Гордыня внутри довольно облизнулась, косясь в сторону Морганы. Что это? Мама принесла ужин? Такого взять в плен дело пары щелчков пальцев, не больше, он словно скала, сплетенная из брутальности, мышц и самолюбия. Такие... Такие редко встречаются.

+2

7

Маккензи так горяч, так ругается, так кричит, что Моргана удивлена тому факту, что вокруг него вода еще не закипела. Он костерит ее на чем свет стоит, смотрит своими глазами, злится, но не убивает, не отпускает. А разве могло быть иначе? Разве мог этот атлантидец реагировать на ведьму иначе?.. Нет. Если учесть совокупность всех ситуаций, в которых они побывали вдвоем, то, как они на самом деле относятся к друг другу, как относились раньше. Нет, она, не может спорить с тем фактом, что за «Старуху» с удовольствием бы впилась ему в лицо острыми ногтями, попортив красивый фасад, как следует. Но во-первых, Нэмор сильнее, во-вторых…Достаточно, в общем-то и первого фактора, который напрочь сбивает все остальное. С Маккензи нельзя себя вести, как с большинством мужчин, он не поддается на ее чары, откровенно ее бесит, но сейчас Моргана не может отказаться от того, что Богиня предоставила ей еще один шанс. Хотя, как посмотреть, может быть решила проклясть навеки за дерзость и за то, что ле Фей забыла о своем истинном предназначении. Женщина, упрямо поджимает губы в ответ на обвинения, которые не заслужила. Она не играла, она всего лишь хотела вернуться назад, в свой мир, а потом отомстить всем и сразу, кто был повинен в ее падении, в ее крахе. И ей почти это удалось, если бы не эти остолопы, которые по своей дурости использовали магию таким образом, что отказывались за нее платить. Моргана сполна отдала за право быть тут, живой, и потеряла все не по своей воле.

- Мне не двадцать лет, Маккензи, я не неопытная девчонка, чтобы лезть не в свою стезю, - прорычала ведьма, усаживаясь назад на ступени, буравя взглядом взбешенного Подводника. Обстановка в тронном зале накалена до предела, кажется, что еще немного и они просто переубивают друг друга. – И я не просила меня спасать. Ты где-то видишь табличку: спасите, я тону? Самое удивительное, что о тебе я подумала бы в последнюю очередь, как о человеке, который захочет спасти мою жизнь, - не говорит, а рявкает, каждую фразу, все плотнее и плотнее укутываясь в мантию, дрожа от холода. Опять этот холод, она словно вернулась на несколько десятков лет назад, когда точно также мерзла в этих холодных стенах, мечтая завоевать Атлантиду. Та самая тема, от которой так бежит Нэмор, не желая признавать, что вины Морганы и там нет, что она не хотела гибели его подданных. Да, конечно, Ведьма та еще сука, у которой нет моральных принципов, точнее они минимальны, но расходовать впустую такие ресурсы – это точно не про нее. Но разве можно доказать хоть что-то этому упрямцу, который настолько полон гордыней, что Хоуп, наверное, будет просто на седьмом небе от счастья, если она, конечно, еще осталась с грехом.

Моргану передергивает, когда ей приходит в голову мысль о том, что ситуация может сложиться так, что никаких грехов уже не осталось. Ле Фей мертвенно бледнеет в один миг, но затем берет себя в руки, вновь возвращая свой взгляд на Нэмора, который ходит по тронному залу. Мышцы перекатываются под смуглой кожей, взгляд разъяренного хищника, хорош, паскуда, донельзя хорош.
- Он не заговорит с тобой, лишь отголоски будут тебе доступны, - Моргана откидывается назад, полы мантии расходятся, демонстрируя тонкую линию полуобнаженного тела. От лодыжки до шеи с правой стороны, а Ле Фей и вовсе этого не замечает, растягивая губы в улыбке. – Магии нет. Она исчезла, ушла. Она устала, или как это еще можно назвать. Когда ею не умеют пользоваться, когда хаос наступает по всем фронтам, когда обычная магия может быть уничтожена чем-то другим, кем-то другим, она скрывается, - женщина тяжело вздыхает, и взгляд ее становится хмурым, тяжелым, как часто бывает с ведьмой, когда она в плохом настроении.
- Не кричи так, Нэмор. У тебя есть дурная привычка – ты не слушаешь до конца. Хоть раз сделал бы это, то могли бы оба избежать неловких ситуаций, - Моргана медленно поднимается со своего места, распрямляясь во весь рост. Хотя по-прежнему достает Маккензи только до подбородка. Она выслушивает, как он приказывает послать за Хоуп, растягивая губы в совсем уж самодовольной ухмылке, и обходит мужчину, начиная ходить взад-вперед по тронному залу, внимательно рассматривая его интерьер, который, казалось бы, уже смогла выучить наизусть до малейшей детали.

- Это случилось давно, - ведьма не смотрит на Подводника, она увлечена мозаикой на одной из стен. Ее голос приглушен, Моргана в своих воспоминаниях. – Кажется, что миллионы лет назад. Виктор решил избавить мир от меня весьма нелестным путем. Убить меня нельзя, ты и сам это знаешь, - она ухмыляется, - поэтому он не придумал ничего другого, кроме как отправить меня в далекое путешествие. Знаешь, это даже смешно. Я оказалась в доисторическом мире, где не было ни одного человека, или хотя бы его подобия. Я ненавидела то, что там происходило, всеми фибрами своей души. Долгие годы я мечтала о мести, мечтала о том, как я уничтожу и Виктора, и всех, кто его окружает. А потом пришло равнодушие, - Моргана поправляет на плечах мантию, оборачиваясь к Нэмору. Она спокойна и величественна, поразительно, как, даже потеряв магию, Моргана смогла бы быстро найти себя. Вернуться к себе. Но минутная слабость почти стоила ей жизни.
- А вместе с ним спасение. Когда пал Альтрон – это помогло мне выбраться. Моя дочь – Кэролайн, она искала факты, искала, как вытащить меня, вернулась на Авалон, и ей удалось спасти меня. Не без помощи юной Ванды Максимофф, которая сама того не зная, пошатнула основы магии, вторглась в ее пределы своим хаосом, - ведьма останавливает свой взгляд на глазах Нэмора. – Далее были грехи, моя месть, а затем…вот это все. Хоуп нужна нам обоим, чтобы я получила свою магию назад, а ты, - ее палец упирается ему грудь, - назад своих атлантидцев. Я воскрешу каждого, которого убило, я верну их из мира мертвых в мир живых. Перерожденными, наполненными новой силой, - ее голос опускается почти до интимного шепота, когда спиной слышатся шаги. Моргана отскакивает в сторону, оборачиваясь на голос своей протеже, и довольно улыбается.

Хоуп не теряется в этой незнакомой обстановке, она подходит к Нэмору, знакомится. А Моргана лишь стоит, скрестив руки на груди, не в силах сдержать улыбки.
- Хоуп, дорогая! – Ле Фей обнимает девушку за плечи, оставляя на щеке легкий поцелуй. – Надеюсь, никто из твоих братьев не в курсе, куда ты направилась?.. У меня к тебе будет бесконечно важная просьба, - она не дает вставить никому из них и слова. – Но это чуть позже. Вам следует познакомиться. У нас троих будет долгая беседа. Нэмор, где твои манеры?
Дамам необходимо согреться.

+2

8

Им обоим далеко за одиннадцать, но удержаться от желания язвительно ответить на высказывание друг-друга, ни сил, ни жизненного опыта у них нет, задирают друг-друга как дети малые, того и глядишь вцепятся друг в друга и начнут кататься по залу, отвешивая тумаки. Маккензи продолжает сверлить ведьму глазами полными солёной ярости, призванной жечь все её открытые раны (а их не мало сейчас) максимально болезненно. Он бы её голыми руками прямо сейчас придушил, да не может! Моргана усмехается и щурит глаза: чувствует, как атлант, со всей ему присущей страстью, хочет разобраться с несносной женщиной, но ее слова дают ей власть над Подводником, заставляют его отложить своё желание в долгий, но он надеется, что не слишком, ящик. Моргана сейчас единственная, кто может разъяснить мужчине ситуацию, и она владеет не просто обрывочными данными или сумбурными сводками, она знает всё от и до. Иронично угадывает, как трезубец безмолвствует и добродушно соглашается поведать Нэмору о том, что происходит. Ему приходится смириться как с ее обществом, так и с вальяжным внешним видом, который она принимает, добившись и внимания Подводника, и выполнения ее единственной просьбы, право на которую она не имела вовсе.
Ведьма начала свой рассказ. Он замирает - неужели ему слышится в голосе женщины печальные нотки? Обиженная девочка подняла голову и заговорила приглушенным, дрожащим гневом голосом той, кто был обижен однажды и не забудет никогда. Нэмор усмехается, но никак не комментирует действия Виктора фон Дума - очередной смертельный враг и любовник до гроба Морганы. Один из тех, кто мечтает ее убить, но не может достигнуть цели до конца, извечный противник, всегдашний сторонник, Маккензи не удивлён. Проколы с ней приводят к катастрофическим последствиям, он уже испытал это на своей шкуре, поэтому единственное, что ему хочется сделать, это ехидно рассмеяться, когда женщина доходит до того момента, как изловчившись, выбралась из клетки фон Дума. Он почти сочувствует мужику.
- Воскресишь? - переспрашивает атлант и сейчас он уже не смеется. Его голос полон настоящего сомнения и легкой неуверенности. Он не боится, нет, Маккензи не трус, но воскрешение мертвых, возвращение их, называть можно как угодно, но все одно - некромантия. Маккензи сомневается, предложение сладко, маняще, а уверенность ведьма столь велика, что он готов поддаться искушению. Разве что есть одно но.. - И как же ты это сделаешь, позволь спросить? Прошли уже десятки лет, они безвозвратно погибли, Атлантида восстановлена без твоей помощи моими силами, а те кто погиб.. едва ли вернутся прошлыми. Это не шутки, Моргана, такая магия.. вряд ли принесёт что-то хорошее моему государству. - он покачал головой, и отвернулся. Моргана не убеждала его, но он уверен, что это временно, отскочила ровно в тот момент, как двери зала открылись, чуть ли не с грохотом и в зале появилась еще одна женщина.

Она появилась так, будто зал принадлежит ей — без намёка на сомнение или страх, никакой скованности, плечи расправлены, в глазах власть и вопрос. Она ворвалась, влетела, громогласно привлекла к себе внимание спорящих, заставив одного поднять брови, а другую улыбнуться самодовольно. Нэмор ожидал увидеть прислужницу Морганы, очередную трясущуюся над ней барышню, а не такую уверенную в себе, дерзкую особу. Позади нее бежал один из атлантов, что должен был предупредить Нэмора о том, что женщина стремится в зал, но видимо не успел, от чего его лица выражало скорбь и раскаяние, она стремительно ворвалась в их беседу, и изменила течение разговора. Да и вообще всё изменилось вдруг и Нэмор явственно это почувствовал, женщина как-будто внесла вместе с собой нечто, переломившее атмосферу в зале, которая итак была напряженная и взвинченная. Сейчас же Маккензи почувствовал угрозу, напрягся и нахмурился.
- Извольте, - вскинулся мигом атлант, не успела девушка и представиться, затыкая рот Моргане, которая только-только хотела что-то сказать.
- Как Вы смеете так бесцеремонно врываться сюда? Вы стоите перед Королём древнейшей цивилизации в истории земли, перед Королём Атлантиды. И вам стоит выказывать большее уважение. Например, дожидаться когда Вас пригласят. - Маккензи сурово взглянул на женщину, которая была лишена всяких манер и усмехнулся, глядя на Моргану - хорошего же она гостя потребовала привести к себе в компанию, вероятнее, она была такой же как и сама ведьма : неугомонной, невоспитанной и своевольной. Он обжёг ее взглядом снова, демонстрируя своё неудовольствие от столь хозяйского поведения в стенах его замка, а потом махнул рукой, выгоняя атланта.
- Оставь стражу и никого не пускай. - Маккензи обошёл Моргану, которая так и куталась в его мантию, и поднялся по ступеням к трону, остановившись на пол дороги и возвышаясь теперь над обеими женщинами. Он осмотрел их с высоты ступеней и своего роста, а они обе кажется и вовсе не чувствовали никакого дискомфорта в отношении сложившейся ситуации - они ведь были чем-то средним между гостем и пленником, и если уж чаша в отношении Хоуп склонялась больше в сторону гостьи, то Моргана тут точно в настоящий момент была пленницей: без защиты, без сторонников, без магии. От осознания этой мысли, Маккензи чуть подобрел и расслабился, наконец протягивая свою руку Хоуп и не слишком крепко пожимая ее тоненькую, мягкую ручку, которая буквально утонула в его огромной ладони.
- Впрочем, я погорячился, Моргана права, Вы мой гость. Однако в будущем не советую Вам так врываться в этот тронный зал, я не всегда так благодушен к тем, кто появляется без приглашения. Меня зовут Нэмор Маккензи, и как я успел уже поделиться - я Король этого славного государства. А Моргана в настоящий момент моя.. как будет верно сказать: пленница или невольная гостья? Видите ли, уважаемая Хоуп, госпожа ле Фей оказалась в интересном положении, из которого я был вынужден ее выручить. - Нэмор решил не бежать вперед, и не посвящать Хоуп во все тонкости личных отношений себя и Морганы, и даже несмотря на всю бестактность, коей он обладал, выдавать секреты ведьмы и ее тайные стремления самоубиться он не стал. Вместо этого, он позволил женщинам обменяться парой фраз, пока сам занимался необходимыми формальностями: в тронном зале появился стол, постепенно накрываемый расторопными атлантами едой, почти близкой к человеческой, свежие фрукты и морепродукты, а так же самое что ни на есть человеческое вино. Нэмор так же распорядился, чтобы температуру в зале подкорректировали так, чтобы женщины не мёрзли, а сам он, за счёт своей физиологии, легко перестроился под новую температуру.

Некоторое время рассматривая Моргану, которая была совершенно в дурном положении — платье мокрое, в мантии жарко, в нижнем белье — не подобающе, он удовлетворился парой совершенно возмущенных вглядов в свою сторону от ле Фей, и одним смутно напоминающим просящий, чтобы распорядиться принести ей платье по типу того, в котором была Хоуп (впрочем счастливой в связи с этим она не выглядела совсем) и пока Моргана отошла переодеться, Нэмор предложил Хоуп вина.
- Я так понимаю, вы одна из.. - он удержал бокал, прежде чем отдать ей, и могло бы показаться со стороны, что он играет с ней. - Счастливых обладателей грехов? Да, Моргана мне всё рассказала. - нет, Моргана рассказала ему далеко не всё, но Нэмор прозорлив и наблюдателен, и у него чертовски хороший слух, не говоря уж о том, что складывать дважды два он замечательно умеет. Ле Фей затеяла не добрую игру, распустив смертные грехи по носителям и пытаясь управлять ими. Особенно в условиях того, что магия покинула землю, ослабевая ведьму до невозможности.
Когда они уселись за стол, а Маккензи во главе, он поднял бокал и встал, вежливо улыбаясь и привлекая к себе внимание гостей.
- Моргана верно заметила, что нам предстоит долгий разговор. Так что для начала выпьем, за то, чтобы он прошёл удачно. И угощайтесь дамы, не стесняйтесь, это моё приветствие.

Отредактировано Namor McKenzie (31-07-2017 17:25)

+2

9

Влажные волосы взбиваются непослушными короткими кудрями, платье оставляет спину и плечи не к месту голыми, а этот цвет ткани больше напоминает истлевшие на солнце водоросли - что-то отвратительно темно-зеленое. Хоуп недовольна до крайности, Гордыня вообще готова смять в один большой и кровавый комок всех, кто отважился бы находиться в радиусе полукилометра от нее - минимум. И что подливает масла в огонь, заставляя ее недобро щуриться? Этот тон! Этот здоровенный незнакомец с гордо выпрямленной спиной, что составляет компанию Моргане, как он вообще позволил себе обратиться к ней в таком тоне, кто он для этого такой? Как жаль, что они - не на ее территории, за последние полгода-год вообще редко кто морально выживал после попытки прикрикнуть на женщину, или в целом повысить на нее голос. Но, правила беседы задавала не она сейчас, увы, ей оставалось лишь отвечать.
- Во-первых, - она подняла на уровень своего лица левую руку, демонстративно загибая мизинец, - Ваши верноподданные не ознакомили меня с протоколом поведения в этом аквариуме. Может у вас тут ластами хлопать надо перед королем или мячик на носу крутить? Во-вторых, - она загнула безымянный, - Ждать приглашения войти - не в моих правилах. Сидеть в приемных я не привыкла, и сколько мне пришлось ждать? Час? День? Месяц? В-третьих, - средний, - Меня проволокли полмира под водой ради чего? Что бы какой-то незнакомый мужчина пытался отчитать меня за мои манеры? Извольте, - Она фактически передразнила его, резко опуская руку и отворачиваясь к Моргане. Возможно хотя бы Ведьма сможет пояснить брюнетке, какого лешего тут происходит, к чему этот маскарад, где они на самом деле и какого черта ее выдернули посреди вечера из дома? Планов, конечно, у нее и так не было, и Моргана это наверняка знала, но повозмущаться ради приличия все-таки следовало бы. Гордыню крайне зацепил тон обращения к ней, а это вряд ли принесло бы что-то хорошее в сегодняшний вечер. Такое прощают редко и не всем...
Она аккуратно поцеловала Ведьму в щеку, тепло и мягко приобняв ее в ответ, прикидывая, что же могло произойти, раз Моргана стоит вся мокрая в мантии, которая ей явно не по размеру, и где же ее норов, отчего она позволила себе выглядеть такой слабой? С первого звонка в дверь до настоящей секунды - вопросов было больше, чем ответов и это катастрофически утомляло. Ей уже было плевать на все церемонии, на все расшаркивания, которыми явно постоянно полнился этот зал, учитывая, что от взгляда зеленых глаз не ускользнул и трон. Она и правда в Атлантиде? Государстве из легенд и сказок? И это правда - король? Ну, предположить, что мир этот может существовать и что им кто-то управляет - она могла, отчего бы и нет? Видели же уже и ад и пришельцев, и всех этих существ из сказок народов севера, вроде Тора. Но что она тут делает - пока было не понятно.
- Братцы мои предпочитают со мной не связываться, - она пожала плечами, усмехаясь, - как и сестры. Кажется, они просто на дух не выносят мое общество, или завидуют, вероятно, как в одном конкретном случае. Так что, никаких посторонних ушей и глаз, мне нет до них дела и ты знаешь это. Что случилось? Чем я могу тебе помочь?
Что ж, по крайней мере, она не врала. Ее братья-грехи явно не любили появляться где-то рядом. Один исчез, растворился в своей сестре, другой просто растворился, оставив после себя не просто полную ванную грязи, так еще и окончательно испорченные отношения с некогда лучшим другом, Зависть предпочитала игнорировать, тихо грызя собственные правительственные локоточки, а вот до Похоти она еще когда-нибудь донесет свои когти, голова у нее после их первой и последней встречи болела все Рождество, а шишка не проходила еще несколько дней. Остальные просто не появлялись на радарах, где они и что они - Гордыню не волновало. В конце концов, зачем ей кто-то еще, ведь у нее есть она сама? Идеальное сочетание.
А король все-таки соизволил познакомиться, в первый раз проигнорировав ее попытку. Вероятно был слишком занят, возмущаясь ее поведению. Что ж, красивым женщинам многое прощают, так же она могла простить и красивого мужчину. Хоуп чуть заметно хмыкнула, но сопротивляться не стала, как и подниматься выше по ступеням, чтобы более-менее скорректировать разницу в росте. На его фоне она и там-то выглядела довольно миниатюрной, со своими не полными сто семьдесят роста, да и в плечах была меньше раза в четыре, это точно, так еще ее и поставили явно на пару ступеней ниже. Гордыня внутри сознания скалила зубы, требуя распустить свои сети, затащить эту рыбешку в них, посмотреть, как быстро он подчиниться греху, который и так им владеет в полной мере. Гордец, ну конечно, как иначе можно править? Такие никогда не перед кем не преклонят колени, это очевидно, это видно по взгляду. Других черт характера было бы недостаточно и непростительно мало для того, чтобы голос раскатами мог проходить между колоннами.
Она пожала протянутую руку, улыбаясь.
- Не я появилась без приглашения, меня приволокли сюда практически против воли, не забывайте об этом, - она продолжала улыбаться, в конце концов, Нэмор был прав - этикет требовалось соблюдать, пусть и малую его часть, но все же, она столько часов тратила на переговорах и совещаниях, что на подсознании уже знала, где нужно улыбнуться, когда язвишь, а где проще повысить голос без извинений. - В прочем, постараюсь больше так не делать. Так из какой передряги вы вытаскиваете такую Ведьму, как она? И от чего она вдруг стала пленницей? "Невольная гостья" звучит слишком притянуто за уши.
Я не буду больше так делать. Если не будете вынуждать. Вы все. Если не будете пытаться залезть выше, чем нужно, чем следовало бы. Если не будете указывать нам на место у коврика.
Хоуп прекрасно понимала, что никто не собирался никому никуда указывать ни на какие места, но Грех было местами не остановить, хотя бы даже в мысленном виде. Сдерживать в себе Гордыню временами было крайне сложно и совершенно выматывало, она рвалась вперед, желая что-то доказать окружающим, но зачем - оставалось вопросом, который решала не Гордыня, но Хоуп.
Зал постепенно начал заполняться столами, едой, даже сухое платье наконец-то передали Моргане, словно это было трудно сделать с самого начала, словно над ней издевались мокрыми вещами. Кто же знает, может именно таков уровень и стиль общения у Озерной владычицы с подводным королем? Понаблюдать за сочетанием таких любопытных личностей она еще успеет, не терпелось узнать, по какому поводу ее лишили спокойного вечера в компании прекрасного красного полусладкого? И да, сможет ли местное вино как-то скрасить долгий и неприятный путь сюда?
Она кивнула, сдавленно усмехаясь и принимая от Нэмора бокал не с первой попытки.
- Верно, - Хоуп дернула плечом, на полшага отступая назад, мысленно молясь о том, чтобы не запутаться ногами в обилии ткани и не упасть в грязь лицом, - Можно и так назвать, счастливые обладатели. Хотя, я бы сказала несколько иначе, я - не обладатель, мы в своей сути становимся единым целым, подчиняя друг друга и подчиняясь, мы приобретаем единый разум и стремления. Но и в семье не без белых ворон, конечно, - Гордыня усмехнулась, отходя к столу и раздумывая, стоило ли давать понять, носителем чего именно она является или придержать пока информацию? Хоуп решила не вдаваться в подробности, открывать перед каждый встречным подобные тайны не входило в ее жизненные планы. Сам ли Нэмор догадается, что за сущность приютилась в его тронном зале или Моргана откроет все карты, да кто угодно, но не она сама. Или не сейчас.
От предложения выпить она не отказалась, но вот к еде даже не притрагивалась, бокала вина была вполне достаточно, а местным шеф-поварам она пока не собиралась доверять. Сев на место, подперев пальцами щеку и уперевшись локтем в ручку стула, она медленно покачивала бокал, краем глаза рассматривая огромный зал.
- Так ради чего меня позвали? Да еще и в тайне от всех остальных. Это лестно, безусловно, но хотелось бы подробностей.

+2

10

Моргана оставляет вопрос Нэмора про воскрешение без ответа, лишь сопровождает свое молчание загадочной улыбкой, чуть склонив голову набок. Ведьма настолько рада Хоуп, что даже не собирается скрывать своей радости, нежно обнимая Гордыню, та относится даже к ней с легкой отстраненностью, что еще больше забавляет брюнетку. Она с такой искренней радостью наблюдает за происходящим в этой зале, что невольно становится всего лишь зрителем, никак не участником, и в воздухе витают искры, они бьются друг о друга, и ле Фей даже жалеет, что у нее сейчас в руках нет яблока, ужасно хочется яблок, красных, хрустящих, как грех. Но вместо этого ведьма выгнула бровь, поворачиваясь к Нэмору, который назвал ее пленницей.
- Интересное положение у меня было бы, если бы я носила твоего ребенка, Подводник. А сейчас оно у меня почти безвыходное, ради святой матери, не подменяй понятия! – Ведьма раздраженно фырчит, отворачиваясь от правителя Атлантиды, что одним своим видом был способен на две вещи – взбесить Моргану и заставить ее желать его. Но эти мысли Моргана держит глубоко при себе, зная, как она беззащитна без магии, как открыта и ранима, хотя старается это тщательно скрывать. Ведьма оборачивается к Хоуп, которая внимательно смотрит на нее, выдавая всю тираду про братьев и сестер. Право слово, Моргана уже начинает подумывать о том, что лишить часть носителей такой важной миссии и оставить только нескольких, на самом деле, Моргане будет достаточно троих: Гнев, как главный двигатель войны, Гордыня, как лучший инструмент в уничтожении врагов, и Похоть, как близкая по духу сущность. Возможно, когда ле Фей заполучит в свои руки назад магию, она именно так и поступит.

- Милая, твои братцы бывают слишком глупы для того, чтобы понимать, кого следует держаться в этой заварушке, - Моргана отстраняется от Хоуп, не желая намочить сухое платье своей дочери, и мягко улыбается, чувствуя, как Гордыня урчит от удовольствия, находясь рядом с хозяйкой. Женщина чуть оборачивается к Нэмору, которого игнорировала до этого момента. – Хоуп, у меня будет к тебе большая просьба, но об этом чуть позже. Нэмор был так любезен, настолько любезен, что сохранил мне жизнь, не дав умереть в глубинах океана, - последнее Моргана произносила, глядя правителю в глаза, и добавляя в свой тон столько яда, сколько была в состоянии выдать в единое мгновение. Ее бровь чуть приподнимается, и словно читая мысли волшебницы, Нэмор отдает приказ, чтобы Моргану проводили в покои и выдали ей чистые и сухие вещи.

Она не удерживается от насмешливого реверанса, скидывая с себя мантию, и выпрямляясь в полный рост, нисколько не стесняясь своей наготы. Ведьму ведут коридорами, она оставляет гордеца и Гордыню в одиночестве, чтобы они прониклись к друг другу чувствами, если не горячими, то хотя бы теплыми. Впрочем, за их взаимоотношения Моргана не беспокоится, эти двое точно найдут, о чем поговорить, пока ее нет. Ле Фей оказалась в тех же покоях, в которых размещалась в прошлый раз, как ни странно, здесь было чисто, все убрано и стояло по своим местам. Одна из девушек-прислужниц вытащила из шкафа похожее платье только другого цвета – глубокого синего с легкими бирюзовыми разводами по подолу. На кровати лежал комплект нижнего белья, что идеально подходило по размеру. Ведьма переодевается, поправляя платье, разглядывает себя в зеркало, отмечая мертвенную бледность щек, и неудоволетворительно цокает языком, слегка щипая кожу. Как никак они на приеме у царя, мать его, Атлантиды.

Ле Фей не входит в зал, а вплывает, ведет себя, как хозяйка положения, все-таки дурной характер всегда дает о себе знать, она едва вздергивает бровь при виде Нэмора, проходя на место за столом. В ее бокале уже налито вино, к слову, будет интересно понять, будет ли она пьянеть быстрее, чем обычно, лишившись магии. Женщина закидывает ногу на ногу, но есть не хочется совсем, а вот вино прекрасно – не кислит, в меру сладкое, как ей нравится. Отдать должное, вино у Нэмора всегда было хорошим. Хоуп тоже не ест, но она не ест – потому что не доверяет, впрочем, ле Фей решает сменить свою тактику, поэтому ее тарелка наполняется местными деликатесами, которые в прошлый раз оказались довольно съедобными, Нэмору не зачем их травить, если бы хотел убить – выбрал бы способ изощреннее.
- Прекрасный тост, Подводник, - ведьма салютует бокалом, после чего осушивает его едва ли не наполовину, облизывая губы и удовлетворительно кивая. Она собирается с силами, взглядом просит Нэмора, чтобы он попросил своих подпеченных покинуть зал, чтобы они остались только втроем. Как только помещение максимально пустеет, Моргана берет слово.
- Существует одна книга, она несет в себе колоссальные знания, мощь и власть. Не каждый может совладать с ней, не всем доступна информацию, что в ней заложена, но я… - Моргана делает паузу, подливая себе в бокал еще вина. Все же прав был Чарльз, называя ее старой алкоголичкой и вуайеристкой, отказаться от годного алкоголя – это выше ее сил, - но я могу. Она уже однажды принадлежала мне, пока Мерлин не возомнил себя пупом земли, старый мудак. Речь идет о «Даркхолде», - Моргана посылает лучезарную улыбку в сторону Нэмора, зная, что ему неприятна эта тема, но, увы, деваться некуда.
- С его помощью мы можем вернуть магию. И с помощью Стефана Стренджа. Я не собираюсь тратить свои силы, чтобы вернуть равновесие, они мне понадобятся совсем для другого. Тем более, что работать в паре с магом его уровня всегда удобно. Стефан сможет помочь в исполнении ритуала, который точно содержится в Даркхолде. Суть в том, что магия, которой управляет создатель Даркхолда, она иная. Отчасти я ею владею, но не полностью. И эта магия едва соприкасается с той, которую мы привыкли с вами видеть в этом мире. Одной из тех, кто также обладает магией Хаоса, но пока об этом еще не подозревает, является девушка, что и явилась причиной такой дестабилизации магической ткани мира – Ванда Максимофф. Но речь сейчас не о ней, - Моргана ведет издалека, стараясь обрисовать ситуацию, но не вдаваться в подробности, зачем на самом деле ей нужна книга.
- Хоуп, я прошу тебя найти Даркхолд. Пару месяцев назад этим должна была заниматься Зависть, она же Мария Хилл, ты знаешь ее. Но проблем в том, что Мария – ненадежный сосуд, она слишком нестабильна, я могу ею управлять, но не сейчас. Я не доверяю никому, кроме тебя и Похоти, но он на эту сделку не пойдет. Ты нужна мне, милая. Ты единственная, кто понял суть, кто смог принять себя, - Моргана крепко сжимает ладонь Хоуп, и смотрит на нее не с отчаянием, но этой долбанной надеждой, потому что ле Фей искренна в том, что говорит. Затем ведьма обращает свой взгляд на Маккензи, тяжело выдыхая.

- Мы с тобой, Нэмор, найдем источник, где спряталась магия. Я уверена, что на поверхности его не существует. Мои ищейки обошли весь мир, они перерыли носом землю, заглянули в каждый уголок – пусто. Значит, есть только одно место, где может быть магия – это вода. Источнику необходима большая территория, а воды мирового океана – идеальное место, чтобы спрятаться, - Моргана добивает в три глотка вино, даже не морщась, ощущая легкое головокружение. Надо же, она и впрямь пьянеет в разы быстрее.
- Когда мы найдем все составляющие, я сдержу свое обещание. Можешь мне поверить.

+2

11

Маккензи искривил губы в подобии улыбки, хотя на деле это была самая настоящая усмешка: как это было по-человечески не быть осведомленной хотя бы о минимальных правилах поведения на высоких приёмах. И хотя данная встреча была на самом что ни на есть не официальном уровне, не было ни послов, ни представителей; даже они обе не были представителя ни всей человеческой расы в целом, ни государства Американского в частности, как ни крути, это была встреча на высоком уровне, ведь он – король. И принимал он их радушно, гостеприимно, и что важнее остального – лично. Но рассуждать на эту тему сейчас, всё равно что в очередной раз поднимать муть со дна, которая до сих пор так и не улеглась – напряжение, царившее в зале никуда не делось, разве что слегка ослабило свою хватку, продолжая держать их, но хотя бы уже не за горло. Нэмор внимательно следил за новой гостьей – ее дерзкое поведение, и любовь к ней Морганы однозначно рисовали для Маккензи картину ясную. Она заслуживает если не пристальной слежки, то уж внимания точно.
Вернувшаяся Моргана, ситуацию не разрядила ни сколько, разве что среди всех, она по-прежнему чувствовала себя наиболее уютно. Маккензи посмотрел на женщину, чьи острые ключицы выпирали сквозь тонкую материю платья, а точеные скулы могли бы свести с ума древнегреческого скульптора. Она уже успела несколько раз приложиться к бокалу, так что её щеки приобрели явственно румяный цвет, а губы стали ярко-алыми, контрастируя с общим бледным цветом лица и темными, буквально чёрными глазами, которые были подчеркнуты без всякой косметики. Она выглядела чарующе болезненно, и обманчиво беззащитной, говорила спокойным, тягучим голосом. По сравнению с ней, Хоуп,  явно демонстрирующая свою настороженность, напряженность, внимательно изучающая лицо Подводника, ожидающая подвоха, отказывающаяся есть, отвечающая остро, как бритвой по коже, выглядела чуть ли не очаровательным, взбунтовавшимся ребёнком.
Он склонил голову в благодарственном жесте, делая внушительный глоток и кивая в сторону Хоуп.
- Вы зря отказываетесь от еды, травить вас – последнее, что я стал бы делать. – на удивление дружелюбно произнёс Нэмор, обращаясь к Хоуп, а потом, пока Моргана не начала свой рассказ, начал трапезу. Убедившись, что всё в порядке, слуги дождались короткого кивка атланта, и покинули помещение, оставляя троицу исключительно в компании друг – друга, и это послужило отличным поводом перейти от пустых церемоний к делу.

Отложив двузубчатую вилку и нож, Маккензи скрестил пальцы в замок, подпирая подбородок и внимательно рассматривая ведьму, пока она рассказывала. Нэмор пытался угадать – что, из сказанного ей правда, а что красивая ложь, целью которой была привлечь атланта на свою сторону? Жизнь научила его не доверять абсолютно ничему, но история ведьмы была складной, и стоит признаться, в магии он был не слишком силён, чтобы уловить где-то фальшь. Голос ее за все время рассказа, ни разу не дрогнул, не прервался, а ее глаза спокойно смотрели то на него, то на Хоуп. Разве что..
- Браво Моргана, – улыбнулся Подводник, - Ты поступила как настоящий политик: рассказала всё, и ничего. Я далёк от магии, но несмотря на это, даже я знаю, что Даркхолд – не просто книга, она сама магия, даже под водой знают насколько она опасна. – Маккензи усмехнулся. Ей не удалось провести его поверхностными историями и легкими полунамеками.
- И ты ни словом не обмолвилась о том, допустим, как сможешь подчинить себе эту книгу. Откуда нам, – он склонил голову, - Ну хотя бы мне знать, что как только тебе достатенется этот фолиант, он не подчинит тебя своей воле и ты, обретя силу, не сотрешь с лица земли пару городов. Да, в целом, на города мне наплевать, откуда мне знать, что ты не решишь уничтожить Атлантиду? Если уж ты сама сказала, что девушка, имеющая доступ к близкой к книжной магии, смогла дестабилизировать всё так, что сейчас ты как без рук? Даже сама не подозревая об этом! – он махом допил полностью содержимое своего бокала, разливая по новой, и когда бутылка закончилась, одним лёгким щелчком, Нэмор выбил пробку у второго сосуда.
Все это было действительно волнующе, и даже несколько пугающе. Такая авантюра, грозила его государству очередными проблемами, к которым он был не готов в большей степени морально. Физически Нэмор мог противостоять или переживать практически, что угодно. Атланты после событий, потрясших их в прошлый раз, стали только сильнее и выносливее, они потеряли свой боевой дух лишь на короткое время, вскоре вновь возвращая своё. Но морально они только-только оправились, и становиться сейчас вновь на край пропасти было не самым привлекательным предложением.
- Мне нужны гарантии, Моргана, куда значительные, чем твоё слово. Ты знаешь, у меня достаточно причин не доверять ему. Ты хочешь укрыться тут на время поисков, но ты – магнит для проблем, и мы оба это знаем. Можешь не говорить мне, что Атлантида сейчас итак уязвима. Я знаю. Но, союз с тобой сделает её местом по-настоящему не безопасным. Да хотя бы потому, что ты уже привела сюда один из смертных грехов. Без обид, – произнёс Король, слегка обрисовав кивок головой.
- А что дальше? Ты притащишь сюда книгу полную древней чёрной магии, способной всё перевернуть вверх дном два счёта? – Маккензи покачал головой. Моргана достойно выдержала его взгляд, даже бровью не повела, и единственное, что сделала, это осушила свой бокал разом. Руки ее едва уловимо дрожали, но явно не от холода.
Атлант задумался: что же ему было делать? С одной стороны, если он откажется, придется встречать все льющиеся на голову Атлантиды неприятности и несчастья в одиночестве; согласится – неприятностей не убавится (напротив), но скорее всего, решать он будет их на пару с квалифицированной ведьмой, знания которой несколько превышают его личные. Почесав бороду, Подводник замолчал, выслушав то, что ответит на все слова Морганы, да и на его заодно, Хоуп.
Он конечно не сомневался в том, что раз она одна из грехов, то скорее всего послужит ей, и выполнит поручение, но это вовсе не значило, что она не скажет при этом что-то путное. Ван Дайн уже показала себя хоть и своевольной, но разумной и далеко не глупой, а это значило, что едва ли она станет рисковать собой и бросаться делать нечто, грозящее и ей, и всеми миру апокалипсисом.


- Итак, – спустя вторую пустую бутылку,  Нэмор не сильно ударил по столу, привлекая к себе внимание, хотя этого не требовалось. Закончив всё обсуждать между собой, женщины обратили на него своё внимание, ведь атлант так и не дал окончательного своего слова.
- Я помогу тебе с поисками. И даже позволю остаться тут, но у меня есть условие: ты выйдешь за меня замуж. По-настоящему, ты будешь связана обязательствами передо мной и Атлантидой, и тогда ты не сможешь ускользнуть, не выполнив своего обещания. Это моё условие. Решай. – пожимая плечами, Нэмор предпочел не смотреть на лицо ведьмы, которое тут же начало меняться из вальяжно-расслабленного, в напряженно-хищное. Такого подвоха от Подводника ведьма никак не могла ожидать, и обстановка мгновенно стала колючей, а тишина – звенящей. Маккензи даже обеспокоился, не задохнулась ли там Моргана от ярости и вернул на нее взгляд, убеждаясь, что физически она в полном порядке. Подводник искривил свои губы в ядовитой улыбке, ну хоть где-то ему удалось её уесть, кажется, перспектива выйти за атланта замуж для нее была даже хуже, чем смерть от его рук.

+1

12

Это все было забавно. Страшно, напряженно, но забавно и забавно на столько, что хотелось бы с кем-нибудь поделиться, но... нет. Не с кем. Да и кому в здравом уме она смогла бы в теории рассказать о том, что сидит у черта на рогах с двумя мифическими существами и слушает разговоры о магической составляющей этого мира, грея в душе один из смертных грехов человечества? Бред, да и только, такое разве что в сказках случается.
Хоуп качнула бокал в руке, отпивая вина и выпрямляясь в кресле. Откуда у нее появилась эта вольготная манера сидеть наискось? Смотрелось наверняка дурно, нужно будет взять себя в руки и избавиться от нее, Гордыня должна жить с прямой спиной, а не растекаться по мебели, подобно Лени.
- Да кто ж вас знает, - улыбнулась она, оглядывая стол, решая все-таки не отступать далеко от остальных и чем-нибудь хотя бы заглушить винные спирты в организме. Пьянеть не хотелось, но и наедаться тоже, - у всех свои предпочтения в убийствах. Кто-то руки не марает, для кого-то чем способ легче и проще - тем лучше, кому-то надо плоть когтями рвать, а кому-то важна эстетика или любовь к жертве. Такова суть людей.
Рассуждать можно было бесконечно долго, в данной ситуации эти рассуждения ни к чему бы не привели, тематика грехопадения человечества и кругов ада была близка не всем, да и шутить об этом было дозволено не каждому. Однако, проверять оппонента, подталкивая его к действиям и эмоциям - лучший способ сразу вывести человека на правду. Только в гневе мы способны высказывать все в лицо. Да, играть с огнем было опасно, опалить крылышки не хотелось, но Гордыня на то и Гордыня, чтобы думать о себе несколько лучше, чем местами следовало бы. Поэтому она и вворачивала шпильки, не то выискивая предел терпения Нэмора, не то его слабые места, не то силясь понять, какой волны можно придерживаться в общении, чтобы не провоцировать ненужные конфликты. А в сути - все сразу. Им троим предстояло обсудить довольно важные вещи, тут заранее следовало бы выяснить, как общаться и о чем, а не собирать лбом углы непосредственно в процессе.
Моргана заговорила как раз после того, как в зале никого не осталось из стражи и прислуги. Никто не подслушивал, хотя и в этом Хоуп была не уверена. В прочем, она и себе местами не доверяла, что уж говорить о незнакомом для нее месте, и как бы Ведьма не держалась ровно и спокойно, Хоуп себе такого позволить не могла, натягиваясь, как струнка, реагируя на каждый жест и шорох, как за столом, так и за его пределами. Но все-таки, следовало прислушиваться не к окружению, а к словам, ибо именно они сейчас играли самую важную роль, именно они несли в себе ответ на вопрос "Что я тут делаю?" Она слушала, не перебивала, анализировала по возможности в процессе, пытаясь понять, на сколько опасное ей предстоит задание и на чем в принципе это все грозит миру. Ухо резануло имя Ванды. Они были едва знакомы, женщина помнила эти огромные светлые глаза молодой девушки, помнила хрупкие плечи, на фоне которых даже невысокая Хоуп выглядела куда больше. Она прекрасно помнила ее и силилась понять, как же в таких тонких изящных пальцах могло уместиться столько непроизвольной магии, что сама Моргана не в состоянии без какой-либо помощи с этим совладать. Да, ведьма будет отрицать это, но она уже заговорила о Даркхолде и Стэфане, а это значит только то, что никто не всесилен.
Они добрались до самого главного, до ответа на вопрос Хоуп. Моргана аккуратно сжала ладонь брюнетки, призывая ее к помощи в поисках магического артефакта. Да, мягкие ровные слова грели душу, и что Зависть провалила задание, и что к Похоти не обратиться... Только вопросов меньше не стало. Отчего только не призвать Гнев?
Хоуп молчала. Она хмурила брови, щурила свои лисьи глаза, пристально рассматривая говорящих по очереди Моргану и Нэмора. У каждого своя правда, свои вопросы, свои желания и свои ответы. Каждый выкруживают свою выгоду, все логично. Ей нужно вернуть магию, совладать с Даркхолдом и найти источник, который может располагаться здесь - под водой. Ему нужно защитить свой народ любой ценой. Ситуация пока на стороне Подводника, как ни крути, не Моргана сейчас правит бал. Одно слово отказа и ведьма не сможет отправится на поиски источника. Гордыня усмехнулась, отбивая ногтями по поверхности незатейливый секундный мотивчик, делая еще глоток вина и мотая головой, показывая, что страшный "смертный грех" ни на что не обижается. Глупо отрицать свою сущность  и пусть лучше ее боятся, чем не берут в расчет вовсе.
- Сможет. Она сможет справится с Даркхолдом, - ван Дайн повернулась к атланту, максимально серьезно глядя в глаза мужчине, - Не буду просить мне верить на слово, потому что Моргана профессионал, это было бы чертовски глупо. Довольно много времени я являюсь руководителем инженерной корпорации и, годами наблюдая за разработками, теперь я прекрасно понимаю, чего ей не хватает сейчас для подчинения магии Хаоса себе. Стабилизатора. Ей нужно что-то, что будет стабилизировать данный процесс и у меня есть три предположения, - она повернулась к ведьме, - это или мы с нашей древней мощью, или Ванда с ее магией Хаоса. Или кто-то еще, возможно, сильный и опытный маг? Ведь так? Магия в своей сути - просто квинтэссенция ряда наук. Из основных я могу выделить лишь химию, физику и местами алгоритмичность языков программирования. Не пускаясь в рассуждения, скажу только одно: кто-то должен нейтрализовывать реакцию, чтобы не прогремел взрыв. Так кто?
Она не собиралась идти против воли "матери", но и ей нужно было быть до конца уверенной в том, что мир не ахнется в геену огненную и все проклятья не полетят лишь в ее сторону, как в сторону инструмента уничтожения планеты. К тому же, откровенно говоря, хотелось еще пожить. Как показала практика, она еще много чего не повидала и мало где побывала. А танцевать на обломках цивилизации не входило в ее планы. Она гордилась своими достижениями и не хотела так просто все потерять. И может быть это останавливало Марию от поисков книги?

Их разговор прервал хлопок по столу. Хоуп замолчала на полуслове, поворачиваясь в сторону Нэмора и вопросительно вскидывая бровь. Он что-то придумал в итоге или решил? Гордыня откинулась на спинку кресла, допивая остатки вина, готовая слушать еще предложения относительно обсуждаемого вопроса. Навык, прокачанный годами: не терять нить, когда вода, относительно конкретного предмета обсуждений, переливается из пустого в порожнее часами напролет. Но не тут то было.
Она резко закашлялась в кулак, отворачиваясь от собеседников, стараясь откашляться максимально тихо. Не в то горло пошел финальный глоток вина, встретился с искренним изумлением и замялся где-то в середине. Отличное решение, великолепное. Нет, с одной стороны надо было отдать Нэмору должное - единичные случае мужчин были готовы решиться на подобный шаг, даже ради дела, не говоря уже о том, что бы произнести сакральное слово "замужество" вслух. Тут нужна была, и как казалось Хоуп, существовала тонкая грань между горячей кровью и холодной головой на плечах, многие же просто пугались и сбегали при первых признаках приближающегося звона церковных колоколов. Даже ради дела, и то - не проще было бы ему посадить Моргану под замок? Магии у нее нет, это он уже понял, так почему бы просто не сделать из нее самую натуральную пленницу?
Тихо отставляя бокал на стол, она переводила удивленный взгляд с него на нее, силясь понять, как она умудрилась за сегодня еще и при предложении руки и сердца поприсутствовать? Воистину, мир полон чудес. Только одно маленькое "но" не давало женщине покоя. Не то, чтоб она хотела ударить побольнее, но. Есть же контрактные обязательства, подписи сторон, юристы, наверняка и магические способы скрепления условий договора. И потом, она знала Моргану первый год, но "девочки такие девочки", Хоуп искренне не хотела, чтобы ведьма потом вспоминала...
-... А как же Виктор?

+3

13

Моргана откидывается на резную спинку шикарного стула, - впрочем, может ли быть иначе во дворце такого правителя, как Нэмор? – и внимательно смотрит на Нэмора, в чьих глазах таятся все демоны ада, и выгнать их оттуда не представляется возможным. Он тонко замечает тот факт, что она, как обычно, упускает самые важные детали, но ле Фей это ни капли не волнует. Бокал то ли на половину полон, то ли пуст, но какая разница, если в нем отменное вино? Моргана приподнимает лениво бровь, хотя скорее даже немного пьяно, и продолжает слушать нападки короля, облаченные в коварные вопросы. Великая матерь, сколько же раз за свою жизнь она проходила подобные посиделки в шикарных дворцах, увиливая от прямых ответов, и продолжала гнуть свою собственную линию, навязывая ее тому, кто пытался утопить бедную ведьму. Она сбилась со счету.
Она поднимает ладонь всего на мгновение, и берет короткое слово:
- Это был эмоциональный всплеск, который открыл ей каналы к магии, которая, на самом деле доступна каждому, просто не каждый может ее использовать, - Моргана замолкает, медленно выдыхая через нос, и делая еще один глоток вина. Как же кружится голова, и щеки, совершенно точно, уже покраснели от количества выпитого. Но судя по всему, Моргана ле Фей от накатившего стресса, как множество простых смертных женщин, решила, как следует напиться, чтобы убрать любые нервные происшествия в своем сознании. И пока что у нее получалось все на отлично.
- Когда книга окажется у меня в руках, то к этому моменты мы должны будем уже найти источник магии, а не сидеть в этом зале, бросая друг в друга оскорбления, и соревноваться в умении, кто кого больнее уколет, все равно мы знаем, что я смогу сделать это куда лучше тебя, без обид, - она едва заметно улыбается, подается чуть вперед, совершенно неприличным и неприемлемым в приличном обществе жестом упирается локтями в столешницу, почти повторяя позу Нэмора, но все же не сцепляя пальцы в замок, а просто подпирая ладонью щеку. И в этот момент Моргана выглядит совсем молоденькой, эдакой юной аферисткой, которая пытается развести мудрого папика на деньги. Хотя, конечно, сравнении достаточно сомнительное. – Ты сам прекрасно знаешь, что Даркхолд уже был у меня в руках, никто другой почти не знает, как обращаться с этой книгой, никто даже не представляет с какой стороны подступиться, - ле Фей почти оскорблена таким отношением к ней, как к профессионалу своего дела, и крайне обижена тем фактом, что Нэмор посмел усомниться в том, что Моргана может не справиться?..
Но слова взяла та, кому Моргана теперь смело могла доверить свою жизнь, девушка, в которой были собраны все те качества, которые ведьма жаждала увидеть в своей дочери Кэролайн, в своей ученице Ванде. Хоуп, которая слилась с Гордыней, поняла ее истинную сущность, осознавала, о чем именно идет речь в данный момент. Никогда не имея прямого взаимодействия с магией, как структурой, как сущностью, она с истинным исследовательским подходом разложила по полочкам действие магии, поняла саму суть процесса взаимодействия, и смогла по достоинству оценить свою «мать». Не такой ли дочерью хочет гордиться каждая мать, каждый отец?.. Моргана поворачивается к девушке, и на ее губах расцветает гордая улыбка, левый уголок губ едва скользит вверх, а в голубых глазах почти виднеются отголоски привычных пурпурных искр.
- Ты абсолютна права в своих словах. Именно так. Для того, чтобы ритуал освобождения магического источника прошел успешно, мне необходимо что-то, что будет поддерживать меня, что не даст мне в тот момент, когда откроются ментальные ворота, не сгореть под натиском освободившейся энергии, и благодаря чему я выведу магию по каналам. Привлекать Ванду я бы не стала, она сильный маг, в этом нет сомнений, но она абсолютно, совершенно неопытная. Ей понадобятся годы, чтобы оказать мне поддержку, подпитать, а не наоборот – выкачать всю досуха. Я могу обратиться к Стефану, но это, опять же повлечет за собой множество проблем, ведь расставаться с Даркхолдом я не намерена, а после того, как магия вернется, он обязательно решит, что такой, как я, такие игрушки не положены, - Моргана фыркает с презрением. Она хотела к нему обратиться, правда, но чувствовала, что он сам может это сделать, когда все поймет. Ведь Агату ему не найти, а Моргана остается одной из немногих, кто действует во всех магических сферах, и в состоянии перейти на любой уровень, отчего радиус ее воздействия на магические каналы значительно возрастает.
- Поэтому Даркхолд и вы будут идеально… - Моргана замолкла.

Она медленно оборачивается к Нэмору, ощущая, как алкоголь моментально выветривается из головы, а глаза наливаются кровью от бешенства. Да, как он смеет, произносить подобные слова вслух, как он смеет говорить с ней в таком тоне. Тот, чья жизнь исчисляется максимум парой столетий, чьи виски посеребрит седина, а старческий маразм сведет на нет всю мудрость. Ноздри Морганы раздуваются, она с силой сжимает вилку, что оказалась так удачно рядом, и сгибает ее пополам, ее сила никуда не делась, все же происхождений фэйри дает о себе знать. В ушах звенит кашель Гордыни, Моргана буквально всем телом ощущает ядовитое удовлетворение от ситуации Нэмора и абсолютное непонимание со стороны Хоуп. Моргана откладывает в сторону вилку, вежливо смотрит на Маккензи, пытаясь не сжечь его взглядом.
- Замуж? Ты хотя бы понимаешь, о чем ты просишь? Ты хорошо обдумал свое решение, ведь пути назад не будет, мой дорогой. Ты помнишь, кто я такая и что сделала, как ты упорно утверждаешь? – Ей не надо ответов на эти вопросы, в них не будет смысла, она просто проговаривает вслух. – Стать твоей женой, законной правительницей Атлантиды, твоей королевой. Не только я свяжу себя узами этого брака, но и ты. Или ты, Нэмор, думаешь, что условия будут касаться только меня? – Она стискивает зубы, ощущая покалывание в кончиках пальцев, а затем слышит вопрос, который гнала от себя с того момента, как Подводник высказал свое предложение.
Виктор. Виктор фон Дум. Ее вечная проблема, отец ее дочери, вечный враг, и погибшая любовь. Моргана выпрямляется, держит спину так прямо, как только может, она вся полна достоинства, никто не смеет так издеваться над ней, над ее ситуацией и свободой.
- Виктор?.. О, только ради того, чтобы этот ублюдок плевался ядом, я готова хоть сейчас выйти замуж за Маккензи. Мало того, я готова выслать ему приглашение на это театрализованное представление на места в первом ряду. А еще лучше предложить ему роль друга жениха. Ведь какое достояние общественности, какая новость, когда весь мир идет ко дну, оцените метафору, мы тут празднуем союз гордеца и ведьмы, - Моргана не выдерживает, она поднимается из-за стола, наливает себе в бокал вина, затем пьет его залпом, почти задыхаясь, и морщится. Она понимает, что у нее нет времени думать, чем дольше она думает, тем дольше Нэмор не отпустит ее от себя, не позволит Хоуп начать поиски Даркхолда.
Моргана ненавидит эту ситуацию, ненавидит это все, для нее это и впрямь смерти подобно, чтобы она – Верховная Жрица Авалона, женщина свободная от всех уз, избавившаяся от самого понятия брак в своей жизни, вновь, самолично ступила на эту стезю, отрезая все пути назад, отрезая саму мысль о том, что когда-нибудь она выйдет замуж по любви, а не по холодному расчету. Перед глазами все расплывается, а пальцы с силой сжимают спинку стула. Но ей нужна магия, она вновь хочет ощущать ее в своих пальцах, наслаждаться каждым мигом, каждой каплей проливающегося волшебства. Моргана делает глубокий вдох, задерживает дыхание, а затем, выдыхает, переводя взгляд с Хоуп, в котором читается боль и отчаяние, на Нэмора.
- Я согласна, но условия мы будем согласовывать совместно. Как с магической точки зрения, так и с юридической. Потому что если я выхожу за тебя замуж, то даю доступ к месту, где сейчас под моей охраной находятся сотни мутантов, сотни слабых и беззащитных детей. А ты делаешь меня своей королевой. Я не буду твоей игрушкой, Нэмор. Я буду твоей королевой.

+1

14

Нэмор позволил дамам в полной мере прочувствовать и насладиться тем, что он озвучил. В отличии от незамужней Морганы, и такой же под стать ей Хоуп, Нэмор был женат не единожды и прекрасно знал все особенно и витиеватости как договорного брака, так и брака по любви — две стороны одной медали, и каждая из них имела свои шероховатости, потертости, и местами даже, свои щербинки. Да, Моргана может быть и не самый, на первый взгляд, подходящий вариант для Нэмора, и можно даже решить, что властелин морей низковат для нее, слабоват и, возможно, кх, молод? Но Маккензи истинный правитель и надежный союзник, с ним Моргана получит доступ к тайнам Атлантиды, она получит еще одно место, где сможет укрыться, где сможет находиться в абсолютной, в непререкаемой безопасности, если она станет истинной королевой Атлантиды и как обещает, воскресит потерянных атлантов, воинственный народ этой страны будет сражаться за нее до последний капли крови, а они действительно безжалостны и неукротимы в бою; никто не сумеет подобраться к Моргане тут, однако, это будет земля, куда близкое укрытие, нежели Авалон. Точно и Нэмору выгодно получить к себе в жёны Моргану, ведь когда он станет ее законным мужем, также получит широкий и свободный доступ к Авалону, воды которого ранее не были ему подвластны, но теперь будут подчиняться его трезубцу. Множество опасностей, но одно точно — ле Фей не убьёт его. Он был готов к такой сделке, ну и конечно, было в этом особое удовольствие, особая сладость для его самолюбия. Эта месть куда изящнее иных. Отнять ее жизнь ничто, в сравнении с тем, чтобы отнять ее свободу. А уж если признаться честно, она не так уж и дурна, чтобы он чувствовал себя проигравшим в этой сделке.
- Я хорошо оцениваю все риски, Моргана, - певуче произнес Маккензи. - Но у меня нет иной веры тебе, чем узы, которые даже ты не сможешь обойти. - Нэмор вновь улыбается: что же поделать, если других вариантов нет, и ее словам веры нет? Можно было конечно удерживать в плену Хоуп, шантажировать Моргану ей, ведь экое невиданное чудо — привязанность Морганы к кому-то, буквально материнская любовь. Но Маккензи понимал, что если сделает это, то помимо прочего разозлит ее так, что рано или поздно она придет требовать платить по счетам, и тогда вновь пострадают ни в чем не повинные атланты.
Подводник откидывается назад на спинку стула, и его взгляд становится задумчивым. Он рассматривает ведьму, что мечется внутри себя, абсолютно загнанная, но не желающая сдаваться так просто. Ее манит перспектива получить свою магию обратно, но она понимает, что за этот брак, возможно, будет расплачиваться всю свою оставшуюся жизнь. Сколько же еще ей нужно заключить договоров, соглашений, на сколько миров пойти и отринуть собственные убеждения, чтобы заполучить то, что ей так желанно? Она уже подружилась с мутантами, кои раньше ей были абсолютно не важны. Теперь будет вынуждена стать защитницей атлантов, которых однажды беспощадно погубила. Что дальше? Похоже, что жизнь раз за разом повышает ставки, и смотрит, как далеко готова пойти ведьма? Взгляд Нэмора из задумчивого становиться выживающим, а затем - после ее слов - слегка насмешливым.
- Ты явно недооцениваешь меня Моргана, или ты обо мне через чур низкого мнения. Если бы я захотел, чтобы ты была моей игрушкой, то я бы даже разговаривать с тобой не стал, твои любимые апартаменты уровнями ниже совершенно свободно, и ты бы немедленно перекочевала туда. Будь я таким эгоистом, как ты думаешь, хоть бы весь мир рухнул, но ты бы сидела под замком, а я тыкал бы тебя трезубцем, уже не магическим, но все еще острым, когда мне вздумается.. - он развел руками. Эта картина живо встала перед глазами Атланта, и если раньше, он вероятнее, испытал бы удовольствие от этого, и наверняка даже усомнился бы в том, что делает все правильно, то сейчас Нэмор лишь пожал плечами, обозначая своим жестом то, что этого не произошло, а значит, она ошибается.
- Мне не нужна игрушка, и пленница, и враг в будущем тоже. Нас всех объединяет общая цель, и мы все в той или иной степени заинтересованы в ее достижении, поэтому, мне нет смысла пытаться как-то ограничить тебя или плести интриги. - Маккензи долил остатки вина в свой бокал и бокал Хоуп, рассматривая исподтишка ее реакцию на всё происходящее. Реакция была вполне очевидна - шок, замешательство, сомнение. Моргана тоже не верила ему до конца, но понимала, что играть в детектор лжи сейчас совершенно нет времени и возможности.
- Можешь заниматься брачным контрактом, я просмотрю его и если будут правки, мы их обсудим. Сейчас же у тебя будут покои рядом с моими и круглосуточная охрана, можешь отозвать ее, но тогда никто не будет в ответе за твою безопасность.
Все что нужно Хоуп - она может просить и получит по первому требованию, я тоже к вашим услугам, дамы, но разве что не забывайте, что мне еще нужно управлять целым государством.
- Нэмор допил вино, поднялся на ноги и обозначив поклон женщинам, присвистнул, вызывая атлантов. Со стола живо убрали шустрые девушки-атлантийки, молоденькие, но выдресированные не рассматривать гостей и не привлекать к себе лишнего внимания. Затем появилась стража, и Маккензи тихим, свистящим шепотом объяснил новые обязанности и новые правила.
- Отныне Хоуп может появляться тут когда ей вздумается, чтобы связаться с подводным провожатым нужно иметь при себе это, - один из стражей подошел к женщине и протянул ей нечто похожее на свисток. - подуешь, и через пару минут где бы ты ни находилась в пределах морских, за тобой явятся. У тебя есть и свои покои, соседние с Морганой и третье после моих. Вам будут выделены личные помощники, пока вы на территории Атлантиды. - Нэмор остановился в дверях, рассматривая женщин - казалось, они не ожидали, что всё так оперативно развяжется, и Нэмор так быстро пойдет на сделку с ними, в миг забывая все распри. Но он был политик, и умел ставить дело превыше своих чувств; с раннего юношества, он учился брать свои чувства под контроль, когда дело касалось благополучия Атлатиды. А сейчас дело касалось именно Атлантиды. У него теперь будет целая вечность, чтобы спросить с Морганы всё, что его не устараивает. .

Отредактировано Namor McKenzie (12-09-2017 14:06)

+2

15

Хоуп не понимала, что происходит. Только что обсуждали магию, ее исчезновение, Даркхолд и ту часть работы, которую брюнетке предстоит выполнить по возвращению назад, на сушу, из этого аквариума на дне... На дне. Она даже не знала теоретически, на дне чего, в какой они стороне света, что над ними, какая широта, чье небо, какой страны. Но это все было не важно, важнее сейчас было задание Морганы и расчеты Хоуп в уме, как заставить Марию отдать ей наработки, Зависть была не самой любезной из них всех, как в прочем, все они были не достаточно любезны в силу разных черт характера, ни друг с другом, ни с окружающим их миром. Но факт оставался фактом, Хилл уже обладала какими-то знаниями, эти знания необходимо было забрать у нее, разложить по полкам и начать собственное расследование. И Хоуп прекрасно понимала, что чем быстрее она начнет этим заниматься, тем раньше она сможет вернуть Ведьме Даркхолд, и тем раньше сама Моргана сможет провести нужный ей обряд, для возврата магических сил. Это все было крайне опасной затеей, могло все исчезнуть прямо у них на глазах, они сами могли бы погибнуть или, по крайней мере, они могли бы лишиться земных шкурок, но, без магии - мир не будет миром. Люди о слишком многом не догадываются, они даже не замечаю то, что видит, скажем, Моргана. Сама Гордыня могла увидеть лишь свои действия или действия Грехов. Ржавые лапки Зависти, черные цветы Лени, свои собственные паутинки... Немного поэтично. Но речь шла не о поэзии на данный момент, хотя момент разворачивался на ее глазах даже в каком-то смысле романтичный и долгожданный для большей части девушек земли.
Она замолчала. Сидела и переводила взгляд с Морганы на Нэмора и обратно. Лезть в их перепалку даже из желания узнать что-то? Нет, словно ребенок за общим столом, пока ссорились родители, она сидела и ждала, чем же закончится этот спектакль. Она лишь ставила себе в голове пометочки. Первая: спросить все-таки, что же между ними? Между ведьмой и королем? Откуда они знакомы, раз так ядовито реагируют друг на друга, но помощи она попросила именно у него, не у кого-то еще. И почему реакции так остры, хотя и не содержат в себе чересчур сильного удивления, никакого трепета, только возмущение, да и то - никакой мексиканской страсти и криков "Я?! О нет, ни за что, гори в аду!", будто они далеко не в первый раз собачатся. Гордыня раздражалась из-за отсутствия кусочков головоломки, из-за невозможности сложить все картинку целиком, увидеть историю сверху, во всех деталях. Больше того, она даже не могла строить догадок и пытаться понять, чем же кончится вся эта речь с каждой из сторон. Вторая вещь, которая плавала в голове: ей есть, что сказать Моргане. Есть, о чем предупредить, чисто по-человечески. Но пока остается только подпирать ладонью щеку, смотреть и слушать. Пленники, пленницы, магия, свадьба, договор, Виктор... Можно было легко запутаться, и Хоуп понимала, что вот-вот и она как раз запутается.
Она рассеянно кивнула, когда Нэмор долил в ее бокал вина, выстраивая цепочку, которую все-таки смогла собрать. Как минимум, Гордыня пришла к тому, что ссориться и бить посуду эти двое тут не будут. К счастью, Грех так и тянуло добавить масла в огонь, но позволить себе такое по отношению к этим двоим она себе не могла. Не ее вотчина. А получить кэроловское "Голову с плеч!" совершенно не хотелось. Как и верить в то, что она никогда такого не заслужит. Увы, нрав Нэмора она не знала, чтобы вообще быть в чем-то уверенной, узнать человека за час? Не реально. Или просто паранойя опять брала свое.
Ей явно пора отдыхать.
В голове только маленьким молоточком билось "Боже, во что я опять влипла", мысль, пришедшая оттуда, из старой жизни, до встречи с Морганой, до всей эпопеи с магией, оттуда, где она еще была простым человеком со своими простыми земными проблемами. Но делать было нечего, она уже тут, она уже с этим разбирается, частично даже не по своей воле. Поэтому, когда все начали вставать из-за стола, она тоже поднялась, оставляя бокал с вином в руке и принимая от одного из атлантов какой-то свисток.
- Спасибо, - кивнула она, по привычке натянуто улыбаясь, - Не хочу никого обижать, но хотелось бы надеяться, что нужно мне это все будет лишь в крайнем случае. Подобные путешествия слишком необычны, тяжелы и настроения не улучшают, - она демонстративно перебрала пальцами почти высохшие волосы, понимая, что выглядит сейчас наверняка до ужаса глупо: ее дурацкие волнистые волосы были без укладки, а от макияжа осталось лишь воспоминание. Прекрасный внешний вид для Гордыни и тронного зала. Будет ей уроком. Если еще хоть раз она окажется здесь, по своей воле или против нее, нужно будет хотя бы озаботиться и взять с собой тушь для ресниц. - Даже ради третьих по величине покоев, я люблю свои собственные, - хмыкнула она, не дожидаясь, пока Нэмор уйдет.
Когда все-таки в зале остались лишь они с Морганой, а в руке Хоуп все еще был зажат бокал, она повернулась к Ведьме, шипя прошептав:
- Ни одна страна, каким бы сильным ни был ее король, если верить истории, не принимала чужестранку на месте королевы. Всегда это печально заканчивалось, кому-то, но голову отрубали. Я не имею никакого права лезть в ваши личные дела, но разве есть смысл соглашаться на эту свадьбу? - Она хмурилась, нарезая круги вокруг ведьмы, отталкивая носками ног летящие полы платья и мечтая уже хоть что-нибудь знакомое надеть на себя. Хотя бы - кардиган на плечи, столько голой она не появлялась нигде давненько. Особенно перед незнакомыми мужчинами. Стыд и позор.  - Может нам... Потянуть? Составление нормального контракта может занять ровно столько же времени, сколько и поиск Даркхолда. Я не буду медлить, попрошу увезти меня отсюда сегодня же, но я волнуюсь, Моргана. Не как порождение ада и грех, что ты вытащила на свет, но как человек. Просто представь реакцию местного населения: внезапно на трон всходит ведьма с суши? Я бы придушила во сне подушкой, - она покачала головой. Убираться, возможно, стоило и правда как можно скорее.

+2

16

Моргана откидывается на спинку стула, медленно выдыхая. Она не ожидает, что Нэмор продолжит говорить, скорее ждет, что он закончит на этом их трапезу, позволит Хоуп покинуть его царство, а вот что будет дальше – большой вопрос. Их объединяет серьезное прошлое, которое повернуло историю Атлантиды по иному пути, которое спутало их дороги и оставило много недосказанного, что теперь висит в воздухе сладковатым запахом яда. Моргана спокойна, почти величественна, с ее плеч будто спал огромный груз, когда она сказала «Да». Это было не то «Да», которое обычно говорят восторженные невесты, плача от счастья, заражая своей неистовой любовью каждого, кто рядом. Это не то «Да!», которое исступленно шепчут, заключая в уютные объятия и обещая только лучшую жизнь. А после пускают все под откос. Это было «Да», в котором собран весь лет Антарктиды, весь холод и расчетливость, Моргана подписывает приговор своей свободе, если она не получит книгу, не вернет магию, то этот мир – ее тюрьма. И заключенные не нужны МакКензи. Ле Фей даже радуется, что они не обговорили именно этот момент, а что будет, если. Никаких если, каждый из них уверен в успехе этого сомнительного мероприятия.
- Звучит неоднозначно. Это я про трезубец, неужели ты настолько рад меня видеть? – Моргана никогда не стесняется, это она еще не в своем привычном репертуаре, скорее просто разогревается. Она знает, что стоит только Хоуп покинуть эту подводную обитель, с легким запашком рыбы и тины, что до сих пор преследуют ведьму, как начнется самое настоящее светопреставление и взаимные оскорбления и упреки. Нэмор никогда не поднимет на нее руку, просто потому что слишком благороден, ну или не хочет марать царские пальцы. Впрочем, Моргана и к этому готова, она, кажется, после сегодняшних приключений готова вообще ко всему. Женщина смотрит на бутылку вина, но все же наполняет свой бокал фруктовой водой, дабы смочить горло. Она достаточно сыта, и боится, что еще один кусок хотя бы чего-нибудь – и ее стошнит в самой неприличной форме на этот роскошный стол.
Ле Фей согласно кивает, немного заторможено, в ее голове постепенно выстраиваются пункты будущего брачного договора. Им займутся, скорее всего, именно ее юристы, хотя было бы разумно поручить это занятие даже не Кэролайн, а Хоуп, хотя на девочку и так ложится много разных обязательств. Моргана переводит взгляд на брюнетку, та немного хмурится, в ее голове явно тысяча и одна мысль, и то, что сделала Ле Фей, возможно, кажется диким. Но Хоуп не росла в ее мире, она всегда была независимой, и скорее всего, ее жизнь никогда не зависела от того, что скажут мужчины рядом с тобой. Моргана же научилась крутиться между ними и выбивать выгоду из любой ситуации.
- Благодарю Вас, Ваше величество, крайне признательна Вам за охрану. Неизвестно, что можно ожидать от народа, который считает тебя убийцей их нации и виновником геноцида, - Моргана позволяет себе едва заметную улыбку. Она смотрит прямо в глаза Нэмору, в них сквозит сплошное недоверие, но в отношениях этих двух никогда его особо не было, всегда ждали ножа в спину, хотя, конечно, и в грудь тоже. Моргана даже не смотрит на МакКензи, когда тот покидает залу, оставляя женщин гордом одиночестве.
- Ты, правда, думаешь, что я этого не знаю? Единственный способ вернуть их доверие – это возродить нацию в былом величии, если не в большем, - Моргана устало качает головой. Она удивлена, что Хоуп и впрямь волнуется за нее, хотелось бы понять – почему. Ведь она – носитель греха, просто ее магическая сущность подчиняется ей. Но в тоже время сама Марго относится к Хоуп даже теплее, чем к собственной дочери, и искренне переживает. И самое поразительное, в чем признается себе Ле Фей, это то, что даже покинь Гордыня Хоуп Ван Дайн, ведьма не откажется от этой женщины, она будет сопровождать и помогать ей в любом случае. Эта странная связь, похожая на материнско-сестринскую немного удивляет Моргану, но вслух об этом она, конечно же, никогда не скажет.
- Я дала согласие, чтобы быть уверенной, что не умру раньше того времени, когда ты сможешь обнаружить Даркхолд, а я верю, что ты сможешь. Если ты постараешься, если настроишься, то он сам будет тебя манить. Только одна просьба, ради богини-матери, не стремись открыть эту книгу. Она сведет тебя с ума, даже несмотря на Гордыню. Она выжжет все, что есть в тебе, абсолютно все, до основания. Ты потеряешь себя раньше, чем дойдешь до конечной точки, - Моргана мягко берет ладони Хоуп в свои, крепко их сжимая. Ведьма кажется старше того возраста, на который выглядит. В ее голубых глазах кроется печаль и спокойствие. – Все будет в порядке, они боятся МакКензи, как ни крути, здесь он для них и царь, и Бог. Они не посмеют тронуть меня и пальцем. Я не говорю, что не будет разговоров или шипений за спиной, мелких пакостей или целенаправленных издевательств. Но никогда народ Атлантиды не поднимет руку на избранницу своего Короля, они уважают его, но самое главное – любят. Не беспокойся за меня, я жила достаточно долго, чтобы понимать, во что ввязываюсь. Но для меня это – очень важно, - Моргана не выдерживает и крепко обнимает Хоуп. Она понимает, что, как ни странно, даже среди грехов, лишь одна Гордыня стала для нее по-настоящему родной и близкой. У ведьмы, которая много веков не знала, что такое истинная дружба, или даже, семья, сейчас наступает момент, когда стоит поменять некоторые взгляды на вещи.
- Будь аккуратна ты. Даркхолд пленяет многих, в том числе и Марию. Как только я получу свою силу назад, я верну Зависть на место. Ты знаешь, где меня найти, Хоуп. Отсюда я точно никуда не денусь. И передай своим братьям, что я все еще жива. Пусть знают. И, да… - Моргана медлит, опуская взгляд в пол, затем собирается с духом и все же произносит, - если объявится Лень – сообщи мне об этом сразу. И если надо будет – устрани его. Не убивай, просто устрани. Я боюсь, что мы его потеряли.

+2

17

Все безумие, творившееся вокруг Хоуп, воспринималось ею, как... Как что-то само собой разумеющееся. Отчего бы и нет? Если уж существуют пришельцы, боги из сказочек, квантовые миры и параллельные реальности, так от чего ж не существовать магии и подводному царству? И от чего ж тогда б не попасть обычной смертной женщине из директорского кресла в самый центр урагана всей этой чертовщины? Почему б не стать носителем смертного греха и не срываться в поиски гримуара?
Почему бы и нет. Но, что бы тут ни происходило, как бы не воспринималось, она видела перед собой не картинки из сказок, в которых, почему-то, является одной из героинь массовки, а видела людей, обычных людей, которые стараются в складывающейся ситуации в мире урвать куски по сочнее и отбежать подальше. Каждый, буквально каждый тянул правила игры в свою сторону и решал, как ему будет лучше и удобнее, как посильнее обдурить противника и выйти победителем. Что ж, и Гордыня не была исключением, она была одним из игроков на этом поле. Правда, скорее - игроков поддержки и элементов хаоса, не на столько самостоятельной единицей, как Моргана или Нэмор. Но и не пешкой, нет, она бы ни за что не позволила собой командовать в таком плане. Радует, что никто и не пытался. Может быть просто побаивались от чувства собственной важности вздернуться на ближайшем суку после таких попыток?
Она нарезала круги вокруг Морганы, стараясь как-то остановиться, но вино... Вино давало свой отзвук в голову, приятным теплом согревая изнутри, в каких-то вопросах разгоняя сомнения в голове, в каких-то - притупляя реакцию на происходящее. В основном это касалось собственного отдыха, от которого ван Дайн отказалась. Конечно же, лишь в пользу удобства собственной кровати в собственном доме, ну и, наверное, чтобы не задерживаться тут на лишние часы. Не то время, не те события, чтобы восторгаться царскими залами и с любопытством школьника-натуралиста рассматривать атлантов и их быт. Может быть, когда все закончится, может быть тогда она сможет позволить себе удовлетворить любопытство и, уже не торопясь, пройдется до той самой спальни номер три, чтобы на утро продолжить знакомство с мифологической культурой. Но - не сегодня.
- Не буду, не переживай, - Хоуп сжимает в ответ ладонь Морганы, улыбкой подтверждая свои слова, - Моей силы воли может и не всегда хватает в каких-то спорных моментах, но свою жизнь я слишком высоко ценю, чтобы из-за гримуара лишаться разума. Я буду осторожна, обещаю. И ты будь. Теоретическое возрождение величия расы и безграничная любовь к королю - не залог того, что к тебе не придут убийцы-фанатики. Мне сердце подсказывает, тут даже охране доверять нельзя. Царь он или бог, но это никогда не остановит тех, кто захочет мести за прошлое, - она глубоко вздохнула, обнимая ведьму. Или уже не ведьму? Хоуп и сама не знала, от чего прониклась таким чувством уважения и трепета к этой женщине. Вроде как проклинать должна была бы по хорошему, за грех, за разрушения, за испорченную и покалеченную жизнь самой ван Дайн, за все то, чего она лишилась, за всех людей, что от нее отвернулись, за многое, очень за многое... Но этого не было, искренне хотелось помочь, словно человеку, словно родственнику. Сколько бы зла на тебя не вылил родной тебе человек на тебя, есть большая вероятность того, что ты все равно придешь к нему на помощь. Или, может быть, Хоуп хотелось, чтобы так и было.
- Зависть на место? - Хоуп нахмурилась, прикидывая расстановку сил, - Нет, Хилл мне не жалко, но с ума она точно начнет сходить. Что ж, нас останется только трое. И Лень... - Гордыня покачала головой. Как их выпустили, так и уберут на место. Что, если однажды Гордыня покинет ее тело? Оставит ли за собой выжженную пустыню и фарш вместо мозга? Страшно было об этом думать, даже не хотелось представлять. Рано или поздно они расстанутся, магия уйдет в свой мир, а Хоуп продолжит существовать в этом. Одна. Что ж, пока была возможность - она цеплялась за кого-то, кто принимает ее именно такой, без попыток исправить или образумить. - Если найду. Его найти довольно сложно, но если найду - я дам тебе знать. Или приведу на Авалон. Гнев пока еще с нами, попрошу помощи у него, если потребуется. А пока - я пойду. Оставаться тут не хочу, такие вопросы нужно решать максимально оперативно, - она еще раз приобняла Моргану, прощаясь с ней.

Хоуп удалялась из царства оперативно. Впереди - долгий путь поиска Даркхолда. Она не знала, с чего начать. Если только с Зависти? Попытаться ее прижать к стенке и потребовать информацию? Возможно, других вариантов не было. Но сначала - перетерпеть подводное путешествие обратно к твердой земле и добраться до дома. Как бы Гордыне не хотелось пуститься к поиски, человеческой оболочке требовался отдых.

+2


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [06.04.16] Бог слишком высоко, дьявол всегда близко