03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [06.06.2016] Long live the Queen!


[06.06.2016] Long live the Queen!

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

[Long live the Queen!]

⊗ ⊗ ⊗
http://sd.uploads.ru/t/PLstB.jpg

информация

Где: Луизиана, Новый Орлеан
когда: ближе к вечеру

Кто:  Bella Donna Boudreaux, Charles Xavier
предупреждения: нет

и с т о р и я
Говорят, историю пишут победители. Те, кто выжил, несмотря ни на что...
Да, мы выжили, но какой ценой. Мы знали, на что идем, но в то же время понятия не имели, чем наше решение обернется.
Мы - выжившие, а уж победители мы или нет - не нам судить.

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (29-07-2017 16:23)

+1

2

"Абонент вне зоны действия сети... Пожалуйста, позвоните позднее." И снова этот равнодушный женский голос отвечает вместо него. Уже пятнадцатый пропущенный звонок за последние три часа. Будро обреченно вздыхает и бросает трубку. Бесполезно. Она снова смотрит на бегущую стрелку часов. Больше ждать нельзя. Да и смысл. Он все равно не придет. Просто не успеет. А может быть, он уже там? Слабое, конечно, утешение, но ничего другого не оставалось. Что опять происходит, Белла? Прекрати, смирись, забудь! Имей в конце концов гордость! Подними голову и иди, иди вперед и не оглядывайся! Так кричит голос разума последние несколько месяцев. Надрывается, орет во все горло, но она все равно его не слышит... Сердце его заглушает. Ее боль никуда не уходит, но начинает притупляться. Белла начинает принимать ее, но смириться по прежнему не может. Не желает.

Блондинка медленно встает с кровати и подходит к зеркалу, чтобы поправить высокий хвост. Все вещи уложены и собраны в большую спортивную сумку, а внизу, в ангаре, уже наверняка ждет Чарльз. Мысли путаются, в голове просто кавардак, и это неправильно. В бой нужно идти с чистой головой и холодным сердцем. Не получается. Сердце остается здесь. Может, это и к лучшему, по крайней мере разум сможет какое-то время не задумываться о последствиях принятых решений, совесть не будет терзать своими нравоучениями и, как всегда не вовремя напоминать о чести и морали. Да, порой случались у нее такие внезапные порывы. Ничем хорошим они, как правило, не заканчивались, зато становились бесценным жизненным опытом. Лишения, унижения, предательства. Все это было. Все это закаляло ее как сталь, превращая маленькую девочку в могущественную госпожу. Ее мир жесток и беспощаден, в нем выживает сильнейший, самый приспособленный, самый живучий. Она выжила. Выжила тогда. И выживет теперь... или, по крайней мере, все для этого сделает.

Белладонна еще раз проходится по всем карманам, проверяя, все ли на месте, затем берет сумку с кровати и закидывает себе на плечо. В этот самый момент дверь скрипнула и отворилась. Белла мгновенно обернулась и...увидела совсем не того, кого ожидала. Раздается протяжное "мур-мяу" и огромные, словно блюдца, глаза удивленно смотрят на нее из коридора. Тонкие рыжие с белым лапки изящно вышагивают по паркету, а затем неожиданно резко совершают прыжок на кровать. Белла тянется к животному и их лбы нежно соприкасаются. Кошка от удовольствия закрывает глаза и начинает мурчать.
-Ну неужели ты думала, я с тобой не попрощаюсь? Иди сюда, - Будро хлопнула себе по коленке, подзывая ее ближе, - Прощай, проказница. Ты уж береги его, ладно?

Комната опустела. Здесь не осталось ничего, что выдавало бы ее присутствие. Ничего лишнего, ничего забытого. Только то, что оставлено нарочно. И то только потому, что эти вещи ей больше не принадлежат. Когда-то в детстве у нее был маленький деревянный сундучок, в котором она хранила свои сокровища. Прямо как в фильмах про пиратов. Положив туда самое ценное, она зарывала его в землю, всегда в одном и том же месте, возле старого причала. Реми каким-то образом узнал про это, и с тех пор, каждый раз, как она откапывала сундук, находила там еще и "подарки". Там же она нашла и кольцо, которое надела в честь предстоящей помолвки... Туда же положила обручальное кольцо, которое теперь стало лишь куском золота. И колоду карт, ту самую, его колоду, что он оставил священнику и за которой обещал вернуться. Не вернулся. Ну что ж, пусть хоть они вновь вернутся к хозяину.
Даже в тяжелых берцах она шла более чем аккуратно и почти бесшумно. Как и предполагалось, Ксавьер был уже давно готов и сидел на месте первого пилота. Закрепив сумку на одном из сидений сзади, Белла прошла по салону и села рядом с Чарльзом.

- Я готова.

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (01-08-2017 14:34)

+2

3

"Я уеду ненадолго. Справишься здесь?"
Конечно же, он справится. По крайней мере, Чарльз очень надеялся, что Эрик справится. Оставить школу попросту было не на кого - только на Эрика и Хэнка. И по большей части именно это и внушало опасения - взаимная неприязнь Зверя и Магнето бросалась в глаза даже совершенно посторонним людям.
"Я всего лишь на три-четыре дня. Не взорвите особняк. И, очень прошу, друг мой... Без твоих любимых выкрутасов, ладно?"
Впрочем, Эрик стал более осторожен. Те дни без способностей оказались для Леншерра более весомой причиной быть осмотрительнее, нежели все слова Чарльза за все годы их знакомства. Это не могло не радовать, хотя Чарльз предпочел бы, чтобы Эрик учился, не набивая себе лишних шишек.
"Я свяжусь с тобой сразу же, как появится возможность. Не переживай, просто небольшой внеплановый отпуск. Должен же я убедиться, что с Белладонной все будет в порядке".
Чарльз так и не научился врать. Точнее, научился врать другим, но стоило только посмотреть в полные недоверия глаза друга, как от стыда начинали краснеть щеки. Но сказать, куда и зачем он едет, Чарльз не мог. Втягивать в это Эрика, который до сих пор находился на "испытательном сроке", Ксавьер не хотел. К счастью, Леншерр сделал вид, что поверил, и лишних вопросов задавать не стал. Только посмотрел встревожено на спинку стула, на которой аккуратно висела форма иксменов.
Форму Чарльз надевал... Никогда. В последний раз это случилось там, на Кубе, и после этого Ксавьер окончательно перешел на брючные костюмы, по ситуации разбавляемые футболками и джинсами. Тем не менее, каждый раз, меняя дизайн и совершенствуя костюмы, Хэнк создавал очередной и для Чарльза. Не зря, как оказалось. Вот наконец-то и пригодилось. Правда, этот самый костюм Чарльз возненавидел минуты через три попыток его на себя натянуть. Хэнк, поддавшийся новым веяниям моды, превратил форму в аналог второй кожи. Несомненно, это было удобно во время боя, но вот инвалиду справиться с тянущейся во все стороны материей оказалось не так просто. Чарльз даже начал искренне уважать женщин, носящих чулки.
В итоге сборы затянулись почти на полчаса, и под конец Ксавьер после такой изматывающей войны с одеждой чувствовал себя аналогом половой тряпки. Хотелось просто лечь и не шевелиться, но, увы... Сменив "домашнюю" коляску на полевой аналог - более узкая и устойчивая, с рифлеными колесами и динамической спинкой, но менее удобным сидением - Чарльз, прихватив с собой сумку с вещами, выдвинулся в сторону ангара. Хэнк по его просьбе снял с малого джета кресло пилота и поставил крепления для колес - на этот раз Чарльз планировал быть за рулем.
Белла ко времени вылета немного опоздала. Впрочем, Чарльз предполагал, что она задержится, поэтому оставил фору в час. На всякий случай. Все же мало ли что может задержать беременную женщину? Пусть лучше задержит на земле, нежели когда они взлетят. Хотя Хэнк на всякий случай запихал в аптечку кучу всяких препаратов, подробно объяснив Ксавьеру, что и в каком случае стоит принимать. Чарльза такое беспокойство Хэнка искреннее умиляло - Маккой, наверное, стал бы идеальным мужем и отцом. Более заботливого и внимательного по отношению к близким человека еще поискать надо было.
- Я готова.
- Ну, тогда пристегивайся, и полетели. Карту я изучил, так что приземлился прямо на заднем дворе твоего дома. Нам лететь часов пять - придется крюк делать, чтобы обогнуть военные базы. Так что можешь поспать, если хочешь. Сиденье откидывается.
Джет сложно было назвать комфортабельным средством передвижения. Даже Блэкберд, не приспособленный для полета "бизнес-классом" и то был более удобен. На нем хотя место для небольшой уборной и крохотной "кухни", где разместился чайник, микроволновка, одноразовая посуда и раковина нашлось. В джете о таких удобствах можно было только мечтать, разве что за исключением стандартного блока уборной. Впрочем, джет и не был приспособлен для дальних перелетов .
Чарльз давно не пилотировал, хотя и полетную лицензию имел, и летать любил. Но обычно кабины не позволяли вмещать в себя коляску, а носить пилота на руках и втискивать в кресло - то еще удовольствие. Но технологии двадцать первого века позволили решить эту проблему, и теперь Чарльз не хотел отказывать себе в удовольствии сесть за штурвал.
Джет плавно оторвался от земли, на вертикальном взлете набрал высоту, и только потом, заложив большой вираж, лег на нужный курс.
- Ну а пока мы летим, расскажи мне о своей Гильдии. Как мне себя вести? Как я понимаю, теплый прием нас вряд ли ждет. И я бы хотел подробнее услышать о церемонии приношения Дани. Я знаю, что Джин удалось как-то договориться с Кандрой, но это была Джин этого времени. Наша этого, само собой, знать не может... Постарайся вспомнить как можно больше деталей.

+1

4

- Не хочу показаться брюзгой, но, думаю, в этих креслах особо не поспишь. Ты, например, свое вообще выкинул, - пожалуй, это была последняя ее улыбка на сегодня. Лететь всю дорогу надутой, как мышь на крупу, она, разумеется, не собиралась. Однако настроения не было от слова совсем. Она сейчас напоминала увядающее растение, розу, лепестки которой пожухли и медленно опадали , а стебелек покрывался темными пятнами. За это было стыдно. Ужасно стыдно, и не только перед Чарльзом. Не таким должен быть лидер. Где же найти силы, чтобы справиться? Раньше же как-то получалось, откуда-то что-то вдруг бралось. И это "что-то" заставляло вновь жить, именно жить, а не существовать. Почему сейчас не выходит? Разум, как мог, сражался. Сначала шептал - ничего, потом говорил, сменил тон, но снова ничего, затем перешел в крик, и вот теперь - вопил. Но эта глухая стена непонимания не поддавалась. Осталось последнее средство. И если сердце будет мешать, придется им пожертвовать. Давно надо было!

Ну что ж, если слова эффекта не возымели, придется применить грубую силу. В прямом смысле выбить дурь из башки. Белла на секунду закрыла глаза. А когда открыла, не сразу поняла, где находится. Астральный план. Вокруг нет ничего, только густой серо-голубой туман. Постепенно он рассеивается, даже расступается перед идущей прямо к ней фигурой. Женской фигурой, кажется. По мере приближения которой Будро понимает, кто сейчас перед ней. Ее двойник, ее собственное "я", и, судя по лицу этой дамочки, она не просто рассержена, она в ярости. Будро, в растерянности, пропускает первый же удар, который ощущает сполна...Эта фурия перемещается с немыслимой скоростью, раз - и она уже за спиной, два - снова перед тобой, выписывая очередную сочную оплеуху. Удар, еще удар... пятый, восьмой...и ни один из них блокировать не получилось. Никогда она еще не ощущала себя грушей для битья.
Отчаяние. Беспросветное отчаяние. Не то.
- Это даже скучно... Более жалкой твари в жизни не видела... - схватив блондинку за волосы, та поволокла ее к неоткуда возникшему огромному зеркалу. Будро сопротивлялась, изо всех сил, но разжать руку не вышло. Так и извивалась, словно червяк на крючке.

-Через несколько часов ты ступишь на родную землю. Воины, преданные тебе, встретят свою госпожу. И что они увидят? Вот ЭТО!!!??? Жалкую побитую собаку, на которую только что моль не садится, чтобы урвать кусочек. Да тебя проще тут прибить, чтоб не мучилась. Зачем лететь куда-то? Позориться самой и позорить Гильдию. Позорить память отца!
-Не смей, слышишь!
- Посмотри на себя, внимательно посмотри! И не смей отводить глаза! Во что ты превратилась? Как можно было так опуститься? Где Белла Донна? Где та сильная, волевая златокудрая красавица, в боях отстоявшая свое право на трон? Что с тобой случилось? Ты перестала бороться и просто опустила руки? Ты так просто сдалась? Ты без боя отдала любимого человека этой...!!!!!
Гнев. Ярость! Ненависть! Наконец-то! Наконец-то снова этот огонь в глазах! Долгожданная доза адреналина, как вода для иссушенной солнцем земли.
-ХВАТИТ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
- Что ты с нами сделала... Что так подкосило тебя? Что за болезнь отравляет твою душу?
-Предательство.
- Его горький яд уже растекся по венам и сделал свое черное дело. Он почти парализовал тебя, но он еще не победил. Ты сильная, сильнее многих. Встань. Подними глаза. - За "ее" спиной одна за одной появлялись фигуры. Гри-Гри, Черная Мамба, Бумеранг, Кузнец... - Посмотри на них. Вот они- твои воины, они умереть за тебя готовы! Они верят в тебя. Почему ты не веришь?

Что-то вдруг перемкнуло в ее сознании, резко переключилось. Не иначе как "она" достучалась.
Белладонна открыла глаза. Именно Белладонна, не Белла. Белле здесь места не было.
Ремни безопасности были не очень-то удобными, особенно в ее положении. Пришлось изрядно попотеть, чтобы отрегулировать и их длину, и положение, при котором они будут и функцию свою успешно выполнять, и давить на живот не будут. Когда она, наконец, закончила, то снова перевела взгляд на Ксавьера. Костюм Чарльза заинтересовал ее не меньше, чем их маршрут полета. Нет, больше, гораздо больше. И, что самое интересное, он ему действительно шел и сидел более чем идеально. Что за материал? Такой тонкий, и в то же время плотный, точно повторяющий контуры тела. Так и хотелось потрогать. Тот, кто его сделал, действительно, гений. Она видела в таких костюмах Людей Икс, но самого Чарльза - впервые. В таком официозе Будро даже почувствовала себя неловко.
- Шикарно выглядишь. - И ведь не кривила душой, ей правда нравилось. Словно другой человек.
- Ну а пока мы летим, расскажи мне о своей Гильдии.
- Она уже не моя. Или еще не моя. Прямо как у Теренса Уайта. Я - королева былого и грядущего. Если очень повезет. - Блондинка откинулась в кресле, вытянув вперед ноги, - Это долгий разговор. Мы ведь не торопимся?
Будро говорила спокойно, местами медленно и с пояснениями. Начала она свой рассказ с самого основания Гильдии, тем самым знакомя Чарльза не только с "истоками", но и со своими предками. Их жизненный путь, так же как и его конец, она предпочла не озвучивать, лишь их свершения, то, что принесло пользу не только династии, но и Гильдии. Рассказала о традициях, правилах поведения, иерархии, особенностях управления не только своего "клана", но и конкурентов. Они разительно отличались. (А то бы Чарльз сильно удивился, увидев, как члены Гильдии выражают свое почтение госпоже) Об их устоях, взглядах, о переходящей по праву рождения власти. Рассказала о первом появлении Кандры и о ее дарах. Собственно говоря, то, за что ее превозносили и чтили, как богиню. И о том, как эти дары разожгли костер многовековой войны, который до сих пор пылает. Вражда Воров и Убийц унесла множество жизней, еще больше искалечила. Ее в том числе. Об этом Белладонна сначала не решалась рассказать, было стыдно, что ее вот так просто обвели вокруг пальца, да еще вдогонку отвесили неслабый пинок под зад. Но потом, после минутной паузы, все же нашла в себе силы. Рассказала их с Реми историю, от начала до конца. Почти до конца.
- Саму церемонию я помню плохо. Какие-то обрывки. Помню появление Кандры. Мы подменили шкатулку с Данью, чтобы ее гнев пал на Воров. Но тут вмешалась Джин и спутала нам все карты. Она как-то смогла показать ей фрагменты из своей памяти и убедить ее в их невиновности. Тогда уже спасаться пришлось нам. Помню как зашвырнула Шельму в дерево, она своей спиной свалила не один вековой дуб, - Будро снова усмехнулась, - Помню, как они вчетвером уходили, не оглядываясь. Я ведь все сделала так, как она хотела. Воплотила ее план в точности. Ей нужен был Реми. Я заставила его приехать. Никто ведь даже не догадался, что это ее инициатива. даже Джин. И сам Реми не почувствовал подвоха. А получила за это... десять лет, вырванных из жизни. Прикосновение ее холодных рук она запомнила очень четко. Это было последнее, что она чувствовала. А последним, кого она видела, был Сборщик. Марсо.

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (08-08-2017 15:32)

+1

5

- Не хочу показаться брюзгой, но, думаю, в этих креслах особо не поспишь. Ты, например, свое вообще выкинул.
- Это потому, что я бы из коляски в него не пересел. Проход узкий. Да и не гонять же тебя в твоем положении туда-сюда по салону, чтобы коляску закреплять и откреплять… И вот не надо, кресла удобнее этой коляски.
Не то, чтобы Чарльз прям так реально обиделся на то, что Белла незаслуженно обидела несчастные сиденья многострадального джета. Просто хотелось как-то разрядить гнетущую атмосферу, дать Белле время собраться с мыслями. Гильдия была для нее больной темой, и к этому разговору девушке нужно было подготовиться. Наверное, сам Чарльз чувствовал нечто подобное, когда вспоминал о том времени, когда провел на сыворотке… И стыдно, и больно за то, что сил не хватило. И еще более стыдно за предательское ощущение свободы от каких-либо обязательств, отказываться от которых ты не имел права…
Чарльз засек выход в астральный план. Кинул короткий взгляд на Беллу – та дышала чаще и глубже, пальцы чуть сильнее сжали подлокотники кресла. Но в целом ее состоянию ничего не угрожало, и Чарльз решил не вмешиваться. Он не чувствовал ни паники, ни испуга Беллы. Только сосредоточенность и возрастающее напряжение, постепенно смешивающееся со злостью и раздражением. И, как ни странно, во всем этом бурном коктейле эмоций Чарльз чувствовал отголоски облегчения. Что ж, видимо, Белладонне требовался сейчас не покой, а злость. Чарльз таких эмоций не одобрял, но… Если сейчас можно так, если именно это поможет Белле получить то, что она хочет и вернуть то, что она потеряла… Пусть будет так. В конце концов, Чарльз знал, что может вмешаться в любой момент.
В следующий раз, когда Чарльз кинул взгляд на Беллу, она уже открыла глаза. И, стоило признать, что уверенности в ответном взгляде явно прибавилось.
- Шикарно выглядишь.
Это было… неожиданно. Чарльз тихо фыркнул, мотнул головой, и, не удержавшись, оторвал одну руку от штурвала. Провел пальцами по гладкому, упругому материалу… А ведь первые костюмы были другими. Более просторными, более жесткими и плотными. Чарльз помнил, что воротничок его первого костюма натирал шею. И что сначала он слишком сильно затянул ремень, а потом все никак не мог его ослабить. Помнил и то, как первые минуты неуютно себя чувствовал  - везде либо давило, либо тянуло, да и как-то… Как-то неприлично это все выглядело. Ну, для Чарльза, привыкшего натягивать на себя майку, рубашку, жилет, кардиган, пальто… Человек-капуста.
Новый костюм был одновременно и строже (по цвету), и еще неприличнее (по итоговому эффекту). Попав в коляску, Чарльз своим привычкам в одежде не изменил, и сейчас себя чувствовал чуть ли не голым. Особенно под пристальным изучающим взглядом Белладонны.
- Не смущай меня. У Хэнка, несомненно, отличный вкус, и современный дизайн он освоил достаточно быстро. Но мне не хватает…э… пуговиц? Да, определенно, слишком мало пуговиц. И вообще я с ужасом представляю, как буду его снимать. Это будет похоже на змею, пытающуюся выползти из старой шкуры. Причем змею-эпилептика.
Они никуда не торопились, особенно с учетом того, что Белладонна не собиралась спать. Конечно, им еще требовалось обсудить еще и предстоящее противостояние Кандры. Но сделать это, не имея информации от Гильдии, было как-то слишком сложно. В конце концов, еще нужно было со всеми договориться, и заручиться если не поддержкой, то хотя бы обещанием не влезать. Именно поэтому Чарльз слушал Белладонну очень внимательно.
… это оказалось сложно. Действительно очень сложно, особенна та часть, которая касалась традиций. Если раньше Чарльз свою семью считал ужасно консервативной и даже отчасти закостенелой, то теперь… даже стало жалко Беллу, вынужденную так или иначе большую часть этих традиций не просто соблюдать, аподдерживать. И Реми тоже стало жалко. Ну и гораздо понятнее теперь было поведение последнего – то, что Чарльз раньше считал, что уж скрывать, наплевательским отношением к чувствам окружающих, оказалось банальным инстинктом выживания. Искаженным, подогнанным под какие-то средневековые правила, базовым инстинктом.
- Да уж… - Чарльз сокрушенно покачал головой. – Знаешь, теперь я понимаю, почему Реми при всем своем диком нежелании возвращаться в Новый Орлеан помешался на идее объединения Гильдий. У вас прямо как у Шекспира. Что ж, думаю, когда, - слово «если» Чарльз на ближайшее время вычеркнул из лексикона. – Мы победим Кандру, у вас все получится. Сломаете эту систему. Давно пора было. Это, конечно, не вернет ни потерянных лет, ни потерянных друзей. Зато после такой темной полосы все точно будет хорошо.
Ситуацию с Гамбитом, о которой упомянула Белла, Чарльз помнил достаточно хорошо. Все началось с трупа брата Реми на территории школы, а закончилось тяжелой травмой Скотта и угоном джета. А закончилось возвращением всей честной компании – триумфальным, в общем-то, но лишенным какой-либо радости. Само собой, и Джин, и Шельма не стали ничего скрывать. Сами предложили заглянуть им в память – повторения никто не хотел. Так что о церемонии пришлось рассказывать уже Ксавьеру. Еще раз, уже более детально, делясь некоторыми картинами воспоминаний.
- Значит, первейшая наша задача – забрать Дань. Выгнать всех и встречать Кандру вдвоем. В идеале… Я надеюсь, Белладонна, что ты не станешь лезть на рожон. Месть… Месть в некоторых случаях оправдана. Но она не стоит будущего. Особенно когда речь идет не только о твоем собственном будущем, но и о твоих детях.
Если бы можно было отложить… Но, увы. Ждать еще десять лет? Совершенно не вариант.
- Ты уверена, что нам не стоит сообщать об этом всем Реми? Он мог бы помочь. Видимо, он знает о Кандре гораздо больше, чем кто-либо.

+1

6

- Не смущай меня.
-Да брось, Чарльз. Ни за что не поверю, чтобы такой мужчина как ты и не слышал в свой адрес комплиментов. - И ведь, вроде, мадемуазель Будро не сделала ничего предосудительного, позволив себе лишь комплимент и оценивающий взгляд, который, должно быть, немного затянулся, чем и вызывал такую ответную реакцию Ксавьера. Странно. Неожиданно. Даже немного дико. У Чарльза даже "заалели щечки". Признаться, такая искренность чувств тронула до глубины души и заставила испытать легкую неловкость.
- Кажется, теперь моя очередь смущаться. Обстановка действительно разрядилась, и дышать стало легче. Висевшее в воздухе напряжение исчезало на глазах, как туман с рассветом. Это помогло сосредоточиться на главном.

Рассказ был долгий, обстоятельный. Иногда Будро прерывалась чтобы собраться с мыслями, но эти паузы не длились дольше положенного. Все традиции и законы Гильдии сложились столетия назад и не менялись. Возможно, некоторые из них были пережитками прошлого и нуждались в пересмотре, но кардинально корректировать или вовсе отменять их Будро бы не спешила. По ним она жила, уважала их, а так же регулярно карала преступивших его. Тогда, в детстве и юности, все казалось как-то...проще что ли. А сейчас. Эта вековая вражда не исчезнет в один миг, как не старайся. Их (убийц) снобизм и чувство превосходства над конкурентами не искоренить... Что же до самой Белладонны, ее мнение отличалось от большинства. Да, что греха таить, она считала свой клан более сильным, и, если понадобиться, способным полностью истребить не только Нью-Орлеанских Воров, но и большинство преступных организаций по всему миру. Но, несмотря на это, хотя Убийцы и были более высокого происхождения, Белладонна никогда не считала Воров людьми второго сорта. Чего, конечно, не скажешь об остальных. Взять хоть брата. Джульен никогда не скрывал ни своей ненависти, ни презрения. Более того, почти каждая встреча с кем-то из противоборствующего лагеря кончалась отменным мордобоем, если не хуже. Его помешательство на "голубой крови" едва не доходило до абсурда. Как же так, сестра, девица благородных кровей, свяжет свою жизнь... даже не с вором, а с безродным прибившимся к Жан-Люку щенком. Голодранец. Плебей. Каких только слов в адрес будущего (теперь уже бывшего) мужа Белла не наслушалась. И каждый раз их разговор заканчивался одинаково - повышенный тон, крики, вопли, и кровавые сопли, которые утирал Джульен, окончательно доведший сестру до белого каления. В такие моменты брат просто превращался в зверя, агрессивного, неуправляемого. И чтобы не ударить сестру в ответ, просто поворачивался и уходил, закрывая разбитый нос. Было жутко обидно, и не только за Реми. Прежде всего за себя. Белла Донна терпеть не могла, когда ее сравнивали с породистой кобылой, которой подыскивают лучшую партию для случки.
-Что ж, думаю, когда, мы победим Кандру, у вас все получится. Сломаете эту систему. Давно пора было.
- Это Реми мечтает пройтись бульдозером по нашим устоям. Я бы на его месте не была столь категорична. Объединение Гильдий - да, избавление от Кандры - да, но в остальном их взгляды "немного" расходились. Должно как и прежде быть разделение. В своей "песочнице" пусть творит что хочет, а что касается Убийц - тут с ее мнением придется, как минимум, считаться!
Все эти месяцы, проведенные в школе, Будро думала. О прошлом. О настоящем. О будущем. Последнее уже не пугало, потому что себя она там не видела. Не пугало ни давившее все это время одиночество, ни в разы увеличившиеся силы, ни даже настырно повторяющиеся видения о собственной скоропостижной кончине. Все это постепенно отходило на второй план, на первом была маленькая жизнь внутри нее, которую нужно сохранить во что бы то ни стало. Это, пожалуй, единственное, что заставляло ее дышать, быть сильной, идти вперед. До определенного срока.
- Значит, первейшая наша задача – забрать Дань. Выгнать всех и встречать Кандру вдвоем. В идеале… Я надеюсь, Белладонна, что ты не станешь лезть на рожон.
-Si vis pacem, para bellum... И никак иначе. Могу обещать, что необдуманных действий с моей стороны не будет.  Я не полагаюсь на случай.
- Ты уверена, что нам не стоит сообщать об этом всем Реми? Он мог бы помочь. Видимо, он знает о Кандре гораздо больше, чем кто-либо.
- Видимо, у будущего патриарха Объединенной Гильдии есть дела поважнее, чем принесение Дани. Но я очень хочу ошибиться, Чарльз. Очень хочу...
Белладонна до последнего надеялась, что Гамбит встретит их уже там. Но постепенно и эта надежда таяла как дым.
- Хотел бы - помог. И был бы сейчас с нами.  Ну а раз нашего героя нет, судьба мира в наших руках... Ты говорил, Реми оставил тебе список. Быть может, пришла пора и мне на него взглянуть? Было любопытно. Белладонна не сомневалась лишь в одном человеке. Мэтти. Одна из немногих, к кому с уважением относились оба клана. Она всю жизнь была вне этой грызни, "не вашим ни нашим", однако Воры были ей больше по душе. Следующим, по ее мнению, должен идти Гри-Гри.   Гамбита он ненавидел, как и положено лучшему другу Джульена, а Беллу искренне уважал и воспринимал как самую достойную из клана, как свою госпожу. Такой никогда не предаст. Будро всегда ценила это в нем и никогда не забывала. Преданность и верность. Именно с этим ассоциировалось его имя. Кто еще? Врят ли кто-то из воров... Разве что Эмиль. О старшем ЛеБо Белла даже и не вспомнила. Его можно отовсюду вычеркнуть. Она не доверяла никому. В том числе Реми.
- А что касается Кандры, то по его словам, мадемуазель "недалекая", с примитивными замыслами и тешится лишь плетением интриг... Но вот силой обладает немалой. В этом наша главная проблема.

+1

7

-Да брось, Чарльз. Ни за что не поверю, чтобы такой мужчина как ты и не слышал в свой адрес комплиментов.
- О. Это было лет двадцать назад. Последний комплимент, который я слышал, состоял в том, что я слишком сильно похудел, и что мне нужно больше есть.
Комплиментов Чарльз действительно получал не так уж много. С другой стороны, он не так уж часто общался с людьми, а с чего бы кому-то из его друзей или учеников делать ему комплименты?
Требовательно замигал красным огонек на приборной панели, и Чарльз на некоторое время отвлекся. Джет вошел в воздушное пространство соседнего штата, полетные карты обновились – требовалось скорректировать маршрут и сменить воздушный коридор. Этого времени Белле хватило, чтобы обдумать рассказанное Чарльзом.
- А я бы прошелся бульдозером. Ты меня, конечно, извини… Но если эти ваши устои не перекраивать глобально – я не говорю, что сразу, конечно – то что изменится? Только то, что не будет необходимости устраивать ритуал вручения Дани. И все. Останется и ненависть, и грызня по любому поводу. Но уже под единым флагом, а это зачастую еще хуже. Так что вам с Реми придется хорошенько постараться, чтобы составить рабочий план реформ.
Чем-то противостояние убийц и воров напоминало Чарльзу ситуацию, возникшую между людьми и мутантами. Те же аргументы, те же проявления агрессии. И по сути – те же ошибочные суждения, с рождения вбитые в голову. Конечно, Чарльз прекрасно понимал, что ломать – не строить. Но в некоторых случаях нужно было именно ломать, а не гнуть… Впрочем, Ксавьер не хотел надоедать никому своими советами. Белла и Реми  были взрослыми людьми, способными самостоятельно решить проблемы своих семей… Впрочем, судя по последним словам Белладонны, в способностях и желании Гамбита что-либо делать она все же сомневалась.
- Ты не забывай, что он сейчас на базе Щ.И.Т.а. Личного мобильного у него нет. Телепатически с ним связаться невозможно… Я почти уверен, что он не знает, что мы задумали. Я ему об этом не сообщал. Подумал, что ты должна решить, хочешь ли его видеть или нет.  И ты… - Чарльз бросил вопросительный взгляд на Беллу, тихо хмыкнул и сменил вопросительную интонацию на утвердительную. – Ничего ему не сказала. Ну да ладно. Возможно, так будет проще. Если Кандре действительно нужен Реми, нам будет проще, если его не будет рядом.
Список Чарльз Белле передал телепатически – эту бумагу он с собой не носил. Имен в списке действительно было немного. Помимо Мэтти и Гри-Гри, в списке обнаружилось пять имен убийц и два имени членов Гильдии воров. Имя Барыги в списке было, но стояло отдельно и под вопросом. Тем не менее, им было с чем поработать.
- Лучше бы она умная была. Потому что сильная дура – самый опасный противник. Никогда не знаешь, что придет ей в голову… Я не уверен, что смогу проникнуть в ее сознание. Буду пытаться, конечно, но не факт. Ну а всех людей из списка я проверю досконально, можешь не сомневаться. Потому что я тоже не люблю действовать наудачу. Особенно в таких случаях, как этот.
Какое-то время они оба молчали. О чем еще говорить, Чарльз не знал. Обсуждать в деталях предстоящую «операцию»? Глупо, потому что эти самые детали как раз и оставались неизвестной переменной. Говорить о личном? Еще более глупо – Белла и так переживала, а Чарльзу и вовсе не следовало сейчас отвлекаться. В итоге он все же решился на маленькую «подлость». Коснулся аккуратно сознания Беллы, успокаивая ее и навевая легкую дремоту. Через несколько минут Белладонна действительно расслабилась, а где-то через полчаса уснула, убаюканная созданной Ксавьером атмосферой легкой сонливости и тихим мерным гулом двигателей. Стыдно Чарльзу не было – Белле действительно стоило хорошенько отдохнуть.

… Разбудил ее Чарльз минут за двадцать перед тем, как они прилетели. Джет уже пару часов как находился в режиме маскировки, и Чарльз снизился до такой степени, что при желании Белла, выглянув из окна, могла бы рассмотреть местность. Заметить их не должны были. Хэнк больше двух месяцев колдовал с технологиями Щ.И.Т.а и Ши’ар, создавая подходящую для летательных аппаратов иксменов технологию.
Приземлились они, как Чарльз и обещал, прямо на заднем дворе особняка Гильдии убийц. Чарльз снял маскировку, закрыл себя и Беллу псионическими энергетическими щитами и только потом открыл дверь. Белладонна вышла первой. Чарльз держался на пару метров позади.
Само собой, их встречали. И  не сказать, что встречали бурным восторгом и овациями. Кто-то даже достал оружие – Ксавьеру потребовался один взгляд, чтобы излишне агрессивный встречающий выронил пистолет и замер неподвижной статуей. Говорить никто не торопился, и в повисшей тишине спокойный и невозмутимый голос Чарльза прозвучал, пожалуй, излишне громко.
- Мисс Будро, добро пожаловать домой… Смею заметить, что воспитание местного населения оставляет желать лучшего.
Впрочем, как Чарльз успел понять из мыслей большинства присутствующих, недовольны они в основном были не возвращением дочери бывшего Главы Гильдии. И даже не тем, что она притащила с собой какого-то инвалида. А тем, что на костюме Чарльза ярким пятном выделялась эмблема иксменов. Такая же, как на плаще ненавистного им всем Гамбита.

+1

8

- Так я о том и говорю. Нет у нас пока в арсенале такой сверкалки-забывалки как у "Людей в Черном". Так бы собрать всех, сверкнуть разок и вуаля! Все холят и лелеют друг друга до конца дней своих. А раз нет волшебной палочки, придется все делать по старинке и первым делом заглянуть в Книгу Пророчеств, где четко сказано, что "le diable blanc" объединит два клана и положит конец войне. - И везде, по закону жанра, есть подводные камни. Взять хоть этот, самый безобидный, - Воры пойдут за ним. Но не за мной. Я уже никто. - Будро взглянула на четкий след от кольца на безымянном пальце, - Как его жена, я могла практически все. Но он лишил меня последнего оружия, единственной гарантии того, что не поднимется бунт. Он никогда не думал о последствиях, а ведь они будут. И для него, и для меня. Ведь наш союз изначально так и задумывался. Никто не брал в расчет чувства и все эти "хочу- не хочу"(никто, кроме них самих). А теперь у убийц развязаны руки. Они никогда не жаловали Реми. И если сейчас мы ничего не сделаем, завтра Кандра щелкнет пальцами, развернет эту свору в нашу сторону и скомандует: "Вперед!" И она это сделает. И вот тогда нас уже ничто не спасет. Ни мечи, ни стрелы, ни заклинания тетушки. - Блондинка достала из кармана бутылку воды и сделала глоток, - Поэтому раздавить эту змею нужно сейчас, пока она слаба. Чтобы восстановиться, ей нужна энергия смерти, в ней ее сила. Осталось немного. Совсем немного. - Очередной глоток оросил почти пересохшее от волнения горло. Страха нет, но есть волнение. Странно, и немного противоречиво. Хотя, врятли можно описать одним словом все то, что она на данный момент чувствовала. Жуткий коктейль сейчас закипал внутри. Тревога и смятение, приправленные отборной ненавистью, злостью и обжигающей сердце любовью...(черт бы ее побрал)... Внутри - вулкан на грани извержения, а снаружи - безмолвный, холодный айсберг. Нелегко ей придется. Она ведь говорила Реми, что не нужно рубить с плеча. Стоит ли? Стоит ли эта так называемая "свобода" принесения в жертву надежного крепкого тыла? Только кто ж ее послушал...
- ... Я почти уверен, что он не знает, что мы задумали. Я ему об этом не сообщал. Подумал, что ты должна решить, хочешь ли его видеть или нет.  И ты… ничего ему не сказала.
-Ну, не то чтобы я совсем не хотела... Так вышло.

Постепенно она успокоилась, потом и вовсе не заметила, как заснула. Снов она не видела, одна сплошная чернота. Обычное дело когда сильно вымотан. Может, так оно лучше. Ничего не отвлекает, не мельтешит перед глазами, не пестрит яркими картинками, как с ней бывало чуть ли не каждый раз. Все тяжелые мысли словно испарились. Ровно на два часа.
Проснулась она уже в Луизиане. Рука Чарльза нежно коснулась ее плеча и едва ощутимо толкнула туда-сюда.
- Я все-таки уснула, да? - потерев глаза, блондинка, насколько позволили ремни безопасности, потянулась в кресле. Спина немного затекла из-за долгой вынужденной позы, но вскоре все вернулось на круги своя. Будро действительно отдохнула, и, кажется, не только она. Кто-то очень отчетливо прислонил свою малюсенькую пятерню к стенке плодного пузыря и оттолкнулся. Белла даже замерла на пару секунд, прислушиваясь к ощущениям. После чего, с улыбкой до ушей, повернулась к Чарльзу, едва слышно произнося.
- Первый раз толкнулся. Невероятно. Ни с чем не сравнимо. И так необычно... Просто дух захватывает. Такого всплеска эмоций у нее не было за всю жизнь...
...Самолет сел плавно и почти бесшумно. Лишнее внимание им сейчас ни к чему. Достаточно и тех хмурых физиономий, что ждали в тени деревьев. Четверо. И Гри-Гри среди них не было. И, судя по надетым плащам, на улице довольно прохладно. Природа, видимо забыла, что здесь Новый Орлеан... Надвинув капюшон, Белладонна медленно и чинно сошла по трапу на землю. Чарльз, как и полагается джентльмену, пропустил даму вперед.
Вот мы и дома.
Тихо. Слишком тихо. Настолько, что отчетливо слышен каждый твой шаг и шелест листьев на ветвях от малейшего дуновения. А за спиной - кроваво-красный закат. Жаль, нет времени полюбоваться.
- Мисс Будро, добро пожаловать домой… Смею заметить, что воспитание местного населения оставляет желать лучшего.
- Как только верну трон, обязательно займусь этим вопросом. Где же ваши манеры, мальчики? Никакого уважения к госпоже. Белладонна демонстративно скинула капюшон. Светлые локоны волнами легли на плечи и медленно заскользили вниз. По лицам скользнуло недоумение, а затем  удивление. По всем троим представителям "старой гвардии", за исключением того истукана возле дуба. Каждый член гильдии знал ее в лицо, кроме, разумеется, вновь прибывших за последние десять лет. Вот только прошедшие годы никак на ней не отразились. Время словно повернулось вспять. И в этом свежем, юном личике сложно было узнать ту самую Белладонну Будро.
- И как же нам узнать наверняка, что эта - настоящая?
В воздухе повисла тишина. Секунды на три, пока ее не разрезало острое лезвие клинка, нацеленное точно в шею блондинке. Шестое чувство не подвело ее и в этот раз. Быстрота реакции, ловкость рук  и ... готово. В пяти сантиметрах от шеи тонкая девичья рука прочно сжала "фирменный знак приветствия" своего верного соратника.
- Настоящая, будь уверен.  - хриплый голос Гри-Гри раздался с той самой стороны, откуда был нанесен удар, - только она способна его перехватить... Добро пожаловать, Госпожа.

+1

9

- Я все-таки уснула, да?
- Прости, тут я тебе помог немного. - Чарльз улыбнулся, и сразу стало понятно, что виноватым он себя не чувствует. - Слишком много было мыслей и эмоций, Белла. Ни к чему сейчас.
Вряд ли бы она его услышала, если бы он попытался успокоить ее словами. Не то состояние, не то время. Но Чарльз искренне считал, что наматывание нервов на кулак ни к чему хорошему не приведет. Белла должна была выйти из шаттла не уставшей беременной женщиной. А Главой гильдии, собирающейся дать жизнь будущим наследникам и руководителям данной… организации.
- Хотя… Я бы хотел чаще видеть на твоем лице вот это радостное выражение. Толкнулся? – Чарльз расплылся в искренней счастливой улыбке. – Великолепно. Уже такие активные. И… - Чарльз, чуть нахмурился, сосредотачиваясь и пристального глядя на живот Беллы. – Это еще далеко не мысли как таковые, но кое-что уже слышно…

…Чарльз очень пытался не улыбаться, как идиот. Ситуация совершенно не располагала к улыбкам, но, черт возьми… Несмотря на прохладную встречу, витавшие в воздухе напряжение и недовольство и откровенно агрессивные взгляды, Белла была счастлива. Придерживала живот ладонью и улыбалась едва заметно той улыбкой, которой могут улыбаться только будущие матери, по-настоящему любящие своих еще не рожденных детей.
О том, что Гри-Гри собирается напасть, Чарльз знал заранее. Едва заметно сжал пальцами подлокотники коляски, аккуратно проник в сознание убийцы, приготовившись остановить его руку, если Белла по какой-то причине не справится. Но она прошла проверку – Чарльз мысленно выдохнул, «отпустил» Гри-Гри, но мысли читать продолжил. На всякий случай. Мало ли что кому придет в голову.
Гри-Гри изящно – кто бы мог подумать, что у этого человека такие манеры – изящно поклонился Белле. Следом склонились в глубоком поклоне все остальные присутствующие. Они все еще сомневались в Белладонне, но не сомневались в Гри-Гри. Что ж… Все равно лучше, нежели открытое сопротивление.
- А вы Чарльз Ксавьер, - Гри-Грирезко повернулся. Вплетенные в дреды золотые кольца тихо звякнули. –Босс Гамбита.
- Учитель Реми, если точнее. И с недавних пор учитель Белладонны. У нее сильный псионический дар, в развитии которого она достигла больших успехов.
Просто небольшое предупреждение - пусть знают, что Белла не беззащитна. Кинжалами махать на ее сроке уже сложновато, но псионику для того, чтобы себя защитить, даже шевелиться не обязательно.  Белладонна, правда, еще не умела долго поддерживать псионические щиты, но никому об этом знать было необязательно. Даже Гри-Гри.
- Вы ведь тот телепат, которого показывают по телевизору?
- Да. Поэтому попросите мистера Майерса, засевшего на крыше, опустить бумеранг. Остальные трое тоже могут убрать свое оружие. Как видите, мы пришли не воевать. Точнее, воевать не с вами.
Гри-Гри широко ухмыльнулся, подал знак, и через несколько секунд во дворе стало уже более людно. Вновь прибывшие – точнее, вылезшие из укрытый – ассасины склоняли перед Беллой головы. Кто-то добровольно и с радостью, кто-то явно через силу. С этим еще предстояло разбираться.
- Это был долгий перелет, Гри-Гри. Ваша госпожа в положении – может быть, ваши люди подготовят ей апартаменты? Я бы тоже не отказался отдохнуть с дороги.
Чарльз подъехал поближе к Белле - хотелось сжать ее руку, чтобы хоть как-то поддержать. Но Чарльз понимал, что это могут расценить как слабость. Впрочем, всегда оставалось телепатическое общение...
"Не все довольны. Но пока что никто не пылает жаждой тебя убить. Будут ждать решения негласных лидеров. А эти самые лидеры ждут твоих распоряжений. Они хотят увидеть, не потеряла ли ты управленческой хватки. Так что... Будь с ними пожестче".
Чарльз мило улыбнулся.
"А вот Гри-Гри искренне рад твоему возвращению. Даже больше - он почти в восторге. И он очень хочет поговорить с тобой наедине, милая".

+1

10

 Она не злилась, потому что прекрасно понимала - он прав. Но все равно, такое "поведение" можно смело назвать жульничеством. Говорить Белла ничего не стала, лишь ухмыльнулась и с хитрым прищуром посмотрела на Чарльза. Тот, совершенно не стесняясь, смотрел на нее. Ладно, забыли, проехали. Но вот это его " такИЕ активнЫЕ". Будро словно окатили ледяной водой.  На такое не отреагировать просто невозможно. И слова как на грех никак не находились, и во рту снова пересохло. Мурашки побежали...Руки похолодели.

Ладно, обсудим это наедине, и желательно не вслух. Потом. Всё потом.
Все-таки, встретили ее, пусть и с опоздалым, но все же с почтением. Головы склонили все до единого. Разумеется, не все по своей воле. Будро это видела. Чувствовала. Ее холодные глаза все так же, надменно смотрели на ассасинов сверху вниз и продолжали смотреть до тех пор, пока они не скрылись из виду.
- Ваша комната готова, госпожа, и гостевая тоже. До церемонии было еще три часа, достаточно времени чтобы прийти в себя после дороги, и придумать хоть некое подобие плана. Ксавьер пока мог отдохнуть, а Белладонне, помимо "военного совета" еще предстоял долгий и непростой разговор с Гри-Гри, который ни на шаг от нее не отставал. Не доверял даже телепату.
- Прошу, Чарльз.
В дом они зашли тоже со стороны заднего двора. И подойдя вплотную к лестнице Белладонна вдруг на секунду замерла. Пандус. Его, оказывается, так и не демонтировали. Причём делали его настолько широким, что по нему спокойно проходила кровать. Её кровать. 

На Гильдию напали пришельцы. Нетренированный мозг псионика тогда просто не выдержал. От перенапряжения произошло внутримозговое кровоизлияние. Все врачи как один разводили руками и с мнимым сочувствием в голосе отвечали: "Ничем не можем помочь. Восстановление функций мозга невозможно" Но Мариуса такой ответ не устроил. Потерять еще и дочь он не мог. Он и Мэтти не отходили ни на шаг от ее кровати, у изголовья которой уже потирала свои костлявые руки смерть. Каждый день ее вывозили в сад, подышать свежим воздухом. Отец всегда был рядом. Держал ее за руку, говорил с ней...и пока никто их, кроме Мэтти не видел, тихо плакал, умоляя ее вернуться...

А потом не стало сначала Мариуса, а вскоре и самой Белладонны.

"Не удивляйся. Когда-то я тоже была, скажем так, маломобильной. С тех пор все и осталось."  На своё счастье, Белладонна это время не помнила, зато отлично помнил Гри-Гри. От начала до конца. И помнил дом, в котором до сих пор остался лифт с широченными дверьми, совсем как в больницах, с той лишь разницей, что замаскирован был не хуже, чем в школе Чарльза. Они трое поднялись на второй этаж, остальные снова заняли свои посты. Часть сразу направилась в тронный зал, где собственно и должен был состояться совет.
Все разошлись по комнатам. Чарльзу выделили апартаменты недалеко от лифта, Будро вместе с Гри-Гри зашла в свою спальню. Но как бы Белладонна не была уверена в своем союзнике, связь с Чарльзом все равно поддерживала. Так, на всякий случай.
Едва дверь захлопнулась, как Беллу чуть ли не подхватили на руки, разумеется нежно, с учетом ее деликатного положения. Таких объятий она не ожидала. Собой этот парень мог быть только здесь, в неформальной обстановке и строго наедине. Потому что прояви он такую фамильярность прилюдно, их бы, мягко говоря, не поняли. Его крепкие руки оторвали блондинку от земли и закружили. Будро старалась молчать, но все же не сдержалась. Искренняя улыбка и смех все же отпечатались на ее лице.
- Осторожно, задушишь!
- Ошибаешься, никогда не причиню тебе вреда, и другим не позволю, пока я жив.
Разговаривали они минут пятнадцать, в основном о том, как обстояли дела в гильдии. Он назвал поименно всех главарей группировок, все так же верных своей королеве, как и десять лет назад. К сожалению, их было немного. И несмотря на все трудности, Гри-Гри с честью вынес все то, что выпало на его долю. Он охранял ее трон ценой жизни, и не только своей. Он как мог помогал Мариусу, а когда тот пропал, принял удар на себя, отстояв "от ее имени" право лидера. Недовольные имелись и тогда и сейчас, но в открытую не действовали, предпочитая выжидательную тактику.
- И еще кое-что. Ты должна знать. Джульен здесь.
- В этом доме?
- Нет. В Новом Орлеане. Прячется на кладбище. Мы наблюдаем за ним, но, пока не трогаем.
Час от часу не легче.
- Дань готова?
- Конечно. Как обычно, все под охраной.
- Я должна убедиться лично.
- Разумеется. Только переоденься, а то, боюсь, тебя не узнают.

+1

11

- Прошу, Чарльз.
- Благодарю.
Земля на заднем дворе была сухой и хорошо утоптанной, и коляска по ней шла легко. Ровно до тех пор, пока под колесами не оказались плотно подогнанные, но все же неровные камни – судя по всему, ими была вымощена широкая «дорога», идущая вплоть до стен особняка. Противопожарная безопасность, не иначе. Разумная предосторожность – если какие растения и пробивались в щели, их быстро затаптывали.
Чарльз сцепил зубы и стойко перенес метров двадцать не особо приятной тряски. Хорошо хоть коляску сообразил сменить, а то было бы хуже. К немалой радости Чарльза около лестницы обнаружился пандус. А он уже было начал переживать, что придется просить о помощи Гри-Гри. Конечно, этот здоровенный афроамериканец мог спокойно поднять Чарльза вместе с коляской, но все же… Чарльз не любил, когда его трогали посторонние. Особенно недружелюбно настроенные посторонние.
«Не удивляюсь».
Действительно, почему бы здесь и не быть пандусу? В конце концов, это был дом гильдии убийц. И если эти ребята так же часто получали на орехи, как, например, тот же Гамбит… Хотя Чарльз до этого момента честно думал, что ассасины либо возвращаются домой на своих двоих, либо не возвращаются вовсе. Слова Беллы, правда, несколько прояснили ситуацию. Само собой, никто не позволил бы дочери Главы гильдии загибаться без соответствующей медицинской помощи.
Вот что Чарльза удивило, так это лифт. Видимо, старый особняк в свое время тоже переоборудовали, пусть и не так глобально, как дом самого Чарльза.
- Готика? Атмосферно, но не слишком ли мрачно?
Гри-Гри только тихо фыркнул – Чарльз в ответ весьма скептически изогнул бровь. Гри-Гри недовольно поджал губы – Чарльз широко улыбнулся. Смех ассасина для Чарльза неожиданностью не стал. Даже без телепатии можно было понять, что его проверяют, так сказать, на вшивость. Видимо пока что проверку он проходил вполне неплохо.
- Белла. Не забудь про витамины.
Чарльз еще раз улыбнулся, въехал в предоставленную ему комнату – чертов порожек! – и закрыл за собой дверь. Он прекрасно знал, что на совет его не пустят. И что позовут только тогда, когда придет время передавать Дань. Но, само собой, все прекрасно понимали, что Чарльз присутствовать будет, просто не физически.
Чужие мысли отбойными молоточками стучались в голову – члены гильдии были очень взбудоражены. Очень. Они думали о Белле, о грядущих переменах, о ее беременности. Думали о самом Чарльзе и о том, зачем Белладонна его сюда привезла. Гадали, следует ли ожидать других людей Икс или хотя бы Гамбита. Пытались понять, кого им поддерживать – Белладонну или тех, кто неизбежно пойдет против… Чего-то такого Чарльз, в общем-то, и ожидал.
В мысли Беллы и Гри-Гри он не лез. Он уже убедился в том, что этот парень действительно Белладонну обожает и не обидит. Значит, никаких причин подслушивать их личную беседу у Чарльза не было. Пришлось слушать однотипные на данный момент мысли остальных.
Чемоданы с вещами остались в джете – идти за ними сейчас Чарльз не хотел. Еще неизвестно было, чем закончится столкновение с Кандрой. Пределы ее сил были никому неизвестны, как, впрочем, и их природа. И Чарльз морально был готов к тому, что уже никуда не вернется. Даже письма написал – по одному каждому из учеников. И даже совещание составил и заверил, наученный прошлым горьким опытом. И теперь очень сильно надеялся на то, что в его кабинет никто раньше его возвращения не зайдет. По официальной версии он ведь просто провожал беременную Беллу, чьи псионические способности из-за этой самой беременности то и дело выходили из-под контроля. Так что все считали, что Чарльз сдаст Беллу тетушке Мэтти и, убедившись, что все хорошо, вернется.
Чарльз ненавидел врать, поэтому обошелся общими фразами. А вот в двух письмах – Эрику и Хэнку – объяснил все очень подробно и обстоятельно. Зачем, он и сам не знал. Наверное… Просто не хотел, чтобы винили Беллу, если он по какой-то причине не справится.
…минут через тридцать в его дверь постучали. Гри-Гри. Теперь мужчина смотрел на него уже не как на врага – видимо, Белладонна ему все рассказала. Какое-то время они просто смотрели друг на друга, потом Чарльз сокрушенно покачал головой.
«Я пытался ее отговорить. Честно. Но она мне все объяснила, и… Она права. Чтобы выжить, ей нужна помощь Кандры. Или ее сила. И я очень надеюсь, что ваши ассасины не будут мешать нам осуществить задуманное. Обещаю, буду охранять ее всеми силами».
Гри-Гри какое-то время стоял на пороге, потом кивнул и вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Чарльз, подумав немного, перебрался с коляски на диван.

+1

12

Дальше речь пошла о Кандре. Белладонна посветила его в их с Чарльзом подобие плана. Препираться и тратить время на бессмысленное разглагольствование Гри-Гри не стал. Он тоже прекрасно понимал - дальше тянуть некуда, и, кажется, знал куда больше, чем озвучил. Когда он что-то не договаривал, или того хуже, пытался скрыть, умолчать, Белла сразу чувствовала. И в этот раз было также. Он смотрел ей в глаза, словно собирался сказать нечто важное, а потом вдруг резко передумал. Отвернулся, но ее руки не отпустил. Будро даже почувствовала как он похолодел. На лбу проступили капельки пота. Почему? Откуда такое волнение?
Что с тобой?
Едва они перешли к дани...
...Гри-Гри ни с того ни с сего оборвал разговор и ничего не объясняя, куда-то резко засобирался, уже в самых дверях он столкнулся с Мэтти и, вежливо пропуская ведьму вперед, буквально вылетел, громко хлопнув дверью. Будро в недоумении. Она не успела даже рта раскрыть, только повернуться к той самой двери, чей порог уже переступила ее наставница.

-Пусть идет. Он еще вернется, вот увидишь. Придирчивый, но в то же время заботливый взгляд негритянки окинул Белладонну с ног до головы, вверх-вниз, вверх-вниз, и оба раза останавливался точно посередине. Белла сразу поняла, что так привлекло ее внимание, однако, была этому немного удивлена. Неужели тетушку не посещали видения по этому поводу? Или...? Мэтти тревожно покачала головой и, смотря куда-то в пустоту, тихо прошептала...
- ...я ведь просила не пускать тебя сюда...

Блондинка отвернулась и направилась к окну. Как всегда в это время суток, оно было открыто. Тяжелые портьеры колыхались от холодного ветра все чаще и чаще. Небо заволокли огромные свинцовые тучи.  Вот-вот разразится  настоящая буря. Белла смотрела на нее и, как ни странно, успокаивалась. Так и должно быть. Так правильно. Так надо. Вдох. Выдох. Вдох. Наконец-то найден этот идеальный баланс. Равновесие. Умиротворение. Спокойствие. А потом вдруг резкий подъем, небывалый прилив сил. От разливается по телу, принося тепло в каждую клеточку, наполняет тебя, возрождает. Но при этом сердце бьется ровно. Оно словно абстрагируется, живет отдельно, и всякие мелкости, типа чувств, эмоций - его не волнуют. Ни капли. Сильнейший псионический щит защищает его от всех угроз. На создание такой брони потребовалось немало сил, еще больше терпения и, самое главное - время. Это не просто стена, это целая неприступная крепость. Ее выстраивали долгие месяцы, тщательно отбирая каждый кирпичик, ибо только так можно заставить его замолчать. Долгожданная тишина. Она как эликсир. Нет, даже лучше. Потому что сейчас в ее голубых глазах не ненависть, а решимость.
-Видимо, духи решили иначе, tante . Мне ...
-Тебе не нужно быть здесь, - Мэтти резко прервала ее, - почему ты никогда не слушаешь?
-Наверно, потому, что ты делаешь ровно то же самое.
Ведьма с укором посмотрела на свою ученицу, но возражать не стала. Промолчала. Впервые.
- Давай-ка я лучше помогу тебе одеться.

...Тяжелая парчовая мантия изящно легла на плечи, завершая образ. Другая, совершенно. Из прежнего осталась разве что прическа, распущенные волнистые локоны вновь сменили тонкие, но на сей раз длинные косы. Одежды немного перешили, и материал взяли более приятный, а главное, в меру тянущийся. С цветом тоже угадали, вместо мрачного, как ей казалось, серого и темно-зеленого, ее фигурку обрамляли золотой, черный и кроваво-красный. Цвета лидера Гильдии. Единственное, от чего пришлось отказаться (по понятным причинам), это корсет. Но его отсутствие наряд нисколько не портило. Даже наоборот. Черный цвет удачно скрывал уже довольно округлившийся животик, а передняя часть мантии, опускавшаяся от правого плеча, и вовсе закрывала все от посторонних глаз. Все, включая оружие.
- Еще один штришок и готово, - закрепив венец в волосах, tante достала из шкатулки перстень Мариуса. - И запомни, это место никогда не должно пустовать. След на левом безымянном пальце скрыла фамильная реликвия.

Мэтти вышла первой и, сделав несколько шагов, обмерла. Блондинка вышла пару мгновений спустя. Еще спускаясь по лестнице, она отыскала взглядом и Гри-Гри, и Чарльза. Вид у обоих был, мягко говоря, взволнованный, а валявшиеся возле тяжелых дубовых дверей трупы весьма красноречиво говорили об одном - совет отменяется.

+1

13

Отдохнуть к сожалению не получилось. Сначала появилось легкое, беспричинное, казалось бы, беспокойство, минут через пять переросшее в настоящее чувство тревоги. Чарльз приподнялся на локтях, внимательно прошелся по мыслям каждого человека в особняке, но ничего нового не увидел. Разве что изменившееся состояние Белладонны. Кстати, в лучшую сторону изменившееся.
Чарльз, тихо скрипнув зубами, снова перебрался в коляску. Ему требовалось сосредоточиться – Чарльз закрыл глаза, несколько раз глубоко вдохнул и принялся тщательно исследовать местность в радиусе двух километров от особняка. И, к сожалению, нашел. Только вот находка его совершенно не обрадовала.
Отыскав Гри-Гри, Чарльз без особых церемоний проник в его разум.
«Что-то не так. Угроза. Снаружи. Расстояние – полтора километра, перемещается с постоянной скоростью, здесь будет минут через пятнадцать. Я не знаю, кто это. Очень мощный антителепатический щит, не врожденный. Слишком сложная конструкция. Так что, возможно, противник не один. Приготовьтесь».
Все это до чертиков напоминало Чарльзу шестьдесят третий год. Подводная лодка Шоу, тройная защита против телепатов – экранированная комната, шлем и щиты Эммы. Только в данном случае конструкция была другой, более совершенной и гибкой. Подобные щиты стояли у самого Ксавьера, и он мог с уверенностью сказать, что стоит попытаться пробиться, как об этом станет известно. Этого Ксавьер не мог допустить – их с Белладонной план во многом базировался на эффекте неожиданности. Будь у него чуть больше времени, он бы нашел способ обойти эту защиту. Но как раз времени у них и не было.
Чарльз отсиживаться в комнате не собирался. Спустился вниз, где буквально на выходе из лифта нос к носу столкнулся с Гри-Гри.
- Белла знает?
- Нет. Она только успокоилась. Они сейчас с Мэтти, и… Не думаю, что стоит их беспокоить. Не сейчас. Но надо выставить охрану… Господи боже!
Виски резануло болью. Перед глазами мелькнуло знакомое по воспоминаниям Беллы лицо. Гри-Гри, кажется, все понял даже раньше Чарльза. Метнулся к входной двери, и Ксавьер тут же направил коляску следом. Но они опоздали. На каких-то пару секунд опоздали. Чарльз закусил нижнюю губу, сглотнул, отводя взгляд от лежащих возле распахнутых дверей парадного входа трупов. И как назло именно это время выбрала Белла, чтобы выйти из комнаты. Чарльз жестом попросил ее поторопиться.
- Они знают. И, как я полагаю, пришли за тобой. Этот ваш Сборщик все еще здесь. Я чувствую. Не думаю, что нам стоит тянуть… Белла, Кандра тебя чувствует. Нам нужно выезжать немедленно. Пока они не поняли, кто я. И не приняли соответствующие меры.
… Сборы больше напоминали эвакуацию. Гри-Гри ни на шаг не отходил от Белладонны, быстро вспомнившей, как надо командовать. Как ни странно, но все ее приказы выполнялись неукоснительно и на удивление быстро, и еще несколько минут назад спокойный особняк превратился в растревоженный улей. Сборщик на глаза не показывался, но ощущение взгляда в спину никуда не исчезло.
Чарльз тоже старался держаться рядом, на всякий случай прикрыв Беллу псионическими щитами. Слабенькими такими, не затратными – пулю или кинжал остановят, обычные удары отклонят, но не больше. Но тратить сейчас много сил было не совсем разумно – им предстоял бой с гораздо более серьезным противником. И пока убийцы решали свои дела, Чарльз связался с каждым вором из списка Гамбита. Но, к сожалению, в Новом Орлеане оказалось только двое из них. Само собой, верить на слово Ксавьеру они не стали, но обещали поспособствовать свержению Кандры. Видимо, эта дама умудрилась достать обе Гильдии.
«Белла, воры придут. Не знаю, покажутся ли. Но они сказали, что принесут с собой Эликсир. Но дадут его только тебе – потому что Гамбит уже давал его тебе, и… потому что ты – мать его будущих детей.  Прости, мне пришлось сказать. Но сама понимаешь, что скрывать это глупо».
Чарльз до последнего сомневался в том, что воры согласятся. Их конфронтация с убийцами достигла пика, но… Волшебные слова «Глава убийц носит детей вашего Главы» и «Гамбит планирует объединить гильдии и исполнить пророчество» оказались воистину волшебными. Чарльзу даже не пришлось прибегать к телепатическому внушению.

+1

14

Снова смерть. Снова она пришла и распахнула свои холодные объятия. Не сбежать и не согреться. С недавних пор она здесь частый гость, ей ведь не нужно приглашение. Заходит как к себе домой и не уходит, пока не получит свое. Ей все равно, что ее не ждут... Она здесь главная, и как она решит - так и будет... Сама Смерть - не зло, но вот рука об руку с ней ходят два его порождения, Вражда и Ненависть. Их сети давно опутали весь Новый Орлеан, и если ты родился здесь, то рано или поздно попадешь в них. Точно так же как попала Белла. Из этой паутины лишь один выход. Прикончить ту, что их плетет. Паучью Королеву. Кандру.

Блондинка быстро спустилась вниз. Мэтти так же последовала ее примеру, правда, с некоторой задержкой. Коротко кивнув Чарльзу в знак приветствия, она отвернулась и направилась прямо ко входу. Представляться сейчас и правда не время. Все церемонии потом. Она склонилась к упавшим навзничь ассасинам, закрыла каждому глаза и что-то зашептала. Будро же без промедления начала раздавать приказы. Всем, кроме Гри-Гри. Его задачей на сегодня была она сама. Остальные, воодушевленные короткой, но проникновенной речью госпожи, разбежались кто куда. Все как в былые времена. Все слаженно, четко и без лишних вопросов. Если бы с Ворами все было так же просто. Сказать по правде, Белладонна на их помощь, какую бы то ни было помощь, и вовсе не рассчитывала, и потому восприняла "слова" Чарльза с некоторым воодушевлением. Действительно, приятный бонус, но отнюдь не гарантия. И почему так вечно получается? Почему и в этот раз все должна решать она, "слабая", да еще и беременная женщина? Где Гамбита опять носят (жарят, парят) черти, когда он ей (и не только ей) так нужен? Прям дежа вю...
"Ну ничего, ЛеБо, я сегодня всем смертям назло выживу! И только для того, чтобы взглянуть в твои бесстыжие глаза и отправить тебя в реанимацию на недельку! Или на две!"
-Все, уходим.
Сборы заняли от силы минут пять. Их было шестеро, не считая Чарльза. Брать кого-то еще не было смысла. Количество не всегда качество. Что бы она не говорила в сердцах, как бы их не крыла отборным французским матом, каждого их своих людей она ценила. Больше их самих она ценила их жизни. За этих Гри-Гри ручался головой, и проверку Ксавьера они прошли. Да что там говорить, они плечом к плечу прошли огонь и воду. Эта команда умрет там где стоит, но шагу назад не сделает.

Чем ближе они были к месту принесения дани, тем сильней горела метка на плече. От этого даже руку начало подергивать. Кожу уже не просто пекло, а скорее, обжигало. Резкая, пульсирующая и, пока, кратковременная боль растеклась по всей конечности. Будро держалась, не подавала виду. Неприятно, но терпеть можно. И всю дорогу не покидало чувство некоего присутствия. Сборщик, не иначе. Его чувствовал Чарльз, а теперь почувствовала и она сама. Близко, очень близко. Так близко, что аж на пятки наступает. И непрерывно направленный в спину взгляд. Спокойный, никого другого не ищущий.
"Отлично, его он не чувствует. Все внимание леди."
До полуночи оставалось минут пятнадцать. Тучи, сгустившиеся каких-то полчаса назад, разошлись, обнажая идеально круглую кровавую луну. Мертвая тишина, которую не нарушал никто и ничто. Ни Ассасины, буквально слившиеся с деревьями, ни Воры, стоявшие неподалеку, ни даже ветер. Все стихло. Ожидание, пожалуй, наипоганейшая пытка, придуманная людьми. Секунды неимоверно тянулись, пока вдруг до уха не донеслись шаги откуда-то справа. И этот кто-то подкрадываться явно не умел.
- Ты здесь откуда? "Старая ведьма, как это тебе удается?"
- Одна ты ее не одолеешь.
- Пришла меня на путь истинный наставить?
- Помочь. Реми говорил, это на крайний случай. А наш случай точно крайний.
Из потайного кармана Мэтти достала маленький мешочек из черного бархата, аккуратно завязанный шнурком, но показать, что там внутри не успела. Вода за их спинами забурлила, словно кипяток.
-Началось...

+1

15

- Все, уходим.
- Уходим.
Чарльз считал, что Белла немного спешила. Он был уверен в том, что сборщик отправится следом за ними – и, значит, получит возможность добыть необходимую информацию. И, возможно, даже передать ее Кандре. Идеальным вариантом было бы разделение на несколько групп и постепенный сбор, но… Разделяться было так же опасно, как и идти большой группой. И неизвестно, что из этого по итогу будет хуже.
- Я предупрежу остальных.
Воры все еще реагировали на телепатическое вмешательство не особо адекватно. Чарльзу пришлось несколько раз рассказать им, что произошло. В итоге воры сообщили, что на глаза Кандре до последнего показываться не будут. Чарльз в свою очередь обещал, что специально не будет их искать – на тот случай, если среди способностей Кандры окажется еще и телепатия.
Вкратце пересказав Белле, чем закончился разговор с союзниками, Чарльз выехал во двор. Коротко переговорил с одним из убийц – ему требовалась помощь в передвижении. Все же дорога до места вручения дани была далека от идеала, а коляска не отличалась идеальной проходимостью. Так что Ксавьеру пришлось затолкать свою гордость куда подальше. К тому же был еще один ощутимый плюс – Чарльзу не надо было отвлекаться на дорогу, и он мог целиком и полностью сосредоточиться на Белле.
Усиливать ее щиты он начал с того момента, как они покинули самолет. Работа была долгая и кропотливая – не только потому, что Белла псиоником, и это нужно было учитывать. Но и потому, что ее дети были мутантами – и у каждого плода уже наблюдались пусть и слабые, но ощутимые для телепата проявления мутации. Так что конструкция получалась очень сложной, многоуровневой и динамичной. Белле Чарльз об этом сообщать не стал – зачем зря волновать девушку и грузить ее деталями и подробностями? Белла ему доверяла, и ей было достаточно обычного «все  в порядке».
Хотя все было не в таком уж и порядке. Белле было больно, и Чарльз, увы, ничем не мог ей помочь. К сожалению, он ничего не мог сделать с болью физической – но ни на секунду не оставлял Беллу без ощущения своего присутствия и молчаливой поддержки. Все же лучше, чем ничего.
… Чарльз, несмотря на уговоры Беллы, остался рядом с ней. Какая разница, где он будет – рядом или в нескольких метрах? К тому же Мэтти – Чарльз засек ее давно, но искренне считал, что женщина имеет право ходить там, где хочет, - тоже не спешила прятаться.
- Ты здесь откуда? 
- Одна ты ее не одолеешь.

- Она не одна, Мэтти. И… - Чарльз перевел взгляд на бурлящую воду. – Вам лучше отойти на безопасное расстояние.
Чарльз оперся руками и чуть подался вперед, пристально вглядываясь в воду. Что сказать, появляться эффектно Кандра умела.
«Знаешь, а она симпатичнее Апокалипсиса. Кто начнет разговор?»
Чарльз, нисколько не смущаясь пристального взгляда Кандры, взял Беллу за руку и успокаивающе погладил кончиками пальцев ее ладонь.
«Не нервничай, соберись. Не показывай своего страха. Ты не одна»

+1

16

Кандра, как всегда, в своем репертуаре. Эффектно, пафосно, но бессмысленно, бестолково. Вызывающий ярко-красный наряд, неизвестно что скрывающий, развивающиеся на ветру волосы и надменная, полная презрения, едва заметная ухмылка, за мгновение сменившаяся откровенным негодованием. Ни положенных почестей, ни шкатулок с Данью. Ни Воров, ни Убийц, только трое на поляне, не считая Сборщика, находившегося четко по правую руку от Будро, двадцать шагов в сторону, возле старого дуба. Еще чуть-чуть, и рухнет вся картина мира.

-«Знаешь, а она симпатичнее Апокалипсиса. Кто начнет разговор?»
-"Имеешь ввиду два высших образования шестого размера? Это лишь маска, ее истинное лицо тебя не обрадует"

Чарльз действительно справедливо заметил, слишком хорошо она выглядела для разлагающегося трупа. Ни тебе запаха гнили, ни явного некроза, ни обглоданной червями физиономии, как в прошлый раз. Неужели все-таки восстановилась? Или это очередное заклинание, каким-то чудом работающее как надо? С такого расстояния не понять, слишком далеко. Нужно это выяснить. Но как это сделать? Подходить самой? Разве что на пару шагов, и то не лучшая идея. Нужно заставить спуститься ее. Как? Элементарно. Сыграть на самолюбии. Пощекотать ее излишне выпирающее эго, и как только поведется, потеряет контроль, добивать. Говоря простым языком - мокать в дерьмо. Будро теперь даже думала о ней с пренебрежением, никогда ей не свойственным, однако даже сейчас, стоя лицом к лицу с врагом, не давала выхода своей ненависти. Ждала.

Теплая рука Чарльза скользнула по ее внезапно похолодевшей ладони. Теперь ей было не страшно. Белла расправила плечи и сделала шаг вперед. Красная Смерть едва не прожигала ее взглядом. Сидевший рядом Ксавьер ее, кажется, и вовсе не интересовал. Словно его и не было. А вот Сборщик, наоборот. Подходил к нему все ближе и ближе, однако, по прежнему не показывался никому на глаза. Он скользил меж деревьями словно бестелесный дух. Такой же бесшумный. Такой же опасный.

"Пожалуй, я начну. А то так и будем стоять. Как при Ватерлоо."

- Их здесь нет. Их вообще больше нет и не будет. Этот холодный и непоколебимый взгляд. Фамильная черта, так ненавистная Всесильной. Точно также на нее смотрел Мариус, сверху вниз, причем делал это даже если сам оказывался ниже ее, демонстрируя тем самым свое превосходство. В его случае - как мужчина над женщиной. И стоило Белле повторить эту "фишку", как Кандра сию секунду начала закипать.
- КАК ВЫ ПОСМЕЛИ? КАК ВЫ ДЕРЗНУЛИ НАРУШИТЬ МНОГОВЕКОВОЙ ЗАКОН?!

- Мы больше им не связаны. И Гильдии отныне не нуждаются ни в твоих дарах, ни в твоем покровительстве.
Несмотря на все заверения Чарльза, ведьма не оставила Белладонну и даже не отошла назад. Ее рука, незаметно для Кандры, скользнула по мантии Беллы и спрятала у той под манжетой мешочек. Хоть Мэтти и не успела открыть, что там, Будро знала одно, - это что-то спасет ей жизнь.

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (22-09-2017 15:59)

+1

17

«На образования я не смотрел… Ну, она хотя бы не голубая. А с истинным лицом, боюсь, познакомиться придется. Но чем позже, тем лучше»
Эта симпатичная стервозная дама умела отнимать силы у мутантов, а терять козыри Чарльзу не хотелось. Как и силы. Даже временно. Хватило того печального опыта с Аланом, после которого восстанавливаться пришлось не только Эрику, но и самому Ксавьеру. Только вот силы Кандры были несоизмеримо выше, и Чарльз понятия не имел, что будет, если она решит лишить его способностей. Сможет? Не сможет? Сможет, но не до конца?
Чарльз выпустил руку Беллы, позволив ей шагнуть вперед.
«Главное, не теряй самообладания»
- Их здесь нет. Их вообще больше нет и не будет.
- КАК ВЫ ПОСМЕЛИ? КАК ВЫ ДЕРЗНУЛИ НАРУШИТЬ МНОГОВЕКОВОЙ ЗАКОН?!
- Мы больше им не связаны. И Гильдии отныне не нуждаются ни в твоих дарах, ни в твоем покровительстве.

Кандре эти слова не то, что не понравились – они привели ее в ярость. «Богиня» зашипела, как взбешенная змея и, все еще пытаясь сохранить свое достоинство и величие, опустилась ниже и неторопливо направилась к берегу. Будто давала Белладонне время передумать. Чарльз какое-то время "любовался" походкой от бедра и едва касающимися воды ступнями, после чего переключился на Сборщика. Тот наконец-то вышел из тени деревьев и теперь стоял шагах в пятнадцати. Опасно близко. О способностях этого мутанта Чарльз не знал практически ничего, как и о том, насколько "прокачала", выражаясь современным языком, его Кандра. Чарльз знал только то, что перед ним мутант и отличный убийца, и это знание, увы, нисколько не утешало.
А еще было непонятно, от кого прежде всего защищать Белладонну - от Кандры или ее приспешника. Или от обоих сразу.
Пассивные псионические щиты пока что не подавали сигнала тревоги. Они активировались в случае непосредственной опасности и работали скорее даже не как щиты, а как поглотители - гасили практически любую атаку. Такой же щит на данный момент Чарльз экстренно ставил и на Мэтти - та, находясь по близости, ставила себя под удар. Несмотря на то, что Чарльз до сих пор не применял свои способности на Кандре и Сборщике, последний явно оживился. И судя по тому, как он посмотрел сначала на Мэтти, а потом на Ксавьера...
- Мутант. Псионик.
Чарльз только развел руками, мысленно выдыхая - пока что им везло. Скрывать псионические способности он бы все равно долго не смог, а вот телепатические... В прошлую встречу с Кандрой Джин (не его малышка, а Джин этого времени) смогла проникнуть в разум Кандры. Это, конечно, далось ей очень тяжело, но все же... Как телепат Чарльз был сильнее и опытнее, тем более после Апокалипсиса. А у этой богини к счастью для самого Ксавьера и Беллы была не такая уж хорошая защита от телепатии.
...Сборщик напал без предупреждения. Точнее, попытался напасть, потому что буквально в метре от Чарльза и Белладонны неожиданно сменил направление и атаковал Кандру.
Чарльз чуть крепче сжал пальцами подлокотники коляски.

+1

18

«Главное, не теряй самообладания»

"Все, что могла, Чарльз, я уже потеряла. Настало время это вернуть!"

Кандра "ступила" на берег, точнее сказать, "снизошла до нас, смертных". Ноги ее едва касались травы. Неужели это единственное, на что хватало сил? Ее едва заметно пошатывало, и чем ближе она подходила, тем отчетливей можно было рассмотреть. Белла внимательно изучала ее лицо и заметила на лбу, возле волос, какое-то темное пятно. И даже не одно. Кожа, издалека блестевшая, теперь казалась какого-то землистого оттенка, глаза чуть впалыми, ровно как и щеки. Она больше походила на человека, страдавшего от обезвоживания, но никак не на Богиню. Ее магия почти иссякла, неудивительно, что она бесится. Ведь Дань и кровавая жертва - последняя возможность восстановить силы. А из членов Гильдии перед ней лишь одна Белладонна. Она нужна ей, да, но нужна невредимой. И потому Сборщик на нее не нападет. А вот на Чарльза - может. Что же до Воров, которые в данный момент прятались чуть дальше, на опушке, метрах в пятнадцати от Ассасинов, их дела обстояли хуже некуда. Избранника Кандра все равно найдет и притянет, где бы он не находился. С ним нет ни лидера, ни шкатулки, и по всему выходит, что расплачиваться придется собственной жизнью. Остальных, если будут возражать, постигнет та же участь. Незавидное положение. Но не безнадежное, если не геройствовать - уцелеют.

-Ты кто такая, что командуешь тут? Кто дал тебе право... Белла резко перебила "Богиню". Этого она категорически не выносила. А Белла-то как наслаждалась, просто упивалась от восторга. Откровенно издевалась, совершенно не обращая внимания на жгучую боль. И ведь ведется же! Ведется на самую обычную, ничем не прикрытую провокацию! Значит, надо эту змею дальше дразнить, тыкать эту гадину палкой, но в последний момент чуть отступать. Вовремя отскакивать. Нужно чтоб она напала первая. Ассасины, сидящие в засаде, ждали только одного условного сигнала. Но до тех пор не дергались. Даже Гри-Гри терпеливо ждал, поглаживая нож.

-Я кто такая? Я по рождению ГОСПОЖА! Член великой династии, наследная принцесса Ассасинов, дочь Мариуса Будро - Белла Донна! Глаза заблестели ярко-золотым. Эти слова Будро пропитала такой дозой снобизма и гордости, что впору на колени падать. Ее громкий властный голос эхо разносило во все концы. - А ты кто без своей магии? Ненужный балласт, висящий на Гильдии, который давно пора скинуть! Можешь забрать все что дала. Я и без сил тебя удавлю! Голыми руками. Будро не просто бросалась громкими словами, но и готова была в любой момент сделать их явью. Решимости в ее словах было не меньше, чем правды. От такой дерзости у Кандры не то что глаз дергаться стал. Подобного рода оскорблений она не слышала, пожалуй, никогда... И все-таки не выдержала. Сорвалась.

-Уничтожить!

"Все ясно. Она бы никогда не послала Сборщика за избранником. Убить сама она не в состоянии."

Сборщик сорвался с места и кинулся на них. Но Чарльз успел... Всего за несколько шагов он резко развернулся и устремился к другой цели. Раздался оглушительный всплеск. В темноте очень трудно было разобрать что происходит. Вода бурлила и пылала одновременно, словно там боролась за кусок целая стая пираний. Яркие всполохи из-под воды на пару секунд озаряли поляну, но так же быстро затухали. Будро сделала шаг назад, к Ксавьеру. И, судя по выражению его лица, у них что-то явно не заладилось.
Через минуту на поверхность медленно всплыло тело.

+1

19

Как и говорили Балладонна и Гамбит, Кандра сообразительностью не отличалась. Это не могло не радовать – противник, выведенный из состояния равновесия, всегда делает много ошибок. И все же… Чарльзу даже было ее несколько жалко. С Апокалипсисом было проще – древний мутант с комплексом Бога сочувствия не вызывал. Особенно после того, как во всеуслышание объявил о своих намерениях. У Кандры амбиций было поменьше, да и на весь мир она не замахивалась. Тем не менее, Чарльз старательно давил в себе это сочувствие. Как ни крути, но по вине этой женщины погибли десятки людей. И, что хуже, этими смертями она наслаждалась.
Сборщика жалко не было. Этот человек уже давным-давно лишился всего человеческого. Чарльз, проникнув в его сознание, не смог обнаружить полноценной личности. Только остатки оной, криво-косо сшитые Кандрой… Ему уже было не помочь. К сожалению – в противном случае Чарльз бы попытался его спасти. А так… спасать было уже некого. Тем не менее, физическая смерть марионетки была настоящей смертью со всеми вытекающими. Сборщик успел дотянуться до Кандры, оставил ей на память глубокий порез на плече и… умер. Чертова «богиня», даже будучи в столь плачевном состоянии, была способна на многое.
Чарльз тихо вскрикнул, сжал виски ладонями и на несколько секунд зажмурился. Он уже умирал раньше. Часто умирал, до последнего провожая тех, кого не хотел оставлять в одиночестве. Или попросту не имея возможности отгородиться от чужих ощущений, как было в случае с тем же Шоу. Казалось бы, уже давно пора было привыкнуть… Только к такому привыкнуть оказалось невозможно.
Белла сделала шаг назад, Чарльз тут же снова схватил ее за руку. Вспыхнули псионические щиты, от которых тут же отделились конструкты, полукругом выстроившиеся перед Кандрой. Полупрозрачные мерцающие фигуры уставились на Кандру пустыми провалами глаз – как и сам Чарльз, уже не видевший смысла скрывать свои способности.
Конструкты начали меняться – теперь перед «богиней» стояли ее собственные копии на разных стадиях разложения. Самый большой страх Кандры… Подлый прием. Но времени на рыцарские турниры уже не оставалось.
Тихо тренькнула тетива – если бы не молчание, повисшее над болотами после появления конструктов, этот звук можно было и не услышать. Что-то свистнуло в воздухе, и арбалетный болт, выпущенный одним из воров, пролетел в сантиметре от шее Кандры – той еще хватало сил, чтобы отклонять физические атаки. Воры, стоявшие рядом с деревьями, куда-то пропали. Видимо, перегруппировались. Чарльз специально за ними не следил – опасался подставить. Пока что Кандра телепатических способностей не проявляла, но мало ли…
«Белла, я постараюсь отвлечь ее внимание. А ты… действуй»
- Кандра, мы даем вам последний шанс одуматься. Я могу помочь, но только если вы оставите людей в покое. Подумайте, прошу вас. Или нам придется драться.

+1

20

Просить Кандру сложить корону и отречься от Гильдий все равно что заставлять Голлума отказаться от "его прелести". Так бывает только в сказке. А в сказки Белладонна не верила. Всесильная никогда не признает  поражения, не отступится от своих слов, и уж тем более не сдастся на милость победителю. Смерть Сборщика Беллу не затронула, а вот профессору досталось по полной программе. И вот его боль блондинка ощутила, как только их руки соприкоснулись. Часть её, вольно или невольно, она перетянула в себя, тем самым позволив Ксавьеру чуть быстрее оправиться.

Выстроенные Чарльзом конструкты должный эффект возымели, Кандра сначала даже потерялась, однако проигрывать все также не собиралась. Рана на плече, оставленная когда-то верным слугой, не затягивалась, даже напротив, все сильнее кровоточила. Вот теперь она разозлилась по-настоящему. 

У Белладонны уже созрело в голове некое подобие плана, однако выпущенная ворами стрела была ей совсем не на руку. Кандра эту атаку легко отклонила, а вот воры подписали себе смертный приговор. Выдали не только своё местоположение, но и своего избранника. Ну вот чего им не сиделось, а? Ну не ваше это ремесло - убивать, так какого же вы хрена лезете не в свои сани?! Лучшая помощь от вас это не мешать! Схоронились в лесу и сидите, наблюдайте, а не подбрасывайте проблем! Хотя, чему она удивлялась, от воров только одного и  можно ожидать - удара под дых .  Такого же подлого, как и всё их племя. 

Время назад не воротишь, остаётся одно, обернуть  и это в свою пользу. Кандра  отвлеклась от неё, тем самым у Беллы появилось время, пусть и несколько секунд, но всё-таки. Она смогла подобраться достаточно близко. Ещё немного, и можно  коснуться её платья, а там и до руки недалеко. Большего, собственно, и не надо.  Только бы успеть! Только бы избежать ненужных жертв и крови. Господи, Чарльз, я начинаю рассуждать как ты! Откуда это во мне? Раньше я бы за жизни этих плутов и гроша ломаного не дала, а теперь стремлюсь защитить их? Беременность дурно влияет на меня.

Но защитить их Белла не успела. Всех троих Богиня выпила без остатка, а затем вышвырнула Чарльзу под ноги словно пустые бурдюки. Это было действительно страшно. Так извращенно и хладнокровно Кандра не убивала никогда. Даже видавшая виды глава Убийц не смогла смотреть на это  и отвернулась, зажмурив на секунду глаза. Большую роскошь она себе позволить не могла. 
Бесполезно, Чарльз. Она тебя не слышит.

Кандра действительно была сейчас немного не здесь. Отнятые жизни насыщали её словно дождь иссохшуюся землю. И с каждым глотком она становилась все сильнее. Изчезали одно за одним трупные пятна, изменился цвет кожи. Даже рана на плече почти исчезла. 
И вот это было совсем нехорошо. Пришлось действовать быстро и безрассудно как никогда. Чтобы план сработал, нужно коснуться её, ну а дальше... Дальше вся надежда на Мэтти... И на Чарльза. Для отвлечения внимания было решено использовать оружие - меч, сотканный из чистого сгустка плазменной энергии. Как только Будро создала его и крепко сжала, метка на плече засияла сквозь плотную чёрную ткань рукава, но жечь перестала.

- Получай, тварь! Сверкающее лезвие пронзило плоть словно тёплое масло. Кандре  действительно было больно, Будро это почувствовала, вот только никак не ожидала, что ей прилетит ответка словно бумеранг. Лицо исказила гримаса боли, и меч тут же растворился в воздухе. Кандра оправилась чуть быстрее и успела схватить блондинку за горло. Так они и повисли метрах в полутора над землёй. Прямо дежа вю  какое-то. 

-Госпожа, нет! Гри-Гри сорвался с места и кинулся на Кандру. Но эта фурия оказалась не так проста. Воину гильдии досталось больше всех. Стоило ей лишь протянуть руку... Мужчину тут же окутало сияние, он застыл, не в силах двинуть ничем, кроме головы.
-  Хочешь спасти её? Благородно, но глупо. Однако твоё почтение я ценю..
- ...я не к тебе обращался, змея, а к своей королеве. Той что не прячется за спинами своих воинов, а сама первая идёт в бой. А ты... Какая ты госпожа?  Ты и мизинца её не стоишь! Алчная шлюха - вот звание, достойное тебя!
Через секунду Гри-Гри лишился руки. Капли крови, большие и маленькие, россыпью украсили не только одежду, но и лицо, и волосы Беллы, а искалеченное тело друга отправилось в свободное падение.

+1

21

Ну… Он хотя бы попытался. Хотя бы оставил себе лазейку для успокоения совести – эгоистично, конечно, но отступать от собственных принципов еще сильнее у Чарльза не было ни малейшего желания. Апокалипсиса в свое время он тоже пытался отговорить… И тоже безуспешно. Одного поля ягоды, хотя Чарльз до последнего надеялся на то, что менее амбициознаяКандра все же прислушается к голосу разума.
Кандра отвлеклась на воров – и Чарльз вместе с ней. Но выстроить щиты он попросту не успел. Сила Кандры даже сейчас была столь велика, что псионические конструкции, которые могли ее остановить, требовали и сил, и времени на подготовку. Чарльз предлагал ворам свою помощь до начала операции – но те отказались. И теперь за это заплатили все. Воры – жизнью. Чарльз – их навсегда отпечатавшимися в сознании смертями. К счастью, они умерли быстро. Пара секунд агонии, которые Ксавьеру удалось сгладить, перетянув на себя часть ощущений. Увы, больше он ничего не мог для них сделать.
Четыре. Четыре смерти за столь короткое время.
"Бесполезно, Чарльз. Она тебя не слышит."
"Значит, придется кричать".

Белла, которую удалось защитить от ощущений воров, все равно разозлилась не на шутку. Чарльзу не нужно было даже прямой контакт держать, чтобы это чувствовать - достаточно было заглянуть ей в глаза. Ксавьер не знал, кто в ней сейчас говорил - беременная женщина, излишне эмоционально воспринимающая чужую боль, или же будущая Глава. Да оно и неважно было - если злость помогала Белладонне держаться, значит, нужно было разрешить ей злиться.
...Чарльз как никогда раньше сожалел о том, что прикован к коляске. Он не смог остановить Гри-Гри, хотя понимал, что тот несется фактически к краю пропасти. Можно было бы взять его под контроль и отправить куда подальше, но Чарльз не успел. Он слишком сильно сосредоточился на щитах и состоянии Белладонны, что в данной ситуации было и логично, и, пожалуй, все же излишне недальновидно. Ну а потом было уже поздно.
Он бы выжил - если бы рядом стояла скорая помощь и бригада реанимации, которая начала бы операцию еще по пути в больницу. Он бы выжил, если бы упал не в полную аллигаторов воду.
Но в этой ситуации у Гри-Гри не было шансов.
Наверное, с общечеловеческой точки зрения Чарльз поступил не очень красиво, зато гуманно. Гри-Гри так и не потерял сознания - удивительной силы человек! - но и не пытался выплыть. Да и как тут выплывешь, когда кровь стремительно покидает тело, а в ногу уже вцепились крепкие челюсти, утягивающие еще глубже на дно? Сколько бы он протянул? Минуту? Несколько секунд?
" Я убью Кандру и защищу Беллу. Обещаю".
Чарльз не знал, понял ли его Гри-Гри.
"Спи"
Его мозг все равно уже умирал.
Наверное, с точки зрения любого человека Чарльз поступил еще более подло, на время заблокировав воспоминания Беллы о последних двух минутах. Но смерть единственного верного друга, еще и при таких обстоятельствах, сейчас могла ее сломать. Малейшая неуверенность в своих силах,  любое промедление - и все. На поляне останутся лежать еще три трупа. Чарльз надеялся лишь на то, что Белла его поймет. В конце концов, если у них все получится, у нее будет время и возможность оплакать Гри-Гри.
"У тебя будет несколько минут, Белла. Тебе придется действовать самой"
Тащить Белладонну в астрал Чарльз не собирался. Она, конечно, тренировалась до потери пульса и невероятно преуспела в развитии псионических способностей. Но на поле боя таких мутантов, как Кандра и Ксавьер, ей было нечего делать. Слишком опасно. Один удар мог навсегда искалечить ее психику, да и... Не стоило беременной женщине видеть то, что неизбежно всплыло бы в памяти Кандры и самого Чарльза.
Кандра, еще секунду назад кривившаяся в злобно-довольно ухмылке, неожиданно замерла. Лицо, еще недавно перекошенное эмоциями, стало невероятно спокойным, даже безразличным. Кандра медленно опустилась на землю, разжала пальцы, выпуская Беллу и пошла по направлению к Чарльзу. Было видно, что она сопротивлялась - тело дергалось, как у марионетки, у которой перепутались нити. Чарльз вцепился пальцами в подлокотники коляски, подался вперед и неотрывно смотрел в глаза Кандры - его собственные глаза будто затянуло черной пленкой.

... легкая дымка тумана стремительно уплотнялась, приобретая все более страшные и жуткие очертания  искореженных человеческих тел. Дымные полупрозрачные пальцы хватали Кандру за ноги и одежду, безглазые лица в немом крике раскрывали рты. Чарльз стоял напротив замерзшей и растерявшейся мутантки, скрестив руки на груди и даже не думая останавливать эти порождения неизвестно чьей больной фантазии, выросшие из чужих воспоминаний.
- Стоило только позвать, и они пришли. Они все погибли из-за тебя, Кандра. Кого-то ты убила сама. Кого-то - твои слуги. Кто-то умер, пытаясь добыть твою Дань. Ты больше не их богиня. Тебе есть что им сказать или мы начнем?
- Да кто ты вообще такой?!
- Смотря для кого. Для Беллы и Реми - учитель. Для твоего дальнего родственника Эн Сабах Нура - несостоявшееся новое тело. Для тебя - враг. Теперь враг. Я давал тебе шанс не начинать этого боя, но ты решила иначе.

+1

22

Огромная соленая капля сползла по щеке, оставляя после себя лишь влажный след. Эта слеза, пожалуй, единственная память о верном друге, не пожалевшем собственной жизни ради нее. Белла не видела, куда он упал, не видела как вода стала кроваво-красной пеной, не видела огромных челюстей, рвавших его на части. Не видела и не чувствовала ничего, кроме пустоты. Точно такой-же пустоты, как после прикосновения Шельмы. Тебя словно ограбили, забрали часть не только твоей памяти, но и твоей души. Ты изо всех сил сопротивляешься, пытаясь вернуть это, но тщетно... Снова эта зияющая пустотой дыра, ни с чем не сравнить, не передать словами. Это не боль, не гнев, и даже не ярость. Это нечто большее.

Пару мгновений спустя Кандра ослабила хватку, а затем и вовсе отпустила ее. Теперь она всецело поглощена Чарльзом. Идет прямо к нему, не оглядываясь, спокойно, ровно, только слегка подрагивая. Ее лицо не выражает ничего, оно словно застыло.

Держи её, Чарльз! Держи и не отпускай! А потом запри. А я уж позабочусь, чтобы она не нашла выхода. Ей просто некуда будет возвращаться.

Белла поняла, ее силы на Кандру не подействуют. Оставалось лишь одно - магия. Для этого придется подойти очень близко, настолько, что придется чувствовать ее дыхание, слышать стук ее сердца, смотреть в ее замершие бестыжие глаза и молиться, чтобы Ксавьер продержал ее столько, сколько нужно. Пришлось буквально ползти за ней, след в след. И вот она остановилась. Их с Чарльзом разделяли каких-то несколько шагов, она спокойно могла бы дотянуться до его лица... Могла бы...
-Ты обронила, дорогая... Теплая рука Мэтти коснулась запястья будущей матери, а после протянула ей тот самый заветный мешочек.
-Помоги мне.
-Я всегда с тобой, что бы не случилось.

Белладонна глазам своим не поверила. Ее наставница времени зря не теряла. Она не просто так шныряла туда-сюда, пока они с Чарльзом приняли удар на себя. Благодаря ей вся поляна превратилась в одну большую магическую ловушку, из которой не улизнет никто. Даже такой противник, как Всесильная. Последний амулет, что она держала в руке, упал на землю четко между женщинами и все, мышеловка захлопнулась. С внутренней стороны, что бы ты не делал - не выбраться.

- Да будет так!

...губы её неистово шептали заученные на память древние тексты. Это заклинание на мертвом языке не читалось ни разу, Будро будет первой Орлеанской ведьмой, осмелившейся на такое. Встав между Кандрой и Чарльзом, она выставила правую руку вперёд и коснулась груди женщины. И оторвать её уже не могла, их притянуло словно магниты. Ритуал начался.
 Твой огонь тебя и сожжет!
Будро сосредоточилась и закрыла глаза. Все мысли, все тревоги улетучились словно по волшебству. Во всем теле ощущалась необычайная легкость. Ты словно паришь в невесомости, держась лишь рукой за что-то более менее твердое. Твердое и холодное. Именно так она ощущала тело Кандры. Более того, там, внутри была абсолютная тишина... Ни единого звука... Ни единого стука сердца. Словно коснулась покойника...но отвлекаться нельзя, и прерываться тоже, ведь женщин притягивало друг к другу все сильнее и сильнее.
Свободной рукой блондинка, пусть не сразу, во все же смогла дотянуться до заветной цели, но как только ее пальцы коснулись обломка жемчужины, все прежние ощущения исчезли. Исчез покой, умиротворение. Изчезла пустота. Ее словно сосуд начало наполнять что-то обжигающе горячее. Не в силах больше терпеть Белладонна открыла глаза и обомлела. Кандра была похожа на мумию в жутких лохмотьях, по прежнему недвижимую, но послушную, словно куклу. Сам "артефакт" растекся по ее ладони и жег, наверно, как расплавленный металл, а через секунду и вовсе исчез, впитался через кожу и понесся вверх, к сердцу. И с каждым сказанным вслух словом боль только усиливалась. Оба тела окутал золотого цвета туман, невероятно красиво! Кожа изменила оттенок, а потом и вовсе начала мерцать, словно в один миг внутри зажглись тысячи бенгальский свечей.
До конца она дочитала заклинание только благодаря огромной силе воли. Боль переступила все мыслимые и немыслимые грани. Девушка попыталась оторвать руку от Всесильной - не вышло. Больше она ничего не видела. Потеряла сознание.

Очнулась она на той же поляне. Рядом лежал Ксавьер и крепко сжимал ее руку.

Отредактировано Bella Donna Boudreaux (09-11-2017 14:41)

0

23

«Держи её, Чарльз! Держи и не отпускай! А потом запри. А я уж позабочусь, чтобы она не нашла выхода. Ей просто некуда будет возвращаться».
«Я держу. Здесь ты дальше уже сама».

Чарльз полностью отстранился от Беллы, обрывая с ней абсолютно все контакты и целиком и полностью настраиваясь на Кандру. Рисковать не хотелось – он понятия не имел, насколько она сильна и на что она способна. Вдруг ее растерянность продлится недолго? Вдруг ее разум столь же силен, как разум Апокалипсиса? Тот телепатом не был, но силой воли обладал поистине убийственной. Причем не только в переносном смысле.

… руки продолжали тянуться. Пальцы цеплялись за одежду, дергали, тормошили. Ногти впивались в кожу – почти до крови, почти до боли, но гораздо страшнее царапин был могильный холод, идущий от мертвых. Этот холод проникал под кожу, заставляя сердце в испуге биться чаще. Но кровь уже стала слишком густой, и с каждым ударом все сильнее и сильнее накатывала слабость.
Мертвые толпились вокруг Кандры. Мертвые льнули к Чарльзу – единственному, кто удерживал их здесь и давал шанс отомстить. Чарльз продолжал стоять, расправив плечи и скрестив рук на груди, Кандра же все больше и больше выходила из себя.
- Если ты думаешь, что они меня остановят, то ты глупец!
- Тебя остановлю я. Они всего лишь получат покой, увидев твое падение.
Увы, Чарльз не мог воскрешать и призывать души. Эти призраки – не более чем бледные астральные копии тех несчастных, кто погиб в угоду этой стерве. Но и они обладали определенной силой. И правом быть сейчас здесь.
Кандра метнулась вперед, раскидывая своих жертв, как ветер – опавшие листья. Громкий протяжный стон сотряс воздух, и Чарльз жестом попросил своих помощников отойти. Не хотелось давать Кандре шанс уничтожить и то немногое, что от них осталось. Свою задачу они уже выполнили – задержали ее на долгих три минуты.
- Я убью тебя, мразь!
- Попробуй.
Кандра со всего размаху врезалась в невидимую стену. Отшатнулась, потерла ушибленные пальцы – привычные человеческие жесты, от которых даже здесь, в чертогах разума, очень сложно избавиться. Чарльз обозначил на своем лице улыбку, очертил пальцем в воздухе круг, и вокруг «богини» засияло золотистое марево. Кандра заметалась, раз за разом бросалась на стенки, как накрытая стаканом муха.
Она оказалась слабее, чем предполагал Чарльз. Древняя, обладающая невероятной силой в реальном мире, опытная, она совершенно растерялась, попав в незнакомую обстановку. У нее не было такого, что делало Апокалипсиса одним из сильнейших астральных противников. У нее не было непоколебимой уверенности в собственной правоте.
В отличие от эн Сабах Нура Кандра боялась. Боялась потерять свою красоту и молодость. Боялась лишиться своего влияния. Боялась потерять контроль над ситуацией… Она боялась всего того, чего бояться люди. В том числе и боли. И поэтому защищалась так, как защищается отчаявшееся животное – рвала на части, вкладывая в это все свои силы и не понимая, что тем самым прежде всего истощает себя.
Чарльз уже не боялся. Энергия Кандры змеями обвивала его тело, впивалась иглами в кожу, давила, пыталась ломать. Чарльз не сопротивлялся. Сопротивление вызвало бы ответную реакцию, заставило бы Кандру сменить тактику – если бы она поняла, что противник не сдается, она могла бы попытаться сбежать. А это могло бы нарушить ритуал Белладонны – Ксавьер понятия не имел, что та задумала. А вдруг одно лишнее движение физического тела могло свести все на «нет»? Чарльз предпочитал терпеть и ждать. Его главной задачей являлось время – чем больше времени он даст Белладонне, тем выше шанс на победу. Ну а боль… Ее можно терпеть. Ее можно пропускать через себя, как через фильтр – и чем меньше сопротивление, тем больше шанс сохранить целостность этого самого фильтра. А уж если фильтр со всех сторон поддерживают, распределяя давление…
- Ты ничего не понимаешь, Кандра. Ты ничего не сделаешь. Ты одна. Здесь ты – абсолютно одна. Я – нет.
В клубящемся тумане двигались фигуры. Играли в мяч дети, сидели над книгами студенты. Отрабатывали командную стратегию боя иксмены. Склонялся над пробирками Хэнк, задумчиво разглядывал шахматную доску Эрик, перебирала документы Мойра. Стоило Чарльзу пошатнуться – и всегда находились руки, готовые его подхватить. Кандру же ждала только пропасть.
- Ты не уйдешь отсюда. Ты останешься здесь навсегда.
Акулами кружились вокруг купола тени мертвых, одна за одной растворяясь в золотой дымке. Видимо, Чарльзу уже и не надо было думать об охране – эти не дадут Кандре вырваться на свободу. Предупредят, позовут. Чарльз подошел почти вплотную, коснулся ладонями сияющей стены.
- Прощай.
Полупрозрачная дымка превратилась в монолитную стену, глушащую любые звуки. Жестокое наказание – полная изоляция, вечное одиночество и непрестанные напоминая о том, за что это самое наказание получено. Но она выбрала его сама.
Чарльз закрыл глаза, опустился на пол, сжал ладонями виски. С какого-то черта он ее жалел. Не должен был, но жалел.

… разлепить глаза оказалось сложно. Реальный мир с его ощущениями, звуками и запахами неожиданно сильно ударил по нервной системе. Чарльз с удовольствием позволил бы себе минут двадцать полежать в обмороке, но… Белладонна. Холодная ладонь, тонкие пальцы, переплетенные с его собственными. Чарльз шевельнулся, приподнялся на локте, оглядел поляну. Если от Кандры что и осталось, так это обрывки платья – ни тела, ни его останков.
- Она в порядке. Дети тоже. Просто устала.
- Отличные новости, Мэтти. Вы не могли бы позвать кого-нибудь? Белла точно захочет домой. Хотя бы для того, чтобы принять ванну.
Мэтти коротко кивнула.
- Ваша коляска сломалась.
- Ничего страшного. Куплю новую.
Мэтти снова кивнула, развернулась и поспешно направилась в сторону особняка. Чарльз лег поудобнее, притянул Белладонну ближе к себе. Та завозилась, открыла глаза. Села, непонимающим взглядом окинула поляну.
- Чарльз… Это все?
Голова раскалывалась на части. Очень сильно хотелось спать.
- Король умер, да здравствует король! Ну… в нашем случае, королева. – Чарльз улыбнулся, слизнул каплю крови с потрескавшихся губ и тихо добавил. – Все. Это все, милая

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [06.06.2016] Long live the Queen!