03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!

Игровое время: май'16 - 06 июля 16 г.

Мир на грани Третьей Мировой войны с иноземными захватчиками! Главные участники действия: те, кто были мертвы, те кого не было в этом мире и те, кто не знают, как быть дальше. Магия решает, что она устала, и хочет отдохнуть, поэтому все же покидает мир смертных. Из-за этого все начинает сходить с ума. Близнецы окончательно перешли на темную сторону; Моргана пыталась покончить жизнь самоубийством; Мадам Гидра вообще заняла пост мэра и у нее все хорошо. А мир постепенно погружается в пучину ужаса и хаоса. Но в июне магия возвращается с помощью Даркхолда и Морганы, ну еще и Нэмора. Иноземные захватчики хватают копья и каменные орудия и устремляются в Мидгард. Туда же устремляется Локи, у которого свои планы по захвату мира. Потом. Часть грехов выходит из игры, а те, что остались пытаются защитить себя и своих друзей. В общем, все, как всегда, мир сошел с ума!

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: настоящее » [20.05.2016] Верь мне


[20.05.2016] Верь мне

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[Верь мне]

⊗ ⊗ ⊗
https://m.popkey.co/ac12be/jxevo_s-200x150.gif https://m.popkey.co/118b96/J4OVm_s-200x150.gif

информация

Где: США; штат Мэн; лесной массив на границе с Канадой
когда: 20 мая 2016

Кто:  Laura Kinney & Alex Summers
предупреждения: клац-клац

и с т о р и я
Всё просто как день — Лора не любит людей в строгих костюмах с корочками государственных служащих, а Люди-икс с ними вступили в сотрудничество. Не долго думая, когтистая решила бежать, и осесть в одном из многочисленных лесов на границе. Кто сможет найти её? Да никто, пожалуй.. Если только она однажды не проболталась Алексу о том, куда убежит, если что.

+2

2

Очень круто (нет).
Однажды чрезвычайно злая девочка самым ранним утром, когда солнце только-только начало показываться из-за горизонта, побросала несколько важных вещей в полевой рюкзак, увела безымянный байк из гаража и выдвинулась куда глаза глядят. Она не выступала с критикой, не пыталась никого уговорить, никому донести, что это всё - хреново, союз белыми нитками шит и ещё аукнется им всем по темечку так, что потом расхлёбывать придётся всем и каждому. Она не стала ссориться, просто молча рванула подальше, очень по-отцовски распсиховавшись. И даже не удивилась тому, что в ней, оказывается, куда больше от Логана, чем вообще можно было догадаться.
Хорошо, что обошлось без навязчивой тяги к Канаде.
Или? Или.
Тормознув пару раз на дозаправку и чашку-другую средненького кофе, свернула на северо-запад под Медуэй и постаралась выкинуть всё из головы хотя бы на пять минут.
Так начинаются самые крупные провалы в истории тех, кто пытается идти на компромисс с опрессорами: сначала полу-согласие с полу-правдой, потом полу-дружба с полу-врагами, а где-нибудь после начнутся танцы с отступлениями назад от своих идеалов, поблажки и реверансы, и в конце концов условное "добро" превратится в того, с кем боролась всю историю своего существования. Никто не скажет точно, так ли оно на самом деле бывает, не приведёт статистику, но Кинни читала книжки по истории, выросла на "Искусстве Войны" и знала, что победить идеалистов куда проще, если сначала с ними подружиться. А там вода камень точит.
И совершенно не хотела стать свидетелем краха ребят, о которых Хоулетт сравнительно хорошо отзывался.
И это было обидно.

Маленький костёр на берегу ледяного озера, растрепавшийся в дороге выпуск комиксов, сухпаёк и термос травяного чая, шерстяной плед на плечах и под задницей - для глуши было вполне себе уютно. И отдельная прелесть - ни души вокруг. Не на кого злиться. Разве что немного на себя - что не встала в позу, не решилась отстаивать свою точку зрения, не попыталась отговорить. Хотя кто бы её послушал: в отличие от типичных героев она ничего не принесла в команду, не была незаменимым фактором, не создала никаких прочных социальных связей, чтобы хотя бы заронить зерно сомнения в бедовые мутантские головы.
Ещё страшнее была идея о том, что она тут была единственной, кто неправа. Но об этом Кинни старалась не думать из принципа; сомнение - уже проигрыш в какой-то степени, а позволить себе такое... кто-нибудь другой, пусть это будет кто-нибудь другой, а упрямая девчонка будет упрямой до самого конца и немного дальше.

+3

3

Они были не такими уж разными, если хорошенько подумать. Оба они предпочитали бежать, когда что-то не устраивало их, когда появлялись сложности; оба не брали на себя ответственность и не считали нужным отстаивать своё мнение перед другими. Они выбирали лёгкий путь, и плевать им было на чужое мнение. Однако, если Саммерс-младший страдал эгоистично взлелеянным в себе максимализмом, то Кинни имела несколько более весомые аргументы такого асоциального поведения. Хавок постучался в дверь, обнаруживая слой пыли на столе и учебниках, наспех застеленную кровать и никаких записок — как знакомо. Он усмехнулся: несколько лет назад, сбежал точно также. Но не от того, что был не согласен с решением верховного руководства, а просто. Потому что засранец.
Саммерс коротко известил профессора о том, что уедет по делам, оставил записку Джин (уже прогресс) и всего несколько раз избежал встречи с братом, чтобы в будущем дать ему вдоволь назлиться на него, что опять сбежал, опять не сказал ни слова. Чарльз вежливо и слишком щедро предложил ему внедорожник без опознавательных знаков, не тот здоровенный командный полутанк, бронированный и пуленепробиваемый, который привлекает внимание зевак, а самый обыкновенный, но приспособленный к разным дорожным условиям.

Шутка ли - пересечь пару штатов, когда в стране творится чертовщина? Его тормозили чуть ли не каждом посту, требуя предъявить документы, и один раз - чуть не загребли, уж слишком долго он не брился, и перестал походить на того славного парня на своих документах, а жетон людей-икс и украсть можно было, подделать, да черт только что с ним не сделать, даже не смотря на то, что говорил Хэнк. И уж чего врать - не у каждого постового было соответствующее техническое оснащение, чтобы просканировать жетон по всем правилам, а синяки под глазами Алекса и мрачный вид легко приравнивали его к среднестатистическому мутанту-беглецу, который так и стремился покинуть границы США, да может ещё и на руку не чист, и мчит к границе, на секундочку. Пришлось не сладко. И потратился Алекс добротно, израсходовав весь запас наличных денег. Пришлось заворачивать к банку и списывать оставшиеся жалованья. В спортивном магазине, Александр запасся палаткой, спичками и зажигалкой (ну на всякий случай), спальным мешком и необходимой типичному путешественнику мелочью: котелок, термос, охотничий нож, ручной фонарь и хоба.
Замечательно оказалось то, что лес начинался буквально сразу же тем самым магазином, и был непрогляден и густ. Машин на близлежащей парковке практически не было, так что договорившись с владельцем, Алекс загнал машину под камеру наблюдения, закрыл ее, и заплатив энную сумму со спокойной душой взвалил на себя всё необходимое для путешествия. Рюкзак оказался размером почти с Саммерса, добавив к необходимым вещам аптечку, карту и разнокалиберные карабины с длинной толстой веревкой, Хавок медленно пополз в гору.

Изнеженным домашним мальчиком Хавок не был, и это пожалуй было очень уместно в тех условиях, куда он полез. Ежедневно собирать и разбирать палатку, забираться всё выше и дальше, израсходовать весь запас еды и стереть все руки - вот чего не смог бы домашний мальчик. Пришлось даже начать охотится, что имея при себе исключительно нож делать было практически нереально, так что Алекс раздевался, и исправно «жарил» тихую, спокойную речушку, вылавливая после, убитых сгустком плазмы рыб, и дожаривая их уже на костре. Или доваривая в котелке. Куда конкретно он направлялся, Алекс не знал - он просто искал. Не простил бы себе, если бы не сделал этого.
В очередной раз разворачивая карту, он крутился на месте - по расчётам Саммерса, он прошел вдоль границы, отошел от штата уже достаточно далеко, но пока что никого, кроме пугливых птиц, пары лосей и плескающихся рыб не встретил. На следующий день зарядил дождь. И не просто дождик, нет-нет, чертов водопад лил с неба, лишая Алекса возможности развести костёр или двигаться дальше. Мужчина засел в палатке почти на весь день, а к ночи всё стихло, и он, выбравшись из палатки, нос к носу столкнулся с чёрным медведем. Медведь кажется был голоден и любопытен, а Алекс - только первое. Замерев на месте, они рассматривали друг-друга, и Саммерс точно не мог решить, что ему важнее - сохранить палатку и все шмотки, но рискнуть своей шкурой или повергнуть медведя плазменным залпом, и вероятнее, лишиться всего, что помогало ему тут выжить?

+2

4

"Ты не одна".
Она не впервые испытывала это чувство враждебности то ли окружающего мира к ней, то ли наоборот, когда в тишине-пустоте внезапно появляется огонёк-с-болот, призрачный след в густом лесу, когда листья, иголки и травинки шепчут - "ты не одна". Ты не одна, он крадётся, подбирается всё ближе и ближе, прочёсывает километры как солдат, останавливается и жжёт костры, дым от которых видно за милю. А ещё гремит своими способностями так, что, будь здесь драуги, и те покинули бы свои могилы.
Так себе преследователь.
Алекс.

Без лишних раздумий, почувствовав чужое присутствие ещё в самый первый раз, Лора загасила костёр, свернула лагерь и сама начала выслеживать незваного гостя: ненавязчиво, издалека, ориентируясь только на запахи-звуки. Она ещё не решила - то ли решиться и изгнать Алекса куда подальше, то ли оставить всё как есть и дать ему возможность убить себя о дикую природу. Но явно не разговаривать. Ни в коем случае, не с Алексом, только не с Алексом.
Он, друг, соратник, мутант - наверняка попытается её переубедить, начнёт рассказывать про то, что между большим и меньшим злом выбирают меньшее, что шанс отстоять себя у мутантов ещё будет, конечно будет, нужно просто сцепить зубы и сотрудничать до тех пор, пока не проявится тот самый момент...
Никаких компромиссов, говорила себе Лора. Никаких компромиссов даже перед лицом Армагеддона, повторяла она про себя знаменитую фразу, вспоминая о том, что зло - злом будет всегда, как его ни крути, какими оборками ни обкручивай. Нет расистов, которые чуть-чуть лучше других, нет сексистов, которые чуть меньше плохие, чем другие, нет убийц и насильников, которых можно простить, потому что есть ещё хуже.
Нет.
И даже за подростковый бунт было не стыдно. Даже за побег в ночь холодную без шапки, без записки, без телефона.
Стыдно было только за то, что она не нашла в себе смелости выступить против, так, чтобы шумно, от души, чтобы все заметили, проснулись и поняли, что никто в здравом уме и трезвой памяти не имеет права заключать союзы с ожившими ночными кошмарами.
Стыдно было за то, что который день она шла по пятам за своим другом, боясь показать лицо и хотя бы рискнуть отстоять свою точку зрения.
Стыдно было за то, что убийство, пытки, проституция - казались менее страшными, чем откровенный разговор по душам.

Она уже было хотела оставить Алекса - чёрт бы с ним, взрослый парень, разберётся, побродит ещё недельку кругами и вернётся домой несолоно хлебавши: простите, ребят, очередной росомаший бзик у очередного росомашки - перебесится. Но Саммерс, будучи самим собой, не выказывал никаких намерений сворачивать крестовый поход. Двигался дальше в глушь, уже изрядно потрёпанный и уставший, наверняка голодный и даже немного злой, но нисколько не сомневающийся. Лора всё так же наблюдала за ним (разве что с угасающим интересом) - исподтишка, аккуратно, как за ланью: лишь бы не спугнуть и не привлечь внимание.
"Лань" эта, конечно же, обязательно должна была разбить лагерь рядом с медвежьим логовом.
Медведица, конечно же, должна была этой "ланью" заинтересоваться.
Лора Кинни, разумеется, чуть не схватила сердечный приступ посреди ночи, услышав грудное ворчание крупного зверя метрах в десяти от своего временного укрытия. И, как это обычно бывает, не смогла оставить одинокого человека на романтическом свидании с дикой природой.
Всё по закону Мёрфи.
Медленно и очень тихо, вытягивая секунды из напряжённой тишины, она вернулась к лагерю Хавока, очень плавно выступила из темноты вперёд, готовая в любой момент пустить в дело когти. Внутри её сознания, конечно же, шла битва не на жизнь, а на смерть: лучше всего в этой жизни Лора умела критиковать свои решения, особенно сиюминутные решения, продиктованные средненьким, но добротным уровнем эмпатии. Умела - и практиковала чуть ли не на ежедневной основе.
- Не двигайся, - прошептала девчонка, не отрывая взгляда от медведицы. - И все уйдут отсюда в целости и сохранности.
"Может быть," - отозвался внутренний голос. - "Может быть".

+1

5

Хавок продрог, промок и был чертовски голоден. Вероятно также, как этот медведь, рассматривающий его как недурственную закуску перед долгими поисками чего-то более приличного. Почему закуска? Да потому, что за время своего бестолкового путешествия, и без того худощавый Саммерс превратился и вовсе в сплошные кожу и кости, и откуда у него были силы идти вперед - большой вопрос. Наверное оттуда же, откуда произрастало его упрямство, легкомыслие, и искренняя уверенность в том, что он знает всё на свете гораздо лучше других. Ах, не забывайте еще о врожденном таланте договариваться со всеми. (нет.)
Замерев у вдоха-выхода в палатку статуей самому себе, Алекс еще какое-то время рассматривал зверя, а потом флегматично произнес.
- Возможно нам лучше обойтись без всего этого и просто разойтись. Я могу поделиться рыбой, давай ты станешь ручным мишкой? - ожидать, что зверь поймет его было глупо. Животное повело ушами, принюхалось и заурчало, выражая своё несогласие с перспективой получить рыбу когда-то, а не светловолосую закуску сейчас. Алекс медлит, и зверь не спешил тоже. Или не чувствовал в нём страха, который очевидно должен испытывать любой живой организм непосредственно перед своей смертью, или ждал подкрепления, что вряд ли, или просто прикидывал - как разодрать Алекса так, чтобы побольше мяса досталось. Алекс не ждал ничего, он уже мысленно распрощался с этой славной полянкой, со своими скарбом и надеялся лишь на то, что уцелеет хотя бы котелок. Со зверем он мысленно распрощался тоже, потому что как ни крути - а термостойкостью животные не обладают. Единственный момент беспокоил Алекса по-настоящему: не было солнца. Ему точно хватит энергии, чтобы поджарить зверюгу и все окружающее его тут, но вот хватит ли ему сил добраться до жилой местности? Едва ли. Солнца он не видел уже несколько дней, а значит и никакой «подзарядки» не было тоже. Хавок поднял глаза к небу, встречаясь с тёмным, сочным, но далеко не безоблачным ночным небом. Собирался очередной дождь. Ситуация была патовая, ибо либо он помрет тут, либо по пути обратно, если солнце не появится хотя бы через пару суток. 

Это зрительное противостояние могло бы продлиться еще несколько часов, или несколько минут, если бы практически беззвучно, из-за спины Хавока, из кустов не появилась бы Лора, чьё такое неприличное скорое появление подсказало Алексу, что девчонка, всё это время, наверняка была где-то рядом и просто напросто намеренно ускользала от Саммерса. Блондин уставился на нее взглядом полным оскорбленной обиды, дескать, я тут хожу тебя, понимаешь, ищу, а ты носа не кажешь? Разборки правда, сейчас были не самым уместным времяпрепровождением, особенно с учетом того, что животное, не согласное с таким балансом сил, довольно многозначительно оскалилось и зарычало.
- Может порычишь в ответ? Покажи, кто тут главный! - в другой ситуации, предложение порычать Лора возможно встретила бы болезненным для Алекса ударом под коленку, но сейчас, как ни странно, таким уж диким оно не звучало. Несмотря на то, что девушка была визуально меньше и ниже Александра, надрать задницу медведю она могла с куда большей прытью и меньшими разрушениями хотя бы для леса. И не то, чтобы Хавок сильно беспокоился за лес, скорее уж за себя! Кинни издала ответное урчание, грудное, угрожающее. Животное замолчало как-то обиженно и удивленно. Повисла осторожная тишина. Медведь повторил урчание снова, усилив напор, а потом повторила и Лора. Далее они переругивались какое-то время, пока Хавок раздумывал, а не стоит ли ему уйти, пока они тут выясняют кто круче? Он всё ещё чувствовал себя обманутым и обведенным вокруг пальца.
В последний раз оскаблившись и облизнувшись, медведь медленно, грузно попятился обратно, уступая пальму первенства (и добычу в виде Алекса, вероятно) росомашке и не поворачиваясь к ней спиной, дабы не оказаться на месте Алекса и не стать чьим-то ужином, скрылся в кустах. Ещё какое-то время, до далеко не самого чувствительного слуха Саммерса доносилось ворчание животного и шуршание кустов. Когда всё было окончательно кончено, и девчонка попыталась под шумок улизнуть, Хавок схватил ее за локоток, не позволяя сбежать без разговора.
- И давно ты следишь за мной?

+1

6

Даже в худшие свои дни Лора могла похвастаться умением вести переговоры с волосатыми отморозками всех мастей, что уж говорить про такое интеллигентное существо как медведь. Медведица. Что-то вроде (не заглядывая под хвосты). Но сознательные молодые люди, не склонные пускать в ход когти каждые две-три секунды контакта с реальностью и её обитателями? Увольте.
- Достаточно, чтобы спасти твою задницу.
Недостаточно, чтобы успешно ретироваться в свою медитативную глушь к замусоленным до дыр мыслям и self-loathing, всё как в лучших домах Мадрипура, только шлюх значительно меньше и без дешёвых наркотиков, если за них не считать добровольную изоляцию со всеми сопутствующими.
- А теперь отпусти и уходи сам.
Девчонка задержала взгляд на на локте, на белых пальцах, держащих крепко - дёрни и лишишься руки. Год-два-три-четыре назад к ней никто не посмел прикоснуться, а сейчас вот оно как просто: бери и трогай, никаких тебе когтей наголо, только сдержанное, сквозь зубы, раздражение, жалкие остатки подростковой озлобленности.
- Если бы мне нужно было чьё-то внимание, я бы записалась в анонимную группу поддержки. Оставь меня в покое и возвращайся домой.
Далеко-далеко был тот дом, который ещё дом для Саммерса и совсем больше не семья для Лоры. Не та семья, в которую она верила без оглядки, не та, ради которой готова была положить на алтарь свою жизнь и немного больше. Там, далеко-далеко, под маской доброжелательности и христианской святости, скрывалось лицемерие, коронованное и возведённое на трон теми, кто учил не идти на компромиссы с безусловным злом.
Она поплакала об этом первые дня... два, что ли?
Поплакала - перестала.
Разозлилась.
Разозлилась и выместила всё на себе. А могла бы, в лучших традициях люпинов, устроить кровавую вендетту, изобразить свой, как это говорят, месседж чужими кишками, узорчато выложенными на террасе Особняка. Цитаты из Библии, сталкинг, терроризм и прочее веселье, и вовсе не саморазрушение через образцово-показательную нелегальную миграцию в Канаду. Но куда уж там, с такой совестью.
Никуда.

+2

7

- Неплохо-о-о-о, - нараспев протягивает Алекс и улыбается. К чему бы эта улыбка? Кинни пытается извернуться и сбежать, но теперь это не так легко как когда никто не стоит у тебя на пути, и никто не держит тебя за руку. Ей в целом нет ничего сложного в том, чтобы вырвать руку, хотя Александр не такой слабак, чтобы ей не пришлось приложить к этому усилие. Она оценивающе рассматривает руку Алексу, оценивающе - будто раздумывает, сумеет ли насладиться барбекю из этих тонких хрящиков на вечернем огне, или нет смысла вырывать ее и пусть себе болтается дальше к телу прилепленная. Хотя каннибализма за Лорой не замечалось, но сурово поджатые губы и сведенные брови другого варианта развития событий не подкидывают. Алекс упорствует. Ему будто бы и вовсе не нужна собственная рука.
- Знаешь, моя задница не такая беспомощная, как тебе может показать, если ты забыла, я могу плеваться сгустками плазмы. Вот отсюда. - второй рукой он очерчивает область в районе груди, а другой продолжает держать Лору. Они оба знают, что разговор о том, что Алекс может плеваться плазмой, а она не требует ничьего внимания — совсем не то, ради чего они тут собрались.
- Я не собираюсь уходить домой без тебя. Ты же знаешь, что я не слишком сентиментальный человек, и школа мне.. у меня не слишком много там тех, ради кого я пошёл бы в гремучий лес жарить рыбу и ежедневно собираться и разбирать вонючую палатку. Поэтому, если ты не хочешь, чтобы я превратился в твоего компаньона по приграничному блужданию, тебе придется хотя бы поговорить со мной. - Алекс упрямо сверлит девчонку глазами. Она упрямо поджимает губы на это его «придется», и Саммерс усмехается. Он знает, что она знает, что он знает. Знает - что ей не сбежать сейчас от него, не спрятаться, что он побежит за ней, что он чуть более вынослив, чем остальные жители школы, что он в упрямстве может сойтись с ней в битве не на жизнь, а на смерть, а ещё, что рано или поздно, ей все равно и правда придется поговорить с ним, что потому что он не отстанет, и ещё, ей не плевать на Алекса Саммерса, как бы она ни хмурила брови, ни поджимала губы, и не говорила, чтобы он пошел отсюда нафиг, иначе она не полезла бы бодаться с медведицей.
Хавок отпускает руку, и уже не держит Лору, но принимает низкий старт, на случай, если она броситься наутек от него. Саммерс явственно представляет, как мокрые и тонкие, гибкие ветки бьют ему по лицу, как ноги промокают в миг, и все то, что она спасла он бросает на растерзание любопытным птицам и голодным зверям, они конечно растащут всё, от души покопаются и разгрызут всё, что можно. Лучше бы она не бежала, ещё осталось немного спичек, кое-как припасенные сухие дровишки и даже рыбный бульончик.
- Я не потащу тебя никуда силой, Лора, я просто хочу поговорить, пожалуйста. - Алексу паршиво без нее в школе, она упрямая, непреклонная, замкнутая диковатая язва. И такая родная; нужна всем им и особенно ему.

+1

8

Алекс улыбается, закидывает её словами как конфетти, Лора нарочито медленно закатывает глаза в ответ и тяжко вздыхает, как сделал бы любой типичный подросток. Единственное что, в отличие от "любого типичного подростка", девчонка всё-таки ценит потраченное время и усилия.
И может постараться оценить старания организовать это пресвятое "поговорить".
- Окей, ладно. Хорошо, - нервно перебирает пальцы, отряхивает локоть от невидимых пылинок и вполне себе видимых сосновых иголок, цепляется взглядом за мусор под ногами и другие детали пейзажа. - Я тебя услышала, но...
Чтобы отвлечься, пейзажа оказывается недостаточно.
- Как бы это подоступнее выразиться. Нынешняя политика Школы - чушь собачья. - "Так пойдёт?" - И я отказываюсь её поддерживать и тем более обсуждать.
Но хочется. Отрицай она или соглашайся, но Алекс первый и, пожалуй, единственный человек, который (удивительно) оказался заинтересован настолько, чтобы свалиться в глушь в стиле "найди то, не знаю что".
Без нравоучений. Без переговоров.
Пошёл и всё тут.
Что-то в груди мучительно сжалось, подскочило к горлу и заскребло. Лора махом села на землю и, подобрав отсыревшую веточку, ткнула пару раз в тлеющие угли. Злобно и от души. Легче не стало.
- Послушай, Алекс.
Пауза. Вздох. Веточка хрустит корой, зажатая между мозолистых подушечек пальцев, пахнет сыростью и гнильцой, как и всё остальное. Лора методично вырисовывает круги и спирали в кострище. Нужно совсем немного сил, чтобы постараться.
- Ты и твоя несентиментальная плазма, конечно, очень здорово всё это, но я не могу. Я знаю этих людей...
Этих лощёных мерзавцев в отглаженных костюмах, стрелочки-галстуки, накрахмаленные воротнички рубашек и пустой, бессмысленный взгляд, в котором, при желании, можно разглядеть сырые строчки кода. Сраные роботы.
- Сегодня мы... вы идёте с ними на сделку, а завтра они выдадут всем путёвку в концентрационные лагеря. Сделки для них ничего не значат. С ними нельзя идти на компромиссы. С ними нельзя устраивать переговоры. Даже ради короткого перерыва. Они не видят в мутантах живых людей. Для них мы не больше, чем инструмент, который они вышвырнут как только мы выполним свою функцию. И ты это тоже знаешь.
"В отличие от Профессора, кажется."

+1

9

Хавок не был уверен, что на неё подействует хотя бы что-то из его откровенно слабых аргументов. И конечно, Лора не отличалась сентиментальными штучками, присущим женщинам. И едва ли её впечатлил бы взгляд Алекса «побитая собачка», тот самый, которым он пользовался с тех самых пор, когда понял, что это работает на всех, всех без исключения женщин. Росомашка версия два ноль, уменьшенная и непреклонная восприняла бы это с ехидной усмешечкой, он уже это знал, но некоторое чувство ностальгии она испытать должна была, так что Алекс посмотрел на нее так — пронзительно, жалобно и страдельчески. Девчонка с размаху, лихо владея своим телом, уселась на сырую землю, и уткнулась взглядом с остатки костра. Саммерс продолжал нависать над ней, но взгляд его изменился, превращаясь в благодарный. Хотя бы не убежала.
- Твоя несгибаемая принципиальность заслуживает отдельной поэмы, но.. - Хавок плюхнулся рядом напротив нее, сложил ноги по-турецки, и подцепив одну из не смятых топтыжкой и им самим травинку, зажимая ее между зубов.
- иногда ты слишком максималистична в своих взглядах. Я тебя понимаю, сам отличаюсь такой особенностью, и как ты хорошо знаешь - бежать в случае чего-то неприятного, моё любимое занятие. - возможно именно по этому, мне удается найти с тобой общий язык проще, чем с другими.
- Гораздо проще свалить и не убеждать других в том, что они не правы. Или в том, что тебе тяжело. Верно? Верно. - Алекс смотрит на Лору - и он похож на большого ребёнка, пытающегося втолковать другому ребёнку истину, в которой и сам не до конца разбирается. Не разбирается - но чувствует, что всё не так просто, как выглядит на самом деле.
- Но мне кажется, что у нас не совсем типичный случай.. И это партнёрство не такое, как тебе видится. Ты знаешь, что люди-икс ежедневно участвуют в спасательных операциях? Мы вытаскиваем из тюрем тех, кого сами же сажаем. И мы прячем их. Тех, кто действительно невиновен. Чтобы за ними больше никто не пришёл. Мы первыми получаем информацию о тех, кого собираются забрать и совершаем предупреждающий удар. - Саммерс небрежно пожал плечами, потом выплюнул изжёванную травинку. Он не решался взглянуть прямо на Кинни сейчас. Возможно, боялся, что увидит насмешку в глазах девушки.
- Для тебя наверняка это ничтожно мало, и с террористами по твоему мнению, переговоров не ведут, но что делать, если вокруг одни они? Мы не можем все броситься в лес. Представь как будет тяжело Чарльзу тут в коляске? Он не так наивен, как ты думаешь. - Хавок наконец поднял глаза и посмотрел на Лору, уж в последних-то словах он был уверен на сто процентов. Иксмен, вопреки опасениям Кинни, не начал уговаривать её вернуться, но пытался показать ей картину целиком, заполнить те пробелы, что она не видела или не знала. Ему было очень важно, чтобы она знала всё, чтобы понимала поступок Чарльза.

0


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: настоящее » [20.05.2016] Верь мне