03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!

Игровое время: май'16 - 06 июля 16 г.

Мир на грани Третьей Мировой войны с иноземными захватчиками! Главные участники действия: те, кто были мертвы, те кого не было в этом мире и те, кто не знают, как быть дальше. Магия решает, что она устала, и хочет отдохнуть, поэтому все же покидает мир смертных. Из-за этого все начинает сходить с ума. Близнецы окончательно перешли на темную сторону; Моргана пыталась покончить жизнь самоубийством; Мадам Гидра вообще заняла пост мэра и у нее все хорошо. А мир постепенно погружается в пучину ужаса и хаоса. Но в июне магия возвращается с помощью Даркхолда и Морганы, ну еще и Нэмора. Иноземные захватчики хватают копья и каменные орудия и устремляются в Мидгард. Туда же устремляется Локи, у которого свои планы по захвату мира. Потом. Часть грехов выходит из игры, а те, что остались пытаются защитить себя и своих друзей. В общем, все, как всегда, мир сошел с ума!

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: прошлое и будущее » [16.12.2015] In sure and certain hope


[16.12.2015] In sure and certain hope

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[16.12.2015] In sure and certain hope

⊗ ⊗ ⊗
http://s6.uploads.ru/NDGms.jpg

информация

Где: школа для одаренных подростков, кабинет директора
когда: поздний вечер 16.12.2015

Кто:  Kurt Wagner,
Charles Xavier

предупреждения: отсутствуют

и с т о р и я
иногда лучший способ разобраться в себе - поговорить с тем, кто привык разбираться в других.
В случае Чарльза и Курта это, к счастью, работает в обе стороны...

+1

2

Чарльз не без труда раздвинул тяжелые бархатные портьеры. Темно-бордовая, украшенная изящной вязью орнамента ткань вызывала у Чарльза по большей части печальные и неприятные воспоминания, но сменить шторы у него никак не доходили руки. Впрочем, Чарльз бы все тут поменял, потому что... Шторы напоминали ему о тех временах, когда он беспробудно пил. Отодвинутое в сторону кресло – о том времени, когда он мог ходить. Диванчик в углу – о тех вечерах, когда он писал диссертацию, а Рейвен лежала рядом, положив голову ему на колени, и листала какие-то свои женские журналы. Но… Нет, не поменял бы. Руки не то, что не доходили – не поднимались. Это все же была память. Какая-никакая, но память. И, пожалуй, не менее важная, чем доска с расставленными шахматными фигурами и два коньячных бокала на журнальном столике…
С висящих на стенах фотографий Чарльзу улыбался старый профессор. Улыбались маленькие дети и взрослые, серьезные, «состоявшиеся» мутанты. Теперь эти выросшие дети преподавали в этой самой школе, а взрослые давным-давно обзавелись своими собственными семьями. Чарльз любил эти фотографии – стоило на них посмотреть, как появлялась уверенность в завтрашнем дне. И уже так сильно не хотелось биться головой о стену, хотя причин для последнего было более чем достаточно.
Недавний психоэмоциональный срыв оставил свой неприятный осадок. Теперь, по прошествии нескольких дней, Чарльз винил себя за слабость. Это каким идиотом и эгоистом надо было быть, чтобы сбежать и почти дойти до суицида? Это какой нужно было быть сволочью, чтобы поставить свои потребности выше потребностей тех, за кого ты несешь ответственность? Несколько минут слабости и жалости к самому себе – и все, он был готов бросить все то, что его предшественник (он сам!) создавал ни один десяток лет. Чарльзу было до безумия стыдно. И одновременно с этим Ксавьер понимал, что его поведение было абсолютно типичным для человека, переступившего грань отчаяния. А при всех своих способностях и знаниях он оставался человеком. И, возможно, рано или поздно нечто подобное должно было произойти. И, кто знает, может и хорошо, что он сорвался сейчас? Ведь не причинил в итоге никому вреда – и это главное.
Чарльз заблокировал колеса коляски, схватился за подоконник, подтянулся, перенес вес тела на здоровую левую руку и открыл форточку. Само собой, опуститься в коляску нормально не получилось – Чарльз приложился коленом. Несмотря на то, что ноги ничего не чувствовали, Чарльз по привычке потер колено. Очередная не изживаемая привычка прошлой полноценной жизни.
Холодный декабрьский воздух ворвался в комнату. Мистик, дремавшая на столе, подняла рыжую морду, принюхалась и свернулась еще более компактным клубком и сделала вид, что окружающий мир для спящей кошки не существует в принципе. Только ухом дергала, когда снаружи доносился особенно громкий детский смех. Кажется, сегодня Бобби обещал младшим классам устроить на большом газоне целый ледовый город… Жаль, из окна не было видно – Чарльзу нравилось наблюдать за играющими детьми пожалуй даже больше, нежели за их успехами в учебе. В конце концов, его основной задачей было не только научить их всему необходимому, а дать им то самое детство, которого их лишал социум.
Тихий стук в дверь отвлек Ксавьера от размышлений. Хэнк вошел в кабинет, аккуратно поставил поднос с чайником  и чашкой на стол. Чарльз кивнул и благодарно улыбнулся – кажется, чтобы понимать друг друга, им со Зверем уже не нужны были слова.  Хэнк оскалился в ответ и, пожелав спокойного вечера, вышел. После того, как Чарльз с Логаном вернулись из охотничьего домика, Маккой стал гораздо более внимателен к желаниям Ксавьера и постепенно отвыкал от роли курицы-наседки. К счастью. Не то, что Чарльзу прямо так не нравилось… Просто  не хотелось отвлекать Хэнка в то время как его в лаборатории дожидалась целая куча незавершенных исследований.
…Чарльз почти допил чай и уже собирался покинуть кабинет и переместиться в малую гостиную, как в дверь снова постучали. Первая мысль – Эрик. Вторая – Джин. С Эриком Чарльз пока что был не готов увидеться – стоило Магнето появиться в непосредственной близости, как Похоть начинала выть дурным голосом и драться наружу. Да и с Джин все было не так просто. Но и бегать от них было бы совершенно неразумно.
- Войдите.
Когда на пороге появился Курт, Чарльз несколько удивился. И не сразу вспомнил, что еще вчера сам просил Курта выделить немного времени для беседы.
- Ох, Курт… Входи. Что-то я в последнее время стал совсем беспамятным. Хочешь чаю? – Чарльз потянулся было к подносу, но сообразил, что чашка всего одна. Это неожиданно сильно огорчило. – Прости. Чашка… Нет, я точно помню, что где-то тут должен быть целый сервиз. А нет… Я же сам его разбил. Боже, даже не знаю, что со мной сегодня.
Чарльз виновато улыбнулся и развел руками. Собрать мысли в кучу действительно было как-то слишком сложно.

+1

3

Он был счастлив преподавать юным мутантам то, что знал сам. Делиться опытом и накопленными знаниями, которые непременно помогут в будущем подрастающему поколению - это было само по себе наградой. Но, с другой стороны, Курт думал, что его предназначение заключалось в другом, в чем-то более высшем. Он хотел помогать не только обучением, но и духовным наставлением, моральной поддержкой. Вагнер желал быть другом всем страждущим, который всегда подставит свое плечо и скажет доброе слово, направляя на путь истинный.
Ведь именно такого ему не хватало в отрочестве, пока его не нашел профессор Ксавьер.
Кстати, о профессоре.
Последние события, которые успели перевернуть все с ног на голову, уже относительно стали привычными. Да и сам Вагнер особо не удивлялся никаким глобальным переменам, проявляя выдержку и понимание оного. Хотя, видеть профессора Ксавьера относительно молодым было каждый раз удивительно. Курт все никак не мог привыкнуть к новому облику Чарльза и к немного иной линии поведения: вообще он отличался от того мудрого человека в строгом костюме с внимательным пронзительным взглядом.
То есть…
Нынешний профессор был ничуть не хуже.
Просто он казался другим и мало знакомым для Вагнера. Пока что.
Крепко сжав в трехпалой руке четки, Курт Вагнер убрал их в карман темных брюк. Он специально сменил костюм на обычную одежду и единственное, чего ему не хватало для более-менее человеческого вида, так это обуви. Поэтому Вагнер шел по коридору босиком, ощущая себя при этом совершенно нормально.
Аккуратно постучав в дверь кабинета, он услышал приглашение войти. Открыв, он сначала просунул голову, а потом уже зашел, внимательно смотря на Чарльза своими пустыми, светящимися желтым мягким светом, глазами. Да и сам Вагнер желал тоже обсудить с профессором много разных  тем, которые его так долго волновали.
Сев в кресло напротив, он мягко опустил руки себе на колени и сжал их пальцами. Чуть подавшись вперед, Курт осторожно улыбнулся:
- Я благодарю Вас, профессор, за встречу, - говорил он до сих с пор с немецким акцентом, несмотря на проживание среди носителей другого языка, - и не переживайте, я обойдусь без чая. Я... пришел не за этим.
Обвив длинным хвостом свою ногу, Курт слегка шевелил кончиком, явно выражая этим особую озабоченность происходящим. Ксавьер выглядел сейчас рассеянным и уставшим, это сильно беспокоило Вагнера.
- И об этом тоже хотел поговорить с Вами. Я не мог не заметить, насколько Вы устали.
Он слегка смутился. Курт понимал, что он и Ксавьер давно уже не на уровне "преподаватель и ученик", и что синий мог спокойно поддержать его.
- Если кратко, то мое желание помочь Вам может решить еще один вопрос. Не буду томить, - он опустил взгляд в пол, - Я не хочу покидать эту школу, не могу оставить детей и вас всех. Но, желание стать служителем Бога не покидает меня. Для этого потребуется время и мне все же придется покинуть всех...опять.
Вновь подняв взгляд, продолжил:
- Не всегда для восстановления замученной души требуется наука или психология. Вера - ключ ко многим вещам . И я желаю помочь этим...

Отредактировано Kurt Wagner (29-08-2017 10:45)

+1

4

Непривычно.
Да, именно так. Непривычно было видеть Курта таким... Взрослым. Самостоятельным. Состоявшимся. Чарльз помнил забавного паренька в практически клоунской одежде, говорившего с ужасным немецким акцентом и почти ничего не знающего о настоящей жизни. Привык к Курту Вагнеру, который запросто велся на все провокации тогда еще молодого и безбашенного Скотта. К мальчику, которого пришлось первым делом учить не предметам школьной программы, а самым банальным вещам. Как пользоваться системой "умный дом", душевой кабиной, прачечным комплексом. Как включать микроволновку, как правильно давать голосовые команды лифтам, как работать на компьютере... Курта пришлось учить всему, что умели остальные дети просто потому, что большую часть вещей юный Вагнер видел впервые в жизни. Курта восхищало все и восхищали все, и он даже не пытался этого скрывать. Открытый, общительный, милый, любопытный, жадный до знаний, Курт быстро стал всеобщим любимчиком, и учить талантливого паренька было сплошным удовольствием. Только вот учил его Чарльз без году неделя, и... И это был тот, другой Курт. История этого Вагнера сложилась чуть иначе. Но насколько Чарльз успел увидеть, все то, что полюбилось ему в "его" Вагнере присутствовало и в этом, пусть и в несколько "сглаженной" возрастом и опытом форме.
Ностальгия по прошлому чуть сдавила незримой ладонью сердце, попыталась выбить печальный вздох из легких, но Чарльз быстро взял себя в руки. Он больше не собирался страдать по упущенным не по своей вине возможностям, предпочитая теперь думать только о настоящем и будущем. И в этом самом настоящем Курт был чуть ли не единственным человеком в окружении Ксавьера, которому Чарльз мог... исповедоваться. Пожалуй, это было самое подходящее слово в данной ситуации.
- Устал. - отрицать очевидное не имело смысла. - Очень устал, и в последнее время - от себя самого в большей степени, чем от чего-то еще. Но все же еще не опустил руки. Я надеюсь, что... это временно.
Чарльз действительно надеялся на это. Ладно физическая усталость - с ней он уже научился бороться. Жизнь инвалида-колясочника откладывала свой отпечаток, и Чарльз давным-давно привык к тому, что вечерами болит спина, а руки наливаются свинцовой тяжестью. А вот к усталости моральной привыкнуть пока что не получалось. К счастью, не получалось.
Курт почему-то выглядел смущенным, хотя причин для этого Чарльз не видел. Тот же Логан мог совершенно спокойно походя бросить "хреново выглядишь, проф". А Эрик, посчитав, что Чарльзу надо отдохнуть, и вовсе без разрешения утаскивал Ксавьера в кровать, не обращая внимания на протесты и возмущения. Так что аккуратное замечание Курта Чарльзу услышать было приятно. Да и кому не будет приятно, когда о нем беспокоятся? Хотя, конечно, Чарльз бы предпочел никого не волновать - хватало и того, что ему постоянно помогали воевать с лестницами, коврами и гардеробом.
Чарльз обхватил руками теплую чашку и сосредоточился на словах Курта. Все было правильно - сначала было необходимо решить рабочие вопросы, а потом уже переходить к личным. Он и так на непозволительно долгое время забыл о том, что он прежде всего директор и профессор, обязанный решать проблемы и вопросы учеников и учителей, и только потом - человек со своими собственными тараканами в голове.
Отпускать Курта Чарльз откровенно не хотел. Слишком хорошим тот был учителем, да и дети его обожали. Да и куда команде без Ночного Змея? К тому же общественные настроения Чарльза откровенно беспокоили - в газетах все чаще и чаще мелькали статьи, настраивающие общество против мутантов. А Курту с его внешностью и в лучше-то годы приходилось достаточно тяжело. Тем не менее, игнорировать столь искреннее желание Вагнера служить Богу Чарльз не мог. Да и не хотел.
- Мы можем построить на территории школу часовню. Сам я в Бога не верю, уж прости меня за это. Но у нас много детей из религиозных семей. Обычно они ездят в Уэстчестерский приход, но это не очень удобно. К тому же многие все еще стесняются своего дара, да и... Прихожане не всегда довольны. А если здесь будет своя часовня... - Чарльз слабо улыбнулся. - Я умею читать мысли, Курт, умею лечить разум. Но не умею лечить души. Так что если ты хочешь... Конечно, если тебе потребуется уехать, я не стану препятствовать. Просто предупреди заранее и держи связь, чтобы мы не беспокоились.
Чарльза задумался на некоторое время, отпил чай и качнул головой.
- Но тогда на тебе будет строительство. Я в этом не разбираюсь, и, насколько я знаю, любые церковные здания строятся по особым правилам. Так что тебе нужно будет найти инженера, который в этом разбирается. И нанять рабочих. Ну а нужные счета я подпишу.

+1

5

Очень жаль, что профессор не верил в существование высших сил, которые наблюдали за этим миром с золотисто-розовых облаков и из Геенны огненной, дышащей обжигающим пламенем. Он сам часть того, что называлось "демоном", но только в представлении простых людей, особенно набожных, которые бы с первого взгляда приняли бы Вагнера за посланника из Ада, но никак не за доброжелательного человека. Для мутантов он был мутантом, отец которого прожил много лет, обитая, грубо говоря, в другом измерении. И именно его гены делали Курта очень особенным.
Вагнер осторожно коснулся руки профессора Ксавьера, дождавшись, когда тот поставит чашку на стол.
- Позвольте.
Он любил прикасаться к людям, быть с ними рядом, поддерживать всем, чем возможно. Ощущение близости в тяжелые моменты могло немного облегчить страдания, ведь осознание, что рядом с тобой есть кто-то близкий, помогало не опустить руки до конца. И Курта радовало, что профессор не дергался от него, как некоторые люди, а порой даже мутанты, пугаясь его внешнего облика.
- Каждый из нас может потерять силы. Никто не застрахован от проблем с самим собой и от боли, которой, увы, переполнен этот мир. Это движение вперед, развитие. Без нее мы бы не росли и не стали бы теми, кем являемся сейчас. А усталость - это естественное последствие. И да, главное - не опускать руки и Вы смогли это. Я поддержу Вас в любое время и не покину школу до тех пор, пока Вам не станет лучше, но свой путь Вы пройдете один, а друзья помогут лишь тем, что не позволят Вам упасть в пропасть отчаяния. Если Вы не верите в Бога, то верьте им. Вера у каждого своя, профессор, главное, чтобы она питала Вас и придавала сил, не позволяя никаким сомнениям посеять страх.
Отпустив его руку, он откинулся на спинку кресла, положив ладони на деревянные подлокотники.
- Вы думаете, что лучше построить отдельное здание? Не делать пристройку или еще что-то? - Конец его хвоста слегка поднялся, выражая тем самым любопытство Курта и легкое удивление. - Ох. В любом случае потребуется много времени на строительство. Но этим стоит заняться после того, как я получу сан священника. Ведь может ничего не получиться, сами знаете. Хммм… Хотя, я знаю одного человека, который может помочь мне достичь того, чего я желаю, но мне придется вернуться в Германию. Туда, где меня ненавидели сами знаете за что.
Он никогда не сомневался в своей внешности, после того, как прожил большое количество времени здесь, где ему помогли принять себя таким, какой он есть. Но, если Курт все же решится вернуться в Баварию, то это может плохо кончиться для него.
Желая отвлечься от плохих мыслей, он улыбнулся профессору:
- Может, желаете прогуляться? Заодно посмотрим, где можно будет построить церковь, чтобы она гармонично вписалась в общий пейзаж, - покосившись на спящую кошку Чарльза, Курт осторожно протянул к ней руку, желая погладить по пушистому теплому меху. Та лишь сонно приподняла свою пушистую мордочку, лениво потянув передние лапы, лежа на столе. Запустив пальцы в густую шерсть, Курт улыбнулся, радуясь такой приятной мелочи.
- Никогда не спрашивал, но как ее зовут?

Отредактировано Kurt Wagner (02-09-2017 23:49)

0

6

- Позвольте.
- Конечно.
Чарльз в последнее время по понятной причине старался по возможности избегать тактильного контакта, но сейчас убирать руку не стал. Во-первых, он более-менее держал Похоть под контролем, и последнюю неделю обошлось без единого срыва. Во-вторых, ему это было действительно нужно. К тому же Курт каким-то шестым чувством понимал, где и когда пролегает та невидимая черта, после которой ненавязчивое внимание перерастает в раздражающий фактор. И никогда эту черту не переступал.
- Ты своими словами повторяешь мне то, что я говорю остальным, - Чарльз слабо улыбнулся. – Спасибо. Обычно мне приходится говорить эти слова себе самому, глядя в зеркало, а это работает не так хорошо, как хотелось бы.
И все же улыбку Чарльз надолго удержать не смог. Сам того не подозревая, Курт разбередил одну из самых болезненных ран, тщательно скрываемых Чарльзом от окружающих.
«… свой путь Вы пройдете один».
«… от боли, которой, увы, переполнен этот мир».
«…это наш величайший дар – выдерживать их боль, не ломаясь».

Чарльз на несколько секунд прикрыл глаза, пытаясь вернуть себе самообладание. Вроде бы у него получилось взять себя в руки раньше, чем задрожали губы, предательски выдавая состояние.
- Ты прав, Курт. Точнее, прав и не прав одновременно. «он всегда будет рядом со мной,  как враг, как друг, и этого, надеюсь, будет достаточно.»Но это неважно. Не обращай внимания. Так, абстрактные мысли. Иногда у меня просто не получается не думать и не предполагать.
Слабая отмазка, но Чарльз надеялся, что Курт не будет допытываться о смысле этих слов. О том, какое будущее уже удалось предотвратить, в подробностях знал только он сам (и, возможно, когда-то узнает Логан). И… Ему не хотелось ни с кем делиться памятью о последних минутах своей жизни. О том, кого он проводил в последний путь. О том, что сказал ему Эрик… Это было слишком личное. Будущее, которое одновременно и свершилось, и никогда не произошло… Интересно, а каким будет новое?
Впрочем, нет. Чарльз не хотел этого знать. Пока он не знал, он все еще мог надеяться.
Кончик хвоста Курта показался над столешницей, и Чарльз поневоле перевел на него взгляд. Хвост… Ксавьер всегда бурно реагировал на любые мутации, находя их чудесными и великолепными. Но любое внешнее их проявление, будь то крылья Архангела, лапы и морда Хэнка или вот хвост Курта приводили его в восторг. К Хэнку-то Чарльз уже успел за два десятка лет привыкнуть, а вот с Вагнером он познакомился совсем недавно.
- Ох, прости, - сообразив, что пялится на хвост неприлично долго, Чарльз тут же отвел взгляд и улыбнулся. – Когда я был ребенком, я мечтал о хвосте. Представлял, как удобно будет утягивать им печенье со стола…. И это тоже не относится к нашему разговору. Так вот, часовня… Само собой, это должно быть отдельное здание. Во-первых, мне бы не хотелось портить архитектуру особняка – экстерьер не менялся с момента его постройки. Во-вторых, для часовни нужно спокойное место. Где за стеной не будут бегать ученики, где будет тихо и… уединенно?
Предложение Курта Чарльз воспринял положительно. Сегодня он еще не выходил из особняка, а Хэнк настаивал на ежедневных прогулках – состояние Чарльза ему не очень нравилось. Кошка, судя по всему, собиралась составить им компанию. Залезла на коробку электропривода, наполовину скрывшись под сиденьем коляски, и вылезать явно не собиралась.
- Ее зовут Мистик. Ты же знаешь, что в моем…мире? Версии реальности? Рейвен была моей сводной сестрой. Мы росли вместе. Я… очень скучаю по ней. А эта кошка, - Чарльз улыбнулся еще шире. – Похожа на нее. Также приходит по вечерам, разваливается у меня на коленях и требует внимания.
Кошка согласна мявкнула, завозилась и снова замерла. Видимо, наконец-то устроилась.
- Мне неловко тебя просить, Курт. Но если мы собираемся на улицу, то тебе придется помочь мне одеться. К сожалению, с зимней одеждой я сам справиться не смогу.

+1

7

Он закрыл глаза лишь на несколько секунд, но Курт, увидев это, понял все без слов. Оставив кошку в покое, Вагнер сложил руки на столе перед собой, продолжая смотреть на профессора и слушать его.
- Не всегда нужно справляться со всем в одиночку.
Замолчав, он опустил взгляд, на мгновение погружаясь в свои мысли. Курт вспоминал, как ему было тяжело и как приходилось преодолевать все трудности, связанные с душой и телом. Но в этот период рядом был друг, который подставил свое плечо.
Друг, возможно, без которого бы Вагнер не стал тем, кем он являлся сейчас.
Но, пожалуй и правда стоило отвлечься от негатива окончательно. Его было слишком много в этой жизни, а самостоятельное погружение в эту бездну печальных эмоций и воспоминаний не сулило ничего хорошего. Так что да, пришло время отвлечься на дела и более приятные темы.
Чарльз заострил внимание на хвосте. Курт по-доброму усмехнулся на это, хотя ему было непривычно видеть профессора таким. Точнее, его удивляла реакция Чарльза на внешние мутации, но виду Вагнер не подавал, позволяя любоваться своим ловким хвостом, который то и делал, что слегка подрагивал.
- Почему не относится? Мы можем обсудить и это. Конечно, печенье в детстве я им не таскал, но вот то, что им можно делать много полезных действий - это правда. Хм, - чуть наклонив голову на бок, Курт почесал пальцами пушистую щеку, прищуривая желтые глаза и представляя себе Чарльза таким же синим, хвостатым и покрытым мехом.
Наверное, ему бы пошло.
Кашлянув в кулак, он чуть отвернулся, пытаясь скрыть смешок и ощущение неловкости от ситуации. Это реально его развеселило и как-то вывело из напряженного состояния. Хотелось бы, чтобы и профессору стало так же радостно. Наверное, Курт попытается еще раз как-нибудь поднять ему настроение. Так что, согласившись помочь одеться, Вагнер вскочил на стул, а потом ловко прыгнул прямо к шкафу.
Имя кошки ввело его ненадолго в ступор, когда он его услышал. Мистик. В душе все сжалось в холодный комок, а шерсть слегка взбыдилась, но Вагнер попытался взять себя в руки, ибо, все же стоило уважать то, что знал Чарльз, да и это никак не относилось к нынешней реальности. Отвернувшись, он ничего не сказал по поводу Мистик и чувств Чарльза к ней. Курт знал свою мать, как огромное разочарование и источник горечи. Иногда она подавала надежды на лучшее, но зачастую это было лишь корыстными поступками или чем-то необъяснимым и странным.
- Сейчас выйдем и точно рассмотрим всю архитектуру особняк. Я так понимаю, что это все неоготический стиль. А это значит, что проблем при подборе архитектуры церкви не возникнет. Совсем. Вещи находятся тут? - он указал костистым пальцем на дверцы шкафа.
Мутант был рад помочь Чарльзу даже в такой мелочи. Да и ему самому стоило бы одеться потеплее. Несмотря на наличие шерсти, Курт был очень мерзлявым и постоянно любил максимально закутываться в теплые вещи, чтобы не дай бог почувствовать неприятный холод. Единственным минусом было то, что его хвост все же мерз.
- И как Вы отнесетесь к тому, что мы потом телепортируемся прямо на улицу и сэкономим время? Я смогу перенести нас вместе с креслом.

Отредактировано Kurt Wagner (08-10-2017 18:46)

+1

8

- Не всегда нужно справляться со всем в одиночку.
- Не всегда. Но иногда только так и можно.
Пожалуй, «иногда» в жизни Чарльза случалось с завидной регулярностью. Впрочем, слово «всегда» здесь было не применимо. Потому что был Хэнк. Был Логан. А иногда даже Эрик. И этого Чарльзу более чем хватало, чтобы не замыкаться в себе окончательно.
- О да, догадываюсь. При отсутствии ног хвост бы мне не помешал… Хотя, наверное, ему бы тоже досталось. И мне было бы еще более неудобно.
Не словить мысли Курта Чарльз не мог. Подобные внезапные визуализации вспыхивали перед телепатическим «взором» Чарльза, как яркие стоваттные лампочки. Сначала Чарльз честно пытался сохранить лицо, но потом бросил эти бесплотные попытки. Образ, несомненно, вышел колоритным. Чарльз откинулся на спинку коляски и без зазрения совести рассмеялся.
- Ну, таким меня еще никто не представлял! Но ты прав, Курт, мне очень идет синяя гамма.
Напряжение, витавшее в воздухе, развеялась окончательно. Правда, ненадолго – стоило только Ксавьеру произнести «Мистик», как начал напрягаться Курт. Но эту тему он решил пока что не затрагивать. Хотя бы потому, что оМистик этого времени он практически ничего не знал. Кроме того, что у нее практически не было ничего общего с той Рейвен, которую знал Чарльз.
К тому же если бы Курт захотел, он бы начал разговор сам.
- Нет, это не неоготика. Это шотландский феодальный стиль. Хотя большинство назывет его европейским средневековым, но это не совсем верно. Хотя общие черты есть. Формально это не особняк, а замок… Но ты прав. Если выбирать стиль для часовни, то неоготика подойдет. Если, конечно, избегать контрастной отделки и уменьшить высоту стрельчатых окон. – Чарльза в свое время заставили выучить об этом месте все, начиная с авторов чертежей и заканчивая фамилиями инженеров и происхождением используемых в строительстве материалов. – Если будет нужно, наймем дизайнера. Архитектура – не моя сильная сторона.
Говоря по чести, Чарльз просто настолько привык к этому дому и парку, что практически не обращал внимания на то, насколько красиво здесь было. Для него значение имели не стены, отделка и цветники, а не те люди, которые здесь жили. Но ему импонировало желание Курта сделать будущую часовню частью общего архитектурного ансамбля.
- Да, здесь.  Достань, пожалуйста, черный свитер, пальто, и плед с верхней полки... И тебе самому не мешает одеться потеплее. Из нас всех только Хэнк может зимой в белье гулять без риска свалиться с температурой.
Свитер был Чарльзу откровенно велик. Да и стиль был явно не его - плотная крупная вязка, высокий ворот. Сам Чарльз предпочитал тонкие пуловеры и шарфы. Да и черное не носил. Но по лицу Ксавьера было видно, что этот конкретный свитер он обожал. Даже несмотря на то, что приходилось закатывать рукава. Брюки Чарльз менять не стал - обошелся пледом, теплыми носками и зимними ботинками.
- Я не против телепортации. Мне нравится телепортироваться, - Чарльз обезоруживающе улыбнулся. - И давай сразу на дальний конец пруда. Туда, где начинается аллея. Все равно в саду часовню не поставить. А вот вдоль аллеи есть много подходящих мест... О! Или на том месте, где был мой любимый дуб, который еще мой дед сажал... тот самый, который разнес Скотт. Я видел, что пень так и не убрали. Но если расчистить место...
По-настоящему Чарльз слабо представлял себе, сколько свободной земли нужно для часовни. Но по прикидкам выходило никак не меньше, чем для малого лекционного зала.
- Но если ты уже присмотрел место, то предлагай. В конце концов, это будет твое место спокойствия. Тебе и выбирать.

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: прошлое и будущее » [16.12.2015] In sure and certain hope