02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [08.06.2016] Я не хочу ссориться.


[08.06.2016] Я не хочу ссориться.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[Я не хочу ссориться]

⊗ ⊗ ⊗
http://sg.uploads.ru/YNxiF.gifhttp://s1.uploads.ru/S5asU.gif

информация

Где: Нью-Йорк
когда: 08.06.2016, конец дня

Кто:  Jean Grey,
Anna Marie

предупреждения: Пока никаких.
Возможно - рояли в кустах.

и с т о р и я
Конец летнего дня был богат на звонки и события, однако Анне досталось именно то, чего так не хотелось - встреча лицом к лицу не с Джиной, но с Фениксом. А главное, кто она - агент Щ.И.Т. перед опасным мутантом или Иксмен перед лицом подруги?

+1

2

Фениксу удалось сбежать от тех, кто держал его носителя в неволе, он смог вырваться из-под постоянной опеки, сохраняя жизнь Джины Грей. Тело, которое он носил, сейчас стремительно передвигалось по полуразрушенным улочкам, минуя всех и каждого, и казалось, даже не замечало того, что рядом замертво падают люди, пришельцы неизвестных рас атакуют, убивают без предупреждения. Все силы были брошены на то, чтобы остановить это ужасное происшествие. Было похоже на первое нападение читаури на Нью-Йорк, Джин помнила об этом лишь из заметок, которые вылавливала в общем поток в интернете, от самих мстителей, с некоторыми из которых она общалась. Сейчас она ощущала единение с Фениксом, он не хотел причинить ей вред, он хотел ее защитить, а рыжая даже не была против такого подхода. Они свернули на одну из улочек, встречаясь лицом к лицу с озверевшей толпой инопланетян, которые уже заносили свои лапы с четырьмя пальцами, чтобы нанести ей вред, как уже в следующее мгновение их разнесло на кусочки, словно это было сделано по щелчку пальцами. Джина распрямила плечи. Как странно, нападение длилось совсем недолго, но за это время Нью-Йорк оказался разрушен даже сильнее, чем в прошлый раз. Грей вышла на широкую улицу, рассматривая хаос спокойным взглядом. То тут, то там, она встречала покореженные автомобили, в некоторых еще были люди, они молили о помощи, и к одной из таких машин внезапно ринулась девочка, которая явно была мутантом. Девушка скинула с себя привычный облик, представ в истинном виде – чуть удлиненные пальцы на руках и ногах, волосы отливают синеватым цветом. И Феникс с интересом наблюдал за тем, что было дальше. Люди, которые были зажаты в автомобиле, даже под угрозой смерти, орали так, что перепонки лопались, лишь бы это невинное создание, вынужденное бежать от самой себя, убралось подальше, в ад. Джин не раздумывала, когда кто-то, занося над собой кусок арматуры, начал замахиваться над этим агнецом. Человека в один миг просто не стало, его развеяло по ветру, а мутантку окружил плотный кокон защиты, который сохранил жизнь. Грей ступила вперед на проезжую часть, подходя ближе к девушке.
- С тобой все в порядке? Ты не ранена? – Ее голос доносился словно сквозь вату, приглушенный и почти не слышимый для самой Джины, Феникс управлял ее сознанием, ее голосом, но при этом сливался воедино. – Уходи отсюда, быстрее, - Феникс повернулся к тем, кто был заперт в автомобиле. Их глаза были полны священного ужаса. Мать смотрела прямо на рыжую, и во взгляде читалась постепенно проступающая злоба.
- Я не буду помогать вам. Надеюсь, что вы умрете быстро, - Джин развернулась на пятках, и направилась в сторону противоположную той, где находился автомобиль. Она сдержала свое слово, ни один из этих смертных не был удостоен жизни, спасения. Они сами навлекли на себя эту беду, возможно, Эрик все же был прав в каждом из своих суждений. К чему им помогать, к чему дарить им то, что они так бездарно каждый раз профукивают. Феникс рассмеялся над последним словом, и смех этот звучал, как издевательство, насмешка среди тысячи стонов и плачей.

Феникс не заметил, как за его спиной выстроилась толпу местных народных ополченцев, которые сражались со всеми, кто хоть как-то был непохож на них. А Джин и не задумывалась о том, что вокруг нее реет пламя, что в ее глазах почти не осталось ничего человеческого. Чья-то рука схватила ее за запястье, и тут же человек с диким воплем боли отпрянул назад, потрясая в воздухе обожженной рукой.
- Вы все видели?! Эти жалкие отребья, твари, взрощенные дьяволом, они заодно с этими пришельцами! Их всех надо убивать, а не отправлять в тюрьмы, как простых смертных! Они хуже, чем чтобы то ни было, - мужчина надрывался, прижимая к груди, как ребенка, свою раненную лапку. Феникс улыбнулся,  точнее его губы медленно изгибались в улыбке, когда он склонил голову набок.
- И кто же будет меня убивать, ты? Да, ты вошь под моими ногами, я даже не замечу, если убью тебя, - толпа, а их собралась уже толпа, они не участвовали в битве против пришельцев, они дожидались, когда хозяева ближайших магазинов или сдохнут под обломками, или встанут на их сторону. Эти ничтожные мрази, у которых нет ничего святого, кроме материального достатка. В момент, когда мир рушится, они жаждут только одного – разграбить его.
- Вы – никто. Стоит только захотеть таким, как я, хотя таких больше нет, и вы все умрете в агонии. Но я могу быть добрым, и это будет быстро! – Феникс протягивает руку, принадлежащую его носителю, и сжимает пальцы в кулак. Мужчина медленно поплыл над землей, уже не ощущая боли в ожогах, просто хватаясь за шею, пытаясь расцепить эту невидимую хватку, а Феникс улыбался. Геноцид – это не убийство, это вынужденная мера для очистки Земли.

+1

3

Весь этот мир, вся ее жизнь, все жизни всех на планете. Все летело к чертовой матери. Стремительно, семимильными шагами приближаясь к самому краю. По крайней мере, именно так виделась вся ситуация южанке, пока она бежала по коридорам, потревоженная звуками сирены. Шельма на ходу перехватывала волосы резинкой и натягивала перчатки, заталкивая края под манжеты на рукавах. Это было уже не первое нападение инопланетного врага, и пока правительство и умники типа Старка не придумали, как можно отбивать атаки еще на подходе войск к Земле, бойцов Щ.И.Т. кидали на подмогу нац.гвардии и всяким дипломированным супергероям в трико. В конце концов, какая кому разница, кто сложит кости на поле брани, если на мир нападают извне? Людям точно было все равно, основная серая масса еще и не довольна останется. Сколько раз мутанты спасали мир, просто поднимая его на своих плечах порой в прямом смысле и потом получая на орехи от спасенных же? Неблагодарные. Люди не умеют благодарить. Не хотят развиваться. Не принимают толпой эволюцию. И тем самым обрекают себя на погибель.
Кажется, это не ее мысли, не ее слова, но в них она то и дело видела ту самую правду, которую так хотелось принять, сколь бы жестоко это не было. В конце концов, не от нее, мутанта, в толпу летели камни за то, что они обычные. Не им пришлось убегать от нее, когда люди стали погибать, просто прикасаясь к ее коже. Нет.
Да, это относилось не ко всем, кому-то на бегу она кивнула почти не слышное "Привет" и чуть сбавила бег, переходя на быстрый шаг, ангар был не за горами
- Что случилось? Новая атака? Где?
- Нью-Йорк, где же еще, - мужчина пожал плечами, борясь с молнией куртки около горла. Та никак не хотела застегиваться, заедая.
- Кто на этот раз?
- Читаури. Живучие твари, разнесли три квартала, но их более менее сдержали, нам сейчас добить, подчистить и... - агент остановился, застегнул наконец-то молнию до конца, поправляя воротник, и хмыкнул беззлобно, - И очень бы хотелось вернуться до ужина.
- Вернемся, - улыбнулась она, останавливаясь рядом и озираясь по сторонам. Людям нужно было получить оружие, сесть на джет и долететь. Она же, в прочем, могла или присоединиться и быть просто в массе, или же - пойти своим ходом и попасть в гущу событий сильно раньше остальных. Но, самодеятельность самодеятельности рознь, где-то не зная точных планов руководства, она не могла позволить себе сорваться и обогнать всех, кого только может. Она не агент высокого уровня, она, скорее, наемник на контрактной основе, а планы тех, кто стоит во главе организации, тут с низшими чинами не обсуждали. Не она же руководит в этот раз.
Мониторы, транслирующие сводки новостей, показали ярко-оранжевое пламя, привлекающее внимание своими всполохами, ведущие новостей, читающие с бумажек, лепетали что-то про не только вторгнувшиеся силы противника, но и мутантский беспредел, творившийся посреди бойни. Несколько лиц машинально повернулись в сторону южанки. Она нахмурилась в ответ, хотя это и не помогло ситуации. Какой бы "своей" она тут не стала, она - мутант. А в голове проскользнула лишь мысль "Да кто это?.." Но,когда камера приблизила картинку и изображение поймало фокус, все встало на свои места.
- Отправляйся за ней, - куратор их группы запыхался, пока бежал и на ходу разговаривал с кем-то по телефону, - Доставь ее сюда, желательно без всей этой... чертовщины.
- Она - Иксмен, - Анна скрипнула зубами, - Ее нельзя к нам, она опасна, разнесет половину базы и что потом? Опять начнется война видов?
- Она - опасна и этим все объясняется. Нейтрализуй ее прежде, чем эта война развернется, - он добавил последние слова тише, чем она ожидала. В прочем, его мотивы можно было понять. Нет объекта - нет проблем. И нет последующих вспышек ненависти в коллективе и на улицах. Но Джина была всего лишь юной девушкой, студенткой, к тому же, Анна с ней довольно не плохо общалась, да и брать в плен своих?.. Да, судя по кадрам, Феникс опять вырвался на свободу и теперь отблески огня видели многие, и да, это чертовски опасно, но не надеваться же на нее смирительную рубашку, не накачивать успокоительным? Или ошейник. Что может быть хуже нейтрализатора? Минимум приятных ощущений.
- Я постараюсь, - рыкнула Шельма, натягивая капюшон на голову.
- Сделаешь, - бросил ей в ответ куратор, развернулся к команде и несколько раз хлопнул в ладоши, привлекая внимание. Ценные указания, наверняка, раздавались довольно оперативно, времени рассуждать не было совершенно, но Анна уже ничего этого не слышала, она сорвалась с места как только мужчина отвернулся, хотела того Джина или нет, но ей придется утихомирить внутренних чертей раньше, чем остальной Щ.И.Т. до нее доберется.

На столько быстро она не летала слишком давно, ее скорости обычно ограничивались чем-то сродни очень и очень быстрому бегу, может чуть быстрее, но переходить старые и забытые барьеры было даже приятно. Когда ветер не просто гуляет в волосах, когда он норовит содрать одежду и выдрать волосы с корнем. Но оно того стоило, чувство свободы, освобождения себя от оков, которые на земле тащат к полу, заставляют опускать плечи. К тому же, она заметила Джину довольно быстро, так же быстро к ней смогла и подобраться, про себя отмечая те разрушения, которые опять навалились на город. кажется, его даже не отстраивают, а некоторые места и вовсе были обнесены защитной лентой не первую неделю. Пока следствия пройдут, пока вопросы все замнут, некогда восстанавливать Нью-Йорк. И некому.
Анна резко затормозила, камнем падая перед толпой зевак, которые уже тянули свои руки к любым бетонным осколкам и покореженным железкам, лишь бы обрести видимость хоть какого-то оружия в руках.
- Джинни, пусти этого придурка, - Шельма улыбнулась, внутренне паникуя, видя, как лицо бедняги краснеет, как он дергает в воздухе ногами и пытается царапать собственными пальцами горло, - Ну его черту, милая, нападение закончилось, пойдем выдохнем?
Она сомневалась, что Грей ее послушает. Это бы походило на библейское чудо, но вдруг? Вдруг кокон пламени поутихнет и они спокойно отсюда уйдут? Анна чуть заметно махнула рукой около бедра, призывая людей разворачиваться и на цыпочках в темпе вальса валить отсюда, пока головы их еще на месте. Но упрямцы только сильнее кричали какие-то проклятия в сторону мутантов, размахивая руками и предлагаю убраться с их планеты вместе с читаури. Не то в космос, не то в собачью жопу, попробуй разбери их тут.

+1

4

Его прервали, не дали возможности довести начатое до конца, и Феникс от этого разозлился еще больше. Он разжал пальцы, отпуская мужчину, позволяя толпе роптать, собраться вокруг «жертвы», которая первая пошла в наступление. Вот в чем основная проблема людей – они не удовлетворены тем, что у них есть, и пытаются за счет других подняться в своих же собственных глазах. Когда у них случается беда, они никогда не скажут – это моя вина, они никогда не скажут это честно. Они будут искать виноватых, они будут искать тех, кто ответит за их несчастья. Даже если этот кто-то будет просто проходящим мимо. Таков удел слабых, таков удел неуверенных, таков удел тех, кто не может развиваться. И таково большинство, стоящее перед Фениксом, чьи руки не могут быть омыты кровью, но лишь священным огнем.

Силуэт гордой птицы реет в воздухе, Джина без привычного костюма, она его забыла дома, поехав всего лишь на встречу со знакомыми. Но разве для Феникса могут быть препятствия в виде такой мелочи, как расстояние? И уже в следующий миг Джина Грей возвыщается над толпой, одетая в привычный желто-зеленый костюм, скажите спасибо, что не темно-бордовый.
Феникс плавно обернулся на голос, который внезапно возник словно из ниоткуда, его взгляд наткнулся на девушку, смотревшую прямо в упор. Как странно, Шельма, ведь это была она, словно близкая и далекая. Джина относилась к ней, как к старшей сестре, слушалась во всем, старалась защитить от тех, кто причинял внутреннюю боль. А что теперь? Теперь Анна Мари стоит вот тут, на этой дороге, и судя по всему, ее задачей является обеспечение безопасности для гражданских, не зря же ее рука так изящно скользит в воздухе, почти незаметно для Феникса. Джина опустилась на землю, касаясь мысками сапог асфальта, и улыбнулась Шельме, которая выдохнула в этот момент. Она предала их, она перешла к тем, кто уничтожает ее братьев и сестер, кто идет против самой их природы и сущности.

- Шельма, такая хорошая. Всегда помогала мне, помоги мне сейчас, ты же сможешь, - на мгновение могло показаться, что в глазах Джины показалась паника, что внутри нее бьется в агонии душа, что стоит спасти. Но лишь умелая игра на публику, возможность управлять их сознанием – и ничего больше. Толпа окружала их обеих, сдавливая в тиски, отовсюду неслись испуганные, панические мысли. Люди боялись, а от этого злились. Страх порождает ненависть, а ненависть агрессию, и дальше просто по цепочке. Эти люди боятся того, что может быть сильнее и выше их понимания, им гораздо проще пытаться это уничтожить, чем пытаться достичь тех же высот. Страх поражения, позора – кругом один страх. И Феникс чувствует его, прикрывает глаза, ощущая, как эти эмоции скользят по нему, как они питают внутреннего демона.
- Ты стоишь на их стороне, дорогая, - Феникс улыбается, почти ласково. Пламя вокруг стройной фигурки Джин стало гораздо меньше. Они понимали с Анной Мари, что при желании, вся эта толпа могла просто умереть в одно мгновение. И вдруг, наступило мгновение, во время которого, разъяренная, взбесившаяся толпа, похожая на чумную суку, замерла на месте. Время словно остановилось вокруг, но это был всего лишь Феникс, чьи силы, как щупальца, приятного ярко-розового цвета, как легкая дымка, касались разума каждого, кто присутствовал на этой улице, полной разбитых машин и человеческих надежд.

- Они предали нас. Они поверили с радостью в то, что мы – угроза миру, угроза им. И как только страх был спущен с поводка, они набросились на нас, забывая обо всех договоренностях, несмотря на все эти подписанные документы, договоры. Так почему же ты с ними, Анна? – Феникс делал шаги по направлению к девушке, он мягко улыбался, точнее улыбалась Джина, которая ощущала горькую, почти явственную обиду на этих людей. Она не хотела быть тем, кто прозябает в темноте, о ком говорят плохо, но кто старается для всех. Джина Грей – эта, не та, не собиралась быть Иисусом и страдать за других.
- Мне достаточно просто отпустить контроль, и они выживут. Но все будет зависеть от тебя, Роуг. Что ты сделаешь, спасешь их, или подвергнешь опасности, но заполучишь меня? Ты, правда, думаешь, что мы не поняли, зачем ты тут? Так быстро, так поспешно, что даже прическа растрепалась, - Джин остановилась почти вплотную к Шельме, заводя руки за спину, и мягко улыбнулась, рассматривая красивое лицо мутантки перед собой. Как жаль, такой талант, такая мощь пропадает просто так, вот бы отдать ее Эрику, он бы точно нашел подход.

+2

5

Страшно.
Мало чего Анна боялась в этой жизни, страхи если и были, то какие-то банальные. Неизвестность, гибель близких, что-то такое, что нельзя предотвратить или понять. Не высота и не темнота, не змеи или крысы, нет, таких вещей она перестала бояться слишком давно. Но сейчас, глядя на мутанта перед собой, глядя в глаза Джины, она боялась, боялась до паники, до трепета сердца. Боялась и все равно не двигалась с места, не убегала, у нее нет вариантов, развернись она, уйди - погибнут люди, возможно сотни людей, пока Грей не возьмет себя под контроль и утихомирится. А что потом? Опять восстания? Опять протесты на свежих могилах? На развалинах города? Нет. Она не может этого допустить не потому что старается быть героем в каком-то общепринятом смысле этого слова, но лишь потому что ей страшно. Ей страшно и за себя и за тех, кто может пострадать ни за что. Скорее не за людей, за мутантов, как бы странно это не звучало.
- Я не на их стороне, Джин, милая, - Анна сделала шаг вперед, раскрывая ладони и разводя руки, демонстрируя полную открытость. Как же было страшно. Даже ей, что не боялась оказаться в эпицентра взрыва. Может быть страх усиливался осознанием того, что напротив нее стоит подруга? Пусть всего год прошел, как она появилась на пороге Школы, да и самой Шельмы тогда там не было, но подружиться они успели. Не сблизиться на все сто, но Джинни была милая язвочка, одна из немногих, с кем можно было не скрывать циничный и ядовитый язык. - Я всегда была на твоей, ты же знаешь это.
Люди срывались с поводка всегда, был ли договор, на который хотелось наплевать, не было ли. Была ли угроза или нет, просто такова человеческая натура. Они ищут себе жертв и, делая больно другим, осознанно делая больно, закидывая камнями, обзывая, убивая, они пытаются избавиться от собственных страхов и неудач. Они вымещают свое зло на самих себя на ком-то другом, на ком-то, кто отличается от них самих. Цветом кожи, культурными ценностями, ориентацией, мутацией. Чем угодно. Им только повод дай, просто появись в поле их зрения.
Не только люди, многие мутанты делали точно так же. Но в гораздо меньшей степени, в основном при попытке защитить себя или отомстить.
Она не винила Джину сейчас, она лишь хотела избежать конфликтов, которые потянут за собой следующую их ступень. Она хотела избежать смертей, хотела, чтобы подруга не попала в сводки новостей под заголовками "Ужасные мутанты вновь устраивают массовую резню простых мирных граждан!" Очень мирных, да, тех самых, которые готовы рыжей проломить череп потому что...  Потому что. Потому что она не такая. Потому что им страшно. Потому что они злятся на пришельцев, правительство, собственных неверных супругов и неудачников-детей.
- Они не на нас злятся, - южанка медленно покачала головой, делая шаг на встречу медленно плывущей Джине. Ноги ватные подкашивались, сердце ходуном ходило при виде такой мощи, такой бешеной энергии, - не на тебя или меня, они злятся на этот мир. Посмотри на них, Джин. У них разрушают жилища, убивают их родных и близких. Убивают пришельцы, а тебя они просто боятся. Я не боюсь, милая, но они - да.
Да, она была права. На все сто. У Анны был приказ, а ее новое положение обязывает ее соблюдать приказы. Не действовать в рамках задания, очерченного Саммерсом или Хоулеттом, но выполнять указания правительства. Цепная псина, не иначе. Что ж, вероятно, именно это и было ее местом и призванием. И она так считала, пока не дошла до этой точки. Пока не встретилась лицом к лицу с тем человеком, трогать которого и подвергать опасности не хотела.
- Пойми и ты меня, Джин. Мне наплевать на них, я их не знаю, может свернуть шею каждому из них. Но тогда ты начнешь цепную реакцию. Тогда уже не будет слухов о страшных мутантах, детка. Будет хроника событий. Я хочу уберечь свой вид, я хочу избежать ненужных провокаций, я хочу уберечь тебя, - она уперла пальцы в пояс, максимально расслабленно и дружелюбно улыбаясь. Натянуто вышло, и речь натянутая, и поведение не настоящее. - Давай, отпускай их, они же сейчас штаны от страха заляпают. Отпускай их и уйдем с тобой в безопасное место. Я не поведу тебя на базу, клянусь.
И волки сыты и овцы целы. Так бывает только в сказках. Шельма не надеялась ни на что, но очень хотела сохранить как можно больше жизней. И самой толстой занозой в ситуации было то, что она даже вырубить Феникса не сможет. Она просто не подберется...

+1

6

Сколько еще будет произнесено слов и пафосных речей, в которых якобы будут защищать мутантов, в которых, прикрываясь собственной трусостью и слабостью, они будут отдавать бразды правления тем, кто не стоит и ногтя на их музинцах? Феникс недоумевал, искренне, как, такая слабая и немощная раса, как люди, не мутанты, может руководить теми, кто в состоянии преодолевать невероятные расстояние за секунды, кто может контролировать разум целого коллетивного сознания, кто в состоянии стереть их с лица земли? Или может быть мутанты просто позволяют все это делать, не желая брать все в свои руки, просто боясь ответственности, или из-за лени. Феникс прикрыл глаза, тяжело вздыхая, ему бы хватило всего лишь считанных секунд, чтобы стереть этот квартал с лица земли, вместе с Шельмой, но это кричащее создание внутри него требовало, чтобы он даже не смел и думать об этом. Джина Грей была абсолютно равнодушна к людям, но за мутантов готова была идти до последнего. Даже если бы она покончила с собой, умерла бы, спряталась бы или еще что-то, Феникс попытался бы найти себе достойного носителя, вытащил бы из будушего ее дочь, внучку, внука, племянницу, да без разницы, вот только Грей была не просто носителем, она была им.
- Ты хочешь действовать согласно приказу, милая Анна, - Джина склонила голову к левому плечу, прикрывая глаза. Она вслушивалась в тихий сонм не голосов, дыханий, которые все еще контролировались ее. Она играла на них, как на тонких струнах арфы, вот тут парочка почти перестали быть слышными, а здесь участились. Как и их сердцебиения, Феникс наслаждался этой какофонией звуков, состоящей из дыхания, сердцебиения, лихорадочно бьющихся друг о друга мыслей, порой кощунственных. Феникс не пытался их подчинить себе, хотя мог быть, просто одним движением брови. Но зачем?..
- Они ничего не смогут сделать со мной, или с тобой, Шельма. Как бы они ни пытались, чтобы ни делали, какие бы провокации не кидали в нашу сторону, они слабы и бесполезны. У них не хватит и капли сил на то, чтобы переломить нас, чтобы суметь проникнуть в наши сердца и забрать единственное, что нас греет… - Феникс медленно открыл глаза,   которых мягко играло темно-красное пламя. – И это не надежда. Это власть и сила, это опыт и мощь. Они – ничто в сравнении с нами. И ты хочешь, чтобы мы им подчинились? – Феникс поднял руку в воздух, а вместе с ней и двух участников этого собрания, самых рьяных, с чьих ртов практически капала слюна, как у бешеных собак. – Ни за что, - хруст шей, падение тел, длившееся целую вечность, треск костей, и звон монет по асфальту. А Джина сделала шаг назад, за ним еще один, и еще. На ее губах расползалась спокойная, почти умиротворенная улыбка. Ментальные щупальца, что сковывали сознания, находившихся здесь людей, с каждой секундой становились слабее. Люди с невыразимым ужасом взирали на два тела, лежащих перед ним, на двух девушек они старались даже не смотреть, из их воспоминаний постепенно уходил разговор, который довелось услышать каждому присутствующему. Феникс подтирал маленькие детали, издевался над людьми, внушая, что это они сами убили своих же товарищей, что это их руки обагрены кровью, но самое забавное, что отчасти это было именно так.
Их слабость, их порочность, их неумение просчитывать ситуацию и следовать своим самым низменным порокам, подчиняясь исключительно страху привели к такому исходу. И Феникс знал, кто на самом деле стоит за всем этим, кто направляет эту карающую длань, посылающую с неба тьму, и кто впивается в умы человечества, даже не задумываясь, но он никому не скажет, он будет наблюдать за этим, а потом вберет в себя всю энергию, что сможет.
- Они пустота, Анна. Они ничтожество! Смотри, как они трясутся над собой, они боятся не смерти, они боятся СВОЕЙ смерти, им плевать на тех, кто погиб. Если это не их родственник, которого они любили, то им плевать. Все это сочувствие показное. Единственное, на что они способны – это бояться лучших, бежать от них и стремиться уничтожить. Нас ничтожно мало, Шельма, - Феникс в одно мгновение оказался рядом с Анной Мари рядом, почти вплотную, почти касаясь кончиком носа ее щеки. – Но мы все еще в состоянии контролировать их, их истерики, желания и возможности. Но стоит нам забыть, кто мы такие, нас сразу же не станет. Не позволь им захватить тебя, Шельма.

+1

7

Вопросы философии в головах таких, как они с Джин, мутантов, которые не скрывали себя, которые пытались найти достойное применение своим силам, они бились все время с вопросами морали. Раз за разом они шли в бой, ментальный или физический, размахивая тем или иным флагом над головой. Сегодня мы боремся за жизнь с людьми в мире и согласии, за равенство, и в равной степени защищаем всех друг от друга, завтра мы воюем с людьми, защищая мутантов от их агрессии и притеснения. Послезавтра будет наоборот и мутанты почувствуют в полной мере свое превосходство, планки упадут, шоры надвинутся на глаза, а короны - прижмут к земле,и тогда полетят пух да перья со стороны людей, тогда уже придется защищать тех, кто не обладает суперспособностями, тех, кого назовут низшими существами и отбросами мира. А так порой хотелось, чтобы уже общественность определилась и утихла. Особенно сейчас, черт с ней - с общественностью, Анна хотела, чтобы ее голова уже скорее определилась прямо сейчас. Феникс задавал каверзные вопросы, а у нее был приказ, и вот оно - перепутье, где нужно лишь выбрать верную тропинку. За кого она сегодня? И как завтра смотреть в глаза тем, кого она предаст?
- Нет, - она продрала сквозь горло ответ, глядя, как тела людей падают на землю тряпичными куклами. В смерти нет ничего ни поэтичного, ни красивого, уж она то это знала точно. Вида убитых Шельма не боялась, о, нет, ее руки давно по локоть в крови, почти с юношества, когда первым уроком ей было осознание того, что смерть - воняет. Ее пугал сейчас сам факт. Сам факт того, что перед ней уже не Джина, перед ней чертов Феникс, который шеи ломает, как спички, не только людям, но и самым сильным мутантам. Увы, регенерации у Анны не было и в помине, хоть и сама по себе она была куда прочнее остальных людей и многих мутантов, но отчего-то она точно понимала: ее шея - это очередная спичка для Феникса. И от этого страшно холодело все внутри, сжималось и напрягалось. Пот струйками скатывался по спине, щекоча кожу между лопатками, обращая на себя внимание, отвлекая от важного, - Нет, Джин, никто и никому не подчиняется. Ты рассуждаешь не своим голосом, милая, когда ты захотела власти и жертв вокруг себя? - Шельма сделала полшага вперед, не смотря на всю ватность ног. Она не отрывала глаз от глаз Феникса, теряя из виду в них саму Грей. Что, неужели - это все? Неужели пропала их рыжая девчонка из прошлого? Неужели - это все-таки проклятье, которая каждая Джин в каждой вселенной и параллельности, в каждом времени должна тащить на себе и погибать под гнетом этого... Существа? Фантазии? Мутации? Что такое Феникс - она не знала, но от этого боялась еще сильнее. Если эта девчонка смогла победить самого древнего мутанта... Что говорить о ней - южанке с полоской дурацких волос на голове? Сломает, как тех несчастных, бросит мусором на тротуар и полетит дальше. Она жаждет власти, она жаждет крови, она не остановится просто так. - Не все хотят нас переломить, Джин. Совсем не все. Посмотри на людей, они боятся тебя, ты их пугаешь, отпусти их, дай им возможность убежать, урок усвоен. Тем, что ты их так пугаешь и ломаешь им шеи, ты заставляешь их бояться еще сильнее и ненавидеть нас раз за разом. Они - такие же как и мы, мясо и кости...
Шельма прекрасно знает, ей не переговорить Джин. Она горит изнутри этим пламенем, она сжигает себя и всех вокруг, всё вокруг. Волна осознания накатывается на Анну резко, вместе с очередным приступом сбившегося ритма сердцебиения. Она замолкает, рот так и остался приоткрытым. Столько лет вращаться в кругах всевозможных мутантов, а так и не научиться держать себя в руках. Страх выдает ее с потрохами, это очевидно. Любой люпин или эмпат в два счета бы ее раскололи, наверняка это сделал и Феникс, не смотря на ментальные блоки "С любовь, Мисс Марвел". Да, в голову ей не залезть, но оно и не нужно, Шельма не может вздохнуть спокойно. Ох, если бы только перед ней было что-то более знакомое! Любой зверь, когти, зубы, клешни, яд, что угодно. Враг с лицом друга - вот что страшно. Страшнее только враг с лицом человека, которого любишь. Тут взять себя в руки было бы практически невозможно. Особенно, когда потусторонний голос льется прямо в ухо, а нос твоего новоявленного врага почти касается щеки. Анна сцепила зубы, сглатывая слюну и медленно выдыхая, глядя на людей, которые беспомощно озирались, но к телам не подходили. Они все боялись. Тут весь квартал был сплошным клубком страха. Липкого, с запахом гари и смерти.
- Они не хуже мутантов, Джин, - сквозь зубы произнесла Шельма, медленно поворачиваясь на рыжую и глядя в ее чужие глаза, - Говорю же, они - такие же. И мутанты хотят власти, и люди. И многие хотят жить мирно, они просто боятся тебя, ты их пугаешь, ты делаешь им больно. Когда тебя в детстве хватали за руку, чтобы наказать, ты же так же ненавидела и боялась, это нормально. Так зачем ты сейчас их провоцируешь? Оставь их, я здесь, я уведу тебя и спасу. И тебя, и их. Джинни, - Анна медленно растянула улыбку, хоть психолог из нее был откровенно паршивый, спасать души не было ее призванием, - отпусти их, вернись сама, стань прежней?
Неужели это все бесполезно и все эти разговоры не пойдут никуда, не принесут пользы? Ах, если бы это было не так, если бы только Грей смогла успокоиться. Хоть разочек, но Шельме хотелось поверить в то, что спасти можно всех, а не выбирать между одними и другими. Что хэппи энд все-таки существует.

0

8

Бешено стучат молотки внутри головы, Феникс захватывает ее с каждой секундой все больше и больше, и Джина понятия не имеет, что делать дальше. Она здесь, запертая в собственном сознании, все видит, все понимает, но ничего не может сделать. Ее место обитания – это комната с огромными окнами, из которых открывается чудесный вид на толпу людей, вставших кругом вокруг них с Шельмой. Феникс властвует, упивается своей властью, испытывает почти физическое возбуждение, а Грей стоит посреди этой белой комнаты, и чувствует, что ее трясет. Пускай это всего лишь ментально, пусть это не происходит физически, но чувства сохранились. Когда падает первое тело, а за ним второе, когда Шельма видит это падение Джины Грей, у Чудо-девочки почти случается истерика. Она исступленно кричит, бьет кулаками по прочному стеклу, из-за которого не может вырваться, глотает слезы, и умоляет всевышнего, если он вообще существует в этой вселенной, в этом мире, чтобы он позволил ей перехватить контроль. Но силы неравны, в этом нет ничего удивительного, Джина не раскрыла свой потенциал, не успела толком научиться. А ей на протяжении всего года только и говорили, что про ту, вторую, какой она была чудесной, какой замечательной, как ей все прощали и как любили. И от этого становится еще больнее, потому что она то – другая, в ней сидят другие мысли, злые, от которых никуда не скрыться. И вот сейчас эти мысли получили свое физическое воплощение.

- Ты, правда, думаешь, что не все? – Феникс смеется, звонко, надрывно, он натурально хохочет, высмеивая те идеалы, которые еще остались у Анны Мари и ей подобных. Натиск был прав тогда, их всех стоит уничтожить, а планету просто сожрать, не оставив даже капельки. И Феникс сейчас не был даже зол, он скорее вошел в азарт. Это нападение инопланетян дало людям возможность действовать безнаказанно в отношении мутантов, таких же людей, просто с измененными генами. – Какая же ты наивная девчонка, как легко тебя обдурить оказывается! За кого ты борешься? Это не твоя война, вот это все! Каждый из мутантов, за которых ты так радеешь, на самом деле могут постоять за себя, но что они делают в итоге? Бросаются грудью на амбразуру, ради защиты простых смертных. А ради чего? Ради того, чтобы потом погибнуть от рук спасенных, чтобы услышать в свою спину: «Урод!». И, да, если тебе интересно, дорогая, - Феникс широко улыбается, чувствуя, как разгорается пламя вокруг него, как птица впервые за долгое время получает вновь свое тело, как она гордо задирает цветастую голову, готовая в любой момент напасть на кого угодно, в том числе на Шельму, – это все в ее голове. Вашей маленькой Джин.

Джина сидит на полу, обхватив колени руками, глотая слезы. Он врет, он все врет, это не она! Да, может быть когда-то она и хотела этого, когда сидела рядом с подругой, когда ее травили и издевались, когда их хотели уничтожить, но… Грей резко поднимает голову, выпрямляется, быстрым шагом направляется к окну, начинает методично бить кулаком по твердой поверхности, не веря в то, что оно поддастся ей.

- Ты просишь слишком многого, Шельма. Ты хочешь невозможного. Ты думаешь, что я провоцирую их? Ничего подобного, это они спровоцировали мое появление. Милая Джинни так долго сопротивлялась, так долго держалась и хотела спокойствия, и я позволял ей это делать, считая, что уберегу своего носителя. Но сейчас, - Феникс качает головой, цыкает языком. Он отпускает людей, те в панике бегают по кругу, сталкиваются, как протоны, нейтроны или что там еще? Они не ведают, что творят, самое страшное, что они не могут сказать и слова, всего лишь безмолвно мычат, дрожат от страха, и этот страх Феникс чувствует и в девушке напротив, хорошо, так и должно быть. Он не обычная птичка, он не плод фантазии, он – это смерть, никак иначе. Феникс резко дергается назад, в его глазах пламя постепенно начинает тускнеть. Эта маленькая тварь, что зовет себя Джиной Грей, отчаянно бьется в голове, хочет выйти, и внезапно, она гораздо сильнее, чем это было задумано.
- Они не уйдут отсюда, никто не уйдет живым, - Феникс протягивает руку, что опоясана пламенем, лижущем ладони. Он тянет пальцы к горлу той, что так боялась его, что дрожала, но продолжала свой путь, хотела спасти свою подругу. Глупая, как она не может понять, что спасение для этого мира только в его смерти. Феникс почти сжимает горло Шельмы, когда внезапно все заканчивается. Невидимый круг, очерченный этим созданием, где, как стадо овец, содержались эти жалкие создания, мнящие себя богами маленького созданного им мирка, исчезает, выпуская на волю. Бегите несчастные, исчезайте, кричите о помощи, если сможете.
- Шельма, сделай что-нибудь, я не смогу держать его долго, делай, что необходимо! Если надо - убей меня! – Это Джина, ее голос звучит надрывно. Последние силы, что были, девушка отдала на борьбу с самой собой. Феникс – это не чужеродное тело, это она сама, никто этого не сможет понять. Для людей, мутантов, да, для кого угодно – Феникс это порождение иного мира, для Джины – это она сама. И эта борьба будет вечной, пока один из них окончательно не погибнет. – Быстрее! – Она еще пытается достучаться до тех, кто был тут, стирает им память, не выборочно, как получится, лишь бы они забыли, лишь бы не видели, не помнили того, как мутанты в очередной раз пытались их уничтожить.

+1

9

В голове всплывают обрывки фраз и молитв, принесенные туда не то теткой в детстве, не то кем-то из поглощенных в течении жизни. Не даром говорят, что не бывает атеистов на падающем самолете. Сама Анна верой никогда не отличалась, даже старания Курта были в пустую, она видела многое, и жизнь со смертью, и богов и дьяволов, но продолжала верить только своим глазам и рукам. Ни одну веру потрогать не получилось, но тем не менее, стоя лицом к лицу с созданием из пламени и ярости, она стойко сжимала зубы, вспоминая, что же могут говорить в таких случаях, кроме пресловутого "Спаси меня, Супермен!".
А поджилки тряслись. Давно ее ничего так не пугало. Ни монстры, ни мутанты, ни оружие, ничего. И вот перед ней сила, способная ее убить, не задумываясь. За ней - десятки людей, которые могут пострадать просто так. Вокруг... Вокруг сила, которая даже ей не по зубам. Та сила, что пытается преподнести ей очевидные мысли, которая пытается сломать ее в одну из сторон, да только не тут-то было, жизнь и так переломала уже все, что только могла, Шельме оставалось лишь стараться держать голову ровно и не сгибаться под порывами ветров судьбы. Какая разница, она и так потеряла почти все, что могла. Кроме, разве что пожалуй, своей жизни и пары старых друзей по команде. И если сейчас сможет спасти подругу... Это будет победой, может быть и пирровой, но победой. Победителей же не судят, да?
Она прищурилась, вкапываясь в землю пятками и сжимая руки в кулаки. Всегда готовая к борьбе сейчас хотела битвы меньше всего. Тяжело бороться против тех, кто носит такое знакомое личико. Да, она знала другую Джин. Взрослую, спокойную, ту. Их Джин Грей. Не эту. Но и эта была ею. Так какая разница, которую из них спасать?
- Да плевать мне, что в ее голове, а что в твоей, - Шельма фыркнула, скривила губы, чуть качнула головой. Чего Феникс пытается сейчас от нее добиться? Отступить? преступить через идеалы? У нее давно не было идеалов, она и не была никогда идеалисткой. Всегда следовала за чужими. Рейвен, Чарльз... Она и себе-то не принадлежала толком, на верху кто-то руководил, указывал пальцем, кто прав, а кто виноват, кому врезать, а кого накормить конфетами и погладить по голове. Как расставила жизнь, как она показала совсем недавно Анне: почти каждый человек на этой земле борется лишь за себя, не больше. Не за кого-то, когда речь встает о начальниках или лидерах. За себя при этом лидере. За себя и свою жизнь при данном расстановке сил.
Вокруг становится жарко, отчаянно жарко, во всех смыслах и нет сейчас ничего, что могло бы спасти южанку. Только она, толпа людей вокруг, которые наверняка погибнут, если она здесь и сейчас не придумает, как побороть Феникса. А ведь она не придумает. И на помощь позвать не выйдет. Она не телепат, у нее блок в голове, а телефон в карме, а комм надо активировать. Нет. Один на один. Глаза в глаза. Она - солдат, не психолог. Не тот чувак с рупором в руках, отговаривающий самоубийцу на крыше спуститься и поговорить. Нет, ей проще абсорбировать этого самоубийцу, спустить его с крыши за шкирку.
А Феникс тянет руки, охваченные пламенем. Сам по себе огонь телу Шельмы не был страшен, она из той породы, что не горит и не тонет, увы, даже вздернуться от тоски не вышло бы. Но этот адский огонь ее пугает. И осознание скорой смерти приводит в ужас. Бравада кончается, ей есть, что терять, и очень не хочется оказаться в гробу, нет, нет. Не сейчас. Не после того, как за спиной столько побед. Еще одну, Господи. Только одну победу. Здесь и сейчас, а остальное ей и так под силу.
- И мне плевать на этих людей, но если я отступлю и брошу их - чем я стану лучше тебя? Или остальных? Я стану трусом, непозволительная роскошь. Милая, можешь не стараться, при мне только моя голова, меня ничего не держит в этой жизни, хочешь - ломай ее до конца. Но тогда камни полетят в тебя, - Анна не дернулась, хотела, но приказала себе стоять до конца. Звери чуют слабость и нападают именно в тот момент, когда жертва беззащитна. Только бы выбраться, слышишь, эй, там, на самом верху. - Ты будешь не лучше остальных. Не лучше тех, кто кричит мутантам в спину, что они уроды. Мы и есть уроды. Ошибки природы или новое звено эволюции, но мы все - уроды, это надо признавать. Они не виноваты, что боятся нас, говорю же. Прошу, отпусти их. Это будет наше с тобой... - она не успевает закончить мысль и фразу, она не успевает додумать, что бы могла написать или сказать напоследок. Простите меня за то, что я была такой? Мне было хорошо среди вас всех? Успехов и пусть ваш путь будет бла-бла-бла? К черту всех. Она и правда урод, всегда такой была и такой останется на всю жизнь. Уродам не место среди нормальных людей и вся ее борьба за себя саму лишь фарс. Или ей это внушают сейчас?.. Реальности расползаются, давя на голову, но... Она не успевает закончить, слышит родной привычный голосок, - Джин! - Она дернулась вперед, пламя исчезло, люди в панике начали кричат и разбегаться, отпущенные на свободу своим демоном-мучителем. - Держись, милая, держись, - южанка отстегнула от пояса большой и страшный ошейник-ингибитор, который люто ненавидели все, кто когда-либо попадал под него, становился овощем без сил и почти без сознания. Но, что делать. Выбор у нее не велик сейчас: свернуть шею подруге или использовать ошейник.
Она выбрала второе. Быстро подлетела вплотную к Грей, застегивая на ней прибор и подхватывая слабеющее тело рыжей.
- Держись, - повторила она, - и попробуй меня простить как-нибудь. Но домой я не смогу тебя отправить. Не сейчас.

Впереди был Рафт. Тюрьма для суперзлодеев, мутантов, маньяков и тому подобных элементов общества. Увы, домой для малышки путь был отрезан. Агенты ЩИТ знают, где она, куда бы ни спрятали ее в итоге. Скрываться вечно не выйдет, судебная система вынесет приговор и все, кто будет рядом - станут просто подельниками, скрывающими преступника. Как вызволять подругу Шельма будет думать потом. А пока... А пока лишь там ее не пустят на органы, не залезут ей в череп, не сразу. Дело будет слишком громким. Слишком много камер успело ее поймать. Слишком много потерь, некоторые так и не пришли в себя, до части людей не усели добраться. Пусть они кричат мутантам в спину, что те уроды и выродки, но, что ж, мутанты не выбирали себе такой жизни, однако, они могут изменить этот мир к лучшему, только если будут стараться. Может быть, этот поступок, это решение - унести Джин в Рафт, было не самым правильным в жизни Анны Марии, но, но так она спасет хотя бы одну невинную жизнь прямо сейчас. На ее взгляд. А философские вопросы были вообще не по ее части.

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [08.06.2016] Я не хочу ссориться.