02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: прошлое и будущее » [29.05.1988] С днем рождения меня.


[29.05.1988] С днем рождения меня.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[С днем рождения меня]

⊗ ⊗ ⊗
https://i.pinimg.com/originals/c3/dc/d6/c3dcd610591615959d52a9025cfa5812.jpg

информация

Где: Нью-Йорк, лаборатория Говарда Старка
когда: 29.05.1988

Кто:  Говард Старк, Тони Старк
предупреждения: Никаких

и с т о р и я
Отец из Говарда всегда был не ахти. Старался он или не старался, Тони этого не замечал обычно. Но не дождаться отца в собственное восемнадцатилетие - для юного Старка это было переходом всех границ.

+1

2

- Говард, - Мария стоит, хмурясь, скрестив руки на груди и взирает на спешно собирающегося на работу мужа. - Говард, мы же с тобой договорились, - в ее голосе слышится усталость: ей явно нелегко приходится быть буфером между мужем и сыном. Старк-старший тяжело вздыхает и подходит к жене, бросив завязывать галстук.
- Я все помню, дорогая, - Марии достается поцелуй в губы, и он прижимается лбом к ее виску. - Я успею к праздничному ужину в честь дня рождения Тони. Я быстро съезжу по делам и обязательно успею вернуться, - на самом деле, когда он давал супруге то самое обещание, никаких дел у него и не предполагалось, но... но буквально вчера ему кое-что сообщили, что сразу же ставило крест на первой половине дня: Говард обязан был там быть, чтобы лично проследить за ходом испытаний. И еще ему не нравилось в отчете одно слово - "саботаж". Слишком не нравилось!
- И не подлизывайся ко мне, - нарочито-грозно говорит Мария, сама уже завязывая галстук мужа, понимая, что у Говарда не может быть не важных дел, что наверняка что-то случилось. Когда-то она работала у него секретаршей и представляла, какова занятость Старка. Сейчас меньше явно не становилось.
- Я еще не начал подлизываться, - усмехается Говард, целуя жену в шею и привлекая ее к себе. - И, да, мы обязательно подумаем насчет отпуска на троих: ты, я и Тони. И к ужину я успею! - а уже через минуту Старк-старший выходил из дома и садился в машину, чтобы ехать на "полигон". В принципе, ничего такого сложного там быть не должно, и он легко успевал освободиться уже после обеда - то есть к ужину точно должен был быть!


Уже на полигоне, разбирая чертежи, заново смотря установка и те самые детали, что вышли из строя, Говард хмурился и мрачнел. Слово "саботаж" все чаще всплывало в его голове, ибо просто так ничего не случалось же! Даже если списать на износ деталей, то установка работала не в полную мощность, и такой вариант отпадал сразу же. Впрочем, было не только это: зачем? Ради чего? Тут уж Говард терялся в догадках! У него были иные проекты, более важные, разрушительные и так далее, и вот стоило как раз обратить внимание в первую очередь на них - они представляли собой большую ценность, и там уже можно было до них добраться через множество лиц, участвующих в проекте. Что ценного можно было извлечь из установки, которой Старк занимался сам, которая вряд ли принесет баснословную прибыль, являясь скорее промежуточным звеном между разного рода уровнями исследований? Зачем и почему?
- Мистер Старк, мы готовы к запуску установки, - один из помощников появляется рядом, и Говард машинально бросает взгляд на часы. Пожалуй, что он тут слишком долго возился, что стрелка ползет уже к трем часам дня. Ужин назначен на шесть, и он должен на нем быть.
Так, если час взять на то, чтобы провести полный цикл испытаний и взять показания, то где-то в после четырех я отсюда ухожу и еду домой. Успеваю еще принять душ и переодеться к ужину.
Говард мысленно кивнул сам себе и покосился на изломленные детали. Что-то было не то и не так, и чутье где-то внутри било тревогу. Но он привык мыслить технически, а не абстрактно, поэтому подобные импульсы он проигнорировал.
- Начинайте!


- Что за черт тут происходит!? Выключайте! - Говард уже понимает, что все - испытания провалились, и установка не потянет. Хотя погодите-ка! Его установка именно должна была потянуть! Расчеты были верны! Он не мог в них ошибиться! Установка с лопастями, разгоняющаяся до диких скоростей, должна стать прототипом турбины для летающего авианосца ЩИТа! И тут он не мог ошибиться! Впрочем, он и не ошибался...
Саботаж!
Говарда прошибает холодный пот, когда он подходит чуть ближе, судорожно нажимая на кнопки, чтобы все это отключить.
- Вырубите генератор! Да вашу мать! - на мгновение все затихло, чтобы яркой вспышкой и оглушительным хлопком взорваться буквально на глазах. Говарда сносит с места, впечатывая в стену со всей силы, что от удара головой сознание сразу же отключается, и он замирает на полу под какими-то обломками установки, которая все-таки не сработала.

+1

3

У них никогда не было близких отношений. Отец и сын никогда не играли вместе в бейсбол на заднем дворе дома, не купали собаку после осенней грязи, не украшали на Рождество крышу гирляндами. Отец у Тони был, жив-здоров и слава богу, но был ли он именно Отцом, вот так, с большой буквы? Примером для подражания, тем, на кого дети смотрят, открыв рот? Нет, никогда. Говарду вечно было не до него. Работа, чертов Щ.И.Т., все эти сутки напролет в лабораториях... Тони думал, что, если окончит университет в таком раннем возрасте, что, если докажет отцу, что он - не ребенок, папа повернется, впервые за долгое время искренне порадуется. Но, нет. кажется, юный Старк ошибался и здесь.
Восемнадцатилетие было для Тони не таким грандиозным праздником, право, закатить вечеринку сын миллиардера мог в любую секунду, да так, что район будет качаться на пьянящих басах самых крупных динамиков никогда не спящего Нью-Йорка! А потом самые именитые адвокаты будут отмывать его имя в таблоидах. Как бы не хотела Мария, Тони давно перестал быть ребенком. С тех самых пор, пожалуй, как спаял первую микросхему. С тех пор, как игрушки полюбил больше людей. С тех, как понял, что люди умеют и любят делать больно, так... Почему бы им не платить той же монетой?
Нет. Мама, мама была для него всегда самым святым человеком. А вот отец расстраивал, раз за разом проходясь грязными ботинками безразличия по душе подростка. Что за человек. Невозможный.
Восемнадцатилетие было не грандиозным праздником, но лишь очередной попыткой Марии объеденитьсемью хотя бы за показательным ужином. Отец, сын, два гения двух поколений. А потом уже Энтони сорвется, поцеловав мать в щеку, и уедет туда, где дым запрещенных сигарет, дешевой жвачки, алкогольные пары и светомузыка смешаются в одно целое, где красотки будут демонстрировать свои прелести, сверкая блестками и ароматическим маслом, которое будет покрывать их тело, и обязательно заливисто смеяться, оставляя на их одежде следы ярко-розовой помады. Масло... Оно не давало покоя сейчас. Клубничное. Персиковое, какое угодно, ему все равно, он молод и пьян. И у него сегодня праздник. Десятки прихлебаев, и один-единственный верный друг, в которого он вольет сегодня пару лишних рюмок. Что б не читал нотации о том, что им не положено такого делать!
- Милый, опоздаешь к ужину, - мама всегда улыбалась. Нежно, тепло, устало. Вроде бы и не работала давно, выглядело сногсшибательно, а такая уставшая. О, да, поживи с Говардом, постой между Старка - не так сгоришь еще, она держалась, держалась молодцом.
- Не опоздаю, - отмахнулся Тони, перелистывая папку с каким-то чудом утащенным у отца отчетом из Щ.И.Т. с разработками в области ядерных технологий.
- Я прошу, - она встала в дверном проеме. Вся светлая, словно светилась изнутри. белокурые волосы в элегантном пучке, кремовое платье легкой шерсти с ремешком. Всегда такая правильная, всегда такая... сдержанная. - Соберись уже, причешись хотя бы. Это твой праздник.
- Именно, - он откинул страницу, демонстративно бросил на пол, приговаривая "Бред, бред, тоже бред..." - О, а тут и вовсе... ошибка. Интересно, кто-нибудь заметил? - Пробубнил Тони, хмурясь и поднимая глаза на все еще стоявшую в  дверях мать, - Ма. Честно. Я спущусь вовремя. Обещаю. О, и... Не говори отцу. Он ненавидит, когда я таскаю документы из его кабинета, но его специалисты полные кретины, допустить ошибку в таких расчетах - это просто бред. Будто специально все испортили, она же протянулась, вот, смотри...
А она кивала. Добро, понимающе, профессионально. По привычке, скорее всего. Юноша это понимал. Мама всегда поддерживала. Всегда была рядом и смотрела добро, почти никогда не ругалась или спорила, подставляла плечо, оба плеча, за себя и за папашу.
В прочем, ей это было не нужно, ну конечно же, она была прекрасной помощницей и совершенно никудышным физиком, стоило ли в этом сомневаться. А он зачем-то это все показывал, хотя, стоило бы ткнуть носом в это самого Говарда. Если тот соизволит явится на ужин, а не пропустит все, как всегда. Наверное, Тони даже не станет удивляться такому исходу событий. Просто уедет дальше. К красоткам в персиковом масле и блестках в огнях светомузыки.

Прошло полчаса. Он спустился, сверкающий и довольный. Восемнадцатилетие. Это о многом может сказать, когда за плечами уже звание вундеркинда и самого юного студента университета. Спускался по лестнице легко, улыбался старому дворецкому, который жестом велел поправить галстук. Спускался вприпрыжку по ступенькам, показывал пижонство, подмигнул жене того самого дворецкого, чем заставил старушку рассмеяться и вцепиться в локоть Эдвина своими тонкими узловатыми пальцами.
Семья была в сборе, но мать стояла одна. Улыбалась, украдкой посматривая на часы и ожидая прихода супруга.
А отца так и не было.
- Он не пришел, - показательно улыбаясь, Тони сел за стол, - Что ж, тогда хрен ему с маслом, а не мой праздничный торт.
- Тони! - шикнула мама.
- Я так сказал. Пусть не рассказывает про пробки или дорожные работы, надоел. Раз в год на полчаса мог бы и приехать домой вовремя. Так что хрен ему с маслом, а не мой праздничный торт.
Как уже было сказано: у них никогда не было близких отношений. Отец и сын никогда не проводили праздники вместе. Один слишком сильно этого хотел, а второй слишком сильно был занят.

+1

4

В задымленном помещении полигона еще искрят оборванные провода, что-то где-то догорает, когда наконец первые люди проникают туда. Один из них, в костюме бойца ЩИТа, первым делом оглядывается по сторонам, а затем начинает поиски. Через некоторое время он замирает у стены, где, за грудой какого-то искореженного металла, лежит Говард Старк, в крови и явно без сознания. Редкостная удача! Боец склоняется к нему, и ему достаточно лишь одного движения, чтобы навсегда решить эту проблему и головную боль в виде Старка-старшего. Внезапно голос в передатчике в его ухе заставляет его замереть, а потом лишь коротко кивнуть в пустоту.
Планы изменились? Ладно, пусть живет.
На его лице не дрогнул ни один мускул, когда он выпрямился и махнул рукой, привлекая к себе внимание.
- Эй, я нашел Старка!


Говард тяжело дышит, морщась от боли, чувствуя, как все болит, да голова раскалывается так, что вот-вот лопнет.
- Мистер Старк, вы меня слышите? - голос доносится будто через пелену, и Говард машинально оборачивается на него, силясь разлепить веки и тут же морщась от слишком яркого, по его мнению, света. - Мистер Старк, как вы себя чувствуете?
- Хреново... - болело на самом деле все! Боже, да когда с ним было такое в последний раз? Пожалуй, что только во время войны, когда он вляпался в пару историй. Но даже там было как-то... легче, что ли? Или просто это со временем все забылось, да стерлось из памяти?
Белые стены. Халат. Больница... мерзкий запах лекарств...
Мозг уже начинает работать, когда Говард снова пытается открыть глаза, жмурясь от режущего яркого света, облизывая пересохшие губы и пытаясь понять, какого тут вообще творится?
- Где я, и что со мной? - Говард хмурится, пытаясь еще попутно осмотреть свое тело, поднять руки-ноги, да и вообще как-то встать с этой больничной койки! Больницы он не любил в принципе и старался тут не бывать, а вон как угораздило! Разумеется, встать у него не получилось: мигом закружилась голова, что его чуть не вырубило, и эти попытки ему пришлось оставить до лучших времен.
Ладно, во время провальных испытаний он не умер, даже выжил, и "добрые люди" доставили его до больницы. Собственно, на этом радостные новости и заканчивались: сломанные ребра, обожженная левая рука, сильное сотрясение мозга. Последнее сразу же укладывает его на больничную койку, и Говард хмурится, представляя, что здесь все-таки придется задержаться.
- Моей семье сообщили? - сейчас, задавая этот вопрос, Старк полагал услышать в ответ твердое "нет". Тогда бы он запретил сообщать семье, не желая никого волновать. И еще он пропустил все-таки ужин в честь дня рождения сына, хотя обещал жене быть вовремя! Значит, придется опять побыть виноватым: он скажет, что у него случилась важная внезапная командировка, и ему пришлось уехать.
Сын будет ненавидеть меня еще больше. Мария не будет разговаривать еще с неделю....
Тяжелый вздох, и Говард закрывает глаза.
- Да, мистер Старк, - тем временем откликается врач.
- Что "да"? - этот ответ Говард немного не понял.
- Вашей семье уже сообщили.
Твою мать!


Когда Говард открывает глаза снова, то в его палате не человек в белом халате, а в черном кожаном пиджаке.
- А, Ник, пришел навестить... - Говард шумно выдыхает и морщится, пытаясь улечься поудобнее. - Что скажешь?
- Пока ничего определенного. И хорошего, - Фьюри оборачивается к нему, скользнув взглядом по Старку. - Я оставлю охрану.
- Саботаж...
- Саботаж.


Джарвис растерянно положил трубку и замер, чтобы через мгновение тряхнуть головой и заспешить в столовую, где происходило... празднование дня рождения младшего хозяина. Хотя Тони никогда не был для них с женой... хозяином. Скорее, как племянник или внук, и это близкое отношение чувствовалось: оно было всегда у их семьи и семьи Старков. Он замирает в дверях, собирается с духом и проходит внутрь, где явно не царит праздничное настроение.
- Звонила секретарша мистера Старка, мэм, - и, пока старый дворецкий пытался подобрать слова, молодой хозяин даже успел немного высказаться по вопросу. - Насколько я понял, в лаборатории... что-то пошло не так, - Джарвис не стал упоминать слова "взрыв" и прочие особо драматичные в такой момент, которые лишь усугубили бы новость. - Мистер Старк в больнице.

0

5

Нет, конечно. Разве что-то может быть важнее для Говарда, чем его работа в лаборатории? Дурацкая не правильная работа, он вообще ее проверяет хоть иногда, раз даже Тони смог найти ошибки в расчетах? С другой стороны, почему "даже"? Уровень его интеллекта уже был на уровне отца, а учитывая то, что один из них рано или поздно уйдет в прошлое, ставки делать следовало бы на более юный разум. Но, конечно, лаборатория всегда важнее сына, даже при тех ошибках и даже при учете того, что сегодняшний семейный праздничный ужин был оговорен сильно заранее. Пара часов. Пара часов, постучали бокалами, поковыряли торт в тарелках, обменялись любезностями, выслушали пару историй от Эдвина, которые непременно начинались бы со слов "Когда Энтони был совсем маленьким..."  и все, разошлись. Мать - к себе, отец - в лабораторию назад, Тони - развлекаться. Это его день, персональный, имеет полнейшее право позволить себе это все.
Но нет, нет, конечно, Говард не пришел. Часы пробили вечер, все устало переглянулись, держа на лицах маски из спокойных улыбок, ну, чтобы не так обидно было имениннику, вероятно. Мария сдержанно и разочарованно выдохнула, а Тони и вовсе откинулся на спинку стула, демонстративно открывая шампанское. Дворецкий хотел было остановить юного мистера Старка, но по жесту руки самого Тони остановился, понимая, что вмешиваться со своими услугами или наставлениями будет чревато. Настроение летело куда-то в пропасть, вслед за хвостиком белого кролика из сказки, и сам Тони был готов сейчас оказаться на месте Алисы и выпить какую-нибудь дрянь, лишь бы гусеницы заговорили, а коты заулыбались. А потом встретить хорошенькую красную королеву и потерять на ночь голову.
Он плеснул себе шампанского в бокал в тот момент, когда позвонил телефон. Даже дергаться не стал, подумаешь. Или очередные поздравления, или кто-то будет спрашивать Марию, сугубо рабочие вопросы, ее эти фонды, финансирование, студенты. Скучная ерунда. Однако, кто-то же в этом мире должен был этим заниматься, каждому свое, кесарю - кесарево. к тому же, матери это нравилось. Она вообще была доброй и понимающей женщиной. Даже сейчас сохраняла спокойствие, понимая, что праздник летит коту под хвост.
Джарвис зашел в столовую с растерянным видом, не попросил миссис Старк выйти и поговорить, не передал ей ничего от очередного жирного засаленного кретина по поводу очередной жирной и засаленной темы, которую "сильно постарается пробить в сенате, но вы же понимаете, как это бывает сложно..." Бюрократы. И раз Мария сидит на месте, вращая в пальчиках ножку бокала с шампанским и рассматривая цепочки пузырьков, поднимающиеся со дна, значит дело не в ней.
- Мистер Старк в больнице, - говорит Эдвин, сцепляя пальцы в замок напротив своего старческого пузика и во все глаза глядя на Старков.
- Как? - Давится воздухом Мария, поднимаясь с места и чуть не роняя бокал на пол, - Что случилось? В какой? Как он?
- Адрес я записал, миссис Старк, но в каком состоянии и что произошло, к сожалению, они не говорят, - Джарвис протянул женщине лист бумаги с адресом, - Могу лишь предположить, мэм, что все не так критично, голос у врача был довольно спокойный. Но, это всего лишь мое мнение.
- Благодарю, мистер Джарвис, - кивнула она, сжимая в пальцах листик и переводя взгляд на сына, - Не обижайся, сынок, но мне нужно ехать. Как видишь, он не забыл и не опаздывает, он в больнице... - Мария грустно улыбается, качая головой, словно извиняясь за отца перед ребенком.
- Не говори ерунду, мам, - Тони ставит бутылку шампанского на стол, поднимаясь на ноги, - я еду с тобой. Эй. Эй. Это мой праздник, скажем так, во мне взыграло желание побыть всей семьей хоть раз в полгода, негоже у именинника желания отнимать. Мистер Джарвис, будьте добры, заверните нам этот торт, ну, хоть пару кусков, - он старался поддержать маму. Конечно, приехать, посмотреть, как и что с отцом - это был скорее долг ребенка, а не искреннее желание. Тем более - не в том возрасте, когда хочется отрыва, а не посиделок с тортом в стерильной палате. Да. Не так он представлял себе сегодняшний вечер. Кролик выпрыгнул из норы, сделав в той большую кучу, оказался вовсе не волшебным, сломав все иллюзии на корню.

До больницы они добрались быстро. А иметь такой статус и такую фамилию при таких финансах всегда семье было на руку, любые палаты. Любой персонал, все расшаркивались,  все пытались проводить, чуть ли не под ручку. Тони брыкался, требовал сказать, что с Говардом, показать его палату и дать все анализы посмотреть. Плевать, что в медицине он плох, очень плох, но характер был еще хуже, чем его знания в этой области.
Проводили их довольно быстро, заверив, что ничего страшного не произошло, оперативное вмешательство не потребовалось, пара переломов, ожог и сотрясение, в течении месяца полностью встанет на ноги, возможно - даже раньше. Этого хватало, но тут же в голове сложилось два и два, сотрясение и перелом могли были быть получены в результате падения, ожог... Взрыв?
- Ну и что ты взорвал сегодня, вместо того, что б пить со мной за день рождения? - Тони хмыкнул, беззлобно, заходя в палату и смотря на Говарда. Беззлобно получилось с натяжкой, ноты обиды скрывать не удавалось, да он и не старался, - Джарвис завязал тебе торт, могу попросить медсестричку организовать капельницу с кремом или что там сейчас делают? Клизму?
Он прошелся по палате, неторопливо, пока мама кинулась к мужу, выставив руки вперед. Погладила по голове, тут же расцеловала, чуть не захлебываясь слезами, отчитывая его в очередной раз, что был не осторожен, что она волновалась, задавая миллион вопросов в секунду, как, что, кто, зачем, а куда потом, а что всем будет...
Сам Тони лишь шумно подвинул себе гостевой стул и сел в метре от койки отца, плюхая коробку с тортом на тумбочку. Страшно было, да, а отцу наверняка больно. Но поделом что ли. Мог бы вообще перепоручить помощникам это все, а не ехать.

+1

6

- Мне все это не нравится, Ник, - Говард все же закрывает глаза, замирая на больничной койке, облизывая пересохшие губы. Голова болит так, что даже обезболивающее не спасает, и он старается не морщится - хотя бы при посторонних. - Оборудование не выходит из строя. Такое - не выходит. Это - не износ. Это - вмешательство и саботаж. Кто-то что-то сделал,
пуская энергию по иной спирали, что спровоцировало взрыв,
- он сам собирал эту установку, он производил расчеты, он знает каждую цифру и деталь, и такого просто не могло было быть!
- Я знаю, - Фьюри кивает головой и достает папку, которую убирает вместе с новыми очками в его прикроватную тумбочку. - Погляди на досуге, когда тебе станет лучше. И, да, я новые очки принес - твои старые разбились там.
- Я сам там немного разбился, - хмыкает Говард, уже открыв глаза и заинтересованно покосившись на тумбочку. Он должен знать все, и там были его ответы. Вот только пока что он физически не в состоянии, и с этим приходилось считаться.
- Еще кое-что, - Фьюри подходит к его койке и достает пистолет, который кладет под подушку. - На всякий случай.
- Думаешь, что приходили именно за мной? - почему-то такой вариант Старку даже в голову не приходил. Но, почему, собственно нет? ЩИТ - это вам не благотворительный фонд, а такие разработки в сфере вооружения сейчас на вес золота. Но зачем убирать? Чтобы он что-то не сделал? Или что?
- Просто пусть будет при тебе, - Фьюри прощается, снова говорит про охрану и уходит. Вот только после такого ни о каком покое и речи нет! Говард сначала пытается дотянуться до тумбочки, ругается сквозь зубы и снова замирает на постели. Фьюри наверняка специально это сделал, чтобы он и правда не мог достать, пока не будет в форме! Он укладывается обратно, а затем поправляет пистолет под подушкой, чтобы удобнее его было выхватить в любой момент. Если что... если что-то снова пойдет не так, мать его!


Заснуть все также не получается, и, когда заходит медсестра, Говард решает, что лучше ему все же оставаться в сознании, поэтому про свои боли он молчит. Нет, не болит и все в порядке. Еще неизвестно, что ему дадут! Нет, может, и правда обезболивающее, но вдруг его так вырубит, что он не услышит разворачивающуюся перестрелку в коридоре, например? Поэтому он терпит, стараясь не морщиться, пока медсестра не уходит, и только тогда гримаса боли искажает лицо. Говард тихо ругается, припомнив чью-то мать, шумно выдыхает и запрокидывает голову, которая раскалывается. Надо просто переждать и пересилить себя.
Однако едва в коридоре слышатся голоса, как Говард тут же открывает глаза, напряженно смотря на дверь, медленно заложив здоровую руку за голову, на самом деле нащупывая холодную сталь пистолета. Но тревога оказывается ложной: хотя как ложной? В палате уже оказываются жена и сын. И, если Мария сразу же спешит к нему, то Тони не торопится этого делать, что и понятно.
- А я как раз собирался вставать и ехать домой, чтобы успеть к праздничному торту, - Говард прекрасно знает, что сейчас не встанет, что тут же рухнет, едва сделает первую пару шагов. Его левая рука перевязана от запястья до локтя какими-то особыми повязками, пропитанными мазью. Тугой медицинский корсет сковывает ребра так, что не вздохнуть, намертво фиксируя спину в таком положении. Повязка на голове, на которой еще остались следы запекшейся крови - как и на седых волосах. Словом, живой и почти здоровый!
Мария осторожно касается повязки, проводит рукой по волосам, склоняется к нему и целует, пытаясь не плакать, и Говард обнимает ее здоровой рукой, привлекая ее к себе.
- Все хорошо. Ну, чего ты? - его голос звучит спокойно и уверенно, как будто ничего и правда не произошло. - Небольшая производственная травма, но со мной уже все в порядке. Наверное, сегодня я могу выписаться, и мы поедем домой праздновать, раз уж никто из вас не догадался захватить мне шампанского. Даже Джарвис! Уж от него я такого не ожидал, - он шутит, пытается улыбаться, стараясь успокоить супругу, которая уже присела к нему на постель, осторожно поглаживая его по щеке и груди, будто этим прикосновением могла бы причинить ему боль. Тони занимает место на стуле, чуть поодаль, поставив коробку с тортом на прикроватную тумбочку.
- С днем рождения, Тони, - Говард смотрит на сына, который явно обижен и расстроен, хоть и пытается это как-то скрывать. - Я понимаю, что ты хотел вовсе не такой праздник. Извини, что так вышло, - а что он еще может сказать-то? Пока что Тони все еще слишком молод, чтобы его понять. Время Говарда стремительно уходит, и тогда уже Тони будет возглавлять компанию, проводить свои исследования и разработки. И Говард хочет, чтобы сын занимался только этим! Чтобы в его жизни не было никакого ЩИТа, не было того риска, который есть у него. И ради этого мирного будущего для своего сына Говард готов многим пожертвовать... возможно, что Тони когда-нибудь его поймет. Или не поймет, но хотя бы задумается, ради чего и кого все это делалось.

Отредактировано Howard Stark (18-10-2017 18:11)

+1

7

- А я как раз собирался вставать и ехать домой, чтобы успеть к праздничному торту.
- О, прости, испортили всю затею, - тихо цыкнул Тони, закатив глаза. Конечно, давай, папа, извиняйся теперь, рассказывай, что ты тут на минуточку прилег, а повязка - чистый элемент антуража. Нет-нет, шоу. Конечно. Заехал в больницу, чтобы прихватить пару озорных медсестричек для пластикового торта сыну к празднику, как раз устроить шоу. А заодно и пару реанимационных комплектов для Эдвина и мамы, которые это шоу увидят, ну и, конечно же, пару разработок не то привезти, не то увезти... Все только на минутку, вес только по делу, буквально одна нога тут, другая там. Только вот "там" не вышло, "там" приехало сюда быстрее, потому что, как же так, в лаборатории взрыв.
Нет, Тони отца любил. Сомневался в ответном чувстве, все время пытался доказать, что он уже не ребенок, пытался вызвать реакцию на себя, как-то обратить внимание Говарда в свою сторону. Ему нужен был отец, нужен, как опора, чтобы рассмотреть эту жизнь, правильные ее стороны, не правильные, чтобы понять, что нужно дальше делать, куда бежать, чтобы не стать конченным подонком? Ему нужен был отец и в пять лет, и в тринадцать, и в восемнадцать. Но в тоже самое время он не хотел быть тут и видеть Старка-старшего от слова "совсем". И так идея была не лучшая, вот эта, с семейным ужином. Так еще и прерванная на самом интересном месте, как говорится.
Отец продолжает пытаться шутить, мать продолжает капать на его больничные шмотки растекающейся тушью, идеально все, даже кусок торта в нарочно помятом пакете. Ну вот такие вот руки-крюки, с микросхемами возиться он привык, с мелкой механикой, а торт - это слишком тонкая материя для Старка-младшего. Прости, папа, поотскребаешь крем от пластика, приехал бы домой сам - ел бы с фарфора. А так, увы и ах.
- А тебе нельзя шампанского. Проштрафился, - Тони складывает руки на спинку стула перед собой, укладывает сверху подбородок на локти и говорит, дергая головой и глядя на отца, - В больнице не положено, а дома все выветрилось. Не дождалось. Начало испаряться в шесть ноль-ноль. Так что не вали на Джарвиса, он и так уговаривал взять с собой кусок торта, хотя и это нельзя проносить в больницу.
Отец начинает говорить, но смотреть на него не хочется, эмоции за горло хватают, душат, душат. Обида, разочарование, первый раз за последние годы они хотели отметить как положено, так нет же. Нет!
Тони рывком поднялся со стула, чуть не опрокинув его, в пару шагов пересек палату и выглянул в окно. На улице уже почти было темно, серость переползала в черноту, не оставляя дню выхода и сменяя его на ночь.
- Вышло, - хмыкнула Старк, мотнув головой, - Вышло. А что вышло, пап? - Он повернулся и взглянул на родителей. Мария предпочла помолчать, вмешиваться в подобный разговор было бы лишним, мужчины сами все смогу выяснить и понять, сами разберутся между собой, лишь бы их никто не побеспокоил в этот момент, - Каждый раз выходит! Не одно, так другое. Самому не надоело, а? Неужели нельзя было... - он запнулся, подбирая слова, чтобы не ввернуть пару-тройку крепких выражений на эмоциях. мама не любила, когда при ней ругались матом. А маму Тони любил. Она всегда была нежным ангелом-хранителем их адского месива из эмоций и характеров, - Неужели нельзя было дома разобраться со всеми расчетами? Из-за пары ошибок в формуле ехать и перепроверять результаты работы? Как-то это не рационально, не находишь? У тебя хренов штаб...
- Тони! - Мария округлила глаза, призывая сына не выражаться.
- ... Я говорю, что у тебя полный штаб помощников, лаборантов, технологов, инженеров, разносчиков бумажек и пиццы, и никто не мог по телефону принять указания?
Тони не знал, из-за какого проекта отец сорвался и уехал, на самом деле, могло пойти не так все, что угодно, на самом деле он просто говорил наугад. Наугад и что бы показать Говарду, что тоже кое в чем разбирается и может найти неправильный элемент в логике подсчетов. Найти ту точку, откуда все посыпалось. Ведь может и из-за этого отец попал не на чаепитие с шампанским, а на койку, в корсет и в соленый запах больничных стен.
А может оно и к лучшему. Будет уроком на потом. Еще одним за долгие годы жизни Старка-старшего. Уроком, что нельзя быть таким эгоистом, таким, которым Тони обещает себе никогда не стать в будущем.

+1

8

У Говарда едва хватает сил, чтобы держаться в сознании и как-то попытаться успокоить жену. Словесные поединки с сыном тут не входят в обязательный список того, что он должен, но и обойти это вряд ли получится. Он прекрасно видит, как расстроен Тони, как злится, как наверняка его ненавидит. Да, все имеет свою цену, и это - его цена. Цена за то, чтобы у Тони было будущее без войны и без нужды, чтобы у него были деньги и компания, где он мог бы реализовать себя. Но, быть может, что-то все-таки Говард упустил, что за деньги не купишь, за блага не приобретешь, но... но такова была его цена!
- Милая, все в порядке, - он снова пытается успокоить Марию, которая уже плачет. Тяжелый вздох, и Говард привлекает ее к себе, заставляя себя все-таки обнять, чтобы она почувствовала тепло его тела, его дыхание на своей коже - вот он здесь, с ней, живой, а скоро будет и совсем здоровым. В принципе, и правда с ним ничего серьезного не произошло, но... но слово "саботаж" никак не шло у него из головы! Поэтому где-то в больнице уже была охрана, а Фьюри оставил ему пистолет, который Говард держал под подушкой. Потому что слишком опасно и слишком он увяз в этом всем. Но разве стоит такое говорить вслух, да семье?
- Думаешь, мне прямо нельзя шампанского? Кхм... глупый запрет, - только вот уже оба Старка понимают, о чем говорит Тони, да и Мария замирает, все также обнимая мужа. Ярость затапливает комнату будто цунами, и стул едва ли не отлетает, когда сын вскакивает на ноги и подходит к окну. Жена с беспокойством проводит по его груди ладонью, не желая, чтобы он нервничал. Но, на удивление, Говард тут слишком спокоен! Это действие лекарств или он уже смирился с тем, что отец года из него не вышел, поэтому просто продолжил строить то самое будущее для сына, не обращая ни на что внимания?
- Вышла неприятность, которая помешала мне вернуться домой вовремя, сесть с вами за стол, пить шампанское и есть торт, - он говорит спокойно, не повышая голоса, немного устало, сжимая здоровой рукой ладонь супруги. - Дома я собирался быть часам к пяти. Досадная случайность, что так получилось, - он и правда не собирался задерживаться, рассчитывал быть к ужину, но что-то явно пошло не так! И сильно так, учитывая предпосылки с последствиями, о которых Говард точно будет молчать, о которых семье знать не стоит! - Я понимаю, Тони, что ты рассчитывал на совершенно иной вечер, но... - он тяжело вздыхает и чуть морщится: голова слишком сильно болит, и эта боль никак не отпускает. Может, стоило все-таки позволить себе вколоть лекарства? Нет, пока нет: пока все слишком зыбко и опасно, и Говард точно должен был оставаться в сознании!
- Как насчет Гавайи? - внезапно спрашивает он у супруги, повернувшись к ней, чуть улыбаясь, чтобы и дальше ее пугать. - Я могу взять отпуск на пару недель, и поедем туда отдыхать. Все втроем, - Мария тут же просияла, с улыбкой смотря на мужа, стиснув его здоровую руку в своих руках.
- Ты правда возьмешь отпуск, Говард? - в ответ на этот вопрос Старк-старший лишь едва кивнул. - О, это было бы чудесно, дорогой! - жена склоняется над ним и целует его в губы - едва уловимо, намекая, что тут как бы не при детях, но потом все обязательно будет. - Тони, милый, правда, здорово? - Мария всегда старалась сделать все, чтобы два самых любимых мужчин в ее жизни уживались друг с другом, и порой это было нелегко и даже вообще невозможно.
- У тебя нет никаких планов, сын? Поедешь с нами? - Говард поворачивается в сторону Тони, для которого такое предложение уж точно будет чем-то новеньким. Может, кстати, еще не все потеряно? Хотя бы часть Говард исправит и починит, собирая по винтикам и деталям, стараясь не дышать - слишком хрупко.
Щелк. На мгновение свет заискрил, потух и снова загорелся. Говард замирает на постели: он уже не верит в совпадения, а с его работой паранойя - это уже почти диагноз. Но он не параноик, а жаль - иначе бы не лежал тут, предвидя такой момент! Нет, возможно, где-то скакнуло напряжение, но...
- Дорогой, тебе плохо? Говард? - Мария замечает его мигом побелевшее лицо, осторожно касается груди, пытаясь как-то обратить на себя внимание, вывести из этого состояния, когда Старк-старший застыл на койке, невидящим взглядом смотря вперед. А он напряженно вслушивается в привычные звуки больницы, стараясь услышать то, что выбивается из общего ритма, стараясь отринуть эту головную боль и слабость. Объективно Говард понимает, что не встанет с этой койки, если... если только... но до такой крайней меры ему доводить не хотелось бы! - Тони, беги за врачом: отцу плохо, - кажется, жену он перепугал все-таки, но именно это ее заявление заставляет Говарда "ожить".
- Нет, - его мигом прошиб холодный пот, едва он представил, как сын выбегает из палаты прямо на чье-то заряженное оружие. - Тони, иди сюда! - в голосе стальные приказные нотки - дома он так никогда не общался. Дома Говард не кричал, был мягким, говорил спокойным тоном, но сейчас все резко изменилось - и таким его знали на работе. Он все еще с напряжением прислушивается, а потом кое-как чуть приподнимается на койке, морщась, закусив губу и прижав руку к сломанным ребрам. Кажется, у них тут сегодня будет эпохальный день рождения! Прямо вечеринка!

Отредактировано Howard Stark (28-10-2017 20:17)

0


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: прошлое и будущее » [29.05.1988] С днем рождения меня.