02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: настоящее » [25.05.2016] Who am I?


[25.05.2016] Who am I?

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[Who am I?]

⊗ ⊗ ⊗
http://s4.uploads.ru/TwUmz.jpg

информация

Где: законсервированная база ЩИТа под Нью-Джерси
когда: поздний вечер

Кто:  Howard Stark, Anna Marie
предупреждения: да вроде бы не должно...

и с т о р и я
Порой за ответами на свои вопросы попадаешь в самые неожиданные места, где все кажется таким знакомым, и само место будто тебя помнит.
Порой прошлое напоминает о себе, давно позабытое и похороненное, и тогда с этим нужно что-то делать тем, кто живет настоящим.

0

2

Все началось с неделю назад, когда Говард в очередной раз гулял по городу. Неприметное кафе привлекло его внимание. Туда бы никто не зашел из современных жителей, пройдя мимо, но его туда потянуло. Кофе и правда там был неплохой, было тихо, на стенах висели старые картины и фотография, а пожилая пара, что держала кафе, не навязывалась со своим сервисом и желанием поговорить "за жизнь". Поэтому Говард оставил щедрые чаевые, и старичок за кассой улыбнулся ему и сказал то, что он никак не ожидал услышать.
- С возвращением, мистер Старк, - фамилия была слишком знаковая, резала слух, и он застыл у стойки, так и не убрав кошелек в карман пиджака.
- Простите...?
- Хорошего дня, мистер Старк, - старичок ему улыбнулся и уже пошел по своим делам, а ошарашенный Говард вышел из кафе и тут же закурил сигарету, жадно делая несколько затяжек.
Он меня... узнал?
И эта мысль не дает покоя. Уж не о таком ли мечтал Говард: что кто-то его узнает и поможет вспомнить? Но отчего-то он бежит из этого кафе, стараясь забыть в него дорогу. Вот только слова забыть - не так-то просто, и эта фамилия "Старк" так и крутится в голове.
Дальше он идет в интернет-кафе, где чувствует, как почва уходит у него из-под ног: с фотографии Говарда Старка на него глядит... он сам! Он жадно вглядывается в фотографии, читает информацию, находя статью про то, как в 1991-ом Говард и Мария Старк погибли в автокатастрофе. Щелк! Внутри что-то щелкает, а виски сдавливает будто тисками. Говард встает со своего места, кое-как доходя до уборных и смывая идущую носом кровь. А ведь приступы уже давно не повторялись! Неужели он нашел...?


Эта мысль не отпускает, заполняя все сознание, мешая работать, и Говард вечно где-то витает в облаках. Благо, что такое для него в процессе работы - явление обыденное, и никто не обращает на такое внимание. Никто и не подозревает, что Говард вспоминает, отчаянно пытаясь примерить те прочитанные факты биографии Говарда Старка на себя. Есть ли совпадения? Вспомнилось ли что-то похожее? Но мозаика никак не желает складываться! И он понимает, что ему нужно что-то большее, чтобы подкрепить свои догадки. Например, сравнить ДНК? Собственно, можно было бы попробовать - также пробежаться по иным медицинским показателям, но... но он выглядит моложе того, погибшего Старка. Конечно, над ним провели далеко не один эксперимент, и вот тут уже могло что-то измениться в нем самом. То есть, фактически, медицинские тесты ничего могут и не дать. Ему нужно вспомнить!
Вчера приступ скрутил его прямо на работе, что Говард едва не рухнул. Голова раскалывалась на части, носом кровь никак не желала останавливаться. И для рабочего процесса он был явно потерян: проще ему дать время на восстановление, чем потом искать нового ценного специалиста и работника. Поэтому у него был незапланированный отпуск, первую половину дня которого Говард честно отлеживался в своей квартире, стараясь выспаться, стараясь не думать. Но, едва первые сумерки опустились на город, как он уже открывал глаза.
Капюшон черной толстовки надет на голову, чтобы скрыть его лицо, когда он быстрым шагом спускается в подземку, чтобы убраться подальше от города. Ему нужно выдохнуть, нужно собраться с мыслями и перестать изводить себя. Вспомнить пока не получается, но Говард чувствует, что он как никогда близко к этому! Надо отпустить ситуацию, постараться это сделать, чтобы потом уже все это само сложилось, и вместе разных фрагментов мозаики перед ними бы предстала целостная картина.
Вокзал, билет на первый же поезд, и Говард сидит, прислонившись лбом к стеклу, смотря на городской пейзаж за ним. Мысли все также далеко, но он даже не пытается их поймать или сосредоточиться. Он почти что отпустил ситуацию, прикрывая глаза и открывая их лишь на конечной: Нью-Джерси. Здесь он, кажется, бывал, и снова это "дежа вю" возникает перед ним. Говард ловит такси и просит просто повозить его по городу, и таксист не задает вопросов, сразу же получив стодолларовую банкноту. Да, пассажиры бывают разные, но, раз платят, то почему бы не побывать экскурсоводом?
Возле окраин Говард просит притормозить, отдавая еще одну купюру водителю и выходя из такси. Он закуривает сигарету, снова надевая капюшон на голову, и идет вперед. Этот район - почти что нежилой, но здание старого магазинчика привлекает его внимание. Ставни давно заколочены, все покрыто пылью, а пластинки ныне явно никому не нужны. Но почему-то Говард уверен, что ему именно сюда, что это - вот то, что нужно!
Деревянная дверь не выдержала удара, распахиваясь перед ним, и Говард проходит внутрь. Затхлый запах старости, плесени и пыли ударяет в легкие, и он морщится, но идет вперед. Почему-то он знает, куда надо идти, огибая прилавок, проходя дальше в какое-то подсобное помещение, где уже почти истлевшие от времени коробки погубили свой товар окончательно и бесповоротно. Но он не касается этого, подходя к какому-то электрическому щитку и открывая его. Еще больший слой пыли, грязи, и Говард зачем-то проводит пальцами по какой-то пластине и... огоньки резко замигали на щитке, а стеллаж рядом вдруг отъехал в сторону, открывая лестницу вниз, где тут же тусклыми огнями загораются старые лампы, подсвечивая дорогу и будто приглашая его спуститься вниз. И Говард уже точно уверен, что пришел по адресу, когда спускается по ступенькам, ощущая то самое "дежа вю" еще больше, чувствуя, что он почти добрался до своих ответов!
В этот самый момент, едва электрический щиток ожил, на пульт ЩИТа приходит сигнал: кто-то проник на законсервированную базу "Н-17" под Нью-Джерси...

0

3

- Вылетаю!
Она отключилась, засовывая телефон в карман и на ходу застегивая форменную куртку темно-синего цвета с фирменными орлами на плечах. Не ее любимый цвет, но что поделать, не спорить же с разработчиками этих костюмов за какие-то дизайнерские изыски? Да, в прочем, Анне Марии было традиционно плевать, лишь бы было удобно и не мешало двигаться, южанка была не из привередливых дамочек типа Эммы, которым если каблук, то каблук, да так, что б набойка сверкала, и декольте, и вот это все, ей вообще это все светило чисто условно. Ну, до определенного момента, но об этом она не разрешала лишний раз даже думать самой себе, так сказать, что бы не спугнуть.
Закрепив последнюю пряжку на высоком ботинке, она выскочила в коридор и пулей рванула к лестнице, ведущей к вертолетной площадке. Зачем ей транспорт, если до Нью-Джерси ей проще долететь так, использую только свои силы. Вопрос только: почему она одна туда летит? Ну, руководству, конечно, виднее, почему у расконсервированной против правил и не по протоколам базе Щ.И.Т. посылают мутанта, и почему в одиночестве, но... Шельма не задавала сейчас вопросов. Меньше знает - крепче спит, сказали: срочно, прямо сейчас, как можно скорее, выяснить ситуацию, по возможности обойтись без жертв и разрушений. По возможности. Ей нравилось такое определение. По. Возможности. То есть, хвост из трупов за спиной южанки они не отрицали и на новые тоже соглашались, лишь просили обойтись без них. Красиво говорили сукины дети. Из песни слов просто-таки. Да только вот не по своей прихоти или воле она оставляла за собой этих бедолаг со свернутыми головами, или оторванными. Или и того хуже. Просто кто-то должен был делать эту работу, особенно в те моменты, когда вопрос ставился ребром: или свои или чужие. В прочем, Анна не была на организацию в обиде, нет, наоборот даже - Щ.И.Т. сейчас давал ей то, что ей нужно было. И что давно хотелось тоже.
Она пролетела по коридору до лестницы, своим видом распугивая идущий по своим делам персонал, резко нырнула в дверной проем и мимо лестниц пронеслась к самой крыше. Там оставалось совсем не много. Шельма достала из кармана телефон, открыла карты и прикинула, в какую часть света ей сейчас двигаться и что она по идее должна увидеть под собой, чтобы понять, что она месте. И еще маленькая деталь, о которой так любят все забывать. Она достала из кармана штанов резинку для волос и стянула на затылке тугой хвост. Не хотелось бы прилететь с гнездом на голове, увы, красота красотой и ее буйные каштановые волосы имею право разлетаться в разные стороны, но кто ее видит, черт побери? Кому какое до этого всего дело?
Маршрут был построен, она пулей взлетела в воздух, поднимаясь метров на двести над крышей здания. Там редко можно было встретить какое-либо транспортное средство, не самолетная высота. А вот директора Старка - легко, да только вот сто лет уже никто не видел, как он приближался к базе в костюме, все больше, видать, играл в политику и ездил на четырех колесах. Старел или скучнел? Она не могла этого понять в полной мере, отказаться от такой сладкой дозы адреналина? Не разрешить себе полететь? Не позволить ветру врезаться в кожу, а легкие открываться в полную силу? О, глупцы! Они не понимает этой романтики!
Романтика романтикой, а задание нужно было выполнить оперативно,поэтому южанка сорвалась в сторону, периодически сбавляя скорость и сверяясь с  навигатором, чтобы ненароком не улететь в другую сторону. До места оставалось совсем не много, учитывая отсутствие пробок, светофоров, объездных путей и прочей красоты цивилизации, она летела на прямую, самым коротким маршрутом и через несколько минут каменной глыбой свалилась с небес перед маленьким старым магазинчиков с развороченными досками, которыми когда-то был заколочен вход. Точка на карте совпадала идеально, она точно на месте, но это что за ерунда? Что за чертовщина? Шельма аккуратно выбралась из той пробоины, которую организовала ногами, приземляясь, и зашла в пустое помещение. Запах пыли был невыносим, грязь, что-то явно покрывалось плесенью, а что-то - прело и разлагалось... Словно она попала в старый подвал в забытом доме, в прочем, оно почти так и было.
Она молча прошла вперед, аккуратно, стараясь не наступать ни на что и не поднимать шум. Через пару шагов и вовсе поднялась в воздух, оглядываясь и прислушиваясь. Тот, кто вскрыл базу - явно не заметал следы, действовал безрассудно, не скрывался. И оставил дверь в переходной отсек не запертой, какая красота. Да, взлощик из нее никакой, но вот выломать дверь - всегда пожалуйста. Но этого не требовалось, тусклый свет манил ее, как мотылька, и Анна приоткрыла дверь, проходя вперед и спускаясь по лестнице.
На этаже ниже, в полутемной комнате, где горело лишь несколько дежурных лампочек, она увидела силуэт мужчины в капюшоне. Что, неужели Гидра добралась до этого старья? Что они тут могли найти? Щ.И.Т., если верить куратору операции, сто лет, как оставил базу без присмотра. И полезного в ней было ноль на массу.
- Ни с места, - ее командный тон разносится по помещению, отражаясь от пыльных допотопных ЭВМов, - Медленно повернитесь и поднимите руки. Это правительственный объект, вы арестованы.

+1

4

Говард и сам не понял, как в череде случайностей вдруг оказался именно здесь. Он мог отправиться в любой другой район города, но почему-то оказался именно на вокзале. И там, на вокзале, он купил билет на поезд до Нью-Джерси, который как раз шел первым в расписании. Уже в другом городе, в такси, он приметил именно этот район, а затем и старый магазин. Все сходилось слишком быстро, и он оказывался к этому совершенно не готов! Неужели вот так вот просто бывает? Долгое время попыток воспоминаний, а потом события, будто снежный ком, катятся с горы, обрастая все новыми деталями? Вот только там, внизу, не погребет ли эта правда его под собой?
Говард так и не понял, как вдруг смог открыть потайную дверь, но тот факт, что она перед ним распахнулась, а свет зажегся лишь укрепил его в своем решении. Он медленно спускается вниз, сжимая руки в кулаки, будучи готовым отразить удар. Только, судя по помещению, здесь уже давненько никто не бывал, и дорожка из его следов на пыльном полу - лишнее тому доказательство.
Внутри стоял столы, старые компьютеры, занимающие почти всю левую часть длинного помещения, похожего на какую-то залу. С противоположной стены расположены шкафы-картотеки, и это тут же привлекает его внимание. Говард достает сигарету и закуривает, пытаясь понять, с чего ему начинать. Нет, он уже здесь. А дальше? Где искать ответы на свои вопросы? Как их искать? Взгляд скользит по стенам, на которых какие-то фотографии. Говард Старк. Взгляд "спотыкается" и замирает на фото, а внутри все снова переворачивается. Несколько жадных затяжек, и он почти что силой заставляет себя отвернуться.
Ладно, черт с ним! Надо оглядеться более внимательно!
Включить этот старый компьютер, где процессор больше похож на лифтовую кабину по размерам - задача не простая. Нет, нажать кнопку - это самая малость, а дальше надо мучительно долго ждать, пока машина придет в движение, зашуршат шестеренки, начнутся первые попытки загрузки и так далее. Словом, терять время и стоять подле нее - расточительно и бесполезно, и Говард идет дальше - к тем самым картотечным рядам, открывая первый из них наугад и быстро проглядывая названия папок.
Проект "супер-солдат"?
Говард тут же хватает эту папку и открывает ее. Фотография Капитана Америки, потом какого-то мужчины лет за пятьдесят в очках, а затем... Говард Старк! Щелк! Говард снова смотрит на фотографии, перебегая взглядом с одной на другую.
- Эрскин, - тихо произносит он вслух фамилию, которую точно ранее не знал! Но она всплыла в памяти - внезапно, резко, тут же оказываясь на языке, и Говард хмурится. - Эйбрахам Эрскин, - и спираль раскручивается, когда он замирает, смотря в стену, но видя совсем другие картины. Когда-то это уже было! Была лаборатория в подвале какого-то магазинчика! И Эрскин был там! И молодой Говард Старк! И...
Позади раздаются какие-то звуки, а затем и голос. Видимо, Говард слишком был погружен в себя, чтобы прислушиваться и отследить приближение кого-то ранее. Голос был женским, и не факт, что леди здесь одна. Наверное, стоило догадаться, что, раз так непросто сюда попасть, найти все это, то где-то должна была стоять и сигнализация. Но тогда Говард о таком не думал, ведомый своим любопытством и желанием получить ответы на вопросы.
- Значит, это - правительственный объект? Впрочем, стоило догадаться, - протянул Говард, однако ни поворачиваться, ни поднимать руки он как-то не спешил. Он все еще сжимал папку в руках, но его мысли теперь крутятся вокруг того, чтобы выбраться из этой передряги. Однако ответы все еще нужны! И более чем! - Не будете ли вы так любезны уточнить, на каком именно правительственном объекты мы с вами так не совсем удачно повстречались? Я был бы вам крайне признателен, - по идее силовое поле его кольца должно сдержат град пуль. Во всяком случае, небольшую первую волну - этого бы хватило. Только демонстрировать свои расширенные возможности он совершенно не хотел. Значит, придется договариваться - по-хорошему или по-плохому. - Кстати, вы представиться забыли, - голос по-прежнему звучит спокойно, и Говард снова возвращается к папке, быстро перебирая листки, понимая все эти формулы и расчеты, которые еще более древние, чем местные компьютеры.

+1

5

Она стояла спокойно, старалась дышать размеренно, даже руки не поднимала. В прочем, это скорее были такие меры безопасности - для окружающих, если они тут есть. Никакие пули ей не страшны. А вот оборудование может пострадать, было бы нежелательно потом еще и за это отчитываться. Да и хотелось бы верить, что человек перед ней, с бумагами в руках - какой-нибудь фанат Щ.И.Т., гений, хакер, вор, кто угодно, только б не член Гидры. Все эти политические разборки из серии "свой-чужой" местами подводили ее. В ее прежнем мире враги были те, кто на тебя нападал, а тут слишком много условностей. Порой, даже зная, что это враг, тебе не дают его устранить, не дают к нему подобраться, не дают его рассмотреть. Просто вот он есть и есть, все. Точка. А еще ей не хотелось бы потом выбираться из-под завалов, Щ.И.Т. умел пускать ракеты на взломанные базы, не разбираясь в ситуациях.
Хотя, если верить количеству следов на пыльном полу, то кроме них двоих тут никого не должно было бы быть. Или прячутся по углам, в темноте, как крысы. Что ж, главное, что б у этих самых крыс не оказалось никаких ошейников-ингибиторов, а с остальным она справится сама. Не привыкать, в Щ.И.Т. методы были не те, что в команде Икс. Однако, у нее задание. У нее - цель. И если эта цель сейчас не выполнит ее требования, то она домой принесет только его голову. В худшем случае, конечно, для всех. В лучшем - просто вытащит из него все, что посчитает нужным.
- Словно вы, любезный, не в курсе, - она хмурилась, отвечая громко и четко, не вкладывая ни капли положительного в слова и интонации. - Взломать взломали, а вывеску не прочитали. Не хочу расстраивать вас, но это не ваше дело. Просто поднимите руки, повернитесь и давайте покинем помещение вместе. Так будет безопаснее всего для вас.
Она сделала пару шагов вперед, поднимая ботинками маленькие пыльные облачка вокруг себя. Аккуратно, присматриваясь к тому, что по бокам, прислушиваясь к шуршанию древних вычислительных машин, компьютерами это назвать не получалось даже с натяжкой. Она носом вдыхала запах бумажной пыли, этих старых картотек, архивов, у них запах особый, нос щекочет всегда, как перышко.
- Мое имя не имеет отношения к делу, - чеканит она, поднимая к груди руки и методично расстегивая кнопки перчаток и стаскивая аксессуар с рук, - Еще раз прошу спокойно: положите на место папку, повернитесь и поднимите руки за голову. Третий раз просить не буду, предупреждаю сразу.
Что-то казалось ей, что затея эта с самого начала шла не по задуманному плану. В такие лаборатории просто так не влезть, а увидеть тут какого-нибудь Капитана Америку не хотелось. Хотя, плечики для кэпа узковаты были, этот символ нации ни с чем не перепутать, если один раз подойти. Но все равно все это было слишком подозрительно, чтобы иметь один логический ответ.
- Оторожно. Положите. Папку. На. Место, - по словам произнесла она, подходя еще ближе, и вытягивая руку перед собой, словно приближалась к рычащей собаке,- Стрелять не буду, - Да и не чем. Может все-таки брать с собой оружие? На всякий случай. Она заметила, что на обложки старой, буро-желтой папки, которую листал мужчина, была изображена символика Щ.И.Т., что ж, значит, он точно знал, где он и искал что-то определенное. Возможно. - Я так понимаю, сэр, вы уже знаете, где находитесь и ищите что-то конкретное. Увы, выпустить вас отсюда я не смогу. Данные, содержащиеся в папках принадлежат правительству США. Положите ее.
Наконец, видимо, все машины, что стояли так долго без действия, закончили свои загрузочные процессы, свет постепенно становился ярче, заполняя собой даже темные углы комнаты, освещая всю пыль, что копилась тут десятилетиями, являя взорам и следы от старого взрыва, с выгоревшими полами, оплавленными стульями, что были обнесены заградительной лентой, с портретами на стенах и газетными вырезками под стеклом. Словно тут давным давно что-то произошло. Потом люди еще немного поработали и... Ушли. Пустота и тишина стояли в помещении.

+1

6

Говард не рассчитывал на встречу, не был к ней готов и совершенно не собирался сдаваться! Вот уж нет! Он слишком близок от ответов, чтобы просто так позволить надеть на себя наручники и куда-то там увезти. А, собственно, куда? В новую клетку, где его запрут навечно или сдадут на опыты? Да, он не был уверен, что он был именно Говардом Старком. Зато он был уверен в другом: этому миру Говард Старк не нужен, и его постараются поскорее вернуть в ту могилу, из которой он выбрался.
- А вы так уверены, что ваше? - насмешливо отвечает он, но папку не отдает, не откладывает в сторону, пока не пролистывает ее до последней страницы. Все те же обрывки формул, сведения, фотографии. Чертовы фотографии, которые теперь не дают ему покоя! - Вообще-то, я именно здесь и в безопасности, а вот на выходе отсюда - не уверен, - он наконец обращает внимание на эмблему, которая была на папке.
Конечно же: ЩИТ!
Наверное, стоило догадаться раньше: все ниточки вели именно туда. И Говард Старк, который стоял у истоков Щита, тогда был значимой фигурой. Это сейчас - лишь призрак прошлого, неудобный и ненужный, неугодный и мешающий. Если он вообще тот самый Старк, в чем по-прежнему не было уверенности.
- Ваше имя, ровно как и статус, служит подтверждением того, что вы сами имеете право тут находиться, а также требовать от меня каких-либо действий. Удостоверение? Жетон? Что-то еще, что могло бы аргументировать ваши слова? Иначе, милая леди, у вас ровно столько же прав быть здесь, сколько у меня, - впрочем, даже если она покажет удостоверение, то он ей все равно не поверит: в наше время слишком многое можно подделать, а доверие - это непозволительная роскошь. Уж не за это ли доверие когда-то Говард Старк поплатился жизнью? - Вы можете стрелять, - по факту, ему, конечно же, не все равно, но... но упрашивать он точно не станет, а с пулями как-нибудь сладит. Говард чувствует, что он у цели, что его ответы - совсем близко. Он старается не нервничать, а то, если его скрутит приступ прямо здесь, то дело будет дрянь! - Данные, содержащиеся в этих папках, принадлежат не только правительству США, но когда это правительство считалось с чужим мнением, верно? - а тем временем компьютер загружается, и свет становится в разы ярче, освещая дальнюю стену и последствия... взрыва!?
В голове снова что-то щелкает, и Говард правда откладывает папку куда-то на пыльную поверхность стеллажа, чтобы медленным шагом пойти туда, перешагнуть через заградительную ленту, а затем замереть у стены. Пальцы касаются темной поверхности, ощущая все неровности, шероховатости, что остались от взрыва. И это чертовски знакомо! Слишком знакомо, что дыхание перехватывает, что пальцы чуть подрагивают при следующем касании.
- Тогда погибло трое: те двое, что держали контейнер... и ученый, что пытался подсоединить к нему провода, - картинка вспышкой мелькнула, в одно мгновение, когда пальцы касаются стены, на которой наверняка к этой черной копоти была примешана кровь. - Было плохой идеей привозить это сюда, пытаться проводить опыты здесь - прямо в городе, - Говард проходит вдоль стены, подходя к фотографиям, к вырезкам из газет, скользя по ним взглядам, внезапно вспоминая, как какой-то здоровенный мужчина, в котелке, смеясь прибивал именно эти портреты. Был ли он среди погибших? Кто он был? Нет, не помнит он этого - так глубоко пока что не копнуть, но ответы - они здесь, рядом, на поверхности! На фотографию Говарда Старка он старается не смотреть, опасаясь, что эта правда обрушится на него одним махом, погребет его под своими завалами из миллионов воспоминаний. - После этого происшествия все закрыли и опечатали, опасаясь фона остаточной энергии, - он откуда-то знает историю - не всю, без деталей, какими-то кусками, но... но он знает! Он что-то помнит! А перед глазами Говард видит источник всех бед тогда еще вполне процветающего объекта "Н-17". - И тессеракт увезли отсюда...

+1

7

Секунда за секундой Шельма начинала закипать, сводило зубы, до чего упертый попался экземпляр, до чего уверенно перелистывал старые папки Щ.И.Т.а, словно знал, что искать или не знал, но все равно искал. Но только рассудок и правила организации сейчас говорили ей о том, что применять силу направо и налево чисто потому что так будет проще, быстрее и спокойнее, она не может. Правила, ограничения, вся эта ерунда, которая порядком надоедала. О, как она наслаждалась, когда попала в серьезную структуру, когда есть четкие приказы, когда есть порядок действий, субординация, не та, что в Школе и команде, не та, когда командует формально Скотт, а по сути - все, кому не лень. Каждый сам за себя и за спину товарища рядом. А сейчас она бесилась, в такой ситуации, когда нужно быть каким-то формальным агентом, копом, уговаривать человека тихо и спокойно, чтобы потом не выслушивать тонны дерьма от руководства за разнесенную базу или  коматозника... Ну, что ж, может она и плохой агент, но немного старой школы тренировок Людей Икс ей бы сейчас не помешало.
- Я же сказала, сэр, я без оружия, повернитесь и посмотрите, - а еще он мог выстрелить сам, если бы захотел, ей было бы все равно, но это дало бы ей лишнюю свободу действий. - На выходе никого нет, я здесь одна, там вам никто не станет угрожать.
Она сделала несколько шагов к мужчине, медленно, осторожно, словно суицидника уговаривала не прыгать с моста, честное слово. Выставила руку вперед, на всякий случай, то ли из типичной человеческой осторожности, словно защищая себя, то ли чтобы показать, что в руках у нее оружия нет, а доставать из рукава, как волшебник, она ничего не научилась. Не ее стиль.
- Я представитель организации Щ.И.Т., агент, мое имя Анна-Мари, вы находитесь на территории организации, - продолжала Анна, - Сэр, посмотрите на меня, значок или удостоверение я вам не покажу, но послушайте, вам ничего не угрожает, просто положите на место папку. Это принадлежит не государству, это засекреченная информация.
Вообще-то, это принадлежало государству, мужчина был прав, но разве она имеет право это говорить? Вряд ли. Секретность и сохранение тайн компании превыше всего.
Мужчина откладывает папку и двигается в сторону стены, где висит лента и стоят сломанные стулья. Она не останавливает его, оружие мужчина не доставал, словно он пытался что-то вспомнить или рассмотреть получше. Что ж, пока он не делал ничего противозаконного, чем больше она получит сейчас информации при наблюдении, тем проще будет разговаривать с ним уже в камере при охране и кураторах задания, при агентах старших уровней. Анна старалась не спускать с него глаз, но когда незнакомец ушел к стене, она быстро пролистала папку, которую смотрел, чтобы убедиться в том, что он ничего в нее не вложил.
- Откуда вы знаете, сколько людей погибло? - Прищурилась она, спрашивая недоверчиво, - Вы изучали инцидент, что произошел тут?
Но это было слишком давно. Вырезки из газет старые, вполне возможно, что он псих, фанатик или кто-то из родственников погибших?
- Тессеракт?! - Она подошла ближе, складывая руки на груди, и пытаясь без стеснения заглянуть в лицо мужчине. Он был не молод, да, не стар, но полностью седой. Лицо знакомое, словно она его видела где-то или кого-то он ей напоминал. Только сильно изменился... А может ей показалось, такая чертовщина творилась, у них половина Школы омолодилась за лето, куда страннее. - Откуда вы знаете про Тессеракт? Кто вы такой? Сэр, как вы проникли сюда?
Не ответит. Конечно, не ответит, Шельма еще раз поймала себя на мысли о том, что ей все это надоело и вся эта брехня будет продолжаться до тех пор, пока кто-нибудь из его дружков не придет сюда с тяжелым вооружением. Или из ее "дружков", ракеты выпустить могут издалека.
- Сэр, прошу прощения, но так будет проще, - она в пару шагов преодолела расстояние между ними, беря его за руку, активируя свою чертову ненавистную силу мутанта, и как сейчас ее это радовало, вся правда, которую она бы хотела получить от незнакомца, она получит в считанные секунды. Никакой лжи. Чистая память.
Спутанные воспоминания хлынули потоком в ее голову, раньше это причиняло адскую головную боль, тело начинало ломить, но постепенно она просто перестала обращать внимание на это, притерпелась, хоть боль и не уходила никуда.
Сейчас она видела все, словно на старой пленке, потрепанные кадры, обрывки фраз, запах проводки, женщина, блондинка, смеется, что-то говорит, смотрит так ласково. Выглядит старомодно. Но ничего, ничего точного. Какие-то зарисовки, по полсекунды,  боль, ужасная боль, ему было больно совсем недавно, сегодня, вчера, позавчера, а кто он - не помнит совершенно, что за...
- Говард, - выдохнула она, отступая и поднимая хмурый взгляд. Мужчине сейчас явно будет не хорошо, Анна покрутила головой, ища стул или тумбочку, если он начнет падать, люди часто падали от ее прикосновений, штабелями стелились, в любой иной ситуации это льстило бы, - Я вижу ваше имя, но не могу понять, кто вы и откуда вы знаете, это было лет... Это было в шестидесятых, лет пятьдесят назад, вы - мутант? Но я не чувствую ваших сил.
Это вводило в заблуждение. Но такую память, как его надо долго и тщательно анализировать. Тут бы пригодился телепат, даже она не в состоянии все понять изнутри. А еще лучше психиатр.

+1

8

Все это ему кажется с одной стороны странным, а с другой - вполне логичным. Как будто он заранее знает, что здесь окажется дальше, но знает "за секунду до", а не просто помнит. Небольшая вспышка - как старая выцветшая фотография, и вот он уже может догадываться о том, что происходило. Или он это на самом деле знал, но только забыл? Он был свидетелем или ему просто рассказали? Однако же сюда Говард все-таки как-то проник! И проник явно со знанием дела: он вдруг понял, что и где искать, а потом - как проникнуть внутрь. Только вот он не ожидал, что окажется не один: в его планы это не входило. Только сюда пришли не от мадам, хотя и от ЩИТа - тоже не легче.
- Да, конечно: я уже понял, что это - ЩИТ, - почему-то у него нет страха, что он будет застрелен на месте. Может, все дело в кольцах, которые уж точно смогут удержать первую парочку пуль полем и ответить молнией? Он старается их не использовать прилюдно, никому не показывает и не говорит про них. А там, вдалеке от городов, чужих стен и ушей Говард иногда тренируется, пытаясь подчинить всю силу колец себе. Он толком не понимает, что это такое, но уже знает, как таким управлять, но потенциал артефактов раскрыт не до конца, и с этим он тоже работает.
Но у него нет ни времени, ни желания следовать за ней, и Говард откладывает папку, отходя к стене. Картинки снова мелькают, и он чуть хмурится, пытаясь уловить их суть. Обрывки фраз, какие-то лица, светящийся голубым куб - все это было, и было тут, и Говард это не видел не с кадров кинохроники, не слышал из чужих уст! Он был здесь, он наблюдал, и... и мелкие воспоминания складываются в чуть более крупные фрагменты, которые объясняют всю суть этих лент и того месива, которое когда-то было на стене, которое на ней же и осталось, но явно пройдя проверку временем и не выдержав ее.
- Я не проникал - я просто вошел, - она оказывается совсем близко от него, но Говард на нее не смотрит, отвечая машинально, пытаясь и дальше найти какие-то фрагменты из своего прошлого. А потом она вдруг взяла его за руку и...
Район Нью-Йорка, как из старых фильмов про мафию, и маленький мальчишка, чумазый, в изношенной одежде, сидит и чистит обувь... Лаборатория, где уже повзрослевший мальчика в белом халате перебирает какие-то детали... Щит Капитана Америки и яркий вспышки оружейных залпов, которые видны через переднее стекло самолета - взрослый мальчишка уже в кресле пилота... Блондинка улыбается, смотрит ласково и целует... Маленький ребенок на его руках, а потом, уже повзрослевший, он смастерил свою первую машинку сам... Огромная собака, размером почти со слоненка, налетает и радостно лижет лицо... Какая-то техника выходит из-под контроля, и яркая вспышка взрыва... машина петляет на шоссе и...
Говард жадно хватает ртом воздух, пошатываясь, смотря вперед и ничего не видя. Он кое-как левой рукой держится за стену, чувствуя, что ноги становятся ватными. У него кругом идет голова, а виски сдавливает, словно тисками. Он старается дышать, но дыхание явно не хватает, а первая соленая капля крови из носа падает на пол. Вторую руку он прижимает к лицу, так как кровь уже просто полилась водопадом, и Говард оседает на колени, чувствуя, как мир перед глазами кружится, почти опрокидывается, стремительно темнеет.
Я... Говард Старк!

0

9

Перестаралась? Да не могла же, Шельма прекрасно понимала, сколько ей нужно времени на какой объем сил и информации, что крошечное прикосновение, как сейчас, на пару секунд, вызовет слабость, головокружение, на несколько мгновений, обычно так и происходило, словно в первый раз она силы применяла. Нет, конечно. Не в первый, хотя чужие головы порой были теми еще помойками, уж ей ли не знать? И вот сейчас поток отборнейшей шизофрении лился ей в голову, пока она пыталась осознать происходящее в памяти этого мужчины. Пару моментов она смогла прояснить сразу: он понятия не имел, зачем он сюда пришел, целей в мыслях она не заметила, вот бывает такое: идешь, как по наитию, тянет в эту сторону, будто сверху кто-то за шкирку тащит, указывает молча направление. А что там в этом направлении ждет - никто не знает, клад ли найдешь или голову тебе свернуть попытаются. Только одно Анна могла сказать в таких случаях: задницу, которая подсказывает путь, лучше все-таки слушать, она зла не пожелает, и все желающие свернуть ей шею будут посланы не зря, видимо, с высшими целями все-таки.
Она отошла на шажочек в сторону, хватаясь за голову рукой и косясь недобрым глазом на мужчину. Говард, Говард, какое совпадение, а ведь он стоял аккурат под портретом старшего Старка, что щурил хитрый глаз и улыбался в усы. Может фанат? Сумасшедший поклонник? Начитался о жизни Старка старшего, да давай себя им воображать? О, Шельма повидала разных психов в своей жизни, кто-то был помешан на мировом господстве, кто-то на себе любимом, кого-то медом не корми, да дай устроить геноцид или создать очередную смертельно-опасную игрушку. и это не считая самодельных домашних Наполеонов, и прочих незначительных расстройств. Чего-то только разум человека в себе не скрывает, если копнуть его чуть глубже, чем человек сам может рассказать.
А вот мужчине, кажется, становилось все хуже и хуже, притащить на базу труп было бы совсем не к месту. Кровь из носа лилась потоком, он уже на ногах не стоял. Анна в пару шагов притащила старый пыльный стул и за подмышки подхватила мужчину, усаживая его.
- Эй, эй, - она присела на корточки перед Говардом, или как его звали на самом деле - не важно, понимая, что у нее даже платка носового с собой нет никакого, не говоря уже о каких-то там средствах оказания первой помощи. Разве что ее собственная перчатка могла бы пригодиться. Она протянула ее, какая-никакая, а ткань, может хоть заткнуть нос хватит? - С вами все в порядке? Простите, обычно силы работают не так критично, скоро пройдет, вы только дышите глубже. И может все-таки расскажите, что вы тут делаете? - Спросила она, изображая улыбку, - Как видите, подмоги тут нет никакой, вам ничего не угрожает. Давайте просто поговорим.
Забавно звучало это, наверное, как предупредительный выстрел в голову: сначала нажать на спусковой крючок, а потом спросить, все ли в порядке? Но в данном случае она поделать ничего не могла, только узнать побольше правды в относительно доверительном ключе, а потом уже вызвать подмогу и сдать его медикам на обследование. В конце концов, там уже была не ее вотчина. Сначала медики, потом дознаватели. Выяснить, что он знает про Тессеракт, откуда он вообще что-то про него знает или просто успел прочитать в том отчете, за которым она его застукала?
А это идея.
Она похлопала мужчину по плечу, понимая, что сбежать он все равно никуда не сбежит, еле стоит на ногах, конечно, если это ни какой-нибудь фокус. Но даже если фокус, краем глаза она все равно за ним пока присматривает. Шельма отошла обратно к стеллажу, на котором покоилась папка, и взяла ее в руки, заново открывая и пролистывая содержимое. Нет, формулы, какая-то бомба, какие-то расчеты, чертежи детонатора, наполнение боеголовки, схемы крепления проводов... Ни слова о Тессеракте, ни даже упоминания. Да и вряд ли бы в такой лаборатории его изучали, это было делом куда более крупных объектов, даже ради безопасности проекта руководство организации вряд ли бы распорядилось перенести все к черту на рога, но в середину города.
- Так зачем вам была нужна именно эта папка? - Спросила она, закрывая ее и держа в руках, - Что в ней такого? Технологии уже устаревшие, сейчас уже не используются.

+1

10

Воспоминания, к которым он так стремился, обрушиваются на него лавиной, что перехватывает дыхание, что сердце сжимается в груди. Как будто старые фотографии раз за разом возникают перед глазами - без объяснений - просто выхватывая отдельные факты, где ему остается лишь догадываться, что это такое, кто эти люди вокруг, что за событие здесь происходит. И этого всего - слишком много разом, что голова начинает мгновенно раскалываться, будто острые иглы вгоняют в виски, а вскоре уже первые капли крови падают из носа. Его ведет так, что он оседает на колени, и мир перед глазами уже кружится, да темнеет.
Говард Старк. Это имя выбивает почву из-под ног, и, казалось, что его ответ всегда был на поверхности. Он вдруг ощущает, что оказывается сидящим на каком-то стуле, а какой-то кусок ткани ему помогают приложить к носу, чтобы остановить кровь. Он смотрит будто сквозь эту девушку, заново прокручивая в голове все те обрывки, которые теперь у него были! И от того голова болит еще больше, что он крепко стискивает зубы, чтобы не застонать, да запрокидывает голову, шумно дыша. Боль, уже почти что привычная, сковывает голову, что кажется, что он вот-вот потеряет сознание. Но он слишком хорошо понимает, что, если не выдержит, то на этом для него все закончится: его отволокут в ЩИТ и еще неизвестно, чем для него все это закончится. ЩИТу он не доверял, ГИДРе не верил, и ему приходилось рассчитывать только на себя, стараясь на дать слабину, которой могли бы воспользоваться другие.
Пока что девушка оставляет его в покое, и Говард как-то пытается прийти в себя, но не слишком уж получается. Он кое-как утирает кровь, казалось, еще сильнее размазывая ее по своему лицу, да шумно дышит, чуть морщась, стараясь не делать никаких движений головой, которая раскалывалась от такого пуще прежнего. Но движения - это одно, а вот как с мыслями быть? А мысли не успокаиваются, крутятся вокруг тех "старых фотографий" из памяти, цепляются за какие-то мелочи, но полной картины и ответов не дают. Зато теперь он знает, кто он, но только от этого осознания не легче, а, скорее, наоборот: и количество вопросов уже множится в геометрической прогрессии.
Наконец он открывает глаза, кое-как справившись с собой, повернув голову в сторону девушки, которая стояла с той самой папкой, которую еще недавно он держал в руках.
- В ней нет ровным счетом ничего, и, да, все слишком устаревшее...
Как и я сам.
Он упирается рукой в стену, чтобы подняться на ноги, чтобы не рухнуть тут, когда голова немного закружилась, ища в этом свою опору в физическом плане хотя бы. А на стене висит портрет - молодой Говард Старк улыбается в объектив фотокамеры, будто знает все на свете! А на деле? А не деле так ничего и не знал, позволил себя заманить в ловушку, потерял то, ради чего трудился всю жизнь, и ... Кулак с силой врезается в фотографию на стене, разбивая ее, оставляя в стене вмятину, но на руке - никаких повреждений. Кольцо сработало, окружив руку силовым полем, смягчая удар и одновременно его усиливая за счет того же поля, а внутри уже бурлят ярость и злость, которые появляются вдруг из ниоткуда и которые ему не удается обуздать - удар служит лишним тому доказательством.
Он делает несколько неуверенных шагов назад, будто пятится, не сводя взгляда с вмятины в стене, в которую была буквально вбита фотография молодого Говарда Старка. Еще шаг, и он упирается спиной в огромный компьютер, который представляет собой скорее стол с маленьким экранчиком и клавиатурой, но забитый и нашпигованных тогдашними самыми "последними технологиями". И экран у компьютера призывно так говорит, и он вспоминает, как тут все включал.
Что, заработало? Введите код?
Он хмурится и рука в нерешительности замирает над клавиатурой. Он понимает, что, сколько бы не пытался вспомнить, он не сможет... или просто не пытаться? Он поворачивает голову в сторону, смотря снова на ту вмятину, а пальцы будто сами собой касаются клавиш - он набирает код, не глядя, не думая, не фокусируясь, позволяя телу самому решить, как тут быть. И, лишь набрав последний знак и нажав кнопку "ввод", он поворачивается к монитору, который гаснет на мгновение, а потом на нем появляется одна единственная надпись: "Добро пожаловать, мистер Старк". Туше!

+1

11

Она не в первый раз сталкивается с тем, что вытягивая из человека его мысли, чувства, силы и сознание она натыкалась на какие-то обрывки, ошметки памяти, словно на старую рваную тряпку. Казалось - можно еще рассмотреть рисунок, но так много дыр, так много участков время съело, так много войн прожгли в полотне дыры, так много человек хотел забыть (или ему помогли забыть), что цельной картины нет. И трогать страшно, вдруг окончательно все рассыпется пеплом и собрать потом уже не представится возможным? Да и у самой голова потом болела знатно, в прочем, кому какое до этого было дело? Она не жаловалась, копила, терпела, ведь всем плевать, у всех своих проблем хватает, а ее немногочисленные ниточки, с кем бы она могла поделиться, сейчас были черте где, а времени катастрофически мало, не позвонишь, не приедешь, не встретишься.
Пока Анна молча наблюдала за поведением странного мужчины с обрывками памяти, пока проводила параллели с Росомахой, а мужчина тем временем умудрился остановить кровь и встать со стула. Что это было? Желание жить? Цели, о которых она не смогла понять? Природная упертость и вредность? Шоковое состояние? Он умудрился много потерять той самой крови, но, тем не менее, смог врезать по старой фотографии Говарда Старка так, что беднягу размололо под осколками собственного стеклянного склепа. Фото впечаталось в стену, смявшееся и порванное, да и по идее рука незнакомца должна была превратиться в не меньшее крошево, чем рамка, но каким-то чудом кисть осталась цела. Даже крови не было. Мутант? - пронеслось в голове Шельмы. Если бы он был мутант - она бы это почувствовала, любая новая сила, вливающаяся в ее тело, тут же давала о себе знать. Приятно было женщине или  не приятно, это не волновало никого, что это будет - невидимая способность к фазированию или клыки Крида? Зеленая кожа Женщины-Халка или метаморфизм Мистик. Что бы это ни было - Шельма всегда точно понимала, с чем имеет дело. А тут тишина, значит это не мутация. Тогда что же?
- Раз оно устаревшее, зачем оно нужно вам? - Она сделала пару шагов в сторону Говарда, медленно, аккуратно, стараясь не терять контроль над ситуацией и не упускать из вида периметр. Можно это было назвать паранойей, или привычками, выхваченными в свое время у Логана, как у старого вояки, а может муштра Щ.И.Т. на ее так влияла или жизнь в кои-то веки становилась не безразличной. Так, на минуточку. Дело сделает и пройдет, вернется на привычные круги, когда будет нечего терять и глубоко плевать. - Говард, что вы пытаетесь тут найти? Я видела вашу память, я видела в ней дыры, но я не понимаю, зачем вам эта старая лаборатория?
Она ее не слушал, или делал вид, что не слушает, не обращал внимания - так уж точно. Несносный тип, вырубить бы его да дело с концом. Вырубить, оттащить на базу,а  там пусть делают с ним, что хотят, она свою часть выполнила - прибыла на место и разобралась в ситуации, на сколько смогла, конечно.
А он, неугомонный, все исследовал базу, подбираясь все ближе к компьютерам. Шельма молчаливым хвостом шла сзади, в любой момент готовая применить силу и вывести его из равновесия, абсорбировать, если потребуется, применить силу не равную той, что уже применила, куда сильнее, куда мощнее, свалить его без сознания и потребовать помощи и поддержки у базы. Но он пока не проявлял агрессии, молчал, лишь вводил что-то на стареньком ЭВМе. Она заглянула через плечо, не поверив своим глазам и шепотом прочитала:
- Добро пожаловать, мистер Старк... Погодите, - она аккуратно положила руку на плечо мужчине. Картинка складывалась из кусочков, вызывая все новые и новые вопросы. Это же не могло быть! - Вы... Вы Говард Старк? Но как это возможно, вы умерли лет двадцать назад, к тому же... Говарду было бы сейчас ну лет за сто, не меньше... Кто вы такой, сэр?
Голос стал жестче, рука сжала плечо незнакомца стальными тисками, не надо было смотреть на хрупкость ее пальцев, они могли разжать челюсть любого бульдога, что уж говорить о человеке? Попытайся он вырваться - она бы вырвала ему плечо с рукой, такие шутки не проходили бесследно.
- Сэр. Я спрошу еще раз и это будет последний: что вам здесь нужно и кто вы такой.

+1

12

Зачем он сюда вообще пришел, как все отыскал эту базу, да смог попасть? Множество вопросов, но Говард подспудно знает, что именно так должно было: и он неосознанно знал, где и что искать. Возможно, эта база не даст все ответы на его бесконечные вопросы, но она может дать зацепки, она может дать чуть больше ощущений и тех фрагментов старых фотографий, которых стало в разы больше именно здесь! И ему надо пройти свой путь на этой старой базе до конца, чтобы узнать для себя, чтобы понять, что делать дальше, чтобы, возможно, вспомнить чуть больше. Отступать уже некуда, да и возникшая девица не даст ему сбежать.
Говард на нее не смотрит, он ее не слушает, погрузившись в свои мысли, но все же думая о ней. Раз она здесь, то сигнал еще проходит до командного пункта, и здесь еще можно отыскать ответы - если включить этот допотопный компьютер, который наконец стал подавать признаки жизни, светясь тусклым экраном, где еще требовалось ввести код! Знал ли он код? Говард готов был поклясться, что нет - и на подбор комбинаций может уйти слишком много времени, которого у него нет! Но этот код, по идее, должен был знать как раз Говард Старк, и он замирает, смотрит в стену, в которую вмял старую фотографию, а пальцы будто сами собой касаются пыльных клавиш.
"Добро пожаловать, мистер Старк"...
Он сам не ожидал такого результата, уставившись на командную строку, не сводя взгляда с этого монитора, который так просто начинает расставлять все по своим местам. Вернее, давая первый толчок к этому, а еще и некоторые воспоминания, пара старых фотографий, где взорвалась установка, где какой-то тупой солдафон с лычками генерала пытается протолкнуть свой тотальный контроль и в ЩИТе... ее рука на плече ощущается как раз вовремя: Говард уже чувствует знакомое давление в висках, когда голову сжимает тисками, а первые капли крови падают на клавиатуру. Он пошатнулся, упираясь рукой в стол, не сводя взгляда с экрана. Все это жутко и пугающе: если он уже мертв больше двадцати лет, то как выжил? Что с ним стало? Как и кто...?
Так вот почему так веселился мерзавец Олдрич, когда назвал меня Говардом!
Яркая внезапная вспышка: Киллиан все знал, и вот теперь сразу все становится понятным - и его взгляды, и его шутки, и те слова, реакции на которые он тогда не дождался просто потому, что Старк-старший себя не помнил! Но Киллиан знал и решил использовать его, как теперь использует ГИДРа, которая тоже наверняка все знала изначально!
Ноги перестают держать, и он снова оказывается сидящем на каком-то стуле, запрокинув голову и тяжело дыша, морщась от боли и пачкая рукав своей толстовки в крови. Надо собраться и перевести дыхание, надо отсюда как-то выбраться и все вспомнить, а еще надо прийти к тем, кто с ним все это сделал, чтобы они заплатили по всем счетам! Вот только всего этого не будет, если его тут отволокут в ЩИТ: Говарда Старка можно повторно хоронить, и в этот раз свои шансы на выживание он бы лично расценил, как крайне хреновые!
- Пройдет... у меня бывает...
Раньше бывало хуже.
Кажется, она осведомилась про его самочувствие, и в больницу ЩИТа ему тоже не надо - нет уж, увольте. Поэтому Говард усиленно хватается за реальность, стараясь прийти в себя, а потом уже что-то придумать, но пока голова раскалывается, и дельных мыслей там не появляется, да все мелькают те старые фотографии - одна за другой, как в бесконечном хороводе, от которого еще хуже!
- Вы не дадите мне ответы на мои вопросы, а я на ваши. У нас патовая ситуация, мисс. Или секреты ЩИТа стоят любой цены? - в голове что-то щелкает. Когда-то он уже говорил подобные слова - тому солдафону-генералу, который... Говард хмурится, хватаясь за обрывок воспоминания, чувствуя отголоски торжества, когда он вроде как переубедил... а переубедил ли? ЩИТу нельзя было верить, но тогда Говард Старк наивно полагал иначе! - Я предлагаю разойтись миром, мисс: я ухожу, а вы забываете обо всем этом. Вы хотите знать, какой в этом вам резон? Справедливо. Вы играете в шахматы, мисс? Знакомы с термином "вилка"? Просто есть ответы намного ценнее и интереснее, нежели, чем я, - он не уверен, что сработает, что выгорит, что так и есть на самом деле, но, исходя из того, как закончился ЩИТ, логичнее было бы предположить, что да, что тут все верно, и он не ошибся. - Или вы, как и ваше начальство, полагаете, что секреты стоят жизни... стариков, женщин, детей, что ради их сохранения можно и нужно идти на жертвы? - кровь вроде как уже и не идет, и Говард, чуть морщась, открывает наконец глаза и снова смотрит на стену. - И давайте уже говорить на самом деле о возможном: Говард Старк мертв...
И лучше пусть весь мир продолжает в это верить!

Отредактировано Howard Stark (21-11-2017 01:23)

+1

13

Она не ухмылялась, не улыбалась, как обычно делала это, она хмурилась и закусывала губу. Время принятия легких решений и беззаботных поступков осталось далеко позади, к счастью, в какой-то момент ее голова включилась и начала соображать. Вот и сейчас она стояла и смотрела, как этот мужчина утирает кровь,текущую из носа, и прикидывала, что ей делать дальше: уйти, оставив его здесь? Или вытащить его за шкирку на улицу и просто заставить его уйти? Вызвать подкрепление, скрутить его, утащить в лаборатории на опыты, к психологам на тесты и вообще поставить охрану по периметру? О, да, привлечь внимания и раздуть из мухи слона, еще собрать пресс-конференцию и сказать, дескать, смотрите, добрые люди, вот он - Говард Старк! Тони точно сляжет с  сердечным приступом, к гадалке не ходи.
А он все продолжал рассуждать о политике Щ.И.Т., наседая на ее личные моральные качества. Шахматы, дети, старики, еще котят бы приплел и голодающих из Африки.
- Сэр, - Анна выгнула бровь, глядя на него сверху-вниз, - Если уж честно,то не на ту напали. Разговорами про стоимость жизни детей и стариков меня не пронять, давайте не путать понятия и не вовлекать моральные аспекты жизни в ту ситуацию, в которой мы оба сейчас оказались. Говард Старк жив, это вы, хотите этого или нет, но еще одно мое прикосновение к вам сможет расставить все на свои места, раз головушка ваша уже заработала и начала что-то вспоминать. Я без понятия, как так вышло, что сейчас с вами говорю, да. Однако, - она сцепила руки на груди, мимолетом осматривая помещение  и на пару секунд поворачиваясь обратно к вмятому в стену портрету молодого Говарда. Красавец мужчина, странно, что сейчас он совершенно не похож на себя черноволосого  времен фотографий Второй мировой, - мне совершенно плевать, какую политику проводит Щ.И.Т. Я в агентах не так давно, я знаю свои задания, про их тайны и скандалы я слушать не собираюсь. Кого к чему куда принуждали - мне плевать, своих проблем по горло, думаю, вы уже поняли, что имеете дело с мутантом.
Волшебное слово, ох, как его бояться и ненавидят везде, где только можно. Страшные мутанты, злобные твари  с суперсилами, которым только и нужно, что мир завоевать, да всех переубивать. И сожрать. Обязательно сожрать. Мутанты же злобные твари, без каких-либо человеческих качеств.
- Вы же понимаете, что я не смогу вас отпустить просто так? База была вскрыта, сигнал поступил, что мне им сказать, мышки пробежали и хвостиком махнули? - Шельма покачала головой, глядя в глаза мужчине, - Я хоть с этими нашивками хожу не долго, хоть мне и плевать на внутренние секреты организации, я честно хочу исполнять свои обязанности. Вы вскрыли опечатанную дверь, проникли, оставили кучу отпечатков, включили компьютер своим паролем, разбили фотографию, боже, да кто так делает, хотели бы пробраться - ну прошли бы тихо, - она покачала головой, кажется, ей не стоило этого говорить вслух, или она в таких вопросах привыкла к более... тонкой работе? Делай хорошо или не делай никак, да. Где-то в груди кольнули иголочкой воспоминания, от которых она отмахивалась всеми правдами и не правдами, не время было сейчас, да и не место. Но то, что этот человек проник в помещение на столько грубо, что и слов не хватало - оставалось фактом. - Итак, ситуация, как вы правильно выразились, патовая. Я не могу вас просто так отпустить, а вы не хотите попадаться в лапы Щ.И.Т. И что же нам делать? Может быть проще не нарушать законы и не пытаться переобуться в воздухе и все-таки пойти со мной? Так будет проще, Говард Старк вы или уже нет.
Да хоть Папа Римский, нет, конечно, любопытство жрало южанку изнутри, как он умудрился выжить и так сохраниться, и почему он ничего не помнит, что с ним сделали и в курсе ли всего происходящего его сын? Да, на многие вопросы лучше и правда не знать ответов, но такова суть ее работы сейчас.

+1

14

Говард шмыгнул носом, запрокинув голову, снова стараясь остановить кровь, которой и так здесь было пролито уже прилично. Но в кой-то веке за этим что-то последовало: хоть какая-то крупица воспоминаний! Правда от этого легче не стало, а ситуация еще и ухудшалась, что он так бездарно попался.
- Не скажите: моральные аспекты всегда есть, - он шумно выдыхает и сглатывает, чуть морщится и снова смотрит на стену, где когда-то висела фотография молодого Говарда Старка. И что же тогда случилось? Явно же, что ничего хорошего, и ЩИТ наверняка ударил в спину, а ГИДРа добавила. И он злится - злится на себя прошлого, что был так слеп, что посмел довериться и доверять! Вот только к чему теперь это? Время-то вспять не повернуть... но он все еще жив! И, если он все-таки Говард Старк, то это многое меняет. - Так вам плевать... - он чуть кивает головой в ответ на собственные мысли.
Действительно: идеальные бездумные солдаты, которые просто идут исполнять приказы и не подвергают их сомнению. Они просто делают, а не анализируют, что совершают. Да, ЩИТ явно добился определенных вершин - почти что идеала. Почти как ГИДРа, где еще есть идейные фанатики, которые видят какой-то там очередной Рейх по всей Земле.
Говард роется в карманах толстовки, доставая сигареты и закуривая, делая несколько жадных затяжек и выдыхая - ему нужна короткая пауза, чтобы принять решение, чтобы подумать и все постараться проанализировать так, чтобы выйти из этой ситуации с наименьшими потерями.
- Старая база, а сигнал - поступил. Странно, не так ли? Куда проще было бы все тут свернуть и вывезти архив, если он еще представляет ценность. Вот только сигналы идут не только отсюда на центральный пульт, но и наоборот, - он уже почти придумал свой план, но у нет полной информации, чтобы просчитать все варианты его реализации. Однако это всяко лучше, чем идти в ЩИТ или чем снова ложиться в гроб. Хотя, пожалуй, второй вариант был бы даже предпочтительней в его ситуации, которая зашла в тупик настолько, что ему, наверное, требовалось уже какое-то радикальное решение.
- Вам знакома древнегреческая мифология? - внезапно спрашивает он, удобнее усаживаясь в кресле. - В пантеоне была богиня мщения - Немезида, - пальцы касаются окровавленной клавиатуры. -  Н-Е-М-Е-З-И-Д... - он замирает, не допечатав всего лишь одну букву. - Прямо как один из протоколов ЩИТа, который активирует бомбу, если на одну из баз совершили проникновение, и секреты рискуют уплыть не в те руки. Конечно, случайных жертв тут не избежать, но... наплевать же? - и вот он уже печатает последнюю букву, а экран на мгновение гаснет, после чего бегущая строка извещает о: - "Протокол "Немезида" активирован"... однако: все-таки сделали и до сих пор работает... интересно, тут стандартная минута или того поменьше до взрыва? - Говард хмыкает, пожимает плечами и откидывается на спинку кресла, затягиваясь сигаретой и явно не собираясь тут никуда бежать или спасаться.
И ситуация становится еще более патовой...
Говард затягивается сигаретой снова и смотрит на Шельму.
- Я как бы уже мертв, а о вас, как о мутанте, общество горевать не будет. Даже тех детей, стариков и прочих, который заденет волной в соседних домах... ЩИТ их переживет, и спать все там будут спокойно. А завтра сюда придут другие, которым также плевать, - он пожимает плечами и смотрит на все ту же бегущую строку. - Умирать - легко... наверное... хотя я не помню...

Отредактировано Howard Stark (23-11-2017 13:09)

+1

15

Чтобы поумнеть - надо играть с более умным противником, это известно всем, Анна не была исключением, но сейчас напротив нее стоял гений своего поколения, хоть и сильно потрепанный жизнью, потерявший уже поллитра крови - точно, бледнеющий на глазах и с дырками в памяти, размером с футбольное поле. С одной стороны ей хотелось помочь человеку, все-таки потеря памяти, как потеря себя, влекла за собой ужасные моральные переживания, она помнила, каково было Логану в такой ситуации, прекрасно знала, что значит потерять себя, даже среди собственных мыслей, среди сотен голосов, что нашептывают тебе по ночам, примеряют на тебя свое сознание. На краю разума южанки появилась мысль, что хорошо бы этого "Говарда Старка" передать не в руки Щ.И.Т., а за шкирку оттащить в Школу и сдать Профессору с рук на руки. Не в ее компетенции в мозгах ковыряться. Она могла, несомненно, и даже в буквальном смысле, да только не могла дать гарантии тому, что это поможет и тому, что это не приведет к летальному исходу.
Конечно, ей было не плевать, излишняя бравада, часто сопровождающая ее в жизни и не дающая повесить нос на глазах окружающих. Часть образа, имиджа, созданного для самозащиты, для того, что б даже никто не думал ее обидеть. Часть служебного положения - как сейчас, например. Даже если ей лично не плевать на мирное население, на этого человека, на архивы и прочее, во-первых, все и сразу спасти было невозможно, никакие Супермены на выручку не придут, как не зови, во-вторых - агент должен быть более хладнокровным, принимать решения, руководствуясь логикой, а не эмоциями. В целом боец должен быть более хладнокровным, даже если не выглядит таковым. Уж не это ли так бесит Саммерса?..
- Что вы задумали?
Разумный, на ее взгляд, вопрос, пока мужчина поудобнее усаживается в кресле и начинает читать ей лекцию про греческую мифологию.
- Я знаю, кто такая Немезида, - она перебивает, довольно грубо огрызаясь, но, кажется, это не имеет для Говарда никакого значения, вопрос был чисто риторический, он не спрашивал, он просто вел длинную цепь повествования, которая в конце оканчивалась обязательно той правдой, что по сути была и ключом в ту же секунду. Ради финала он все это говорил, оставалось только дождаться.
Сердце подскакивает до самого горла, Шельма искренне радуется, что рядом нет ни нюхачей, ни эмпатов, и что ее волнение останется незамеченным, внешне она только ехидно пожимает плечами и нарочито медленно подвигает стул, садясь напротив Говарда и копируя его позу. Закурила бы, да не пробовала никогда, не тянуло, а то картинка была бы совсем совершенной.
- Саморазрушение, как часть самосозидания, - протягивает она, мысленно готовясь увидеть очередной ужас, когда бомба рванет. Она бывала в подобных ситуациях, она попадала, не по своей воле, конечно, под разные взрывы. Обстрелы. Падающие здания. В лапы к монстрам. Много во что вляпывалась, самоуверенно летела вперед, шла, бежала, напрашиваясь всем своим естеством на новую порцию потенциальной угрозы, в тайне желая, чтобы силы оставили ее, потому что жить порой дальше бывало невозможно трудно. нет, сейчас ситуация менялась, максимализм проходил, как-то само собой все устаканивалось, однако, быть морально готовым к подобного рода угрозам невозможно при любом количестве опыта.
- О, спасибо, - она скривила лицо в демонстративное подобие улыбки, - Общество не горюет о мутантах, да. Сдохну - вздохнут с облегчением, я поняла вас, Говард, очень мило. Но совершенно не толерантно. Хотя в целом, - Анна сползла со стула на пару сантиметров, вытягивая вперед длинные ноги, - Гори оно все синим пламенем. Взорвется и взорвется, мирные жители, даже если среди них будут жертвы, останутся не на моей совести. Пуля же не виновата перед убитым, да? Да, вина будет ваша. Хотите покончить с собой - вперед, мне же писать в отчете меньше. И да, - южанка улыбнулась, сдувая белую прядку с лица, - такая мелочь, как бомба меня не возьмет. Такая ерунда, как завал меня не пугает. Ваш ход?
Чертова бравада. Чертова брава может в итоге стоить ей жизни. А может и подвести к тому, что он отменит код самоуничтожения, разумно решив сохранить жизнь себе и тем, кто находится в радиусе поражения.

+1

16

А код неожиданно сработал! Оказывается, военные все-таки протолкнули свою часть в обход всего директората ЩИТа. Впрочем, судя по тому, как ЩИТ закончил, это тоже было вполне ожидаемо. Говард смотрит на экран, понимая, что вот - еще один кирпичек был положен в нужное место, чтобы фундамент когда-нибудь рухнул. Или не кирпичик, а вполне себе весомый заряд, способный все здесь похоронить? Интересно только: заряда хватит на этот дом или еще район за собой утянет? В те года технологии массовых убийств так широко не шагали, как сейчас, и бомба должна была быть достаточно большой, чтобы хватило не только на секретную базу ЩИТа. И какая же она - и правда такая огромная?
А ей все также все равно, и, наверное, так и есть правильно: во всяком случае, жить так явно проще, а работать в ЩИТе - тем более. Говард криво усмехается, затягиваясь сигаретой: обратный отсчет уже пошел, и он как-то надеялся выбраться из здания до... но, видимо, не судьба: она никуда не торопилась, она могла все это легко пережить, а на других было традиционно плевать. Вот только уже понятно, что он сам этот взрыв вряд ли переживет, и со своей правдой, да воспоминаниями он снова оказывается у той же черты. Сколько раз это было за последние пять лет? Пожалуй, что слишком часто, и удача от него все-таки отвернулась. Хотя разве она была? Разве можно было назвать удачей то, что он раз за разом выживал, чтобы еще больше вляпаться, чтобы стало еще труднее и тяжелее, а петля на его шее все больше затягивалась? Сомнительная удача, надо сказать, и скорее можно это записать на "злой рок".
И выбора уже нет: либо подыхать здесь и сейчас, либо чуть позже где-то в районе камер ЩИТа после череды опытов на себе. Разве это - выбор? Вот и Говард так совершенно не считал, снова бросая взгляд на экран. Сколько уже прошло времени? С десяток секунд или побольше? Или все-таки меньше? Но, с другой стороны, какая уже разница? Он закрывает глаза, делая несколько жадных затяжек - наверное, последних затяжек в его жизни. Пожалуй, что напоследок и выпить было бы тоже неплохо, но здесь вряд ли что-то завалялось, а при нем фляжки нет. И вот этого на самом деле жаль, а насчет всего остального он не уверен.
- А никакого хода больше не будет: это - конец, - он пожимает плечами и встает с кресла, снова подходя к стене, в которую вмята фотография когда-то молодого Говарда Старка. Он покачал головой и снова затянулся сигаретой: для мира и правда было бы лучше, если бы Говард Старк все также оставался мертвым.
Свет на мгновение мигнул, воцарилась абсолютная тишина, которая через секунду сменилась ухающим гулом и взрывом: стена с картотекой оказалась раскурочена, балки обрушились, а бумажные папки уже были охвачены огнем. Следующий взрыв исходит откуда-то изнутри, где-то глубоко, разрывая пол, уходя столбом пламени аж до потолка, пробивая и его, что сверху сыпется все, что представляло антураж магазинчика, сломленное и охваченное огнем.
Точечная закладка? Умно...
Огромная балка падает прямо за спиной Говарда, что он оказывается отброшенным к той самой памятной стене с фотографиями, и сигарета падает из его рук прямо на пол.
Даже докурить не успел...
Пол под ногами взрывается, обрушается потолок, все помещение скоро охватит огонь. Щиты активировать бесполезно: они не сдержат такую ревущую махину, которая скоро обрушится на его голове, если его не разорвет волной раньше. Следующий заряд сдетонировал где-то неподалеку, что его снова отшвырнуло в сторону, обрушилась часть стены прямо на него, да провалился пол, утягивая за собой в ту гиену огненную которая полыхала уровнем ниже - именно там, где и были заложены все заряды. Зацепиться тут за что-то - без шансов, и рука уже горит огнем - и явно не в переносном смысле этого слова. Ухающий звук совсем рядом, когда сверху летит балка, разбивая собой остатки перекрытия, и обрушиваясь дальше вниз, но уже с ним.

Отредактировано Howard Stark (Вчера 16:39)

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: настоящее » [25.05.2016] Who am I?