02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [13.06.2016] Не сошлись только характерами. Телами подошли отлично!


[13.06.2016] Не сошлись только характерами. Телами подошли отлично!

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

Сейчас ему хорошо, и Говард полулежит на постели, лениво поглаживая ее бедро. А вот разговоры у них идут интересные, и про работу Елена явно забывает, задвигая все это на второй план. Иначе бы она ему уже напомнила и про бюджет, и про отчеты, и про то, что хочет стрясти информацию именно с него! Но нет - Елена говорит совершенно о другом, заставляя его задуматься. Почему такие вопросы? По идее, если в ГИДРе служебные романы не приветствовались, то и ее тут быть не должно. Но она здесь, она спрашивает, она делает вид, что ей все равно, но, стоило ему заговорить и отвечать, как она напрягается, замирает, явно ловит каждое слово.
Ревность? Нет... скорее чувство собственности: только мое.
И Говард отвечает, но в конце не может не добавить кое-что от себя лично, наблюдая, как сверкнули на короткое мгновение ее глаза. Она с такой тихой яростью смотрела уже на него в лаборатории, но там ярости было в разы больше! А здесь - так - отголоски, не более того, но показательно.
- То есть мы увидимся только через месяц? Ну... я как-нибудь постараюсь продержаться, - он насмешливо фыркает, снова за ней наблюдая, что точно увидеть и узнать. - Она еще и бедрами виляет? Я не замечал - только как за папками наклоняется, - тонкий намек на то, что кое-кто как раз сегодня те самые папки и рассыпал. Конечно же за ними наклонялся и собирал сам Говард, но Елена же этого не знала. Вот только дальше усмешка застывает на его губах, а после и вовсе исчезает.
Что-то изменилось - в один момент, едва уловимо, почти что фантомно, и вот она на него не смотрит, отводит взгляд, говорит тихо, но твердо. Ему послышалось? Вовсе нет: Елена сказала именно все это, про одну постель, дом и все остальное. Просто сказала и все, как отрезала, как будто спешила договорить, опасаясь, что может задуматься и замолчать все то, что вертелось на языке. И все это и правда происходит слишком быстро, а Елена уже усаживается на него, да целует, и Говард ощущает, как рот наполняется виски, последнем глотком которого она с ним так щедро решила поделиться. Виски стекает по подбородку, бежит струйкой по шее, спускаясь к груди, и она потирается об него, продолжая целовать. Этот поцелуй имеет терпкий вкус, почти обжигающий - и вовсе не из-за градусного алкоголя: ее слова не идут у него из головы.
Поцелуй закончился, и Говард переводит дыхание, заставляя ее посмотреть на себя, коснувшись пальцами ее щеки и едва ощутимо погладив.
- У каждого из нас - свои кошмары, - у него они были, они обладали человеческими лицами из его прошлого, которое вспоминалось с трудом, но хотя бы уже больше не представляло из себя чистый белый лист. А были еще приступы, про которые Говард молчит: вдруг обойдется, и Елена их не застанет? Тогда какой смысл говорить - и вовсе никакого нет. - Ты хочешь, чтобы я сэкономил на цветах и кино? - усмешка на мгновение мелькает и тут же исчезает - у них здесь все вполне серьезно, а еще безумно быстро - как торнадо: подхватило и закружило. И началось это не с лаборатории - началось еще раньше с приема, где каждый из них позволил себе намного больше, чем следовало. По-хорошему, стоило бы закончить, но сейчас они в его комнате, на постели, оба обнаженные, и она снова удобно устроилась на нем, а на губах горит поцелуй. Нет, не закончится все это так просто, быстро и легко - это уже понятно. - Я? - у него уже был опыт брака, совместной постели, дома, даже сын, но... но это были пока что лишь старые фотографии - как будто он смотрел со стороны, будто это не затрагивало его лично. - Ты обо мне ничего не знаешь, и ты готова так просто... почему? - ему нужно рациональное объяснение, логичное, с аргументами и доводами, а не просто это "я так хочу". Или теперь это уже и не нужно, раз она сказала такое? Очевидный, простой ответ - прямо на поверхности. - У меня квартира - не очень, но вроде как обещали дать получше, - Говард будто извиняюще пожимает плечами и тяжело вздыхает, а пальцы медленно перебирают пряди ее шелковистых волос. Его первая жена тоже была блондинкой и, кажется, смотрела на него также ласково, как будто видела в нем что-то особенное, кого-то особенного для себя. - Кажется, ты не храпишь, да и я тоже, чтобы отказываться от такого заманчивого предложения, - тогда ему понравилось с ней засыпать - просто засыпать в одной постели, обнимать, прижимая к себе, вдыхать аромат ее духов, ощущать теплое дыхание на своей коже. Это приносило успокоение, некое умиротворение, и тогда его не мучили кошмары - видимо, и она ищет свое спасение где-то на стороне, в районе его постели, уже раз найдя там прибежище - там, на приеме. - Думаешь, мы не поубиваем друг друга тут же после напряженного рабочего дня? Впрочем, такое всегда лучше проверять на практике, а то теория... - он неопределенно хмыкает, а потом заставляет Елену склониться к себе, целуя в висок, почти касаясь губами мочки уха. - Милая, - тихо шепчет Говард, поглаживая ее по спине. - Мне надо задать тебе крайне важный вопрос перед тем, как мы будем делить постель... ты готовить умеешь? - и он уже смеется, получив возмущенный фырк и, кажется, даже укус в плечо.

+1

32

Это бы долгий и томный поцелуй.
Возможно, он бы смог стать неплохой прелюдией к продолжению их маленькой вечеринки, и вот уже не большая дорожка алкоголя стекает по ее груди, растворяясь где-то между их телами. Возможно, дальше, она бы и правда разлила виски по нему, медленно слизывая и не особо заботясь о том, что подумает персонал по клинингу, когда будет менять простыни. Но похоже, Елена сама испортила все разговорами. Возможно, сейчас это было не подходящее время, чтобы вывалить наружу все свои хочу. Стоило спросить, что хочет Говард? Хотя, у него был выбор не велик: согласится на нее или согласиться на пару сотен других девушек. То есть на мнимую свободу выбора, на право выбора.
Он говорит и говорит, местами шутит, Белову это забавляет. Она сама до конца не понимает зачем ей это нужно, ведь… девушка не является в ГИДРЕ заключенным с повышенными правами на «свободы», блондинка может спать как хочет, где хочет и с кем хочет. И внезапно выбирает его? Может быть она пока преследует какие-то свои цели за этим? 
Вдова склоняет над ним, и он целует ее в висок. Девушка шумно выдыхает, и прикрывает глаза. – Милая, - шепчет мужчина, и уже от одного этого слова хочется сказать себе, что ты все сделала правильно. Его рука скользит по спине, хочется вернуться к его губам, но он продолжает свои шутки:
-... ты готовить умеешь? - «Что?» - девушка слышит, как он смеется и желание влепить пощечину снова возникает, само собой. Она почти рычит, когда кусает его плечо. «Останется след…» - довольно думает Вдова, покусывая уже нижнее шею, доходя до уха, посасывая мочку:
- А ты не боишься, что я тебя отравлю? Нет? – она возвращается к нему, поглаживая щеку, так как он несколько минут назад. – Пожалуй, это одно из немного, что я не умею делать… К счастью, есть обученные люди, а я умею готовить кофе с перцем.
Еще секунд десять она смотрит ему в глаза и целует в губы. Затем отстранятся и садится рядом, сползая с его колен:
- Еще днем ты и вовсе меня видеть не хотел, а теперь для тебя месяц – это много? – да, пришла ее очередь издеваться. – Какой вы не постоянный, мистер Х. – она сверлит его глазами, но не прикасается к нему. Девушка заворачивается в одеяло, прикрывая все тело, чтобы мужчина смог думать головой, а не глядеть на ее обнаженное тело. – Ты не сэкономишь на свиданиях… Просто их формат будет немного другой. «Кажется я никогда не была на свидании в полном понимании этого слова.» - И ты обо мне тоже ничего не знаешь, Говард. Но я тебе расскажу о себе, когда мы не будем здесь. – она через него тянется к пачке сигарет и закуривает, возвращаясь на свое место. – Я хочу этого, из-за тех чувств, которые возникают во мне, когда ты целуешь мой висок, и из-за тех ощущений, которые возникают в тебе, когда ты сжимаешь мои бедра. Не знаю, как это бывает у нормальных людей, но я чувствую себя настоящей рядом с тобой. Все еще живой. – она глубоко затягивается и выдыхает дым вверх, смотря на его клубы, пока они полностью не растаяли в воздухе. – Ты же понимаешь, что не важно где мы будем, в какой квартире, с какой мебелью, главное, это наполнение этой квартиры, что там будем мы. – она улыбается переводя взгляд на Говарда, уже решая, что будут у нее, так как не понятно, как и кто следит за квартирой Говарда вне рабочие время:
- И как глубоко наклоняется Линда? – вопрос риторический, чтобы подстегнуть гения, и он это знает, поэтому едва ли станет поддаваться на женские уловки. – Может стоит ей надевать юбку короче? – еще затяжка и она замолкает.
- На работе придется не афишировать…Вряд ли мадам будет довольна таким не профессиональным моим поведением… а что касается не поубиваем, - она облизывает губы, снова затягиваясь, - … придется научиться вымещать стрессы другим, более приятным способом, дорогой.

+1

33

Ей снова удалось его удивить, и Говард не ожидал, что у них все будет так быстро, так внезапно и, казалось, так закономерно - как будто итог не мог быть другим, что одна случайная ночь была вовсе не случайностью. Елена лежит в его объятиях, на губах все еще горит ее поцелуй, а внутри тепло - и вовсе и не от виски, которым она его напоила.
- Ой! За что? - она все-таки кусает его за плечо, а он смеется, ощущая ее чуть более нежные укусы и поцелуи на шее, как она чуть потирается об него, как касается его губами и шепчет. Елена гладит его щеку, смотрит на него, и Говард пожимает плечами. - Я свое отбоялся... - хмыкает он и сейчас совершенно не улыбается, не шутит, а взгляд становится каким-то странным. Действительно: куда ему еще бояться-то? Что с ним еще могут сделать из того, что с ним не случалось? Возможно, тогда смерть станет скорее избавлением, и тогда - чего опасаться-то?
- Да и готовка - это не так важно. Я сам тоже не умею, - после некоторой заминки Говард снова начинает говорить и уже старается сменить тему: та тема ему не слишком приятна, и он еще не определился с собственным к ней отношением, не до конца разобрался в себе настоящим. И уж точно такие разговоры здесь не стоит вести, а сейчас - совершенно для них не время.
Елена садится на постель, зачем-то скрывает свое тело одеялом и начинает говорить: им и правда надо как-то определиться, что ли, по всем вопросам. Хотя, кажется, она уже сама со всем определилась, и он невольно определился следом: кто-то все-таки должен был решиться на первый шаг, и тут Елена не стала от него ждать ожидания его мучительных раздумий.
- Да, здесь точно не стоит вести беседы, - хмыкает он, а потом тоже присаживается на постели, поднимает с пола свои пижамные штаны и натягивает их на себя, вставая на ноги. Говард прохаживается по комнате, взъерошивает седые волосы и пытается для себя заново все осмыслить. - Да, нормальное свидание - это точно будет интересно. Не находишь? - он усмехается и поворачивается к ней, а потом, подумав, кивает головой. - По сути, квартира - это тоже наживное. Наверное, я бы потом хотел свой дом. Именно свой, чтобы купленные на мои деньги, чтобы записан был на меня, чтобы ГИДРа к нему не имела отношения. Но... но пока я не вижу в этом необходимости и не могу его себе позволить, - у Говарда Старка осталось огромное наследство, которым теперь распоряжается его сын. И он бы не стал все пытаться отнять обратно, снова забрать себе - это... будто и не его вовсе, что ли? Поэтому свои деньги он еще может заработать, но пока вкладываться в дом, когда он сам был в подвешенном состоянии, Говард не рисковал. Поэтому, в принципе, та съемная квартира - это не самый плохой вариант, но только побольше: уж ее он точно заслужил за все свои разработки на пользу ГИДРы! - Тем более, что вряд ли стоит на работе демонстрировать... это да - не слишком у нас радостный дружный коллектив, - кривая усмешка скользит по губам: мадам такое точно не одобрит. Но все же интересно: сказала ли она Елене, кто он самом деле?
Кажется, тема Линды ее задела...
Говард медленно подходит к кровати, на которой сидит Елена и курит. Он склоняется к ней, касаясь пальцами подбородка, заставляя поднять голову и посмотреть себе прямо в глаза.
- У нее достаточно короткая юбка - не переживай за нее, - он криво усмехается и наклоняется еще ближе, упираясь руками в постель и почти касаясь своими губами ее губ. - Или тебе интересно, достаточно ли она коротка, чтобы я смог разглядеть ее нижнее белье? - короткая усмешка, касание губ, но не поцелуй, и он выдыхает ей прямо в рот. - Я не приглядывался... думаешь, стоит?

+1

34

Он ходил взад-вперед, как маятник. Отмеряя слова шагами, движения были чуть… «Да он волнуется!» - Белова не стала спрашивать это вслух, но он определённо волновался.  Она тоже. Немножко. Поэтому курила, а так не курит, в принципе… Она слишком сильная для того, чтобы иметь слабости к выпивки или сигаретам. «Теперь вот он. Почему он появился в моей жизни? Почему ему не сиделось на кровати!» - Вдове казалось, что он обдумывает всю их жизнь наперед. «Ну, не сбежал, уже хорошо!» - Говард размышляет о доме, наверняка представляя ее утром у себя в кровати. За окном слышится шум моря, океана, воды… его губы чуть прохладны, когда он касается ее щеки, шеи и груди. Девушка просыпается, ощущая себя счастливой. Он ложится на нее, накрывая и согревая собой. Ее пальцы ползут по его спине. Оставляя следы, но все-таки не до крови. Он ее, и она его. Не нужно никуда идти, нужно заниматься любовью с тем, кто тебе так дорог.
- Да, нормальное свидание - это точно будет интересно. Не находишь? – спрашивает Говард, и ее иллюзия лопается, как мыльный пузырь. Она не станет ему рассказывать про свои фантазии, на сегодня с него точно достаточно. Блондинка молчит, позволяя ему высказаться. Сейчас она замечает насколько он импульсивен, а вовсе не сдержанный и черствый. Он взволнован. Это заводит. Мужчина рассуждает о доме, о том, что хотел бы не завесить от ГИДРы. Хотел бы заработать сам. Здесь невольно Елена думает, что все-таки хорошо, что кроме ГИДРы у нее есть еще и свои деньги. Не так много, как у мадам, но это только ее деньги. «На помаду, да!» -  Тем более, что вряд ли стоит на работе демонстрировать... это да - не слишком у нас радостный дружный коллектив. – Елена покачала головой в знак согласия. Она наслаждалась тем, какой он был сейчас. Казалось, что он готов свернуть горы. Это внушало силу и доверие.
Мужчина медленно приближается, и она чувствует, как бедра заерзали сами собой. Он касается ее подбородка, и она поднимает на него глаза.
- У нее достаточно короткая юбка - не переживай за нее. – «Да я не то чтобы…» - думает Елена, не сводя глаз с него, и туша остатки сигареты. Говард наклоняется ближе, нависая над ней, берет будто в своеобразную тюрьму. Его губы так близко, они обжигают, но он не торопиться ее целовать. Она ловит его дыхание приоткрытым ртом и ее дыхание учащается. «Да целуй же уже…» - но он не собирается ее целовать, это новая игра, а Белова пока не поняла правил, поэтому говорит:
- Мммм…А я думала, - она проводит языком по пересохшим губам, - что и ее нижнее белье в твоих заложниках. Твое дыхание очень возбуждает, Говард. К черту Линду. Ты…Ты меня пригласишь на свидание? – пытаясь обуздать желание, спрашивает она. – И куда мы пойдем? И…- она обнимает его руками. – Иди ко мне, любимый… - она подаётся вперед, с жадностью впиваясь в его губы. – Любимый, любимый, любимый… - шепчет девушка, сквозь поцелуй. Она на секунду отстраняется, чтобы смахнуть с себя одеяло и удивленно сказать:
- Так не привычно – это кому-то говорить… Надеюсь, что ты оценишь, что ты первый?

+1

35

Говард прохаживается по комнате, раздумывая, принимая свое собственное решение, хотя уже все сказано и решено. Это несколько обескураживает, и он не делит тут все по колонкам "плюсы" и "минусы", что было бы рационально и правильно. Впрочем, он также и не делил ничего, когда там, на приеме, приставал к ней, когда заваливал на столик, а потом соглашался идти в апартаменты. Да и в лаборатории, когда так хотелось ее придушить, когда она играла в босса, а потом хотелось ее прямо на своем рабочем столе... Говард сглатывает и ловит ее взгляд: Елена за ним следит неотрывно, курит, наблюдает за действиями, ждет дальнейших слов и говорит свои.
Отношения - это, наверное, сложно, и свой прошлый брак Говард не помнит, но подспудно понимает, что с таким, как он, многое все-таки зависит от жены - ну или от спутницы рядом с ним. Наверное, у него не самый простой характер, чтобы с ним было легко уживаться, и тут скорее надо его не терпеть, а все-таки любить, чтобы однажды не послать его ко всем чертям или не прирезать во сне. Почему-то ему кажется, что Елена бы не прогнала - она бы просто прибила, и эта мысль его отчего-то веселит. Почти как веселят слова о Линде, о которой никак тут не могут забыть.
- Ты думаешь, у меня в квартире по стенам развешены женские трусики, как трофеи? Охотники вешают головы убитых животных, а я собираю предметы женского гардероба, которые снял с разных дам? - он склонился к ней, почти касается ее губ своими губами, но не спешит ее целовать, хотя видит, как она жаждет его поцелуй, как тяжело дышит от предвкушения, но пока что ничего не происходит. - Я тебя приглашу на свидание. Когда ты свободна? - она касается его, и он прижимается к ее губам своими. - Куда? Я придумаю... хочешь сюрприз? - он пока не придумал, куда ее поведет, но явно это все не будет так просто: у него все не просто, а какие-то банальности, которые свойственны новому времени, у него лично совершенно не прижились.
Любимый!?
Слово срывается с ее губ, а сама Елена уже жадно его целует, прижимаясь всем телом. Несколько обескураженный Говард замирает, толком и не ответив на поцелуй, пытаясь понять, что тут дальше происходит? Все слишком быстро, катится, как снежный ком с горы, возрастая все больше и больше, рискуя превратиться в настоящую лавину, от которой уже нет спасенья. Елена повторяет это слово раз за разом, а внутри что-то происходит, и Говард никак не может понять, что. Видимо, понимать все это мозгом - не лучшая идея - все равно не получится. Одеяло летит с ее тела, и она остается полностью обнаженной, а его взгляд невольно замирает на груди.
Любимый...
Слово крутится рефреном в голове, отраженное ее голосом, на фоне этой наготы, которая его так привлекает. Говард шумно выдыхает, все еще нависая над ней. Первым быть приятно, и ему хочется во все это поверить, отбросив все те сомнения, что у него вызывала ГИДРа и в принципе вся ситуация. Он подается чуть ближе и пристально смотрит ей в глаза, а потом целует - сначала осторожно, чувствуя, как она отвечает, как уже почти привычно обнимает его руками за шею, ероша волосы на затылке.
Он валит ее на постель, вжимая своим телом в кровать, снова целуя, но в этот раз уже более жадно. Елена ни капли не против такого продолжения, провокационно ерзая под ним, что Говард уже спешит как-то стянуть с себя пижамные штаны, которые он зачем-то снова надел. Он подается в нее, ловя губами ее стон, чувствуя, как ноготки так привычно вцепились в плечи.
- Ты моя...! - и в этот раз те же самые слова звучат чуть иначе, приобретая новые нотки и оттенки.

+1

36

Порой Елена себе удивляется, как чувства могут перекрывать здравый смысл.
«Нет, нет…Я не влюблена! Я не могу себе этого позволить!» - но в голове четко пульсируют отрывки их первой встречи, их бешенный секс на столе, на кресле, фейерверк. Его ладони, которые скользят по ее влажному телу в душе, как она намыливает его тело. Как приятно было засыпать вместе. Тело мягкое, уставшее, почти вязкое… Это непередаваемое ощущение усталости после занятия любовью. «Я хочу тебя…» - она продолжает прижиматься к его губам, склоняя его к себе. Говард упрямится, Елена вопросительно открывает глаза. «Ты тоже в шоке? Понимаю, это пройдет!» - девушка гладит его по голове, приглаживая взъерошенные волосы, и вновь путая в них пальцы.
Шок медленно, но уверено, видимо проходит у Говарда, и он поддается чувствам, он целует ее проникновенно, мягко, чувственно. Стон срывается с губ. Он - вкусный, она – ненасытная. Страсть – это возможность позволить себе чуть-чуть больше, чем обычно. Все происходит быстро. Елена не успевает перевести дыхание, когда он прижимает ее сильнее к себе, вжимая в кровать. «Господи…» - желание, которое, казалось бы утолилось не так давно, снова разгорается внутри, словно пожар. Блондинка ерзает под ним, а бедра разводятся сами собой, впуская мужчину ближе. Тем временем он избавился от штанов. «Зачем вообще одевался!» - девушка смеется сквозь поцелуй, сжимая его бедра и направляя в себя. Белова вскрикивает, когда он входит в нее, начиная двигаться медленно и размеренно, увеличивая скорость.
- Ты моя...!
Он снова это сказал, и слова играют уже совсем другой смысл. Они кружат голову. Девушка жадно хватает воздух ртом. Хочется кричать, но она стонет, громче прежнего и линия ногтями прорисовывается от бедер мужчины вверх по спине. Пальцы замирают на плечах и ногти впиваются с большей силой, когда Говард ускоряется в ней.
- Милый… Дорогой… Любимый… - шепчет девушка, словно в бреду, целуя шею мужчины, посасывая кожу, наверняка оставляя засос. – Не останавливайся! – выдыхает она ему в губы, жадно целуя, обхватывая ногами его талию и сильнее прижимая с себе. – Я хочу тебя…хочу…хочу… - нет сил больше терпеть, спина выгибается навстречу Говарду, голова запрокидывается к верху. Она из последних сил сжимает его в себе, чувствуя, как уже привычно он наполняет ее, слыша его стон, обнимая его за шею, и целуя его в плечо. Потом в шею, нежно проводя по ней кончиком языка, целуя в висок. Укладывая его голову на своей груди. Чувствуя, как мышцы дрожат от случившегося и он все еще в ней. 
Елена облизывает губы и не торопится открывать глаза. Ее ножка только что сползла с его бедра, и она поспешила ее закинуть обратно, будто говоря, что я тебя никуда не отпущу. Вдова все еще пытается перевести дыхание:
- Нам нужна крепкая кровать. – хохоча выдает она. – Ты когда-нибудь устаешь? Потому что у меня такое ощущение, что ты можешь заниматься со мной любовью остаток ночи. – она гладит его по голове, явно довольна таким времяпровождением. – Хотя я боюсь тебя разочаровать своей выносливостью. Я не хочу ни с кем делить эти ощущения. Я не хочу тебя делить с кем-то… Надеюсь, - она целует его в голову, - мое белье весит в самой красивой рамочке, на самом видном месте, лю-би-мый? – она специально разделяет это слово по слогам, чтобы самой к нему привыкнуть. «А это забавно!» - Елена улыбается и томно, шепотом спрашивает:
- Я правда твоя?..

+1

37

В этот раз все приобретает несколько иной оттенок - после ее слов, которые все еще эхом звучат в голове Говарда. Это необычно, он не был к такому готов, но ему определенно нравится, как она его так называет, и он отчаянно хочет верить, что все это именно так - несмотря на свой скепсис, несмотря на логику и рациональное мышление. Говард позволяет себе поверить, и этого короткого мгновения достаточно, чтобы новый приступ желания затуманил разум, а она все шепчет это новое для него "любимый".
Он толкается в нее, слыша в ответ ее стон, получая поцелуй, наваливаясь на нее всем телом и начиная двигаться. Нет былой плавной нежности, того тягучего томления - все происходит слишком быстро и хаотично, как будто в последний раз. Ее слова подстегивают его двигаться, и Говард сдавленно охает, когда получает свой засос на шее, сминая до синяков рукой ее бедро. Елене его мало, и она крепко сжимает его в себе, подстегивает двигаться еще быстрее, когда оба уже на грани, когда ее ноготки снова врезаются в его плечи, и он жадно ее целует так, что вздохнуть, казалось, уже невозможно. Он хрипло стонет, с силой вторгаясь в нее, чувствуя, как по телу пробежала волна удовольствия, и дышать уже почти невозможно, когда он двигается по инерции, изливаясь в нее и замирая на ней сверху.
Он переводит дыхание, лежа на ней, чувствуя, как она его гладит и целует, как продолжает все также обнимать, чтобы он не посмел вот сейчас от нее куда-то деться. Говард усмехается про себя и целует ее в плечо, пытаясь чуть приподняться с нее, но тут же ножка Елены снова оказывается на его талии, мешая ему это сделать.
- Не тяжело? - но ее все более чем устраивает, и Говард слышит ее смех, чувствует прикосновения. Он смотрит на такую довольную Елену и невольно улыбается сам, проводя пальцами по ее щеке, все еще лежа на ней и будучи в ней. - Да, я устаю, но сейчас... слишком сильно тебя захотелось, - они оба знают, что всему причиной те самые слова, которые она повторяет так легко и непринужденно, как будто все так и должно было быть. Но, с другой стороны, почему нет? Конечно, Елена - собственница и даже уже не скрывает подобного, проводя пальцами по его волосам, то ли ероша их, то ли на оборот приглаживая. - Твое белье прибито гвоздем к потолку, - смеется Говард, с наслаждением ее целуя, скользнув своим языком в ее рот, крепко снова прижимая ее к себе. Все более чем приятно, и он немного выдыхает, расслабляется после такого насыщенного дня - насыщенного во всех смыслах!
Он потирается носом об ее щеку, целует в шею, поглаживая грудь, ласково и едва ощутимо. И, как и ему, Елене важно слышать его подтверждения, что Говард снова поднимает голову и внимательно смотрит на нее.
- Да, определенно моя! - он уверенно кивает, не сомневаясь в своих словах, а потом хмыкает и уже лукаво поглядывает на нее. - Теперь ты явно вошла во вкус, что не только царапаешь плечи, но и ставишь засосы... дорогая? - это "дорогая" было для него и привычным, и новым одновременно, и Говард все-таки решил произнести это слово, словно пробуя его на вкус.

+1

38

Если бы у Елены сейчас спросили, чего бы она хотела, она бы честно ответила: чтобы эта ночь не заканчивалась. Потому что завтра ей придется оставить здесь все, оставить Говарда, и отправится в город. Наверняка ее уже ждали. Наверняка накопилось много дел, которые нужно решить и бумаг, которые нужно было бы непременно подписать. Она почувствовала легкое головокружение. «Если я еще хоть секунду подумаю о работе – меня стошнит!» - она прижалась к Говарду сильнее, чтобы забыть обо всем, что ей предстоит делать завтра. Он был прав, в каком-то смысле. Блондинка искала в нем свое спасение. От одиночества. Для расслабления.
- Нет, Говард, не тяжело! – упрямо ответила Белова, рисуя на губах умиротворенную улыбку Джоконды. – Представь, как мне хотелось тебя днем… Когда я увидела тебя, мне показалось, что мир сошел с ума и просто не может быть такого совпадения. И ты… Такой, - она облизывает губы после его поцелуя, - Ты был очень аппетитный, мой дорогой гений. Никогда бы не подумала, что тебя можно вывести из себя. Ты очень сексуален, когда злишься.
Ей приятно слышать его смех. Еще немного, и эта сцена могла бы напоминать ночь двух влюблённых. Если, конечно, исключить, что они находятся на базе ГИДРЫ и тем, кем являются в этой структуре.
- Ладно, я не стану забирать у тебя мои трусики, они стали для тебя практически фетишем уже. – она шутит, и становится совсем не смешно, когда он трется об нее, словно кот. – Ох, милый… - она выдыхает и открывает глаза, ощущая, как его пальцы теребят сосок. Все нежно, плавно, томно… Ее волнуют его касания, и она чувствует, что становится труднее дышать. Но он будто выбирает момент и говорит:
- Да, определенно моя!
И мир снова переворачивается. Блондинка готова слышать эти слова постоянно, они очень ласкают слух. - Теперь ты явно вошла во вкус, что не только царапаешь плечи, но и ставишь засосы... дорогая?
- Мммм…дорогая? – она повторяет за ним и смотрит ему в глаза. – Нет, пожалуй, хорошего – понемногу. – она убирает ноги с мужчины перекатываясь с ним на бок. Елена подтягивает подушку, удобней укладываясь на нее. Девушка подушечкой указательного пальца касается губ мужчины. Странное движение, но она все еще не верит, что эти губы целуют ее. Вдова целует губы Говарда и тихо произносит:
- Извини, за засос. – она укладывает его ладонь на свое оголенное бедро, наслаждаясь поглаживаниями. – Надеюсь, что под рубашкой не будет видно. А я… Так уж и быть несколько дней никому не буду показывать свои бедра и попу. – она смеется, она провоцирует его. – И я снова расцарапала тебе плечи… Знаешь, - она укрывает их одеялом и обнимает его, гладя ладошкой по спине и сильнее прижимаясь к нему, - я не хочу от тебя уезжать… Мне с тобой так хорошо…Я не знаю, когда мы увидимся снова. Может быть неделя или несколько недель…И я схожу с ума, когда ты целуешь меня в висок. Я чувствую себя маленькой девочкой. Давно не было таких чувств… А что ты чувствуешь, милый? – она снова целует его в губы.

+1

39

Говард смеется, хотя там, в лаборатории, ему было не до смеха, и он на самом деле мечтал придушить Елену. Сейчас многое изменилось, как-то быстро, резко, но, в тоже время, казалось каким-то... обоснованным, что ли? Что вот именно так все и должно было быть - странное чувство на самом деле, но это именно то, что он ощущает, лежа на ней, чувствуя, как она гладит и целует, не собираясь отпускать от себя.
- Ты специально там нарывалась, чтобы проверить мои пределы? Мне показалось, что и тебя там задело, а тема Линды - так и вовсе не отпускает, - обмен любезностями, мелким колкостями, которые обоих держат в тонусе скоро у них рискнет стать традицией. Но эти колкости мешаются с ласками, когда Говард об нее потирается, когда нежно и едва ощутимо касается пальцами груди, лаская ненавязчиво, неторопливо, ни на что не намекая - просто потому, что ей приятно, и ему тоже. - Фетиш? Это - трофей, - самодовольно хмыкает он, чуть прикусывая мочку ее ушка и тут же выпуская, довольно облизывая губы, как сытый кот, которому только что перепала огромная миска отборнейших сливок или сметаны.
Для него эта "дорогая" - огромный шаг, и Говард будто пробудет это слово на вкус. Как оно звучит, не режет ли слух, легко ли произносит, замирает что-то внутри от него? И это "дорогая" кажется таким привычным, из прошлой жизни, где он был еще женат, быть может даже счастливо женат, и поэтому это слово не вызывает у него никакого диссонанса с окружающим миром или дискомфорта при его произнесении. И он слишком задумался обо всем этом, когда Елена решила, что им пора уже лечь чуть поудобнее, перекатываясь по постели, но не спеша его выпускать из своих объятий.
- Тебе все-таки тяжело? - почему-то именно эта мысль его сейчас занимала в первую очередь, а вовсе не все остальное. Кривая ухмылка касается губ, и он представляет, что лучше временно надевать какой-нибудь легкий свитер с высоким горлом, ибо воротник рубашки может не спасти от того, чтобы на его шее заметили подобный страстный след. - Хочешь, я могу расписаться на твоих бедрах и попе - поставить автограф, так сказать, чтобы ты гордо их всем демонстрировала? - она уже дотянулась до одеяла, накрывая их обоих, и Говард уже невольно закрывает глаза, чувствуя, как ее пальчики скользят по его лицу: Елена будто рисует его портрет, касаясь каждой линии, проводя по ней, словно запоминая для себя. Это приятно, и он довольно выдыхает, а его губы трогает улыбка.
- Это - странно... - наконец произносит Говард после некоторого молчания. - Мы не создаем себе трудности и проблемы там, где их нет - мы просто делаем то, что оба хотим. Да, это - нелегко, учитывая то, кто мы и где мы, но эти трудности у нас уже есть - мы не несем их дальше, страшась сделать шаг. Мы не следуем условностям, которые якобы где-то там приняты, чтобы откладывать то, что мы хотим уже сейчас. И, наверное, все слишком быстро, но... но будет ли у нас завтра? Так, скорее всего, и правильно: не ждать более удобного случая или ситуации, а жить прямо здесь и сейчас, - под конец своего немного философского монолога Говард снова открывает глаза и смотрит на Елену. - Ты ожидала иных слов? Менее... эм... рационального подхода? Но, дорогая, если я начну тебе петь серенады под дверью твоих покоев здесь, наше "долго и счастливо" может не наступить, - он усмехается, но глаза смотрят серьезно, и, быть может, такие откровенные слова, пусть и не самые романтичные, намного лучше слащавых пышных фраз о каких-то там неземных чувствах, которые вдруг вспыхнули. От этого "вдруг" до осознания не у всех проходит мгновение - кому-то требуется несколько больше.
- Неделю все это займет - так точно, а дальше надо смотреть по ситуации, - Говард уже зевает и снова закрывает глаза, целуя Елену в висок, раз это так ей понравилось. - Я даже готов предоставить тебе потом отчет по всей форме о проделанной работе - цени мое хорошее к тебе отношение, - кажется, он снова получает укус в плечо, то легкий, почти неощутимый, да больше похожий на поцелуй. - И, кстати, не забудь меня завтра разбудить, ладно? А то наверняка у тебя намечена какая-то планерка, которую я должен обязательно проспать. Договорились, моя дорогая?

+1

40

- Ты специально там нарывалась, чтобы проверить мои пределы? 
Блондинка молчит и улыбается, она не собирается ему рассказывать все, что сейчас думает, все, что сейчас у нее в голове. И что было тогда в голове, когда она правда нарывалась… «Может быть я слишком поторопилась? Нужно было дождаться, когда полностью вывела бы его из себя?» - но по большому счету ей уже было все равно, цель была достигнута: Говард был с ней в кровати, голый и она прижимается к нему. Он говорит про Линду. «Снова!» - и про трофеи. И даже если это и правда, что он до этого момента коллекционировал кого-то, то теперь он будет собирать следы их страсти на своем и ее теле. Это смешит девушку, поэтому она прячет лицо в его шею, вдыхая его запах. «Ночь – не заканчивайся!» - он уже зевает, и она чувствует, что и сон добирается к ней. Веки очень тяжелые, а его тепло убаюкивает.
Но когда в его голосе возникают нотки здравомыслия она поднимает голову и старается более трезво на него посмотреть.
- Это - странно... – говорит Говард, и она не вольно улыбается уголками губ. «Да, тут тяжело не согласиться!» - девушка слушает его внимательно, настолько, насколько позволяет ей сонное состояние. – Нет, петь, милый, не нужно. – выдыхает она ему в губы, целуя и отстраняясь. – Возможно, для нас, жизнь здесь и сейчас – это единственный выход, чтобы почувствовать себя нормальными? Делать, что хочешь ты…Целовать, куда хочу я… - ее взгляд озорной, и если забыть, что она разменяла четвертый десяток лет, то она правда была похожа на восемнадцатилетнюю девушку, только что закончившую школу. Без каблуков и макияжа. Без стального голоса командира.
- Я даже готов предоставить тебе потом отчет по всей форме о проделанной работе - цени мое хорошее к тебе отношение, - «Ах, хорошее отношение?» - проносится в голове, и зубки Вдовы уже стремятся укусить мужчину, но уже возле кожи все меняется на поцелуй.
- Говард, ты такой… такой… в общем, ты снова меня бесишь! – выдает она, и поворачивается к нему спиной. Ее бедра, будто заведенные ерзали, пока не уперлись в бедра любовника, а его ладонь, она словно так и нужно уложила себе на грудь, заключая саму себя в своеобразные объятия. – Любимый, любимый, любимый… Спокойной ночи, Говард! – тихо произносит она.
Елена не знала который был час, когда они уснули вдоволь намиловавшись друг другом, но было так необычайно хорошо. Спокойный размеренный сон. Без снов, как сновидений, но с чувством отдыха. Белова проснулась от того, что кто-то стоял возле двери. «Неужели кто-то шпионит за шпионом?» - девушка нахмурилась и спустилась с кровати подошла к двери. Был слышен шепот. Блондинка снова облачилась в свой длиннющий халат, кое как разгребла ногтями легкие кудри и поцеловала Говарда в щеку. Она не собиралась его будить из-за каких-то догадок. Тем более ей казалось, что за ночь он слегка устал.
Девушка открыла дверь, щурясь от света.
- Мадам.
- Что ты тут делаешь? – это был тот охранник, который ночью ее собирался проводить на кухню и вот он здесь. «Хороши кадры, ничего нес кажешь!» - думает девушка, закрывая дверь и бесшумно двигаясь по коридору. Все двери были закрыты, а значит было достаточно рано, для того, чтобы кого-то встретить.
- Вы задержались…на кухне. Я подумал, что что-то случилось.
- Думать – это хорошо. И… - Елена хотела добавить что-то еще, но услышала шаги на встречу. Как ни странно, но это была Линда-разносчица кофе, а не Линда-сержант.
- Доброе утро!
- Привет, а что не спишь?
- Я всегда рано просыпаюсь. Хотите чего-нибудь?
- Да, две вещи… Принеси мне кофе и… Носи юбки длиннее, ладно? – Елена улыбнулась и направилась к себе в комнату, греть свою остывшую постель.

Утро наступило тогда, когда его вовсе и не ждали. Часа через полтора после того, как Белова вошла в свою комнату, и Линда принесла ей кофе, с многозначительным вопросом: «вам здесь плохо спалось?», по коридору началось хождение по мукам. Проснулись младшее сотрудники, которые приступают к работе около восьми утра, остальные к десяти, поэтому решив, что она бодра и у нее достаточно запланировано на сегодня, Вдова не нашла ничего зазорного в том, чтобы начать работу в младшим составом. Облачившись в брючный костюм, который больше подходил для длительных поездок, чем платье, блондинка вышла на завтрак.
Открыв свой ежедневник на планшете, обнаружила, что уже в полдень ей нужно быть очень далеко отсюда, на какой-то очень важной встрече по закупкам опять же чего-то стратегически важного. Дождавшись Линкольна, который порадовал ее своим присутствием около 09:30, Елена рассказала свои пожелания и попросила ее проводить на мостик для погрузки в самолет. На мостике сама лаборатория выглядела, как игрушечная, поэтому у доверительного лица Мадам появилась странная ассоциация на кукловода.
- Надеюсь, что в дальнейшем мы вас не разочаруем.
- Думаете?
- Вы о Говарде? Не волнуйтесь вы так… О, вот и он входит в лабораторию… Может быть попрощаетесь?
- Вы считаете, что стоит? – Елена улыбается, больше всего, ей сейчас хочется спуститься в лабораторию и кинуться ему на шею. Шептать всякие милые странности, желать доброго утра… Но она стоит неподвижно сложив руки за спиной, смотрит сверху вниз, как ее мужчина заходит в лабораторию, и, конечно, если бы не ее наблюдательность, то вряд ли бы кто-то заметил, что он оглядывается, будто что-то потерял. – Я думаю это лишнее…
- Что ж…Был рад знакомству, Елена.
- Увидимся в Нью-Йорке и… Скажите Говарду, что я все еще жду от него бюджет и отчеты.

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [13.06.2016] Не сошлись только характерами. Телами подошли отлично!