04.01.2018 - А нововведения в глобальный сюжет изложен тут!
04.01.2018 - Объявление от администрации можно почитать тут!
01.01.2018 - С новым годом, друзья!!
03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
T'Challa
Nicholas Fury
Sam Wilson
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: прошлое и будущее » [03.01.2016] Бессильные мира сего


[03.01.2016] Бессильные мира сего

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[Бессильные мира сего]

⊗ ⊗ ⊗
https://gifimage.net/wp-content/uploads/2017/08/thor-gif-22.gif https://i.pinimg.com/originals/3b/96/a6/3b96a600eba89c44020ec518a7b9f054.gif

информация

Где: Один из замков Морганы
когда: Сразу после Нового Года

Кто:  Тор и Моргана
предупреждения: Ничего такого,
просто немного молний, ненависти, или что там еще.

и с т о р и я
Тор не исчезал после Эры Альтрона, он был, скажем так, похищен одной ведьмой, точнее перехвачен. Моргана не могла допустить того, чтобы Суртура убили, или что там задумал Тор, и решила, что лучшим способом будет похищение. Несколько месяцев она держала его у себя, и не давала пользоваться Мьёльниром, используя некоторые магические приблуды. Но тут случилось нечто из ряда вон выходящее - Моргана решает отпустить Тора. Он жил у нее, не зная ни в чем отказа, кроме свободы. Но теперь пришло время открыть ему глаза и очистить разум. Жаль, ведьма уже привыкла к нему.

0

2

Это место не нанесено на карты, сюда не доходят путники. Оно не так далеко от Авалона, как может показаться на первый взгляд, но достаточно удалено от любопытных глаз. Замок небольшой сам по себе, тут всего два этажа, несколько комнат на первом этаже, несколько на втором – загородная резиденция в сравнении с теми хоромами, где обитает Моргана на данный момент. Но она любит это место, искренне, всей душой и сердцем. Замок скрыт настолько, что сюда не может пройти никто, кроме нее самой, но сейчас она ощущает, как магия постепенно исчезает из ее мира, как магия исчезает повсюду, именно поэтому Ле Фей сегодня принимает для себя стратегически важное решение – отпустить своего пленника, но в будущем он еще понадобится ей. Тор не будет помнить большей части из того, что тут происходило, не вспомнит он и того, что рассказал ле Фей, будучи под чарами ведьмы.
Тяжелые врата отворяются с тихим скрипом, пропуская всадника на гнедой лошади, едва заметно склоняя свои головы в приветственном поклоне. На небольшом каменном крыльце стоит жрица, она издалека напоминает саму Моргану, только моложе, одна из тех, кто является потомком Вивиан, ее тетки. Девушка молчалива, у нее идет обет молчания, и будет длиться еще несколько лет, лишь глазами указывает на небольшой коридор, ведущий в просторную каменную залу, где слышно потрескивание дров в камине. Последние несколько дней ее пленника держат вовсе не в тепличных условиях, а в холодной камере в подвальном помещении, где гулкое эхо, да капли воды, что могут свести с ума любого. И любое блокирование всех способностей, даже ее.
- Как долго он не ел? – Она задает вопросы вслух, проходя по коридору, стягивая с замерзших рук перчатки, и передавая их служанке, вместе с промокшим тяжелым плащом, прикрывавшим ее в долгом пути от снега и пронзающего ветра.
«-Трое суток, моя госпожа», - девушка передает свои мысли Моргане, чуть склоняя голову, будто чувствуя себя виноватой. Она наливает хозяйке вина, и устраивает место возле камина, чтобы та могла согреться. Ведьма отрицательно качает головой, проходя вглубь дома, туда, где ее любимое место.
- Приведите его ко мне, немедленно, - она не разменивается на любезности, открывая нечто похожее на пыточную. Возле панорамного окна некое подобие трона на возвышении, а в середине комнаты круглый помост, точка света, вырванная из тьмы. Моргана опустилась в кресло, более удобное, чем это могло показаться на первый взгляд. Минуты превращаются в часы, а затем в секунды, время не имеет значения, когда впереди у тебя его целая бесконечность. Моргана прикрывает глаза, когда слышит шумные шаги за дверьми. Мгновение и на точке света лежит тело, не обессиленное, но уже на грани. Ведьма едва заметно проводит языком по губам, поднимаясь со своего места, и подходит ближе, здесь магия уже разрешена, оковы сняты. На Торе лишь кандалы, что сковывают сильные руки, не давая возможности развлекаться. Она знает, что счет идет на минуты, что скоро не хватит сил сдерживать Мьёльнир, ох, Один, мог бы и забрать игрушку у своего сына, не выпускать же Хелу из преисподней ради такого.
- Тор, сын Одина, - ее голос глубок и протяжен, она ходит кругами вокруг затаившегося зверя, изучает его спину, облаченную в тонкую белую футболку. Она выдала ему одежду, любезно сохранив доспехи и привычную одежду в спальне, где Тор провел большую часть времени.
- Должно быть тебя интересует, почему я так поступила? – Моргана останавливается напротив мужчины, приседает на корточки, и левой рукой плотно обхватывает Тора за подбородок двумя пальцами, заставляя посмотреть на себя. – Чтобы ты запомнил меня, даже когда будет казаться, что воспоминаний нет, даже когда ты будешь думать, что этого не было, я хочу, чтобы ты помнил меня, мое лицо, - ее губы едва заметно касаются его щеки, ведя до виска. Моргана опаляет ароматом тяжелых духов и вина, приторно сладко, почти до тошноты. Резким движением ведьма поднимается с пола, разминает шею, поворачиваясь к Тору спиной.
- Вина? Или хлыстом по спине? Где твой брат, о могучий Тор, ты знаешь об этом? Всегда хотела познакомиться с Локи поближе, говорят он хорош, - Моргана опускается в кресло, перекидывая одну ногу через подлокотник, и вновь делает глоток вина. Вокруг бога слабо мерцает стена, не дающая ему выйти из этого круга. Ничего, помучается часик, а потом глядишь и выйдет наружу. - Не так, как ты, разумеется. Мало что может сравниться с этим идеальным прессом. И это я не льщу.

Отредактировано Morgan le Fay (11-11-2017 22:23)

+1

3

Пелена воды окутывала Тора с головой. Она не давала дышать, думать, ощущать действительность так, как она ощущается кончиками пальцев. Словно в бочке с вязкой смолой, Одинсон проводил день за днем. Беспамятство сменялось странными ощущениями, глубинными страхами, перемалывающимися вновь накатывающейся пустотой. Затем, спустя некоторое время, физическая боль начала потихоньку возвращать Тора в недра собственного тела. Кандалы, что не разорвать, сила грома и молнии, что не использовать. Даже Мьёльнир почему-то не чувствовался, как это обычно происходило. Будто вынырнув из этой пелены воды и стукнувшись о твердый берег, Тор не растерял своего боевого духа. День за днем он ждал возможности узнать своего врага. А затем, как по щелчку чьих-то пальцев, все вновь потеряло смысл. Целые участки памяти отказывались служить хозяину, извиваясь змеями, каких не увидеть, не словить.
И вот, день встречи настал. Громовержец бессильно лежит на каком-то алтаре, ожидая аудиенции у незнакомца. Пересохшие губы потрескались, усы и борода спутались, вырастая до приличных размеров. Мышцы рук непрерывно сокращаются, пробуя кандалы на прочность. А взгляд Тора прояснился, в нем читалось все, кроме страха.
- Была бы ты мужем, скальды высмеяли бы твою трусость. Но ты дева, еще и достаточно могущественная, чтобы обратить меня в беспамятство. Интересно ли мне для чего? Если ты знаешь, что я Тор, сын Одина, то уж точно известно и то, что болтовне я предпочитаю иной подход.
Голос был глухим и срывающимся, ведь им давно не пользовались. Даже в таком тревожном состоянии, Асгардец, похоже, выискивал малейшую лазейку для освобождения.
- Локи? - удивленно переспросил светловолосый пленник, - ах вот что тебе нужно, ведьма! Мог бы и сам догадаться.
Плечи повелителя молний затряслись от смеха, перерастающего в настоящий хохот, включающий в себя и запрокинутую вверх голову, и разрывающиеся от нехватки кислорода легкие.
- Трюки, одни трюки, если речь идет о моем брате, - сузив глаза и отсмеявшись, молвил Тор, по прежнему напрягаясь от запаха, подаренного Морганой от близкого с собой контакта, произошедшего прямиком перед вопросом выбора между кнутом и информацией:
- Может и ты часть безумного трюка. Будь уверена, на любое колдовство найдется своя управа!
Наследник престола Асгарда проигнорировал некоторые речи говорившей, сжав губы и заиграв желваками на сосредоточенном лице. Спустя пару секунд, Тор резко дернул кандалы, проверяя их на прочность. Дюжие мышцы напряглись во всю силу, а затем расслабились вновь.
- Налей уж вина, ведьма, коль все одно кто-то из нас сложит голову, когда я все-таки освобожусь, - уже более миролюбивым тоном произнес асгардец, рассматривая из своего положения высокий потолок. Как говорил Отец: "безо всякой причины даже камень не откинет тени", а значит, следовало вступить в диалог с пленившей его незнакомкой. И все же, каковы ее силы, что в присутствии данной девы он не может позволить себе даже простейших действий? Ее следовало опасаться, как опасаются очень могущественных и сильных противников. Но Тора это лишь раззадоривало, наполняло грудь той силой, которую аккумулировал и перенаправлял легендарный Мьёльнир.

Отредактировано Thor Odinson (12-11-2017 01:29)

+1

4

Моргана так лениво поднимает бровь, а затем ее губы расползаются в улыбке, которая переходит в смех, искренний и задорный. Она действительно восхищена этим мужчиной, что даже сейчас, сидя в ее замке, как настоящий узник, все еще остается невероятно самоуверенным, эдакий рыцарь без страха и упрека. Ведьма запрокидывает голову, все еще смеясь, но уже через пару секунд затихает, отставляя кубок с вином в сторону, и поднимается со своего места. Она приближается к импровизированной магической клетке, где заперт Тор, и останавливается прямо перед богом.
- Да, брось, Тор. Все мы любим иногда поговорить, не вечно же топором махать. О, прости, я имела в виду – молотом, конечно же, - Моргана заводит руки за спину, смыкая их в замок, и склоняет голову набок, разглядывая своего пленника. На самом деле ничего такого она не преследовала, когда случайно наткнулась на этого бога, вытащила его задницу из непроглядной тьмы и сделала своим гостем. Вот только проблема заключается в том, что этого сын Одина уже не помнит.
- Ты, действительно, не помнишь о том, что последние полгода провел в уютном окружении, где тебя кормили и поили, и не причиняли никаких неудобств, кроме невозможности выйти наружу? – Она чуть улыбается, стараясь не показывать своего истинного настроения. – Тор, дорогой. Если бы каждый рассказывал свои планы, тем, кто находится у меня в гостях, то боюсь, что была бы уже, как минимум мертва на физическом плане, - женщина качает головой, но не отходит, все еще находясь напротив мужчины.
Она просто в свое время изолировала его от окружающих, чтобы не мешался под ногами. Ему бы хватило совести перебить ее любимых детей, чтобы они не высовывались наружу. Для него они были бы не невинными жертвами, а опасными преступниками, что угрожали бы не только Мидгарду, но и в потенциале Асгарду. Скорее всего. Сидеть же в кресле постоянно – неинтересно. Моргана предпочитает кружить подле асгардца, наблюдая за ним, изучая, но, не делая более попытки подойти. Ей нравится его искренний, звонкий смех, который прорывается сквозь густую пелену тишины, царящую в замке. Даже звуки завывающего за окном ветра здесь глохнут.
- Ох, Тор! Ну, в самом деле! Ты сейчас меня обижаешь, честное слово. Я такого от тебя не ожидала, - ведьма обиженно поджимает губы, бросая на бога взгляд через плечо, и через некоторое время мерцающая стена постепенно растворяется в воздухе, ограничивая теперь свободу Тора намного меньше. Он всего лишь скован кандалами, и то, только для того, чтобы не попытаться удушить Моргану в первые несколько минут общения. Выбраться из замка у него не выйдет, хотя, конечно, он может это попробовать, как минимум будет весело за этим понаблюдать.
- Ты мог бы попробовать сравнивать меня с Лафейсаном, но считать меня частью его проделок – уволь, не тот уровень, - Ле Фей останавливается с двумя кубками напротив мужчины, и подумав, все же позволяет кандалам рассыпаться в прах, без всяких визуальных эффектов.
- Прошу, как знак моей доброй воли, ты можешь присесть, - Моргана поворачивается к нему спиной, направляясь к своему трону, - и можешь быть уверен, что я голову свою на плаху скидывать не собираюсь. Достаточно костров инквизиции, во время которых я знатно напугала пару сотен людей. Хотя, признаюсь честно, гореть было достаточно не комфортно. Но, впрочем, отбросим ненужное, - Моргана вежливо улыбается, смотрит пристально на бога. – Ты был мне нужен, скажи спасибо, что я оберегла тебя и твой Асгард от того, что могло бы произойти, будь ты на свободе все это время. Уж не знаю, откуда во мне эта добродетель, но, тем не менее, - она не вдается в подробности, но говорит искренне. Ей не нужен был Асгард, но он мог бы стать ее, но зачем?
- Извини, забыла представиться, ты можешь называть меня Моргана. Сомневаюсь, что ты знаком со мной, у вас скандинавов Ирландские боги не в почете были, насколько мне известно, - ведьма ухмыляется. – Мы можем договориться мирно о путях твоего отступления и ухода, или ты можешь начать бить себя в грудь пяткой и называть меня злодейкой, мегерой или как вы там обычно называете персонажей, что не борются за всемирное добро и искренне не любят людей?

+1

5

Первые мгновения свободы от скованности появились внезапно и совершенно неожиданно. Тор молчал, внимая словам и иногда выдавая свои думы движением светлых бровей. Помнил ли он последние полгода? Этого, Одинсон, сказать с уверенностью не мог, так как прикасаться к закромам памяти сейчас было так же неприятно, как гладить срез недавно утраченной руки. Возможно, где-то глубоко таилось волнение о собственной личности: помнит ли он собственного отца, мать, брата? Хотелось закрыть глаза и помассировать виски, но подобных вольностей ас не смел допускать. Один, ВсеОтец. Утраченные силы и Мьёльнир, вбитый в незнакомую твердь Мидгарда. Локи, читаури, команда Мстителей. Гибель матери, Малекит, сверкание молний и угрожающее гудение одного из камней бесконечности - Эфира. Как сильно раненный солдат, уже чувствующий верный ответ на вопрос: "а все ли части тела на месте?", бог грома ощупал сознанием буквально все, кроме последних событий, в ходе которых он оказался эдаким гостем этого места.
Невидимые замки сбрасывались с конечностей, рассыпались в прах и растворялись в пустоте. Громовержец на уровне инстинктов не любил магию, несмотря на то, что Фригг показывала в детстве очень завораживающие картины, заставляющие даже неугомонного и непоседливого ребенка сидеть с открытым ртом и блестящими глазами. Поморщившись, словно имея дело с чем-то мерзким, Тор сел,  потирая запястья рук и отряхивая пальцы от остатков, как ему казалось, чужеродной волшбы.
- Дело совсем не в людях или во всемирной доброте, чародейка, - мужчина поднял голову и одним движением откинул назад гриву спутанных волос, мягко улыбнувшись собеседнице, - применить злокозненные фокусы, бросить меня в темницу, увести от пути, который был запланирован  - это уже личное.
Футболка немного вздулась от напряженных мышц торса и рук, широкими ладонями которых, говоривший потирал друг о друга, не сводя взгляд с Морганы.
- Не твоей заботой есть забота об Асгарде. Может, ты и мерзость, вроде гнусных прогнивших колдунов за пределами мирной части населенных миров. Мне все равно - о Моргане не слыхивал никогда. Однако, коль дева столь умна, чтобы использовать и манипулировать другими в своих планах, то зачем оставлять себе врагов? Не проще было впустить в мою голову мысль, будто старыми приятелями мы являемся, и действительно гостем пришел в данный замок?
Тор медленно поднялся на ноги, поворачивая голову в стороны, а затем и скользя взглядом по высоченному потолку.
- Моргана, - словно пробуя имя на вкус, громовержец вновь скрестил взгляд своих голубых глаз с ее очами, - мрачная жрица храма высоких потолков и толстых стен. Не в моих правилах выходить из темницы через главную дверь, заботливо оставленную уснувшим стражником открытой. По мне, мы вкусим вина, а затем направимся в Асгард. Только на этот раз, уже ты побудешь гостьей в наших гостеприимных подземельях.
Резко выпрямив правую руку вбок, сын Одина позвал свой верный молот прямо в хватку раскрытых пальцев. Где бы он не находился сейчас, по идее, Мьёльнир должен был вернуться к владельцу, сверлившего колдунью оценивающим взглядом.
"Если моей судьбой будет гибель, и она не случится перед теми, кто впишет ее в книгу вечности, то все равно тебе придется встать со своего трона, чародейка"
Старший сын и наследник престола прекрасно осознавал, что дальше играть в игры, ключи от понимания которых из двоих был только у одной, было глупой тратой времени. Сладкие речи и красивые формы стремились спеленать, убаюкать, отогнать воинственность и агрессию подальше. Вновь появлялось ощущение, словно кто-то медленно и неумолимо продавливал железным шаром скорлупу сознания, мимовольно делая с ним все, что захочется.

Отредактировано Thor Odinson (24-11-2017 15:55)

+1

6

Моргана с искренним любопытством наблюдает за Тором, в очередной раз замечая, что скандинавский бог вполне себе ничего, но это не играет большой роли. У него есть принципы, мозги, хотя, если послушать некоторых, то в Торе ничего, кроме мускул замечено не было. Моргана садится на трон, подаваясь чуть вперед, ведет себя совсем не так, как пристало леди. Ноги широко расставлены, локти упираются в колени, спина выгнута, и не самый добрый прищур – так себя ведут скорее те дамы, которые привыкли вращаться в суровых мужских кругах. Она не хрупкая дама, которая при виде крови и мечей падает в обморок.
- Тор, тебя совсем не учили вежливости, не так ли? Называть даму мерзостью – это моветон, - Моргана хмыкает, опуская взгляд в пол, изучая мыски своих ботинок, но затем вскидывает голову. Взгляд женщины меняется с удивленного на серьезный, раз эта ситуация приобретает личный оттенок, то стоит быть аккуратной. Тор – сильный бог, он может причинить определенные неудобства, за которые потом будет больно расплачиваться. И Моргана хочет этого меньше всего. У нее были свои мотивы, раскрывать которые – это высшая глупость, именно поэтому ведьма старательно уводит свои ответы от прямого назначения, старательно юлит и выкручивается. Любой, кто видит ее сейчас, сказал бы, что они явно похожи с Локи в ведении переговоров. Любая попытка наезда воспринимается, как нападение, и тут же следует защита.
- Я бы не согласилась, асгардиец? Или асгардианец? – Ведьма откидывается на спинку кресла, чуть прикрывая глаза. – Но думаю, что тебе вряд ли будут до конца понятны мотивы. Когда не обладаешь возможностью колдовать, то сложно себе представить, как некоторые аспекты вселенной могут влиять на твои силы. Поэтому закончим просто эту мысль – Асгард важен. И точка, - Моргана делает глоток вина, демонстрируя, что яда в кубках точно нет. И через мгновение смеется, покачивая головой. Признаться честно, подобная мысль в ее голове была. А еще проще было околдовать Тора, перетащить его на свою сторону, так сказать, через постель. Это был самый короткий способ, которым можно было управлять любым мужчиной. Но даже у Ле Фей были некоторые принципы, нарушить которые, означало – предать саму себя.
- Я должна поддерживать образ, который плотно засел в головах твоих друзей и соратников. Пока ты тут прохлаждался, а это, между прочим, правда, потому что до сего момента ты жил в этом замке гостем, и вовсе не на соломенном тюфяке в подвале, а на удобной кровати в моей комнате, твои товарищи по ремеслу сражались со всякой мерзостью, что лезла изо всех щелей, - Ле Фей едва заметно пожимает плечами, и подумав, залпом допивает бокал вина, краем глаза наблюдая за тем, как Тор призывает свой молот. Ну, а что, тоже неплохое решение. Моргана отставляет бокал в сторону, считает секунды, сдувает невидимые пылинки с подлокотника, а затем воззряется на Тора со взглядом строгой мамочки, дескать, может ты уже наигрался?
- Молота не будет. До тех пор, пока я не сниму магический щит с этого замка. Ты можешь делать что угодно, как угодно, хоть ногами здесь топать. В Асгард я отправлюсь только в качестве гостьи в королевский замок, где займу удобные для себя апартаменты, а не койко-место в подвале. Поэтому оставь свои попытки, бог, сядь за стол, и мы нормально продолжим наш разговор. Хотя нет, не будем продолжать тут, в конце концов, какой смысл тебя пытать, - Моргана поднимается со своего места, ее ноги обвивает пурпурная дымка, поднимаясь все выше и выше до самой шее, плотно окутывая, словно скрывая за завесой, но уже через мгновение падает. Ле Фей ведет плечами, в этом наряде ей так же комфортно, как и в боевом. Длинное до пола платье темно-синего цвета с глубоким вырезом на груди, с двумя разрезами по бокам, и, конечно, никакой обуви.
- Ты голоден? – Она проходит мимо Тора, будто ничего не произошло, и направляется в сторону гостиной, той самой, где сейчас теплились тлеющие угли в камине, а на столе стояла разная снедь. – Запомни, милый бог, я никогда не делаю ничего просто так. И если я сохранила тебе жизнь, то значит, на это есть причина. Если я держала тебя здесь, на это есть причина. Поэтому, пожалуйста, прекрати пытаться меня запугать или убить, присядь за стол или на кресло, и послушай то, что я тебе скажу, - Моргана берет со стола яблоко, крутит его в руках, а затем кладет обратно. – Я отпущу тебя, если ты сможешь меня победить. Ничего сложного, пара партеек в карты, или один раунд на мечах. Развлеки старушку, в конце концов, когда еще выдастся возможность так весело провести время. А во время этого я поведаю тебе о веселых вещах. О том, что происходит в мире, что произойдет с миром, и что может произойти, если этого не изменить сейчас, - Моргана поднимает на Тора смеющийся взгляд. Она подбрасывает в ладони любимый меч Фейри, а на столике между двумя глубокими креслами бликует полированным краем новенькая колода карт.
- И если ты сыграешь со мной хотя бы вничью, я сохраню тебе воспоминания. Чтобы в будущем ты при случае мог меня убить, если тебе так этого хочется.

+1

7

Никакая преграда не может стать между Мьёльниром и тем, кто по праву владеет им. Молот служил и совершенным оружием и проверкой личной доблести, внутреннего стержня, если пожелаете. Секунды ожидания наполняли внутреннее ухо нарастающим шумом, схожим с ударами тяжелых кувалд по металлическим пластинам. Опустив голову так, что волосы скрывали лицо, Тор все стоял и стоял в нелепой позе с вытянутой вбок рукой. Когда, наконец, стало ясно, что артефакт не вернется, Одинсон сжал зубы и сузил глаза, впиваясь взглядом в Моргану. Ощущение бессилия только лишь коснулось громовержца, легонько похлопав по плечу, и сразу же взорвалось под натиском ярости и безумия, выливающимися через напряженность мышц тела светловолосого гостя, его пламени во взоре и сжатых кулаках. Воздух вокруг аса пропах озоном, словно после уже прошедшей грозы. Между плотно сомкнутыми пальцами стали проскальзывать крохотные синие искры, обращаясь в живущие короткую жизнь молнии, змейками пляшущие на запястьях.
Моргана не просто чувствовала себя хозяйкой этого места. Она и являлась таковой. Тор видел очень много женщин. Загорелые и бледные, скованные пачками платьев и обнаженные под светом солнца или луны, длиннокосые и коротко стриженные, отважные и напитанные мягким теплом - все они раскрывали ту или иную функцию слабого пола. Колдунья отвращала своей надменностью и ледяным спокойствием. В надменности Тор видел самого себя, прежде чем заслужить право повелевать силой Мьёльнира. А спокойствие оставалось и будет оставаться полной противоположностью характеру аса. Да, иногда он мог отложить в сторону поспешные думы и насытить ум философией, наукой, искусством. И это были лучшие мгновения из часов проживаемых Тором дней.
Широкими шагами Одинсон двинулся в сторону сладкоустой чаровницы, глядя на нее исподлобья. Когда расстояние меж ними не превышало дистанции вытянутой руки, мужчина резким движением обхватил клинок черноволосой хозяйки замка. Широкая ладонь начала врезать кромку лезвия в кожу аса, роняя на безликий серый мрамор капли крови. Медленно усиливаясь до тоненьких струек, они, казалось, не волновали Тора, пытающегося разглядеть что-то на точеных чертах ее красивого личика.
- При дворе у отца были несколько шутов. Они часами развлекали публику, приводили дам и господ в настоящий восторг. Когда меня только начали обучать держать оружие в руках, одного из них назначили в учителя, вызвав вполне уместный вопрос: шута, да и в наставники? Но, как оказалось, каждый из них был великолепным фехтовальщиком, ранее служившим на благо всего Асгарда. Но пьянство и трусость закрыли для них чертоги пировничества с Валькириями после гибели. И вся их жизнь обратилась кривой шуткой, развлечением, подобным тому, что сейчас мне предлагают сейчас.
Одинсон приподнял окровавленный клинок чуть выше, склонив к нему голову и предлагая Моргане всмотреться в ее зеркальное отражение, испорченное багрянцем.
- Ради забавы бьются с добрым другом, с врагом же, сражаются без красивых поклонов и установленных правил.
Тор отпустил меч, оборачиваясь к деве спиной и опираясь на край стола.
- Карты, блестящие железки, болтовня... - Одинсон фыркнул, тряхнув головой и двумя руками переворачивая всю трапехную полянку, вместе с лежавшими на ней яствами и, разумеется, тонкими кусочками бумаги с начертанными на них обозначениями, - я выберу другой вариант, колдунья.
Громовержец вновь повернулся к девушке, складывая руки на груди. Рана уже перестала кровоточить, закрываясь бесперебойно работающим мотором организма сына Одина.
- Хотела говорить про мир, что с ним произойдет? Так говори. Не пытайся заставить плясать или пресмыкаться в поисках свободы. Не выйдет.
Если пробежаться по ощущениям Одинсона, то Моргана не присутствовала там таким же противником, как, например, Малекит. Она раздражала и ужасно злила, она задевала и взрывала Тора изнутри. Но, если дополнять сказанные громовержцем слова, с врагами сражаются без красивых поклонов и установленных правил - врагов убивают сразу. За исключением тех случаев, когда хотят их помучить. Уверена ли была Моргана, что обезумевший от пыток бог будет полезнее сговорчивого? Вряд ли. Именно потому, Тору казалось вполне правильным его поведение. Она давила своим преимуществом, но не сдерживала нрава Одинсона. Значит, ей вовсе и не требовалось никаких игр в карты или солдатиков для освобождения громовержца.

Отредактировано Thor Odinson (30-11-2017 16:22)

+1

8

Сияющий взгляд, что наполнен праведным гневом, руки крепко сжаты в кулаки, Тор надвигается неизбежной взбешенной волной, торнадо, цунами – настоящая стихия. И Моргана это оценила, ей нравится то, что она видит. Он задает вопросы, почему она не делает его своим другом, почему не хочет вместить новые воспоминания в голову – да, вот почему! Эта мощь гораздо интереснее, она сильнее, эта мощь завлекает в свои сети, похлеще магии, да, к черту – это и есть магия, даже если сам Тор этого не понимает. Моргана знает об это не понаслышке, она знает, потому что сама богиня, даже если кажется ведьмой. Ле Фей всматривается в красивое, мужественное лицо Одинсона и улыбается. Ее улыбка похожа на оскал, ей до безумия нравится то, что происходит, именно этого она и ждала.
Она прикрывает глаза, втягивая солоноватый запах, что исходит от каплей крови, струящейся по желобку меча, с тихим звуком, касающейся пола.
- Я не предлагала тебе развлечение, милый бог, - Моргана смотрит в лезвие, и не замечая того сама, начинает погружаться в транс, отчетливо наблюдая за тем, что показывают ей видения. Такое случается редко, а за последние несколько веков и вовсе – впервые, с тех пор, как она перестала быть жрицей Авалона. Разрушения, полыхающий огонь, вспышки молний, отголоски грома до сих пор звенят в ушах. Ноздри щекочет запах озона, и Моргана резко приходит в себя, облизывая пересохшие вмиг губы. Она не знает, что это было, не может осознать до конца, да и есть ли какая-то разница, право слово, с этим она разберется значительно позже.
- Есть одно но, Тор. Как бы ты ни думал, чтобы себе в голову не вбил, но тебе я не враг. Но и не друг, - ведьма наблюдает за тем, как словно в замедленной съемке, все яства со стола летят вниз, посуда и тонкий хрусталь с фарфором разбиваются вдребезги, и вино течет по мрамору, как кровь, символизируя надвигающуюся беду. Но Моргана не привыкла отступать, она лишь делает шаг назад, чтобы затем мчаться вперед. Равно, как и сейчас. Ее подол почти намок от вина, прислужницы бросаются помочь, но они остановлены лишь взмахом ладони, и коротким:
- Все вон, оставьте нас, - девушки с испугом в глазах покидают покои, закрывают тяжелые двери, и пара остается в абсолютной тишине, изредка нарушаемой тяжелым дыханием бога Грома и потрескиванием дров в камине. А Моргана словно не дышит, почти незаметно движение грудь, почти не чувствуется теплое дыхание, срывающиеся с губ, она – это мраморная статуя, не меньше.
Но прервать молчание необходимо, он хочет ответов, не хочет играть по ее правилам, значит надо сыграть по его. Это так похоже на нее, делать вид, что подчиняешься мужчине, дать ему то, чего он хочет, чтобы забрать потом все.
- Присядь, ненавижу, разговаривать стоя, - Моргана опускается в кресло перед камином, расправляет подол платья, и поднимает свой взгляд на бога, предлагая занять место напротив. Он сопротивляется, но все же опускается, и Моргана начинает говорить.
- То, что я скажу тебе, то что здесь происходило – будет забыто тобой. Моя первоначальная идея заключалась не только в том, чтобы обезоружить Мстителей, нет. Я хотела, чтобы они боролись за тебя, чтобы согласились на условия, но затем случилось нечто, что отменило все планы. Отпускать тебя на свободу – а зачем? Я не пытала тебя, кроме последней недели, и то, если ты заметил, то была только голодовка и моральная пытка, никакой физики. Я предлагала тебе лучшую еду, и лучшие напитки. Мне было надо, чтобы ты был удален от Асгарда, не пытайся выяснить мои мотивы, Тор, у тебя ничего не выйдет. А раскрывать их я не собираюсь до конца, - Моргана обводит взглядом почти разгромленную комнату, тяжело вздыхает, и вновь поворачивается к мужчине, чуть прищуриваясь.
- В Асгарде сидит на троне Локи. Он избавился от Одина, но тот в порядке. Живет себя тихо и спокойно в Нью-Йорке, и как ни странно, его это вполне устраивает, - она лениво пожимает обнаженными плечами, и смотрит в глаза Тору. – Тшш, не пытайся сейчас туда мчаться. Асгард в безопасности, нет, я не общаюсь с Локи, предупреждая твой вопрос. Мы даже лично не знакомы, но вместе с тем, это было необходимо. Ты был неугоден Асгарду, неугоден Одину, если ты не забыл. И поверь, не все в Асгарде хотели бы твоего возвращения в качестве царя, - Моргана не лжет, она умеет лукавить, изворачиваться, но лгать – это удел людей глупых.
- Но ближе к делу. Мир лишается магии, по многим причинам. У Мидгарда падут защитные поля, что сейчас сдерживают натиск тварей. А для того, чтобы остановить это, нужен был ты. Есть магия, а есть божественные силы. Это несколько разные вещи, как ни крути, - слабая улыбка, осознание собственного падения в пропасть, и Моргане становится тяжело дышать. Она нервно сглатывает, ее ладони, против воли сжимают платье на животе, словно она вот-вот лишится еще не рожденного дитя. Ведьма резко подается вперед, и в ее глазах слабый отголосок пурпурного пламени, которое сжирает ее изнутри.
- Хочешь, чтобы Мидгард сдох под тяжестью инопланетных захватчиков, чтобы твои любимые люди тонули в лужах собственной крови, превращая их в моря? – Она улыбается, но в этой улыбке больше боли, чем радости или веселья. – И я не хочу. Мне нужна эта планета, а еще мне надо, чтобы ее кто-то защитил, покуда те, кто был всевластен, пытаются не умереть без того, что составляло основную часть их жизни, - Ле Фей откидывается на спинку кресла, прикрывая глаза, вновь тяжело вздыхая.
- Все еще считаешь меня врагом, или твой мозг попытается понять, что не существует бесконечного зла или добра?

+1

9

Присев в кресло, Тор устало потёр брови, закрывая лицо рукой. Когда он вновь вернул внимание собеседнице, в правильных чертах облика светловолосого мужчины читалось разочарование.
- Длинны, скучны и однообразны речи мудрецов с седыми бородами в пояс. Ты же, при всей своей... - мужчина поводил кистью правой руки в воздухе, не находя нужных слов, - талантлива работать устами. Говоришь, что не намерена раскрывать свои планы, а перед этим уверяешь - все раскрытое и сказанное будет тобою забыто.
Темноволосая собеседница вновь начала напоминать, насколько она приятная и справедливая хозяйка замка. И пытает невольников не круглосуточно, да еще и кормит их не помоями. Громовержец решил пропустить разговор мимо ушей, раз уж все равно это пустословие с обоих сторон останется для него тайной спустя время. Но уже следующая порция новостей заставила аса податься на кресле вперед, сжимая кулаки.
- Мой брат не погиб? Он обманул и меня и весь народ Асгарда! - в такое было поверить легче другого, сказанного чародейкой, - хоть наши семейные дела должны интересовать тебя не более, чем сытую собаку гнилая кость, ты упорно лезешь, куда не следует. Слушай сюда, чаровница.
Одинсон сверкнул глазами, на этот раз говоря не раздражительно, но твердо:
- Я сын Одина ВсеОтца, правителя Девяти Миров. Моя сила и моя жизнь принадлежат родному дому, и мне не нужна корона, чтобы вновь доказывать это.
Ситуация обернулась настоящей катастрофой. Внутри все перевернулось и упало, разбиваясь о неожиданно твердую реальность. Тора обманули, а он и глазом не моргнул, хорош же приемник трона! Громовержец понимал всю безысходность собственного плана, состоящего из пункта "круши" и пункта "побеждай". Но сильно искажая воспоминания и даже стирая их, волшебница не учитывала мельчайших частичек мыслей, западающих в подсознание и потом, под влиянием каких-либо факторов, всплывающих в виде интуиции. Этого сейчас не знал и Тор, попросту бегающий между состоянием абсолютной злости и злости обычной.
- Теперь я знаю, кто ты такая, Моргана. Обещай ты стереть нашу встречу из моей головы, стремись сохранить или уничтожить Тора Одинсона и защищаемые им ценности -  пути наши пересекутся вновь. Кто знает, может тогда ты, наконец, определишься с собственным местом на ветвях Дерева Миров.
Ас медленно вобрал, а затем выпустил из легких воздух, не сводя взгляда с хозяйки замка.
- Коль все это останется миражом, а сильный Тор в пределах этих каменных стен не может навредить никому, кроме себя, то, быть может, выпьем медовухи и станцуем?
Хуже яростного бога грома, вошедшего в боевой раж и пробивающего себе дорогу сквозь что угодно, был лишь такой вариант сына Одина. Он ощущал себя бесконечно одиноким и оторванным от космической энергии, терять ему было нечего, а значит, и его предсказуемость теперь оборачивалась для собеседницы совершенно другой стороной. Светловолосый атлет усмехнулся уголком рта, будто усомнившись во вседозволенности хозяйки этих мест. Теперь и он становился схожим с душой замка Морганы, если бы таковая имелась.

Отредактировано Thor Odinson (07-12-2017 22:29)

+1

10

Этот разговор больше похож на картины Сальвадора Дали, наполненный сюрреализмом и совершенно неясными простому человеческому глазу деталями. Моргана наблюдает за Тором, за его реакцией с отстранённым выражением лица, она не сомневается в своих действиях, ведь каждое из них так или иначе приведет к какому-то результату, позволит добиться желаемого, даже если окольными путями. Бог злиться, или ей так кажется? Залезать в голову гостя, чтобы прочесть мысли – это уже слишком низко. Именно поэтому Моргана обхватывает бокал с вином и в один присесть допивает все, что оставалось в сосуде, лишь облизывая губы в конце.
- Ты можешь сколь угодно долго распинаться на тему, кто ты такой, чей ты сын, и кем ты был, другой вопрос, кто ты сейчас. Пленник в гостях у ведьмы, не более того, - она презрительно кривит губы. Моргана не любит бахвальства, показухи, которая мало чем подкреплена. Хотя сама она не лишена любви к пафосным выходам и появлениям, но она женщина, ей по статусу положено быть такой. Моргана поднимается со своего места, проходит мимо разбросанных приборов на полу, переступает через остатки еды, и все это в миг испаряется, оставляя зал, где они сидят совершенно пустым. Звук тут же становится гулким, отражаясь от каменных стен, акустика, как в хорошем концертном зале. Ле Фей проводит пальцами по небольшому столику, где стоят напитки, и выбирает нежно любимый ею бурбон, который наливает уже в стеклянный бокал, добавляя пару кубиков льда.
- Ну, жив он, и что? Сколько раз Локи обманывал тебя, сколько раз предавал, а ты все веришь в искупление, что твой братец будет хорошим, послушным? В таком случае, дорогой, ты идиот, - не оскорбляет, констатирует факт, поворачиваясь к мужчине лицом. Ее глаза горят пурпурным светом, а на губах застыла ледяная улыбка. – А что слушать-то? Будто тебе есть что сказать, кроме как предложить выпить, да потанцевать. Знаешь, мне это напоминает танцы на могиле, - ведьма наливает второй бокал и ставит его перед Тором.
- Я удивлю тебя, мой милый бог, - ведьма проводит кончиками пальцев по лицу Тора, возвращая ему его облик, возвращая прежнее одеяние, представляя мужчину во всей красе. – Вот так значительно лучше. Знаешь, я сделаю кое-что гораздо интереснее, чем стирать тебе память, это немного негуманно по отношению к такой особе, как ты, как думаешь? – Она отходит от него, разминая мышцы шеи, ведя плечами. В гостиной звучит тихая музыка, это кельтские напевы, в которых восхваляют Дану, она такая же древняя, как асы, такая же прекрасная, как Игдрасиль, и такая же смертельно опасная для тех, кто никогда не был знаком с ней, и для тех, кто отказывался верить в прародительницу.
Она ведет едва заметно пальцами, тонкие щупальца розового цвета магии направляются к Тору, и как бы они ни пытался от них отмахнуться, ничего не выйдет, она крепко держит, еще пока, этого мужчину в своих тисках, в своей власти. Губы нашептывают заклинание, в которое ведьма вкладывает едва ли не остатки своей магии. Самый большой парадокс, о котором она не говорит Тору, заключается в том, что когда магия падет, а она это сделает, ее заклинание падет, и он все вспомнит, но на то и расчет, как быстро это произойдет, и как скоро он донесет об этом кому-то.
И главное, как быстро доберется до Асгарда, где сейчас твердой рукой правит Локи, что гораздо ближе ей по духу, чем любой другой из ныне существующих в мире.
- Ты будешь помнить все, но любая попытка сказать или написать, или передать кому-то воспоминания – будет для тебя равносильна смерти, ты тут же будешь забывать что-то важное из своей жизни, и так до тех пор, пока не останется лишь звук твоего имени, о великий Тор. Ты будешь помнить, но ничего не сможешь сделать, лишь попытаться найти меня и уничтожить, но тогда… за последствия я не отвечаю. Это сейчас ты можешь покинуть мой дом живым, целым и даже сытым. Но в следующий раз – бойся. Мне не страшна твоя сила или мощь, - Моргана улыбается, и в следующий миг в комнате словно становится легче дышать. Одна из стенок, выходящая на сторону небольшого садика с замерзшими, покрытыми снегом цветами. И Моргана едва успела уклониться от Мьелнира, что мчался в ладонь к хозяину.

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: прошлое и будущее » [03.01.2016] Бессильные мира сего


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC