02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [27.06.2016] ...ты сам такой, какая женщина возле тебя - ты в её вкусе


[27.06.2016] ...ты сам такой, какая женщина возле тебя - ты в её вкусе

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

[...ты сам такой, какая женщина возле тебя - ты в её вкусе]

⊗ ⊗ ⊗
http://www.travelandtrots.com/wp-content/uploads/2017/07/new-york1-520x245.jpg

информация

Где: "The Water Table"
когда: июньский вечер

Кто:  Howard Stark, Yelena Belova
предупреждения: вот чую, что этим все и закончится!

и с т о р и я
Первое свидание - это очень важно! Даже несмотря на то, что между ними уже и так все ясно.

+1

2

"Сегодня в 18:00 у пирса" - именно такая смс приходит на телефон Елены с незнакомого номера. Говард, который едва успел войти в свою безликую квартиру, усмехается и откладывает мобильный. Его личный номер не знает никто в ГИДРе, и он об этом позаботился. Так что пока Елену ждет первый сюрприз, и он, дав ей время на раздумья, отправляется принимать душ.
Его "ссылка" затянулась: слишком много дел требовали его непосредственного участия и внимания, включая многострадальный бюджет. Проектов было достаточно, к ним постоянно прибавлялись новые, менялись старые, и стояла такая чехарда со сроками, что уследить было тяжеловато. Но Говард честно старался, пытался вникать во все, взяв многие из задач под свой личный контроль и ответственность, не доверяя слишком важные и сложные этапы другим. И Елены отсылались многочисленные отчеты, бюджетные листы, комментарии самого Говарда - исключительно на рабочую тему! Ему так и хочется написать что-то лично от себя, но он старательно сдерживается, не переходя на личное "ты", не упоминая никакие личные моменты. "Смотрю на свой стол и думаю о тебе", "Длина юбки Линды магическим образом уменьшилась", "Прошли твои синяки на бедрах и попе?", "Я до сих пор хожу в свитере под горло", "Я тебя хочу" - и еще множество самых разнообразных фраз, которые он так и не рискнул ей написать, но о которых подумал.
Когда Говард выходит из душа, ответа на его смс все еще нет, и он, ухмыльнувшись, посылает следующее: "Не заставляй меня приглашать Линду". После этого ухмылка на его губах становится еще более довольной, и он идет бриться. Интересно, а она вообще придет? Этот вопрос он также обдумывал все это время - в перерывах между работой, разумеется. Тот факт, что она называла его "любимым", говорила о совместном... проживании? спанье? еще ничего мог и не означать. Возможно, Елена заглянула в его досье и передумала, увидев скупой набор фраз и парочку медицинских диагнозов, а также узнав, что своего прошлого он не помнит. Или же он был ее заданием, и мадам сама ей изначально сказала, кто он такой на самом деле? Он не уверен, что получит на свои вопросы правдивый ответ - и эти вопросы касаются не только его, но и ее. Да, с ее досье он тоже ознакомился, сумев его выцепить, обойдя защиту, но опять-таки: сухие факты, которые толком ничего не сказали.
"Революция". Это может ей понравится.
Говард усмехается, уже предвкушая сегодняшний вечер. Бывший патрульный катер времен 2-ой Мировой всегда привлекал его внимание, и теперь он уже понимает, почему. Забронировать места было не так уж и сложно: не самый пафосный ресторанчик, о котором известно далеко не всем местным. Кормят там, судя по отзывам, вкусно и сытно, но фуагры там не дождешься, хотя туда ходят и вовсе не за ней.
Зато морская прогулка под закат - это, наверное, должно быть романтично. Пожалуй, что так.
Говард одевает брюки, застегивает пуговицы рубашки, набрасывает на плечи пиджак и смотрит на себя в зеркало, приглаживая седые волосы. День в Нью-Йорке выдался довольно жарким, и воздух успел прогреться настолько, что даже после заката, на воде, не должно быть прохладно. Он рассовывает по карманам бумажник, сотовый, пачку сигарет с зажигалкой, надевает на запястье часы и выходит из квартиры. Говард решает не ехать на машине, планируя еще и выпить за ужином, поэтому - либо подземка, либо такси. Только к вечеру в городе наверняка будут пробки, а по дороге до станции есть цветочный магазин. Разве можно явиться на свидание без цветов? Только вот розы покупать не стоит: слишком большой получится букет, который скорее станет обузой, нежели будет приносить удовольствие, да и шипы у роз - острые, и на его лице смотреться будут не очень.
Так придет или нет?
Он покупает небольшой букет тюльпанов цвета фуксии, будучи не совсем уверенным, что именно эти цветы и именно такого оттенка понравятся Елене. Как-то он не удосужился обсудить с ней этот момент - хотя они и не особо говорили, исключая ту последнюю ночь, проведенную вместе на базе ГИДРы. Выбравшись из подземки, Говард бросает взгляд на часы: времени у него достаточно, и он заранее назначил время пораньше - чтобы еще Елена успела опоздать. Ведь приличные дамы должны опаздывать на свидания, верно? Впрочем, и неприличные бы тоже наверняка опаздывали - только свои свидания он толком не помнил, а с той француженкой у него как-то быстро все закрутилось, что этот период они успешно избежали. Впрочем, с Еленой закрутилось еще быстрее, но время на свидание нашлось, и он даже сам о таком заикнулся, а потом вот так вот странно пригласил с помощью двух смс. Наверное, в этом было что-то неправильное, и ему, прежде всего, стоило ей позвонить: а вдруг бы у Елены были планы? Но в тот момент Говард о таком не думал, и получилось, что он просто поставил женщину перед фактом.
Наверное, она была в замешательстве и ярости.
Почему-то такая мысль ему нравится, и он усмехается, прикуривая сигарету, представляя Елену именно в тот момент и находя это чертовски сексуальным. Невольно вспоминаются их ночи, и Говард шумно выдыхает сигаретный дым, отвлекаясь взглядом на пейзажи вокруг, на людей, замечая, что "Революция" уже стоит на приколе и скоро будет собирать своих гостей на этот вечер, включая и его с Еленой. Разумеется, если та примет приглашение и все-таки придет: выбор был за ней.

+1

3

"Сегодня в 18:00 у пирса" – именно такое сообщение блондинка получила на свой телефон. «Да неужели?» - скептически подумала девушка, откладывая телефон и возвращаясь к бумагам. Не было ни времени, ни желания на загадки, особенно от неизвестных личностей с не менее не известных номеров. Работы было предостаточно, настолько много, что порой хотелось скинуть все папки с бумагами со своего стола и сказать легендарные слова: Я устал! Я ухожу!
Но нет… Девушка была непоколебима, как в своих решениях, так и в том, что она справится с этой довольно не легкой и муторной работой.
- Наш брокер с Уолл-стрит спрашивает про покупку акций, какой-то компании…сети гипермаркетов.
- Гипермаркетов? Переключи на меня.
- Елена?
- Патрик, что за гипермаркеты?
- Продуктовые, мисс Белова. – она тяжело вздыхает. Торговля, поставки, игра на бирже, исследования – не слишком ли много для одной хрупкой блондинки?
- Чудесно, я тут причем?
- Их прибыль за прошлый год превысила ожидания в полтора раза, в этом году ожидается приток еще на 30%.
- Патрик, расскажи мне, за что мы платим тебе деньги?
[u]- За то, чтобы я не звонил по мелочам?

- Именно. Но думаю, если ты берешь на себя ответственность, то мы сможем купить… Хотя знаешь, переговори с их руководством, я хочу продать часть акций медицинских центров, которые ты купил на прошлой недели и выкупить контрольный пакет этих гипермаркетов. Прибыль будет, люди не перестают есть.
- Очень мудро.
- Не мудро. Через полгода нам нужно продать эти акции с прибылью в 50%. Хорошего дня, Патрик! – она закатывает глаза и кладет трубку. – Тереза, это что за папки ты тащишь?
- Отчеты с лаборатории за последние два дня. Нужны ваши подписи.
- Ты разве не научилась подделывать мою подпись? – помощница смеряет ее взглядом, от которого даже Елене хочется выпрыгнуть в окно. – А придется научиться… За последние две недели оттуда пришла целая машина документов. «Пирс…» - Тереза, а когда лаборатория с Колорадо приезжает в город?
- Точно не знаю, в течении недели. Узнать подробней?
- Да нет, пойдем, у нас встреча через пять минут.
Было страшно самой себе признаться, но она скучала по Говарду. По его запаху и рукам, теплу, поцелуям. Она видела его документы, его сноски, ей было приятно осознавать, что он прикасался к бумаге, которую она держит в руках. Хотелось бросить все и поехать к нему, но количество работы не позволяли ей это делать. К тому же… Для всех между ними оставались очень напряженные отношения, чего Елена не сообщила Мадам, но что Офелия итак знала. «Уж лучше пусть думают, что мы не сошлись во мнении, чем подозревают нас…» - при воспоминании их последней ночи, Белова чувствует, как мышцы внутри сводит. Она садится на свое место за длинный стол, массируя шею, пока никто не собрался в конференц-зале. Она соскучилась, тело требовало ласок. Блондинка подумала, что стоит ответить на сообщение незнакомца, но поняла, что оставила телефон в кабинете.
Встреча окончилась почти в 16:30, и сомнений не осталось, когда она прочитала его второе сообщение. «Вот значит как…Линду?» - она улыбается в дисплей телефона. Появилось едкое желание написать, что ее уже пригласили сегодня на дегустацию вина, но она решила не отвечать ничего. «Пускай волнуется… Линду он пригасит!» - появилась некоторая злость. Но вскоре пришло понимание того, что Линда здесь не причем, и он просто виртуозно играет на ее нервах.
- Тереза, мне нужно уехать. Остальное закончим завтра. А эти папки возьму домой – подпишу. – Елена торопится уйти, чтобы успеть доехать до своей квартиры, которая находится через несколько кварталов от офиса. Душ, увлажнение тела густым фруктовым маслом, макияж и завитки.  Красные губы сочетаются с красными туфлями, оттеняя черное платье, которое девушка чуть приспускает с плеч. «Коротко, наверняка, очень коротко!» - она улыбается собственному отражению в предвкушении вечера.

Вдова опоздала. На 30 минут, но опоздала. Всему виной пробки и нерасторопные таксисты. «Нет, а что если он решит отомстить и коль я опоздала пригласить Линду? Пощечиной не отделается – однозначно!» - она выходит из такси, осторожно ступая по брусчатке, проверяя все ли в порядке с заколкой, которая собирает вместе ее локоны. Блондинка осматривается, замечая знакомый силуэт, который стоит отдельно от толпы. Она приближается все ближе и ближе, стараясь двигаться как можно тише. Девушка становится рядом, смотря на водную гладь и сильнее сжимая пальцами кожаный клатч, чтобы не позволить себе накинуться на мужчину показывая насколько сильно она истосковалась по нему.
- Линда тоже опоздает? – спрашивает она, переводя взгляд на Говарда.

Образ:

http://se.uploads.ru/t/nCKSH.jpg

Отредактировано Yelena Belova (15-11-2017 10:49)

+1

4

Говард снова бросает взгляд на часы и мысленно вздыхает: он не привык ждать, не привык тратить время, но тут наверняка Елена опоздает. Он подходит поближе к пирсу, закуривает сигарету и смотрит по сторонам, прикидывая, каким будет их свидание: она вообще придет? А, если придет, то будет ли довольна или где-то на середине просто вытолкает его за борт? Эта мысль его веселит, и он усмехается, мысленно себе обещая, что, раз уж здесь свидание, то не стоит применять те самые шпильки, которыми они так "мило" обменивались в лаборатории - они здесь не с этой целью.
Время бежит вперед, и вот уже кто-то поднимается на борт катера, а Елены все еще нет. Говард бросает взгляд на часы: до отплытия еще минут двадцать, и у Елены есть все шансы успеть. Если она, конечно, вообще решила прийти - на смс она не ответила, чего, впрочем, он и не ожидал: при любом раскладе она бы попыталась его помучить и не стала бы писать ничего.
Женщины...
Философская мысль, и Говард снова ждет, флегматично смотря на водную гладь, когда рядом уже кто-то есть, и Говард ощущает знакомый аромат духов.
Пришла!
Он старается не показывать самодовольной улыбки, сдерживает едкие комментарии про Линду, после которых Елена наверняка бы надавала ему букетом прямо по лицу - правильно все-таки, что розы не купил! Вместо этого он поворачивается к ней и окидывает ее внимательным взглядом.
- Прекрасно выглядишь, - Говард улыбается и протягивает ей букет. - Это - тебе, - и, едва цветы оказались в ее руках, как он обнял ее за талию, привлекая к себе, целуя в шею. Ладонь легла ей на спину, так знакомо поглаживая, и Говард уже целует ее в губы - сначала осторожно, едва ощутимо, а потом жадно и горячо, что тепло разливается по телу, и, еще пара таких мгновений, они уже не пойдут ни в какой ресторанчик на лодке! Поэтому он с сожалением отстраняется, шумно переводя дыхание и стараясь унять желание, которое сразу же возникло внутри, едва он ее обнял, привлек к себе и поцеловал. - Я рад, что ты смогла выбраться, и, как я уже ощутил, ты успела соскучиться, - самодовольная улыбка касается его губ, и он чуть сильнее прижимает ее к себе, чтобы Елена тут не думала возмущаться, почти касается снова ее губ своими. - Надеюсь, что цветы тебе понравились. Ты вообще какие любишь? Мы не успели прояснить этот момент, и мне пришлось... импровизировать, - Говард пожимает плечами, а потом заставляет Елену обернуться, указывая на катер. - Сегодня мы ужинаем здесь. Да, тут не подают фуагру, нет дресс-кода и платьев с кринолинами, "Дон Периньона", кажется, тоже не наливают, но, надеюсь, тебе понравится. Пойдем? А то скоро уже отплытие, - не убирая руку с ее талии, Говард ведет ее к "Революции", где гостей встречают, называет свою фамилию (разумеется, не настоящую!), и их пропускают внутрь. Он помогает ей присесть на скамью, а сам устраивается рядом, коснувшись ее руки, поглаживая пальцами тыльную сторону ладони, а потом поднося к губам и целуя. - Как твои дела? - вполне себе нейтральный вопрос, если не учитывать, кто она, да где они работают - поэтому тут скорее будет что-то иносказательное, без подробностей и деталей, которые Говард, если задастся целью, сам узнает. Впрочем, информацию про ГИДРу он уже и так собирает, ровно как и информацию про других, а еще и про себя, чтобы те старые фотографии из его памяти перестали быть будто чужой историей. Подходит официант и ставит на их столик небольшую вазу с водой, и Говард благодарно кивает в ответ, опуская цветы в воду и снова взяв Елену за руку. А лодка тем временем уже отчаливает от берега, все тот же официант разносит меню, и Говард даже ничего еще не успел ляпнуть, чтобы выбесить Елену в первые минуты - так что тут, можно сказать, свидание у них началось неплохо!

+1

5

Елена чувствует невозможное притяжение. Все-таки даже не смотря на то, что она эти несколько недель была занята работой очень плотно, это время длилось очень долго. Уже через несколько дней она не могла спокойно заснуть в своей постели, а тело требовало разврата. Она, конечно, ему об этом не расскажет, сейчас не расскажет. «Нужно было все-таки поехать… Представляю, как он бы удивился!» - когда она слышит его голос, сердце замирает на мгновение.
- Прекрасно выглядишь, - Говард улыбается и протягивает ей букет. - Это – тебе. – она обескуражено смотрит на цветы, потом на Говарда и в итоге принимает цветы. «Тюльпаны…» - она довольна, загадочно улыбается и думает о том, когда ей в последний раз дарили цветы. Вывод не утешительный – давно. Блондинка не успевает никак отреагировать, когда его рука уже на ее талии. Он обнимает ее, целует в шею и она закрывает глаза от удовольствия. Картинка сложилась, он рядом с ней. Она всем телом чувствует тепло его рук и тела. Через секунду его ладонь гладит ее по спине, и она выгибается ему навстречу, прижимаясь плотнее.  Желание настигает ее уже на прикосновении, но мужчина идет дальше и целует ее в губы, вовлекая их языки в причудливый танец. «Он соскучился!» - думает она, когда он жадно целует ее, а по телу проходят маленькие иголочки. Елена обнимает его свободной рукой, поддаваясь на уловку, целуя его так же страстно, потому что он должен знать, насколько сильно она скучала, даже если она это не произнесет вслух. Если бы это продлилось еще минуту, то наверняка она бы отправила его ладонь себе под платье, но он будто чувствует, насколько тонка грань, поэтому отстраняется он нее.
- Я рад, что ты смогла выбраться, - «Будто у меня был выбор!» - думает она переводя дыхание. - и, как я уже ощутил, ты успела соскучиться.«Прошло практически две недели, конечно, я соскучилась!» - но он уже знает, что она может вспылить, поэтому прижимает к себе снова и целует. Мысли уносятся сами собой, а тело кричит о том, как желает его, слегка, едва ощутимо, подрагивая от его прикосновений.
Телу, видимо, придется подождать, потому что Говард поворачивает ее снова к воде и указывает на катер с историческим прошлым.
- Сегодня мы ужинаем здесь. – девушка улыбается переводя удивленный взгляд на мужчину. Она прижимает цветы к груди и кивает в головой на вопрос о том, что пора взойти на борт.
Его рука лежит на ее талии, и это так привычно, будто они так ужинают в сотый раз, а не первое свидание. «Надо же…Я думала, что в этой жизни такого уже не будет!» - они проходят на борт и садятся, наблюдая, как официант приносит им вазу для цветов.
Он галантен и любезен. Он настолько мил, что хочется сжать его в объятиях. Говард касается ее руки, волнующе поглаживая, а потом и вовсе целует руку. Елена ощущает, как бедра сводит под столом, а внутри все напрягается. «Нужно расслабиться!» - Как твои дела?
- Дела?... – она подает наконец-то голос впервые за то время, когда он подарил ей цветы. – Из-за одного моего сотрудника я чуть не получила производственную травму как раз этой самой руки. Очень много отчетов пришлось подписывать. – она улыбается осматривая место их сегодняшнего время провождения. – Мне нравится здесь. Но очень необычное место. Почему ты его выбрал? – ее ладонь опускается на его колено и ползет выше, к паху, слегка сжимая бедро. – Обычно мне не дарят цветы, милый. «Обычно мне дарят оружие!» - Мне будет приятно получать любые от тебя… и… - ее рука замирает совсем близко и она шепчет ему на ухо:
- … ты даже не представляешь, как я хочу тебя! – она отстраняется и убирает руку, будто ничего и не было. Она смотрит на цветы, улыбается и облизывает губы:
- Давай выберем, что будем кушать, я очень голодна! А как твои дела? Ты не замерз на базе? Мне показалось, что ночью было прохладно… - смотря в меню, спрашивает она.

Отредактировано Yelena Belova (15-11-2017 13:08)

+1

6

Она все-таки пришла, хотя Говард до конца не был в этом уверен, и Елена испытующе на него смотрит, явно ожидая от него первого шага: свой шаг она уже сделала - своим приходом. Он дарит цветы, обнимает и целует, и Елена отвечает на поцелуй, прижимается к нему, позволяет скользнуть языком в ее рот, углубляя поцелуй, что жар начинает распространяться по телу. Следует остановиться сейчас, а то потом он не сможет уже этого сделать и испортит все свидание, утащив ее... да куда угодно, но быстрее, запуская руки ей под платье, лаская ее и уже не контролируя себя.
Говард шумно выдыхает и спешит показать лодку, на которой им предстоит плавать по Ист-Ривер и ужинать. Елена пока молчит, но и не против такого свидания, и он уже ведет ее на борт, помогая взойти, устроиться на широкой деревянной скамье и сам усаживается рядом с ней. Его пальцы касаются ее руки, а потом он подносит ее к своим губам. Цветы уже оказываются в вазе, но пока Говард не может сказать, понравились ли они ей или она желала чего-то другого? Это ему еще предстоит узнать, а пока что он начинает со вполне нейтрального вопроса: все же они не виделись две недели, и, как показал ее поцелуй, Елена про него не забыла и явно скучала.
- Зато ты получила исчерпывающую информацию, - усмехается Говард, прекрасно понимая, на кого она тут намекает: он и правда сделал все - и отчеты, и бюджет, да детально расписал, добавив свои комментарии, коих оказалось довольно прилично. Так что свою работу он сделал, и тут она, как босс, должна быть довольна - даже несмотря на то, что ту кипу бумаг ей еще пришлось потом визировать своей подписью. Но, впрочем, о делах они могут поговорить и не здесь - не за чем портить вечер. Тем более, что Говард и так старается, да не отпускает острые шпильки в ее адрес, даже не упомянул многострадальную Линду, которая все еще не теряла шанса обратить на себя его внимание. Впрочем, о таком Елене лучше не знать - этот момент он скорее почувствовал, чем она ему что-то показала столь открыто.
- Да, место - необычное, - Говард согласно кивает головой. - Я его выбрал... - а вот дальнейшие слова застревают в горле, когда ее ладонь оказывается на его колене, когда ноготки чуть впиваются, когда она двигается выше. Он теряет мысль, чувствуя желание и возбуждение, и ему хочется накрыть ее руку своей рукой, да положить на свой пах, чтобы она его наконец приласкала, а потом завалить на этот стол - и плевать, что тут кругом уже расселся народ! Шумный выдох, ее дыхание на коже, и рука исчезает с его бедра, так и не добравшись до возбужденной уже плоти. Говард пытается успокоиться, снова шумно выдыхая, дотянувшись до стакана с водой, что стоял на столе, и сделав несколько глотков.
Провокаторша!
Ему требуется несколько мгновений, чтобы прийти в себя, и Говард сейчас не смотрит на Елену, которая явно наслаждается произведенным ею эффектом. Ну ничего - он запомнит и вернет ей долг с троицей, да так вернет, что в следующий раз цветы точно поздороваются с его лицом!
- Я заприметил этот ресторанчик во время одной из прогулок, но как-то все не получалось сюда попасть, - Говард все же возвращается к прерванному разговору, поворачиваясь к Елене и прожигая ее взглядом. Он прекрасно услышал, как она его хочет, а она могла заметить, что он хочет ее не меньше. Только у них тут - свидание, и надо как-то попытаться, что ли... постараться... словом, чтобы это было свидание, настоящее, как, наверное, у кого-то бывает, как показывают в фильмах, о котором кто-то еще мечтает и так далее.
- Как насчет на закуску кольца кальмара в кляре? Потом можно попробовать сэндвич с тунцом или лапшу с морепродуктами? И еще пиво заказать, хотя ты можешь выбрать вино, - Говард пробегает меню быстрым взглядом и снова смотрит на Елену, оставляя за ней окончательный выбор. Да, блюд тут - не так много, но все связаны с "дарами моря", порции тут явно не самые маленькие, да готовят, судя по отзывам, неплохо. - У меня было много дел, как ты успела заметить, но я все успел, - в последнем вопросе слышится подвох, и Говард с трудом сдерживается, чтобы не ответить в своей ироничной манере. - Не замечал: я засыпал, едва голова касалась подушки, - он пожимает плечами и подзывает жестом официанта - они явно готовы сделать заказ.

+1

7

Елена почувствовала себя самой настоящей садисткой. Ей даже стало немного стыдно за то, что она так фривольно и провокационно прикоснулась к нему. Она не планировала заходить далеко. Просто, когда ладонь коснулась его ноги, рука сама решила, что просто обязана приласкать мужчину. Ее мужчину. За которым она так сильно скучала последние две недели и с которым встречается в ресторанчике на волнах и вокруг полно людей.
Сейчас блондинка зарылась в меню и даже боится перевести взгляд в сторону мужчины. Она боится, что не удержится и заберется ему на руки, тогда уже будет все равно сколько людей вокруг, главное – это они. Но все верно, нужно вспомнить о правилах приличия. Не важно, что было у них до этого. Нет, это, конечно, важно, но в контексте их первого свидания, официального, эти постельные и не очень сцены не стоит брать в расчет.
Неожиданные всплеск эмоций, неожиданное желание, которое проснулось в ней, когда она дотронулась до него, а затем полезла в запретную зону, распаляет желание в мужчине, которое он едва смог в себе подавить еще после поцелуя. Нет, она не довольна и не счастлива, она подозревает о мести, но все-таки тайком умиляется. Ей нравится проверять его пределы, и он держится, как нельзя лучше.
- Очень хорошее место, любимый.– она замирает, переводит на него взгляд, обдумывая, что он чувствует, когда она снова называет его так. «Вроде бы март не скоро, но я понимаю высказывание: влюблена, как мартовская кошка!» - Елена улыбается, она чувствует себя любимой и защищенной. Непередаваемое ощущение. – Ты меня хотел удивить и у тебя получилось. Давно я не бывала в подобных местах… - она закрывает меню, и разворачивается полуоборотом к Говарду:
- Заказывай на свое усмотрение, я – русская, я – не привередлива к еде. И, - она поправляет платье на плечах, - И если ты будешь пиво, то я не против составить тебе компанию.
Не хочется говорить о работе, не хочется даже думать о ней. Но у нее на языке вертятся несколько вопросов по поводу нескольких экспериментов… Елена выдыхает и кладет ему ладонь на щеку:
- Надеюсь твое руководство оценит твои старания, милый. – многозначно говорит она. – Руководство тебя ценит и…любит, ты же знаешь? – после «и» она говорит одними губами, будто боясь, что кто-то может услышать, но ее шепот мужчина слышит или разберет по губам. – Я не хочу, чтобы ты оставлял меня так надолго… Это была целая вечность без тебя. Я скучала, дорогой… Особенно ночью… - она убирает руку, как бы невзначай гладя шею и проводя пальцами по его груди, и продолжает:
- Так, о чем нормальные пары говорят на свидании? – она все еще повернута к нему, и старается смотреть больше с интересном, чем взглядом, который раздевает. – О погоде? Как тебе погода в городе? Правда жарко?

+1

8

Говарду нужна пауза, чтобы прийти в себя после ее провокации, и он шумно выдыхает, делает глоток воды, стараясь унять возбуждение и желание. Елена старательно не обращает на него внимания, и он себе обещает, что ей потом это припомнит! Точно припомнит, и вот тогда он уже будет ухмыляться, глядя на нее - о, такой момент он точно не пропустит - ни за что на свете!
- Да, я рассчитывал тебя удивить, - он согласно кивает головой, откликаясь на это "любимый", которое возвращает его мыслями к его комнате на той базе ГИДРы в Колорадо, что стала отправной точкой для них. - Я не был уверен, что стоит тебя приглашать в кино или в театр - сама понимаешь, вкусы у всех разные, и выбрать что-то одно было бы нелегко. Тем более... там еще свет отключают, и тогда от соблазнов точно бы никто не удержался, - Говард улыбается, возвращаясь к меню и вернув ей "долг" хотя бы пока так - словесно. Впрочем, не стоит исключать и дальнейших провокаций, от которой Елене после такого будет трудновато сдержаться.
- Да, я в курсе, что ты русская, - первый шаг с его стороны: ее досье он все-таки посмотрел - "официальную" часть, как и она его. Но пока что никто не говорил про ту их жизнь, до ГИДРы, где наверняка много всего было. Впрочем, ему и рассказать-то толком нечего, а о том, что он начинает вспоминать, пока что лучше вообще молчать. Или она все-таки знает и так умело притворяется? - Тогда я закажу, - он уверенно кивает головой и начинает диктовать официанту заказ: два пива, кольца кальмаров-фри с соусом, два сэндвича с тунцом, крем-суп из лосося с гренками. Пожалуй, что этого вполне хватит, а, если нет, то они еще себе закажут - никто никуда явно не торопится.
И, едва официант уходит, как Елена кладет руку ему на щеку, поглаживая, смотря на него, легко перескакивая с темы работы на что-то более личное, как и рукой скользнув ниже - по шее, к груди, и Говард снова замирает, прекрасно понимая, что может тут быть дальше, если оба не остановятся.
- Как правило, руководство меня не слишком жаловало, - он ловит ее руку своей рукой, прижимая к области сердца, заставляя ее замереть именно таким образом. - Надеюсь, что с нынешним мне повезет больше, - Говард усмехается, снова поднося ее руку к своим губам, а потом взяв в свой плен, сплетая пальцы. - Да, ночью было одиноко, - он вовремя прикусывает язык, не добавляя про "кое-чей храп", а потом усмехается в ответ на ее слова. - Мне кажется, погода - это слишком банально. Давай поговорим о тебе, - а вот тут стало чуть горячее, опаснее, но пока что слишком глубоко в прошлое лучше не копать. - Ты так мне и не сказала про любимые цветы - ведь какие-то тебе все же нравятся больше других? И, да, что ты думаешь про кино и театр, исключая момент выключения света? - усмешка трогает его губы, а официант тем временем приносит их пиво и закуску. - Или, быть может, какой-то мюзикл на Бродвее? Должен у нас быть какой-то... культурный досуг, - он первым берет свой пивной бокал в руку, чокаясь с ее бокалом. - За нас, дорогая! - и тост звучит так уже привычно, напоминая уже о том приеме с месяц назад, на котором они, собственно, так феерично и познакомились.
Пиво по вкусу - ничего так, а кольца кальмара приятно хрустят кляром, да и соус слегка оттеняет вкус, что некоторое время Говард отвлекается на местную кухню прежде чем снова вернуться к их темам.
- Я, кстати, бросил вещи в той старой квартире своей - я так понимаю, что за ключами от новой мне идти к тебе? - в его словах и намек, и интерес: да, он получит свою квартиру от ГИДРы, но еще у него с Еленой были свои договоренности на этот счет, что, впрочем, не отменяло личного пространства для каждого. Или Елена все-таки думает иначе?

+1

9

- Да, я в курсе, что ты русская. – говорит Говард, качая головой.
«Знаешь? Ты наводил обо мне справки? Что ты еще знаешь обо мне?» - возможно на этом моменте и нужно было напрячься и подумать хорошенько, что ГИДРА могла припрятать в ее досье в открытом доступе. «Или не в открытом?» - она подумала о том, сколько же еще разных секретов спрятано под седыми волосами Говарда. Белова непременно об этом подумала более тщательно, но она будто просыпается ото сна, когда ее ладонь так плотно прилегает к области сердца дорогого мужчины. Она слышит его размеренный, но чуть взволнованный стук. «Да, я тоже волнуюсь!» - думает девушка.
- Надеюсь, что с нынешним мне повезет больше. – он берет ее руку и снова целует, она с силой закусывает нижнюю губу, чтобы не сорваться, чтобы ничего не сказать, что еще больше их подстегнет. Кажется, у нее это получается даже тогда, когда он сплетает между собой их пальцы. Очень знакомый и довольно интимный знак. Она поглаживает большим пальцем его руку. Хочется его касаться и гладить.
- Давай поговорим о тебе.
«Да, все логично, мы здесь, чтобы узнать друг друга лучше!» - она улыбается, когда он снова спрашивает про цветы, кино, театр и мюзиклы.
- Должен у нас быть какой-то... культурный досуг. – она поднимает свой бокал и звонко чокается с ним. – За нас, дорогой! – повторяет она за ним в унисон. Она делает глоток. Вкусовые рецепторы срабатывают на ура хлебному вкусу пива. Она не торопится есть, она обдумывает, что же ответить.
Но Говард, видимо, подготовился сегодня, поэтому не успев она сгенерировать в своем мозгу все ответы на предыдущие вопросы, как он задает следующий:
- Я, кстати, бросил вещи в той старой квартире своей - я так понимаю, что за ключами от новой мне идти к тебе?
- Оу, я, честно говоря… У меня вылетело из головы, что мы согласовали тебе квартиру по больше. Моя помощница сказала, что вы возвращаетесь в течении недели, я думала, что смогу подобрать для тебя что-то подходящее и… - она делает еще глоток пива и облизывает губы:
- Собственно, я думала ты переедешь ко мне. Квартира, которую мне дали, большая, с разными режимами джаку… - она прерывается на половине слова, полагая, что это не самое важное, что стоит сказать. – Но если тебе нужно свое пространство – я не против. Завтра попрошу подыскать тебе что-то подходящее. Что касается цветов, правда, милый, мне будут приятны любые цветы и знаки внимания. Только не дари красные розы, они говорят о толстом кошелке и отсутствии фантазии. – она пожимает плечами и делает еще глоток напитка. – Я люблю балет, Говард. Может тебе это покажется странным… Когда-то я тоже стояла на пуантах. -  она почти не врет, она правда на них стояла и делала пируэты и плие, но вот только до Большого они так и не дошли. Она вспоминает эти моменты не грустно и не весело, им просто место быть в ее жизни, воспоминании, сердце. Красная Комната никуда не денется, как бы ты не маскировалась под обыденную русскую девушку, пусть и не такую простую.
- Знаешь, а я бы сходила с тобой в кино… На какой-нибудь последний ряд, мы даже можем представить, что нам по шестнадцать. – она ему подмигнула, мол, не все потеряно и склонив голову на бок спросила:
- Задавай вопросы, я с удовольствием отвечу на них, мой любимый мужчина! – она отправляет в рот гренку и запивает пивом.

+1

10

Они оба пытаются старательно сдерживаться, чтобы у них тут и правда вышло свидание - то самое свидание, на котором оба явно давно не бывали, и это чувствуется - некая натянутость, скованность, неловкость. Да, в постели им гораздо привычнее, а от касаний оба мгновенно заводятся и опять-таки сдерживаются, чтобы не прыгнуть в омут страсти с головой. И, если Елена еще решилась на провокации, то Говард напротив очень сдержан: ни словом не задел, ни прикосновением. Хотя хотелось и даже очень, и едкие комментарии вертелись на языке, и под подол платья залезть ладонью можно было легко, но нет!
Нет, торопить события - определенно не стоит: у них впереди еще ужин, который Говард заказывает, снова пытаясь перевести все стрелки на тему свидания, но кое-какие мотивы про работу все же проскакивают. Он чуть хмурится: менее всего хочется, чтобы ГИДРа запустила свои щупальца и в его личную жизнь, но как такого избежать, если он сам на нее работает, если встречается тут с той, которая тоже работает, да еще и его босс. Но они честно пытаются, и у них что-то даже выходит: во всяком случае, тост у них получается, и оба пьют пиво, которое принес официант вместе с закуской.
- Ты полагаешь, что будет... уместно там, удобно, если я перееду к тебе? - тогда, в принципе, большая квартира ему и не нужна: будет достаточно той маленькой, которая у него уже есть - он просто не станет ее менять, раз такое дело. - И тебя не будет... смущать этот момент? - Говард хмыкает, припоминая все детали их знакомства и начало романа, понимая, что смущение - это последнее, в чем можно было бы упрекнуть каждого из них - не страдали и не были замечены, как говорится! - Наверное, у тебя какой-нибудь дорогой пент-хаус в самом престижном районе? - но им и правда стоит обговорить этот момент, раз никто из них пока что не успел передумать и сбежать подальше, а, судя по тому, что они еще здесь сидят вместе, то все так и есть. Честно говоря, Говард себе смутно представлял, как и что будет составлять их с Еленой совместный быт, но в постели у них точно должно быть все в порядке!
- Тебе просто не дарили красных роз так, как это нужно делать, - отмахивается Говард, доедая новое кольцо кальмара. - Я как-нибудь попробую, и мы поглядим потом на результат. Договорились? - а вот балетная тема его очень даже интересует, и он аж присвистнул. - Никогда бы не подумал! Но, да, тебе бы пошло... - взгляд становится заинтересованным. - А ты умеешь... ну эти там всякие вращения, красиво встать и прочее? Покажешь как-нибудь? - ему и правда хочется подобное увидеть - и увидеть именно в ее исполнении. Пожалуй, когда Большой Театр будет в Штатах на гастролях, то Говард обязательно добудет билеты и туда сводит Елену. Почему-то об этом подумалось в первую очередь, и он сделал себе мысленно пометку - внес в небольшую копилку идей "на будущее", где бережно хранились и другие, которые он надеялся воплотить лично для себя.
- Конечно же мы пойдем в кино на последние ряды! А какие фильмы тебе были бы тебе интересны? - и Елена уже готова отвечать на его вопросы, но, если Говард задаст те, что у него крутятся на языке, то свидание будет больше напоминать допрос. Да и для подобных откровений - еще слишком рано, а может и время нужное никогда и не придет. Поэтому на подобные темы он не заговорит и пьет пиво, чтобы взять небольшую паузу на раздумья.
Как вообще у нормальных людей происходят эти свидания?
Говард невольно кидает взгляд по сторонам: здесь многие пришли парочками, чтобы вполне романтично провести вечер. Ну, он хотя бы угадал с досугом - теперь бы этот досуг не испортить!
- На самом деле, у меня полно вопросов, - Говард на мгновение прерывается, когда официант приносит их суп и сэндвичи, а затем уходит. - Какая музыка тебе нравится? А книги? Какой город и почему? Куда бы ты хотела поехать в отпуск или просто развеяться на уик-энд? И живопись... ты интересуешься, разбираешься, ходишь на выставки? Со мной бы пошла? - он смеется, видя, как несколько меняется лицо Елены - видимо, она ожидала не такие вопросы, и Говард уже снова берет свой стакан с пивом. - И, если не пиво, то что? Текила? Водка, как настоящая русская? И еще я хочу знать, что ты любишь из еды - ведь не может быть, чтобы не было чего-то особенного? Любишь манго? Я вот люблю, - вопросы - странные, но они такие нормальные, такие настоящие, и именно их должны задавать те, кто друг другом интересуется, кому не все равно: кажется, Говард наконец нащупал нужную нить, чтобы у них тут и правда было свидание.

+1

11

Свидание – самое невероятное, что может произойти с двумя влюбленными. Конечно, кроме секса. Разговоры сближают на другом уровне, на духовном, что ли. Елена мастер выдумывать свои аспекты жизни на ходу, главное, чтобы потом их не забыть. Но с ним… С ним не хотелось придумывать, как и раннее не хотелось называть одно из тысячи придуманных имен. Хотелось, чтобы все было откровенно. Чтобы ему нравилась она, конкретно она, а не придуманная блондинка, которая была бы хороша во всех отношениях. Которая ловила каждое слово, говорила то, что он непременно хотел бы услышать. Которая улыбалась, когда нужно было улыбаться, а никогда хочется… «С таким успехом у меня нет любимой еды и музыки…Что я делала в последние двадцать лет?» - она пьет пиво, слушая его вопросы. Да, они неожиданные. «Неужели кто-то захотел меня узнать настолько близко?» - и главное, что по виду ему действительно хотелось обо всем этом узнать:
- Тебе просто не дарили красных роз так, как это нужно делать. – она чувствует себя снова маленькой девочкой. А что? А если постараться Елена легко бы могла стать для него набоковской Лолитой. Возраст, конечно, уже не тот, у нее, но Белова с радостью стала для него молодой нимфеткой. «Просто Ло…» - Я как-нибудь попробую, и мы поглядим потом на результат. Договорились?«Настоящий мужчина, он уже все решил сам!» - девушка улыбается, понимая, что она не лукавила, когда говорила, что ей будут нравиться все его знаки внимания. Возможно, потому что не с чем сравнить? Возможно, потому что это ее первое свидание, конкретно Беловой, а не другого ее вымышленного персонажа.
- Говард, я ждала тебя две недели, чтобы наконец-то засыпать с тобой, но если ты считаешь, что это слишком для нас, то будем ходить друг к другу в гости. Я же не могу тебя заставить жить со мной. – она смеется. – Тем более заставить желать жить со мной… Да, большой на Манхеттене, недалеко от офиса. Это единственное место, где была достаточно большая гардеробная. «И можно было встроить нишу для оружия.» - Красиво встать? – переспрашивает блондинка, отпивая еще пива и съедая еще гренку. – Да, Говард, если захочешь… Правда, я давно это не делала…К тому же… - она ерзает на лавочке, - Я слишком толстовата для балерины, боюсь, что выйдет не так грациозно, как ты думаешь. – она улыбается и отправляет в рот кольцо.
С кино и музыкой сложнее, чем с тем же городом. Елена обдумывает, что ей действительно нравится, медленно пережевывая пищу, запивая маленькими глотками хмельного пива.
- Ты не пойдешь со мной в кино, потому что мне нравятся мелодрамы. – она бы даже сказала, что порой плачет под них, но это была бы уже не правда.
- На самом деле, у меня полно вопросов. – Елена не успевает должно отреагировать, на такое заявление, потому что приносят еду, и она благодарит официанта:
- Спасибо. Милый, мне некогда читать и слушать музыку, но обычно я предпочитаю читать русских классиков. А музыка, тут, скорее, под настроение. Мне нравится Куба. В Гаване у меня есть дом и небольшой бизнес. Я бы хотела с тобой поужинать на Ейфелевой башне. Не потому что это пафосное место, мне просто нравится вид ночного Парижа. Отпуск? – она внимательно на него смотрит, - Ты думаешь, что у нас будет отпуск? – здесь она задает вопрос больше, как руководитель, чем девушка, но тут же переключается, будто происходит замыкание где-то внутри, - То есть… Я бы повалялась на пляже, слушая пение волн и просто ни о чем не думать.
Она все еще пытается держать себя в руках, но она вытирает пальцы об салфетку и кладет ладонь снова на бедро мужчины, уже на то место где она остановилась в прошлый раз, и теперь скользит вниз по ноге и возвращается назад. Она подсаживается ближе, заглядывая в глаза Говарда и укладывая голову ему на плечо:
- Представь, как здорово… Пальмы, какие-нибудь, теплое солнышко, я обнимаю тебя, мы в воде… - она поднимает голову и целует его в шею. Беловой легко с ним мечтать. – Я не очень разбираюсь в искусстве, но если позовешь – я пойду. Я не пью водку, любимый…Я люблю ананас… - шепчет она ему на ухо, а рука, не касаясь возбужденной зоны, будто специально, поднимается вверх по торсу и груди, обнимает за шею, нежно касаясь губ Говарда. – Не хочешь рассказать, что нравится тебе? – выдыхает она ему в губы.

+1

12

Кажется, ему все-таки удается ее удивить, и такого свидания Елена явно не ожидала. Поток вопросов у него бесконечный, и все они личные, затрагивающие именно ее увлечения, но не касающиеся той части жизни, которая была до него, которой она жила до ГИДРы. Или ГИДРа всегда была в ее жизни, и она ей слишком предана? Этот аспект тоже неплохо бы прояснить, но не слишком заостряя на подобном факте внимания, ибо патриотизм Говард был где-то на уровне ниже ватерлинии.
- Нет, ну если тебя такое не смущает, - он пожимает плечами, когда Елена говорит о переезде к ней. Ему, на самом деле, любопытно посмотреть ее квартиру - там наверняка многое может сказать о хозяйке - из того, что он еще не успел узнать. - Мне больше понравились твои слова про большую джакузи. И, что, вся твоя гардеробная - забита? Тогда, пожалуй, и правда у меня - не выход: в моей квартире тогда все будет завалено одеждой, - да, и живет он не на Манхеттене, а в менее престижном и благополучном районе, где вечно что-то случается, да слышны призывные сигналы либо патрульных машин, либо скорой. - Тогда я хочу, чтобы ты мне что-то показала из того, что умеют настоящие балерины, - Говард окидывает взглядом ее фигуру и хмыкает, махнув рукой. - Глупости, - вопросы про размеры его, в принципе, мало волновали, и он не считал, что Елене следовало там худеть или вечно сидеть на диетах - какая тут "толстота"?
Официант приносит еду, и они говорят дальше, и у него снова множество вопросов, на которые Елена ищет ответ - видимо, ее о таком слишком давно не спрашивали, что как-то само собой вылетело из головы. Когда привыкаешь жить в одном ритме, носить одну и ту же маску, то слишком легко забыть, какой ты на самом деле настоящий.
- Дом на Кубе и бизнес? А ты завидная невеста, - он улыбается, отпивая еще пива, бросая взгляд на водную гладь за стеклом: лодка уже давно отплыла от пирса, и медленно курсирует по Ист-Риверу. - Я жил в Париже. Красивый город, и, кажется, ни капли не изменился: там время будто замирает, и никуда не надо торопиться, - вот только когда еще у него будет Париж? Учитывая, сколько проектов сейчас на нем висит в ГИДРе, учитывая то, что его отпускать явно никто не станет, и скорее убьют, если он заикнется, что вспомнил наконец. - Отпуск? Ну... мы можем попытаться его себе организовать.
Елена говорит про пляжи, пальмы, про отдых, а ее рука снова оказывается на его бедре, что Говард тут же напрягается, ощущая эти поглаживания. Она придвигается к нему, кладет голову ему на плечо, и он обнимает ее рукой за талию, целуя в висок. Она его явно провоцирует, и он уже судорожно думает, куда ему ее утащить, чтобы наконец задрать подол ее платья, сдернуть белье и... Но, кажется, уборные на таких катерах - слишком маленькие, и это - явно не выход. Наверное, надо было сразу арендовать небольшую яхту, где была бы комната, чтобы они... Говард шумно выдыхает, отвечая на ее поцелуй, чувствуя снова то возбуждение, которое его не отпускает, которое Елена так умело подстегивает своими поглаживаниями и ненавязчивыми ласками.
- Пожалуй, я бы сходил на выставку импрессионистов. Ты бывала в музее Орсей в Париже? Там большая коллекция, - он снова ловит ее руку, прижимая к своей груди, заставляя замереть и более не двигаться. Не стоит Елене его провоцировать - здесь у них вряд ли что-то будет, а неудовлетворение - это уже почти болезненно. - А еще я бы, наверное, завел собаку. Но не мелкую лающую крысу, а какого-нибудь серьезного зверя, пушного и с характером, - Говард касается ее губ своими, едва ощутимо, проводя по ним языком и улыбаясь, чуть крепче прижимая Елену к себе. - Итальянская кухня. Мне нравятся блюда из нее: спагетти, лазанья, их фрикадельки. Неподалеку от моей квартиры есть небольшой ресторанчик, который держит семья как раз из Италии. Там не так много народу, и все очень вкусно. Если ты хочешь, то я могу тебя туда сводить, - он говорит обо всем, что ему приходит в голову, раз уж Елена хотела это знать. Рассказ выходит каким-то хаотичным, сумбурным, и он слишком резко и неожиданно перескакивает с темы на тему. - Я люблю летать: ощущение полета - это непередаваемое чувство, - вспоминается какое-то темное небо, и он в кабине небольшого, кажется, военно самолета за штурвалом. Воспоминание заставляет его нахмуриться, и он уже убирает медленно руку, дотянувшись до пива, делая внушительный глоток. - Наш суп рискует остыть, а есть его холодным - невкусно. Давай его доедим, закажем еще пиво под сэндвичи, да выйдем на палубу покурить и полюбоваться видами?

+1

13

«Какое – «такое» и почему оно должно меня смущать?» - Елена понимала, что мужчина очень волнуются о своей…свободе? Поэтому принуждать его к чему-то она не могла. Во-первых, потому что это невозможно ввиду его характера. Говард делает то, что хочет и когда хочет. Собственно, этим они и были похожи. С другой стороны, Белова понимала, что желание жить вместе – это очень смелое, а главное серьезное решение. Она не жила с кем-то, она не представляет, что ей нужно делать…гладить рубашки, готовить завтрак, принимать вместе душ, обсуждать насущные проблемы, строить планы. Однозначно плюсов было больше, чем минусов. К тому же в ее квартире вряд ли можно найти прослушку или какой-нибудь жучек ГИДРЫ… Ведь их организация наверняка следила за своими лучшими людьми. А они были лучшими… Без Говарда вся их исследовательская деятельность пошла бы к коту под хвост, и она очень надеялась, что он знал об этом. Он знал, как сильно нужен ГИДРЕ, ей. Особенно ей.
Белова не была уверена, что готова к такому повороту, чтобы вот так скоро съехаться с ним и… «Кем мы друг другу будем? Любовниками, однозначно!» - это было не хорошо и не плохо, это было ожидаемо и являлось фактом.
Их совместное проживание может сыграть не очень хорошую шутку с ними на работе. Вдруг кто-то заметит, что они приходят и уходят в одно, и тоже время? К тому же, кажется, только ленивый не обсуждал то, что Белова не смогла укротить их гения, ну, а Офелия тактично молчала.
«Может быть, охранник сказал ей, что видел, как я выходила из его комнаты? Да, нет… Исключено!» - она чувствует себя значительно лучше, когда касается его. И нет, не потому что она хочет его довести до предела, нет, а потому что она правда соскучилась. «Тем более это практически невинные касания… Ну, а поцелуй вышел сам собой, кто же виноват, что его губы такие…Точно не я виновата!» - девушка оправдывает себя в собственных мыслях ощущая, как напряжен мужчина. Если бы он не «арестовал» ее руку, то она бы непременно села ему на колени, продолжая их беседу.
- Нет, дорогой, в музее не была, но да, я хочу сходить. Ты разбираешься в живописи? – она удивленно смотрит на него, когда он говорит про собаку. Она удивлена. У нее не было собаки… «А здесь получается целая семья!» - Как скажешь, мой дорогой. – соглашается она, ловя его дыхание на своих губах. Говард играет не хуже нее, и он об этом прекрасно знает, то она умиряет свой пыл, возвращаясь к еде, и в последний раз поглаживая его щеку. – Ты подружился  с этой семьей из Италии? Думаю, это хорошая идея поужинать там на следующей недели. Да, ты прав, нужно поесть… и я пожалуй отсяду от тебя на приличное расстояние, потому что… - она не стала говорить, что хочет его, посчитала, что это и так ясно.
Девушка принялась за свой суп, стараясь не смотреть на мужчину рядом.
- Честно говоря, никогда бы не подумала, что ты – пилотируешь. Но я тебя понимаю. «Непередаваемое чувство кому-то сворачивать шею или что ты понимаешь?» - Елена допила свое пиво и подождав, когда Говард до доест, они встали и направились на палубу, по пути заказывая еще напитки у официанта.
- Не знаю, как это влезет, но я уже наелась… - говорит Белова, осторожно беря его за руку.
Внизу тихонько плескалась вода, палуба едва уловимо покачивалась, и это был очень красивый закат. Воздух отличался от смога в городе, он был свежее, и она глубоко вдохнула, поворачиваясь к мужчине, обвивая его шею руками:
- Я знаю, что ты хочешь узнать… - она трется своим носом об его, не торопясь целовать, - то чего наверняка не было в моем досье. Ты уверен, что хочешь узнать?

+1

14

Они обнимаются, целуются, прижимаются друг к другу, и Говард ловит ее руку, чтобы Елена не начала его гладить дальше: слишком тяжело сдерживаться, а чувство неудовлетворенности - не слишком приятное. Он касается губами ее виска, ощущает аромат ее духов, чуть крепче привлекает ее к себе, удобно устроив руку на ее талии. У них и правда тут получается то самое свидание, хотя все равно немного неловко, скомканно, буксуя и замирая, но разговоры продолжаются, перед ними уже дымится их ужин, и вроде как все проходит не так плохо.
- Ну, я бы не сказал, что так прямо уж разбираюсь, но мне что-то нравится, нравятся некоторые художники и их работы, я примерно представляю, чем одна техника отличается от другой, - Говард пожимает плечами: он и правда никогда не задумывался о том, а разбирается ли он в живописи - просто так складывалось, что он что-то знал, что у него были свои пристрастия - ничего более. Наверное, это сложно назвать таким уж серьезным подходом, а его самого нельзя отнести к экспертам, но, если бы он побывал на каком-нибудь аукционе, то он бы точно знал, что купил и почему. - Подружился? Ну... наверное, - он как-то не рассматривал подобное именно как дружбу. - Мы здороваемся, если встречаемся на улице, а в ресторанчике спрашиваем друг у друга, как идут дела. Скорее, конечно, вопрос вежливости, но они такие живые, такие... настоящие, что ли, что готовы рассказывать целые истории. Их "патриарх семейства", кстати, занятные вещи очень говорит и вообще явно любитель поболтать за бокалом вина, - ему и правда там нравится: и кухня, и то чувство "дома", которое возникает в небольшом ресторанчике у этой семьи, где сам невольно становишься почти своим. - Тогда на следующей недели мы туда обязательно сходим, - это Говард обещает сразу же, и они отстраняются друг от друга, и Елена задерживает ладонь на его щеке. - Пилотирую? Да нет, я не... - в голове проносится мысль о том, что как раз Говард Старк пилотом-то и был, и, значит, у него должно получиться? Ну, чисто теоретически: он же неосознанно понимает многие вещи, знает, разбирается - может быть, и тут также?
Готовят здесь и правда неплохо, да вкусно - конечно, нет разных изысков, да и на этой лодке они, собственно, и не нужны, были бы лишними и смотрелись аляповато. И порции приятно радуют - так что, съев суп, кажется, что ты уже сыт, и на сэндвич тебя точно не хватит. Впрочем, еще не вечер, а до прибытия обратно к пирсу у них точно есть еще поболее часа.
- Тебе понравился суп? И вообще местная еда? - Елена берет его за руку, и они выходят на небольшую палубу, где она тут же обнимает его за шею, едва бросив взгляд на пейзаж вокруг. Говард усмехается, положив руки на ее талию, прижимая ее к себе. Их губы почти соприкасаются в поцелуе, когда Елена начинает говорить. Он замирает - настороженно замирает, но далее Елена говорит уже скорее про себя. Говард облизывает губы, шумно выдыхает и медленно отстраняется. - Ты слишком легко одета для прогулки на воде, - он снимает с себя пиджак, набрасывая его ей на плечи, снова обнимая ее, но уже со спины, поцеловав в шею и вместе с ней смотря на закат. Да, красиво, завораживающе, но его мысли крутятся вовсе не вокруг пейзажей.
Скажет ли она ему правду? Возможно, что лишь частично, но она понимает, что у него слишком много вопросов к ней, что ее досье - это лишь красивая обложка без должных деталей и фактов. И почему у нее нет вопросов к нему? Она заранее все-таки знала, и ей сказала мадам, чтобы она сблизилась с ним? Мысль совершенно не нравится, и он упирается подбородком в ее плечо, чувствуя, как она к нему ластится, как сама целует его в шею. И, да, он многое, о чем хочет ее спросить, но прежде всего:
- Ты знаешь, кто я?

+1

15

Елена находится в Нью-Йорке уже достаточно времени, чтобы освоится в городе, но все-таки не достаточно для того, чтобы посмотреть достопримечательности, побывать во всех местах. К примеру, благодаря Говарду, они сейчас отчалили от берега города, подальше от суеты, и она увидела совсем иную красоту. Красивый закат в объятиях дорогого мужчины, который так трогателен в своей заботе.
Он интересуется все ли ей понравилось в общем, и кухня в частности, она не знает, по правде говоря, что отвечать, потому что эти мгновения, которые он ей дарит – они бесценны. Мужчина прижимает ее к себе, и хочется уже от этого сдаться ему, сказать это желанное: возьми меня, я соскучилась. Но нет, Елена продолжает играть в игру с касаниями и поцелуями.
Говард отстраняется, и она не понимает, что сказала не так. «Он не хочет знать кто я или боится сказать, что уже знает?» - мужчина снимает с плеч свой пиджак и накрывает ее оголенные плечи. Елена придерживает пиджак пальцами, и обдумывает, что это могло значить? Правда, он боится, что ей будет прохладно или просто у него уже нет сил смотреть на ее оголенные плечи и не позволить себе больше? «Но ни здесь!» - автор полностью согласен, не нужно опошлять это место.
-Ты слишком легко одета для прогулки на воде. – она улыбается, и Елена благодарна ему. Ей становится уютно, особенно, когда он обнимает ее сзади, нежно касаясь шеи губами. Подсознание глухо постанывает, а голова ложится на плечо Говарда. Этот момент напомнил ей абсолютно другой, когда они были на балконе, во время того приема в честь мэрства Мадам. Она тогда думала, что это разовая акция и с ней больше такого никогда не повторится, но была еще база ГИДРЫ, а теперь они здесь – на свидании, и сегодня он будет спать в ее постели.
- Ты знаешь, кто я? – ее глаза закрыты, она наслаждается его объятиями и теплом. Девушка поворачивает голову и целует его в шею, все так же не открывая глаза.
- Конечно, неужели ты думаешь, что я бы пришла на встречу с человеком, о котором ничего не знаю? – глаза все так же закрыты, но голос становится серьезнее. Елена улыбается лишь уголками губ и открывая глаза поворачивается к Говарду:
- Ты – Говард-гений! – отвечает она, снова смотря на закат и воду. - Ты мой любимый мужчина, с которым я забываю обо всем на свете.«Даже кто я.» - Кстати, ты помнишь тот балкон? На мне было меньше одежды, но это был очень приятный момент. С тобой все моменты хороши, милый. – она уворачивается с его объятий и поворачивается к нему лицом, пытаясь прочитать, о чем он думает. – Я бы соврала если бы сказала, что искала на тебя информацию. Я не хочу тебе врать… Я ничего не искала и не спрашивала у Офелии. Когда ты будешь готов ты сам расскажешь…но ты ведь знаешь, кто я?

+1

16

Говард снова чувствует напряжение, но в этот раз - вовсе не сексуальное: он прекрасно понимает, что она не так просто, что не стала бы одной из главных в ГИДРе лишь за красивые глаза и аппетитную попу. Наверняка в биографии Елены слишком много всего, а в ее внушительной гардеробной целый отсек выделен под ее личные скелеты. У него их тоже наверняка с избытком, но все-таки есть некоторые нюансы, и Говард их хочет уточнить прежде всего для себя - именно поэтому он и задает ей свой главный вопрос, не особо надеясь на правдивый ответ. Скорее он хочет посмотреть на ее реакцию, попытаться сам понять и интерпретировать то, что проскользнет между строк.
Он замирает, все также сжимая ее в своих объятиях, когда Елена начинает говорить. Знала ли она или просто решила, что ничего страшного, если она позволит себе чуть больше, позволит немного личного? И говорит Елена совсем не то, что он ожидал услышать! Говард старается уловить подтекст, но девушка себя не выдает голосом, говорит спокойно, будто констатирует для него очевидные факты, а потом поворачивается к нему лицом. Говард смотрит ей в глаза, пытаясь понять, насколько она тут с ним искренна, подавила ли свое любопытство или все-таки кинула взгляд в его досье?
Интересно, что бы сказала ей мадам? Всю правду?
Говард мысленно усмехается: нет, пока ему ни черта непонятно, и он сам не спешит открываться, выкладывая перед Еленой все карты.
- Ты теперь мой босс, - он пожимает плечами, поправляя на ней свой пиджак. - А на нашей работе меньше знать - лучше всего, - на самом деле тут он врет: Говард старается узнать все, роет информацию любыми способами, не привлекая к себе внимания - ему нужно просто знать, как далеко все зашло, как глубоко вляпался лично он. Впрочем, радужных перспектив от своего "светлого" будущего в ГИДРе у него нет: понятное дело, что, едва он перестанет быть нужен или заартачится, то его сразу же и уберут. Поэтому здесь он скорее занял выжидающую позицию, не забывая при этом собирать и копить факты себе для "страховки".
Говард склоняется к Елене и целует ее, прижимая к себе, углубляя поцелуй, чтобы им вытеснить все лишние мысли - не стоит портить их свидание - пусть у них будет спокойным хотя бы этот вечер. Завтра наверняка все закружится по-новой, и от того эти мгновения тишины так ценны.
- Не замерзла? - тихо спрашивает он, переводя дыхание после поцелуя, все также прижимая ее к себе и обнимая. На палубу постепенно начинает выходить и другой народ, и Говард берет Елену за руку, уводя обратно в "ресторанную зону". На их столике уже стоит новая порция пива, и он помогает Елене присесть, не забирая свой пиджак с ее плеч. - Что ты там говорила? Что мы не осилим сэндвичи? - он берет свой сэндвич с тунцом и откусывает от него внушительный кусок, пачкая губы в каком-то соусе, пытаясь кончиком языка его слизать. Говард усмехается и тянется за салфеткой, старательно делая вид, что у них тут ничего не произошло, что все также все в порядке.
- Я надеюсь, что тебе хоть немного понравилось? - он прислонился спиной к столику и сидит, обнимая Елену, прижимая ее к себе, целуя в висок и допивая свое пиво. На самом деле, все прошло и правда неплохо: он старался, даже ни разу не ерничал и не подкалывал ее, а также пресек все попытки совращения, которые лучше продолжить уже после - когда они выберутся с этой лодки и отправятся куда-нибудь еще. Впрочем, этот вариант также стоило обсудить: - У тебя есть какие-нибудь планы на остаток вечера? - Говард поворачивает голову в ее сторону, и они оба уже прекрасно знают, что именно их ждет впереди.

+1

17

Дурацкая игра в «Угадай мелодию» не привносила в их встречу ничего романтичного, а лишь какие-то подозрения. Кроме того, уносила дух романтизма, которое оба пытались сохранить и все еще уловить. Елена была готова ему рассказать кто она и откуда, и почему она в ГИДРЕ… Хотя, почему она не отказалась от работы и дальше продолжила сотрудничать с Мадам – она не знала. Белова чувствовала, что сейчас – это самый правильный вариант из всех. Тем более она была благодарна Виктории, которая рассмотрела в ней потенциал, когда сама блондинка уже разуверилась в своих способностях, полностью погрязнув «мамочкой» для моделей-проституток Кубы.
Конечно, неплохо иметь партнерские отношения с мужчинами, но ни когда те похотливые самцы, которые абсолютно забывают, что девушки тоже люди. Несколько убитых мафиози, которые позволили распускать руки там, где это не следовало и партнерство продолжилось на равных. Был ли это матриархат? Нет, скорее патриархат под страхом плетки.
Самое не приятное в правде то, что даже когда ты ее озвучиваешь – тебе не верят. Как в притче про волка и овец. Елена делает вид, что не замечает недоверия к ней, тем самым подстегивая интерес к тому, кем является Говард. «Нет, он правда хочет, чтобы я копала под него…но для чего?» - Ты теперь мой босс. – и эти его слова летят словно пощечина, но Белова утвердительно качает головой, принимая это скорее как факт, чем как оплеуху в ее сторону. «Да, нам будет сложно работать вместе…» - она хочет, чтобы ей верили и доверяли, но видимо они столько раз ошибались, что теперь очень сложно на кого-то положиться.
Становится очень сладко, когда он уже привычно для них прижимает ее к себе, целует, и его губы еще больше увлекают девушку. Поцелуй из легкого и манящего превращается в требовательный и утверждающий, и она чувствует, как накаляется ее тело, будто металл от огня. Она готова с головой погрузиться в него, еще секунда и ее пальцы точно позволят себе больше, касаясь пуговиц рубашки, в желании их расстегнуть и добраться губами до его груди.
Слышится смех и на палубу заходят другие отдыхающие. Становится людно и Говард уводит ее обратно к столикам. Блондинка наблюдает, как он ест, и смеется вместе с ним, когда он забавно пытается слизать языком соус. Она не хочет чувствовать напряжение, которое есть. Аппетит пропадает, она пьет пиво, поглядывая на мужчину.
- Я надеюсь, что тебе хоть немного понравилось? «Почему у него возник такой вопрос?» - она снова укладывает свою голову ему на плечо, после поцелуя в висок, но не позволяет своим руками ничего, кроме, как придерживать его пиджак на плечах.
- Хоть немного? – она смеется, - Ты почему себя так недооцениваешь? – она шутит, потому что знает, что с самооценкой у него все в порядке. – Говард, это чудесный вечер, ты, оказывается, бываешь очень милым. – она трется щекой об его плечо, и сплетая свои пальцы с его свободной рукой, вторая ее обнимает, и она чувствует какое-то удовлетворение от всего, что произошло.
- У тебя есть какие-нибудь планы на остаток вечера? – она гладит большим пальцем его руку, и поднимает голову с его плеча:
- У меня несколько десятков папок с документами, которые нужно подписать… - выдает она, как ни в чем не бывало, и даже не упоминает, то, что это его папки. – Тем более, что завтра несколько важных совещаний с партнерами, а я… - Белова тянется к его уху и шепчет:
- … а я надеялась, что ты поможешь снять платье с меня? – она охватывает губами мочку его уха, слегка посасывая, и возвращает голову на плечо. Они скоро прибывают, о чем и сообщили по рации. – Тем более я готова к вечеру откровений, разве у тебя закончились вопросы? Любимый… Или у тебя есть другие планы?

+1

18

Нет, определенно разговоры про работу портят свидание и только так, ровно как и расспросы, где нет у Говарда все уверенности в том, что ему скажут правду, что он сам готов сказать правду. Поэтому такие темы лучше не поднимать, и он уже ее целует в губы, привлекая к себе - вот это у них явно получается лучше, чем вести беседы о прошлом, да про ГИДРу! Поцелуй становится требовательным, страстным, но только не здесь быть продолжению, да и вот уже некоторые другие гости поднимаются на палубу. Поэтому все дальнейшее лучше отложить, и Говард ведет Елену снова в помещение, где усаживает за столик, садится рядом и возвращается к ужину.
- Я до конца не был уверен, что тебе понравится, - уже после ужина они снова сидят в обнимку, ее голова покоится на его плече, и он целует ее в висок, обнимая и прижимая к себе. - Да, милый? Вот видишь, каким я бываю, - Говард усмехается, припоминая то не самое лестное мнение, которое ему Елена высказала еще на работе, в той лаборатории в Колорадо. А еще понятно, что их вечер не закончится просто так, что будет дальнейшее продолжение, о котором оба уже давно мечтали, старательно сдерживаясь.
- Тогда я провожу тебя до дома... и помогу снять платье, - эта мысль ему нравится больше, чем другая, про вечер откровений. Действительно: заниматься любовью у них выходит лучше, нежели чем вести разговоры по душам. Наверное, для последнего, нужно больше времени: в его жизни слишком мало стабильности и совершенно нет доверия, чтобы так резко вываливать на Елену все факты, опасения и домыслы. - Пожалуй, я знаю кое-что получше, чем мы займемся вечером! - Говард снова ее целует, в губы, горячо и страстно, чуть прикусывая ее нижнюю губу и шумно выдыхая, уже представляя, как и что у них будет дальше.
Он платит по счету, оставляя щедрые чаевые, а потом помогает Елене покинуть лодку и тут же снова прижимает ее к себе за талию, с улыбкой смотря, как она зарывается носиком в свой букет, вдыхая аромат цветов. Он быстро ловит такси, садясь с Еленой на заднее сиденье, слыша, как она называет адрес, а потом... почему-то не целовать ее, перестать это делать, оказывается слишком тяжелым, и его рука уже скользит по точеной ножке вверх, забираясь под подол платья.
- Не помни цветы, - тихо хрипло шепчет он ей на ухо, когда она слишком тесно льнет к нему, так и не выпустив букет из рук. Она смеется и демонстративно утыкается в тюльпаны, получая тут же поцелуй в шею. - Я тебя хочу, - шепчет ей на ушко Говард, когда они покидают машину, и он аж присвистнул, обозревая, куда они попали, представляя, что у нее за хоромы там. Елена берет его за руку, уводя за собой, и он не сопротивляется, уже представляя, как в ее квартире... Правда, до квартиры надо было еще добраться, и вот уже в лифте Говард вжимает ее в стену своим телом, давая волю рукам, жадно целуя и лаская. Кнопка "стоп" нажата наощупь, и лифт замирает где-то между этажами. Нет, терпеть до квартиры - это уже слишком: они и так слишком долго терпели - целый ужин, который, кажется, и стал настоящим свиданием. И вот теперь, когда они наконец наедине, то можно себе позволить чуть больше, гораздо больше!

+1

19

Вечер плавно, как качалась лодка, подходил к концу. Это был лучший вечер за долгие годы. Наверное, потому что в нем не было иронии и погонь, стрельбы, у нее даже не разбита губа, но едва-едва и можно было бы разбить ее сердце… Если у Черной Вдовы вообще есть сердце. И должно ли оно у нее быть?
Ощущения, которые будит в ней этот мужчина непередаваемые, хочется всерьез подумать, что она простая девушка, лет за…двадцать? «Да, наверняка мы очень странно выглядим со стороны… Наверняка они думают, что я очередная, которая покусилась на деньги уже не молодого человека… Люди, да это он самый настоящий змей-искуситель! Я – жертва! Я – Лолита!» - блондинка в который раз себя ловит на мысли, что она без ума от него. Ей нравится целовать его шею, а затем тереться об его щеку, терять счет времени, отдаваться ему, как она сделала это на базе.
«Остается открыть главный секрет во всем этом – кто ты?» - она не будет спрашивать у него про его «вторую или другую» жизнь, до ГИДРЫ. Елена надеется, что и он поступит так же. Ее не волнует, какое у него гражданство, сколько ему лет, сколько у него было таких блондинок, как она… «Одна, наверняка…» - очень лестно по себя подумала Вдова. Кроме главного вопроса, кто он, ее волнует лишь: хочет ли он жить с ней? Хочет ли он ее? Как сильно и где? Что будем на ужин? Куда поедем отдыхать? Где мои отчеты? И нет, мой кабинет не то место, где стоит меня зажимать! Обычные, насущные вопросы. Которые касаются только его и ее. Никакого прошлого, только настоящие и будущие.
Она видит, как он старается сделать ей приятное и даже ничего не сказал сегодня про Линду, чтобы не спровоцировать ее. Говард старается и у него получается. Он хорошо готовился к этому вечеру. Он его ждал так же, как и она. А теперь:
- Тогда я провожу тебя до дома... и помогу снять платье. – блондинка чувствует, как в ней растет желание. Когда она говорила ему о подобном, это было одно, но когда он произносит это, она чувствует, как тело наполняется желанием, которое уже не выпускалось на свободу уже две недели. «Когда же мы уже приедем?» - думает девушка, тихонько постанывая, когда он прикусывает ее нижнюю губу. Они оба тяжело дышат и воздух вокруг снова сгущается. «Девочка, что ты делаешь?» - думает Белова, но ей уже абсолютно все равно, что подумают люди вокруг. Лодка наконец-то пришвартовывается возле берега и пассажирам разрешается сойти. Она едва успевает за Говардом, который быстро ловит такси и усаживается с ней на заднее сидение. Его рука стремительно отправляется под платье, хорошо, что пиджак все еще на ней и скрывает от водителя машины то, что под подолом платья. Она прижимается к нему слишком, и он предостерегает ее на счет цветов, которые она чуть не забыла на лодке, а теперь вот здесь… Она смеется, стараясь перевести дыхание, отвлекаясь на цветы, но все-таки не убирая его ладонь с бедра.
Они прибывают и с его губ срывается это долгожданное:
- Я тебя хочу, -  и вот они уже заходят в лифт. «Всего несколько десятков этажей, просто потерпи…» - но было слишком поздно, он уже прижимает ее к холодной стенке лифта, цветы вываливаются из рук, а лифт прекращает свое движение.
- Ты сумасшедший, Говард… - смеется она, полностью вовлекаясь в его ласки. И наверно, ей стоит напомнить, что в лифте есть камеры, но она не хочет, чтобы он прекращал. Юбка платья ползет вверх, а его пальцы сильнее сжимают ее бедра. С плеч падает пиджак, оголяя их, позволяя мужчине продолжить целовать не только шею. Он опускает «плечи» платья ниже, оголяя грудь и охватывая ее губами. Ее пальцы пытаются расстегнуть несколько верхних пуговиц рубашки и когда это выходит, она переключается на брюки, закидывая на его бедро одну из своих ног. Все это время их губы непрерывно целуют друг друга, и когда уже стоит перевести дыхание:
- Возьми меня, любимый, я так соскучилась… - и свет в лифте погасает.

+1


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Игровой архив » [27.06.2016] ...ты сам такой, какая женщина возле тебя - ты в её вкусе