03.12.2017 - С днем рождения, Профессор!
02.11.2017 - Новый дизайн! Кого благодарить и что за ним следует!
30.10.2017 - The Tonight Show с замечательным Куртом Вагнером!
03.10.2017 - The Tonight Show с Алексом Саммерсом!
29.09.2017 - А мы поздравляем нашу Восхитительную Шельму с Днем Рождения!
21.09.2017 - The Tonight Show с Эриком Леншерром!
19.09.2017 - Мы поздравляем с днём рождения Кобик! и смотрим на новый Расстрельный список.
14.09.2017 - Дорогие игроки и гости, мы обновили Глобальный сюжет и Таймлайн, не забудьте ознакомиться.
14.09.2017 - The Tonight Show с очаровательной Лорой Кинни!
31.08.2017 - The Tonight Show с нашим гениальным профессором Чарльзом Ксавьером!
23.08.2017 - The Tonight Show с очаровательным Брюсом Беннером aka Халк!
21.08.2017 - Расстрельный список горит!
10.08.2017 - А у нас отличные новости и вкусные PECHENUSHKI inc.
31.07.2017 - Обратите внимание на новый расстрельный список.
24.07.2017 - С днем Рождения, Алая Ведьма!
23.07.2017 - Летнее Обновление!
14.07.2017 - С Днем Рождения, Аннушка
14.07.2017 - С Днем Рождения, Звезда наша!
13.07.2017 - Чистка неактивных игроков!
13.07.2017 - Готовимся к дню рождения форума!
04.07.2017 - ГОЛОСУЕМ ЗА ЛУЧШИХ!
23.06.2017 - Свежий список на расстрел!
05.06.2017 - Канон по упрощенному шаблону!
04.06.2017 - Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #3
30.05.2017 - Обновление глобального сюжета и перевод времени читайте в теме Объявления Администрации
04.05.2017- Ловите свежую Marvel News. The paper of your city. #2
03.05.2017- Лучи любви и счастья самому быстроногому парню форума в честь его Дня Рождения!
26.04.2017- Всем форумом поздравляем местного шокера с Днем рождения и желаем ему всего самого вкусного!
26.04.2017- Товарищ Саммерс вносит коррективы в работу форума и пишет письма для товарищей форумчан!
07.04.2017- У нашей призрачной кошеньки, мур-мур Китти сегодня День Рождения! Поздравлять и любить :3
25.03.2017 - Интриги нового дизайна; смена приоритетов любовь админов в прямом эфире!
19.03.2017 - Мы к вам заехали на час! И немного новостей этой ночью
29.01.2017 - Администрация несет свет, позитив и новости в 2017 году!
Sam Wilson
T'Challa
Nicholas Fury
События в игре
Игровое время: июнь - сентябрь 2016
Вселенная активно борется с иноземными и внутриземными захватчиками!
Герои отражают нападения инопланетян во всех уголках света: от водных глубин, до горных вершин.
В условиях разрухи и хаоса ГИДРА активизировалась как никогда; Мадам всё активнее подминает под себя власть, её люди проникают в руководческо-защитные структуры города, а ученые - испытывают опаснейшие вирусы на живых.
ГИДРА и Люди-икс начинают открытую конфронтацию.
Стивен Роджерс окончательно пропал с радаров Мстителей, как и Брюс Беннер, который был замечен в последний раз в далекой Польше.
Моргана и ее грехи активно подпитывают инопланетян и земных жителей, попутно готовясь к самой безумной свадьбе столетия, а Эрик Леншерр тем временем восседает на троне в Дженоше, окруженный защитным куполом, куда постепенно «перетекает» Чарльз и его школа.
Наверх
Вниз

World of Marvel: a new age begins

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: прошлое и будущее » [28.06.2015] И чему вас учат в школе?


[28.06.2015] И чему вас учат в школе?

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[И чему вас учат в школе?]

⊗ ⊗ ⊗
http://s03.radikal.ru/i176/1711/b6/f97a6dcf83cb.jpg

информация

Где: Школа Ксавьера для одарённых подростков
когда: 28.06.2017

Кто:  Rahne Sinclair, Charles Xavier
предупреждения: -

и с т о р и я
Мойра МакТаггерт спасает девушку-оборотня от несчастного случая и относится к ней как к дочери. Однако вскоре женщина понимает, что не может самостоятельно исправить вред, нанесенный воспитанием преподобного отца Крейга, поэтому отправляет Рейн в Институт для одаренных подростков имени Чарльза Ксавьера.  Итак, девушка оказывается на пути к новому и неизвестному. Её ожидает встреча, которая должна изменить всю её жизнь.

Отредактировано Rahne Sinclair (25-11-2017 10:16)

0

2

Он жил в этом новом мире – будущем мире – уже целых три месяца. Если это можно было назвать жизнью. Три месяца в психиатрической клинике, оторванный от остального мира. В клинике, где инвалидные коляски ничем не отличались от тех, которые Чарльз видел в магазинах в восьмидесятых. В клинике, где больничные койки, казалось, не меняли года так с семидесятого… Чарльз бы и предположить не мог, что его переместило во времени, если бы несколько «но».
До того, как попасть в лечебницу, он видел машины. Совсем не такие, к которым он привык. Да и техническое оснащение клиники совершенно не вязалось со старой мебелью и застиранными простынями… Один томограф чего стоит, не говоря уже о кардиомониторах, пульсометрах, карманных глюметров, автоматических шприцах и программируемых дозаторах капельниц…
И все же окончательно Чарльз поверил в то, что на дворе 2015, только в школе. В своем собственном доме, который с одной стороны не очень-то и изменился, но с другой… Скоростные лифты, сенсорные панели где ни попадя, сканеры сетчатки, охранная система, считывающая все биометрические параметры. Уникальные защитные установки на основе инопланетных технологий. «Опасная комната»… Чарльза сводило с ума сочетание прошлого и будущего. Все эти технические навороты, супермощные компьютеры – и все та же гобеленовая обивка диванов гостиных, начищенный до блеска паркет и старинные латунные ручки.
Чарльз весь день убеждал себя в том, что привыкнет. В конце концов, его гениальный мозг мгновенно усваивал, обрабатывал и запоминал информацию. Но одно дело – разобраться в том, как работает голографическая связь, и совсем другое – привыкнуть к полупрозрачному собеседнику… К счастью, его пока что не оставляли наедине со всем этим. Большую часть времени заняло не знакомство со «старым новым» домом, а встречи с учениками. Те по большей части на удивление легко приняли молодую версию своего профессора, хотя не все этому, были, конечно, так уж сильно рады.
Зато Эрик был рад. Даже более, чем рад.  Он не отходил от Чарльза ни на минуту и не в пример много говорил – он сам уже успел адаптироваться и прекрасно понимал, насколько сложно сейчас Чарльзу. То, как пристально он следил за состоянием Чарльза и как отгонял особо настырных и любопытных, напомнило Чарльзу первые дни после победы над Апокалипсисом. Тогда Эрик тоже вошел в сторожевой режим  - разве что сам особо ни с кем не общался, терзаемый чувством вины.
Этой ночью Чарльз почти не спал – они с Эриком оккупировали малую гостиную, разложили шахматы и достали коньяк. Проговорили всю ночь – как в старые добрые. Уснули только под утро, вповалку на диване.
После завтрака Эрику было нужно идти заниматься с детьми, как, впрочем, и Джин, и Эмме, и Хэнку. Оставшийся в одиночестве Чарльз предпочел не сидеть в четырех стенах и выехал на улицу. Конец июня выдался на редкость жарким, но Чарльз все равно почему-то мерз. И поэтому он был как никогда благодарен Эрику за его любовь к водолазкам – своих вещей у Чарльза не было, поэтому еще вчера они ограбили спальню Леншерра. Одежда Эрика была Чарльзу откровенно велика – джинсы держались только на ремне, а рукава водолазки приходилось закатывать. Но так было даже уютнее. Хотя, конечно, в магазин нужно было съездить. И к парикмахеру заглянуть – за три месяца волосы, начавшие расти сразу после перемещения, успели отрасти на пару-тройку сантиметров.
Удобно устроившись среди цветущих роз, Чарльз водрузил на колени внушительную папку с личными делами учеников. В конце концов, он собирался продолжить начатое – все эти пляски с магией, временем и мирами не должны были сказаться на детях.

+1

3

Детство у Рахны Синклер было весьма неблагоприятным, впрочем как и юность. Да и что будет дальше никому не было известно, но девушке казалось, что лучше уже не будет, а будет только хуже. Сам факт, что она являлась результатом любви между преподобным отцом и проституткой уже звучал даже нелепо. Будто поставили клеймо аутсайдера ещё с рождения. Да и о какой любви шла речь - непонятно. Рейн была нежелательным ребёнком да и мать при родах погибла, оставив её на попечение никудышного отца. На ней срывали злость, она нередко становилась мишенью для побоев. Конечно, всё это оставило отпечаток на её характере, на её жизни. Девочка сего боялась, буквально каждого шороха. Она не умела общаться со сверстниками, более того, они тоже издевались над ней и смеялись, ещё больше загоняя в депрессию. Как знать, может из девочки выросла бы этакий женщина-учёный, в очках, сутулая, трясущая от каждого громкого звука. А может она бы встретила своего принца на белом коне, который увезёт её далеко отсюда, заживёт она счастливо, не будет думать о своих проблемах. Или стала бы она заурядной личностью, такой как и многие люди вокруг. Но судьба распорядилась иначе. Когда Рейн достигла подросткового возраста, она с ужасом обнаружила что является не такой, как все. Подвергаясь очередному насилию со стороны отца, Рейн, сама не зная как это произошло, перевоплотилась в рыжую волчицу. Отвисшая челюсть папы дала понять ей, что скоро произойдёт нечто ужасное. И была права. Будучи настороженной, она узнала о планах толпы сжечь её на костре, как ведьму.  Попытавшись сбежать от разъяренной толпы, она превратилась в волчицу, но один из преследователей ранил её выстрелом из пистолета. И в тот самый час, окровавленная и упавшая не землю без сил, ей повстречалась добрая душа. Очнувшись в уютной постели уже в облике девушки, она увидела перед собой женщину, как позже она узнала звали ту Мойра Мак Таггерт, которая стала относиться к Рахне. Именно она рассказала Рейн о мутантах, показала, что на свете бывают не только жестокие и ужасные. Но девушке по ночам снились кошмары, у неё всё равно были приступы невроза. Она так же оставалась замкнутой по отношению к другим. Даже к тем, мутантам, которые были такие же как она и несли в себе икс ген.
В конце концов, по протяжению нескольких лет, Мойра стала понимать, что не может самостоятельно исправить вред, нанесенный воспитанием преподобного отца Крейга. И есть человек. Даже не так. Мутант. И не простой, а один из самых сильных, кто также специализируется как раз на таких, как Рейн.
Узнав о том, что приёмная мать связалась с неким Чарльзом Ксавье, девушка ещё больше замкнулась в себе. Да, ей объяснили, что так будет лучше. Но в связи со всеми пережитыми событиями, Рейн в это не верилось от слова совсем. Но, так или иначе ей предстояло путешествие и новая жизнь.
Подъехав к воротам, сидя в машине на заднем сидении, девушка хлопала глазами, удивляясь масштабам странного места. Большие ворота, табличка, где были красиво выведены буквы: Школа для одаренных подростков имени Чарльза Ксавьера. Дальше всё происходило в стремительном темпе, отчего у девушки чуть ли голова не пошла кругом. Переговорив с высоким молодым человеком, Мойра Мак Таггерт подошла к Рейн, обняла её и попрощалась. На этом моменте, к горлу у девушки подступал ком грусти. Она продолжила свой путь с неизвестным ей. Территория и сам особняк огромных размеров впечатляли. Рейн ощущала на себе посторонние взгляды, отчего съёжилась и смотрела больше в пол, чем по сторонам. В незнакомом месте она чувствовала себя неловко. Ей казалось, что они идут вечность. Почему её провожает этот незнакомый тип, а не любимая "мама"-Мойра?  Видимо, она не хотела встречаться с ним или же спешила. Проводник остановился и, Рейн затормозила как вкопанная, чуть не врезавшись в него от неожиданности. Настолько ушла в свои мысли и не заметила, что уже остановка. Этот проводник поздоровался с кем-то и представил её. У Рейн стало пересыхать в горле от волнения. Вскоре, посмотрев на часы и улыбнувшись девушке, молодой человек сообщил, что он спешит и оставляет её на надёжного мутанта. Когда он ушёл, Рейн увидела того, с кем её оставили наедине. Беглым взглядом она пробежалась по местности: аккуратно подстриженные кусты, ровные дорожки и множество красивых роз, среди которых сидел мужчина с толстой папкой на коленях.
"Вероятно это и есть Чарльз Ксавье?"
Девушка не обратила внимания, на чём он сидит, она вообще не горела желанием на него смотреть. Молодой девушке было страшно, она держала себя в руках, чтобы не расплакаться, но сердце её билось чаще обычного, а ладони стали потеть. Рейн решила, что всё-таки будет не вежливо, если она будет и дальше продолжать смотреть на пейзажи. Пересилив себя, она робко подняла свои зелёные глаза на будущего собеседника и заговорила:
-Добрый день, с-сэр..- голос слегка дрожал, хоть Рейн и говорила себе, что надо быть сильной, надо показать себя с хорошей стороны, хотя бы надеть маску смелости.
На улице стояла жара, а девушка, хоть и была одета легко, но казалось, что сейчас расплавиться. В душе ей этого и хотелось: провалиться куда-нибудь под землю, чтобы её никто не нашёл и никто больше не подвергал насилию.

+1

4

- Профессор? .. Профессор!
- А? Ох, прости. Зачитался. У нас гости?
- Да. Приехала новая ученица, Рейн Синклер.
- А… Мойра?
Бобби покачал головой, отвел взгляд и тут же засобирался. То ли потому, что не любил чувствовать себя неловко. То ли потому, что действительно опаздывал на очередное занятие. Чарльз проводил Бобби взглядом, мотнул головой, прогоняя ненужные мысли и перевел взгляд на новую ученицу.
О Рейн его действительно предупреждали. Вчера вечером сообщили, как-то между делом, не заостряя на этом внимание. Впрочем, приезд нового ученика являлся для школы рядовым событием. Да и для Чарльза тоже был бы таковым, если бы не два момента. Во-первых, это была его первая новая ученица в этом мире, что означало, если можно так сказать, повышенную степень ответственности. Во-вторых, эта девочка очень долго жила с Мойрой, а встречи с Мактаггерт Чарльз боялся. И одновременно очень хотел ее увидеть. Он понятия не имел, почему старый профессор и Мойра расстались, и тем более не знал, как себя с ней вести. Ведь в мире Чарльза они расстались в достопамятных шестидесятых и снова так и не сошлись, оставшись друзьями. А у старого Чарльза и этой Мойры роман вышел более бурным. И… Да что там придумывать, Чарльз просто был бы рад увидеть знакомое лицо, даже если это самое лицо теперь было старше его лет на тридцать. Но Мойра, видимо, считала иначе.
- Добрый день, с-сэр..
- Добрый день, Рейн. Меня зовут Чарльз Ксавьер. Я директор этой школы. Поэтому лучше не «сэр», а «профессор», - Чарльз улыбнулся и развел руками, - Ну какой из меня «сэр»?  Хотя я и на профессора сейчас не очень-то похож, да?
Девушка очень сильно волновалась. Руки дрожали, глаза были на мокром месте – то ли расставание с Мойрой на нее так подействовало, то ли она в принципе боялась и школы, и мутантов, и самого Чарльза. Первое лечилось только временем. А вот второе – общением, разговорами и всем тем, что сопровождает социализацию.
Чарльз прекрасно знал, что сейчас ему не стоит заострять внимание на состоянии Рейн. Это бы еще сильнее смутило девушку, и она точно бы замкнулась в себе. И с телепатией Чарльз пока не собирался экспериментировать – телепатов и так боялись, а уж незнакомых телепатов – еще сильнее. Так что на вооружении Ксавьера оставалось разве что его знание психологии.
- Жарко сегодня, да? Как ты смотришь на то, чтобы пройти на кухню и, пока ученики на занятиях, найти в холодильнике самый вкусный лимонад? А с утра еще там и сок был, и чай со льдом. А потом я покажу тебе твою комнату, школу и территорию. Ну а с остальными ты уже сама познакомишься, когда будешь готова. Хорошо?
Дождавшись неуверенного  кивка, Чарльз прихватил папки одной рукой, чтобы не упали, и направил коляску к террасе. Эта новая была не в пример лучше той, на которой Чарльз  приехал из лечебницы, поэтому добрались до кухни они достаточно быстро. По пути Ксавьер перехватил одну из учениц и попросил отнести документы в его кабинет – чтобы не мешали и не лежали у всех на виду.
- Вот этот здоровый агрегат – наш холодильник. Открой, там на верхней полке должен быть графин. Достань, пожалуйста, а то я не дотягиваюсь. А ползать по полкам в моем статусе как-то не солидно… Чашки в навесном шкафу слева, бери любую.

+1

5

-Ну какой из меня «сэр»?  Хотя я и на профессора сейчас не очень-то похож, да?- слова Чарльза  эхом отдавались в голове Рейн. Это происходило от лёгкого головокружения.
"Ну конечно, не хватало мне ещё упасть тут без сознания."
Девушка отметила про себя, что глупо было назвать его "сэр", однако "учитель" тоже было не то, он же её ничему не учил, ну а что-то типа господина это уж ну совсем ни в какие ворота не проходило. Профессор, конечно же, Рейн как-то и не додумалась. Должно быть от повышенного волнения. Из-за этого состояния, девушка в общем-то так и осталась немногословна, однако Чарльз Ксавьер продолжал свою речь. Он предложил ей пройтись на кухню и выпить прохладного напитка, а затем ознакомиться с территорией. У Рейн так пересохло во рту, что она до сих пор ничего не могла ответить, только кивнуть.
Голос профессора звучал мягко, но уверенно.
"Наверное он и правда такой великий, как рассказывала про него Мойра."
Только сейчас Рейн заметила, что передвигался он в инвалидной коляске. Ей стало любопытно, что же с ним произошло, никто не говорил, что он инвалид. Рейн следовала за ним, а по пути размышляла: какая же у него способность? Если смотреть по обстоятельствам, вряд ли это была скорость. Хотя, учитывая то, как ловко он передвигается в своей навороченной коляске - с этим можно было ещё поспорить. Дойдя до нужной точки, Чарльз попросил девушку достать графин и чашки. Бегло пробежавшись взглядом по холодильнику, шкафчикам, полкам, столу и стульям, Рейн отметила про себя большую площадь.
"Видимо, учеников с учителями тут хватает."
Повернувшись к холодильнику, Рахна достала оттуда сосуд с жидкостью и поставила её на ближайший стол. Запах сладкого напитка был весьма ароматный. Хоть графин и был плотно закрыт, но благодаря феноменальному чутью Рейн, она почувствовала даже с расстояние его так, будто он находился в раскрытом состоянии и прямо перед её носом. Хотелось открыть кувшин и выпить залпом всю жидкость, которая там находилась. Было очень жарко и любая вода становилась настоящим спасением. Но, конечно, она бы ни за что так не сделала. Да и воспитание с робостью у неё было до такой степени, что умирая от жажды она бы, наверное, сгорела от стыда, если бы попросила кого-нибудь дать сделать ей спасительный глоток. Но это пока. Окружённая в прошлом любовью и заботой Мойры, Рейн была с ней более раскована: они могли говорить о чём угодно. Молодая девушка чувствовала себя рядом с этой женщиной как в своей тарелке. Рейн казалось, что больше так не будет и она просто не сможет обрести покой в этой школе. Или же нет?
Пииип-пииип-пиииип. Рейн обернулась на звук, это пищал холодильник, пока она ставила графин на стол и задумалась на какое-то время. Со словом ой, - Рахна закрыла хранителя мерзлоты и, повернувшись к шкафчикам, взяла оттуда две чашки: одну для себя, другую для профессора, и поставила их рядом с графином.
Рейн не решалась пока сесть на стул, а может и забыла про это совсем. Но она понимала, что стоит начать говорить, всё-таки невежливо было так стоять и молчать битый час.
-Профессор, подскажите.. Это ведь школа, верно? И тут идут такие же уроки, как и в других школах?
Рейн чуть склонила голову набок. Она видела учеников, но не понимала что именно они здесь делают: живут как в общежитии и учат геометрию?
"Побуду здесь недельку, только ради Мойры. А потом, мысленно извинюсь перед ней, и, убегу отсюда туда, где меня никто не знает и не найдёт. Здесь много подростков, а я знала таких. Правда среди людей: они очень жестокие. К тому же тут наверняка все уже привыкли друг к другу и меня просто не примут, я буду для них чужая... Я сейчас для всех чужая."
Рейн стойко держалась, чтобы не заплакать. Переведя дыхание, она посмотрела прямо в глаза Чарльзу. Пересилила себя, решив, что надо становиться посмелее, хотя бы чуть-чуть.

+1

6

Чарльз хоть и ненавязчиво, но достаточно внимательно наблюдал за поведением девушки. Рейн все еще смущалась, а, попав на кухню, кажется, зажалась еще сильнее. И дело тут вряд ли было в одной только незнакомой обстановке. К сожалению, о девушке Чарльзу почти ничего не было известно, но судя по тому, что она жила и училась Мойры... Видимо, либо потеряла семью, либо эта самая семья от нее отказалась. Иначе бы родители сопровождали свою дочь и точно захотели бы увидеть школу своими глазами. Впрочем, подробности о жизни новой ученицы можно было узнать позже. И, желательно, не от Мойры, а от нее самой.
Чарльз дотянулся до графина, разлил лимонад по чашкам и пододвинул одну поближе к Рейн.
- Угощайся. Здесь ты можешь брать любую еду и напитки, кроме подписанных чьим-то именем. У некоторых учеников есть пищевые аллергии, а кому-то и вовсе требуется особое питание из-за их мутации. Ну а то, что не подписано - то общее.
-Профессор, подскажите.. Это ведь школа, верно? И тут идут такие же уроки, как и в других школах?
-Да, конечно. Ты присаживайся, не стесняйся. Так вот... Давай я расскажу тебе о школе, чтобы ты понимала, что мы здесь вообще делаем.
Дождавшись, пока девушка сядет, возьмет кружку и кивнет, Чарльз начал рассказывать. Насколько он выяснил вчера у Эрика, прошлое этого "мира" практически ничем не отличалось от того, что они прожили в своем. Так критично ошибиться Чарльз не боялся.
- В тысяча девятьсот шестьдесят третьем году возникла угроза третьей мировой войны. Один из мутантов решил таким образом дорваться до власти и перекроить мир на свой лад, столкнув лбами США и СССР. Для того, чтобы его остановить, ЦРУ создало специальный отдел, состоящий из мутантов. В этот отделе был и я. И Мойра со стороны ЦРУ. Нам удалось не допустить войны, но каждый заплатил свою цену. Я оказался в коляске. И тогда Мойра предложила мне больше не ввязываться во все это и основать школу. Впрочем, у меня самого мелькали такие идеи... Этот дом и земли принадлежали моей семье, так что с местом и деньгами проблем не возникло. Мои научные звания помогли получить для особняка официальный статус частной школы-пансиона, - Чарльз не стал рассказывать о закрытии школы - на данный момент Рейн выше головы хватило бы и общей информации.
Чарльз рассказал про то, как они искали мутантов, которым была необходима помощь - пока еще не упоминая про Церебро. Про первый класс. Про то, как ученики стали приходить сами. И не только ученики - в том числе и учителя. Рассказ в общей сложности занял двадцать минут времени - и две чашки в лимонадном эквиваленте.
-... в этой школе учатся самые разные мутанты. И не только дети. Самой младшей моей ученице было четыре года. Самому старшему ученику - более двухсот. Так что программа обучения у каждого индивидуальна. Помимо основных школьных  и университетских знаний  у нас есть много дополнительных необязательных клубов по интересам. Ну и, само собой, особое внимание уделяется контролю над мутацией. Моя основная задача - научить вас владеть своим даром, не бояться и не стыдиться его. Научить вас защищать себя и близких, при этом не забывая о человечности. Поэтому, - Чарльз сделал многозначительную паузу, подчеркивая важность этих слов. - Самое главное правило школы - никакой дискриминации в любом его проявлении. Никакого расизма, никакого кастового деления, никакой травли.
Теперь Чарльз замолчал на более долгое время - взгляд переместился с Рейн на череду старых фото на стенах. Многих из людей на фото Чарльз знал, помнил и любил. А многих видел впервые.
- Знаешь, милая, каждый из здесь присутствующих пережил в свое время ту или иную трагедию. Многие остались без семьи, многие подвергались насилию. Я хотел и хочу, чтобы это место было не просто школой, но и домом для тех, кому идти больше некуда. И я очень надеюсь, что смогу помочь тебе.  Тебя привела Мойра. Значит, у тебя есть проблемы, с которыми она справится не может... И что ты очень ей дорога. А то, что дорого Мойре, дорого и мне.

+1

7

Рейн присела напротив профессора и, взяв кружку, сделала несколько глотков. Она уже успокоилась и стала чувствовать себя более уверенно. Прохладный напиток был настоящим спасением в такую жару. К тому же он оказался весьма приятным на вкус.
Чарльз Ксавьер говорил мягким, но уверенным голосом. От него исходили особые волны, которые Рейн хорошо ощущала. Перед ней был могущественный мутант, очень мудрый и наделённый большим жизненным опытом.
Профессор Чарльз рассказывал про то, как всё создавалось и откуда изначально возникло. Рейн слушала очень внимательно, она старалась уловить смысл сказанного ей и понять что этов самом деле за место. В те моменты, когда профессор начал говорить про Мойру, Рейн заметно погрустнела. Ей хотелось вернуться в свои собственные воспоминания, где были хорошие моменты. Но так бы она пропустила рассказ и ничего б не поняла, поэтому продолжала внимательно слушать. После каждого предложения, у Рейн возникало много вопросов, она хотела их задавать по ходу изложения, но решила дождаться окончания истории. Было непонятно как именно один профессор сам нашёл столько мутантов. И было поразительно насколько разношёрстная аудитория тут находилась. Ученики в четыре и более двухсот лет - для Рейн это было где-то за гранью реальности.
...научить вас владеть своим даром.. - на этом моменте девушке очень захотелось возразить ему. Она не считала, что мутация - это дар, для неё это было настоящим проклятием. Ведь если обернуть время вспять и там не оказалось бы никакого икс-гена у Рейн, всё было бы по-другому.
Когда Чарльз Ксавьер закончил свою речь, снова включая приёмную мать девушки в свой сюжет, Рейн посмотрела ему в глаза своим зелёным проницательным взглядом. Он говорил про то, что здесь была не просто школа, но и родной дом для всех здесь присутствующих. И, как оказалось, что они с Мойрой были очень тесно связаны. Были настоящими союзниками и даже вместе предотвратили катастрофу. От этого на душе у Рейн стало спокойнее. Значит, Чарльз в самом деле был настоящим другом и, может, ему можно доверять. Но в силу своего недоверчивого характера, Рейн сложно было поверить мутанту, пусть и самому лучшему на планете, познакомившись с ним только что.
-Хотите сказать, что вы все - это большая дружная семья? - Рейн выдавила из себя лёгкую улыбку. Скорее для того, что так надо, а не потому, что очень хотелось.
"А может пока не стоит убегать, а задержаться здесь?"
Девушка поправила рукой свои рыжие волосы и покосилась в сторону. Мимо проходил мальчик, на вид ему было лет тринадцать. Рейн его заметила только сейчас, не могла припомнить был ли он тут раньше или же зашёл и вышел. Его тёмные карие глаза встретились с зелёными и будто магнитные шарики с одинаковыми полюсами энергии, их взгляд разбежался друг от друга. Мальчик с тёмными волосами, смуглой кожей  и почти чёрной радужкой глаз поспешил удалиться. Может застеснялся девушку или же бежал на очередной урок, либо на встречу с приятелями. Вероятно и Рейн будет так же спешить на занятия.
-У меня никогда и не было семьи, - продолжала девушка, уставившись в свою чашку, как будто там был написан для неё текст, который она читала вслух: - Только мама... Она, конечно, не биологическая мать, но для меня очень родная.
Рейн Синклер выдержала паузу. Больше не стоило называть это имя и говорить о прошлом, иначе будут расстройства. Надо было срочно перевести тему.
-Мне очень приятно с вами познакомиться, профессор. Но не хочу никого обманывать и скажу: я не уверена, что смогу стать частью Вашей школы... У меня раньше не было настоящих друзей.
Чтобы она да стала счастливой? Такого быть не могло, Рейн не могла себе позволить так думать.
-Контроль над мутацией, - протянула девушка. - А что если я не справлюсь?
Она вспомнила тот момент, когда разъярённая превратилась в волчицу. Ощущения будто сам дьявол просится наружу. Рейн очень не хотела причинять боль кому-то из близких, она ненавидела и боялась своих же способностей. Взгляд её так  был устремлён в кружку, она не решалась уже поднимать глаза. Так и металась между желанием быть смелее и некой стыдливостью.
Появился ещё один страх: что если девушка уже привыкнет ко всем, но потеряет над собой контроль как тогда. И внутренний зверь возьмёт верх. Ей не хотелось подводить Чарльза, хоть она его и плохо знала. Но внутреннее чутьё говорило ей, что всё-таки он положительный персонаж в её жизни. А ещё больше она не желала подвести Мойру.

+1

8

-Хотите сказать, что вы все - это большая дружная семья?
- Я бы соврал, если бы сказал, что это так. Нет, далеко не все разделяют мои, так сказать, идеалы. Кто-то так и не может простить людей за то, что они сделали. Кто-то считает себя лучше только потому, что мутант. Конечно, их никто не выгоняет, но обычно они уходят сами, когда чувствуют, что получили здесь все, что хотели… а для кого-то это просто школа. Просто очередной этап на жизненном пути. Так что все будет зависеть от твоих желаний, Рейн.
В кухню заглянул один из учеников – Чарльз его еще не знал. А вот мальчик, видимо, был наслышан о вернувшемся профессоре, который стал моложе лет на сорок. Ребенок быстро перевел взгляд на Рейн, несмело улыбнулся, но задерживаться не стал. Видимо, понял, что это новая ученица и решил не мешать беседе.
-У меня никогда и не было семьи. Только мама... Она, конечно, не биологическая мать, но для меня очень родная.
- А у меня была. Только мою семью сложно было назвать нормальной. И тем более семьей, – Чарльз невесело улыбнулся, снова перевел взгляд на фотографии. – Возможно, мое желание сделать школу для мутантов отчасти было продиктовано и желанием больше не быть одному. Ну да ладно, к чему ворошить столь далекое прошлое?
Кажется, разговоры на тему семьи были не особо приятны им обоим. Так что Чарльз нисколько не возражал, когда Рейн сменила тему.
- Неуверенность – это нормально. Пройдет время, прежде чем ты привыкнешь. Но ребята у нас хорошие. Навязываться они не станут, но будь готова к тому, что желающие помочь тебе освоиться найдутся. Ну а что касается мутации... ты справишься. Пусть и не сразу. У некоторых мутантов процесс обретения контроля занимает месяцы и годы. А те же телепаты вынуждены учиться постоянно. А такие мутации, как эмпатия, и вовсе контролю не поддаются. Такие ученики просто… ищут свою зону комфорта. Давай я покажу тебе твою комнату? А то скоро начнется перемена, и сюда набегут голодные дети. А это то еще испытание, уж поверь.
Рейн вроде не возражала. Телепатически выяснив у девушки, куда ее поселили, Чарльз провел ее на второй этаж "женского" крыла, попутно поясняя, где какая комната и чем обычно в них занимаются. Коридоры стали наполняться учениками, причем было видно, что своих мутаций они действительно не стесняются. Одна из девушек, например, запускала с рук бумажные самолетики, на лету трансформирующиеся в бумажных голубей. В холле второго этажа они умудрились натолкнуться на Хэнка - редкое явление с учетом любви ученого к заседаниям в лаборатории до глубокой ночи. Маккой пригладил взъерошенную синюю гриву волос, шевельнул пушистыми ушами и изобразил на своей полукошачьей морде улыбку.
- Уроки химии у младших классов. Чуть халат мне не сожгли... Чарльз, загляни ко мне вечером, ладно? Мисс Синклер, добро пожаловать.
Когда Маккой завернул на лестницу, Чарльз тихо хмыкнул и широко улыбнулся.
- Это Хэнк Маккой. Гениальный ученый и по совместительству наш врач. Большая часть технического оснащения особняка - дело его рук. Вот с ним ты точно подружишься, он просто чудо. И очень доброжелательный... Так. А вот и твоя комната. Твои вещи уже перенести. Обычно старших учеников мы селим в отдельные комнаты, младшим удобнее и приятнее жить по два-три человека... Так что комната твоя. Увы, не очень большая - спальня совмещена с рабочим местом, но уборная и ванная отдельные.
Комната, как и все прочие, уже содержала необходимый минимум - стандартные средства гигиены, полотенца, две смены постельного белья, компьютьер и физкультурную форму. Остальное либо приобреталось отдельно, либо привозилось самими учениками.
- Если что-нибудь будет нужно, напиши список и передай мне, закупим. И не стесняйся. Если тебе будет не комфортно жить, то и учиться нормально не получится, так что в наших интересах сделать твое пребывание здесь максимально удобным. Особенно если речь идет о вещах, связанных с твоей способностью. - До этого момента Чарльз не заострял на этом внимания. Но здесь кроме них никого не было, да и сюда точно никто не вошел бы без стука. Чарльз на кухне все же поймал несколько мыслей Рейн на этот счет и уже представлял, с чем придется иметь дело. - Если ты сейчас не готова об этом говорить, то не будем. Но мне бы, конечно, хотелось знать, с чем мы будем работать. Я же чувствую, что ты боишься своего дара.

+1

9

При упоминании про голодных детей, Рейн сразу представила себе рой мутантов самого разного возраста, бегущих наперерез друг другу, которые толкаются и кричат. Зрелище было бы точно не для слабонервных, поэтому она поспешно согласилась удалиться отсюда.
По пути девушка переваривала информацию, недавно поступившую ей в мозг. Профессор верил в неё, как и во всех остальных своих учеников, а так же создавал для них подходящие условия. Можно было заметить с какой любовью и заботой было всё сделано в этой школе. Всё аккуратно, красиво и, главное, на своих местах. И наверняка организация была тоже на высшем уровне. Рейн не отходила от Чарльзя Ксавьера, шла либо рядом с ним, либо позади, периодически оборачиваясь на окружение. Девушке не приходилось ещё видеть такое множество мутантов. Тем более они были раскованы и, казалось, демонстрировали свои способности. И вот девушка увидела такого мутанта, чьи гены невозможно было замаскировать на первый взгляд. Полностью покрыт шерстью, на голове густые волосы, которые тоже очень напоминали длинную шерсть. Лицо напоминало что-то среднее между кошкой и обезьяной. Руки, ноги да и в целом всё его тело выглядело очень мощным. А ещё он был весь синий, за исключением глаз: те были жёлтые.
"Прямо как и у меня в волчьем обличии" - бегло подумала девушка.
Синий мутант добродушно улыбнулся, сказал несколько слов профессору и поздоровался с Рейн, назвав её по фамилии.
"Ему тоже известно обо мне?"
В ответ на свой вопрос, Рейн услышала голос профессора, который вещал о том, кто такой этот мутант, который вроде только что был здесь, но вот уже скрылся за лестницей дома. Теперь ей стало ясно: он один из самых приближённых к Чарльзу, может и его лучший друг.
Коляска профессора остановилась напротив нужной двери и, они вдвоём зашли в комнату. Чарльз Ксавьер рассказывал параллельно о том, что это её комната и теперь она здесь будет жить. Рейн широко раскрыла глаза. Её личная комната, это была весьма приятная новость для неё. Так как она любила побыть в тишине, а сосед мог попасться не очень комфортным. Ей было не важно, что комната не была столь просторная, зато она была теперь именно её. Рейн не могла поверить что это всё изначально принадлежало семье профессора. Ей теперь виделось, что он был голубых кровей и в прошлом его называли каким-нибудь графом.
И вот речь зашла о способностях. По телу девушки, особенно по рукам, пробежали мурашки и это можно легко увидеть, ведь на дворе стояла жара, соответственно Рейн была легко одета.
- Если ты сейчас не готова об этом говорить, то не будем. Но мне бы, конечно, хотелось знать, с чем мы будем работать. Я же чувствую, что ты боишься своего дара.
"И всё же я не считаю это даром"- хотела возразить девушка вслух, но не стала.
Настал момент, когда надо было знакомиться более тесно, а именно, узнать про способности. Рейн понимала: больше не получится держать всё в секрете. Можно было и поговорить, однако Рахна решила показать. Несколько шагов назад, сосредоточенный взгляд на профессоре и судорожный глоток воздуха. Казалось вечность прошла, прежде чем пошло движение. С телом девушки происходили изменения: менялся цвет кожи, мгновенно становясь неестественно красно-рыжего цвета под цвет волос. Затем лицо стало вытягиваться, уши становились похожими на эльфийские, руки и ноги вытягивались и тоже видоизменялись. Теперь уже хорошо виднелись не ногти, а когти и начал расти хвост. Одежда стала словно исчезать и на её месте образовывалась шерсть, сначала короткая. Рейн остановилась на середине трансформации и теперь было видно, что сейчас перед Чарльзом стоит девушка-антропоморф.
-Профессор, - заговорила она своим родным голосом. Если бы рядом с дверьих их подслушивали бы, то никто не определил что произошли изменения. Голос оставался совершенно обычным, слышался лишь шорох от перевоплощения. - А можно...мне узнать и о Ваших способностях?
Хорошо, что Рейн была сейчас полностью рыжая, ведь в противном случае её краснота щёк была бы хорошо видна. Она и сама не поняла как так вышло, что решилась на такой вопрос. Но Рейн он не давал покоя и её любопытство пересилило. Ей стало стыдно и, чтобы почувствовать себя лучше, она продолжила своё превращение. На последнем этапе невольно раздался негромкий звук, похожий на ворчание или рычание. Через несколько секунд на том месте, где до этого стояла девушка, уже красовалась настоящая волчица, достаточно крупных размеров. Глаза вот только уже были не зелёные, а жёлтые. Шерсть, достаточно длинная и густая, красиво переливалась в лучах заглядывающего в комнату через окно солнца. Пушистый хвост нервно дёрнулся в сторону. Рейн открыла свою основную способность и смотрела уже фактически на уровне с профессором. В этом образе она отлично всё понимала и даже почти научилась видоизменять голосовые связки для того, чтобы в дальнейшем уметь говорить. Но была и обратная сторона медали: звериная сущность могла взять верх. Однако сейчас всё шло хорошо.
"И зачем я спросила? Кто меня за язык тянул? Сейчас он наверняка разозлится или посчитает меня слишком наглой." - мысли не давали покоя Волчице, она всё ещё ожидала подвоха.

+1

10

Комната Рейн понравилась – это было видно сразу. Девушка, конечно, пыталась по возможности сдерживать эмоции, но мимика и взгляд нет-нет, но ее выдавали. Вот только последний вопрос ей явно не пришелся по душе. Впрочем, Чарльз действительно не собирался настаивать. Но Рейн все решила расставить все точки над «и».
За ее трансформацией Чарльз наблюдал с неприкрытым восхищением. Избавиться от любви к мутациям как к таковым он не смог – да и не собирался. Один ген, этот таинственный Х-ген… Он давал такое невероятное разнообразие вторичных мутаций, непредсказуемо проявляющихся и поистине уникальных... Целая огромная вселенная. Чарльз не знал ни одного генетика, который бы не приходил в восхищение и благоговение перед подобным творением эволюции. И, само собой, считая Х-ген совершенством, Чарльз не мог не считать его «последствия» чарующими. Даже такие страшные мутации, как мутация Анны Марии, с точки зрения Чарльза являлась даром. Даром и проклятием в одном флаконе.
-Профессор. А можно...мне узнать и о Ваших способностях?
Что ж, ответный вопрос требовал ответа. Как говорится, откровенность за откровенность. Только вот Чарльз прекрасно знал, как реагируют и люди, и мутанты на слово «телепат». Первая реакция – шок. Вторая – страх. Третья – агрессия, порождаемая этим самым страхом. Современные люди, привыкшие к блокбастерам и фантастическим фильмам и книгам, относительно адекватно реагировали на оборотней, вампиров, способных к полету или управлению стихиями людей. Эти силы были им понятны. Они могли их увидеть, некоторые даже пощупать. Они знали, от чего нужно, если что, спасаться и как этому «чему-то» хоть примерно, но противостоять. Но до безумия боялись телепатии. Потому что телепатию нельзя увидеть, услышать, потрогать, унюхать. Нельзя понять, кто и когда вторгся в твое сознание – и твое ли это вообще сознание? Ничто так не пугало любое разумное существо, как потеря этого самого разума, воли, воспоминаний, неприкосновенности личности.
Новость нужно было сообщить Рейн как-то аккуратно.
- Посмею заметить, что ты прекрасна, Рейн. – Чарльз мягко улыбнулся. – И, кажется, догадываюсь, почему ты боишься своей силы. Но смею заметить, что ученики с такими проблемами у меня были. И это все решаемо. Что касается меня… Извини, показывать не буду. И сразу скажу, что на тебе я свои способности не испытывал. Я вообще стараюсь не применять свой дар без необходимости. – наверное, это звучало очень подозрительно, но Чарльзу не хотелось терять то хрупкое доверие, которое только-только появилось между ними. – Я телепат. И псионик.
Повисшее молчание было слишком уж напряженным. Видимо, Рейн растерялась и не знала, что ей делать и как реагировать на такие новости. И наверняка подозревала, что Чарльз все-таки читал ее мысли. Но, увы, подобные подозрения Чарльз никак не мог развеять. Тут все дело было в доверии. А доверие, как известно, на пустом месте не появлялось. Его было необходимо заслужить.
- Хотя кое-что я все же могу тебе показать... Ты ведь в курсе, что все в этом мире состоит из энергии? Один из типов такой энергии - псионическая. Энергия разума. Она позволяет мне изменять энергию окружающего мира. Временно, само собой, и не слишком значительно. Я могу создавать различные конструкции и проекции...
Чарльз протянул руку ладонью вверх, пристально посмотрел на свои пальцы. Глаза на несколько секунд потемнели, а над ладонью медленно и будто бы неохотно возник маленький светящийся шарик. За несколько секунд шарик вырос до размеров теннисного мяча, изменил форму, вытянулся - в воздухе "завис" слабо фосфоресцирующий бутон. Бутон медленно раскрылся, налился красным, и через мгновение превратился в соцветие георгина. Просуществовав совсем недолго, соцветие стало распадаться на трубочки-цветки, а из сердцевины выпорхнула, быстро-быстро взмахивая крохотными крылышками, фея. Такая, о которых писали в книгах о Питере Пэне. Облетев вокруг Рейн, фея взмахнула рукой и бесследно растворилась в воздухе.
Раньше подобные псионические конструкты Чарльз мог делать без особых проблем. Но сейчас подобный трюк обеспечил его головной болью на ближайшие несколько часов. Чертовы препараты, которыми его пичкали в психушке, по прикидке Хэнка, будут мешать еще пару месяцев.
- Как-то так... Я удивлен, что Мойра не сказал тебе о моей мутации. Наверное боялась, что тогда ты откажется сюда приезжать?

+1

11

- Посмею заметить, что ты прекрасна, Рейн.
Волчица поёжилась, она не умела принимать комплименты, так как в глубине души не могла избавиться от чувства, что она их не достойна. И  вот речь зашла о мутации профессора. Как только до Рейн донеслись слова о том, что он не будет их показывать и тем более не испытывал на ней, по телу вновь пробежал холодок. Только если на девушке это было еле заметно, то сейчас шерсть волчицы стала приподниматься волной, делая её более пушистой. Но через мгновение всё встало обратно на свои места.
Рейн напряжённо ждала, даже не попытавшись отгадать способность.
Я телепат. И псионик.
И тут Рейн в самом деле растерялась. Она слышала о телепатах. Это такие мутанты, которые могут проникать в твой мозг. А там уже делай что хочешь: хоть узнавай информацию, общайся, своди с ума любого, к кому сможешь войти в разум. А такие мутанты могли проникнуть в любой мозг, будь то человек или мутант. И если первая его способность застала Рейн врасплох, то вторая наоборот подействовала на неё положительно. Она внимательно слушала Чарльза и наблюдала за его действиями. Сначала не было ничего заметно, только если сосредоточенное выражение лица профессора. Момент и на его ладони появился шарик, который начал расти. На всякий случай рыжая волчица сделала шаг назад. Стало происходить чудо, похожее на сказку. Шар в конце концов превратился в цветок, а потом из него показалась фея. Волчица удивлённо похлопала глазами, ей очень понравилось наблюдать и стало интересно что же будет дальше. Фея взлетела, порхая своими лёгкими крылышками и устремилась к Рейн. Волчица потянула морду к маленькому иллюзионному существу и оттянула уши назад. Чёрная мочка носа вынюхивала воздух, по которому летало маленькое создание. Никакого яркого запаха. Это подтверждало тот факт, что фея была не настоящая либо не из мира сего. Она ловко обогнула волчицу и исчезла. Рейн вильнула хвостом и повернулась к профессору. Взгляд жёлтых глаз говорил о том, что зрелище было интересным.
Спустя некоторое время, до волчицы дотянулся странный импульс, Рейн невольно склонила голову набок. В волчьем образе некоторые способности проявлялись значительно сильнее. И вот сейчас от профессора исходил аромат, которого не было раньше. Рахна хорошо ощутила, что с ним было что-то не так. Некая тревожность и, вероятно, он испытывал боль.
Эмпатия открывала возможности прочувствовать эмоциональный фон Чарльза. На рыжей мордашке появилось сострадание. Даже в таком облике можно было разглядеть некоторые эмоции Рейн. Она не знала что именно послужило поводом для его беспокойства, но догадывалась, что это как-то связано с его мутацией.
"Может он болен и сейчас ему тяжело проявлять мутацию? Если это так, то, быть может, он правда не читал мои мысли"
Рейн могла лишь догадываться что происходило с профессором на самом деле. Наверняка это было неизвестно.
- Как-то так... Я удивлен, что Мойра не сказал тебе о моей мутации. Наверное боялась, что тогда ты откажется сюда приезжать?
Трансформация набирала новый оборот и остановилась на промежуточном варианте. Теперь вместо волчицы в комнате красовался антропоморф. Волчица решила не перекидываться до конца так как побоялась, что одежда может и не вернуться. Она задумалась об этом только сейчас, хотя до этого без труда она могла возвращать вещи на своё тело, "вытягивая" их из своей шерсти, но иногда что-то шло не так, поэтому Рейн не спешила. А в таком видео говорить было куда легче, чем в волчьем, хоть в шкуре волчицы Рейн чувствовала себя лучше.
-Нет. Мы не говорили с Мойрой Мак Таггерт на эту тему. Хоть она и готовила меня к переезду. Она рассказывала, что Вы добрый и внимательный к своим ученикам и хорошо знаете своё дело.
Рахна подразумевала что под словом "дело" говорилось о даре преподавания. Но она могла и ошибаться.
В воспоминаниях Рейн, Мора подходила к девушке и мягко говорила с ней. В конце концов после многочисленных пауз, решила сообщить, что так будет лучше. Подчёркивала высокую квалификацию профессора, но никогда не говорила про его мутацию. Наверняка решила не подвергать молодую девушку в шок.
Рейн замялась. Её начинало раздражать, что она постоянно боится что-то сказать.
-Профессор, может ли человек измениться? Изменить свой характер? И хорошо контролировать эмоции вместе с мутацией. Ведь всё идёт от мыслей, верно?
Её беспокоил этот вопрос, она знала, что многое зависит от внутреннего мира. Рейн не была маленькой девочкой, поэтому начала терять надежду на изменение себя. Из детей лешко лепить и воспитывать характер. Но можно ли сотворить с такое со взрослым? Она была очень робкой, стеснительной. Это мешало жить. А из-за замкнутости было ещё тяжелее контролировать свои порочные гены. В любой момент зверь мог брать шествие над её разумом, так как из-за зажатости не было и силы воли.
-Были у вас такие ученики, уже в сознательном, не подростковом возрасте, которые из злых становились добрыми и наоборот? Что должно произойти, чтобы заметить колоссальные изменения?
Рейн очень захотелось доверять Чарльзу Ксавьеру, но пока она не могла позволить себе такой роскоши. Не так быстро, не всё сразу.

+1

12

То, как Рейн пыталась обнюхать псионический конструкт, выглядело очень забавно. И весьма показательно – девушка слушала инстинкты своего звериного тела. И при этом совершенно не смущалась такой своей реакции, а это значило, что на четырех лапах вместо двух ног Рейн чувствовала себя комфортно. И это значительно облегчало дальнейшую работу. Одно дело не любить свою мутацию, а совсем другое – не понимать ее и бояться. В первом случае обучение давалось в разы легче.
Кажется, к звериному облику и обостренному чутью прилагалось что-то еще. По крайней мере девушка сразу почувствовала, когда Чарльзу стало больно. Хотя… Хотя обычные животные боль тоже чуяли. Чарльз поспешно отгородился щитом – не хватало еще сваливать свои проблемы на плечи учеников. Как-то это было… стыдно и немного унизительно.
В полуформе Рейн чем-то напоминала Чарльзу Саблезубого. Впрочем, выглядела она не в пример симпатичнее и дружелюбнее. И в отличие от Крида явно была психически стабильна, потому что последний далеко не всегда вел себя адекватно как с точки зрения человека, так и с точки зрения животных. Чарльз немного подождал, предполагая, что девушка обернется полностью, но та, видимо, предпочла остаться в этой форме.
- Рад слышать, что Мойра обо мне столь высокого мнения, - «особенно с учетом того, что ради учеников и их безопасности я и разорвал с ней отношения».Она тоже неплохой учитель. Но ее главная проблема как учителя мутантов – то, что она человек. Как бы сильно она ни старалась понять, что значит быть другим, у нее не получится. Зато она – пример тех людей, кто не делает разницы между человеком и мутантом, и с радостью поддерживает общение и с теми, и с другими. Если они, конечно, не нарушают закон.
Чарльз задумчиво улыбнулся, в очередной раз гадая, а что было бы, если бы он не стер тогда память Мойре. Получилось бы? Вполне возможно. А теперь выходило так, что не зря он послушал свою интуицию. Тогда они бы поженились, а Чарльза перекинула сюда, и… Одно дело – терять друга, с которым видишься в лучшем случае раз в год. И совсем другое – терять любимого человека.
Тем временем Рейн наконец-то начала открываться. Достаточно быстро с учетом того, как недоверчиво она сначала смотрела на Чарльза. Судя по тому, что ее голос едва заметно подрагивал, а сама она явно волновалась, ответ на вопрос был ей очень важен. Только вот, увы, ответа как такового на него не существовало. Чарльз на некоторое время, потом все же утвердительно качнул головой.
- Понимаешь, Рейн… Я искренне верю в то, что не существует злых людей. В один момент своей жизни я был вынужден проникнуть в сознание абсолютно всех людей этой планеты. И ни в ком я не увидел абсолютного зла. Как, впрочем, и добра. Человек рождается на свет с уже готовыми рефлексами и инстинктами, с готовым к восприятию мозгом – но очень юным и гибким сознанием. Да, есть влияние генов, но это не более чем предрасположенность, которая либо выстрелит, либо нет. Очень многое зависит от окружения, - Чарльз сделал небольшую паузу. Почему-то на ум тут же пришел Эрик. У них была одна мечта, один идеальный мир на двоих, одни цели. Вот только концлагерь сделал с Эриком страшную вещь – лишил веры в людей и показал, что все решает сильнейший. И решает чаще всего насилием. Был ли Эрик злым? Нет. Не был. – Озлобляются те, кого бьют. Физически и морально. У кого силой забирают что-то важное. Поэтому я верю в то, что если помочь человеку справиться с болью, комплексами, страхом, воспоминаниями… Если дать ему то, что превратит хаос в его сердце в покой, то все получится. У меня были такие ученики, милая.
И таких было много. Не только детей и подростков. Правда, в школе они не жили – по разным причинам.
- Были те, кто убивал. Те, кто больше походил на зверя, нежели на человека, - «потому что у Логана, например, забрали даже память», - Но и они научились сдерживать инстинкты, справляться с агрессией и доверять тем, кто смог стать им друзьями. Были жертвы системы. Были и те, кто сознательно подавлял свою мутацию так сильно, что это привело к повреждению разума. Но даже это можно исправить.
Чарльз понимал, что Рейн задала вопрос, истинный смысл звучал немного иначе. «Сможете ли вы мне помочь, я ведь уже не ребенок». Ксавьер уже видел ряд проблем, с которыми им предстояло столкнуться. И это были не те проблемы, которые при должном умении и, главное, желании, нельзя было решить.
- Для того, чтобы измениться, не нужно ничего сверхъестественного. Желание. Терпение. Упорство. И те, кто поможет. Но главное – желание. С взрослыми даже проще. Дети…не всегда понимают, почему чье-то «надо» должно быть важнее их «хочу». Им приходится многое пояснять, но не все умеют слушать. С подростками еще сложнее. Гормоны, максимализм в наивысшем его проявлении – их организм меняется, в том числе и мозг, поэтому подросткам для начала нужно поверить в то, что то или иное изменение действительно им нужно. – Чарльз чуть-чуть прищурился и улыбнулся. – Что ты хочешь в себе изменить, Рейн? И почему?

+1

13

Внезапно Волчица перестала чувствовать эмоции мутанта. Словно невидимая стена появилась и приглушила всю волчью эмпатию. Странное чувство. Вот ты ощущал особые волны, а тут раз...и всё исчезло.
Рейн очень внимательно слушала профессора и размышляла в ходе разговора о том, что во многом он прав. Злость являлась лишь маской боли. Все те, кого обиали и подавляли в конце концов становились агрессивными. А некоторые даже неуправляемыми. Такое происходило и с Рахной Синклер. Общество, когда видят беспомощного ребёнка, который смотрит на всех со страхом, начинает прессовать. Вот только глупые люди не понимают, что здесь таится. Самое страшное - это загнать зверя в угол. Тогда он начинает понимать, что деваться ему некуда и терять, возможно, тоже. И тогда совершается нападение, ход которого непредсказуем. Жизнь сделала девушку замкнутой, недоверчивой и временами агрессивной, опасной для обидчиков. Она хотела научиться доверять и общаться, пусть даже не с лёгкостью, но хотя бы не ощущая дискомфорта. Так, как можно было общаться с Мойрой. Человеком с большой буквы.  Но и здесь Чарльз был абсолютно прав: она не могла прочувствовать Рейн просто потому, что не была как она. На неё никто не показывал пальцем, не бросал ненавистные взгляды в её сторону. Может и говорили о ней за спиной, но по большей части уважали, хоть могли не понимать зачем она возится с мутантами.
Профессор рассказывал о том, что измениться возможно, было бы желание. А оно у девушки было. Но хватит ли упорства для этого и уже весьма подорванной силы воли? Рейн ощущала, что ей могут помочь. Только уже не с помощью эмпатии, а благодаря внутреннему душевному чувству. Она была рада такому собеседнику, он вселял надежду. Ему суждено было изменить судьбы многих мутантов. Казалось, что его терпению хватит на всё и он доживёт до того дня, когда простые люди и мутанты будут лучшими друзьями, будут ходить в одну школу. И, главное, не бояться друг друга. Как бы комично это не звучало, но так оно и было: люди боялись мутантов, а последние опасались первых. И каждый думал, что следующий является самой страшной угрозой. Хотя Волчица и не верила в лучший исход всемирных событий. Но профессор был единственный, по её мнению, кто мог бы предотвратить любую войну и сдружить кого угодно. Хотя девушку не покидало чувство, что где-то есть подвох и сейчас вот-вот он всплывёт и развеет все её иллюзии по поводу этого могущественного мутанта.
– Что ты хочешь в себе изменить, Рейн? И почему?
Рахна изначально задала вопрос, на который хотела услышать ответ. И она его получила. Но вот на встречный вопрос ответить оказалась не готова. Так много хотелось рассказать профессору. Обо всём, что её тревожит. Хотя это и не изменило бы ничего. Для того, чтобы залечить раны нужно время.
-Есть черты, которые хотелось бы изменить, но раньше мне этого не удавалось, - уклончиво ответила Рейн.
За дверью был слышен детский смех и резвый бег. Это подтолкнуло девушку на продолжение трансформации. В любой момент могли заглянуть мутанты ради любопытства. А Рейн не хотела сейчас никому показываться в таком виде. Попытка концентрации оказалась не самой удачной. Футболка сбоку внизу и со спины оказалась надорвана. Рейн повезло, что лоскутки от одежды оказались не на пикантных местах, но девушка всё равно засмущалась. Ей не всегда удавалось контролировать свою мутацию и всё делать идеально, как хотелось бы. А в те моменты, когда она нервничала, миссия была невыполнима.
Только сейчас Рейн подумала о том, что зря она так переживала, ведь кроме профессора никто не знал, что в эту комнату заселились. А если кто ещё и знал, то не зашёл бы.
Желая отвести взгляд от конфуза, она завела руки за спину для того, чтобы хоть немного скрыть оторванные куски ткани и покосилась на окно. Там сверкнула некая красная вспышка. Быстро появилась и исчезла. Рейн вздрогнула от неожиданности.
-Здесь так много мутантов.
В голове был рой с кучей вопросов и восклицаний вместо пчёл. Неизвестная девушка пролетела мимо окна комнаты. Рейн проводила её взглядом, словно та была аквариумной рыбкой. Оказавшись здесь человек, он мог сойти с ума. Но Рейн была мутантом, таким же как и все здесь находящиеся. И ей было любопытно. Одна часть души хотела движения, исследовать здесь всё вокруг, а другая забиться в угол кровати и отдохнуть от потока информации.

+1

14


- Есть черты, которые хотелось бы изменить, но раньше мне этого не удавалось.

- Такие черты есть у всех. Так или иначе... Ладно, об этом мы с тобой поговорим потом, когда ты чуть привыкнешь и будешь готова заниматься. Наши с тобой частные уроки будут проходить примерно так, - Чарльз ненадолго задумался, прикидывая примерный план и сроки. - Первые несколько встреч мы будем просто говорить. Ты расскажешь мне о том, что ты любишь и ненавидишь. Расскажешь о своих страхах и проблемах, и мы вместе найдем оптимальный метод дальнейших занятий. В случае твоей мутации тренировки будут обязательны. Как в спортзале, так и на пересеченной местности. Но я скажу тебе сразу - вполне вероятно, что мне придется посмотреть твой разум изнутри. Это не страшно и не больно. Ну а чтобы не было обидно, я разрешу тебе задавать мне любые вопросы, на которые я отвечу максимально честно... Но это потом. А сейчас…
Громкий шум в коридоре на какое-то время отвлек внимание. Чарльз быстро прошелся по поверхностным мыслям находящихся по близости детей – по привычке, чтобы убедиться, что все в порядке. За это время Рейн успела принять человеческий облик. Чарльз окинул ученицу взглядом, отметил, что ее явно смущает не совсем удачная трансформация одежды и из вежливости развернул коляску. Зачем лишний раз нервировать еще не привыкшую к обстановке девушку?
- В ванной есть халат. Или, если хочешь, переоденься, я могу отвернуться… И все же у тебя удивительная мутация. Управление материей, причем не только своего тела, но и той, которая находится в контакте с ним. Но ты не метаморф, как Рейвен… видимо, вторая форма генетически детерминирована. А одежду ты любую можешь воссоздать или только ту, что была на тебе в момент трансформации?
Вообще, Чарльз не ожидал ответов на эти вопросы прямо сейчас. Это скорее были размышления вслух, отчасти вызванные его непосредственным интересом к мутации новой ученицы, и отчасти призванные несколько отвлечь ее от конфуза с одеждой.
-Здесь так много мутантов.
- А то… Если честно, я пока не знаю точное количество учеников. Я вернулся только вчера, причем после… долгого отсутствия, – «ну, сорок лет – это очень долгое отсутствие» - Но навскидку сейчас в особняке проживает более полутора сотен учеников и учителей. И насколько я знаю, не все еще вернулись с летних каникул, а один класс отправился на экскурсионный тур в Европу.
Чарльз, признаться, и сам удивился количеству учащихся. В его время количество детей в школе никогда не превышало пятидесяти. Только если Рейн такая толпа, судя по всему, немного пугала, то Чарльз наоборот находится в восторге.  У него ведь получилось. В итоге получилось.
- Я тебя сейчас оставлю. Тебе нужно разобрать вещи и отдохнуть с дороги. Ты можешь ходить везде, где хочешь. Только, пожалуйста, не выходи за ворота… Ужин будет в семь. Надеюсь, ты присоединишься к нам? А в восемь тридцать лично у меня вечерняя прогулка. Если хочешь, можешь составить мне компанию. Покажу тебе территорию. Уверен, тебе понравится наш лес и озеро.

0

15

А одежду ты любую можешь воссоздать или только ту, что была на тебе в момент трансформации?
-Только ту, что находилась на мне до трансформации.
Рейн понравилась идея, касающаяся халата и извинившись, девушка проскользнула в ванну. Вышла оттуда она уже в белом махровом одеянии. Переодеваться было как-то не культурно, даже если за ней не станут подсматривать. Девушка поправила рыжие волосы, забившиеся под халат и обратила внимание на профессора. Как было странно, что на неё не нападали с тонной уроков, а решили подойти с другой стороны. Для начала душевные разговоры. Да, так они научатся понимать друг друга. И Рейн постепенно узнает новый мир, состоящих из мутантов. Со стороны поместье смотрелось как обычная школа для вундеркиндов. Одарёнными ведь могут быть и обычные люди. Но на самом деле всё было совсем не так, как кажется на первый взгляд.
-Профессор, а обычные люди знают об этом месте? Они думают, что здесь находятся очень умные люди?  Они приходят сюда с проверками?
Поток вопросов сыпался водопадом, но девушке было интересно знать, как им всем удаётся здесь так просто существовать. Плюс чтобы окружающие не донимали. Рейн внимательно смотрела на Чарльза своими большими зелёными глазами.
На улице ярко светило солнце, но веки слипались и девушку клонило в сон. Такой поток информации надо было переварить. Происходящее сильно утомило девушку, она в самом деле устала с дороги до такой степени, что стоило ей закрыть глаза и она бы сразу погрузилась в сон. Это понимал и профессор.
Ты можешь ходить везде, где хочешь. Только, пожалуйста, не выходи за ворота…
Любопытство читалось в её глазах. Как же не выходить за ворота, если там была связь с внешним миром. К тому же, здесь довольно близко простирался лес, а это было любимое "развлечение".
-Пожалуй, Вы правы. Мне действительно нужно прийти в себя после такого, - девушка добродушно улыбнулась. -Я спущусь к семи и была бы рада прогуляться по территории, ознакомиться.
Девушка поёжилась. Совсем скоро она начнёт общение с другими мутантами. Это было волнительно.
-До вечера, профессор!
Рейн уже озиралась на вещи, которые ей предстояло перебрать. А в промежутке между разборками она собралась вздремнуть на часок-другой.

+1

16

У Рейн было много вопросов. Очень много. Что, несомненно, не могло не радовать Чарльза. Девушка явно оживилась, причем после демонстрации мутации замыкаться в себе не стала, что по само по себе было уже хорошим знаком. Значит, освоится – в остальных учениках Чарльз не сомневался. Конечно, его самого они приняли с откровенной опаской, а многие и вовсе находились в шоке. Но между собой дети общались достаточно дружелюбно, а все ссоры, которые успел заметить Чарльз, никак не касались их природы. В основном, дело было в личных предпочтениях и типичных любовных ссорах. Как и у всех нормальных подростков.
- Вечером я отвечу на все твои вопросы. А сейчас мне нужно идти. Увидимся за ужином, Рейн.
…На ужин Чарльз опоздал – разговор со Скоттом занял больше времени, чем ожидал Чарльз. На данный момент именно Саммерс был директором, и, само собой, он прежде всего хотел убедиться, что Чарльз тот, за кого себя выдает. Потом они очень долго обсуждали насущные проблемы и возились с документами – Чарльзу требовалось восстановить право собственности. Директорское место Скотт сразу же вернул Ксавьеру, но Чарльз настоял на совместной работе. В конце концов, ему требовалось освоится и в новой школе, и в этом мире. Так что обязанности они честно поделили, а команда Икс на ближайший месяц по-прежнему осталась целиком и полностью на совести Скотта. Конечно, телепатические контакты со Скоттом и Хэнком помогли Чарльзу за минуты узнать и запомнить все то, что произошло за сорок лет. Но одно дело – знать, а другое – привыкнуть.
Аппетита у Чарльза особого не было. Тяжелый день и непрекращающаяся головная боль не способствовали хорошему самочувствию, поэтому с ужина Чарльз сбежал раньше, чем дети. Успев при этом заметить, что негласное шефство над Рейн взяли Китти и Бобби. И, кажется, уже уболтали ее по самое «не хочу». Но судя по улыбкам, разговор все же клеился.
… вечером к свитеру Чарльза добавился еще и плед. Терморегуляция Ксавьера после препаратов оставляла желать лучшего, да и так было несколько уютнее. Чарльз ждал Рейн на террасе, возле спуска к пруду.
- Еще раз здравствуй, милая. Надеюсь, ужин тебе понравился.  Сегодня было не так уж много народа… Прогуляемся? Заодно отвечу на те твои вопросы, на которые не успел.
Чарльз направил коляску к пандусу, одновременно начиная рассказывать.
- Люди знают, что здесь обучают мутантов. Конечно, не все этому рады, поэтому иногда у ворот проходят митинги, но все эти проблемы решаются мирно по мере их возникновения. У нас есть разрешение на создание этой школы. Территория охраняется особыми технологиями, плюс везде есть ограда, кроме территории озера. Но система защиты есть и на воде. Так как это – частная собственность, проникновение на нее карается достаточно строго. Люди к нам не лезут.  К тому же нас окружают не только враги, но и друзья…
Чарльз вкратце рассказал Тессе о том, что сам совсем недавно узнал – о Ши’ар и их технологиях, о подземных ангарах, бомбоубежищах, телепортах и выходах эвакуации. И даже на схеме показал – Эрик выдал ему планшет, куда Чарльз прежде всего перекачал имеющиеся планы и схемы. Потом Ксавьер рассказал уже подробнее об учебных классах, программах и текущих дополнительных занятиях.
- …ну а теперь, наверное, перерыв? Давай прогуляемся до охотничьего домика. Он очень нравился Мойре. Думаю, тебе тоже понравится. Обычно он закрыт, но ключи всегда можно взять в директорской. Туда часто уходят как ученики, так и учителя, когда ходят подумать и немного отдохнуть от шума.

0


Вы здесь » World of Marvel: a new age begins » Личные эпизоды: прошлое и будущее » [28.06.2015] И чему вас учат в школе?